на главную

КАЛИНА КРАСНАЯ (1974)
КАЛИНА КРАСНАЯ

КАЛИНА КРАСНАЯ (1974)
#30450

Рейтинг КП Рейтинг IMDb
  

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Драма
Продолжит.: 102 мин.
Производство: СССР
Режиссер: Василий Шукшин
Продюсер: -
Сценарий: Василий Шукшин
Оператор: Анатолий Заболотный
Композитор: Павел Чекалов
Студия: Мосфильм

ПРИМЕЧАНИЯWEB-DLRip (без логотипа и рекламы); покадровая цифровая реставрация изображения и ремастеринг звука; две звуковые дорожки: 1-я - ремастеринговая (5.1) и 2-я - оригинальная (моно) + англ. субтитры.
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Василий Шукшин ... Егор Прокудин
Лидия Федосеева-Шукшина
Иван Рыжов ... отец
Мария Скворцова ... мать
Лев Дуров ... официант Сергей Михайлович
Георгий Бурков ... Губошлеп
Жанна Прохоренко
Мария Виноградова ...Зоя
Наталья Гвоздикова
Алексей Ванин ... Петр Байкалов
Татьяна Гаврилова ... Люсьен
Ия Арепина
Артур Макаров
Борис Битюков
Олег Корчиков
Николай Граббе ... начальник тюрьмы
Наталья Крачковская ... гостья
Николай Погодин
Елена Максимова
Алексей Бахарь

ПАРАМЕТРЫ частей: 1 размер: 3259 mb
носитель: HDD3
видео: 960x720 AVC (MKV) 3798 kbps 25 fps
аудио: AC3-5.1 448 kbps
язык: Ru
субтитры: En
 

ОБЗОР «КАЛИНА КРАСНАЯ» (1974)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

Выйдя из тюрьмы, Егор Прокудин решает податься в деревню, где живет синеглазая незнакомка Люба, с которой он переписывался - ведь надо немного переждать и осмотреться. Но жизнь в деревне рушит все планы Егора, и он решает навсегда порвать с прошлым. Теперь у него есть друзья, работа. Он любит Любу. Однако дружки Егора не собираются мириться с его успокоенностью...

Егор Проскудин - вор-рецидивист по кличке "Горе", человек сложной и необычной судьбы, много лет проведший в заключении. Выйдя на свободу после очередной отсидки и не зная, чем заняться, Егор сначала отправляется к подельникам, но там нарывается на милицейскую облаву и от греха подальше подается в деревню, где живет Люба - женщина, с которой он познакомился по переписке, пока сидел в колонии. Сначала ему там кажется скучно, и он опять уезжает в город - кутить, "прожигать жизнь". Но простой и честный деревенский быт, искренние человеческие отношения заставляют Прокудина переоценить свое прошлое, и он решает навсегда порвать с преступным миром и снова возвращается к Любе. Егор находит в деревне понимание, любовь и заботу. Но бывшие "друзья" достают его и здесь...

Мне жаль Егора из "Калины красной", жаль до боли, до содрогания за эту судьбу, - сказал Василий Макарович Шукшин в одном из последних интервью. - Сложись обстоятельства иначе, он мог бы стать незаурядным человеком. Какой гордый, сильный характер, какой крепкий, надежный человек! Даже будучи вором, он сохранил в себе многое. И как хочется помочь Егору, полюбить его. Но как?.. Я хотел сказать об ответственности… За все, что происходит сейчас на земле, придется отвечать всем. И за хорошее, и за плохое. За ложь, за бессовестность, за паразитический образ жизни, за трусость и измену - за все придется платить. Платить сполна»...

ПРЕМИИ И НАГРАДЫ

БЕРЛИНСКИЙ КИНОФЕСТИВАЛЬ, 1975
Победитель: Приз международной ассоциации кинокритиков - рекомендация (программа «Форум») (Василий Шукшин), Премия международного евангелического жюри - рекомендация (программа «Форум») (Василий Шукшин), Премия Международной Католической организации в области кино - рекомендация (программа «Форум») (Василий Шукшин).
VII BCECOЮЗНЫЙ КФ В БАКУ, 1974
Победитель: Главный приз.
ПРИЗ ПОЛЬСКИХ КИНОКРИТИКОВ «ВАРШАВСКАЯ СИРЕНА», 1975
Победитель: Лучший иностранный фильм.
ЛЕНИНСКАЯ ПРЕМИЯ, 1976
Лауреат: Василий Шукшин (за достижения в литературе и киноискусстве; посмертно).

