на главную

ПРОЩАНИЕ (2019)
FAREWELL, THE

ПРОЩАНИЕ (2019)
#40054

Рейтинг КП Рейтинг IMDb
  

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Трагикомедия
Продолжит.: 100 мин.
Производство: США
Режиссер: Lulu Wang
Продюсер: Daniele Tate Melia, Marc Turtletaub, Peter Saraf, Andrew Miano, Chris Weitz, Jane Zheng, Lulu Wang, Anita Gou
Сценарий: Lulu Wang
Оператор: Anna Franquesa Solano
Композитор: Alex Weston
Студия: Ray Productions, Big Beach, Kindred Spirit, Depth of Field, Seesaw

ПРИМЕЧАНИЯдве звуковые дорожки: 1-я - проф. закадровый многоголосый перевод (Мельница / A-One / iTunes); 2-я - оригинальная (Mul) + субтитры.
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Shuzhen Zhao ... Nai Nai
Awkwafina ... Billi
X Mayo ... Suze
Hong Lu ... Little Nai Nai
Hong Lin ... Doctor Wu
Tzi Ma ... Haiyan
Diana Lin ... Lu Jian
Yang Xuejian ... Mr. Li
Becca Khalil ... Shirley
Yongbo Jiang ... Uncle Haibin
Han Chen ... Hao Hao
Aoi Mizuhara ... Aiko
Xiang Li ... Aunty Ling
Hongli Liu ... Aunty Gao
Shimin Zhang ... Michael
Jing Zhang ... Gu Gu
Jinhang Liu ... Bao
Xi Lin ... Wedding Coordinator
Shi Lichen ... Big Chef
Lin Wang ... Reception at Massage Parlor
Xin Yue ... Masseuse #1
Xiaoxiao Sun ... Masseuse #2
Dong Li ... Gu Fu
Puxia Qin ... Little Gu Gu
Ruiqi Wang ... Little Gu Fu
Jim Liu ... Doctor Song
Yuqiu Geng ... Funeral Cryer
Yuzhuo Wang ... Ye Ye
Shouchang Xiao ... General Ma
Yonghua Zhao ... General Fu
Zuohai Jiang ... General Zhu
Xinyang Lv ... Teenage Girl #1
Jing Chen ... Teenage Girl #2
Weifeng Sun ... Copy Center Boss

ПАРАМЕТРЫ частей: 1 размер: 3108 mb
носитель: HDD4
видео: 1280x536 AVC (MKV) 3500 kbps 23.976 fps
аудио: AC3-5.1 384 kbps
язык: Ru, Mul
субтитры: Ru, En, En (forc)
 

ОБЗОР «ПРОЩАНИЕ» (2019)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

Начинающая писательница Билли (Аквафина) живет в Бруклине, но поддерживает тесную связь с бабушкой из Китая, которую она ласково зовет Най-Най (Чжоу Шучжэнь). Еженедельные звонки не предвещают беды - о ней Билли сообщают родители (Ма Ци, Диана Линь). У Най-Най обнаружили рак легких в терминальной стадии, но из-за традиции ей ничего не расскажут о диагнозе. Ради, возможно, последней встречи с бабушкой в Китае организовывают подставную свадьбу ее внука (Чэнь Хань), чтобы все семейство могло приехать, не вызывая подозрений. Билли понимает, что все это неправильно, но все равно летит на родину, чтобы попрощаться... (Алихан Исрапилов)

ПРЕМИИ И НАГРАДЫ

ЗОЛОТОЙ ГЛОБУС, 2020
Победитель: Лучшая женская роль (комедия или мюзикл) (Аквафина).
Номинация: Лучший фильм на иностранном языке.
БРИТАНСКАЯ КИНОАКАДЕМИЯ, 2020
Номинация: Лучший фильм не на английском языке (Лулу Ванг, Даниэль Тейт Мелиа).
НЕЗАВИСИМЫЙ ДУХ, 2020
Победитель: Лучший художественный фильм (Анита Го, Даниэль Тейт Мелиа, Эндрю Миано, Питер Сараф, Марк Тертлтауб, Лулу Ванг, Крис Вайц, Джейн Чжэн), Лучшая женская роль второго плана (Чжоу Шучжэнь).
МКФ В ПАЛМ-СПРИНГС, 2019
Победитель: Премия «Перспективные режиссеры» (Лулу Ванг).
МКФ В ВАЛЬЯДОЛИДЕ, 2019
Победитель: Премия молодежного жюри (Лулу Ванг).
Номинация: Главный приз «Золотой колос» (Лулу Ванг).
ПРЕМИЯ «ХЛОТРУДИС», 2020
Номинации: Лучший режиссер (Лулу Ванг), Лучший сценарий (Лулу Ванг), Лучший актерский состав, Лучшая актриса второго плана (Чжоу Шучжэнь).
КФ В СТОКГОЛЬМЕ, 2019
Номинация: Премия «Impact» (Лулу Ванг).
МКФ В САНТА-БАРБАРЕ, 2020
Победитель: Премия «Виртуоз» (Аквафина).
КФ В АТЛАНТЕ, 2019
Победитель: Приз зрительских симпатий (Лулу Ванг).
ПРЕМИЯ «ГОТЭМ», 2019
Победитель: Лучшая актриса (Аквафина).
Номинации: Лучший художественный фильм (Лулу Ванг, Даниэль Тейт Мелиа, Марк Тертлтауб, Питер Сараф, Эндрю Миано, Крис Вайц, Джейн Чжэн, Анита Го), Лучший сценарий (Лулу Ванг), Приз зрительских симпатий (Лулу Ванг, Даниэль Тейт Мелиа, Марк Тертлтауб, Питер Сараф, Эндрю Миано, Крис Вайц, Джейн Чжэн, Анита Го).
КФ «CINETOPIA», 2019
Победитель: Приз зрительских симпатий (Лулу Ванг).
ПРЕМИЯ АМЕРИКАНСКОГО ИНСТИТУТА КИНОИСКУССТВА, 2020
Победитель: Лучшая десятка фильмов.
КФ «САНДЭНС ЛОНДОН», 2019
Победитель: Приз зрительских симпатий (Лулу Ванг).
ПРЕМИЯ «СПУТНИК», 2019
Победитель: Лучшая актриса (комедия или мюзикл) (Аквафина).
Номинации: Лучший фильм (комедия или мюзикл), Лучший сценарий (Лулу Ванг), Лучшая актриса второго плана (Чжоу Шучжэнь).
КФ «HEARTLAND», 2019
Победитель: Премия «Truly Moving Picture» (Лулу Ванг, «A24»).
ПРЕМИЯ «GOLDEN SCHMOES», 2019
Номинации: Лучшая актриса (Аквафина), Актерский прорыв (Аквафина).
АССОЦИАЦИЯ ОНЛАЙН-КИНО И ТЕЛЕВИДЕНИЯ, 2020
Победитель: Актерский прорыв (Аквафина).
Номинации: Лучший фильм (Даниэль Тейт Мелиа, Питер Сараф, Марк Тертлтауб, Эндрю Миано, Крис Вайц, Джейн Чжэн, Лулу Ванг, Анита Го), Лучший фильм на иностранном языке (США), Лучший сценарий (Лулу Ванг), Лучшая актриса (Аквафина), Лучшая актриса второго плана (Чжоу Шучжэнь).
МЕЖДУНАРОДНАЯ ПРЕМИЯ ОНЛАЙН-КИНОТЕАТРОВ (INOCA), 2020
Номинация: Лучшая актриса второго плана (Чжоу Шучжэнь).
НАЦИОНАЛЬНЫЙ СОВЕТ КИНОКРИТИКОВ США, 2019
Победитель: Лучшая десятка независимых фильмов.
КИНОПРЕМИЯ «ВЫБОР КРИТИКОВ», 2020
Номинации: Лучшая комедия, Лучший сценарий (Лулу Ванг), Лучшая актриса (Аквафина), Лучшая актриса второго плана (Чжоу Шучжэнь).
ОБЩЕСТВО ОНЛАЙН-КИНОКРИТИКОВ, 2020
Номинации: Лучшая актриса (Аквафина), Лучшая актриса второго плана (Чжоу Шучжэнь).
АССОЦИАЦИЯ КИНОКРИТИКОВ ЛОС-АНДЖЕЛЕСА, 2019
Номинация: Лучшая актриса второго плана (Чжоу Шучжэнь).
АМЕРИКАНСКОЕ ОБЩЕСТВО СПЕЦИАЛИСТОВ ПО КАСТИНГУ, 2020
Номинация: Премия «Artios» за лучший подбор актерского состава для художественного фильма (комедия) (Лесли Ву).
ПРЕМИЯ КИНОМОНТАЖЕРОВ США, 2020
Номинация: «Эдди» за лучший монтаж художественного фильма (комедия) (Майкл Тейлор, Мэтт Фридман).
ВСЕГО 33 НАГРАДЫ И 157 НОМИНАЦИЙ (на 29.07.2020).

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

Вторая режиссерская работа Лулу Ванг (род. 1983 https://en.wikipedia.org/wiki/Lulu_Wang_(filmmaker)) в полнометражном кино.
В основе сценария семейная история Лулу Ванг. В 2013 году, занимаясь монтажом своего дебютного полнометражного фильма «Посмертный» (2014 https://www.imdb.com/title/tt2463154/), Лулу узнала, что ее бабушке (по отцовской линии), которая живет в китайском городе Чанчунь, поставили смертельный диагноз (рак легкого на 4-й стадии). Тетя и родители Лулу решили скрыть от бабушки заключение врачей. Это означало, что, Лулу также должна была принимать участие в обмане. Семья искренне верила, что эта ложь во благо: таким образом они давали бабушки шанс прожить последние дни в семейном кругу и в счастливом неведении. Но проникнуться этой идеей Лулу не могла: "справедливо ли обманывать эту умную и сильную женщину..?" Однако, чтобы сохранить мир в семье, она решила подыграть.
Вступительные титры и слоган фильма: «Based On An Actual Lie» («Основано на реальной лжи»).
Историю о своей бабушке (под названием «What You Don't Know»/«Чего ты не знаешь») Лулу Ванг рассказала в одном из выпусков (22 апреля 2016) еженедельной радиопередачи «Эта американская жизнь» (https://en.wikipedia.org/wiki/This_American_Life). Слушать - https://www.thisamericanlife.org/585/in-defense-of-ignorance/act-one-7. Рассказ заинтересовал Криса Вайца (род. 1969 https://en.wikipedia.org/wiki/Chris_Weitz), который стал одним из продюсеров проекта.
Лулу Ванг: "Когда я писала сценарий, мне хотелось больше сфокусироваться на эмоциональной стороне и передать такое состояние, в котором ты не знаешь, засмеешься ли ты или заплачешь в следующую минуту. Одновременно у меня появлялось множество идей о том, как все должно выглядеть визуально, как оформить этот микс комичного и трагичного".
Как и героиня Аквафины (род. 1988 https://en.wikipedia.org/wiki/Awkwafina), Лулу Ванг родилась в Китае, а в 6 лет с родителями переехала в США. Будучи студенткой, она несколько раз приезжала в Китай и в течении семестра училась в Пекине. Лулу видела, насколько сильно отличался современный Китай от страны из ее детских воспоминаний.
Эмигранты зачастую более бережно относятся к национальным традициям, чем их соотечественники на родине. Многие американцы китайского происхождения придерживаются традиций, которые в Китае уже практически забыты. Если вы миллениал и живете в Шанхае, ваша жизнь сверхсовременна и высокотехнологична, и она контрастирует с жизнью в чайнатаунах американских городов. Поэтому "возвращение в Китай для Билли - культурный шок: это давно не то место, которое она помнит" - Лулу Ванг.
Най-Най в переводе с китайского - «бабушка».
Чжоу Шучжэнь (род. 1934 https://en.wikipedia.org/wiki/Zhao_Shu-zhen) - известная в Китае театральная актриса. Лулу Ванг пришлось лично умолять ее сыграть Най-Най. Это вторая работа Шучжэнь в кино.
Первоначальный вариант сценария был полностью на английском. Но Ванг хотела, чтобы семья Билли в Китае общалась на родном языке: это подчеркивает, что Билли сталкивается с трудностями уже на уровне коммуникации с родными. Сама Ванг свободно говорит на китайском, но писать практически не умеет, поэтому ей пришлось воспользоваться помощью родителей и профессиональных переводчиков. "Я попросила родителей помочь мне сделать текст более аутентичным", - рассказывает Лулу Ванг. - "Их помощь была неоценимой, потому что они не только владеют языком, но и знакомы с прототипами главных героев и знают как те разговаривают в реальной жизни".
Билли большую часть времени находится в состоянии "обескураженного бессилия" и ломает все стереотипы о главных героях. Они "должны быть активными и действовать, но история Билли скорее о том, как стать безучастным", - размышляет Лулу Ванг. "Билли хочет изменить ситуацию, но не может, ей нужно принять это. Поэтому главным для меня было создать постоянный конфликт вокруг ситуации, чтобы зритель почувствовал напряжение от того, как ты просыпаешься каждый день с диким желанием рассказать своей бабушке одну вещь, но не можешь этого сделать".
Различия между американской и китайской культурами, различия между поколениями порождает множество конфликтов, которые Билли пытается преодолеть. "Мне было очень интересно изучить столкновение ценностей, это характерно для каждой семьи, но особенно для семьи эмигрантов" - Лулу Ванг.
Лулу Ванг: "Основой многих фильмов о семейных секретах является тот катарсис, который возникает после того, как открывается правда. Я хотела избежать этого. Я не добивалась осуждения кого-либо из персонажей или принятого семьей решения не говорить бабушке правду. В этой семье нет плохих людей. Для меня эта история стала возможностью поговорить о том, как мы выражаем свою любовь, какие культурные и индивидуальные различия могут проявляться в семье и как они влияют на внутреннюю коммуникацию, особенно в межкультурных семьях. Если люди не выражают любовь в том виде, в котором ты хочешь или ожидаешь услышать, это совершенно не означает, что они тебя не любят. Очень часто самые важное в семье остается невысказанным".
Начало съемок: июнь 2018.
Бюджет: $3,000,000.
Место съемок: Чанчунь (https://en.wikipedia.org/wiki/Changchun Китай); Нью-Йорк (США).
Фильм снимали в том же районе Чанчуня, где жила бабушка Лулу Ванг.
Двоюродная бабушка Лулу Ванг - Лу Хун сыграла саму себя (младшую сестру Най-Най).
В интервью журналу «Filmmaker» (https://filmmakermagazine.com/106891-make-this-conversation-in-a-small-room-with-white-walls-work-dp-anna-franquesa-solano-on-the-farewell/) оператор Анна Франкуеса Солано (род. 1984 https://www.annafranquesasolano.com/; https://www.imdb.com/name/nm4266643/) рассказала, что ее вдохновляли картины «Пешком-пешком» (2008 https://www.imdb.com/title/tt1087578/) Хирокадзу Корээды и «Форс-мажор» (2014 https://www.imdb.com/title/tt2121382/) Рубена Эстлунда. "Однако главным источником вдохновения для меня было время, проведенное с семьей Лулу в их доме в Чанчуне", - Солано.
Картину снимали камерой Arri Alexa Mini с объективами Zeiss Master Prime.
Кадры фильма: https://www.moviestillsdb.com/movies/; https://www.yo-video.net/fr/film/5df1e24f48d3cd331cab4986/affiches-photos/; https://www.blu-ray.com/The-Farewell/1085250/#Screenshots; https://www.moviestillsdb.com/movies/the-farewell-i8637428; https://www.filmdienst.de/film/details/593927/the-farewell#bilder; https://www.epd-film.de/galerien/farewell-2019; https://outnow.ch/Movies/2019/Farewell-I/Bilder/.
Транспортные средства, показанные в картине - http://imcdb.org/movie.php?id=8637428.
Саундтрек: 1. The Lie; 2. Arrival; 3. Changchun; 4. Come Healing - Elayna Boynton; 5. Why Aren't You Talking?; 6. Grandma on the Roof; 7. Umbrellas; 8. Hotel Best; 9. Pathetique; 10. Nai Nai; 11. Caro Mio Ben - Hyesang Park & Lulu Wang; 12. Ye Ye; 13. Billi; 14. Family; 15. Senza Di Te (Without You) - Fredo Viola.
В фильме звучат песни и музыкальные композиции: Funk Paradise; Dangerous - Bryan Steele feat. Britt Savage; Shi Jie Liang Yuan - Mindia Luo; Killing Me Softly with His Song; Takeda No Komuriuta - Han Chen & Aoi Mizuhara; Music Makes You Jump.
Информация об альбомах саундтреков - https://www.soundtrack.net/movie/the-farewell-2019/.
В «Прощании» есть отсылка к ленте «Козерог один» (1977 https://www.imdb.com/title/tt0077294/) - анекдот о маме на крыше.
Финальные титры: «Через шесть лет после постановки диагноза бабушка все еще с нами...».
Премьера: 25 января 2019 (Кинофестиваль «Сандэнс»); начало проката: 12 июля 2019 (США).
Название в китайском прокате: «Не говори ей».
Трейлер: https://youtu.be/RofpAjqwMa8, https://youtu.be/IzaRB3_PQ4s; рус. - https://youtu.be/8u6Zd6-l_Gs, https://youtu.be/-DJULK1VZeU.
Официальные сайты и стр. фильма: https://a24films.com/films/the-farewell; http://a-onefilms.com/the_farewell/; http://farewell-movie.com/; http://twitter.com/thefarewell; http://instagram.com/thefarewell; http://fb.com/thefarewell; http://mynainai.com/.
Обзор изданий картины - https://www.blu-ray.com/The-Farewell/1085250/#Releases.
«Прощание» на Allmovie - https://www.allmovie.com/movie/v713644.
"Проницательный и смешной" - The New York Times; "Один из самых трогательных фильмов за всю историю 'Сандэнса'" - Rolling Stone; "Абсолютно универсальная история. Тронет каждое сердце" - New York Post.
На Rotten Tomatoes у «Прощания» рейтинг 98% на основе 324 рецензий (https://www.rottentomatoes.com/m/the_farewell_2018).
На Metacritic фильм получил 89 баллов из 100 на основе рецензий 47 критиков (https://www.metacritic.com/movie/the-farewell).
«Прощание» входит в список «Лучшие фильмы» по версии сайта Rotten Tomatoes.
Бывший президент США Барак Обама назвал «Прощание» одним из своих любимых фильмов/телесериалов 2019 года (https://variety.com/2019/film/news/barack-obama-favorite-movies-tv-shows-2019-1203453173/).
Рецензии: https://www.mrqe.com/movie_reviews/the-farewell-m100125976; https://www.imdb.com/title/tt8637428/externalreviews.
Интервью с создателями фильма: https://youtu.be/nmqKTsffXsU; https://youtu.be/iV6i8-zLAck.
Лулу Ванг о своей картине (англ.): https://youtu.be/Put9B1GZodI; https://youtu.be/xJgCnjeDW2A; https://youtu.be/MYsJWX6-PDc; https://youtu.be/_V4Eu4QZnNg.
Аквафина о «Прощании» и своей роли (англ.): https://youtu.be/-CuADGDtjis; https://youtu.be/0y8A1GHJIcY; https://youtu.be/7y25RLo5nGE; https://youtu.be/UXwU3SUlu9M.

