на главную

КРЕСТНЫЙ ОТЕЦ (1972)
GODFATHER, THE

КРЕСТНЫЙ ОТЕЦ (1972)
#30359

Рейтинг КП Рейтинг IMDb
 IMDb Top 250 #002 

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Драма Криминальная
Продолжит.: 177 мин.
Производство: США
Режиссер: Francis Ford Coppola
Продюсер: Albert S. Ruddy
Сценарий: Mario Puzo, Francis Ford Coppola
Оператор: Gordon Willis
Композитор: Nino Rota
Студия: Paramount Pictures, Alfran Productions

ПРИМЕЧАНИЯдевять звуковых дорожек: 1-я - дубляж (iTunes); 2-я - проф. закадровый многоголосый перевод (Карусель / Киномания); 3-я - проф. закадровый многоголосый (R5); 4-я - проф. закадровый многоголосый (Кравец / С.Р.И.); 5-я - проф. закадровый многоголосый (Медиакомплекс); 6-я - проф. закадровый многоголосый (Позитив-Мультимедиа); 7-я - проф. закадровый многоголосый (ОРТ) [2.0]; 8-я - проф. закадровый двухголосый (Премьер Видео Фильм) [2.0]; 9-я - оригинальная (En) + рус. субтитры форсированные, полные в 3-х вариантах (Киномания, SomeWax, Позитив) и англ.
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Marlon Brando ... Don Vito Corleone
Al Pacino ... Michael Corleone
James Caan ... Sonny Corleone
Richard S. Castellano ... Clemenza
Robert Duvall ... Tom Hagen
Sterling Hayden ... Capt. McCluskey
John Marley ... Jack Woltz
Richard Conte ... Barzini
Al Lettieri ... Sollozzo
Diane Keaton ... Kay Adams
Abe Vigoda ... Tessio
Talia Shire ... Connie
Gianni Russo ... Carlo
John Cazale ... Fredo
Rudy Bond ... Cuneo
Al Martino ... Johnny Fontane
Morgana King ... Mama Corleone
Lenny Montana ... Luca Brasi
John Martino ... Paulie Gatto
Salvatore Corsitto ... Bonasera
Richard Bright ... Neri
Alex Rocco ... Moe Greene
Tony Giorgio ... Bruno Tattaglia
Vito Scotti ... Nazorine
Tere Livrano ... Theresa Hagen
Victor Rendina ... Philip Tattaglia
Jeannie Linero ... Lucy Mancini
Julie Gregg ... Sandra Corleone
Ardell Sheridan ... Mrs. Clemenza
Simonetta Stefanelli ... Apollonia - Sicilian Sequence
Angelo Infanti ... Fabrizio - Sicilian Sequence
Corrado Gaipa ... Don Tommasino - Sicilian Sequence
Franco Citti ... Calo - Sicilian Sequence
Saro Urzi ... Vitelli - Sicilian Sequence
Sofia Coppola ... Michael Francis Rizzi
Joe Spinell ... Willi Cicci
Don Costello ... Don Victor Stracci
Louis Guss ... Don Zaluchi
Tom Rosqui ... Rocco Lampone
Anthony Gounaris ... Anthony Vito Corleone
Norm Bacchiocchi ... Luca Brasi's Assassin
Robert Dahdah ... Crowd
Matthew Vlahakis ... Clemenza's Son
Richard Fass ... Tom Hagen's son
Tony King ... Tony - Stablehand
Joe Lo Grippo ... Sonny's Bodyguard
Randy Jurgensen ... Sonny's Killer
Merril E. Joels ... Toll Both Collector
Joe Petrullo ... Pallbearer
Burt Richards ... Floral Designer
Gabriele Torrei ... Enzo the Baker
Chris Anastasio ... Policeman
Sonny Grosso ... Cop Outside Hospital
Carol Morley ... Night Nurse
Gray Frederickson ... Cowboy on the Set at Woltz's Studio
Nino Ruggeri ... Mobster at Funeral with Barzini
Roman Coppola ... Boy on Street Who Attended Funeral
Joseph Medaglia ... Priest at Baptism
Gian-Carlo Coppola ... Baptism Observer
Peter Lemongello ... Singer
Carmine Coppola ... Piano Player in Montage
Conrad Yama ... Fruit Vendor
Raymond Martino ... Corleone Family Member
Rick Petrucelli ... Man in Passenger Seat
Sal Richards ... Drunk
Ron Gilbert ... Usher in Bridal Party
Nick Vallelonga ... Wedding Party Guest
Tybee Brascia ... Dancer in Wedding Scene
Lou Martini Jr. ... Boy at Wedding
Tony Lip ... Wedding Guest
Ed Vantura ... Wedding Guest
Max Brandt
Italia Coppola
Frank Macetta
Frank Sivero
Filomena Spagnuolo
Ron Veto

ПАРАМЕТРЫ частей: 1 размер: 9892 mb
носитель: HDD3
видео: 1280x720 AVC (MKV) 4416 kbps 23.976 fps
аудио: AC3-5.1 448 kbps
язык: Ru, En
субтитры: Ru, Ru (forc), En, En (forc)
 

ОБЗОР «КРЕСТНЫЙ ОТЕЦ» (1972)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

1940-е, конец Второй мировой. В Нью-Йорк с войны возвращается Майкл Корлеоне, младший сын дона Вито Корлеоне, главы могущественного гангстерского клана. Когда-то Вито мечтал, что Майкл станет единственным его сыном, который не будет иметь отношения к семейному бизнесу. Волею судеб Майклу предстоит взять на себя бразды правления, оттеснив старшего брата Санни, и стать новым крестным отцом... (Алексей Дубинский)

Вернувшись с фронтов Второй мировой войны, Майкл Корлеоне (Аль Пачино) мечтает о тихой и спокойной жизни с любимой женщиной, Кэй Эдамс (Дайан Китон), и не намерен входить в семейный бизнес. Однако когда под ударом оказывается его родитель, дон Вито Корлеоне (Марлон Брандо), возглавляющий крупнейший мафиозный клан, и погибает брат Сантино (Джеймс Каан), Майклу приходится взять власть в свои руки. Так рождается новый влиятельный крестный отец... (Евгений Нефедов)

История о жизни итало-американской мафии. Престарелый дон Корлеоне понемногу теряет влияние в преступном мире, и тем самым дает возможность конкурентам начать «войну». В результате потерявший старшего сына Корлеоне передает власть в «семье» младшему сыну Майклу, до тех пор остававшемуся в стороне от криминального семейного бизнеса. Майкл постепенно из молодого идеалиста превращается в истинного наследника дона Корлеоне, и никого уже не удивляет, что именно этот обаятельный человек, отличный семьянин, дает приказ устроить своим врагам «варфоломеевскую ночь».