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

Киноповесть «Калина красная» Василий Шукшин написал в больнице.
Госкино выделило на картину всего 3 тысячи 600 метров дефицитной тогда пленки «Кодак». А для работы нужно было в шесть раз больше. Поэтому первый «разгонный» дубль снимали на отечественной «Свеме», а потом заряжали «Кодака Ивановича», и тут уже все напрягались.
Шукшин в фильме был и сценаристом, и исполнителем главной роли, и режиссером.
Шукшин очень собранно входил в съемочный период «Калины красной». Например, документальные кадры, где заключенный поет песню «Ты жива еще, моя старушка» (этого в сценарии не было), он нашел среди тысяч километров кинопленки спецкинохроники МВД. «Калина красная» так и начинается концертом зэков, который снимался в настоящей колонии под Москвой.
Место съемок: Белозерск, Подольск (РСФСР).
Одним дублем сняли 4-минутный эпизод «В сенях», когда Егор говорит Любе, что уезжает в город и не знает, вернется или нет. Сложнейшую для актерской игры сцену - в одном кадре, без монтажа и переозвучки - Василий и Лида разыграли как живой разговор, но, увлекшись, отошли от размеченных точек, и в кадр попали рельсы, по которым передвигалась кинокамера. Когда Заболоцкий сказал Шукшину, что нужно переснимать, он посмотрел мимо меня и ответил: «Больше так не сыграть, пусть остается».
Одной из ключевых в фильме является сцена встречи Егора со своей матерью после двадцатилетней разлуки. Решили уговорить сняться в крошечной сценке кого-нибудь из очень больших актрис и позвонили Марецкой. Вера Петровна дала согласие, но, к сожалению, вскоре заболела. Тогда дерзнули попробовать отыскать реальную судьбу, сходную с той, которая была нужна. В итоге засняли документальную беседу именно с такой матерью, у которой война отняла всех сыновей.
Василий Шукшин пригласил на роль матери местную жительницу Афимью Быстрову и попросил в кадре просто рассказать про свою жизнь. Камеру установили на улице, снимали через выставленное окошко, звук писали синхронно. Бабушка рассказывала о себе, отвечая на вопросы Лидии Федосеевой-Шукшиной, которые были заранее продуманы и направляли рассказ в нужное для фильма русло. За съемки Афимье Быстровой привезли гонорар в 700 рублей, огромная сумма для тех времен и мест, с учетом пенсии в 17 рублей, а так же шерстяное платье, туфли и золотые сережки.
«Калина красная» - это душа Шукшина, пропечатанная в пленке. Он не сыграл роль Егора Прокудина, а прожил всю его жизнь за 108 минут экранного времени. Она приготавливала его к большой картине «Степан Разин», которая для Шукшина была главным делом жизни и которую ему так и не дали снять…
Шукшин предвидел, что большой худсовет «Мосфильма» примет картину «в штыки». Поэтому очень торопилился закончить работу, пока мосфильмовские мэтры Райзман, Юткевич, Озеров, Салтыков были в летних отпусках. Иначе бы замучили требованиями переделок, а потом вовсе бы закрыли. И съемки провели за 2 месяца и 22 дня вместо положенных по плану четырех с половиной месяцев.
Чиновники Госкино потребовали таких «поправок», которые можно было сделать, только сняв фильм заново. Вместе с другими «новинками» «Калина красная» попала «на дачу». Брежнев ее посмотрел и заплакал. Судьба картины была решена.
Чтобы сдать фильм, Шукшину пришлось сделать сравнительно немного купюр. Вырезал из текста слова матери: «Поживи-ка ты сам на 17 рублей пенсии», реплику Егора: «Живем, как пауки в банке. Вы же знаете, как легко помирают», и еще какие-то «мелочи»… Хотел Василий спеть в фильме песню народную «Калина красная», но в музыкальной редакции студии заявили, что песня эта обработана Фельцманом и нужно ему платить большие авторские как композитору. Пришлось Шукшину от пения отказаться, а в картине его Егор говорит: «Эх, не выпелась песня…».
Гонорары за съемки в «Калине красной»: В. Шукшин - 2250 руб. (за режиссуру) и 4912 руб. (за роль); И. Рыжов - 1102 руб; Л. Федосеева-Шукшина - 965 руб; А. Ванин - 547 руб. 50 коп; Г. Бурков - 285 руб.
Премьера: 25 марта 1974.
Англоязычное название - «The Red Snowball Tree».
Лидер проката СССР (1974, 1 место) - 62.5 млн. зрителей. «Калина красная» занимает по посещаемости 14-е место среди отечественных фильмов за всю историю советского кинопроката.
Лучший фильм года, Василий Шукшин - лучший актер года по опросу журнала «Советский экран» в 1975 году.
Картина входит в престижные списки: «Лучшие фильмы» по мнению кинокритика Сергея Кудрявцева; «100 лучших фильмов» по версии гильдии кинокритиков РФ (32-е место); «100 лучших фильмов РСФСР и РФ» по версии сайта RosKino.com (23-е место); «Лучшие фильмы РСФСР и РФ» по версии пользователей LiveJournal; «Рекомендации ВГИКа» и другие.
«Калина красная» вошла в десятку любимых кинокартин Райнера Вернера Фассбиндера.

[...] - Из закрытой информации мы знали, что в первый год было продано около ста миллионов билетов. Но официальная цифра была занижена до 62 миллионов. «Излишки» приписывали непопулярным у зрителей картинам официозных режиссеров. Обычная практика тех лет. Но даже при этих показателях мы поняли, как нас «нагрели» с оплатой. Дело в том, что «Мосфильм» был поделен на несколько творческих объединений. Первоначально «Калину красную» Шукшин должен был снимать на Экспериментальном объединении, которое возглавлял создатель «Баллады о солдате» Григорий Чухрай. Там платили проценты от проката. Если бы картину поставили в «чухраевском» объединении, то за операторскую работу я бы получил не 2 с половиной тысячи рублей, а почти как в Голливуде. Но не допустил нас Чухрай в свое объединение, замордовал демагогическими придирками, в частности, требуя переписать в сценарии образ Егора из бандита в законопослушного гражданина. И пришлось нам ставить «Калину красную» в другом мосфильмовском объединении, которым руководил Сергей Бондарчук. [...] (Из интервью с Анатолием Заболоцким)

Пронзительно грустная история вора (Шукшин) по кличке Горе, отбывшего срок и пытавшегося начать новую жизнь, о его любви к девушке по переписке ("заочнице") и трагической гибели от рук бывших "коллег" во главе с цинично-обаятельным и жестоким Бурцевым. Талантливая, снятая с болезненным надломом картина с узнаваемым почерком писателя, сценариста, актера и режиссера Василия Шукшина. (Иванов М.)