"Прощание": Правда или вымысел? Реальность против Голливуда. [...] Чья история перенесена на экран в "Прощании"? Лента основана на реальной истории сценаристки и режиссера Лулу Ванг. Бабушке Лулу был диагностирован рак, но семья решила скрыть это от нее и попыталась скрасить последние дни старушки, устроив праздник. Ванг рассказала об этом в апреле 2016 года в одном из выпусков популярного подкаста This American Life, история вызвала интерес у студии и продюсеров, и Лулу было сделано предложение сделать об этой странице ее жизни кино. В фильме имя Лулу было изменено на Билли.
Когда был поставлен страшный диагноз? Впервые у бабушки Лулу Ванг рак легкого был диагностирован в 2013 году, причем обнаружилась болезнь на четвертой стадии, так что хирургической вмешательство было уже бесперспективно. 80-летней Най-Най (бабушка по-китайски) врачи о своих выводах говорить не стали, а сообщили ее двоюродной сестре и через нее остальной семье. Родные попытались перепроверить анализы в других лабораториях, но итоги везде были одинаковыми.
Кто сообщил о болезни бабушки живущей в Америке Лулу? Ей позвонила мама. И мама запретила Лулу Ванг рассказывать бабушке о ее диагнозе, каким бы правильным и честным это ни казалось внучке.
Сколько времени, по мнению врачей, оставалось жить Най-Най после обнаружения рака? Прогнозы докторов были неутешительны - старушке давали три месяца на прощание близкими. Но жизнь внесла свои коррективы, и в конце фильма "Прощание" вы можете увидеть титр: "Через шесть лет после постановки диагноза бабушка все еще с нами..." Кажется, это является лучшим подтверждением правдивости фразы, произнесенной в картине: "Люди умирают не от рака, их убивает страх перед болезнью".
А законно ли скрывать диагноз от смертельно больного человека? В Китае - да. В отличие от западных стран, в Азии несколько иначе относятся к жизни человека, по восточным традициям жизнь принадлежит не отдельному индивидууму, а является составной частью большой семьи. И действительно, в Китае врачи предпочитают сообщить страшный диагноз членам семей, которые уже сами решают доводить ли эти печальные сведения до больного. Кроме того, в Китае считается, что физическое здоровье напрямую связано с психологическим комфортом, поэтому тягостные новости лишь ухудшают положение и убивают быстрее, чем онкология. С другой стороны, утаивание диагнозов порой имеет и отрицательное воздействие - не имеющие представления об истинном положении вещей больные иногда не придерживаются назначенных курсов лечения, не поддерживают физическую форму и не соблюдают диету, что время от времени усугубляет болезнь. Однако, все это следствие китайской культуры, где смерть является одной из наиболее табуированных тем, и говорить о ней не принято даже внутри семьи. Даже составление завещания в Китае - большая редкость. Считается, что даже такое упоминание своей возможной кончины притягивает несчастья и накладывает проклятие.
Противостояла ли Лулу решению своей семьи скрыть диагноз от бабушки? Да. "Я очень точно передала в фильме то, что чувствовала в свое время сама", - рассказала Ванг в интервью. - "Лжи нет никакого оправдания!" Это связано с тем, что Лулу Ванг не воспитывалась в Китае, и на нее не давили традиции азиатской культуры - с шести лет она проживала с родителями в Америке и ничего не знала о том, что диагноз можно скрывать, в США это запрещено.
Кто принял решение сохранять диагноз в тайне от больной? Как это и показано в фильме "Прощание", инициатива того, чтобы скрыть диагноз, исходила от сестры Най-Най, двоюродной бабушки Лулу Ванг по имени Хон Лу. В реальности, действительно, отец Лулу выступал против обмана, так как тоже достаточно долго прожил в Америке, но затем уступил старшим родственницам и согласился уважать китайские традиции. Хон Лу, по рассказам Лулу Ванг, была близка с Най-Най с самого детства, они прожили вместе всю свою жизнь и всегда заботились друг о друге. Никто не знал бабушку Лулу лучше ее сестры, и именно она первой узнала о диагнозе. Хон Лу сказала, что печальная новость принесет больной только страх и депрессию, что ускорит течение болезни. Любопытно, что Лулу Ванг удалось привлечь в фильм на роль сестры бабушки ее реальный прототип - да-да, Хон Лу играет сама Хон Лу, двоюродная бабушка режиссера.
Действительно ли реальные родственники бабушки устроили поддельную свадьбу, чтобы проститься с ней? Это правда лишь отчасти. На самом деле, один из двоюродных братьев Лулу Ванг женился на японке незадолго до того, как стало известно о страшном диагнозе. Праздник бракосочетания в Китае молодожены хотели устроить только через год, но на семейном совете было решено перенести церемонию и провести ее через пару недель, чтобы быть уверенными, что бабушка еще будет жива. "Наш план был очень прост", - говорит Лулу Ванг. - "Под свадебный банкет была замаскирована гигантская прощальная вечеринка, на которой каждый мог проститься с Най-Най и не выдать истинных причин своего приезда". Как это показано в фильме, родители Лулу, ее дядя и брат прибыли в Китай после 25 лет жизни в Америке - семья впервые с прошлого века собралась вместе.
Действительно ли Най-Най была ранена в китайской армии? Нет, это выдумка. Най-Най действительно пошла добровольцем в Китайскую армию, когда ей исполнилось 14 лет, чтобы избежать перспективы быть насильно выданной замуж. Во время китайской революции, девушка сражалась на стороне коммунистов, но не была ранена в бою - ее хромота появилась в результате травмы во время большого военного перехода через Китай в составе армии ополченцев.
Насколько точны локации фильма? Лулу Ванг удалось убедить студию провести съемки в том самом городе, где в реальности проживала ее семья - в китайском Чанчуне. Больше того, режиссер настояла на том, чтобы герои говорили на мандаринском диалекте китайского языка. "Продюсеры хотели, чтобы фильм был на английском языке, тогда его можно было бы продвигать более широкой американской аудитории. Но я поставила условие - либо будет так, как это вижу я, либо съемок не будет", - рассказывает Ванг.
Похожа ли главная героиня фильма Билли на свой прототип? Только наполовину. На этапе написания сценария Лулу Ванг вынуждена была некоторые черты своего характера у Билли отнять, а что-то себе экранной, наоборот, добавить, но по большому счету, радикальных изменений в образе героини не было - Билли точно такая же, как Лулу, ищущая творческая натура из Нью-Йорка. На каком-то этапе студия настаивала на том, чтобы Билли стала той невестой, которая проводит фиктивную свадьбу ради встречи с бабушкой, но Ванг эту идею отвергла.
Раскрылась ли тайна, скрытая от Най-Най, когда вышел фильм? Как ни странно, но, кажется, нет. Лулу Ванг удалось убедить бабушку, что приезжавшая съемочная группа занималась тем, что собирала материал о семьях, которые уехали из Китая в Америку, а потом встретились с родственниками после долгой разлуки. Най-Най приходила на съемочную площадку в первый день съемок, но подробности сюжета от нее утаили. С бабушкой встречалась исполнительница ее роли Чжоу Шучжэнь, но она тоже держала язык за зубами. Даже в момент съемок все полагали, что Най-Най не доживет до выхода фильма на экраны, но бабушка все еще жива, и сейчас создатели картины надеются, что ей не придет в голову найти в интернете и посмотреть фильм о ней. Тем более, что в китайском прокате фильм получил спойлерное название "Не говори ей".
Может ли быть так, что бабушка на самом деле знает о своем диагнозе? Вполне, и этим вопросом даже задаются герои фильма. На это указывает история с супругом Най-Най, который умер от рака печени, когда Лулу Ванг было 10. Тогда страшный диагноз хранила сама бабушка и раскрыла тайну мужу только за три дня до его смерти. В ответ на признание тот сказал, что все давно знает. Больше того, за шесть лет до постановки диагноза рак легких, в 2007 году, бабушке уже диагностировали рак молочной железы. Тогда, наоборот, она скрыла болезнь от родных, согласилась на операцию и избавилась от опухоли раньше, чем это поняли родные и близкие. Так что Най-Най - тот еще фрукт.
Оглядываясь назад, считает ли автор фильма, что, солгав, семья поступила правильно? "Трудно сказать", - признается Ванг. - "Я знаю людей, которые, как и мы, утаивают диагнозы, но знаю и тех, кто раскрывает правду. И те, и другие, случается, сожалеют о своем выборе, но живут с ним. В нашем случае я вижу громадный плюс - ложь дала мне возможность снять об этом фильм в родном городе моей большой семьи, и провести рядом с Най-Най много счастливых часов".
Вердикт Киноведа - благодаря тому, что в "Прощании" режиссер рассказывала свою собственную историю, картина получилась максимально искренней и точной. Не обошлось без выдумки, но ведь это и не документальный фильм, дополнительный драматизм не повредит, если сочинять без фанатизма. Годится! Ждем новых "реалистичных картин" и обязательно их проверим. Увидимся в кино! (Киновед в штатском, «Яндекс Дзен»)

Смешная и вдохновляющая история о неловкой девчонке Билли (певица и актриса Аквафина), которая приезжает в отчий дом в Китае, где семья устраивает свадьбу внука, чтобы скрыть от бабушки ее диагноз. Триумфатор фестиваля «Сандэнс» - одна из самых трогательных историй о безмерной силе любви и семье, которая объединяет и поддерживает иногда вопреки. («A-One Films»)

Молодая писательница китайского происхождения внезапно узнает, что ее любимая бабушка скоро умрет. Она решает созвать всех родственников под мнимым предлогом свадьбы внука и устроить грандиозный праздник. Трогательную драму поставила режиссер-дебютантка Лулу Ванг (фильм частично основан на истории из ее жизни), а главную роль сыграла популярная певица Аквафина. «Прощание» показали на «Сандэнсе», где его полюбили почти все критики (99% на Rotten Tomatoes!). За американский прокат отвечает дистрибьютор A24 - тоже верный признак достойного инди-кино. (Ольга Белик, «КиноПоиск»)

10 главных фильмов кинофестиваля «Сандэнс-2019». [...] «Прощание» (2019). Американка китайского происхождения возвращается на Родину, когда ее любимой бабушке ставят смертельный диагноз. Правда, семья не очень хочет расстраивать умирающую, поэтому решают не говорить ей о скорой кончине. Вместо этого они устраивают экспромт-свадьбу, чтобы все семейство увидело бабушку в последний раз. Зрители отмечают, что получилось идеальное кино на стыке драмы и комедии о многолетних секретах и болячках одной семьи. Пускай «Прощание» проигнорировали при раздаче наград, нет сомнений, что о нем мы еще не раз услышим. [...] (Алихан Исрапилов. Читать полностью - https://www.film.ru/articles/sandens-2019)

Хит «Сандэнса», уютная трагикомедия о чрезмерной заботе. Китаянка Билли (Аквафина) живет в Нью-Йорке и сильно любит всех своих многочисленных родственников, но особенно скучает по оставшейся в Китае бабушке. Вскоре выяснится, что бабушка тяжело больна, а любвеобильная семья, чтобы навестить ее, скажет, что родственники съезжаются на свадьбу внука, который жениться пока, впрочем, не планировал. Критики от фильма в восторге, зрители - тоже (на «Сандэнсе» ему отдали приз зрительских симпатий). Перед нами вероятный номинант на «Золотой глобус» и, скорее всего, «Оскар». К тому же «Прощание» - уже вторая за два года китайская картина, пользующаяся сногсшибательным международным успехом (первая - «Безумно богатые азиаты», в которой тоже, кстати, снялась находящаяся на пике популярности Аквафина). У «Азиатов», впрочем, с «Оскаром» не сложилось за счет, возможно, превалирующей комедийности. Поэтому, кажется, у более размеренного и уравновешенного «Прощания» дебютантки Лулу Ванг шансов, действительно, больше. («Афиша»)

Актеры, которые остались без номинации на «Оскар» в этом году [2020]. [...] Несмотря на то, что Аквафина получила награду на «Золотом глобусе» как лучшая актриса комедии или мюзикла за свою роль в «Прощании», это не принесло ей номинации на «Оскар». Более того, один из главных фильмов года, впервые показанный на кинофестивале «Сандэнс» и высоко оцененный общественностью, был полностью обделен вниманием киноакадемиков. В последнее время Аквафина все чаще стала появляться в громких проектах, но именно «Прощание» раскрыло ее многогранный потенциал, поэтому отсутствие номинации на главную кинопремию года кажется совершенно необоснованным. [...] (Олеся Трошина. Читать полностью - https://www.film.ru/articles/aktery-kotoryh-dolzhny-byli-nominirovat-na-oskar-2020)

Полный гид по «Амфесту» [...] «Прощание». Начинающая писательница Билли живет в Нью-Йорке, вдали от своей китайской семьи. Она собирается учиться в Европе (правда, ей отказано в престижной стипендии Гуггенхайма) и поглощает западную культуру. Ее американский английский безупречен, но при разговоре с любимой бабушкой Билли переходит на китайский. Вскоре оказывается, что бабушка Билли смертельно больна, но не знает об этом. От престарелой матери семейства скрывают поставленный онкологом диагноз: похожая традиция существует и в России. Зато семья устраивает для бабушки праздник прощания, замаскированный под фиктивную свадьбу. Билли сперва не приглашают, опасаясь, что та раскроет обман. Но девушка все же приезжает в Китай, чтобы увидеть бабушку и родню, лучше понять свою культуру и себя. Сентиментальная история основана на реальной биографии Лулу Ванг, написавшей сценарий и поставившей фильм. В главной роли - певица и актриса Аквафина, игравшая недавно в «Безумно богатых азиаты». Но «Прощание» - более тонкое кино, чем ромком Джона М. Чу. [...] (Андрей Гореликов, Инна Кушнарева, «КиноПоиск»)

Один из главных инди-хитов года наконец добрался до российского проката. «Прощание» - полуавтобиографический фильм Лулу Ванг, в котором она исследует тему семьи и культурных различий (в каком-то смысле побратим «Любви - болезни» Кумэйла Нанджиани). Ее героиня, живущая в Нью-Йорке сценаристка Билли, приезжает в Китай к родне. Дело в том, что у ее бабушки обнаружили неоперабельный рак, ей этого говорить, разумеется, не хотят, но напоследок все равно собираются устроить большой праздник в честь старушки (но, чтобы замаскировать причину, выдумывают фиктивную свадьбу). Билли не уверена в необходимости и разумности обмана, и вся семья боится, что из-за нее афера раскроется. Сейчас у фильма впечатляющие 99% на Rotten Tomatoes, а многие критики заочно объявили «Прощание» одной из лучших картин года - даже если похвалы окажутся преувеличенными, посмотреть на их причину как минимум любопытно. (Ефим Гугнин, Алихан Исрапилов, «Film.ру»)

«Кино со всего света» [...] «Основано на реальной лжи», - значится на афише «Прощания» - американка по паспорту и китаянка по происхождению Лулу Ванг сняла его по мотивам своей собственной жизни. Это история начинающей писательницы Билли и ее семьи, съезжающейся со всех концов света в родной Чанчунь на прощание с бабушкой. Най-Най умирает, но согласно традиции, пребывает в неведении о своем состоянии. Чтобы не нарушить ее покой, последнюю встречу семья заботливо обыгрывает свадьбой. Для Билли эта ложь станет своеобразным рубежом, границей между мирами, в неразрешимо неоднозначный конфликт которых и вырастет в конечном итоге фильм. Особое преимущество «Прощания» - сдержанность: он не кричит, не рыдает и не упрощает то, что было очень соблазнительно упростить. Отличный финал звучит по-восточному мудрым многоточием, а в палитре эмоций обнаруживаются краски от мрачно-серых до комедийно-праздничных. На фестивале независимого кино Sundance картина получила приз зрительских симпатий, а по окончанию года вошла почти во все значимые списки лучших фильмов. [...] (Валерия Цыганова, «Time Out»)

10 любимых фильмов сценаристки и кинокритика Юлии Гулян. Джона Хилл, Вонг Кар-Вай, Георгий Данелия и другие. [...] Лулу Ванг, 2019 «Прощание». Мой личный победитель «Сандэнса-2019» - трагикомедия о китайской семье, которая устраивает свадьбу внука, чтобы скрыть от бабушки ее смертельный диагноз. Автобиографическая история, в центре которой - неловкая девчонка Билли (Аквафина), напоминающая своей неустроенностью что в родном Нью-Йорке, что в кругу семьи всех героинь Греты Гервиг сразу. Ей одной кажется неприемлемой такая ложь во спасение, но из любви к бабушке и она волей-неволей включается в этот фарс. Смерть тут становится фигурой умолчания, напоминая о себе и в повседневности, и в ритуалах праздника. «Прощание» - редкий случай выразительного кино, в котором каждый художественный жест, будь то призрак дедушки в неоновых лучах гостиницы или музыкальный номер на свадьбе под фонограмму «Killing Me Softly With His Song» не разрушает, но поддерживает сюжет, по ходу которого Билли предстоит и примириться с бренной телесностью, и вспомнить о безусловной любви. И чем сюрреалистичнее декорации фотоателье или пейзажи китайских новостроек, чем достовернее, как в «Горько!», абсурд свадебного действа, тем отчетливее на их фоне мерцает боль от невозможности помыслить утрату. И вот уже сама Билли фотошопит результаты биопсии - ведь, как мы знаем из «Человека, который удивил всех», если не можешь победить смерть, то можешь попробовать ее перехитрить. [...] (Алиса Таежная. Читать полностью - https://www.wonderzine.com/wonderzine/entertainment/videoteka/242859-yuliya-gulyan)

