на главную

КАБИНЕТ ДОКТОРА КАЛИГАРИ (1920)
CABINET DES DR. CALIGARI, DAS

КАБИНЕТ ДОКТОРА КАЛИГАРИ (1920)
#44902

Рейтинг КП Рейтинг IMDb
  

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Ужасы
Продолжит.: 74 мин.
Производство: Германия
Режиссер: Robert Wiene
Продюсер: Rudolf Meinert, Erich Pommer
Сценарий: Hans Janowitz, Carl Mayer
Оператор: Willy Hameister
Композитор: Alfredo Antonini, Giuseppe Becce (premiere), Timothy Brock (1996), Richard Marriott (1987), Rainer Viertelboeck (1993)
Студия: Decla-Bioscop AG
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Werner Krauss ... Dr. Caligari
Conrad Veidt ... Cesare
Friedrich Feher ... Francis
Lil Dagover ... Jane
Hans Heinrich von Twardowski ... Alan
Rudolf Lettinger ... Dr. Olson

ПАРАМЕТРЫ частей: 1 размер: 746 mb
носитель: DVD-R
видео: 576x432 XviD 1282 kbps 25 fps
аудио: MP3 128 kbps
язык: нет
субтитры: Ru, De
 

ОБЗОР «КАБИНЕТ ДОКТОРА КАЛИГАРИ» (1920)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

Фильм о преступном директоре психлечебницы, уничтожающем пациентов с помощью гипноза. Декорации больницы созданы художниками-экспрессионистами, нарушившими все законы физики, пытаясь создать атмосферу пошатнувшегося сознания.

История, рассказанная молодым человеком, начинается на ярмарке в небольшом городке. Здесь некий доктор Калигари представляет публике свой главный "экспонат" — Чезаре, предсказателя будущего, чье трагическое пророчество вскоре сбывается, а последовавшие за этим события все больше напоминают чей-то кошмарный сон...

Франсис (Фридрих Фейер) рассказывает ужасную историю: его друг, он сам и их любимая девушка стали жертвами чудовищного эксперимента, задуманного и осуществленного неким доктором Калигари. Этот доктор выступал с экзотическим номером, демонстрируя публике сомнамбулу-пророка Чезаре, вот уже двадцать три года пребывающего в объятиях Морфея. Иногда он просыпается и предсказывает будущее. Пророчество, адресованное другу Фрэнсиса сбывается – он доживает лишь до рассвета. Полиция ловит якобы убийцу, но тот оказывается вовсе не убийцей. В конце концов выясняется, что убийца – тот самый Чезаре, которым ловко управляет его хозяин Калигари. Этот Калигари – директор сумасшедшего дома, начитавшийся средневековых историй о сомнмбулах.

Пациент клиники для душевнобольных, рассказывает леденящую кровь историю. Будучи студентом, он, его товарищ Алан (Ганс Хайнрих фон Твардовски) и прочие жители Хольстенвалле стали свидетелями феноменальных гипнотических манипуляций инфернального доктора Калигари (Вернер Краусс), полностью подчинившего себе сознание сомнамбулы Чезаре (Конрад Фейдт) и демонстрирующего силу внушения на местной ярмарке. Вскоре по городу пронеслась весть о серии таинственных смертей. Догадавшись о том, кто за всем стоит, Франсис с ужасом открывает, что следующей жертвой убийцы должна стать его возлюбленная, прекрасная Джейн (Лил Даговер). И что доктор, занимающий, оказывается, должность директора психиатрической клиники, на самом деле является тем самым монахом по имени Калигари, который вместе с Чезаре ещё в 1093-м году наводил ужас на обитателей небольших поселений Северной Италии. Что это? Бред сумасшедшего или правда, в которую просто отказываются верить?..