Вор-рецидивист Егор Прокудин по кличке Горе (Шукшин), освободившись из заключения, едет в деревню к «заочнице» Любе (Федосеева-Шукшина) - с целью ­ отъесться, задушить доверчивую незнакомку в объятиях, схавать ее да самогонкой ­ запить. Время не лучшим образом сказывается на Шукшине. Потускнел его образ безоговорочного классика, человека эпохи Возрождения и чуть ли не единственной живой души в официозной литературе. Уже не берет так за сердце его сельсоветская лирика, комбайнерская исповедальность и анекдоты про приключения алтайского крокодила Данди в облцентре. Лучший способ развеять антишукшинские настроения - смотреть «Калину красную», последнюю и главную его картину, фильм, снятый в невозможном для советского кино жанре - жанре экзистенциальной трагедии, где нет ни намека на оптимистическую барабанную дробь в финале. Только смерть может успокоить эту мятущуюся остервенелую душу. И неважно, как эту смерть принимать: через пулю в висок, как изначально задумывал Шукшин, или от руки бывшего подельника. Другого исхода здесь все равно быть не могло. Обреченность на смерть в «Калине красной» чувствуется уже с первых кадров, с выступления лагерной группы «Бом-бом». Благодаря чужеродному для советского кино трагизму этот очень провинциальный фильм, снятый очень провинциальным человеком, говорит на том же языке, что и фильмы югослава Кустурицы, японца Китано или немца Фассбиндера, который назвал «Калину красную» в числе своих самых любимых картин. (Алексей Казаков)

Трагическая мелодрама. Некогда, по молодости лет, я довольно презрительно относился к успеху «Калины красной» и даже негодовал по поводу символичного финала - смерти от рук подельников бывшего уголовника, который из последних сил цепляется за милые сердцу березки. Эпизод условный, почти лубочный по исполнению. Сказка с печальным концом, мелодраматический надрыв. Но герой Шукшина - один из немногих персонажей советского кино, который хотел выжить именно в экзистенциальном смысле слова. Большинство же стремились умереть назло врагам, разорвав на теле последнюю рубашку. Эта картина Василия Шукшина - крайне редкое жанровое исключение в советском искусстве, где все трагедии должны были являться непременно оптимистическими. Поэтому можно счесть отнюдь не парадоксальным, а даже закономерным повышенный интерес к ней склонного к постижению трагического в реальности и творчестве немецкого режиссера Райнера Вернера Фассбиндера, который, вероятно, почувствовал в Егоре Прокудине родственную душу, обреченную на скорую смерть. Фассбиндер, который включил «Калину красную» вообще в десятку своих самых любимых (!) кинопроизведений, увидел ее на кинофестивале в Западном Берлине в 1975 году, где лента, не участвуя в основном конкурсе, удостоилась особых упоминаний как ФИПРЕССИ, так и экуменического жюри, чего из наших постановщиков обычно заслуживал только Андрей Тарковский, кстати, однокурсник Шукшина по ВГИКу. По всей видимости, оставшийся атеистом Василий Шукшин все-таки думал о человеческой душе, о том, «как не устроена она в жизни, как мается и ищет своего места». Ибо в «Калине красной» угадан сквозной, хотя чаще всего скрытый мотив советского кинематографа - «свой среди чужих, чужой среди своих», который не в приключенческо-шпионских фильмах решался преимущественно в социальной плоскости, поскольку чуть ли не вся наша нация состояла если не из прошедших лагеря и родственников тех, кто сидел (или охранял!), то обязательно включала разнообразных «перемещенных лиц», завербовавшихся работников, мигрантов и «лимитчиков». Почти все переезжали вынужденно или же по зову сердца с места на места по большой, необъятной стране, оказываясь в положении своего рода перекати-поле, пытающихся как-то приспособиться, прижиться в чужой среде. До «Калины красной» творчество Шукшина в литературе и кино нередко понимали с точки зрения навязчивого противопоставления города и села, урбанистической безликости, бездуховности, оторванности от корней - и деревенской естественности, человеческой индивидуальности, глубинной связи с родной землей. И только в этой картине данный конфликт понят на трагическом общенациональном, именно «всесоюзном уровне» - дело отнюдь не в том, что несостоявшийся крестьянин стал вором-рецидивистом, покинув свой дом, предав мать, существуя без семьи, один-одинешенек, гол как сокол. Словно вся страна, являвшаяся тогда шестой частью Земли, попала в ситуацию «вечного неприкаянного странника», не зная, где прибиться, с кем породниться, как найти успокоение для своей мятущейся души, которая вряд ли хочет только лишь загула, «забега в ширину», но в большей степени страждет припасть к утраченным основам бытия, пусть ими станут почти банально и олеографически выглядящие русские березки. «Калина красная», которая была поставлена режиссером в возрасте срока четырех лет, настолько же исповедальна и художнически автобиографична, как и снятое 42-летним Тарковским год спустя «Зеркало» или же его более поздняя заграничная «Ностальгия». В противопоставлении Василия Шукшина и Андрея Тарковского тоже есть немалая надуманность, как и в неизменном столкновении народа и интеллигенции. Вот, например, самый некассовый шукшинский фильм «Странные люди» содержал новеллу «Думы», где пожилой председатель колхоза, пообщавшись с творческими людьми, начал сомневаться в том, как он прожил свою жизнь. Поистине, во всякой мудрости много печали… А наиболее зрелищная лента «Калина красная» неслучайно начинается именно со сцены выступления тюремной самодеятельности - хор заключенных задумчиво и сосредоточенно выводит песню о том, как «много дум наводит» вечерний звон. Легче всего посчитать, что бывший уголовник Егор Прокудин, выйдя из тюрьмы, хочет замолить прежние грехи и начать новую жизнь в «краю родном», прикипев душой к хорошей женщине Любе Байкаловой, с которой познакомился по переписке, а прежние дружки упорно не отпускают его и назло устраивают бандитскую поножовщину. Но ведь это не криминальная драма и даже не мелодрама, сдобренная неожиданно комическими сценами, как в ряде других строго не комедийных картин, которые попали в число суперрекордсменов советского кинопроката, то есть собрали аудиторию более 50 миллионов зрителей. Кстати, любопытно, что «Калина красная» занимает в этом списке место между эксцентрической тюремной комедией «Джентльмены удачи» и не лишенной грусти иной комедией «Афоня» об остающемся на свободе, но иногда попадающем за решетку на 15 суток пьянице и дебошире, тоже бывшем сельском жителе. А Егора по прозвищу Горе преследует, словно в греческой трагедии, сам Рок, неизбежный и неистребимый. Возможно, что на строгий эстетический вкус подобный трагизм отдает цыганщиной, как и в чуть опередившем по популярности у зрителей фильме «Табор уходит в небо». Но тон трагической мелодрамы чувствуется и в более успешной по прокату ленте «А зори здесь тихие…», где гибнут на войне среди карельских берез пятеро девушек, а простой русский мужик из Сибири, старшина Васков, клянет себя, что не смог их уберечь. Однако реальная жизнь еще безжалостнее и точнее в своем финальном итоге - предощущаемая смерть, можно сказать, закономерно настигла алтайского мужика Василия Шукшина (а не его героя) как раз во время съемок военной картины со знаменательным названием «Они сражались за родину». По логике творчества он достойно умер - будто на поле боя. 9/10. (Сергей Кудрявцев,1994/1998)