Американке азиатского происхождения Билли (рэперша и уже состоявшаяся актриса Аквафина), давно живущей в Штатах, нужно навестить бабушку на родине - для этого же в Китай съезжается пара десятков редко общающихся между собой родственников. Формально это традиционная большая китайская семья, по факту - люди, которые плохо знакомы, не могут найти друг к другу подход и не чувствуют между собой ничего общего: роднит их разве что суетливость и привычка болтать без умолку о всякой чепухе. Новость для воссоединения самая грустная - бабушке поставили последнюю стадию рака, но так как в Китае не принято говорить о плохом, особенно о таких диагнозах, все остальные члены семьи договариваются врать бабушке про свадьбу одного из кузенов Билли. Готовясь к празднику, Билли пытается достучаться до родителей и тех, кого последний раз видела в раннем детстве, и выяснить, что она чувствует к отдалившейся бабушке, ведь столько забыто и они так давно не виделись. «Прощание» стало одним из самых обсуждаемых американских независимых фильмов этого года. До этого все смотрели «Безумных богатых азиатов» о свадьбе в Сингапуре - тоже фильм о возвращении на родину в большую семью с вечной кутерьмой, абсурдными порядками и жесткой иерархией. «Прощание» несет такое же послание, но куда сдержаннее в форме - это не мюзикл, а вкрадчивая семейная драма: нежное кино о необходимости принять то, что нельзя изменить, и терпеть людей, которые дали тебе жизнь, а теперь завираются и несут какой-то бред. Стилистически фильм Лулу Ванг (она родилась в Китае и в детстве переехала в Штаты) очень похож на румынскую «Сьераневаду» о похоронах дедушки в Бухаресте и раннего Энга Ли («Толкающие руки», «Свадебный банкет», «Есть, пить, мужчина, женщина»). Ничего нового фильм Ванг относительно этих фильмов не говорит: для многих семья, а не свобода выбора и правда для бабушки превыше всего. Существуют миры, где человек никогда не живет сам по себе, а встроен в экосистему, и именно поддержание статус-кво волнует его окружение больше, чем судьба его самого, принципы и честность. Кому «Прощание» по-настоящему разорвет сердце, так это тем, кто недавно попрощался с кем-то из родных: Аквафина замечательно играет молодую девушку в растерянности первых важных похорон - когда ты из последних сил ищешь, за что зацепиться, чтобы не отпустить далекого, но когда-то незаменимого человека, научившего тебя многому и давшего ласку. Смотреть? Да. (Алиса Таежная, «The Village»)

Универсальная (и отличная!) история о том, что такое ложь во благо. Девушка Билли родилась в Китае, но с шести лет живет в США. Однажды она узнает, что у ее любимой бабушки, которая осталась в КНР, - рак, и жить ей осталось недолго. Родственники не собираются говорить бабуле о смертельной болезни («Человек умирает не от рака, а от страха перед ним», - говорит Билли ее мама) и придумывают план, как с ней попрощаться, не выдав секрет. Они (все, кроме главной героини) решают устроить свадьбу брата Билли в Китае и под видом праздника попрощаться с бабушкой (у брата при этом планов жениться не было - он едва знает свою невесту). «Прощание» Лулу Ванг стало одним из хитов фестиваля «Сандэнс», где получило приз зрительских симпатий, и можно понять почему. Это действительно абсолютно зрительский фильм, который рассказывает универсальную историю, - совсем необязательно разбираться в деталях жизни китайских иммигрантов в США или китайцев у себя на родине, чтобы сопереживать персонажам, которых придумала Ванг (основываясь, кстати, на истории собственной жизни). Кажется, среди членов семьи Билли любой найдет типажи, похожие на его родственников. А местная бабушка как будто вообще придумана по лекалам типичной русской бабушки - она вечно переживает, что Билли слишком худая, что ей 30, а до сих пор нет мужа, вечно пытается ее накормить и так далее. Нежелание Билли скрывать от бабушки ее болезнь (она единственная, кто выступает за то, чтобы рассказать ей правду) Ванг противопоставляет тому, что девушка скрывает от своих родителей (чтобы их не волновать). Она не смогла получить стипендию и продолжить обучение в университете. Хотя сначала кажется, что фильм будет именно о «столкновении» разных менталитетов - приехавших из США Билли и ее родителей и остальных родственников, всю жизнь проживших в Китае, - картина все-таки не только и не столько об этом. Она в большей степени о том, есть ли такая вещь, как ложь во благо, а еще о вечной проблеме отцов и детей (в данном случае, скорее, «матерей и детей») и о том, что вообще такое семья. Формально, Билли - главный герой «Прощания», но Ванг удалось создать ансамбль персонажей, которые отлично прописаны, и каждый из которых не зря занимает свое место. Вообще, при всей «зрительскости» «Прощание» - очень неглупый фильм. Ванг легко могла придумать для своего дебюта банальный конец (исходя из завязки можно самому придумать какой), но в итоге заканчивает фильм неожиданно и, по сути, оставляет его с открытым финалом. Стоит отдать должное и принципиальности Ванг. Режиссер хотела выпустить «Прощание» в кинотеатрах и отказала Netflix, который предлагал ей $15 млн за право показать фильм у себя. Правильно сделала - фильм заслуживает, чтобы ради него добраться до кинотеатра и посмотреть на большом экране. (Никита Марков, «RTVI»)

Жизнь и любовь в каждом кадре. В этом году одной из жемчужин фестиваля Amfest стал фильм «Прощание», который мне посчастливилось посмотреть. Премьера ленты состоялась 25 января на «Сандэнс». Фильм участвовал в Гран-при, хотя так и остался номинантом. Но это не помешало ему украсть тысячи зрительских сердечек. В том числе и мое. Американка китайского происхождения Билли (Аквафина) узнает, что ее бабушка Най-Най смертельно больна. Настала четвертая стадия рака легких, врачи бессильны, и все, что остается - ждать смерти. Многочисленная родня решает не говорить о диагнозе больной. Вместо этого дети, внуки и все причастные на скорую руку придумывают повод собраться вместе, приехать в Китай, в последний раз порадовать старушку своим присутствием и попрощаться с ней навсегда. Первое, что хочется отметить, это насколько абсурдна и одновременно жизненна эта картина. Взять хотя бы несчастного внука умирающей, который вынужден жениться на своей девушке, чтобы обеспечить родственников стоящим поводом для встречи. Все переживают о том, как бы Най-Най не отдала концы посреди торжества, в то время как сама она волнуется, что молодожены встречались всего три месяца до свадьбы. «Скажем, что они встречались не три месяца, а полгода. Чтобы другие не судачили». Что еще приятно, а местами даже ошеломляюще выделяет картину, так это любовь. Оказывается, все любящие бабушки планеты ужасно похожи. Они носят пепельную «химию», смешно жалуются на своих мужей, перекармливают внуков, не стесняются спорить и раздавать неуместные советы и при этом умудряются одарить своим теплом всех, кто им дорог. Кстати, шумный неоновый Китай со своими лавочками, торгашами, кафешками, уставшими людьми и прочими атрибутами современного мегаполиса выглядит по-родному близким. А старые тесные квартирки с лакированной мебелью, заставленными растениями подоконниками и китайскими фонариками отдают чем-то до боли знакомыми, родом из детства. И вот тут самое время упомянуть о том, что история-то настоящая. Это не городской миф, раздутый до масштабов Голливудского блокбастера. Режиссер Лулу Ванг (реальный прототип Билли) фактически пересказывает одну из историй ее семьи. Но не стоит думать, что «Прощание» - это картина только о семье. Это история о корнях, от которых многие хотели бы отказаться. О сложностях ассимиляции, с которыми сталкиваются миллионы людей. О том, как просто и сложно находиться порой с самыми родными и близкими людьми. О том, как современным детям (читай до 30) непросто вписаться в любую компанию, несмотря на их самобытность. В заключении хочется сказать [храни бог королеву, Sundance и Amfest], что это кино можно рекомендовать всем. Да, оно грустное, жизненное, но оно по-хорошему универсальное. В нем много жизненной мудрости, бытовой красоты, юмора и любви. А за что еще следует любить и ценить кино? (Олеся Маевская, «Geekster»)

Моя большая китайская свадьба. В прокат выходит сентиментальная драма «Прощание», которая на волне нарастающей популярности азиатского кино, смогла прорваться на отечественные экраны. В главных ролях - западная рэп-стар Аквафина, выступающая своеобразным альтер эго режиссера - американки с китайскими корнями Лулу Ванг. С самых первых секунд «Прощание» торжественно объявляет: «Это реальная история, основанная на фактической лжи». В китайских семьях существует негласная традиция - если один из родственников умирает, остальные собираются в отчем доме, чтобы с ним попрощаться. При этом самому виновнику торжества о приближающейся смерти, как правило, не говорят, чтобы лишний раз не расстраивать. Таким образом, члены семьи берут груз ответственности на себя, позволяя близкому человеку провести последние дни в счастливом неведении. Подобная ситуация произошла и в семье режиссера «Прощания» Лулу Ванг: после того, как ее любимой бабушке диагностировали рак в терминальной стадии, ее родители, перебравшиеся к тому времени из Пекина в Бруклин, вернулись в Китай под предлогом свадьбы одного из родственников. На самом же деле они приехали, чтобы увидеть бабушку в последний раз. Именно эта история легла в основу фильма, получившего название «Прощание» - картине о любви, добре и культурных противоречиях. Нескладная 30-летняя писательница Билли выросла на американской культуре и растеряла всю восточную мудрость еще в пубертате. Стремление родителей оградить бабушку (или «Най-Най» как называет ее героиня) от новости о страшном диагнозе кажется ей совершенно диким. Билли, привыкшая использовать ложь как инструмент для повседневного общения, не готова взвалить на себя груз ответственности за чью-то смерть. Ее родители, напротив, воспринимают это решение как дар и заботу о близком человеке. В таких моментах особенно остро чувствуется не только разница между традициями Запада и Востока, но и между поколениями - старым и новым. И вот вокруг этой большой трагедии Ванг выстраивает свою маленькую комедию: сюжетную арку с китайской псевдосвадьбой, где каждый из членов семьи вынужден строить счастливую мину и сыпать любезностями. Как это часто бывает, в какой-то момент даже бунтарка Билли забывает, что носит всего лишь маску, и начинает радоваться по-настоящему. «Прощание» - абсолютно многослойное в своей противоречивости кино: здесь сплелись радость и горе, правда и ложь, молодость и старость, прогресс и традиции, жизнь и смерть. Мастер сторителлинга Лулу Ванг изящно вписывает в хрестоматийную историю о семье, собравшейся вокруг умирающего родственника, множество милых и забавных деталей, немного выходящих за рамки нашего восприятия «их нравов». Именно эти моменты создают при просмотре мнимое ощущение теплого очага и домашнего уюта, которые дают несравнимо больше, чем может предложить обычный поход в кино. 5/5. (Оля Смолина, «Time Out»)

Когда ложь - во спасение. Фильм «Прощание» американской китаянки Лулу Ванг впервые засветился в начале 2019 года на фестивале «Сандэнс», считающегося чуть ли не Меккой авторского независимого кино - но ничего там не получил, как это ни странно. А вот к концу года большие специалисты в области кинематографа одумались, назвав эту картину в десятке лучших (по опросам Американского киноинститута и Национального совета обозревателей). Также она попала в престижную пятерку номинантов премий «Независимый дух» и «Золотой глобус», причем в последнем случае - в иноязычной категории, хотя герои «Прощания» говорят примерно равное количество экранного времени на китайском и английском языках. Еще интереснее своеобразная путаница в жанровом определении данной ленты - то в качестве драмы, то как комедии. Казалось бы, это неожиданно для произведения, рассказывающего о том, как американка китайского происхождения, которая с детства жила в Нью-Йорке, узнала о смертельном диагнозе, поставленном ее бабушке из КНР. Но все родственники предпочли держать в неведении престарелую женщину и даже устроили поспешную свадьбу одного из ее внуков, чтобы порадоваться как бы напоследок столь обманчивой иллюзии полного счастья. Вот и слоган «Основано на подлинной лжи», появляющийся в самом начале фильма, нашел необычное подтверждение в реальной жизни, поскольку самой Лулу Ванг пришлось во время съемок вводить в заблуждение собственную бабушку, которая по-прежнему продолжала жить, вообще не зная о приговоре врачей. В Америке вообще-то любят трогательные картины о благородном увядании, а если к тому же они проникнуты, порой вопреки всему, жизнерадостной интонацией, что даже в весьма преклонном возрасте можно найти непременно то, чему следует удивляться, и просто получать немалое удовольствие от осознания непрекращающегося потока человеческого бытия, вечного круговорота жизни, где ожидаемые похороны ничуть не могут помешать веселой свадьбе... Да и название ленты Лулу Ван, которой выпал шанс признаться с экрана в любви к своим близким, прежде всего - к престарелой бабушке, явно опровергается всем ходом повествования, а в финале содержит неожиданный твист, что позволяет не только не впасть в прощальное уныние, но наоборот - попробовать подключиться к выглядящему вполне экстравагантным упражнению старушки по совершенствованию дыхания. Кстати, вызывает недоумение, что среди номинанток «Золотого глобуса» за лучшую комедийную роль оказалась отнюдь не китайская пожилая исполнительница Чжоу Шучжэнь, поистине задающая весь тон экранному действию, а молодая актриса Аквафина в качестве внучки, которой уж точно далеко до того, чтобы полнокровно и со вкусом неизменной радости ощущать каждый день собственной жизни на этом свете. А вот на тот свет мы всегда успеем - и тогда, когда это действительно предназначено. 6/10. (Сергей Кудрявцев, «Иви.ру»)

Маленький кинотриумф - искреннее и скромное кино про поиск идентичности и прощание с умирающей бабушкой. [...] «Прощание» - хит кинофестиваля «Сандэнс» и очередной продюсерский успех компании A24 - до отечественного проката добрался в статусе одного из главных фильмов года. На сайтах-агрегаторах отрицательные рецензии прессы можно пересчитать по пальцам, обычные зрители и подавно не смогли устоять перед искренностью «Прощания», а создательницу фильма Лулу Ванг уже вовсю продвигают на соискание «Оскара». Добавить здесь особо нечего - все это сущая правда. Это тот редкий случай, когда достойный всех похвал и очень скромный фильм получает заслуженное внимание, а комплименты в его адрес хочется просто приумножить. Фильм, как написано на постере, основан на реальной лжи - эта история на самом деле произошла с американкой Лулу Ванг и ее бабушкой, живущей в Китае. Надо отдать должное начинающей постановщице - она не стала превращать сюжет в античную трагедию, а приземлила его и разбавила комедией. Даже умирающую бабушку она как бы сместила на второй план, а на первый вывела Билли - неуверенную в себе девушку, которая разрывается между двумя культурами и не может определиться со своим будущим. Поездка к умирающей бабушке - это повод взять себя в руки, получить советы от бабушки и определиться с приоритетами в жизни. Довольно рискованный шаг - неудивительно, что Билли теряется на фоне этого коллективного портрета и выглядит, как не до конца прописанная центральная героиня (зритель, например, так и не получит ответ, почему ее вообще сделали писательницей, если она ничего не пишет). «Прощание» лучшего всего работает не как история о Билли, а как комедия о преждевременной скорби. Здесь особенно заметна работа Лулу Ванг с элементами трагичного: возможная смерть бабушки - это такой слон, который стоит в комнате, но его никто не должен замечать. Ванг не манипулирует зрителем совсем ленивыми приемами, вроде внезапного ухудшения здоровья женщины, напротив - она доводит страх героев до абсурда и создает новые комедийные эпизоды. Так, например, все семейство конкурирует между собой за несколько совместных минут с бабушкой, а ее внук не выдерживает давления и начинает рыдать на собственной подставной свадьбе - его поступок оправдывают тем, что он просто очень рад жениться. Очевидно, про такие фильмы легко сказать, что они заставляют вспомнить о живых родственниках, из-за здоровья которых переживаешь, и о мертвых, с которыми не получилось достойно попрощаться. Но сила «Прощания» не в том, что оно нравоучительно твердит «помни о родственниках», - фильм просто искренне рассказывает историю одной девушки и ее семьи, которые объединились и сплотились во время кризиса. Без прикрас и лишнего драматизма, эмоционально, но нисколько не сентиментально герои говорят о горе, депрессии, сожалении и сострадании, смеются над глупыми шутками на кладбище и переживают за здоровье бабушки. Никаких итогов и выводов - их каждый зритель сделает сам. 8/10. (Алихан Исрапилов, «Film.ру»)

Трогательное автобиографическое рассуждение Лулу Ванг о собственной идентичности. Билли давно живет в Нью-Йорке, ее американский английский идеален, а китайский по вполне понятным причинам хромает. Она начинающая и талантливая писательница, и ее повседневные заботы совершенно типичны для людей схожего интеллектуального круга: получить бы модную стипендию, вовремя найти деньги на оплату аренды, на выходных вежливо выслушать нравоучительную тираду от предков о том, что пора бы уже взяться за ум. А в целом, конечно, главная ее цель - безбедно жить в свои 30 так, чтобы было что вспомнить. И тут как гром среди ясного неба появляются новости - китайская бабушка Билли Най-Най больна. Билли в смятении, а тут еще и все семейство совершенно не намерено сообщать любимой бабушке о диагнозе - а, собственно, зачем? В китайской жизненной традиции полезнее дать человеку возможность без тяжелых мыслей прожить остаток дней, пусть и ценой полнейшего неведения, чем открыть правду и заставить больного нести ее на своих хрупких плечах столь недолгий срок. Все это очень не нравится Билли, уже давно смотрящей на мир западными глазами, и она решает купить билет в Китай, чтобы на месте как следует разобраться с происходящим. Создательницу фильма Лулу Ванг очень занимает вопрос о том, что такое ложь во спасение и не сильно ли раздуто ее благотворное влияние. Это и не удивительно: она сама, как и главная героиня, живет в отрыве от своих азиатских корней, погружена в западную культуру. И по сути то, что беспокоит Билли на протяжении всего фильма, конечно, беспокоит ее саму: что такого дает ложь, на что не способна пусть горькая, но правда? И как потом будет чувствовать себя твоя собственная совесть? Любопытно, что один такой вопрос влечет за собой целый клубок других. Ситуация, в которой все зачем-то так абсурдно врут, придумывая устроить свадьбу, чтобы собрать всех родственников вместе, кажется ужасно комичной. Да и, в конце концов, кто в нее действительно поверит? Если и сама Най-Най когда-то таким же образом соврала своему близкому родственнику про его смертельное заболевание, лишь бы тот безмятежно, насколько это возможно, прожил оставшиеся месяцы. Но чем дальше, тем больше понимаешь, что западные этические каноны в консервативном восточном мире просто неприменимы - и перед этим фактом сдается и сама Билли. В чужом монастыре не нужен свой собственный устав, а раз заехал в гости, будь добр, играй по местным правилам. Ну и конечно, Ванг справедливо увлечена вопросом национальной идентичности: она эмоционально вопрошает, где настоящий дом Билли - а в первую очередь, и ее собственный. Два часа фильма становятся ее глубоким переживанием на тему того, можно ли чувствовать себя дома в чужой стране и можно ли добиться этого максимально безболезненно. И к выводам она приходит вполне закономерным: дом там, где твоя семья, а локация играет только второстепенную роль. Давно, кажется, проповедование истинных семейных ценностей в кино не звучало настолько свежо, смешно и трогательно. (Ксения Ильина, «Киноафиша»)