Мистическая история, рассказанная в манере Эдгара По, сразу захватывает зрителя быстрым развитием событий. Но история эта мрачная. Это история молодого человека, которого сначала мы видим рассказывающим посетителю конкретные причины того, почему некая дама, а он на нее указывает, находится в трансе. Ну а потом идет уже и основная порция рассказа. Мы узнаем, как некий жулик приезжает на ярмарку в небольшом городке и приступил кк оживлению предметов, заставляя Чезаре, находящегося в сомнамбулическом состоянии уже 23 года, предсказывать будущее. Жулик этот называет себя доктор Калигари. Предсказывается убийство, и целая серия их имеет место. Доктор калигари помещается в местный сумасшедший дом, где обнаруживается, что он уже доктор Соннов, глава этого заведения. В этот момент мы возвращаемся к молодому человеку, Франсису, который и рассказывает посетителю эту историю. Входит доктор Соннов. Франсис сразу же на него нападает, уверяя, что это доктор Калигари. Таким вот психическим расстройством страдает Франсис, и теперь, зная о своем заболевании, он может рассчитывать на излечение доктором Сонновым. Все остальное будет просто вымыслом сумасшедшего. Самое главное в этой ленте - это режиссура и монтаж, позволившие серии действий и поступков быть скомбинированными настолько ловко, что история развивается в идеальном темпе. Роберт Вине прекрасно использовал декорации, созданные Херманном Вармом, Вальтером Райманном и Вальтером Рорихом, декорации, которые сразу же бросаются в глаза, завладевают вниманием и визуально оказывают влияние на ментальное восприятие. Лучше всех безусловно сыграл Вернер Краусс в роли Доктора Калигари. Неприятный человек-сомнамбула, Чезаре, исполнен с чернушной серьезностью Конрадом Вайдтом. Даже маленькие роли сыграны вполне уверенно. А ведь снят этот черно-белый, немой фильм в 1919 году. (Иванов М.)

В фильме "Кабинет доктора Калигари" рассказывается о директоре психбольницы, который с помощью гипноза заставляет одного из своих пациентов совершать убийства. Однако сам рассказчик тоже является пациентом данного заведения, что заставляет усомниться в правдивости его истории. Для отображения расстроенной психики рассказчика Роберт Вине нанял художников-экспрессионистов, которые создали декорации со сдвинутыми пропорциями и неестественными углами. Они также нанесли на задник причудливый узор светотени и придали актерам зловещую внешность с помощью густого слоя грима. Фильм был объявлен художественным триумфом, один из критиков сравнил его с живописью в движении. Хотя никто не пытался впрямую воспроизвести его экспериментальный стиль, влияние этой картины отчетливо видно во многих немецких фильмах ужасов начала 1920-х годов. Но наиболее разносторонним режиссером этого жанра был Фриц Ланг, умевший придать зловещий характер любой детективной, мистической или научно-фантастической картине. По мере выхода страны из депрессии популярность этой тенденции стала падать. Многие из специализировавшихся в этом жанре режиссеров уехали в Америку, где оказали большое влияние на голливудские фильмы ужасов.

Первое подлинное произведение киноэкспрессионизма - фильм Роберта Вине, рассказывающий историю юноши-сомнамбулы (Конрад Вейдт), который под гипнотическим воздействием человека, именующего себя доктором Калигари (Вернер Краусс), вынужден совершать по ночам ужасные преступления. Однако реальность всего происходящего на экране ставится под сомнение, ибо, как выясняется в конце фильма, безумный доктор, от лица которого ведется повествование, является пациентом психиатрической лечебницы. Для отображения расстроенной психики рассказчика Роберт Вине нанял художников-экспрессионистов (Херманн Варм, Вальтер Райманн и Вальтер Рорих), которые создали декорации со сдвинутыми пропорциями и неестественными углами, декорации, которые сразу же бросаются в глаза, завладевают вниманием и визуально оказывают влияние на ментальное восприятие.Тревожная атмосфера создавалась благодаря полутемной комнате, призрачно бледному свету луны, контрастному освещению. Художники-постановщики также нанесли на задник причудливый узор светотени и придали актерам зловещую внешность с помощью густого слоя грима. Первоначально режиссером «Кабинета...» должен был быть уже маститый Фриц Ланг, но продюсер и глава студии Decla Bioscop решил, что Ланг должен закончить обещавший коммерческий успех фильм «Пауки». Премьера «Калигари...» состоялась 27 февраля 1920 года в Берлине с музыкальным сопровождением, которое включало в себя отрывки из произведений Шуберта и Россини. Фильм не имел немедленного успеха, подлинный же успех пришел к картине, когда была подобрана новая музыка, усилившая драму убийства и сумасшествия. Фильм, как обычно, был показан во всех больших немецких городах, а также Англии, Франции и США, где его окрестили "страница Эдгара По". Фильм был объявлен художественным триумфом, один из критиков сравнил его с живописью в движении. Хотя никто не пытался впрямую воспроизвести его экспериментальный стиль, влияние этой картины отчетливо видно во многих немецких фильмах ужасов начала 1920-х годов.