ПРЕМИИ И НАГРАДЫ

ОСКАР, 1973
Победитель: Лучший фильм (Альберт С. Радди), Лучшая мужская роль (Марлон Брандо), Лучший адаптированный сценарий (Марио Пьюзо, Фрэнсис Форд Коппола).
Номинации: Лучший режиссер (Фрэнсис Форд Коппола), Лучшая мужская роль второго плана (Аль Пачино), Лучшая мужская роль второго плана (Роберт Дюваль), Лучшая мужская роль второго плана (Джеймс Каан), Лучшие костюмы (Анна Хилл Джонстоун), Лучший монтаж (Уильям Рейнольдс, Питер Зиннер), Лучший саундтрек к драматическому фильму (Нино Рота; отменена), Лучший звук (Чарльз Гренцбах, Ричард Портман, Кристофер Ньюман).
БРИТАНСКАЯ АКАДЕМИЯ, 1973
Победитель: Премия им. Энтони Эскуита за достижения в создании музыки к фильму (Нино Рота).
Номинации: Лучшая мужская роль (Марлон Брандо), Лучшая мужская роль второго плана (Роберт Дюваль), Самый многообещающий новичок в главной роли (Аль Пачино), Лучшие костюмы (Анна Хилл Джонстоун).
ЗОЛОТОЙ ГЛОБУС, 1973
Победитель: Лучший фильм (драма), Лучший режиссер (Фрэнсис Форд Коппола), Лучший сценарий (Фрэнсис Форд Коппола, Марио Пьюзо), Лучший оригинальный саундтрек (Нино Рота), Лучшая мужская роль (драма) (Марлон Брандо).
Номинации: Лучшая мужская роль (драма) (Аль Пачино), Лучшая мужская роль второго плана (Джеймс Каан).
ГРЭММИ, 1973
Победитель: Лучший саундтрек, написанный для кино или ТВ (Нино Рота).
ДАВИД ДОНАТЕЛЛО, 1973
Победитель: Лучший иностранный фильм (Альберт С. Радди), Специальная премия (Аль Пачино).
НАЦИОНАЛЬНЫЙ СОВЕТ КИНОКРИТИКОВ США, 1972
Победитель: Лучшая мужская роль второго плана (Аль Пачино), Лучшая десятка фильмов.
НАЦИОНАЛЬНОЕ ОБЩЕСТВО КИНОКРИТИКОВ США, 1972
Победитель: Лучший актер (Аль Пачино).
Номинации: Лучший фильм (2-е место), Лучший актер (2-е место) (Марлон Брандо), Лучший режиссер (3-е место) (Фрэнсис Форд Коппола), Лучший актер второго плана (3-е место) (Роберт Дюваль), Лучшая работа оператора (3-е место) (Гордон Уиллис), Лучший сценарий (4-е место) (Фрэнсис Форд Коппола, Марио Пьюзо).
ОБЪЕДИНЕНИЕ КИНОКРИТИКОВ НЬЮ-ЙОРКА, 1973
Победитель: Лучший актер второго плана (Роберт Дюваль).
Номинации: Лучший фильм (2-е место), Лучший режиссер (2-е место) (Фрэнсис Форд Коппола), Лучший актер (2-е место) (Марлон Брандо).
ГИЛЬДИЯ РЕЖИССЕРОВ США, 1973
Победитель: Приз за выдающиеся режиссерские достижения в кино (Фрэнсис Форд Коппола, Фред С. Карузо, Фред Т. Галло, Стивен П. Склут).
ГИЛЬДИЯ СЦЕНАРИСТОВ США, 1973
Победитель: Лучшая адаптация драмы (Марио Пьюзо, Фрэнсис Форд Коппола).
ПРЕМИЯ КИНОМОНТАЖЕРОВ США, 1973
Номинация: Приз «Эдди» за лучший монтаж художественного фильма (Петер Циннер).
ВСЕГО 25 НАГРАД И 27 НОМИНАЦИЙ.