Не забудь сказать прощай! Общее впечатление: Совсем недавно на экранах нашей страны можно было лицезреть комичную, но трогательную ленту Лулу Ванг «Прощание». Тема, затронутая в картине злободневна, продвигается верными шагами к финалу и превращается в крепкую драму, наполненную смыслом о жизни и смерти, не безразличии родственников и традициями Китая. Главная героиня, возле которой весь сыр-бор, бабушка Най-Най (Чжоу Шучжэнь) до невозможности мила, как только она появляется в кадре, сразу влюбляешься в эту милую старушку, до того она очаровывает своим вниманием. Внезапно выясняется, что бабушка больна, жить ей осталось недолго, но расстраивать ее не хотят и о скорой смерти молчат. Не принято в Китае говорить о раке, ибо тогда человека может поглотить страх. И огромное семейство держа в тайне секрет, стараются провести время и запомнить бабушку, такой какая она есть, это ложь во благо. А чтобы все члены большой семьи успели попрощаться с умирающей, ей скажут, что все съезжаются на свадьбу внука, который на самом деле жениться не рвется (там тоже хватает смешного). Среди родственников, есть внучка Билли (Аквафина) - начинающая писательница китайского происхождения живет в Бруклине, но очень привязана к оставшейся на родине бабушке. Приехав к бабуле, девушка не может контролировать свои эмоции, но тем не менее, молчит о плохом известии, почитая традиции. «Основано на реальной лжи» - слоган ленты. И действительно, чем больше зритель погружается в атмосферу китайского круговорота, тем сильнее захватывает кино. Я не побоюсь сказать, что это лучший независимый фильм, который я смотрела за последнее время. И один из лучших за 2019 год! Музыкальное сопровождение, состоящее из классических мелодий, трогает струны души, прикасаясь к центру сердца, саунды одновременно доставляют и боль переживаний, как будто ударная волна горечи от героев, и умиротворение. Настолько точно подобрана оригинальная музыка, ее хочется слушать, пусть она и нещадно сыпет соль на рану. А жонглирование двумя тонкими жанрами как драма/комедия, помогает зрителю и сосредотачивать внимание на добротной драме, а также доставляя порцию юмора, порою черного. И действительно, иногда это смех сквозь слезы! Тонко, интеллектуально! Помимо самой главной темы - смерти, режиссер ленты не забыла о персонажах, расставляя партии как на шахматной доске, рисует для каждого свою роль репликами, через диалоги. Зритель начинает понимать характер не только бойкой бабушки, но и большой семьи. Пусть для некоторых мало отведено экранного времени, в кадре все расставлено гармонично, есть понимание, почему некоторые китайцы стремятся покинуть страну, почему чтят традиции, а также есть разметка от старого поколения к молодому. Повторюсь, атмосфера одна из важных составляющих фильма. Хочется рассматривать это кино, кадр за кадром, усмехаясь, где-то волнуясь от душевных терзаний, но хочется все ближе и ближе знакомится с этим семейством. Стирая границы экрана невидимым ластиком, сажусь за стол вместе с Най-Най, ведь там, за столом такие вкусные пирожки... 10/10. (Mystery_girl_, «Иви.ру»)

Облегчить жизнь. Взявшись за свой второй полнометражный фильм (дебют пятилетней давности прошел незамеченным), сценарист и режиссер Лулу Ванг извлекла пользу из старого совета про «пиши о том, что знаешь». Следуя истории, произошедшей в реальности с ее семьей, герои «Прощания» собираются в Китае, чтобы под предлогом свадьбы в последний раз увидеть свою смертельно больную и не знающую об этом прародительницу. По иронии, в распоряжающейся всеми бабушке при этом больше жизни, чем во всех ее родственниках, которые, приехав якобы на праздник, на первом же семейном ужине сидят понурые и неловкие, не в силах активно разыгрывать спектакль. К вопросу о том, понимает ли и допускает это втайне сама их матриарх, фильм - по крайней мере, напрямую - не обращается. «Прощание» подходит к своей эмоционально заряженной истории так же собранно и осторожно, как и его герои. Нежелание раскачивать лодку обеспечивает, с одной стороны, повышенный контроль над материалом (особенно ценная вещь, когда ты работаешь с ограниченными ресурсами над фильмом, который может стать для тебя решающим в ту или иную сторону), с другой - недостаток напряжения, не до конца компенсируемый культурной спецификой. Все, к чему она хочет привлечь зрительское внимание, от шуток и замечаний до иронических контрастов - вроде того факта, что, когда кто-то и выпускает свои чувства наружу, то на фоне сценического занавеса или воздушных шаров, - Ванг аккуратно достает и раскладывает на поверхности, прочее оставляет недосказанным, несколько раз рефлексивно укрываясь за бессловесными нарезками под музыку. Среди ее более точных и содержательных наблюдений - открывающий разговор по телефону, где едва ли не каждая реплика обеих сторон содержит в себе ложь во благо; владение двумя языками как оружие; противопоставление через общую скорбь китайского коллективизма и американского индивидуализма, воплощаемого альтер эго режиссера в исполнении Аквафины. Последняя идея, ввиду того, что второстепенные персонажи фильму нужны главным образом не для развития их взаимоотношений, но для обмена точками зрения, намекает, что он мог быть интереснее как еще более ансамблевое кино, особенно с учетом того, что актеры этого достойны. (Диана Лин в роли сурово пропускающей через себя ситуацию женщины, разрывающейся между дочерью и свекровью, имеет самое впечатляющее соотношение экранного времени и глубины.) В конечном счете, однако, Ванг строит фильм вокруг своей героини и ее необходимости принять и перенять определенные вещи - традиции, против которых она не может пойти, бремя переживания, заключенное в молчании, тот факт, что единственный «ее» Китай остался у нее лишь в почти стершихся детских воспоминаниях. Приглушенная меланхолия, заключенная в этих вещах, достигается «Прощанием» ценой драматической энергии; чуть более полутора часов оно тлеет, как фитиль, который окончательно тушат последние несколько секунд, определенно требующие того, чтобы их либо выбросили, либо развернули в полноправный эпилог. (Никита Комаров, «Кинокадр»)

«Прощание» Лулу Ванг - укол эмпатии в ваше сердце. У начинающей писательницы Билли (Аквафина) из Бруклина все как-то не особо ладится. В стипендии отказали, а на днях выяснилось, что живущая в Китае бабушка Най-Най (с китайского имя дословно переводится как «бабушка») больна раком. И теперь вся семья собирается ехать на родину, чтобы с Най-Най попрощаться. Только вот по китайским обычаям сообщать о болезни не стоит. Якобы такая информация может приблизить человека к смерти. В связи с этим родственники находят фиктивный повод для приезда - свадьбу кузена Билли. Сможет ли молодая писательница не проболтаться бабушке? Да еще и вспомнить о своих национальных корнях заодно? В центре романа уже реальной писательницы Ханьи Янагихары «Маленькая жизнь» судьбы четырех познакомившихся в общежитии друзей: художника-гея, ищущего себя актера, вышколенного архитектора и юриста с особенностями здоровья. Во время чтения первых страниц кажется, что книга источает оптимизм и слеповатую любовь к людям. Но с каждой перевернутой главой история темнеет, погружая читателя в болото жуткого прошлого ее героев (и в особенности страдающего юриста Джуда). Именно такой путь выбирает писательница при создании, по признанию многих книголюбов (и мы согласимся), литературного памятника эмпатии. Ну невозможно не сострадать показанным в романе «маленьким жизням». «Прощание» - это не менее крепкий монумент чуткости. Только в арсенале его создателя, режиссера Лулу Ванг (с ее-то лица улыбка сходит довольно редко), кирпичи, цвета которых отнюдь не депрессивные. Это кино по-хорошему милое и по-хорошему работающее на зрителя. Показываемые ситуации отчасти комичны и практически всегда узнаваемы. Вот она, жизнь, запечатленная объективом Ванг. Причем кажется, что режиссер стремится к поэтизации этой самой жизни - окружающие ее и ее героев (сценарий, нетрудно догадаться, тоже руки Ванг) индустриальные пейзажи предстают настоящими картинами, а даже в повседневных занятиях и обычаях можно найти ключ к пониманию многих родовых традиций. Неслучайно большую роль играют физические упражнения с выдохами, которые много лет практикует Най-Най и теперь перенимает Билли. К слову, поэтический дух источается здесь во многом благодаря музыкальной составляющей. Пока еще не слишком известный композитор Алекс Уэстон («Прощание» - вторая для него работа в полном метре) пишет парадоксальный для картины академический саундтрек, удивительно совпадающий с заданным Ванг ритмом повествования. Напоследок следует задаться вопросом: бывало ли у вас такое чувство, будто бы видишь на экране своего родственника? Два месяца назад оно могло возникнуть при просмотре трагикомедии Кирилла Михановского «Гив ми либерти», где очень точно изображался целый ряд русских характеров: от интеллигентной мамы или открытого душой старшего брата до бойкой и своенравной бабули. Лулу Ванг удается зайти дальше и на примере одной (ее собственной) семьи нарисовать сотни таких, причем разных национальностей. Как ни странно, в китаянке Най-Най не так-то и сложно увидеть родную бабушку Машу. (Дмитрий Барченков, «GQ»)

Ох, Китай, прямо дичь какая-то. Фильм "Прощание" Лулу Ванг поднимает такую проблему, о существовании которой многие и не задумываются. Нужно ли сообщать умирающему близкому человеку о том, что он умирает? Ответ кажется очевидным, но если хорошенько поразмыслить, то не все так просто. Девушка китайского происхождения давно живет в Америке, но поддерживает связь с любимой бабулей, живущей в Китае. И тут она узнает от родителей, которые тоже в Америке обосновались, что бабуля смертельно больна и всего ничего ей осталось. Рак легких в неизлечимой стадии. Только бабуля о том не знает и думает, что ее кашель - это последствия легкой простуды. А все родственники знают и старательно от нее скрывают. Специально для умирающей бабули, чтобы она напоследок порадовалась как следует, организовывается свадьба какого-то там еще внучка, который вообще не особенно стремится забрачеваться, но раз такое дело, надо перетерпеть. И все летят на эту свадьбу в Китай, где будут растягивать перед бабулей улыбки и всячески поддерживать иллюзию, сдерживая слезы. Звучит несколько диковато, но судя по всему, у китайцев действительно распространена такая практика. Объясняется это примерно так: "убивает не смерть, а страх смерти". С медицинской точки зрения, полнейшая несусветная ахинея, конечно же. Но с точки зрения этики, что-то в этом есть. Лулу Ванг сама перебралась с семьей из Пекина в США в шестилетнем возрасте, и "Прощание" основано на ее личном опыте. Автобиографический фильм, стало быть. Тем не менее она не столько здесь публично рефлексирует, сколько, являясь носителем двух культур, диалектическим, платоновским методом исследует их различия. На примере важнейшего элемента любой культурно-этической системы - отношения к смерти. Героиня, сыгранная популярной актрисой и певицей Аквафиной, отстаивая "западный" взгляд, апеллирует при этом к чувствам. Тогда как ее мать и прочая родня, апологизируя, соответственно, китайскую традицию, оперируют более рациональными доводами. С одной стороны, врать о столь серьезных вещах прямо в глаза - аморально и противоправно. И малые дети, которых в подобных случаях также оставляют в неведении, испытывают сильный когнитивный диссонанс, когда вот только недавно бабушка пирожки еще пекла и все было нормально, а тут она вдруг куда-то исчезла. С другой стороны, последние дни, наверное, лучше проводить не в тоске и ужасе от неминуемо приближающегося конца, а, наоборот, в любви и беззаботности. "Прощание", несомненно, имеет прежде всего культурологическую ценность. Особенно для российского зрителя, поскольку вопрос о том, к какой цивилизации следует относить Россию - к западной или восточной - это для многих чуть не ли главный вопрос жизни, Вселенной и всего такого. Не то чтобы фильм Лулу Ванг как-то способствовал продвижению в нахождении истины, но кое-какие любопытные факты для сравнения он дает. Скажем, кладбища наши больше похожи на китайские. И обычай выпить-закусить на могилке у них соблюдается. И свадьба показанная - не как в образцах американского кинематографа, а скорее, как в "Горько!". Да и в бытовых мелочах проскакивает что-то такое знакомое. Но вот касательно основной темы на повестке, китайский подход хотя и можно понять, принять - вряд ли. Не по-христиански оно как-то. Оценка: 4/5. (Алексей Литовченко, «RG.ру»)

Фильм, после которого вам захочется позвонить родителям. О чем кино: Билли - начинающая писательница китайского происхождения, которая уже 26 лет живет в Нью-Йорке. Однажды родственники Билли из Китая сообщают, что ее любимая бабушка смертельно больна. Но те не хотят говорить бабуле правду и решают собраться вместе напоследок под приятным предлогом: якобы женится ее младший внук. «Прощание» - незаковыристое, искреннее и духоподъемное кино. Такие фильмы оставляют приятное послевкусие, не рвут на куски и не обрушиваются бетонной плитой отчаяния. Короче, не Звягинцев и не Балабанов. Зато после них особенно сильно руки тянутся набрать номер родителей или бабули, написать в соцсети пост любви с архивными снимками, полистать семейные фотоальбомы - вот это вот все. У Лулу Ванг получилось особенно интимное кино, основанное на ее личной истории. Героиня родом из Китая, но большую часть жизни провела в Нью-Йорке. Детские воспоминания и восточные культурные коды в ней спорят со взрослым опытом и западными ценностями. При этом Ванг не утяжеляет свое кино сложносоставными метафорами, у нее все предельно понятно. Ситуация вокруг диагноза бабушки Най-Най в один момент разверзнет землю между Китаем и США. - Как по-китайски «незаконно»? - спросит Билли в госпитале, ссылаясь на то, что в Америке пациент имеет право знать свой диагноз. - Мы скрываем это, чтобы переложить бремя переживаний на себя, а не на нее, - услышит она в ответ. И чтобы не осталось пробелов, Ванг разжевывает свои идеи с дотошностью молодого репетитора. «Вы думаете, что жизнь человека принадлежит человеку. На востоке жизнь - часть целого. Семьи, например». Впрочем, эта и другие важные для режиссера идеи в фильме проговариваются без патетики и нравоучений. Просто прожившей 26 лет в США Билли действительно дико изображать радость на свадьбе кузена и скрывать от бабули правду. Хотя от одной и той же мелодии китайско-американской шарманки быстро начинаешь уставать. Когда же Ванг переключается на внутренний конфликт героини, на эмигрантские тяготы и тему потерянной родины, мотив приобретает уже более характерные очертания и глубину. Увы, ненадолго. Уже второй полнометражный фильм Лулу Ванг украшают исполнительницы главных ролей. В дебюте это была мисс просвещенное лицо, икона независимых Брит Марлинг. В новом фильме - Аквафина, американская рэперша и актриса, крупные планы которой уже само по себе самостоятельное кино. Она - альтер-эго режиссера, веревка, держась за которую зритель погружается с аквалангом все глубже и глубже в историю одной семьи. И как славно, что в финальном титре мы знаем, чем закончилась (или продолжается) та самая история, которая based on a true lie («основана на реальной лжи»). Кажется, пройдет еще с десяток волн эмиграции с Востока на Запад и чуть меньше - наоборот, прежде чем экспаты свыкнутся с мыслью, которую Ванг уже сейчас вложила в уста своей героини. Когда клерк в гостинице спрашивает Билли, узнав, что та из США, где же лучше - в Америке или в Китае, она совершенно искренне отвечает «Там по-другому». Никакой формулы не существует, как и не существует ответа на вопрос, так что же лучше - сказать бабуле или оставить ее в неведении. И эта невозможность решить задачу куда трагичнее неправильного ответа. 7 из 10. (Анна Ефременко, «Афиша Тут Бай»)

Вечеринка с контекстом. 30-летняя Билли - этническая китаянка, которая давно живет с семьей в США, но поддерживает контакт с любимой бабушкой, оставшейся на родине. Однажды почва уходит у Билли из-под ног, когда она узнает печальную весть: у старушки рак легких и жить ей осталось недолго. Поскольку китайцы верят, что известие о тяжелой болезни способно сгубить человека быстрее, чем сам недуг, Билли с родственниками решают поехать в Китай и устроить для бабули вечеринку по поводу предстоящей свадьбы внука. И пока пожилая женщина радуется, что видит наконец всю свою семью в сборе, остальные понимают: они, возможно, собрались вместе с ней последний раз. И все, что им теперь остается - изо всех сил скрывать правду, пряча за улыбками и шутками слезы и боль. Когда режиссер стремится донести до публики что-то очень для него лично, результат почти всегда достигает цели, если, конечно, мастерство постановщика способно максимально точно облечь мысли в визуальную форму. Решившая завуалировать в истории Билли и ее семьи образы самой себя и своих родственников, режиссер и сценаристка Лулу Ванг во многом преуспела, сняв по-восточному тонкий, вдумчивый и очень печальный реквием, посвященный как постепенно уходящим в небытие близким людям, так и утраченной связи с корнями и родиной. К сожалению, жизнь легко разлучает семьи, разбрасывая их по уголкам мира и порой единственный повод собраться вновь - это свадьба или похороны. И ложь, по мнению Лулу Ванг, действительно бывает во спасение, когда еще могут случиться неведомые нам чудеса, да и самой жизни лучше лишний раз порадоваться, нежели проводить каждый миг в ожидании неумолимо приближающегося конца. Конечно, местами Ванг допускает некоторые промахи как постановщик, например, порой слишком увлекается сравнением западного и восточного менталитетов, когда настойчиво заявляется, что в Америке во главу угла ставится личность, а в Китае - семья и фамильные традиции. Здесь кино чуть-чуть подвисает, но даже тогда, когда у Ванг проскакивают некоторые режиссерские и сценарные шероховатости, в дело вступают обезоруживающие душевность и искренность, которыми она так хочет поделиться с публикой. Хотя весь фильм выстроен на отчетливо звучащей меланхолично-горькой ноте, в нем есть и юмор, и остроумие, и непередаваемый национальный колорит, в котором сполна раскрывает свой драматический талант совершенно неузнаваемая после образа азиатско-голливудской клоунессы Аквафина. Ее героиня, являющаяся стержнем повествования и эдаким морально-оценочным маркером Запада, пытающимся говорить языком правды (конечно, на английском), в родных, пускай и подзабытых краях забывает о надетой на себя маске и начинает понимать, что хранить подобный секрет - груз прежде всего для человека, владеющего тайной. К несомненным достоинствам этой по-хорошему скромной и трогательной ленты относится отказ режиссера от дешевого мелодраматизма и неуместной манипуляции эмоциями, когда почти весь фильм с тревогой ждешь, что славной старушке вот-вот будет хуже. Но, к счастью, из этого положения Ванг выходит свежим и необычным образом, переплавляя страх родственников перед кончиной бабушки в череду забавных ситуаций, раскрывающих всех остальных персонажей. И «Прощание» абсолютно лишено назойливых нравоучений, всего лишь рассказывая о том, что в каждой семье есть радости и горести, а ощущение родины и дома останется в сердце навсегда, куда бы ты ни уехал и сколько бы ты там ни прожил. И еще фильм развивает одну очень верную мысль - все-таки торжество жизни способно взять верх над смертью, и не важно, сколько оно продлится. Оценка: 4/5. (Антон Смирнов, «25-й кадр»)