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

"Кабинет доктора Калигари" считается первым полноценным фильмом ужасов.
Знаменитый немой фильм, положивший начало киноэкспрессионизму.
Сценарий фильма был задуман Карлом Майером и Гансом Яновицем как метафора безумия власти, которая ввергает подчинённый ей «спящий» народ в страшные бедствия — имелась в виду, конечно, проигранная Германией мировая война.
Имя «Калигари» было взято сценаристами из переписки Стендаля.
Уникальное художественное оформление фильма и использованные в нем декорации создали художники-экспрессионисты из группы «Der Sturm» — Герман Варм, Вальтер Рёриг и Вальтер Райман, которые предложили новаторскую идею, что фильмы должны смотреться как «ожившие рисунки».
Первоначально режиссёром фильма должен был стать Фриц Ланг, но он к началу съёмок оказался занят в другом проекте. Однако именно Лангу принадлежит идея «закольцевать» сюжет фильма эпизодами в сумасшедшем доме и тем самым кардинально изменить его трактовку.
Сценарист Ганс Яновитц любовно выписывал главную женскую роль для дамы своего сердца, Гильды Лангер, актрисы берлинского "Резиденц-театра". К сожалению, она умерла незадолго до начала съемок, и роль перешла к Лил Даговер.
Фильм пользовался грандиозным успехом во всем мире. В США конкуренты компании, которая занималась прокатом фильма, чтобы сорвать его показы даже организовали марши протеста ветеранов войны под лозунгом «не будем смотреть фильмы, снятые врагами Америки».

В саду на лавочке сидят два довольно унылых джентльмена. Один из них, пожилой, сообщает своему более молодому собеседнику, Францу (Фридрих Фейер), что их окружают духи, которые не дают ему вернуться домой, к жене и ребёнку. На садовой дорожке появляется девушка (Лиль Даговер) в свободном белом платье, похожем на саван, и отрешённо проходит мимо. Франц рассказывает, что это была его невеста, и что на их долю выпали ужасные переживания, рассказ о которых следует далее. Все началось в маленьком городке Хостенвилле на ежегодной ярмарке, на которой впервые появился таинственный доктор Калигари (Вернер Краус). Он пришёл в городскую управу за разрешением показать на ярмарке свою диковинку — сомнамбулу. Чиновник заставляет доктора долго ждать, а затем высокомерно выдаёт разрешение. Ночью происходит первое таинственное убийство — чиновника находят зарезанным в его спальне. Молодой джентльмен Алан (Ханс Хайнрих фон Твардовски) соблазняется на призывы ярмарочных листовок и уговаривает своего приятеля Франца пойти с ним. На ярмарке они заходят в шатёр доктора Калигари, где тот показывает публике сомнамбулу Чезаре (Конрад Фейдт), который спит вот уже 23 года и просыпается только по приказу Калигари. Калигари утверждает, что Чезаре ясновидящий и может предсказывать будущее, и предлагает публике задавать ему вопросы. Алан спрашивает у Чезаре, сколько ему осталось жить. Чезаре отвечает, что Алану осталось жить лишь до рассвета. Вечером приятели возвращаются с ярмарки и встречают красавицу Джейн, в которую оба немедленно влюбляются. Они договариваются, что кого бы из них девушка ни предпочла, они останутся друзьями. Ночью неизвестный пробирается в спальню Алана и убивает его. Узнав о гибели друга, потрясённый Франц вспоминает о пророчестве Чезаре. Он сообщает полиции о своих подозрениях. Затем он идёт к Джейн и рассказывает о гибели Алана ей. Отец Джейн, доктор Олсен, обещает добиться разрешения на допрос Чезаре. На следующую ночь на месте преступления пойман убийца и все решают, что все предыдущее преступления совершены тоже им. Сообщение об этом прерывает затеянное Францем и доктором Олсеном расследование, когда они уже пришли к Калигари и пытаются разбудить сомнамбулу. Оставив Калигари и Чезаре в покое, они отправляются в полицейский участок, чтобы присутствовать при дознании. Однако пойманный убийца утверждает, что он не имеет отношения к первым двум убийствам — наоборот, он рассчитывал, что его преступление также спишут на таинственного ночного убийцу. Джейн, не дождавшись возвращения Франца и отца, сама отправляется на ярмарку. Калигари приглашает ее в шатер и пугает, показывая проснувшегося Чезаре. Джейн убегает. Ночью Франц пробирается на ярмарку, заглядывает в окошко фургончика и видит Калигари, который спит, сидя рядом с неподвижно лежащим Чезаре. Франц остается дежурить возле фургончика. Но в это же самое время Чезаре крадётся по улицам города, сливаясь с тенями. С ножом в руке он пробирается в спальню к Джейн. Однако вместо того, чтобы убить её, он, поражённый её красотой, похищает её и уносит по крышам домов. Крики Джейн будят доктора Олсена. Тот поднимает тревогу. Спасаясь от погони, обессиленный Чезаре бросает девушку и затем сам теряет сознание. Узнав от Джейн, что на неё напал Чезаре, Франц никак не может ей поверить — ведь он все это время следил за Калигари и Чезаре. Он убеждается, что пойманный убийца по-прежнему сидит в тюрьме, и возвращается с полицейскими на ярмарку. Они требуют, чтобы Калигари предъявил им сомнамбулу. Оказывается, что в ящике лежит не Чезаре, а изображающая его кукла. Калигари убегает и скрывается от преследующего его Франца в психиатрической лечебнице. Франц осведомляется у врачей, есть ли у них пациент по имени Калигари. Ему предлагают поговорить с директором клиники, которым оказывается Калигари. Франц рассказывает врачам о том, что произошло в городе. Ночью они обыскивают кабинет директора клиники и находят древний трактат о сомнамбулизме, где рассказана история о докторе Калигари, который в 1703 году в Северной Италии совершил серию убийств с помощью сомнамбулы Чезаре, а также дневник директора, где тот пишет об опытах с сомнамбулой и о том, что спящего можно заставить делать все, что угодно, против его воли. Узнав тайны сомнамбулизма, мечтает в дневнике директор, он сможет стать новым Калигари. В этот момент приходит санитар и сообщает, что сомнамбулу нашли мёртвым в лесу. Франц предъявляет Чезаре директору клиники и требует, чтобы тот признался, что Калигари — это он. Директор впадает в буйство, на него надевают смирительную рубашку. «С тех пор, - заканчивает Франц свой рассказ, — безумец так и сидит в своей клетке». Франц и его собеседник входят в общую залу психиатрической клиники, где находятся Джейн, Чезаре и другие душевнобольные. Франц спрашивает Джейн, когда же она выйдет за него замуж, но девушка безумна. В залу спускается директор клиники, которого Франц обвиняет в том, что тот — Калигари. На Франца надевают смирительную рубашку. Он — сумасшедший, и весь его рассказ — бредовые видения. Директор клиники говорит, что теперь, поняв характер мании Франца, он может ему помочь. Директор надевает очки и становится похож на Калигари.