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

Эпическая гангстерская драма по мотивам одноименного романа Марио Пьюзо (1969).
Читать роман: http://tululu.org/b2862/; http://litmir.co/bd/?b=22727; http://loveread.ws/view_global.php?id=2364; http://book-online.com.ua/show_book.php?book=8246; http://e-reading.club/book.php?book=110303; http://royallib.com/book/pyuzo_mario/krestniy_otets.html.
Студия «Paramount» приобрела права на экранизацию романа еще до его публикации.
Марио Пьюзо был полностью разорен, когда подписывал контракт с «Random House» на издание «Крестного отца».
Книга Пьюзо стала бестселлером, разойдясь тиражом в 10 миллионов экземпляров.
Писатель как-то признался, что все свои знания о мафии он почерпнул из других книг.
Прототипом Вито Корлеоне был знаменитый ганстер Джозеф «Джо» Бонанно.
Корлеоне (Corleone) - название сицилийского городка в провинции Палермо, в прошлом был известен как один из центров сицилийской мафии.
По словам Марио Пьюзо, история персонажа Джонни Фонтейна был основана на факте из биографии Фрэнка Синатры, по слухам получившего роль в фильме Фреда Циннеманна «Отныне и во веки веков» (1953) вследствие давления на продюсера картины со стороны мафии. Но в дальнейшем этот стереотип неоднократно опровергался биографами Синатры.
Режиссировать «Крестного отца» предложили Серджио Леоне, но тот отказался. Впоследствии Леоне сожалел о своем решении и в качестве своеобразного реванша снял в 1984 году столь же масштабную гангстерскую сагу «Однажды в Америке».
Руководство «Paramount» не хотело связываться с Марлоном Брандо. К тому времени он был известен своими выходками на съемочной площадке, а также проблемами с алкоголем. На роль крестного отца пробовалось несколько актеров, но лучшим оказался именно Брандо.
По некоторым сведениям, на роль Вито Корлеоне претендовал и Фрэнк Синатра.
На роли в фильме рассматривались звезды первой величины: Уоррен Битти, Ален Делон, Берт Рейнолдс, Роберт Редфорд, Дастин Хоффман, Джек Николсон, Роберт Де Ниро, Лоуренс Оливье и другие. Но Фрэнсис Форд Коппола отверг все эти кандидатуры.
Руководство «Paramount» еще до начала съемок намеревалась передать проект режиссеру Элии Казану, но Брандо пообещал, что тоже уйдет, если расторгнут контракт с Копполой.
В «сицилийских сценах» первого и третьего «Крестных отцов» небольшую роль сыграл Франко Читти - постоянный актер Пьера Паоло Пазолини (известен, прежде всего, благодаря главной роли в драме «Царь Эдип», 1967).
Манеру дона Корлеоне говорить хриплым голосом создатели фильма позаимствовали у знаменитого гангстера Фрэнка Костелло. В детстве Фрэнку случайно повредили голосовые связки во время операции по удалению аденоидов.
Во время съемок Брандо носил специальную капу, чтобы челюсть его персонажа напоминала бульдожью.
Кошка, которую поглаживает Вито Корлеоне, принимая гостей на свадьбе дочери, оказалась на съемочной площадке случайно и ее появление в кадре не было запланированным. Образ главаря мафии беспощадного к врагам и нежного с «котиками», после этой импровизации, стал более объемным. Позже Коппола признался: "Я видел как эта кошка бегает по съемочной площадке, мы как-то не обращали на нее внимания. И тут меня посещает интересная мысль - задействовать ее в кадре. Я беру ее и молча кладу Марлону на колени. Он не сопротивлялся, потому, как очень любил животных и детей. Вот таким образом и появилась эта кошка. Но и она подкинула нам проблем. Дело в том, что когда Брандо ее гладил, она очень громко мурлыкала. Так громко, что монолог дона пришлось потом полностью переозвучивать".
По словам Аль Пачино, слезы Марлона Брандо в сцене в госпитале были настоящими.
Продюсеры пытались убедить Фрэнсиса Форда Копполу заменить Аль Пачино другим актером. Просматривая отснятый материал, они постоянно задавали режиссеру один и тот же вопрос: "Когда же он, наконец, начнет играть?" Только увидев сцену, в которой Майкл Корлеоне убивает Солоццо и капитана полиции, они поняли режиссерскую прозорливость Копполы.
Сцена, в которой Сонни избивает Карло, снималась в течение 4 дней и потребовала 700 статистов.
Актер Ленни Монтана (Луку Брази) очень волновался, играя в совместных сценах с Брандо, и постоянно путал текст. Режиссеру понравилась такая неподдельная нервозность, и он включил один из «бракованных» дублей в картину.
Джеймс Каан и Аль Пачино лишь на 10 лет младше актрисы Морганы Кинг, исполнившую роль их матери, а Джон Казале на 5 лет.
Аль Пачино назвал роль Майкла Корлеоне самой сложной в своей карьере.
Кинодебют Софии Копполы, дочери режиссера. Уже в первые дни своей жизни она снялась в эпизодической роли племянника Майкла (кадр из фильма - http://destinationhollywood.com/movies/godfather/images/f_coppolafamily_g1_06.jpg).
Апельсины являются символом смерти в трилогии: после их появления в кадре через некоторое время кто-то погибает.
В фильме ни разу не звучит слово «мафия».
Всего в фильме показано 18 трупов, включая лошадь.
Цитаты: Я сделаю ему предложение, от которого он не сможет отказаться (дон Вито Корлеоне); Есть люди, которые дорого заплатят за эту информацию, но тогда ваша дочь лишится отца, а может приобрести мужа; Не стоит ненавидеть врагов. Эмоции мешают думать; Черт побери, это ФБР никого не уважает! (Сонни); Ничего личного, Сонни. Это просто бизнес (Майкл); Дон Корлеоне! Я польщен оказанной мне честью и счастлив тем, что вы пригласили меня на свадьбу вашей дочери... в день свадьбы вашей дочери. И я надеюсь, что их первый ребенок будет мужского пола. Заверяю вас в своем глубоком уважении (Лука Брази). Еще цитаты - http://vothouse.ru/films/krestnyi-otetc_citaty.html.
Ключевая музыкальная тема фильма, прославившаяся на весь мир - Theme From The Godfather (Speak Softly, Love). Слушать - https://youtube.com/watch?v=rOpOJ8EDvYU. Позднее под эту музыку пели: Энди Уильямс, Эл Мартино, Джанни Моранди, Далида, София Ротару (Скажи, що любиш), Бобби Винтон, Муслим Магомаев (Parla piu piano), Эмиль Горовец (Три слова), Олег Погудин и др.
Саундтрек (муз. Нино Рота): 1. Main Title (Godfather Waltz); 2. I Have But One Heart (1945; муз. Джонни Фэрроу, сл. Марти Саймс, исполн. Эл Мартино); 3. The Pickup; 4. Connie's Wedding (муз. Кармайн Коппола); 5. The Halls Of Fear; 6. Sicilian Pastorale; 7. Love Theme From The Godfather; 8. The Godfather Waltz; 9. Apollonia; 10. The New Godfather; 11. The Baptism; 12. The Godfather Finale.
Информация об альбомах с саундтреком: http://soundtrackcollector.com/catalog/soundtrackdetail.php?movieid=1783; http://soundtrack.net/movie/the-godfather/; http://discogs.com/Nino-Rota-Godfather-Oryginal-Soundtrack-Recording/master/64122.
Нино Рота был номинирован на «Оскар» за лучшую музыку, но номинацию отменили, когда выяснилось, что он не писал полностью новый саундтрек, а переработал несколько своих композиций из фильма «Фортунелла» (1958).
В фильме также можно услышать музыкальные композиции: Luna mezz' 'o mare («Che La Luna») (муз. Паоло Читарелла, исполн. Моргана Кинг); Manhattan Serenade (1928; муз. Луис Алтер, исполн. Tommy Dorsey & His Orchestra); Have Yourself a Merry Little Christmas (1944; муз. Хью Мартин и Ральф Блан, исполн. Эл Мартино); Santa Claus Is Coming To Town (1934; муз. Джон Фредерик Кутс, сл. Хейвен Гиллеспи); The Bells of St. Mary's (1971; муз. А. Эмметт Адамс, сл. Дуглас Фербер); All Of My Life (1944; муз. Ирвинг Берлин); Mona Lisa (1950; муз. Джей Ливингстон, сл. Рей Эванс); Пассакалия и фуга до минор (1706-1713; муз. Иоганн Себастьян Бах); Non so piu cosa son, cosa faccio («Свадьба Фигаро» - ария Керубино, акт I, сцена V, 1786; муз. Вольфганг Амадей Моцарт, либретто Лоренцо да Понте); Libiamo ne' lieti calici («Травиата», 1853; муз. Джузеппе Верди, либретто Франческо Мария Пьяве); This Loneliness (1972; муз. и исполн. Кармайн Коппола); For He's a Jolly Good Fellow (народная песня); Antico Canto Siciliano.
Кадры фильма; кадры со съемок: http://moviestillsdb.com/movies/the-godfather-i68646; http://moviepilot.de/movies/der-pate/images; http://screenmusings.org/movie/dvd/The-Godfather/index.htm; http://blu-ray.com/The-Godfather/20555/#Screenshots; http://imdb.com/title/tt0068646/mediaindex; http://moviescreenshot.blogspot.com/2011/09/godfather-movie-screenshots.html; http://moviescreenshots.blogspot.com/2010/12/godfather-1972.html; http://famousfix.com/topic/the-godfather/photos?pageno=3; https://outnow.ch/Movies/1972/Godfather/Bilder/.
Съемочный период: 29 марта - 6 августа 1971.
Место съемок: Италия - Мессина, Фьюмефреддо-ди-Сицилия, Савока (Сицилия); США - Нью-Йорк, Гарден Сити, Сандс Пойнт, Лонг Бич, Лонг-Айленд (Нью-Йорк); Лос-Анджелес, Росс, Беверли-Хиллз (Калифорния); Джерси-Сити (Нью-Джерси); Лас-Вегас (Невада). Фото и инфо (англ.) - http://www.movie-locations.com/movies/g/godfather_02.html.
Транспортные средства, показанные в картине - http://imcdb.org/movie.php?id=68646.
Оружие, показанное в фильме - http://imfdb.org/wiki/Godfather,_The.
В картине есть отсылки к лентам: «Итальянец» (1915); «Броненосец 'Потемкин'» (1925); «Завещание доктора Мабузе» (1933); «Колокола Святой Марии» (1945); «Отныне и во веки веков» (1953); «Сильная жара» (1953); «Токийская повесть» (1953); «Искатели» (1956); «8 с половиной» (1963); «Так держать... Ковбой» (1965); «Бонни и Клайд» (1967).
Бюджет: $6,000,000.
Премьера: 15 марта 1972 (Нью-Йорк).
Слоганы: «An offer you can't refuse»; «Настоящая сила не может быть дана, она может быть взята...».
Режиссура Фрэнсиса Форда Копполы, в сочетании с выдающейся актерской игрой и прекрасным сценарием, обеспечили картине грандиозный успех, как у кинокритиков, так и у зрителей.
Черезмерное насилие в фильме - это лишь художественное средство для создания соответствующей атмосферы. Тем не менее, фильм критиковали за романтизацию криминала.
Основной драматизм картины заключается в трагедии Майкла Корлеоне - молодого человека, героя войны, жизнь и даже душа которого оказывается сломлена под давлением собственной ответственности, власти и интересов семьи. Его превращение в жестокого и коварного босса являет собой одну из самых искусно показанных метаморфоз в истории мирового кинематографа.
Марлон Брандо не присутствовал на церемонии награждения американской киноакадемии. Вместо него на сцену поднялась актриса Sacheen Littlefeather (Сашин Легкое Перо), представительница индейского племени апачи. Она пояснила, что Брандо отказался от «Оскара» из-за дискриминации коренного населения Америки. Перед этим Брандо отказался от «Золотого глобуса» в знак протеста против "империализма и расизма" США.