Комедийная драма о том, что ложь во спасение не миф. В прокат выходит фильм Лулу Ванг - драма о семье, которая впервые за долгое время собирается вместе по очень печальному поводу. Критики пишут об этой картине не иначе как «трогательная», «проницательная» и «смешная». А на фестивале Sundance этот фильм так и вовсе забрал приз зрительских симпатий. Как история одной большой лжи влюбила в себя всех без исключения - читайте ниже. В Китае есть пословица: «Человек умирает не от рака, а от страха перед ним». Поэтому, когда сестра Най-Най (на кит. яз. «бабушка») узнает, что жить родственнице осталось три месяца, она принимает решение ни в коем случае не сообщать ей об этом. Семья старушки готова на все, чтобы оградить ее от плохих новостей. Даже придумывает фиктивную свадьбу. Так у всей семьи точно будет веский повод собраться всем вместе - тем более, что они не делали этого 20 с лишним лет. Больше всего новость о скорой кончине бабули переживает Билли. Девушка эмигрировала в Штаты вместе с родителями еще будучи совсем крошкой, она не очень хорошо говорит по-китайски, но все ее детские воспоминания связаны именно с Най-Най. Билли не умеет скрывать свои чувства, воспитанная на Западе, она верит в право человека знать правду, но все равно приезжает в родной город - чтобы попрощаться. Роль Билли досталась Аквафине, наверняка знакомой вам по «Безумно богатым азиатам» и «8 подругам Оушена». И да, это ее первый драматический опыт. Актриса боролась за эту партию, потому что образ главной героини ей близок, она сама тоже была воспитана бабушкой. Ее Билли из любви к старушке проходит через все круги свадебного ада: спа-салоны, фотосессии, предсвадебные ужины, банкет с крабами и даже серию тостов. Удивительно, кстати, насколько китайские традиции в каких-то моментах схожи с русскими. Сразу на выходе из аэропорта Билли встречает толпа бомбил, так, словно она прилетела в Шереметьево. Китайцы тоже дают «прикурить» своим усопшим на кладбище, ну и да, они обожают свадебные тосты. Оказавшись в такой родной и одновременно такой незнакомой стране, Билли открывает для себя много нового не только о своей семье, но и о своей культуре. И те открытия, которые она совершает, становятся чем-то особенным и для зрителя. Например, очень ценно знание, что на Востоке жизнь не принадлежит человеку, она принадлежит его семье и обществу. В Китае были времена, когда яйца выдавали по карточкам. А еще, делая фото, вместо «сыра» местные кричат «баклажан». Надпись на постере - «Основано на реальной лжи» - не рекламный трюк. Все события фильма и правда происходили на самом деле - с режиссером и сценаристом картины Лулу Ванг. Мало того, даже съемки она развернула по горячим следам - свадьбу снимали в том же банкетном зале, где когда-то притворялась она сама, а ту самую сестру бабушки сыграла реальная сестра ее бабушки. Она, можно сказать, была чувственным компасом режиссера: «У меня всегда была возможность спросить, насколько происходящее в кадре совпадало с ее ощущениями и воспоминаниями». Лулу Ванг вложила в «Прощание» все лучшее, что есть в азиатском кино: плавные кадры, волшебную музыку, уникальность местной культуры и красоту простых дел. Но ее сюжет вполне можно назвать по-голливудски динамичным. Многие критики пишут, что «Прощание» - это фильм о лжи и ее самых разных последствиях. Но мне кажется, что это тонкое и остроумное кино получилось обо всем сразу. Оно о том, что каждый любит по-своему, страдает по-своему, переживает утрату по-своему. Оно о семье, о детях, о родителях. Знаете, есть фильмы, которые трогают потому, что кто-то сталкивался с такой страшной штукой, как рак. Другие - потому что мы все еще верим в любовь. А третьи, к примеру, потому что страшимся войны. Но «Прощание» очень универсально. И оно западет в сердце уже просто потому, что ты - человек. (Анастасия Круглякова, «The City»)

Растопившая сердца инди-драма с Аквафиной про смерть и Поднебесную. Ассимилировавшаяся в Нью-Йорке семья китайцев - мама, папа, Билли (Аквафина) - узнает о том, что их любимая бабушка, оставшаяся на родине, умирает на четвертой стадии рака. Но поскольку в Китае сообщать о болезнях не принято, большая и шумная компания родственников говорит бабуле, что они все хотят ее навестить в связи со свадьбой кузена. Членам семьи приходится подыгрывать, но выросшей в США Билли очень сложно понять и принять такие семейные, с позволения сказать, ценности. По прилету в Китай Билли выходит из аэропорта, и ее сразу встречают десятки рук встречающих таксистов, из машины она видит недостроенные панельки, которые, скорее всего, так и не дождутся кинутых дольщиков, а тусклое небо светит беспросветно серым. Чуть позже на кладбище у могилы дедушки выяснится, что похоронные и скорбные обряды у китайцев почти как у русских: хоронить непременно в земле, а не развеивать прах, и оставлять у памятника любимую еду покойного. Вообще все это потрясает русского человека не так сильно, как и американца, и поначалу фильм кажется такой «Нелюбовью» на мажорной ноте с прививкой китайского Нового года, где все немного скрывают боль и правду, но по итогу оказывается скорее «Трудностями перевода» с Аквафиной вместо Йоханссон и бабулей вместо Билла Мюррея. Сложностям перевода поддаются социальные нормы и традиции. Сам факт болезни для китайцев будто страшнее смерти - для этого, конечно, нужно понимать национальный контекст в целом. Исторически сложилось, что народ Китая очень сильно зациклен на постоянном приумножении благ, каких-то талисманах, тотемах, травах, долголетии, - и в конце концов этим обусловлена такая популярность супергеройского кино в Поднебесной. Жизнь буквально повязана на вере в сверхсилы. Потому решение семьи скрыть от бабушки ее болезнь никому из родственников, кроме Билли, не кажется морально противоречивым анахронизмом. Несколько угнетает, что весь фильм проговаривается примерно одна мысль: на Западе жизнь принадлежит человеку, а на Востоке - семье. Да и сама тема с культурными различиями где-то через час начинает утомлять. На свадьбе исполняют «Killing Me Softly», а затем какую-то милую китайскую песню. Но, безусловно, подкупает, что такое прогрессивное для Китая кино снято с позиции американской постановщицы Лулу Ванг, родившейся в Китае, но в детстве иммигрировавшей в Штаты. И сама Билли по фамилии Ванг - ее проекция, так как и история автобиографична. Бабушка Лулу узнала о своем диагнозе шесть лет назад и до сих пор борется с болезнью. «Прощание» - второй за год громкий азиатский фильм после «Паразитов», строящийся на тлетворности семейной лжи. Элегантная мелодрама Ванг под этой идеей скрывает вещи куда более тонкие, чем надрывной гран-гиньоль Пон Чжун Хо. Прощание происходит не только с бабушкой, но и со своей родиной. Семья из двадцати человек не видит друг друга годами и разъезжается по континентам, но съезжается только чтобы кого-то проводить в последний путь. Во многом именно тема утраченного гражданства делает картину настолько востребованной на Западе и заявляет о ее серьезных шансах в нынешнем наградном сезоне. Традиция крепко врать по Ванг иллюстрируется аккуратными вкрадчивыми деталями: поезд несется в подземке и разделяет Билли с бабушкой по разные стороны станции, национальный рисунок с рыдающим пупсом предательски наблюдает со стены туалета. Семья чинно сидит за столом, где еда ездит по кругу и олицетворяет лживую поруку бесконечных праздников, где родственники даже толком не могут пообщаться по душам, и выходит в символ круга жизни, грустного и непримиримого, как финал с выкриком, пугающим птиц на ветке, переходящим в нежно исполненную на китайском песню «I Can't Live Without You». Конец безошибочно отсылает к первому кадру с бабулей на фоне аппликации горного озера в цветах на стене. Никогда нельзя правильно проститься, но всегда можно помнить, как бабушка учила правильному тибетскому дыханию. Выдох. И снова вздох. Оценка: 7/10. (Денис Виленкин, «Афиша»)

Безумно грустные азиаты. ЧТО ПРОИСХОДИТ. Американка китайского происхождения Билли (Аквафина) уныло влачит свое существование в Нью-Йорке - хотела стать известной писательницей, но пока ничто не предвещает грядущего успеха. Денег толком нет, стипендию Гуггенхайма она так и не получила, а родители, тоже китайские эмигранты, постоянно критикуют образ жизни. Но эту бытовуху прерывает трагическая новость: родная бабушка Билли, милейшая старушка Най-Най (Чжоу Шучжэнь) больна раком легких и жить ей осталось всего несколько месяцев. Родственники из Америки и Японии стремятся увидеться с ней, но скрывают диагноз от умирающей женщины (таковы китайские обычаи). Предлогом для визита становится постановочная свадьба одного из внуков. ПРЕДЫСТОРИЯ. Фильм открыто заявляет, что «основан на настоящей лжи». Дело в том, что режиссер Лулу Ванг в возрасте шести лет покинула Пекин и переехала в Америку, где началась ее творческая карьера (персонаж Билли - ее альтер-эго). В семье Ванг происходило нечто подобное - ее бабуля заболела раком, но родственники решили ничего не рассказывать старушке. Сначала режиссер рассказала эту историю в подкасте «This American Life», а после решила снять фильм по мотивам этих невероятных событий - так появилось «Прощание». ЧТО ПОЛУЧИЛОСЬ. На «Сандэнсе» фильм Ванг стал хитом и до сих пор собирает феноменальные отзывы (99% на Rotten Tomatoes при почти трех сотнях рецензий). Почему всем так нравится «Прощание»? Дело в том, что у Ванг получилось рассказать очень грустную историю без использования голливудских слезодавительных манипуляций. Почти никто из персонажей не позволяет себя громких речей, которые направлены в сторону бабули, потому что вынуждены скрывать свою скорбь за напускными улыбками (в том числе и Билли, по мнению родителей, не умеющая прятать свои эмоции). Пресловутое прощание с умирающей Най-Най проходит как большой семейный праздник - немного фальшивый, но такова уж специфика любых сборищ большого количество родственников, которые живут в трех разных странах. Лулу Ванг не делает из своего маленького и скромного фильма, который способен похвастаться одновременно суперпопулярной Аквафиной в главной роли и смешным бюджетом (всего 3 миллиона долларов), эпическое полотно о том, как трудно отпускать любимых людей. «Прощание» демонстрирует весьма сдержанный режиссерский стиль и убедительную актерскую игру без надрывов - именно поэтому эта история выглядит так правдоподобно. НА САМОМ ДЕЛЕ ЭТО. «Прощание» - не просто грустная драма с комедийными нотками, а наглядное исследование различия западной и восточной культуры. В Китае действительно существует такая норма поведения, когда пожилой человек может не знать о своем диагнозе - и это считается абсолютно легитимной вещью. Как объясняет один из героев фильма, так они переваливают тяжелую ношу с умирающего на его родственников. Труднее всего это принять главной героине фильма - Билли пусть и родилась в Китае, но еще в детстве переехала в Америку, где к этой ситуации существует абсолютно противоположное отношение. На Западе человек - это индивидуальность, на Востоке - часть системы, бесконечного мироздания. Нехитрая истина показывает то, как сильно могут отличаться люди - и «Прощание» не пытается склонить вас на какую-либо из сторон. Фильм Ванг действительно уникальное инди-кино - по большей части оно снято в китайском Чанчуне (с небольшими вставками из Бруклина), но премьера состоялась на «Сандэнсе», а прокатом занимается компания A24, ответственная за весь актуальный независимый кинематограф Америки. ЛУЧШАЯ СЦЕНА. Свадебная церемония внука Най-Най - на которую якобы и собралась большая семья. Неловкие комичные поздравления молодоженам перемежаются сентиментальными речами - все это вызывает грусть и улыбку одновременно. СМОТРЕТЬ, ЕСЛИ ПОНРАВИЛОСЬ. «Я, Эрл и умирающая девушка» - еще один сандэнсовский хит про подростка, который переживает смерть подруги; «Пешком-пешком» - японская драма Хирокадзу Корээда про семейные сборы на годовщину гибели старшего сына; «Посмертный» - дебютный фильм Лулу Ванг, комедия про художника-лузера, которого все считают погибшим. (Марат Шабаев, «КиноРепортер»)

Смерть, ложь и видео. В прокат выходит «Прощание», мамблкор американки китайского происхождения Лулу Ванг с рэпершей Аквафиной в главной роли. Комедия об идентичности и лжи во спасение, в которой врут не только герои, но даже музыка и монтаж, стала одним из главных хитов «Сандэнса». «Прощание» начинается с предуведомления: «Этот фильм основан на подлинной лжи». И не на одной: в первые пять минут этой тихой комедии о смерти две героини - бабушка и внучка - обмениваются по телефону десятком неправд: «Как ты себя чувствуешь?» - «Хорошо. А как твои успехи?» - «Все прекрасно». У бабушки, живущей в Китае, четвертая стадия рака, но она об этом не знает - на Востоке не принято сообщать больному о таком диагнозе, поэтому вся семья должна делать вид, что ничего плохого не происходит. Чтобы попрощаться с бабушкой, но не расстроить ее, семейство приезжает на псевдосвадьбу одного из ее внуков - он якобы женится на японке. Главная героиня Билли, живущая в Нью-Йорке, тоже приезжает прощаться с бабушкой, но уговаривает родственников сказать ей правду: «Она имеет право знать - вдруг у нее есть какие-то планы?». Весь фильм страшный злой волк - рак легких - будет пытаться бабушку сожрать, внучка будет сдерживать слезы, а все остальные будут пить и улыбаться. Несмотря на такой трагически-сентиментальный сюжет, «Прощание» - не мелодрама, а абсурдная инди-комедия о разнице культур. Одна ложь здесь громоздится на другую, их подпирает еще одна, и все это во благо, и все это к лучшему. Режиссер Лулу Ванг давно хотела снять такое кино. В своем первом фильме «Посмертный» она исследовала смерть автора и ее влияние на арт-рынок, теперь, в «Прощании», смотрит, как смерть влияет на силу семейной любви. Ван, как и ее героиня, приехала с семьей в Штаты, когда ей было шесть лет, и ее бабушка действительно была больна, а семейство действительно не хотело отравлять бабушке последние месяцы жизни. Из автобиографического сюжета Лулу Ванг монтирует веселый видеоклип об отчаянии. Она заставляет зрителя сомневаться в каждом слове своих персонажей, подчеркивает постоянную смену ритма, умело использует закадровую музыку - не для того чтобы задеть зрителя, вовлечь его в историю, а чтобы наврать ему: все будет хорошо. Актриса для главной роли выбрана идеально. В роли альтер эго режиссера - рэперша Аквафина («Восемь подруг Оушена», «Безумно богатые азиаты»). В том, как она живет на экране в «Прощании» - самоироничная, неловкая, сутулая, не умеющая ничего скрыть, не способная ничего объяснить, проявляется ее настоящая актерская и человеческая сила. Аквафина говорит, что больше всего на ее рэп повлиял Чарльз Буковски, которого она прочитала в 11 лет. И ее роль в «Прощании» - как если бы Буковски появился на семейном торжестве, помятый и злой, и вдруг со всей своей нетрезвой мощью начал подчиняться правилам окружающего мира. Билли - не вполне американка, но уже давно и не китаянка. Ей не нравятся китайские обычаи, но она не понимает, почему надо превозносить все американское. Когда клерк в гостинице спрашивает, как там в Америке - лучше ли, чем в Китае? - она честно отвечает: «Там по-другому». «Прощание» - это, в сущности, история не про болезнь бабушки, а меланхолическая история молодой женщины в поисках смысла. Женщины, которая никак не может решить, что важнее: семья или самоуважение. Правда или ложь во спасение. Успех или разговоры об успехе. Восток или Запад, в конце концов. Разница между Востоком и Западом, говорит один из героев, в том, что на Востоке человеческая жизнь - это часть целого: семьи, общества. Сказать человеку, что он умирает, как это принято на Западе, - значит нагрузить его ответственностью за его смерть. На Востоке семья берет эту ответственность на себя, а умирающий остается в неведении. Это не плохо и не хорошо - просто разные точки зрения на смерть, коллективную и индивидуальную за нее ответственность. «Прощание» - анекдот обо всем, с чем рано или поздно придется проститься. В одном из лучших эпизодов фильма семейство, подделав заключение о болезни Бабули, гордо шествует по улице. И в этот момент фильм превращается из анекдота в героический эпос. Они идут - семья, которая не хочет никого расстраивать, семья, где никто не понимает друг друга, семья, умеющая лгать. Команда супергероев, только что в очередной раз ложью спасшая свой мир. (Ксения Рождественская, «Коммерсантъ Weekend»)