Для Германии период после Первой мировой войны был временем истерии, цинизма, глубокого отчаяния. Все моральные ценности были уничтожены. В искусстве это нашло отражение в таком направлении, как "экспрессионизм", в формах которого воплотились различные идеологические тенденции - от мистики и пессимизма до острой социальной критики. Художники, скульпторы, литераторы, а затем и кинематографисты отвергали изображение внешней реальности с тем, чтобы выразить внутреннее "Я". Первым подлинным произведением киноэкспрессионизма стал фильм Роберта Вине "Кабинет доктора Калигари", рассказывающий историю юноши-сомнамбулы (Конрад Фейдт), который под гипнотическим воздействием человека, именующего себя доктором Калигари (Вернер Краус), вынужден совершать по ночам ужасные преступления. Однако реальность всего происходящего на экране ставится под сомнение, ибо, как выясняется в конце фильма, безумный доктор, от лица которого ведется повествование, является пациентом психиатрической лечебницы. Молодые драматурги Карл Майер и Ханс Яновиц за шесть недель написали сценарий и представили его на рассмотрение Эрику Поммеру - продюсеру и главе студии Decla Bioscop. Первоначально режиссером "Кабинета..." должен был быть уже маститый Фриц Ланг, но Поммер решил, что тот должен закончить обещавший коммерческий успех фильм "Пауки". Так режиссером фильма стал Роберт Вине, заслуга которого в будущем успехе фильма, в отличие от художников, оператора и актеров, была, пожалуй, самой незначительной. Художник-постановщик фильма Вальтер Рериг предложил, чтобы свет и тени были нарисованы на декорациях. Такое решение показалось Поммеру просто диким, это выглядело, по его мнению, как возвращение к искусственности театра. Но после представления серии пробных кадров продюсер поддержал художника. Тревожная атмосфера создавалась благодаря полутемной комнате, призрачно бледному свету луны, контрастному освещению и деформированным, скошенным декорациям. Актеры также внесли экспрессионистический дух в грим и костюмы. Вернер Краус подчеркнул форму и длину носа, покрыл волосы слоем жира, а Конрад Фейдт наложил глубокие тени под глазами. Исполнительница женской роли Лил Даговер сделала легкую уступку экспрессионизму в одежде, но ее очарование вносило мягкую ноту во все абсурдное и ужасное в этом фильме. Премьера "Калигари..." состоялась 27 февраля 1920 года в Берлине с музыкальным сопровождением, которое включало в себя отрывки из произведений Шуберта и Россини. Фильм не имел немедленного успеха, подлинный же успех пришел к картине, когда была подобрана новая музыка, усилившая драму убийства и сумасшествия. Фильм, как обычно, был показан во всех больших немецких городах, а также Англии, Франции и США, где его окрестили "страница Эдгара По". (Александр Иконников)