Марио Пьюзо не был на церемонии вручения «Оскара». Принимала награду его дочь Дороти Энн Пьюзо.
Фильм собрал в мировом прокате более $245 миллионов (на май 1997).
Продолжение: «Крестный отец 2» (1974); «Крестный отец 3» (1990).
В 1990 году лента внесена в Национальный реестр фильмов США.
Образ дона Корлеоне в 1987 году стал прототипом для Кармайна Фальконе из вселенной «DC Comics» (крупнейшее издательство комиксов).
Индийский вариант «Крестного отца» - фильм «Sarkar» / «По стопам отца» (2005).
В 2006 по мотивам «Крестного отца» вышла компьютерная игра с одноименным названием.
В январе 2008 компания «McFarline» выпустила 16-ти сантиметровую фигурку дона Корлеоне.
Официальные сайты и стр. трилогии: http://thegodfather.com/; https://facebook.com/thegodfather.
Сайты, посвященные трилогии: http://krestniy-otec.ru/; http://thegodfathertrilogy.com/; http://ru.godfather.wikia.com/wiki/TheGodfather_вики; http://jgeoff.com/godfather.html.
О фильме на Allmovie - http://allmovie.com/movie/v20076.
На Rotten Tomatoes у фильма рейтинг 99% на основе 84 рецензий (http://rottentomatoes.com/m/godfather/).
На Metacritic фильм получил 100 баллов из 100 на основе рецензий 14 критиков (http://metacritic.com/movie/the-godfather).
О фильме на сайте Turner Classic Movies - http://tcm.com/tcmdb/title/443184/The-Godfather/.
Фильм в каталоге Американского института кино - http://afi.com/members/catalog/DetailView.aspx?s=&Movie=54023.
Картина входит во многие престижные списки: «10 самых влиятельных фильмов Голливуда»; «The 1001 Movies You Must See Before You Die»; «1000 фильмов, которые нужно посмотреть, прежде чем умереть» по версии газеты Guardian; «501 Must See Movies»; «500 лучших фильмов» по версии журнала Empire (2008); «301 лучших фильмов» по версии журнала Empire (2014); «100 величайших американских фильмов» по версии BBC; «100 лучших фильмов» по мнению журнала Time; «100 лучших фильмов» по версии издания Entertainment Weekly; «100 важнейших фильмов в истории кино» по версии кураторов МКФ в Торонто; «100 лучших фильмов 20-го века» по версии издания Village Voice; «100 лучших фильмов всех времен» по версии сайта Total Film; «100 лучших фильмов» по версии журнала Cahiers du cinema; «10 лучших американских гангстерских фильмов» по версии AFI (1-е место); «100 лучших американских фильмов» по версии AFI; «100 самых остросюжетных американских фильмов» по версии AFI; «Лучшая музыка в американских фильмах» по версии AFI; «100 лет... 100 фильмов (10-я юбилейная редакция)» по версии AFI; «100 известных цитат из американских фильмов» по версии AFI (Вито Корлеоне: "Я собираюсь сделать ему предложение, от которого он не сможет отказаться"); «100 любимых фильмов Голливуда» по версии журнала Hollywood Reporter; «75 лучших фильмов» по версии Гильдии Киномонтажеров США; «They Shoot Pictures, Don't They?»; «1000 лучших фильмов» по версии кинокритиков Нью-Йорк Таймс (рецензия - http://nytimes.com/movie/review?res=EE05E7DF1739E464BC4E52DFB5668389669EDE); «Лучшие фильмы всех времен» по версии издания Sight & Sound; «Лучшие фильмы» по мнению Национального общества кинокритиков США; «Лучшие фильмы по версии главных режиссеров современности»; «Лучшие киносценарии» по версии гильдия сценаристов США; «100 лучших фильмов 20-го века» по мнению кинокритика Леонарда Малтина; «Лучшие фильмы» по мнению кинокритика Роджера Эберта (рецензии: 1972- http://rogerebert.com/reviews/the-godfather-1972; 1997 - http://rogerebert.com/reviews/great-movie-the-godfather-1972); «Любимые фильмы Стэнли Кубрика» (2014); «250 лучших фильмов» по мнению пользователей IMDb; «Лучшие фильмы» по мнению кинокритика Сергея Кудрявцева; «Рекомендации ВГИКа»; «100 лучших классических зарубежных фильмов» по версии министерства культуры РФ и другие.
Рецензии кинокритиков: http://mrqe.com/movie_reviews/the-godfather-m100008854; http://imdb.com/title/tt0068646/externalreviews.
Фильм дублирован на студии «Невафильм». Режиссер дубляжа: Александр Новиков. Роли дублировали: Александр Новиков (Марлон Брандо - дон Вито Корлеоне); Владимир Еремин (Аль Пачино - Майкл Корлеоне); Петр Иващенко (Джеймс Каан - Сонни Корлеоне); Василий Дахненко (Роберт Дюваль - Том Хаген); Константин Карасик (Ричард С. Кастеллано - Клеменца); Любовь Германова (Дайан Китон - Кэй Эдамс); Рамиля Искандер (Талия Шайр - Конни); Александр Гаврилин (Джон Казале - Фредо); Олег Куценко (Аль Леттьери - Соллоццо); Сергей Чихачев (Стерлинг Хэйден - капитан МакКласки); Олег Форостенко (Джон Марли - Джек Вольц); Владимир Левашев (Ричард Конте - Барзини); Алексей Мясников (Аль Мартино - Джонни Фонтэйн); Леонид Белозорович (Сальваторе Корситто - Бонасера); Евгения Ваган; Олег Щербинин.
40 ранее неизвестных фактов о «Крестном отце» - http://creativejournal.ru/40-ranee-neizvestnyx-faktov-o-krestnom-otce.
«Как трилогия «Крестный отец» изменила лицо криминальной братии» - http://mixednews.ru/archives/6708.
Фрэнсис Форд Коппола / Francis Ford Coppola (род. 7 апреля 1939, Детройт) - американский кинорежиссер, сценарист и продюсер. Наиболее известен благодаря своей кинотрилогии «Крестный отец» (1972, 1974, 1990) и фильму о вьетнамской войне «Апокалипсис сегодня» (1979). Брат Талии Шайр, дядя Николаса Кейджа и Джейсона Шварцмана, отец Софии Копполы и Романа Форда Копполы. Фрэнсис является шестикратным лауреатом премии «Оскар», в том числе «за выдающийся продюсерский вклад в развитие кинопроизводства». Три золотых статуэтки Коппола получил за сценарии своих фильмов, одну - в номинации «лучший фильм» и еще одну - за «лучшую режиссуру». Кроме того, Коппола является двукратным обладателем «Золотой пальмовой ветви», за фильмы «Разговор» (1974) и «Апокалипсис сегодня», и лауреатом множества других кинематографических наград и номинаций. Подробнее (англ.) - https://en.wikipedia.org/wiki/Francis_Ford_Coppola.
Интервью Ф. Ф. Копполы («Les Inrockuptibles», 1998) - http://kinoart.ru/archive/1999/04/n4-article19.
Александр Федоров. «Фрэнсис Форд Коппола» - http://kino-teatr.ru/kino/art/kino/2568/.
Марио Пьюзо / Mario Puzo (15 октября 1920, Нью-Йорк - 2 июля 1999, Бэй Шор) - американский писатель итальянского происхождения, критик, сценарист и беллетрист. Родился в семье итальянских иммигрантов. Во время Второй мировой войны служил в частях ВВС США в Восточной Азии и в Германии. Учился в Нью-Йоркской Новой школе социальных исследований и в Колумбийском университете. Около двадцати лет работал в правительственных учреждениях США в Нью-Йорке и за границей. С 1963 года Марио Пьюзо начал работать внештатным журналистом и стал профессиональным литератором. Первая его книга «Арена мрака» увидела свет в 1955. Действие романа разворачивается в послевоенной Германии. Следующий роман «Счастливая странница», вышедший в 1965, посвящен жизни итальянских эмигрантов в США в годы Великой депрессии. Широкую известность писателю принес изданный в 1969 роман «Крестный отец» о корнях и законах чести итальянской мафии, коррупции, насилии и благородном гангстере доне Корлеоне. Скончался от сердечной недостаточности в собственном доме на 79-м году жизни. Роман Марио Пьюзо «Омерта» был опубликован в 2000 после смерти автора, последний роман - «Семья» (опубл. 2001) - был закончен Кэрол Джино, вдовой писателя. Подробнее (англ.) - https://en.wikipedia.org/wiki/Mario_Puzo.
Официальный сайт Марио Пьюзо - http://mariopuzo.com/.
Марлон Брандо / Marlon Brando (3 апреля 1924, Омаха - 1 июля 2004, Лос-Анджелес) - американский актер кино и телевидения, режиссер и политический активист. Современными киноведами считается одним из величайших актеров в истории. Говоря о вкладе Брандо в мировое киноискусство, один из его биографов Стефан Канфер однажды произнес: "Существовал кинематограф до Брандо и после Брандо, также как живопись до Пикассо и после Пикассо, литература до Хемингуэя и после Хемингуэя и поп-музыка до Синатры и после Синатры". Схожего мнения придерживалась историк кино Молли Хаскелл: "Легенду киноэкрана можно охарактеризовать одним словом. Брандо. Как Гарбо. Или Фидо. [...] Есть только один Брандо". Брандо стремительно ворвался в мир кинематографа, дав знать о себе критикам и зрителям, уже второй ролью в карьере - Стэнли Ковальски в экранизации знаковой пьесы Теннесси Уильямса «Трамвай "Желание"» (1951). Итогом полувековой карьеры актера стал целый арсенал диаметрально противоположных ролей: революционер Эмилиано Сапата («Вива, Сапата!», 1952); древнеримский военачальник Марк Антоний («Юлий Цезарь», 1953); байкер Джонни Страблер («Дикарь», 1953); портовый работник Терри Маллой («В порту», 1954); мафиози Вито Корлеоне («Крестный отец», 1972); Он - Пол («Последнее танго в Париже», 1972); ученый Джор-Эл («Супермен», 1978); помешанный на войне полковник Уолтер Куртц («Апокалипсис сегодня», 1979). В 1961 Брандо встал по ту сторону камеры, поставив вестерн «Одноглазые валеты». Личная жизнь Брандо складывалась не так радужно, как актерская карьера. У него было немного друзей (сам он считал настоящим и лучшим другом только Джека Николсона), а многие окружающие называли его "человеком с тяжелым характером". Актер был трижды женат, обладал огромным количеством романтических отношений с различными женщинами, а к концу жизни обзавелся восемью детьми - и это не считая приемных и тех, чье родство с Брандо так и не было официально установлено. Вне актерской деятельности Брандо был заядлым политическим активистом, поддерживавшим, в основном, «Движение американских индейцев» и «Движение за гражданские права чернокожих». Марлон Брандо скончался от легочного фиброза. Актер был кремирован, его пепел частично развеян на Таити, частично в Долине Смерти. Последние годы он страдал ожирением, практически не выходил из дома. Незадолго до смерти актер занял четвертое место в списке «100 величайших звезд кино за 100 лет», составленном Американским институтом киноискусства, и вошел в список ста наиболее влиятельных людей XX века по версии журнала «Time». В его активе содержались два «Оскара» (1955, 1973), два «Золотых глобуса» (1955, 1973) и три награды Британской киноакадемии (1953, 1954, 1955). Его вклад в кинематограф отмечен звездой на аллее славы в Голливуде. Подробнее (англ.) - https://en.wikipedia.org/wiki/Marlon_Brando.
Официальный сайт Марлона Брандо - http://marlonbrando.com/.