В Китае - горько. Как бы горько это ни звучало, порой чужая смерть делает суматошный бег жизни чуть более осмысленным. Одного только приближения к ней достаточно, чтобы остановиться и осмотреться - что это я? куда несусь? Хватит одной трагической новости. Такую горькую новость главная героиня «Прощания» нью-йоркская китаянка Билли - ей 30 лет, и 25 из них прожито в Бруклине - получает от родителей. От рака легких в Китае умирает бабушка Билли Най-Най. Правда, самой старушке об этом пока ничего не сказали. Не хотят расстраивать. В Китае так не принято: зачем портить последние дни ожиданием неизбежной кончины? Тягостный ужас предсмертной агонии по идее должны взять на себя близкие. И вот большая семья, которая, словно гигантский спрут раскидала свои щупальца по всей планете (отец Билли обосновался в Америке, а дядя - в Японии), придумывает правдоподобный повод: как собраться вместе на исторической родине, ничем не выдав свою скорбь умирающей. Бабушке объявляют, что весь клан соберется вместе, чтобы сыграть свадьбу кузена Билли. Правда, саму героиню на это «торжество» не пригласили. Слишком уж тонкая у нее душевная организация - вдруг еще расплачется, когда нахлынут детские воспоминания. Билли появляется на бабушкином пороге неожиданно - билет в Китай она купила в кредит, - но к счастью для обманщиков ей все же удается сдержать слезы. Лулу Ванг списала свою историю с реальности: «основано на реальной лжи» - так сказано в титрах. Ее собственной бабушке тоже ставили страшный диагноз, который семья доблестно от нее скрывала. В 2016 году Ванг записала свой сюжет для радиопередачи This is American Life, а позже переделала его в фильм. Поразительный сценарий превратил «Прощание» в один из главных хитов «Сандэнса». Там его подхватил модный дистрибьютор авторского кино A24. У него много хитов, но даже среди них «Прощание» выделяется: в рамках ограниченного летнего проката в Америке наработка на копию у фильма была не хуже, чем у последних «Мстителей». Все это, впрочем, не означает, что Лулу Ванг было так уж легко донести детали своего замысла до инвесторов. Одни требовали от нее изменить национальную принадлежность главной героини (мол, довольно и того, что большая часть сюжета разворачивается в Китае), другие хотели, чтобы кино было чуть меньше драмой и больше развлекало. Ну, зачем так много о болезни и смерти? В итоге фильм взял под свое крыло Крис Вайц, сделавший когда-то со своим братом Полом «Американский пирог», и «Прощание» получилось именно таким, каким было задумано: две трети фильма говорят на мандарине, а из заметных некитайских персонажей есть разве что невеста-японка. Главную же роль в итоге сыграла - то ли рэпер, то ли комик - Аквафина, родившаяся в Нью-Йорке, но воспитанная китайской бабушкой. Идеальное попадание в образ. [https://youtu.be/YsSre22qito] Американский рынок, несмотря на местами устаревшие взгляды некоторых продюсеров, стремится к разнообразию, в том числе национальному, и «Прощание» встраивается в хвост к «Безумно богатым азиатам», герои которых тоже ехали к родителям на экзотический восток. Аквафина, кстати, тоже там играла. Однако интонация фильма Ванг, конечно, далека от легковесной разлюли-малины прошлогоднего хита. В фильме полно восхитительно смешных сцен. Скажем, видели ли мы раньше, как китайцы угощают умерших родственников сигаретой? Слышали ли мы пение китайских собачек? Уверен, что нет. При этом язык не повернется назвать «Прощание» комедией. Это чистейшая семейная драма, тонко нюансированная, сдержанная, парадоксальная в своих наблюдениях за человеком, местами едкая, но не заигрывающая с этническими клише и предубеждениями потенциальных зрителей. В мире сделано множество фильмов о культурных различиях и барьерах, которые обостряют оптику восприятия жизни, показывая нам ее другими глазами, но «Прощание» выделяется даже на этом богатом фоне. Оно не эксплуатирует «китайскость» своих героев, не увлекается стереотипами или излишней мелодраматизацией. Но извлекает квинтэссенцию национального духа - свадьба и похороны, безусловно, в этом смысле роковые, смыслообразующие торжества. Скажем, трудно представить себе, чтобы умиротворяющий разговор о смерти, который ведут родные Билли, звучал в англосаксонском фильме (а вот, кстати, в русском сердце китайские истины резонируют вполне уместно). И тем важнее, чтобы это мнение была озвучено. Что важно для всех (независимо от цвета паспорта), это еще и фильм о вранье, постправде, как теперь принято говорить. О том, как ложь растекается по нашей жизни и управляет ею. Как делает ее выносимой для людей одного поколения или, напротив, невыносимой для людей другого, как на диалектике правды-неправды качается драматургия семейных и, вообще, человеческих отношений, истинных чувств, скрепленных порой беспримесным вымыслом. Это универсальный контекст фильма. В этом году было много картин о притворстве, тактических уловках ради выживания, принуждении к лжи, общественном сговоре и фальши, органично вплетенной в реальность и неизбежно меняющей правила игры. И «Прощание», пожалуй, самая неоднозначная из них. (Василий Степанов, «Сеанс»)

Моя фальшивая китайская свадьба. На экраны выходит фильм «Прощание», получивший на фестивале Sundance приз зрительских симпатий, - история о разнице культур, семейных ценностей и праве на ложь, самом важном и самом милосердном из всех прав человека. Это, в общем, вполне хрестоматийный сюжет: возвращается человек из далекой заграницы на родину, где не был много лет, а там ничего не изменилось и все по-прежнему следуют дремучим дедовским законам, погрязнув в пьянстве, суевериях и лжи. Он помыкается немножко, поучит их правильно жить, прослывет дурачком - и в крик: кларету, мол, мне, кларету. Так и спивается. История, прямо скажем, не новая и вполне интернациональная. В «Прощании» девушку Билли родители увезли из Китая в Америку, когда ей было шесть лет, но у нее по-прежнему нет никого ближе оставшейся на родине Най-Най - так там называют бабушек по отцовской линии. Врачи сказали, что жить Най-Най осталось три месяца, однако сообщать людям о таких вещах в Китае не принято: к чему расстраивать человека, если все равно нельзя ничего изменить? Поэтому давно разъехавшаяся по разным странам семья придумывает повод, чтобы собраться всем вместе и попрощаться с бабушкой: Хао-Хао, двоюродный брат Билли, должен срочно жениться на своей девушке-японке и сыграть свадьбу в Чанчуне. Билли, которая практически всю сознательную жизнь провела в Соединенных Штатах, уверена, что знать время своей смерти - почти конституционное право каждого, но решение принято, и ее мнение, в общем, никого не интересует. Эта дилемма, которая теоретически должна стать краеугольным камнем всего фильма, довольно быстро отходит на второй план. Специально для Билли (а заодно и для зрителей) устраивают краткий ликбез, как все устроено в Китае: коллектив может и должен решать, что хорошо для отдельного индивида, и спорить здесь глупо, тем более что умирающих родственников так обманывали испокон веку. Кажется, что после таких заявлений должна начаться подлинная драма и столкновение цивилизаций с дискуссией о правах человека и произволе авторитарных обществ, но ничего подобного не происходит. Все снова вместе, Най-Най счастлива - о чем дискутировать? И это, кстати, многое говорит о перспективах противостояния Запада и Востока: очень спокойно и ненавязчиво нам демонстрируют, что никаких других вариантов здесь нет и быть не может. Остается только покориться этой мягкой и нежной силе. Можно, конечно, порыдать в подушку или всплакнуть в темноте кинотеатра, но любые споры о правах человека становятся просто неуместными. К тому же в какой-то момент ты перестаешь понимать, кто кого обманывает в этой истории. Бабушка Билли далеко не так проста, как может показаться на первый взгляд: Най-Най воевала, была ранена, и сейчас именно она - настоящая глава всей семьи. Мужчины в «Прощании» вообще предстают довольно бессмысленными созданиями. Тугоухий мистер Ли, второй муж Най-Най, нужен, кажется, только для того, чтобы молча ковылять из одного угла кадра в другой. Оба ее сына, уехавшие искать счастья за границу - один в Америку, другой в Японию, - медленно спиваются на чужбине. А Хао-Хао, который не может связать и двух слов то ли из-за плохого знания китайского, то ли потому, что непроходимо глуп, вообще выглядит каким-то недоразумением. Поэтому, когда нам рассказывают, что сама Най-Най в свое время точно так же скрывала от первого мужа его диагноз, поневоле закрадывается подозрение: может, она прекрасно понимает, что происходит? Она знает правила этой игры и согласна, что родственники должны нести на своих плечах тяжесть знания о смерти, избавляя умирающего от лишних тревог. Най-Най точно так же заботится о своей семье: делает вид, будто не замечает траурных лиц и натянутых улыбок, играет роль бодрой деспотичной старушки, ловко женит Хао-Хао, который еще неизвестно сколько раскачивался бы, а заодно позволяет детям и внукам отвлечься от грустных мыслей приготовлениями к свадьбе и вообще всем этим спектаклем. Особенно это касается любимой внучки. Девушку, которая ее играет, у нас принято называть Аквафиной, но псевдоним Awkwafina происходит, конечно, не от воды, а от слова awkward - «неловкий». Билли в «Прощании» и есть воплощенная неловкость, так что в ней даже сложно узнать сквернословящую рэпершу и актрису из фильмов «Безумно богатые азиаты» и «8 подруг Оушена». Все у нее как-то не слава богу. Она везде чужая: и в Нью-Йорке, который так и не стал для нее домом, и в Чанчуне, где Билли поминутно извиняется за свой плохой китайский. Музыку она забросила, писательницей так и не стала. Денег нет, в стипендии Гуггенхайма отказали, родители читают нотации, как девочке-подростку, а в окна то и дело залетают птицы, предвещая что-то нехорошее. Все вокруг ломается, даже лифт в высотной гостинице, и похоже, что жизнь разваливается на части, словно поддельные китайские кроссовки, в которых не обрести нового равновесия. Из-за этого кажется, что Най-Най незаметно взваливает на свои плечи именно ее бремя, именно ее возможную смерть. «Прощание» начинается титром «Основано на реальной лжи». Снявшая фильм и написавшая для него сценарий Лулу Вонг имеет в виду, прежде всего, что это почти автобиографическая история - здесь даже двоюродная бабушка режиссера играет саму себя, то есть сестру Най-Най. Однако речь еще и о том, как многое в этом мире основано на спасительном обмане, разоблачать который - даже из самых лучших побуждений - жестоко и преступно. И, вернувшись на родину, хорошо бы понять, ради кого люди лгут, из-за чего пьют и отчего так важно соблюдать кажущиеся странными традиции. Не умом, конечно, - сердцем. От этого вашего ума одно горе. (Саша Щипин, «Сноб»)

Правдивая ложь китайского «Прощания». Кинотеатры показывают трагикомедию Лулу Ванг, рассказывающую о семье китайцев, которые встречаются на исторической родине, чтобы попрощаться с умирающей бабушкой. «Прощание» - кино вроде бы американское (под крылом студии авторского кино А24), но в центре внимания китайцы, которые разговаривают на китайском, хотя иногда переходят на английский, и все не просто так, как залетевший в окно нахальный и пугливый воробей. Студентка, родом из Китая, но с детства живущая с родителями в Америке, узнает страшную правду - бабушка смертельно больна, и эту правду до самого конца она должна скрывать. Автор сценария и режиссер Лулу Ванг, американка китайского происхождения, сделала картину, полностью основанную на обмане, о чем заявляет титром еще в начале - вместо привычного «based on a true story» появляется «based on an actual lie». Однако парадокс в том, что этот автобиографический фильм об одиночестве, смерти, притворстве, вине и ответственности, омарах и крабах удивительно честный. Сюжет нехитрый. Старушка больна раком, врачи бессильны, и жить, говорят, осталось недолго, но бабушка о диагнозе не знает и рассказывать ей об этом никто не спешит - такова китайская традиция, потому что «больные умирают не от рака, а от страха перед ним». Вот и предлогом повидать больную, которая помрет не сегодня - завтра, становится фиктивная свадьба, куда второпях собирают всю родню, которую раскидало по всему миру. Родители, однако, отказываются брать с собой дочь, потому что она не умеет сдерживать слезы и может проболтаться, но к любимой бабушке внучка все равно прилетает, самостоятельно. Один из главных хитов года не столько о трагедии одной китайской семьи, сколько о разнице мировоззрений - восточного и западного. В фильме разыгрывается конфликт противоположных образов мышления. С одной стороны - китайцы, а с другой - китайцы, эмигрировавшие в Америку. «А что, по-вашему, лучше - Китай или Америка?» - расспрашивает приставучий управляющий гостиницы, куда заезжает главная героиня, неуверенно говорящая на китайском. Девушка скромно замечает, что эти страны очень разные. За столом мать рассказывает, как, перебравшись в страну храбрых и свободных, священник дал семье ключ от церкви, чтобы дочь могла играть на пианино в любое время. Правда? Вот так просто отдал ключ от церкви? «Это же Америка», - гордо отвечает мать. Отец героини называет себя американцем, потому что паспорт американский, а его старший брат признается, что всегда останется китайцем, несмотря на паспорт и место жительства. В Китае люди спиваются и умирают, зато можно быстро разбогатеть, но, по словам внучки, «деньги - не главное в жизни. Не все можно купить». Даже удивительно слышать такое от гражданина капиталистической страны. Позже выясняется, что лечащий врач старушки тоже вовлечен во всеобщий заговор и мечтает попасть в Нью-Йорк - красивый город, говорит. И английский язык становится языком правды, ведь бабка понимает только китайский. Нетрудно заметить, как за фасадом разговорной трагикомедии аккуратно раскрывается фундаментальная разница между Востоком и Западом. Для полноты картины автор должен был обыграть историю в Гонконге, который «отрывают» от Китая, мол, Гонконг - не Китай. Китайская семья утаивает правду, а прилетевшая из Америки внучка оказывается единственной, кто верит, что обман - зло, мол, «в Америке это было бы невозможно». Для приезжей ложь - это дикость, а для китайцев - дело традиционное, поколенческое, национальное. Китай живет по лжи, и ничего не поделаешь, потому что ты не можешь пойти против родных - жизнь принадлежит не человеку, а обществу, которое заставляет человека молчать, чтобы не выбивался из толпы. Действие чужого среди своих - это бездействие. Конфликт фильма - это классическое столкновение индивидуализма и коллективизма, личности и общества, правдоискателя, который влетает в дом, как тот самый воробушек, и государства, которое старательно скрывает тревожную правду. Врачи врут, документы подделывают. Смерть удивительным образом не разъединяет, а объединяет людей, которые даже рыдают напоказ, потому что кто не рыдает, тот не любит родных. Однако, как говорит ничего не подозревающая старушка, которая по иронии судьбы выглядит бодрее родных и понимает в этой жизни больше, чем кто-либо из собравшихся, «ругать Китай не надо. Вы же китайцы», - как бы намекая, что желание чувствовать себя настоящими американцами - занятие бесполезное. А вдруг бабушка, если не осознает, что умирает, то хотя бы подозревает, потому что знает о семейных традициях? Возможно, старушка смирилась со смертью, чтобы в последний раз собрать любимых. Мудрых не обманешь. А может, конец фильма - тоже обман, ведь это все еще «based on an actual lie», но уже для нас, зрителей, чтобы мы не грустили? Очаровательное, остроумное, по-хорошему странное «Прощание», где много и аппетитно едят и пьют, где смеются, а потом заливаются слезами, где одновременно выглядят счастливыми и грустными, смешными и растерянными, не только живо показывает национальные обычаи, но и выражает разные мудрости. Семья - это огромное счастье, иммигрант определяется не тем, что приобрел, а тем, что потерял, в жизни важно не только, что ты делаешь, но и то, как ты это делаешь, и ложь не просто возможна, а необходима, потому что правда мучает и убивает, и весь этот моральный выбор - можно ли врать тем, кого любишь, и врать вообще - не имеет ни национальности, ни границ, потому что человеческий. Лучше сладкая ложь, чем горькая правда, но мы-то знаем, что рано или поздно все тайное становится явным. И никакой паспорт здесь ничего не решает. (Артур Завгородний, «Regnum»)

Ложь во благо: фильм "Прощание" точно пробьет вас на слезы, но это не плохо. Неожиданный хит фестиваля "Сандэнс" - интимная низкобюджетная картина американской женщины-режиссера Лулу Ванг уже собрала почти $20 млн в американском прокате при бюджете всего в 3 млн. При этом даже эту небольшую сумму Ванг нашла с трудом и столкнулась с так называемым вайтвошингом, когда на роль персонажей, представляющих этническое меньшинство, берут белых актеров. По этой причине продюсировать картину о китайской семье с молодой американкой китайского происхождения в главной роли не хотели не только в США, но даже в самом Китае. Но Ванг была твердо намерена держаться первоначальной задумки и снять по крайней мере 70% фильма на китайском. В итоге ей все-таки удалось найти единомышленника в лице американского продюсера Криса Вайца, заинтересовавшегося проектом после того, как режиссер рассказала сюжет фильма на радиопередаче "Эта американская жизнь". После успешной премьеры на "Сандэнсе" фильм получил дистрибьютора - компанию A24, заплатившую Ванг $6 млн. Netflix, кстати, предлагал в два раза больше, но режиссеру было важно показать свою работу в кинотеатрах. "Прощание" - автобиографичная история, даже фамилия главных героев - Ванг, а роль одной из бабушек исполняет реальная родственница режиссера. Все начинается с того, что молодая Билли, которую сыграла рэперша и восходящая звезда Аквафина, идет по людной нью-йоркской улице и разговаривает с Най-Най ("бабушка" по-китайски). Та волнуется, что Билли не носит шапку и не бережет уши, так как она читала, что в Нью-Йорке у женщин воруют сережки прямо на улице. А еще она утаивает от внучки, что находится в больнице, чтобы сделать МРТ. Ее младшая сестра в свою очередь утаивает результаты анализов и не говорит Най-Най, что у той неизлечимая стадия рака легких. Вместо того, чтобы сказать родительнице правду, вся семья поспешно устраивает свадьбу племянника Билли Хао-Хао с его японской подружкой и использует ее как предлог, чтобы всем увидеться с умирающей, но не подозревающей о скорой смерти Най-Най. Билли решают оставить дома в Нью-Йорке из-за боязни, что она не сможет в открытую врать своей бабушке и не сдержит эмоции. Но та покупает билет сама и прилетает в некогда родной Чанчунь, который покинула маленькой девочкой. Родители явно недооценивают Билли - та не так проста, как кажется, и вполне может врать в лицо, но только не бабушке, а им самим. Фильм предваряется фразой: "Основано на настоящей лжи". Ложь объединяет всю семью Ванг и является главным условием их мнимого спокойствия: Най-Най не рассказывает Билли об МРТ, Билли не говорит родителям, что не получила писательский грант, и все они предпочитают выдавливать фальшивые улыбки на свадебном торжестве, в то время как готовы разрыдаться из-за маячащих на горизонте похорон. Таким же образом родители когда-то ничего не сказали маленькой Билли о смерти дедушки, а сам дедушка до последнего скрывал от Най-Най, что так и не бросил курить. "Прощание" - это столкновение Востока и Запада, старого и нового, драмы и комедии. Оказывается, в Китае врачи по закону не обязаны говорить пациентам их диагноз, поэтому действия семьи Ванг не являются чем-то экстраординарным, так делают многие. Люди верят, что пациенты умирают не от самого рака, а от страха перед смертью. Сама Най-Най когда-то точно так же соврала своим родителям. Однако режиссер не делает поспешных выводов, и какой бы безумной идеей ни казалась фальшивая свадьба, чем больше мы узнаем о мировоззрении героев, тем менее однозначными кажутся их действия. Героиня, продукт индивидуалистской американской культуры, не понимает, как можно скрывать от человека его диагноз, даже если действуешь ему во благо. Ее старшие родственники, наоборот, говорят о коллективной ответственности и боли, которые они берут на себя вместо Най-Най. И если учитывать (внимание, здесь будет спойлер!), что реальная бабушка живет и здравствует уже шесть лет после того, как ей поставили страшный диагноз, в данном случае китайская мораль, хоть и неприемлемая для западного сознания, доказала свою эффективность на практике. Семья Ванг - семья иммигрантов: старший брат уехал в Японию, а младший - в Америку, поэтому им свойственен обычный для иммигрантов дуализм. В Билли борются две разные идентичности: она плохо говорит по-китайски, с трудом разбирается в местных обычаях, но все еще чувствует связь со страной и городом, детские воспоминания о котором давно исчезли под бетоном новых многоэтажек. Она начинает сомневаться, сама ли она выбрала свое будущее или это сделали за нее и если в Нью-Йорке ничего не выходит, может, выйдет в Чанчуне? Так и современный Китай, стремительно развивающийся и богатый, не может определиться - бежать ли ему в сторону Америки или найти свой собственный путь. Люди, узнав, что Билли приехала из США, не отстают от нее с вопросами, где лучше - там или здесь? Для китайцев заграница - это волшебная процветающая страна бесконечных возможностей, и тем самым Поднебесная очень напоминает Россию. В одной из ключевых сцен фильма многочисленные родственники устраиваются за традиционным круглым столом в ресторане и начинают спорить о том, стоить ли уезжать из Китая или оставаться. Точно такой же разговор мог бы случиться и в России. Аквафина, ставшая популярной после "Восьмерки Оушена" и "Безумно богатых азиатов", органично вписалась в образ потерянной Билли в поисках ее собственной идентичности. Для нее происходящее часто кажется таким же непривычным и непонятным, как и для зрителя, и ее минималистичный стиль постоянно контрастирует с пышностью и яркостью китайских интерьеров. Режиссер тонко смешивает драму и комедию, никого не осуждает, не делает никаких выводов и с любопытством и любовью наблюдает за собственными персонажами. Иногда они настолько увлекают ее, что некоторые сцены кажутся затянутыми, но Ванг явно тяжело оторваться от полюбившихся лиц. В конце концов на эмоции пробивает не только героев, но и зрителя, потому что в них очень тяжело не узнать самого себя. (Тамара Ходова, «ТАСС»)