Практически вся киношно-режиссерская жизнь Василия Шукшина прошла на Киностудии имени Горького, где он снял все свои фильмы. Там же он вынашивал идею снять свою главную картину - народную драму «Степан Разин». Но партноменклатура этому всячески противилась, прекрасно отдавая себе отчет в том, что такой мастер, как Шукшин, снимет взрывоопасное по своей идеологической направленности кино. А Шукшин одним «Разиным» и бредил. В конце 1972 года, когда забрезжил лучик надежды, что эту постановку ему помогут осуществить на «Мосфильме», Шукшин немедленно перешел туда. Но и там перед ним поставили условие: мол, сними сначала фильм о современности, а там и «Разина» разрешим. Так на свет появилась «Калина красная». Киногруппу Шукшина снабдили самой убогой киноаппаратурой, а группу укомплектовали случайными людьми - теми, кого не взяли в другие киногруппы. Например, замдиректором на фильме был некто Жаров, который пришел на «Мосфильм» из какого-то министерства и в киношном процессе вообще ничего не смыслил (в фильме он сыграл эпизодическую роль конферансье в тюремном ансамбле). Однако Шукшин не роптал: он готов был даже с таким плохо вооруженным и ненадежным войском ввязаться в сражение и выиграть его. Местом натурных съемок были выбраны окрестности города Белозерска, что на Вологодчине (в июле того года город отметил 1110 лет). Эти места Шукшин присмотрел еще в конце 60-х, когда выбирал там натуру для «Степана Разина». Однако съемки фильма начались не там, а под Подольском - в тех краях в апреле сняли проезд Егора Прокудина в такси из мест заключения. И только в начале мая группа перебазировалась в Белозерск, чтобы начать основные съемки. Киношников определили жить в двухэтажный деревянный Дом крестьянина, а Шукшина поселили поблизости - в двухкомнатной квартире в деревянном бараке в соседнем переулке. Съемки начались 4 мая. Тогда же сняли сцену с матерью Егора. Первоначально на эту роль предполагалось пригласить звезду экрана Веру Марецкую. Но она в самый последний момент отказалась, испугавшись предстать на экране в образе древней старухи с неустроенной судьбой. Удача пришла неожиданно. Эпизод должны были снимать в естественных интерьерах - в избе Ефимьи Быстровой - и Шукшин внезапно именно ей предложил эту роль. Старушка, естественно, отказалась - мол, никогда в кино не снималась - но Шукшин сказал, что сниматься и не надо: «Вы про жизнь свою рассказывайте, а на камеру не смотрите». В итоге этот эпизод получился в фильме одним из самых проникновенных. Но мало кто знает, что за ее услугу киношники ответили старушке самой черной неблагодарностью. После съемок забрали у нее из дома все иконы, сказав, что они понадобятся им для дальнейших съемок, и заплатив ей за них... двадцать рублей. Шукшин об этом не знал, иначе иконы остались бы на месте, а «собиратель» остался бы с «начищенным» рылом. К слову, эпизод с иконами был далеко не последним: в группе «Калины красной» нашлось несколько «любителей старины», которые, пользуясь случаем, «раскрутили» жителей деревень, где проходили съемки, на расставание со своей деревенской утварью, скупив ее буквально за копейки. Когда съемки фильма на Вологодчине подойдут к концу, камерваген (автобус со съемочной аппаратурой) будет забит самоварами и медной посудой. На «Мосфильме» потом пойдет слушок, что за вывозом утвари стоит... Шукшин. Но слухи мгновенно прекротились, едва Шукшин пригрозил рассказать правду об этом деле. Но сделать это не позволили обстоятельства: сложная сдача фильма и обострившаяся болезнь режиссера. Но не будем забегать вперед. До конца экспедиции в Белозерске оставались считаные дни, когда начали снимать самый сложный эпизод картины - таран грузовиком «Волги». Сцена снималась с потом и кровью, что называется на пределе человеческих возможностей. Всю техническую часть его взял на себя каскадер Корзун. В течение нескольких дней он усиленно тренировался на грузовике, отрабатывая предстоящую сцену. Слушая по вечерам визг его тормозов, киношники умилялись: ну, теперь-то Голливуд умоется слезами. Не умылся. Эпизод задумывался следующим образом: на узкой насыпи причала должно было стоять такси, на середине реки - паром с людьми, которые становились невольными свидетелями тарана. Самосвал должен был на бешеной скорости врезаться в багажник «Волги» и вместе с ней свалиться в реку. Обе машины должны были пойти ко дну, и в живых оставался только один герой фильма - мститель за Егора Петр Байкалов, который, вынырнув из воды, взбирался на крышу, торчавшего из воды самосвала. Способ съемки был выбран такой: на пароме, находящемся в пятнадцати метрах от причала, был закреплен операторский кран. Камера сверху должна была зафиксировать появление самосвала и, по мере его приближения к «Волге», снижаться, укрупнив удар. После того как такси упадет в воду, камере предстояло взмыть вверх и там застыть, чтобы оттуда показать погружение тонущей машины в воду со всеми причитающимися нрибамбасами: пузырями и нефтяным пятном на воде. Поскольку об этой съемке еще задолго до ее начала были наслышаны жители всех окрестных мест, народу на пристани в назначенный день собралась тьма-тьмущая. Киношники пригнали два катера со спасателями, а от студии надзирать за происходящим приехал заместитель начальника по техбезопасности «Мосфильма». Три десятка статистов погрузили на паром и вывезли на середину реки. Корзун сел за руль и весь обратился во внимание: сигналом к старту должна была стать сигнальная ракета. Еще минута - и сигнал дан. Самосвал рванул к пристани. Однако на самом подходе к такси Корзун резко сбавляет обороты и вместо того, чтобы на огромной скорости врезаться в багажник «Волги», клюет ее своим «передком» еле-еле. И обе машины, вместо того чтобы «со свистом» улететь в воду, скатываются в нее, даже не подняв на поверхности воды брызг. Эпизод провалился. Корзун требует второй дубль, обещая, что на этот раз «все будет как надо». Присутствующие здесь же шоферы предлагают ему свои услуги, дают какие-то советы, но он посылает их куда подальше: мол, не мешайте, сам справлюсь. Его бы устами... Пока он отгонял самосвал на линию старта, киношники подрихтовали такси, вновь засунули в салон манекены. Через пару минут в небо взвилась вторая ракета. Самосвал рванул с места, но в метрах десяти от «Волги» снова сбавил скорость и ударил такси еще слабее, чем в первый раз. Это была уже катастрофа, поскольку на съемку этого дубля