ОТЛИЧИЯ ОТ РОМАНА
В картине отсутствует ретроспектива ранней жизни Вито Корлеоне, включающая обстоятельства его эмиграции в Америку, описание жизни его семьи, убийство дона Фануччи, развитие мафиозной карьеры Вито. Все это было использовано позже в «Крестном отце 2».
В фильме не отображены неудачи Джонни Фонтэйна с женщинами и его проблемы с голосом; хулиганство Сантино в подростковом возрасте и его история любовной связи с Люси Манчини. Отсутствует сюжетная линия о докторе Сегале, который восстановил лицевые кости Майкла, после удара МакКласки; не упоминается склонность Джека Вольца к педофилии.
Фильм начинается сценой, в которой гробовщик Америго Бонасера обращается к дону за помощью. Далее приходят пекарь Назорин, затем Лука Брази и Джонни Фонтэйн. В книге же порядок следующий: пекарь, Лука, гробовщик, Фонтэйн.
В картине продюсер Джек Вольц показан как влиятельный и богатый представитель шоу-бизнеса. В романе более конкретно: он советник президента по вопросам кино, также Вольц хвастается своей дружбой с директором ФБР.
Согласно книге, Майкл объясняет свою решимость Сонни словами: "Они сделали это личным, стреляя на улице. Насилие - это не бизнес, это личное", но в кинофильме он отвечает девизом отца: "Ничего личного. Это только бизнес".
В сцене возле госпиталя, когда к схваченному Майклу подоспевают верные семье люди, Том Хаген забирает сына дона и объясняет капитану полиции, что теперь за Вито Корлеоне будут присматривать частные детективы. В книге же на помощь Майклу подоспел адвокат Клеменца, а Тома он увидит лишь после того, как очнется в госпитале.
В романе Кей случайно узнает о возвращении Майкла с Италии, позвонив его матери, и приезжает на Лонг-Бич для встречи с ним. В кинофильме Майкл находит Кей.
В фильме были минимизированы роли: Джонни Фонтейна, Люси Манчини, Рокко Лампоне и Ал Нери (последние два не произносят в фильме ни слова). Отсутствуют персонажи: доктор Джулиус Сегал, Нино Валенти и доктор Тацци из Сицилии.
В романе у Майкла и Кей Корлеоне было 2 сына, а в фильме сын и дочь.
В романе Фабрицио (один из телохранителей Майкла в Сицилии) убивают вместе с другими во время «сцены крещения».
Фильм заканчивается, когда Кей осознает, что Майкл стал олицетворением своей семьи (31-я глава), а книга заканчивается 32-й главой, в которой Хэген рассказывает Кей обо всех делах ее мужа. В «сцене крещения» главы четырех семейств были убиты. В романе убивают только Барзини и Татталья.
Марио Пьюзо был соавтором сценария для всей кинотрилогии, из чего следует, что расхождения с романом преднамеренны.
Между тем существует раритетный телевизионный сериал Копполы «Крестный отец: Новелла для телевидения» (1977; 434 мин; http://imdb.com/title/tt0809488/). Сериал смонтирован в «книжном» хронологическом порядке, относительно истории семьи Корлеоне. Ретроспектива с молодым Вито (роль Де Ниро) показана в начале, далее события первой части и т. д. Добавлены отсутствующие в кинофильмах сцены: ликвидация Фабрицио путем взрыва его автомобиля, эпизод с намеком на педофилию Вольца и многое др. (всего около 60 минут экранного времени). В 1992 «Новелла для телевидения» была дополнена материалом третьей части и выпущена на видео под названием «Крестный отец: Трилогия 1901-1980». (583 мин; http://imdb.com/title/tt0150742/).