Вообще-то не тридцатидевятилетнему Роберту Вине, а более молодому немецкому режиссёру, Фрицу Лангу, было предначертано, казалось бы, самой судьбой осуществить постановку, положив начало экспрессионизму как кинематографическому течению и чуть ли не всему жанру фильмов ужасов. Но тот по настоянию продюсеров прервал съёмки, взявшись за вторую серию детектива «Пауки» /1919-20/, хотя именно его коррекции первоначального замысла кажутся принципиальными. Сценаристы Карл Майер и Ганс Яновиц всё-таки в большей степени следовали традициям романтической литературы1, прежде всего Эрнста Т.А. Гофмана и Эдгара Аллана По, в то время как пролог и эпилог придуманы именно Лангом. Реалистичность сцен в психиатрической клинике, обрамляющих фантастический рассказ, неожиданно придаёт достоверность всему происходящему. Тем самым – повергая в особый трепет зрителя, уже и сомневающегося, что услышал обычный бред умалишённого, ибо финальный долгий, пронзительный, многозначительный взгляд прямо в объектив камеры доктора не может не заронить в душу тень сомнения. Знаменательно, что оба кинодраматурга, как и Ланг, который в собственной трилогии о Мабузе раскроет мотив не менее блестяще, являлись подданными Австро-венгерской империи2 незадолго до её распада. Атмосфера государства, в котором доминировали всеобщий абсурд и власть сил непонятной природы (бюрократии или самого сатаны?!), смешалась с настроениями, охватившими Германию, побеждённую в Первой мировой войне, ввергнутую в хаос. Фильм не случайно производит впечатление сбывшегося пророчества, раскрывая возможность и даже неизбежность пути «от Калигари до Гитлера». Зигфрид Кракауэр, автор одноимённого киноведческого труда, справедливо указал на бесстрастно и точно зафиксированный на экране момент рождения будущей «толпы чудовищ и тиранов», которые от порабощения одного человека легко и играючи перейдут к оболваниванию масс. К суггестивному внедрению установок на подчинение и безропотное исполнение – практически в сомнамбулическом состоянии – чужых преступных намерений. Социально-исторический подтекст фильма Вине важен необычайно – ничуть не меньше, нежели новаторское изобразительное решение, ставшее новым словом в молодом искусстве. Архитектора Германна Варма, художников Вальтера Райманна и Вальтера Рёрига, сотворивших причудливые, подчёркнуто искусственные декорации с деформированной геометрией, с нарисованными краской тенями, кое-кто даже объявил подлинными авторами ленты! И всё же «Кабинет доктора Калигари» по сей день принадлежит к числу самых загадочных и страшных произведений в истории кинематографа. Вине словно приглашает зрителя на прогулку по запретному запредельному миру, за проникновение в тайны которого с неизбежностью следует кара: другой становится сама реальность. Расплачиваются не только Франсис, убеждённый в наличии злокозненного заговора и с болью в сердце взирающий на Джейн, чей рассудок помутился. Но и для Калигари, одержимо штудирующего сборник университета Упсалы 1156-го года издания, постижение и освоение законов сомнамбулизма не остаётся без последствий. Мотив, идущий от Библии (Древо знания, плоды коего вкусили Адам и Ева), получил у экспрессионистов – вслед за романтиками – отличное развитие. Отсюда – совсем недолго до осознания того, что все мы существуем под наставления незримой силы, руководствуясь в своих поступках внушениям извне.
1 – Правда, источником вдохновения Яновицу послужил инцидент, свидетелем которому он стал лично, посетив карнавал.
2 – Как и, скажем, Франц Кафка, чьё творчество считается созвучным экспрессионизму.
3 – Здесь возникает ассоциация с творчеством А.П. Чехова («Палата № 6») и Ф.М. Достоевского, тем более что среди картин Вине есть «Раскольников» /1923/.
4 – Все трое входили в берлинскую группу экспрессионистов «Штурм».
(Евгений Нефедов)