был брошен последний запас цветной пленки. Корзун вылез из кабины как в воду опущенный. Единственное, что он смог сделать - в бессилии развел руками. Вечером того же дня Шукшин позвонил директору студии Сизову и добился организации повторных съемок. Сизов только спросил: «Как же ты это снимешь, если твой каскадер дважды это сделать не сумел?» Шукшин ответил, что возьмет другого, половчее. Говоря это, он еще толком и не знал, где же он раздобудет этого чудо-мастера. Удача снова пришла неожиданно. В съемочной группе объявился таксист из Череповца, который некогда был гонщиком-любителем. Он предложил идею: снимать эпизод со снятой дверью в кабине самосвала со стороны водителя, чтобы выпрыгнуть из кабины до удара в такси на мешки с соломой, положенные у насыпи. Скорость до удара должна была быть 40 километров, руль перед прыжком надо было закрепить специальной скобой. Сделали все, как предложил бывший таксист. О том, что из этого вышло, рассказывает А. Заболоцкий: «И вот камеры на точках. День отличный. Ракета. Камера пошла. Летит машина, чую по пылище за ней и панораме -скорость большая. Радуюсь. Вижу, выпал водитель (это вырежется)... А дальше - самосвал стремительно начинает цеплять ограничительные бетонные столбики и, не дойдя до такси, подпрыгнув вверх, падает в воду рядом с паромом, обдав всех водой. Камеру залило. Крики ужаса. И вдруг - тишина. Стекающая вода - с аппаратуры, людей, парома... Такси с муляжами на месте. Самосвал чуть виден из воды. Уже несут к «Скорой помощи» трюкача, ноги поломал. Гнал, чтобы оправдать доверие, на 80 километров; проскочил мешки, прыгал уже на насыпь. Голова цела - слава богу, заставили перед съемкой каску надеть... Разошлись люди... Зрелища опять не получилось. Сняли мы, по горячему, Лешу Ванина (исполнитель роли брата), выныривающего из кабины затонувшего самосвала, и это был самый убедительный кадр из всего материала катастрофы. В суетной горячке работы Шукшин и все мы прикидывали возможности монтажа сцены и только после возвращения в гостиницу постепенно осознали весь ужас, который ожидал нас, не попадись на пути самосвала бетонные ограничительные столбики. Скорости самосвала хватило бы бросить такси к нам на паром и изувечить находящихся там людей. Провидение спасло нас от чудовищной катастрофы. Шок от неудавшейся и так затянувшейся съемки сделал наш отъезд из Белозерска похожим на бегство. Мы не сняли намеченные пейзажи, детали. Настроение было несъемочное...» Когда был закончен монтаж «Калина красная» была отправлена в Главную сценарно-редакционную коллегию Госкино. И там ее так «приложили», что никому мало не показалось. Высокие цензоры во главе со своим начальником Далем Орловым нашли в материале фильма кучу недозволенного. Их возмутила чуть ли не все самые «убойные» эпизоды фильма. В частности, было приказано полностью убрать «сцену разврата» с участием Егора Прокудина (а это 5 минут экранного времени), внести исправления в рассказ его матери, изъяв из него сетования старухи на скудную пенсию в 17 рублей, ее слова про плохую работу сельсовета, убрать песню «Это многих славный путь...» в эпизоде застолья, толстую женщину в чайной, поломанные доски карусели и т.д. и т.п. Когда Шукшин прочитал список этих исправлений, практически губивших на корню его картину, ему стало плохо. От свалившихся на него переживаний, у Шукшина обострилась его застарелая болезнь - язва желудка - и он в очередной раз загремел в больницу, в клинику пропедевтики 1-го мединститута имени Сеченова на улице Правдинской. Там его и вовсе чуть не довели до гробовой доски, о чем потом узнает вся страна: в «Литературной газете» будет напечатан рассказ самого Шукшина об этом вопиющем случае. А случится следующее. 2 декабря навестить режиссера в больнице придет вся его семья: жена и две малолетние дочери. Однако вахтерша откажется их пропускать в палату. А когда Шукшин попытается по-доброму уладить конфликт, его обложат такими ругательствами, что он чуть не зарыдает от обиды и бессилия. Вечером того же дня эта же вахтерша не пустит к Шукшину его друзей-писателей, которые приедут к нему аж из самой Вологды. Последний эпизод переполнит чашу терпения Шукшина, и он уйдет из больницы в чем был - в больничной пижаме и тапочках. И это в декабрьский мороз! Сбежав из больницы, Шукшин примется за поправки к «Калине красной». Вот как описывает происходящее В. Фомин: «Я сам своими глазами видел, как буквально умирал, таял на глазах Шукшин, сбежавший из больницы, чтобы исполнить навязанные «исправления» и тем самым спасти картину от худшего. Он боялся оставить фильм в «разобранном» виде, чтобы как-то «зализать», компенсировать нанесенные раны, хотел сам осуществить чистовую перезапись. Смены в тонстудии казались нескончаемыми - по двенадцать и более часов в сутки. Но буквально через каждые два-три часа у Василия Макаровича начинался очередной приступ терзавшей его болезни. Он становился бледным, а потом и белым как полотно, сжимался в комок и ложился вниз лицом прямо на стулья. И так лежал неподвижно и страшно, пока боль не отступала. Он стеснялся показать свою слабость, и его помощники, зная это, обычно уходили из павильона, оставляя его одного. Тушили свет и уходили. Сидели в курилке молча. Проходили минут двадцать-трид-цать. Из павильона выходил Шукшин. Все еще бледный как смерть. Пошатываясь. Как-то виновато улыбаясь. Тоже курил вместе со всеми. Пытался даже шутить, чтобы как-то поднять настроение. Потом все шли в павильон. И снова приступ...» 8 января 1974 года новый вариант «Калины красной» ушел в Госкино. Шукшин внес минимальные правки: сцену «разврата» оставил, подсократив только несколько мелких деталей, изъял упоминание про пенсию матери в 17 рублей, сократил песню «Это многих славный путь...» вдвое, внес правки в эпизод «в малине» и т. д. В ГСРК вновь было поднялась буча - мол, Шукшин над нами издевается, - но тут в дело вмешалось само руководство Госкино. После опубликования в «Литературке» рассказа о том, что произошло с Шукшиным в больнице, о его здоровье лично интересовался глава Совета Министров СССР Алексей Косыгин, что благотворно повлияло на судьбу фильма: в Госкино испугались, что режиссер может просто умереть от пережитых треволнений, и дали ему «зеленую улицу». 17 января ГСРК вынуждена была принять «Калину красную» с теми поправками, которые внес Шукшин. 21 февраля фильму дали высшую категорию - 1-ю. (Федор Раззаков)