Трогательная история о том, как смертельный диагноз сплачивает семью. Аквафина в роли безутешной внучки. В прокат выходит фильм «Прощание» - один из фаворитов фестиваля «Сандэнс» о семейной трагедии, которая превращается в повод для праздника. Главную роль в фильме сыграла Аквафина, звезда прошлогодних «Безумно богатых азиатов». Рассказываем, как ее личный печальный опыт пригодился на съемках «Прощания» и как фильм, снятый по большей части на китайском языке, ломает представления о типичном азиатском кино. Билли (которую играет Аквафина) - тридцатилетняя американка китайского происхождения, иммигрантка в первом поколении, которая приехала с родителями в Штаты в раннем детстве и выросла в Нью-Йорке. Билли случайно узнает, что родители собираются в Китай навестить ее бабушку. Повод серьезный: бабушке поставили смертельный диагноз - рак легких. Самое странное, что бабушка не в курсе, что жить ей осталось всего несколько месяцев - это распространенная практика в Китае, когда врачи и родные скрывают от больного его истинный диагноз, чтобы не омрачать последние недели жизни. Чтобы успеть повидаться с матриархом семейства, родственники придумывают повод для общесемейного сборища - и устраивают фиктивную свадьбу одного из юных племянников. Родители уговаривают Билли не ехать, чтобы та, не умея сдерживать эмоции, не выдала любимой бабушке тяжкий семейный секрет. Но Билли не слушается и отправляется в Китай - и попадает в эпицентр событий и эмоциональную воронку. Этот сюжет мог бы показаться нереалистичным, если бы не был правдивым: в основе фильма - настоящая история семья Лулу Ван, режиссерки «Прощания». В 2013 году она, такая же молодая американка китайского происхождения, попала в идентичную ситуацию: бабушке поставили диагноз «рак легких» и дали три месяца жизни. Все семейство Ванг слетелось в Китай ради постановочной свадьбы одного из ее внуков. Несмотря на горе и отчаяние, Ванг не могла отделаться от мысли, что из всего этого шабаша вышел бы отличный фильм. Вернувшись домой и придя в себя, она отправилась питчить проект «Бабушка» сначала американским, а затем китайским продюсерам. Но ни те, ни другие идеей не вдохновились: американцы хотели сделать нечто вроде «Моей большой китайской свадьбы», в которой акцент с конфликта между семейным долгом и иммигрантской идентичностью сместился бы на свадебную драму между женихом и невестой, а китайцы заявили, что героиня с американским менталитетом не вызовет сочувствия у местной публики. Ванг впала в уныние, но не отчаялась. Она решила было описать эту историю в эссе для The New Yorker, но тут подвернулась возможность выступить в популярном подкасте This American Life и рассказать все в деталях и с правильными акцентами - что она и сделала. Спустя сутки на нее обрушился шквал звонков продюсеров, которые теперь предлагали сделать фильм на ее условиях. Ванг встретилась с Крисом Вайцем («Мой мальчик», «Одинокий мужчина»), и они договорились, что фильм будут целить на «Сандэнс». Лента собрала на фестивале самые теплые отзывы, а зрители едва не затопили слезами кинозалы - история отдельно взятой китайской семьи оказалась куда универсальнее, чем полагали продюсеры. Антураж китайской глубинки не затмил основную тему фильма - потерю близкого, ситуацию, с которой рано или поздно сталкивается любой человек на планете. Билли не может найти в себе сил смириться с тем, что скоро бабушки не станет - той, которая вырастила ее, пока мама с папой вкалывали на работе, чтобы иметь возможность эмигрировать и дать ребенку лучшее будущее. Нежность и любовь между Билли и бабушкой настолько осязаема, что их расставание в конце фильма просто бьет наотмашь, выйти из кинотеатра с сухими глазами совершенно нереальная задача. Смерть бабушек (и дедушек), людей, которых мы помним с детства и с которыми так часто ассоциируются наши самые светлые воспоминания, отчасти означает смерть самого детства и резкое начало взрослой жизни. Билли, творческая и в чем-то инфантильная, сталкивается с этим пониманием лоб в лоб. Выбор Аквафины, актрисы с исключительно комедийным опытом, на такую серьезную драматическую роль был неочевиден. Ванг сначала сомневалась, что женщина, которую она знала только по клипу «My Vag» https://youtu.be/z726OPwCnjE («Восемь подруг Оушена» и «Безумно богатые азиаты» к тому моменту все еще были в производстве), потянет ее собственное экранное воплощение, но изменила свое мнение, когда увидела видеопробы артистки. Для Норы Лам (реальное имя Аквафины) эта история оказалась слишком личной, чтобы за нее не побороться. Лам тоже выросла с бабушкой-матриархом: ее мама умерла, когда Лам было четыре года, и за ее воспитание взялась мать ее папы, которая к тому моменту и так работала на трех работах. Лам не побоялась взяться за первую в своей кинокарьере главную роль, но ее терзали другие опасения - например, плохое знание китайского, на котором, согласно первоначальному сценарию, героиня говорила очень бегло. Но Ванг быстро переписала сценарий под Лам, решив, что плохое знание путунхуа будет даже на руку истории, в которой главная героиня оказывается паршивой овцой в собственной семье: несмотря на возложенные на нее надежды, она не стала ни юристом, ни врачом и даже на родном языке толком не разговаривает. Еще Лам переживала, что не сможет расплакаться на камеру, но тоже зря: сценарий оказался настолько пронзительным, что на съемках рыдали не только все актеры, но и даже случайные прохожие и зеваки, ставшие свидетелями нескольких сцен. Интересно, что Ванг решила снимать фильм в родном городе: постановочную свадьбу - в том же ресторане, где играли и реальную, посещение кладбища - возле могилы собственного деда, а некоторые сцены - и вовсе во дворе бабушкиного дома. Она задействовала в съемках всю родню: ее родители приходили на площадки и консультировали актеров, которые их играли, а сестра бабушки, непрофессиональная актриса, появилась в роли себя. Сначала Ванг просила ее сыграть саму бабушку, но та отказалась, сказав, что должна рассказать собственную историю и это станет для нее своего рода терапией. Сама же бабушка - которая, кстати, до сих пор жива, вопреки неутешительным прогнозам, и по-прежнему не в курсе своего диагноза, - тоже приходила на съемки и была очень растрогана, узнав, что ее внучка - босс «всем этим белым людям» https://www.nytimes.com/2019/07/05/movies/farewell-wang-awkwafina.html. На ее расспросы, о чем, собственно, кино, Ван, не углубляясь в подробности, отвечала, что это история о свадьбе, на которую съезжаются дальние родственники, и неизбежном культурном конфликте. «Весь смысл этой лжи был в том, чтобы принести радость», - говорит режиссерка https://www.rollingstone.com/movies/movie-features/the-farewell-lulu-wang-interview-854868/. «Съемки этого фильма - часть этой лжи. И это самая прекрасная ее часть. Мы не боялись снимать его именно там. Это сделало фильм лучше. И принесло радость нам всем». (Дина Ключарева, «Wonderzine»)

До скорой встречи: «Прощание» Лулу Ванг - ода бабушке и фильм о конфликте Запада и Востока. Смешная неловкая девушка Билли (первая главная роль хип-хоп-исполнительницы Аквафины) пока еще не стала писательницей - ждет новостей о гранте, к 30 годам живет отдельно от родителей, китайских эмигрантов, появилась на свет уже в Нью-Йорке. Так что с Най-Най, бабушкой, Билли говорит по телефону на неуверенном китайском с вкраплениями английского. Бытовая успокоительная ложь, которая еще никому не повредила: Билли уверяет, что носит шапку и не носит сережки (чтобы не украли), а бабушка - что с ней все в порядке, пусть она и ждет результатов томографии. О терминальной стадии рака вскоре будут знать все родственники, кроме самой Най-Най, - в Китае врачи по просьбе семьи могут не сообщать пациенту о смертельном диагнозе. То, что кажется вполне приемлемым в Китае (и было до недавнего времени законным и в России), для западного сознания Билли - настоящая дикость, но с этим ничего не поделать. Наспех организованная свадьба внука призвана обеспечить достойное алиби, чтобы, не вызывая подозрений бабушки, к ней могли слететься все дети из Америки и Японии. Теперь семейству предстоит не самая веселая свадьба и не самое печальное прощание. Режиссер «Прощания» Лулу Ванг узнала о смертельном диагнозе собственной бабушки, когда в 2013 году снимала дебютный полный метр. То ли из-за этого известия, то ли по причине незрелости режиссера, «Посмертный» получился блеклой, неровной историей о художнике, который прославился только после того, как все ошибочно посчитали его умершим. Там герой Джека Хьюстона ошивался призраком по галереям и дивился славе, не встреченной при жизни. В «Прощании» этим ощущением посмертного, напротив, отравлено существование всех, кроме будто уже исключенной из жизни Най-Най. Горькая ирония в том, что она - главный, если не единственный, носитель витальности и сама кого хочешь пожалеет. Так, Най-Най резво берет на себя свадьбу внука, со знанием дела заправляя всем - от меню в ресторане до фотосессии в поразительных декорациях, воплощает универсальный архетип бабушки - уникального члена традиционной семьи, чья безусловная любовь и принятие подпитываются не только мудростью, но и сарказмом и невозмутимостью, с которой она говорит правду о внуках. История «Прощания» во многом автобиографична не только для режиссера, но и для исполнительницы главной роли. Аквафина тоже родилась в Нью-Йорке, и, оставшись в четыре года без матери, она росла с китайской бабушкой (та, увидев фильм, заключила: «Неплохо!» - высшая похвала). А Билли, едва приехав к Най-Най, понимает, что никогда ей ничего не расскажет. Она задает вопросы о правомерности такой лжи во спасение и родне, и врачам, но при этом сама ни единым движением души не стремится к тому, чтобы раскрыть жуткий диагноз. Лишенная возможности говорить (тем более по-китайски), Билли только и может, что выйти на сцену банкетного зала и спеть с папой под фонограмму Killing Me Softly With His Song https://music.yandex.ru/album/1775949/track/673157. Разумеется, «Прощание» - далеко не первый фильм, где главный герой бездействует (а на Sundance, где работа Ванг получила приз зрительских симпатий, такие и вовсе встречаются раз через два), но это едва ли это история о том, как стать безучастным или как обратить бездействие в созидательную силу. Билли не то чтобы не действует, и ее поступок - не в отказе от действия, просто ее путь полностью интериоризирован. В конце концов, диаспоральное сознание как нельзя точнее отражает и парадокс современного человека в целом с его раздробленным сознанием, кризисом самоидентификации, необходимостью существовать под взглядом Другого и постоянно возрождаться после болезненного столкновения культур и традиций. Билли и ее родители тоскуют не только о скорой утрате Най-Най. Вернувшись в город, знакомый до слез, они обнаруживают его навсегда потерянным. Чанчунь, столицу провинции Гирин, сама Лулу Ванг помнит по летним каникулам, которые она проводила в доме бабушки. Но вместо цветущего сада, где она ловила стрекоз, Чанчунь встречает нас безлюдными новостройками. Билли, приехав к Най-Най, не узнает ее дом, даже остаться в нем не может: съехавшейся родни так много, что решают для удобства поселиться в гостинице, тоже новостройке, где и лифт еще не работает. Билли будто впервые смотрит на некогда знакомые вещи, и все - от диалогов до композиции и света - работает на это остранение. Плакальщицы на могиле деда, застольные игры на свадьбе, фотосессия в пластиковых сердечках - все кажется до смеха нелепым, лишенным смысла и отжившим на фоне разворачивающейся трагедии, которую даже нельзя вербализировать, чтобы не расстраивать такую счастливую бабушку. Эта ностальгия по навсегда утраченному дому и тоска по скорой разлуке с близким человеком, который и был последней связью с беззаботным детством, пронизывает комедийный в общем-то фильм. Такая потерянность что на родной, что на новой земле знакома любой диаспоре - об этом снимает Атом Эгоян, об этом же говорили гонконгские режиссеры второй волны в середине 80-х, в частности, Клара Лау в картинах «Осенняя луна» и «Прощай, Китай!», где ностальгию эмигрантов буквально вытесняют тревога и проблемы коммуникации. То и дело за столом родственники будто между делом поднимают вопрос о цене эмиграции: оправданы ли надежды уже взрослых детей Най-Най, которые разъехались по другим странам? Стоила ли жизнь на новом месте того, чтобы оставить родителей на попечение не самых близких людей? Однако, став фигурой умолчания, смерть мерцает в обыденных проявлениях жизни: влетевшая в дом птица, внезапное затишье за столом, искусственные цветы на свадьбе или дым в окне, будто выпущенный давно умершим дедушкой, который обманывал Най-Най, что бросил курить (а та не говорила ему о раке легких). Для бабушки смерть - будто привычный спутник: она деловито ходит на могилу к деду и не разрешает оставлять ему сигареты, со смехом вспоминает про свое боевое ранение со стариками-однополчанами и ездит на МРТ как на работу, а взглянув на подделанное заключение, лишь улыбается: «Я же говорила, что ничего страшного!» В Китае жизнь человека не принадлежит ему одному, и родня самовольно разделяет его страдания между собой. На банкете окажется, что почти все собравшиеся на свадьбу знают о настоящей причине события - в этот момент нелегкую ношу разделяют столько человек, что она становится посильной для каждого, и баланс между комическим и трагическим опять нарушится в сторону смешного. Так и сквозь чувствительность американского инди с его нарочитым рапидом, фронтальными портретами и приглушенными цветами ретро вдруг начинает просвечивать что-то куда более укорененное генетически. Призрак дедушки наконец-то спокойно курит, задумчиво глядя на неоновые вывески, - привет раннему Карваю, еще одному певцу китайской диаспоры. Билли зависает у мозаичного зеркала, смотрит на свое раздробленное, испещренное банками отражение. А вернувшись в родной Нью-Йорк, она вдруг останавливается посреди улицы, чтобы по заветам бабушки крикнуть «Ха! Ха!» и спугнуть таким образом стаю птиц на другом конце Земли - у дома Най-Най. Недаром же ей говорили, что убивает не болезнь, а боязнь ее. Кстати, с настоящей бабушкой Лулу Ванг все в полном порядке и по сей день! (Юлия Гулян, «Искусства кино»)