СЮЖЕТ

Фильм «Крестный отец» - криминальная сага, повествующая о нью-йоркской сицилийской мафиозной семье Корлеоне. Фильм охватывает период 1945-1955 годов. Действие картины начинает разворачиваться летом 1945 года во время праздничного приема в доме дона Вито Корлеоне (Марлон Брандо) в честь свадьбы его дочери Конни (Талия Шайр) и Карло Рицци (Джанни Руссо). В это время дон Вито - глава мафиозного клана Корлеоне, известный всем как «Крестный отец», - и личный юрист семейства и консильери Том Хэген (Роберт Дюваль) принимают поздравления и слушают просьбы от друзей и партнеров, которые те высказывают, зная, что «ни один сицилиец не сможет отказать в просьбе в день свадьбы своей дочери». Тем временем любимый младший сын дона Майкл (Аль Пачино), герой Второй мировой войны, честно рассказывает своей подруге Кей Адамс (Дайан Китон) истории о «специфической» профессии своего отца и его окружающих, однако заверяет ее, что «это его семья, но не он сам». Среди приглашенных гостей на празднике появляется известный певец Джонни Фонтэйн (Аль Мартино), крестник Корлеоне, прибывший из Голливуда, чтобы попросить дона Вито помочь получить роль в фильме, которая оживит его затухающую славу. Джонни говорит, что глава киностудии Джек Вольц (Джон Марли) не дает ему роль, на что дон отвечает, что «сделает ему предложение, от которого он не сможет отказаться» и посылает Хэгена в Калифорнию устранить проблему. Джек Вольц сначала резко, а потом (узнав, кого представляет Хэген) более дипломатично, настаивает на своей позиции и говорит, что ни за что не даст роль Фонтейну, потому что тот отбил любовницу у Вольца - восходящую кинозвезду. На следующее утро Вольц в ужасе обнаруживает у себя в постели отрубленную голову племенного скакуна, приобретенного за 600,000 долларов. Фонтейн получает роль. Семья Корлеоне за долгие годы упорной работы практически монополизировала связи, обеспечивающие политическое прикрытие сицилийским преступным кланам. Такое положение дел совсем не устраивает остальные кланы, ведь с каждым годом клан Корлеоне становится все более богатым и влиятельным. Реализуя тщательно спланированный и продуманный план, они начинают наступление на клан Корлеоне. Операция начинается якобы с просьбы недавно прибывшего из Европы Верджила «Турка» Соллоццо (Эл Леттери), поддерживаемого кланом Татталья. Солоццо вежливо, но достаточно настойчиво просит дона Корлеоне оказать политическое и юридическое прикрытие в новом перспективном направлении - торговле наркотиками. Взамен Солоццо предлагает возможность частично финансировать наркоторговлю и долю в 30%. Дон Корлеоне понимает, что все решили без его клана и его ставят перед фактом. Дон Корлеоне отказывается, объясняя это тем, что его политическое влияние было бы дискредитировано причастностью к торговле наркотиками. Дон Корлеоне понимает, что без политического прикрытия, которое может обеспечить только его клан, бизнес Солоццо обойтись все-таки не может. Вито понимает - отказав Солоццо и отказавшись участвовать в сверхприбыльном наркотическом бизнесе, семья Корлеоне ослабляет свои позиции и вынуждает Солоццо и тех, кто стоит за ним, устранять преграду. Желая предупредить следующие действия конкурирующих кланов и Солоццо, Вито, не желая ждать их следующего хода, посылает своего лучшего бойца Луку Брази (Ленни Монтана) войти в доверие Солоццо и клану Таталья. Враждебный клан безошибочно угадывает ход Корлеоне и убивает Луку Брази. Война фактически объявлена. Накануне Рождества в дона Корлеоне выпускают из револьверов пять пуль. Заменяющий внезапно заболевшего охранника средний брат Фредо не смог защитить отца. Основная сила клана Корлеоне - это личные связи дона Корлеоне, с его смертью монополия на политическое прикрытие будет разрушена, а клан Корлеоне лишится своего главного козыря. Уверенные в смерти Вито Корлеоне, Солоццо и Татталья, демонстрируя силу, похищают Хэгена, чтобы передать через него предложение для Сонни принять их условия. Однако Вито Корлеоне выжил после покушения. Взбешенный покушением на отца, Сонни отказывается вести переговоры и ставит клану Татталья ультиматум - либо они выдают для расправы Солоццо, либо семья Корлеоне объявляет войну всем. Сонни до сих пор не понимает, что дело совсем не в Солоццо, а война уже давно объявлена. Клан Корлеоне собирается на совет. Майкл отстраненно наблюдает за первыми распоряжениями Сонни в качестве главы семьи. Первыми распоряжениями Сонни являются приказ убить охранника дона, который оказался больным в день покушения, и найти куда-то пропавшего Луку Брази. Татталья отказываются выдать Солоццо и вместо этого, демонстрируя силу и провоцируя Сантино, посылают Корлеоне доказательство смерти Луки Брази - дохлую рыбу, завернутую в бронежилет Луки. Майкл навещает своего отца в больнице и с ужасом обнаруживает, что охрана из полицейских кем-то снята и дона никто не охраняет. Понимая, что на отца прямо сейчас будет совершено повторное покушение, он перемещает его в другую палату, предупреждает по телефону Сонни о беззащитности отца, а сам становится перед входом в больницу, изображая охранника. С помощью подошедшего пекаря Энцо, который чувствует себя обязанным дону, он вводит в заблуждение людей Солоццо, которые подъезжают к больнице, чтобы добить Корлеоне. Люди Солоццо уезжают, увидев, что дона все-таки охраняют. Вместо них приезжают полицейские во главе с коррумпированным капитаном Марком МакКласки (Стерлинг Хэйден), который в ответ на обвинение в связях с Соллоццо наносит Майклу сильный удар в лицо. В это время появляется Хэген с новыми охранниками для дона Корлеоне. МакКласки в бешенстве вынужден ретироваться. Тессио сообщает Майклу, что они убили Бруно Татталья, сына главы семейства, и разрушительная война группировок началась. Майкл понимает, что вспыльчивый и склонный к непродуманным действиям Сонни не способен успешно противостоять объединенным вражеским кланам и вынужден включиться в борьбу. Солоццо понимает, что атака провалилась, дон Корлеоне жив, а клан Корлеоне уже оправился от вероломного нападения и вскоре обрушит всю свою военную и политическую мощь на своих обидчиков. Однако дон Корлеоне без сознания и в любую минуту может умереть. Солоццо ищет возможности немедленно обсудить ситуацию и предложить новые, более выгодные условия клану Корлеоне. Солоццо предлагает использовать для переговоров Майкла, так как всем известно, что он не участвует в семейном бизнесе клана Корлеоне. Майкл неожиданно предлагает эффективный способ нанести ощутимый удар врагам и изменить расстановку сил. Майкл хочет лично убить Солоццо и МакКласки на этой встрече. Это поначалу веселит Сонни и Клеменца (Ричард Кастеллано). Однако Майкл убеждает их в серьезности и хладнокровности своих намерений и заявляет в ответ: «Ничего личного. Это только бизнес». Во время встречи с Солоццо в закусочной Майкл выходит в туалет, где достает из тайника заранее спрятанный там револьвер и стреляет в голову1 Солоццо и МакКласки, после чего подается в бега на Сицилию. Война семьи Корлеоне с объединившимися против них «пятью семействами» в самом разгаре. В Нью-Йорке дон Корлеоне возвращается домой из больницы и с удивлением узнает о последних событиях и что именно Майкл убил Солоццо и МакКласки. Он очень огорчен этим известием, так как не хотел компрометировать Майкла участием в семейном бизнесе. Возможность легальной карьеры Майкла навсегда разрушена, а сам Майкл находится за границей в бегах. Резиденция семьи Корлеоне превращена в крепость, и враждебные кланы, неся чувствительные потери, ищут возможности подобраться к непримиримому Сантино. Несколько месяцев спустя, в 1948 году, Сонни начинает замечать неладное в семейных отношениях своей сестры Конни. Ее муж Карло Рицци последовательно унижает и избивает Конни. Скорый на расправу Сонни жестко избивает Карло посреди улицы за то, что тот бил беременную Конни, и предупреждает его, что если такое повторится, то он его убьет. Несмотря на страшное предупреждение, Карло вновь избивает Конни. Разъяренный Сонни без охраны мчится к сестре, но на въезде на хайвэй он попадает в подготовленную засаду и его расстреливают вражеские боевики. На Сицилии Майкл влюбляется и женится на местной девушке Аполлонии Вителли (Симонетта Стефанелли), которая погибает во время попытки завести автомобиль, в который была заложена бомба, предназначавшаяся для Майкла. Дон Корлеоне еще не оправился от ранений, но, лишившись преемника и старшего сына и узнав о покушении на Майкла, вынужден вернуться к делам и спасать положение. Он организует встречу глав «пяти семейств» с целью положить конец войне. За причину беспрепятственного окончания войны он принимает то, что его сын и сын Татталья мертвы (семья Корлеоне отмщена). На встрече дон Корлеоне говорит, что продолжение войны не только приведет всех к разорению, но также что ее окончание - это единственная возможность для Майкла безопасно вернуться домой. Изменив ради этого своим принципам, дон соглашается поддержать дело Татталья относительно импорта наркотиков, при условии, что оно будет управляемо, и наркотики не будут продаваться детям. Вторым его условием является требование гарантии безопасного возвращения Майкла. После обсуждения различных вопросов на встрече глав кланов и оценке поведения и реакций участников, дон говорит Хэгену, что организатором атаки на семью на самом деле были не Солоццо и клан Татталья, а клан Барзини. Майкл возвращается с Сицилии. Дон Корлеоне готовит Майкла к вступлению в должность. В 1951 году, более чем через год после своего возвращения, он встречается со своей прежней подругой Кей и предлагает ей выйти за него замуж. После смерти Сонни дон практически удаляется от дел, средний брат Фредо (Джон Казале) совершенно не способен к управлению, и Майкл фактически становится главой всего преступного синдиката, но он обещает Кей сделать бизнес своего отца полностью легальным в течение пяти лет. В расстановке сил клана Корлеоне происходят перемены: все дела ведет Майкл, отец берет на себя обязанности консильери, а Том Хэген, который не справился с ситуацией после покушения на дона Корлеоне, отстраняется от дел и становится адвокатом клана. Хэген высказывает дону недовольство относительно своего нынешнего положения и политики Майкла, но Вито подтверждает, теперь все решает Майкл. Связанный обещанием отца не вести враждебных действий против вражеских кланов, Майкл не может бездействовать, глядя, как враги прибирают к рукам бизнес семьи. Майкл применяет революционную стратегию (позднее она попадет в учебники по бизнесу) - и переводит бизнес семьи на другую территорию, в Неваду. В Лас-Вегасе Майкл встречается с крупным владельцем сети гостиниц и казино Мо Грином (Алекс Рокко), достаточно жестко ставит его перед фактом, что клан Корлеоне решил перевести свой бизнес в Неваду, и предлагает выкупить долю Мо Грина в казино. Мо не соглашается принять предложение и ставит себя под удар. Искать причину вины Мо Грина долго не пришлось - выясняется, что Мо Грин позволил себе ударить Фредо на публике. Фредо пытается сгладить ситуацию, выгораживая Мо, однако Майкл непреклонен. Майкл возвращается в Нью-Йорк. Дон Вито разгадывает замыслы врагов и говорит, что после его смерти Барзини вызовет Майкла на встречу, во время которой Майкла убьют. Человек, который передаст предложение, - предатель. Вскоре дон умирает от сердечного приступа во время игры в саду со своим внуком Энтони. На похоронах Тессио передает Майклу предложение о встрече от Барзини - предсказания Вито сбываются. Майкл соглашается быть крестным отцом сына Карло и Конни. Во время церемонии крещения его люди уничтожают главарей пяти враждебных семейств: Дон Кунео расстрелян во вращающейся двери руками Вилли Чиччи; Дон Страччи застрелен Клеменца в лифте; Дон Татталья застрелен Рокко Лампоне в постели вместе с проституткой; Дон Барзини застрелен Альбертом Нери, который для этого надел свою старую полицейскую форму; Мо Грин также застрелен убийцей во время сеанса массажа. Тессио понимает, что заговор раскрыт. Он говорит Хэгену, что его поступок - это «всего лишь бизнес», робко просит о прощении, но Хэген ему отказывает. Тессио уезжает с людьми Майкла навстречу своей смерти. Майкл обещает Карло, что если тот признается в соучастии в убийстве Сонни, он не будет мстить мужу своей сестры и отцу крестника2. Карло верит Майклу и признается в том, кто на него вышел. Майкл дает Карло билет на самолет до Лас-Вегаса. Карло садится в машину, чтобы ехать в аэропорт, но тут же погибает от удавки Клеменца. Конни во всеуслышание обвиняет Майкла в убийстве мужа и связывает его со всеми смертями, о которых пишут в газетах. Кей начинает расспрашивать его относительно смерти Карло, но Майкл отказывается ей отвечать. Она настаивает, Майкл сдается и дает право на единственный вопрос относительно его дел, она повторяет вопрос, и тогда он отвечает, что «это неправда». Кей, поверив ему, успокаивается. Фильм заканчивается тем, что Кей, видит через дверной проем кабинета, как Клеменца целует руку Майкла, приветствуя его, как нового дона Корлеоне. Дверь в кабинет закрывается.
1 - Перед уездом Клеменца инструктирует Майкла. При этом он говорит, чтобы он стрелял прямо в голову, а при выходе не бежал и выронил револьвер (рукоять обмотана специальной лентой). 2 - На самом деле Майкл сказал, что «не убьет его». Относительно себя он сказал правду. (wikipedia.org)

По широкоизвестному роману Марио Пьюзо, переведенному и в СССР. Коппола прослеживает историю зарождения и становления итальянской мафии в США. Фильм снят в жанре семейной саги и ярко демонстрирует нравы гангстерских кланов, занятых разделом сфер влияния. Великолепны Брандо в роли главы клана и Пачино в роли наследника. В своем жанре фильм стал классикой. [...] (Иванов М.)