Сильно выбивающаяся из общего ряда картин советского пространства, «Калина красная» Василия Шукшина может показаться на первый взгляд одним из тех рядовых фильмов, на которые еще в 73-м году советская власть делала ставку, как на «исправительные». Недаром в первых кадрах картины показывают «тюремный» плакат, который гласит «Каждый выбившийся из колеи человек может вернуться к полезной деятельности». Сюжет картины довольно прост. Бывший осужденный Егор Прокудин, отсидев срок, выходит из тюрьмы и решает «осмотреться вокруг», понять изменившуюся за время его заключения обстановку, и решить, как быть дальше. Для этого он приезжает в деревню, к своей знакомой по переписке Любе. Но, как говорится, душа человеческая - потемки, и Егор, знакомясь с женщиной, которая принимает его таким, какой он есть, и прожив в доме, который может стать ему родным, решает, что жизнь еще можно поменять. Но судьба распоряжается несколько иначе. Никаких «исправительных» моментов в ленте Шукшина нет. Первоначальный образ картины рассыпается в прах, стоит только заметить душевные метания главного героя от «я должен быть злым и жестоким» и до общения с «родными березками». Не суть того, что воровская среда и оторванность человека от его корней не дают Егору возможности выправить свою жизнь. Здесь превалирует некая скрытая ответственность за свои поступки: не хочешь, а все равно придется расплачиваться. И нет возможности встать на «новую дорогу» и заняться «полезной деятельностью», потому что рано или поздно грехи прошлого потребует отдать им свой долг. И Егор, которого судьба заставила пройти многие «подводные камни», прекрасно об этом знает. Поэтому его терзания, когда желание начать жить заново неизменно перебивается отголосками прошлого, неизбежно приводят к трагедии. Василий Шукшин, являющийся автором сценария и режиссером «Калины красной», сам сыграл роль Егора Прокудина, чем возвел в абсолют создаваемый им не столь популярный в те годы образ человека, выбивающегося из общего строя советского «положительного» общества. Яркое актерское воплощение, помноженное на реализм показанного материала, не могли не вывести данную ленту в разряд культовых. Помимо этого, заключенная в безоценочной манере необычность преподнесения довольно известной проблемы сделали фильм, что называется, «на все времена». Никогда не иссякнет поток «сбившихся с пути» людей, никогда человек в своих душевных поисках и переживаниях не сможет быть однозначным, и в любом случае ответственность за сотворенное дело когда-нибудь, а настигнет виновного. Эдакая притча о возмездии и расплате и вечном поиске покаяния и покоя. (Рина Комарова)