Время Азии в Голливуде: почему «Прощание» Лулу Ванг может стать азиатской «Черной Пантерой». Молодая китаянка Билли, чья семья переехала в Америку, когда ей было всего 6 лет, узнает сразу две страшные новости. Первая - ее любимая бабушка, оставшаяся в Китае, больна раком и, скорее всего, очень скоро умрет. Вторая - старушка понятия не имеет о своем диагнозе: родственники договорились подделывать заключения врачей, а сама она думает, что идет на поправку. Тем не менее сыновья женщины решили собрать всю огромную семью вместе. И для этого даже придуман повод: фиктивная свадьба внука на японской подружке. Такие праздники в Китае отмечают с особым размахом - будут сотни гостей и караоке (ради бабушки семья готова пойти до конца). Билли, дела у которой в Америке идут неважно (нам мельком показывают, что начинающей писательнице отказали в гранте), вместе с папой и мамой отправляется на малую родину. И замечает, что Китай сильно изменился, а вот ее детские чувства к бабушке - ни на йоту. Премьера «Прощания» состоялась в январе на «Сандэнсе», и с тех пор - несмотря на еще полдюжины важных фестивалей - фильм входит в пятерку фаворитов букмекеров сайта GoldDerby в «предоскаровской» гонке. Права на его прокат (по слухам, обойдя Netflix) купила компания А24 - крупнейший независимый дистрибьютор, который стоит за большинством полюбившихся вам в последние годы американских инди-картин. Летом «Прощание» показывали в Америке в нескольких кинотеатрах - посещаемость сеансов (точнее, наработка на копию - среднее количество зрителей на каждом сеансе) была больше, чем у финальной части «Мстителей». При этом показатель почти не падал по мере расширения проката, что говорит о высоком качестве фильма, доброжелательности зрителей и существовании в Штатах аудитории, которую до этого почти не замечал кинобизнес. Большую часть фильма герои проводят в Китае и говорят на китайском, но это американский продакшн, и поэтому ленту невозможно представить, например, в одном лонг-листе с «Дылдой» и другими претендентами на звание лучшего фильма на иностранном языке. Участие же «Прощания» в любой другой номинации на «Оскар» станет сенсацией - и симптомом важных перемен в Голливуде. Главную роль в «Прощании» играет певица Аквафина (Awkwafina). Ей, несмотря на малый опыт в кино (из заметных работ - «Восемь подруг Оушена», «Райские холмы» и "Безумно богатые азиаты"), удается невероятное - зачаровать зрителя не действием, а бездействием. Книги о драматургии учат, что главный герой должен преодолевать себя, бороться и принимать решения, потому что иначе за ним будет просто неинтересно следить. Но в случае Билли бездействовать (то есть не говорить бабушке, что она больна, - хотя Билли возмущена обманом и хочет раскрыть правду) - и есть действовать: каждую секунду своего экранного существования она борется с собственными принципами и чувствами. Молчаливая, погруженная в себя и обладающая очень пластичным лицом, Аквафина справляется с этой сложной задачей - показать статику в динамике - очень точно. И становится тем хрупким и отважным героем, с которым будут отождествлять себя зрители всех полов, возрастов и рас; лишь бы у этих зрителей была семья. А режиссер Лулу Ванг, которая наверняка понимала медлительность своего сценария (во многом, к слову, автобиографического), находит способы обострить конфликт. В самом начале фильма с помощью тонких штрихов (разговора о часовых поясах и трансконтинентального авиаперелета) задается система координат истории - преодоление времени и расстояний. Время символизирует еще и разница в возрасте жизни трех поколений, собравшихся за одним столом. А пространство и сама среда вокруг определяют характеры и логику поведения героев. И здесь на помощь приходят уже оператор и костюмер. Пример типичного кадра из «Прощания»: экран поделен на четыре прямоугольника; в нижнем левом прямоугольнике сидит в цветастой оранжево-красной рубашке отец героини. Над ним - обои абсолютно тех же цветов, что и его рубашка. В правом верхнем углу - местные девушки из массажного салона в одинаковых синих футболках. Под ними - голубоватый зеркальный пол. Единственный чужак в этом пространстве - сама героиня. Существование девушек справа гармонично. А вот в отце слева закипает ярость - и на семейном ужине он осторожно даст ей выход, заявив, что он теперь американец. При этом есть в «Прощании» и визуальные шифры, которые разгадать невозможно. Вот, например, обнаженная девушка в больнице. На спине - круги от лечения банками. Но видим мы эту спину через стекло, украшенное узорами-ромбами. Что это - послание, понятное только китайцам? Здорово, когда фильмы заставляют лезть в словари - даже если те не дадут ответа. Таких деталей, незаметно увлекающих зрителя, в «Прощании» очень много, но по-настоящему захватывающим фильм делает его ключевой моральный вопрос, а комфортным, несмотря на страшную тему, - юмор. Ирония заключается в том, что экзотическая лента на наших глазах превращается в универсальную: все семьи по всему миру похожи друг на друга и причитания китайской бабушки легко могли бы быть причитаниями бабушки русской. «Какая же ты тощая, ай-ай-ай»; «Все-то эти японцы делают лучше, чем мы»; «Такой красивый молодой человек, да еще и врач - и не женат»; «А теперь встань и скажи тост». «Прощание» напоминает и недавний хит «Гив ми либерти» (там хоронили русско-белорусско-еврейскую бабушку в Америке; здесь безуспешно хоронят бодрую китаянку), и даже «Горько!» (из-за дикости лжи, которая лежит в основе свадьбы). Это на удивление остроумный и веселый (хоть и тихий и якобы не уверенный в себе) фильм. А еще он очень мелодичен и тогда, когда включает классическую музыку, и тогда, когда дает пьяным героям выговориться в караоке. Ключевой вопрос «Прощания» - можно ли врать близким ради их блага? - внезапно вступает в конфликт со сквозным сюжетом всех фестивалей этого года. И Берлин, и Канны, и Венеция, и Торонто в текущем сезоне вставали на сторону правды в мире, где ее все легче дискредитировать неправдой или постправдой. Венеция даже открывалась японско-европейской «Истиной», в которой минутная искренность разрушала три поколения одной семьи. Американо-китайское «Прощание», напротив, помогает трем поколениям обрести гармонию, потому что не спешит произносить правду. В первой же сцене фильма внучка и бабушка, разговаривая по телефону, обманут друг друга, чтобы избавить от переживаний. Каждый следующий герой будет появляться в кадре с такой же невинной ложью. К финалу каскад обманов станет таким, что в медитативной истории даже появится саспенс: зритель будет ждать срыва от каждого из участников грандиозной лжи. Например, от склонного к выпивке фальшивого жениха, который то и дело плачет, оказавшись рядом с бабулей. Со всеми этими достоинствами пару месяцев спустя придется иметь дело Киноакадемии США, а прямо сейчас важно зафиксировать другое: голливудский бизнес, построенный на проверке гипотез, благодаря «Прощанию» узнал о новом Клондайке. Настоящие революции в американском кинопроизводстве начинаются не с гражданского активизма и не с режиссерской воли, а с деловых возможностей. Успех одной-единственной «Черной Пантеры», доказавшей, что фильм с афроамериканским актерским ансамблем может сорвать банк и в Америке, и за двумя океанами, значит для афроамериканского кино не меньше, чем тридцать лет последовательных трудов Спайка Ли. Реакция зрителей на короткую сцену в «Мстителях» (ту, где в кадре одновременно появляются, чтобы броситься в бой, все женщины этой киновселенной) и миллиардные сборы «Капитана Марвел» стали предпосылкой к созданию отдельного фильма про супергероинь. Гражданский пафос и настойчивость талантов важны, но настоящие перемены в Голливуде начинаются лишь тогда, когда до них дозревает рынок. Одновременно с выходом «Прощания» стало ясно, что рынок дозрел до американской «азиатской волны». И если раньше проекты вроде бекмамбетовского «Поиска» (его герои - семья американских корейцев) или «Безумно богатых азиатов» казались разовой пробой почвы, то теперь все понимают: экономическая гипотеза проверена, пора завоевывать голодный рынок. И вот уже второй сезон сериала «Террор» делает героями американских японцев, сто тысяч из которых в 1941 году оказались в концентрационных лагерях на территории Калифорнии, потому что после атаки на Перл-Харбор каждый из них казался соотечественникам потенциальным врагом народа. И вот уже Disney зовет всю ту же Аквафину в мультфильм «Рая и последний дракон» - историю на миллиард про путешествие девочки-азиатки по восточным царствам. Аквафина озвучит в ней грозного дракона, который на деле окажется мягким и трогательным существом. То же самое можно сказать и про нынешнее восприятие Азии Голливудом. Дракон не так страшен и открыт к диалогу. Если, конечно, это не дракон из российского фильма «Тайна печати дракона». (Егор Москвитин, «Esquire»)

Китайское семейство собирается вместе, кто из Японии, кто и США, когда узнают, что их бабушка смертельно больна. Но диагноз ей не говорят, а прикрывают свой внезапный приезд свадьбой внука. ИТОГ: Китайская традиция (похоже, выдуманная) не сообщать родному, что он серьезно болен и скоро умрет, не такая уж и китайская, поэтому и нам, россиянам, история китайского семейства, собравшегося с разных уголков планеты в доме бабушки, якобы на свадьбу внука, а на деле - попрощаться с ней, будет интересна, и можно много параллелей провести, кстати, не только про принятие решения за другого. У сценариста и режиссера картины Лулу Ванг получилось очень трогательное, интимное кино - она перенесла историю своей жизни в кино, - об отношениях в семье, о лжи и ее последствиях, или отсутствии таковых, о тонкостях реакций на болезнь родного человека. Но не слезливое. Плакать хочется не потому что выдавливают эмоции, а потому что искренность в глазах героев, потому что так глубоко нырнул в сюжет, что проникся мыслями и настроением истории, и расслабился. Удивительно, конечно, как Аквафина «8 подруг Оушена», «Безумно богатые азиаты» из человека, кто бесит до зуда в пятках, превратилась в сказочное, доброе и нежное создание с искренностью ребенка, эмпатия к кому словно нитью сквозь такие ясные и открытые наши души проходит, сближая до неприличной близости. Она не просто имитирует, а дышит ролью, этим и притягивает. Ее игра с тончайшими деталями, где неподдельная любовь в движениях губ, а печаль, словно выцветший гобелен, на лице... Удивительно, как знакомо поведение на кладбище. Казалось бы, совсем иная культура, религия, ментальность, а суеверия одинаковые: отношение к умершему как к члену общества с оставшимися привычками и желаниями. Поэтому, так гладки эмоции, поэтому такое четкое погружение - так много общего, а когда это общее еще и талантливо рассказано, с нюансами, то кино идет на ура и охотно взбалтывается сердце. А вы видели эти многоэтажки? А сколько персонажи едят? А вся эта процедура со свадьбой, казенная и пустая? Так много узнаваемого. Из таких повседневных, и не только, вещей соткана жизнь. И как же здорово, когда есть возможность ощутить всей полнотой души их. Фильм Прощание, как теплое мамино покрывало, идеально ложится и согревает. И это не сантименты, а реальные ощущения после просмотра. Он с легкостью может стать любимым. Мой рейтинг: 8/10. (Линдон Камусов, «Якинолюб»)

«Прощание» американской писательницы китайского происхождения Лулу Ванг представляет собой меланхоличную драмеди, заставляющую задуматься насчет той громадной цены, которую мы неизменно платим, уезжая от своих родных на другой конец света, и способная растрогать любого, кто испытал горечь невосполнимой утраты. Нелепая и забавная девушка с китайской внешностью и американским именем Билли (первая действительно масштабная роль для известной в Штатах хип-хоп исполнительницы Аквафины) к 30 годам не добилась серьезных успехов: живет в Нью-Йорке в доме родителей (китайских эмигрантов в первом поколении), постоянно натыкается на нотации своей матери по поводу острого дефицита собственных финансов, вдобавок получила отказ от университета на бесплатное обучение - кажется, ее писательская карьера закончится, не успев толком начаться. Единственная отдушина - возможность поговорить по телефону (пусть и на корявом китайском) со своей бабушкой Най-Най, которая живет по другую сторону Тихого океана в провинциальном китайском городке. В разговоре Билли соврет бабушке, что носит шапку и что пусть та не волнуется - внучка в порядке и не заболеет. Най-Най тоже обманет - со здоровьем все ok - хотя сама только что прошла серьезное медицинское обследование. Но о том, что его результаты неутешительны, родные сознательно умолчат и Най-Най не скажут - таковы китайские традиции. Осведомленные о фатальном диагнозе, все рванут к бабуле кто из Японии, кто прямиком из Штатов, якобы, на свадьбу внука (разумеется, постановочную), но на самом деле, чтобы в последний раз навестить ничего не подозревающую Най-Най и окутать ее той любовью и заботой, которых она все эти годы была лишена. Билли - единственная, кто будет стойко сопротивляться семейному заговору и наставить на том, что каждый, включая любимую Най-Най, обладает неотъемлемым правом знать о своей болезни. Вокруг этой темы, особенно острой для Китая, где врачи могут по просьбе семьи не сообщать пациенту страшный диагноз, и выстроен каркас переживаний главной героини. Через в общем-то благие помыслы Билли режиссер задается сложным этическим вопросом из разряда тех, на которые никогда не было и не будет однозначного ответа: насколько гуманно практиковать сознательную ложь во благо, насколько человечно вселять в близкого надежду, когда медицинский эпикриз однозначно оставляет человеку несколько недель/месяцев. Верно ли мы поступаем, когда решаем оградить родного от негативных эмоций и не отправлять последние часы его жизни? Ванг, впитавшая в себя суть двух культур - азиатской от родителей и западной от Нью-Йорка - не может и не хочет отвечать на этот вопрос, слишком он для нее сложный. Устами своих героев она рассудит, что у каждого здесь своя правда, что на Западе жизнь принадлежит человеку, а на Востоке жизнь - это часть целого (семьи, общества). На Востоке принято нести семейную, коллективную ответственность за смерть близкого человека, тогда как на Западе болезнь - строго индивидуальное и крайне личное обстоятельство, которое лучше держать при себе и бороться с ним в одиночку. Когда между членами семьи завяжется диалог насчет того, где лучше - в Америке или в Китае - Билли заключит, что «их нельзя сравнивать, они просто разные». «Прощание» не станет для зрителя бесценной кладезью универсальных ключей и практических уроков - слишком размыты выводы и умозаключения режиссера. Зато оно заставит едва ли не каждого остановиться, осмотреться, куда мы движемся, и запланировать поездку в деревню - навестить свою бабушку. (rogovets)

Жизнь разводит - смерть сводит. Семья превыше всего - кажется, это все и так знают. Но что делать, если жизнь разводят членов семьи по разные стороны океана? 'Прощание' - цепляющая история одной семьи на стыке двух культур, которой суждено воссоединиться при довольно странных обстоятельствах. Билли сводит концы с концами в Нью-Йорке, и так здорово, что в случае чего можно заглянуть к родителям в гости, поболтать с ними или попросту закинуть вещи в стирку, если на прачечную не хватает денег. Когда-то давно она с мамой и папой переехала из Китая, чтобы строить жизнь, полную возможностей и надежд. Именно надеждами, пожалуй, девушка пока и питается: она решила вместо карьеры выбрать творчество, избрав писательство своим единственным уделом - и успехами пока похвастаться не может. В один из дней, когда она решила забежать на 'огонек' домой, выясняется, что бабушка, оставшаяся в Китае, тяжело больна, и осталось ей совсем немного. По этому поводу кузена Билли срочно обязуют сыграть с его новой девушкой свадьбу, дабы у всех был повод повидать бабулю. Ведь сказать ей о том, что она умирает, нельзя - таков обычай на Востоке. До самых последних дней, пока не станет очевидно, что что-то идет не так, больному не принято сообщать о его состоянии. Билли подрывается - и решает лететь с родителями 'на свадьбу кузена'. Родители, конечно, протестуют: ведь девушка своими эмоциями всех выдаст с потрохами. Но, конечно, в тридцать лет еще можно заходить к родителям поесть, а вот слушаться их уже необязательно. Итак, Билли пересекает океан - и вот она снова дома. Она таращит глаза, едва удерживаясь от слез, на суетливую бабушку (Най-Най), которая тискает ее, радуется гостям, усаживает всех за стол, отпускает воспитательные замечания и пихает во всех еду. Классическая такая бабушка. На ней все держится. Она решает похлопотать о свадьбе внука Хао-Хао, отметает все поступающие предложения и предположения - она знает, как будет лучше. Она щедра на праздничный стол, готова тратить силы и время, воодушевляется возможностью сделать все по-своему, с размахом, красиво - а чего не сделаешь для единственного внука? И вот жизнерадостная Най-Най вещает из-за стола о всех своих планах, а члены семьи молча давятся едой, понимая, что вот этого всего вскоре может не стать. Ни радости, ни ценных указаний, ни воспитательных моментов, ни невероятной заботы. Ком в горле. Она все посвятила им - детям и внукам, - и момент осознания едва для них преодолим. Представьте: Китай, организация свадьбы и... подготовка к смерти! Пока Най-Най хлопочет о празднике, все остальные пытаются свыкнуться с мыслью, что это последнее застолье с ее участием. Особенно, похоже, переживает Билли: она не согласна с необходимостью врать Най-Най о ее состоянии, и каждый день задает вопрос то дяде, то матери, то сестре бабушки (младшая Най-Най), действительно ли так важно врать умирающему человеку. Кажется, никого эта аморальная с западной точки зрения традиция не смущает. И вот он - весь наружу - стык между восточной и западной культурами. Билли - китаянка, выросшая в Нью-Йорке, она исповедует уже иные культурные ценности (в отличие от выросших в Китае родителей), она больше прочих думает об этической стороне сложившейся ситуации. Помимо того, что она безумно любит бабушку и старается поймать каждый момент, ей хочется быть уверенной, что с Най-Най точно все будет хорошо. Но у девушки в голове абсолютно не укладывается, как это может быть вообще хорошо - когда ты утаиваешь жизненно (или смертельно?) важную информацию от близкого человека. В итоге фильм, который в первую очередь повествует о семье и вечных ценностях, также через принципиально важные и острые вопросы показывает, насколько велика разница двух культур. Если на Западе жизнь - как частная собственность, то на Востоке она - часть целого. Например, семьи. Мы видим, как объединяется семья - и как это прекрасно в целом: быть в окружении родных и близких. Мы также видим, что очень сложно принять какие-то традиции, если ты вырос отдельно от них - так происходит с Билли, и принять ее сторону или же спорить с ней, - непонятно. Ведь в такой ситуации совсем не хочется оказаться, не хочется ставить себя на место девушки. Еще один момент - эмоции. Как их скрыть, стоит ли их скрывать вообще, или напротив - дабы не быть словно экран с эмодзи, - все переживать за закрытыми дверями, а то и глубоко внутри себя? Этот спор случается у Билли с матерью в начале фильма, в середине фильма... В конце концов каждый выбирает свой вариант поведения - но вопрос, какой все-таки лучше и комфортнее, остается открытым. Поверх всех этих рассуждений - самое главное: ответственность. Бремя чувств и неразрешенных проблем умирающего человека, которое делят между собой все члены семьи - до тех пор, пока скрывают страшную правду. Кажется, это максимально гуманно по отношению к Най-Най, да и вообще само по себе, вне контекста. С другой стороны - как решить за человека, что он должен знать, а что нет? Вдруг он непременно захочет что-то успеть? Класть всю тяжесть осознания приближающейся смерти на человека - или носить это на своих плечах? - еще один открытый вопрос. И, скорее всего, суть даже не в том, какой вариант в данном фильме становится более симпатичным зрителю. Суть в том, что в каждой отдельно взятой семье это будет решаться в связи с местными обычаями/семейными традициями. И членам этой семьи останется только ловить последние мгновения, какими бы они ни были, стараясь закрепить наследие, сохранить воспоминания и сделать это время максимально прекрасным для того, кто вот-вот уйдет. (IPonelis)

comments powered by Disqus