Этот фильм-лучшее из того, что мне когда-либо приходилось видеть в картинах, связанных с криминалом. И дело не в том, что снимал его великий режиссер Коппола, не в том, что играл, Аль Пачино и Брандо, нет, совсем не в этом. А все заключается в том, что это сага о жизни, именно жизнь нам показывает режиссер, именно о ней повествуется на протяжении почти трех часов. Сюжет затейлив и перепутан так, что с первого раза на самом деле, разобраться будет очень непросто. Выбрана одна из семей нью-йоркской мафии, сицилийской мафии, об антураже говорить не приходится, все-таки 70-е года прошлого века, даже в какой-то степени пик разборок приходится на этот период, именно поэтому картина пользовалась бешеным успехом у зрителей. Это эпическая сага, в которой каждый герой пытается передать свои эмоции, свои переживания, свой взгляд на сложившиеся в «семье» устои. Рассказывать о сюжете придется очень долго, лучше посмотрите сами, а я же скажу лишь то, что во время просмотра этой картины складывается такое впечатление, что фильм основан на реальных событиях, настолько все достоверно сняли операторы по задумке режиссера картины, недаром все-таки «оскары» раздают там, за океаном. Отдельно хочется упомянуть композитора этого фильма, все-таки тема из «крестного отца» на века, эту мелодию без труда отгадает, наверное, каждый второй из нас, да чего уж там, любой из нас сможет определить этот мотив. Мотив мафии, мотив «крестного отца», мотив «семьи»... (Ovideo.ru)

[...] Принято считать, что «последний золотой период» Марлона Брандо начался с «Крестного отца». Это мнение обусловлено, по большей части, конъюнктурными соображениями: первый кассовый хит за много лет и первая после 15-летнего перерыва номинация на «Оскар» (которую Брандо, как известно, выиграл). Но здесь есть свой смысл. В «Крестном отце» впервые не сам актер «возносится» над миром людей - это делает за него режиссер. Католик-моралист, Коппола снимает фильм о разрушающем воздействии насилия и власти на душу человека. Он проводит эту тему в разных ракурсах, тщательно выстраивает иерархию «добра» и «зла», не скупясь на нюансы и метафоры. Но выносит фигуру дона Вито Корлеоне за скобки, - внося тем самым, кстати сказать, изрядную этическую путаницу. В отличие от всех прочих персонажей - в том числе от персонажа Роберта Де Ниро во втором фильме! - дон Вито Марлона Брандо не подлежит суду: ни авторскому, ни зрительскому. Он сам - верховный судия, принимающий прошения, разграничивающий приемлемые пороки (карты) и неприемлемые (наркотики). Он восседает в темной комнате, незримый для толпы, и вершит судьбы людские: alter ego режиссера, маг-кукловод. Нет, он не Godfather - крестный отец; он God-Father - Бог-Отец, ветхозаветный демиург, жестокий и справедливый. Его невозможно убить, обмануть, вывести из себя или даже развеселить. Играя с внуком в финале фильма, он впервые пытается улыбнуться - смешным и страшным апельсиновым оскалом, примерив странную личину с древних барельефов. И умирает. [...] (Алексей Гусев, «Человек-зверь». Читать полностью - http://seance.ru/n/21-22/in-memoriam-marlon-brando/gusev-brando/)

Даже не представляю, что кто-то мог не смотреть «Крестный отец» Фрэнсиса Форд Копполы... 1946-й год. Семья Корлеоне - одна из кланов итальянской мафии большого Нью-Йорка. Крестный отец фамилии старый дон Корлеоне (Марлон Брондо) - гарант благополучия всей семьи. Он решает все вопросы: к нему приходят за советом, без него не решается не одна сделка, политики, и те зависят от старика. Однако в городе конкуренция и один из противников Корлеоне пытается свергнуть дона Вито Корлеоне. Попытка не удается, но раны сказываются на здоровье крестного отца, и все дела постепенно вынужден перенять один из сыновей Майкл (Майки), которого играет Ал Пачино. Майки только-только вернулся с войны и мирно существует, не пачкаясь в мафиозных делах. Однако, покушение на отца, а затем и на брата, заставляют его пойти на решительные действия, т.е. террор во имя жизни (на Майкла тоже покушаются). Такой фильм можно смотреть множество раз: от сцены к сцене наблюдать перипетии сюжета, переставлять их местами, заучивать, повторять диалоги за героями. Сценарий написан Марио Пузо по его собственному роману совместно с Копполой. Актерский состав всем на зависть: Пачино, Брондо, Роберт Дюваль, Майкл Каан, Ричард Кастеллано, Дайан Китон. К музыке Нино Роти вообще не подобрать прилагательного с выражением полного восторга. А ведь в начале 70-ых, когда картина вышла, все было в диковинку. Все фильмы о мафии дальше прямолинейных диалогов и безостановочной стрельбы не выходили. У Копполы же произошло очеловечивание мафии (что-то вроде немцев в советских картинах). Практически впервые фильм рассказал о своего рода романтиках гангстерах, чтящих семейные ценности и свою честь. После «Крестного отца» Коппола снискал много славы (и Оскаров), но не остановился на достигнутом. Вскоре вышел еще один фильм-продолжение, который тоже каждый из нас, наверняка, смотрел. А саму тему мафии в стиле «крестного отца» продолжили многие режиссеры, иногда удачно, а иногда и нет. (Максим Воловик)

Гангстерская эпическая ретро-драма. Американский критик Леонард Молтин не без остроумия определил следующим образом факт появления 15 марта 1972 года фильма «Крестный отец»: «ответ 70-х годов на «Унесенные ветром». Казалось бы, какая связь существует между этими картинами, кроме шумного успеха у зрителей? Но Фрэнсис Форд Коппола, которому было тогда всего 32 года, вошел в историю американского кино как режиссер, увидевший в сюжете о мафии возможность создания не очередной гангстерской ленты, а настоящего эпоса в виде семейной саги. Только вместо войны между Югом и Севером оказалась в «Крестном отце» в центре повествования жестокая, кровопролитная схватка бандитских кланов в Нью-Йорке в 1945 году. Однако мафия дона Корлеоне - это, прежде всего, семья в родовом и духовном значении, где тесно переплетены узы крови, национальные - итало-американские - связи, но также и гангстерское «братство». А глава клана является крестным отцом для всех - как в прямом, так и в переносном смысле слова. Вероятно, сегодня смелое чередование эпизодов кровавой бойни и интимно-семейных сцен свадеб, крещений, супружеских раздоров покажется несколько прямолинейным. В начале же 70-х годов этот параллельный, можно сказать, «гриффитовский» монтаж сработал безотказно. Коппола изложил семейную сагу на языке динамичного, напряженного развития сменяющихся, словно в калейдоскопе, вроде бы несопоставимых событий, как в финале «Рождения нации» или «Нетерпимости». Почти трехчасовой фильм на основе подробного и порой многословного романа Марио Пьюзо производит впечатление круто развертывающегося гангстерского боевика, в котором нет ничего лишнего, а любая мелочь накрепко привязана к сюжету. Картина, стоившая только $6 млн., пользовалась грандиозным успехом, сразу же превзойдя бюджет более чем в 22 раза. А ныне по результатам проката, пересчитанным с учетом инфляции и изменения цен на билеты, занимает почетное 21-е место за всю историю американского кино. Справедливо, что премий «Оскар» были удостоены фильм в целом, адаптированный сценарий Копполы и Пьюзо, а также выдающийся актер Марлон Брандо, который создал запоминающийся образ патриарха семьи и гангстерской организации, потом неоднократно пародировавшийся лишь по внешним приметам роли (приглушенный, хрипловатый голос; внезапный звериный оскал играющего с внуками старца). А истинным преемником Брандо, который, между прочим, отказался от «Оскара» вовсе не по творческим причинам, стал не только по сюжету, но и по высочайшему уровню игры и внутреннему осмыслению перемен в персонаже более молодой исполнитель Аль Пачино. Он психологически точно сыграл Майкла Корлеоне, превратившегося из юнца-идеалиста в хладнокровного диктатора, который уже лишен милых отцовских замашек дона Вито. И с еще большей безжалостностью по отношению к своему герою этот актер исполнил роль Майкла во второй части, где она стала уже главной. Но вновь остался без заслуженного «Оскара» - по иронии судьбы, приз Киноакадемии опять был предназначен тому, кто сыграл дона Вито Корлеоне, только в молодости, и этим лауреатом оказался Роберт Де Ниро. 9/10. (Сергей Кудрявцев, 1989/2007)