Свой среди чужих, чужой среди своих. Я бы хотел быть не злым человеком, я бы хотел не врать людям, я бы хотел не врать, но я всю жизнь вру, я должен быть злым и жестоким, но мне жалко бывает людей… (Василий Шукшин) Художник пытливый и проницательный; человек, обладавший исключительно тонким духовным чутьем, позволявшем ему в каждом явлении видеть его глубинный общечеловеческий смысл; советский писатель, актер и режиссер Василий Шукшин с годами испытывал все большее настойчивое тяготение к углубленно философскому осмыслению действительности, к широкому и решительному творческому синтезу. Сей благородный порыв, за год до своей кончины был излит мастером в картине «Калина Красная». «Калина красная» и вовсе-то не кино, а парящее искусство, где Шукшин-кинематографист органически проникает в Шукшина-писателя, где проза его зрима, а фильм литературен; читая книги его, мы видим автора на экране, а, глядя на экран, вспоминаем его прозу. Редкостное многообразие содержания и форм разных видов искусства в творчестве одного человека может найти объяснение в самой природе исключительного дарования Шукшина, в том особом восприятии реальности, импульсы которого, постоянно обновляя его, обусловливали сложнейшие внутренние процессы накопления наблюдений, знаний о человеке, обогащений духовного опыта. Именно поэтому его творчество - это достояние, щедро оставленное им и служащее нам вечным учебником жизни, как ничто другое передающим слова его, ставшие также и завещанием: «Если мы чем-нибудь сильны и по-настоящему умны, так это добрым поступком», адаптируя к «Калине красной»: оставаясь хотя бы милосердными, терпящими и прощающими… Беспощадным огнем Шукшин обнажает людскую сущность, усеивая свое произведение, целой россыпью находящихся в человеке пороков, вынося при этом свой мрачный беспощадный приговор, с сарказмом задавая вопрос: так умеем ли мы радоваться или нет? Наивно было бы полагать, что люди встретят вышедшего из тюрьмы Егора Прокудина, надеявшегося начать новую жизнь, изо всех сил скрывая аспекты прошлой, распростертыми объятиями - не то существо человек, чтобы прощать, ну не свойственно ему осознание второго шанса, все-то он человек раскопает да разнюхает. Глупо думать, что объяснит герой кинофильма окружающим, что значит настоящий праздник - зажравшемуся до безумия человечеству подавай нечто материальное, какие уж тут березки… И уж совсем не стоит надеяться, что бывшие дружки оставят Егора в покое - да не покидала еще зависть стандартного набора человеческих качеств, данных при рождении и лишь находящих в годах свое бесконечное развитие. Так что неизвестно еще кого от кого изолируют, сажая в тюрьму: толи общество от преступника, толи наоборот.… В любом случае было бы дикой ошибкой связывать фильм лишь эстетикой отношения общества к вышедшему из заключения человеку. В своей поздней работе Шукшин исследует самую страшную из человеческих бед - одиночество. На протяжении всего кинофильма, герой целиком осознает необратимость происшедшего: свое отчуждение от людей, матери, труда на земле, а финал драмы раскрывает глубокий духовный кризис, терзающий героя: лютое раскаяние от сознания вины, суровое самоосуждение и мучения совести как следствие, готовность искупить вину собственной кровью… И в этой идеи весь грандиозный и могучий талант Шукшина, который даже в отношении своего героя, требователен и хладнокровен, ведь тот сам «наломал дров» и потому должен ответить за свои ошибки и причиненное зло. Каждый из нас, всего лишь однажды проявив безволие и слабость, пойдя на компромисс и совершив таки роковой поступок способен сломать себе судьбу, как тут еще раз не вспомнить слова Шукшина, приведенные выше, казалось бы, косвенно относящиеся к нашему фильму. Так давайте же, глядя это кино, оставаться сильными и стойкими пред лицом коварного искушения. Удивительно, что в ленте нет ни намека на пропаганду советской жизни, зачастую встречающаяся в работах того периода, даже как раз наоборот - «Калина Красная» от первого и до последнего кадра человечная и рассказывает о простых людях, что живут с нами по соседству, чьи жестокие черты есть в каждом из нас. Конечно же, фильм не лишен режиссерских огрехов, и литературный гений все же перетягивает одеяло, однако эмоциональность «Калины» с лихвой компенсируют все недоделки. Шукшину, на мой взгляд, удается главное: создать очень душевную постановку - одновременно глубоко интимную и при этом широко народную. Каждый здесь найдет что-то свое, и непременно будет обращаться к фильму в дальнейшем. А уж как он играет сам.… Одним взглядом мастер передает целую гамму эмоций, да так что в словах нет порой никакой необходимости. В его глазах, как и в зеркале, отражаются и добродетели, и пороки людей, становясь при этом куда более заметными и очевидными. И наверняка эта глубоко трагичная лента принесет в мир куда больше настоящей доброты, чем какая-нибудь размусоленная голливудская клюква. Никакие слова не смогут передать очарования этой волшебной картины и ощущений, которые она производит. Этот душевный, человечный и глубоко трагический фильм, показавший все стороны духовного противоборства, был и остается настоящей жемчужиной мирового кинематографа. (artcinema)