Самый видный, самый знаковый фильм немецкого киноэкспрессионизма начинается вот с какой сцены: на скамеечке сидят два человека, молодой и пожилой, и молодой человек по имени Франц начинает рассказывать "трагическую историю", которая приключилась в его городке и привела к ужасным последствиям. Один из участников ярмарки, Калигари, демонстрировал публике "Сомнамбулу", долговязого парня Чезаре, проведшего 23 года во сне. И в это же время начинается серия убийств. Убит городской секретарь, потом погибает друг главного героя, причем скорую смерть ему предвестил именно Чезаре. Франц начал подозревать, что именно сомнамбула убивает людей. Следующей жертвой должна была стать невеста Франца, но преступление удалось предотвратить. Городская общественность и полиция разыскивают сбежавшую сомнамбулу, а Франц преследует ее хозяина. Хозяин скрывается в дверях психиатрической лечебницы, и Франц, вбежав туда, сталкивается с группой врачей, которые предлагают ему поговорить с директором больницы (он только что вернулся из командировки). В директоре больницы Франц с ужасом узнаёт того самого Калигари. Потом выясняется, что амбициозный директор больницы, впечатленный древней историей о докторе Калигари и лунатике-зомби, который выполнял все его зловещие приказания, решил повторить "подвиг" доктора Калигари, и ему как раз подвернулся удобный случай — в больницу доставили самую настоящую сомнамбулу. Все эти события сводят Франца с ума, и он сам оказывается среди пациентов лечебницы. Собственно, эту историю он рассказывает другому пациенту, сидя на скамеечке во внутреннем дворе учреждения. И когда во дворике появляется главврач, в котором мы без труда узнаём доктора Калигари, Франц с воплями набрасывается на него. В уголке же дворика можно заметить Чезаре, неподвижно стоящего с открытыми глазами. Такой финал вкупе с начальной сценой придаёт фильму двусмысленности: непонятно, то ли Франц всё сочинил, и всё, что мы видели, является его параноидальным бредом (на эту мысль наталкивает и безумный, "экспрессионистский", антураж картины), то ли он действительно стал трагической жертвой сумасшедшего врача. Интересно, что первую сцену придумал Фриц Ланг, который начал работу над кинолентой, но впоследствии передал наработки Роберту Вине. Причем Ланг ввел начальную сцену для того, чтобы публике "было понятнее". Но публике как раз непонятно: почему Франц говорит, будто дело происходило в маленьком городке, откуда он приехал, если на самом деле он никуда не уезжал? В любом случае, перед нами сюжет, берущий начало в готических романах и ставший классическим: о сумасшедших врачах и мрачных их созданиях, о подавлении воли, убийствах и безумии. Естественно, что не обошлось и без влияния немецкого романтизма: в фильме ставится акцент на несчастной любви Франца к невесте, которая после всех треволнений спятила как и он, и воображает себя принцессой. При том, что фильм снят довольно безыскусно, интерес вызывают театральные декорации, с нарисованными на полу тенями, изломанными линиями, угрожающе накренившимися домами и то тесными, то чрезмерно большими пространствами комнат. Притом, что эпизоды, относящиеся к разным сценам, раскрашены в разные, но одинаково удручающие цвета вроде синего и красного, создается ощущение клаустрофобии и общего убожества этого жуткого мирка. Мы попадаем не только внутрь фильма, но и внутрь театральной сцены. Многие склонны усматривать в немецком экспрессионизме отражение общего состояния умов и настроений общества, пережившего первую мировую войну и предчувствовавшего рождение нацизма. Я же склонен видеть в этом исключительно эксперимент с формой нарождающегося жанрового кино (фильмов ужасов), основанного на сумасшествии персонажей. Причудливость и театральность декораций компенсирует недостаточную изобретательность в использовании технических средств из арсенала чистого кинематографа. (Владимир Гордеев)

comments powered by Disqus