Экранизация душевных переживаний, которые нужно смотреть сердцем… Можно ли самому написать сценарий, самому снять фильм и сыграть в нем главную роль?! Звучит как-то чересчур накручено. Но это лишь на первый взгляд. Здесь можно провести аналогию с поэтами и музыкантами. Больше всего я уважаю в поэзии и музыке, когда автор один, и он же исполняет свои произведения! Я считаю это вершиной творчества человека в поэзии и музыке! Так вот Шукшину удалось создать фильм абсолютно по-своему. Так, как хочет именно он, со всеми нюансами и точностями! Конечно, в таком случае рождается очень приближенное к сущности автора произведение! Честно вам признаюсь, о Василии Шукшине я знаю очень мало и это где-то минус мне, но, по-моему, это не самое важное. Ведь достаточно посмотреть в глаза этому человеку и этого становится достаточно, что бы понять боль и порыв эмоций, которые он хотел выразить на экране! Я не стану описывать сюжет фильма, о чем этот фильм. В данном случае считаю это ни к чему. Если хотите, это просто мои переживания, мысли и эмоции по отношению к данному произведению. Вообще вы когда-нибудь пробовали описать словами свое чувство любви к девушке или родным и близким? Да. Значит это была не любовь, на мой взгляд… Мне очень симпатичны слова одного умного человека: «Уметь высказать, насколько любишь, значит, мало любить» Петрарка. И я с ним полностью согласен! Попробуйте написать о том, как вы любите маму или папу, сестру. Вот так и с этим фильмом. Я не могу описать, чем он так меня зацепил. Сценарий не самый сложный, да и мысль не из разряда гениальных. Жизнь зэка в послевоенные годы, решившего начать жить по-другому. Как то банально вроде. Некоторые вообще в этом фильме не видят ни какой мысли или идеи… А когда я посмотрел, у меня очень сильно защемило в груди. Знаете, как это бывает, когда очень на что-то обижен или тебя очень обидели. Тебе очень больно, но ты не знаешь, что делать с этой болью… Такое мы чаще испытывали в детстве. Со временем человек перестает так бурно реагировать на события у него в жизни, так как привыкает терпеть боль и принимать удары судьбы или вообще не встречаться с проблемами. Да и такие люди встречались мне по жизни. Так что основные и самые яркие ощущения у человека, это ощущения из детства! Если мне приводится случай испытать подобное, у меня сразу мурашки по коже… А вообще чем живет человек? Одним из главных аспектов я считаю это чувства! Каждый из нас живет, что бы чувствовать. Неважно боль это или радость, но именно в этом кроется все. Заметьте, если боли нет, человек сам придумывает себе проблемы, что бы их решать. Почему? Да что бы испытать радость! На мой взгляд, тот, кто не знал боли, не поймет той радости, что испытавший боль. Так вот Шукшин, по-моему, хотел передать нам ту боль, что была в нем, боль людей, что жили в то не простое время… Он был очень удивительным, на мой взгляд человеком, который мог потрясающим образом доносить до зрителя эмоции, которые может сам и не переживал, но отлично мог их передавать от людей, что в полной мере испытали горе. Невольно хочется провести аналогию с творчеством Владимира Высоцкого. Он тоже ни когда не воевал, но чудесным образом писал потрясающие по напряжению стихи и исполнял их так, как будто сам был на войне. Наверное это свойственно гениальным поэтам. Это наверное их дар, способность, свойственная лишь им… Еще хотел бы сказать пару слов об атмосфере фильма. По воле судьбы мне приходится свой отзыв писать не из России. Так вот скажу вам, только покинув на время свою родину, я осознал, на сколько она мне дорога и на сколько мне ее не хватает! Так вот в фильме очень хорошо показана родина! Русская деревня со всеми ее характерностями и особенностями, даже пение птиц и шелест деревьев русские. Фильм сам по себе настолько русский, что это задевает самые потаенные чувства патриотизма и любви к своей родной земле! Эти чувства, сидят где-то глубоко в душе, что дорогу к ним может найти далеко не каждый, а может у некоторых людей и за всю жизнь ни кто не находит… Есть много фильмов, которые захватывают необыкновенность своего сюжета, неожиданностью развязки, потрясающе красивыми спец. эффектами или мыслю, которая изменила в тебе что-то! Да, это достойные и очень полезные фильмы. Этот фильм не полезный и не неожиданный, без красивых спец. эффектов и особой развязки. Это фильм о другом. Это экранизация душевных переживаний! И тем, кому он не по душе, этот фильм покажется как минимум не интересным. Поэтому, если человек говорит после просмотра, а в чем «прикол-то?», где мысль? Так все просто и без особой завязки, развязки погонь и перестрелок, без сцен жестоких расправ и угнетения? Ему просто чтобы понять боль, что хотел выразить Шукшин, нужно преподнести фильм в другом виде. Может кто из других, не менее потрясающий творческих личностей, сделает это по другому и донесет свои переживания, не менее сильные. А мне становится все ясно, лишь посмотрев в глаза этому гениальному человеку. Это как смотришь в глаза родному отцу, все становится ясно, объяснений не требуется… Фильм «Калина красная» - это мой маленький внутренний мир, в который может никто и не поймет, но он останется самым дорогим, близким и неотъемлемым! Тот мир, который никто не сможет у меня забрать. (Andrew S Scorpion)

comments powered by Disqus