Фрэнсис Форд Коппола не сразу загорелся желанием осуществить постановку этого фильма, усмотрев в романе и первоначальной версии сценария опасность возвеличивания мафии и эстетизации насилия, что помимо прочего могло негативно отразиться на репутации граждан итало-американского происхождения, к числу которых принадлежал и сам режиссер. Однако в дальнейшем, в том числе благодаря общению с писателем Марио Пьюзо, Коппола проникся воодушевлением, осознав, что материал предоставляет прекрасную возможность создания аллегории о капитализме, в первую очередь - в той форме, в какой он утвердился в самих США. Так что ощущение, что «Крестный отец» является экранным аналогом блистательной брехтовской «Карьеры Артуро Уи, которой могло и не быть», лично меня - не покидавшее уже во время первого сеанса, возникло, очевидно, не случайно. А при более тщательном и вдумчивом изучении картины, обладающей уникальным свойством подлинно кинематографического произведения - воздействовать гипнотически, вводить в состояние легкого транса1, просто невозможно не обратить внимания на ряд выразительных деталей. Например, на фразу в том духе, что крупномасштабные криминальные разборки необходимы раз в десятилетие, чтобы влить свежую кровь - подобно тому, как это произошло в Германии (!) в канун войны. Или на реплику Майкла, заявляющего в ответ на слова Кэй, что влиятельные политики, в отличие от его отца и братьев, не отдают приказы убивать людей: «Ну и кто же из нас наивен?» Или на подчеркнуто долгий, эмоционально захватывающий пролог со свадьбой дочери Дона Корлеоне, когда «крестный отец» заботливо и участливо принимает просителей, тем самым - демонстрируя безграничность собственной теневой власти. Да и сам характер повествования, вобравшего в себя черты величавой саги, воистину Большого Голливудского Стиля, позволяет исчерпывающе передать мерную и тяжелую поступь Истории, отзвуки которой отчетливо слышатся в музыкальном лейтмотиве Нино Рота. Коппола и Пьюзо первыми взялись осмыслить не судьбы гангстеров-одиночек, по разным причинам бросающих вызов закону и самому року, или предводителей банд, но феномен «семьи», разросшейся до размера настоящей корпорации, прибыльной и могущественной. До полноценного государства в государстве - держащегося на патриархальных принципах, непременном преклонении перед традиционными ценностями, почитании обычаев, пышных фамильных праздниках. По логике авторов, сам характер марксовых производственных отношений, формирующихся в процессе развития капитализма, порождает альтернативу декларируемым идеалам буржуазной демократии и свободы индивидуализма. Альтернативу, не столько противостоящую, сколько постепенно сливающуюся с деловыми кругами, государственными структурами, духовенством, культурной элитой - словом, со всеми значимыми социальными институтами, начиная буквально с семьи, рядовой «ячейки общества». Знаменателен и драматургический конфликт со сменой ключевых персон (своеобразным камертоном здесь выступают наркотики, с которыми Дон Вито в итоге не желает иметь ничего общего) и внутренним перерождением человека. Вспомним изумительный эпилог, когда Майкл, уже приняв крещение огнем2 и распрощавшись с иллюзиями относительно возможного законного бизнеса Корлеоне, официально получает титул крестного отца. Пожалуй, излишне повторять всем известные вещи о блистательных актерских работах Марлона Брандо (он отказался от премии «Оскар» по идеологическим соображениям), Аля Пачино, Джеймса Каана, Джона Казале. О грандиозном художественном влиянии ленты и всей трилогии, наконец, о ее оглушительном (при бюджете в $6 млн. общие кассовые сборы оцениваются в $245 млн.) успехе у зрителей, словно действительно получивших от Голливуда предложение, от которого никто не смог отказаться.
1 - Продюсеры поначалу приняли успокаивающе мрачные тона за огрех, не оценив новаторства оператора Гордона Уиллиса. 2 - Блистательному монтажному решению кульминации, когда план присутствующего в церкви на крещении Майкла перемежается кадрами кровавых расправ над конкурентами, позавидовал бы и сам Сергей Эйзенштейн! Авторская оценка 10/10. (Евгений Нефедов, 2009)

«Ничего личного - только бизнес». «О нет, только не очередной опус о мафии», - нервно проговорил в трубку Питер Барт, вице-президент «Парамаунт Пикчерз», когда тому позвонил редактор книжного издательства. Редактор настаивал на своем и продолжал убеждать собеседника в том, что новый роман Марио Пьюзо, в отличие от его предыдущих книг, может быть интересен общественности и обладает высоким маркетинговым потенциалом. Однако сама по себе тема книги отпугнула продюсеров, ведь те уже неоднократно обжигались на съемках фильмов о криминалитете. Всего пару лет назад в прокате провалилась картина «Братство» с Кирком Дугласом в главной роли, да и американская публика, все еще помнившая разгул бутлегеров в период великой депрессии, кино о гангстерах принимать не торопилась. Жанр считался второсортным, а в кинотеатрах с успехом шли такие фильмы, как «Космическая одиссея 2001 года» Стэнли Кубрика, «Беспечный ездок» Питера Фонды и триллер Уильяма Фридкина «Французский связной». Тем не менее, руководитель продюсерского отдела Роберт Эванс заинтересовался произведением. 38-летний киномагнат увидел в романе куда более широкий контекст - роман представлял собой жизнеописание американской семьи, хотя и был подан в форме тривиального мафиозного экшна. Эванс принял решение запустить проект в производство и пригласил на должность режиссера 27-летнего Фрэнсиса Форда Копполу, который уже тогда мог похвастаться «Оскаром» за сценарий к фильму «Паттон», а также номинациями на «Золотой глобус» и «Золотую пальмовую ветвь» с драмеди «Ты теперь большой мальчик». «Я хотел добиться успеха в области авторского кино, но в Голливуд меня совершенно не тянуло. Роман "Крестный отец" показался мне халтурой, у меня не было ни одного повода браться за этот фильм. Но у нашей студии "Америкэн Зоотроп" не было денег, и тогда мой юный ассистент Джордж Лукас заявил, мол, отказываться нельзя, иначе нас закроют», - вспоминает Коппола. «Подходишь, целишься... и дело сделано». Коппола согласился возглавить проект и принялся за сценарий. Он тщательно изучил роман, выделив несколько линий, пригодных на его взгляд для дальнейшей разработки. Копполу совершенно не устраивала история о бандитах, он стремился выйти за рамки повествования романа и сделать рассказ чем-то более значительным. В Голливуде в то время подобной дерзости режиссерам не прощали. К примеру, можно вспомнить одну из самых печальных глав истории кино, связанную с Тодом Браунингом, который в 30-х годах вместе с Белой Лугоши воплотил на экране ставший каноническим образ Дракулы, после чего по рассказу Тода Роббинса «Шпоры» снял драму «Уродцы». В этом фильме Браунинг рассказывал историю людей с отклонениями в физическом развитии, выступавших в цирковой труппе. По ходу сюжета героям приходится давать отпор жестокости и вероломству дееспособных участников цирка и стать сильнее так называемых «нормальных» людей. Однако публика фильм не приняла, обвинив режиссера в дешевом эпатаже, что поставило крест на карьере Браунинга. Через 20 лет после смерти Браунинга Дэвид Линч под влиянием этого фильма снял картину «Человек-слон», а Дэвид Боуи написал песню «Diamond Dogs», еще 15 годами позже «Уродцы» были внесены в Национальный кинореестр США как «кино, имеющее большое художественное значение». Коппола не побоялся пойти наперекор мнению кинобоссов и набирал на съемки непопулярных или неизвестных актеров. Лишь кандидатура Джеймса Каана была утверждена без возражений со стороны продюсеров, однако Коппола и тут начал спорить с руководством - режиссер хотел снять Каана в роли Сонни, тогда как студия видела в Джеймсе Майкла Корлеоне. Вместо Каана Коппола предлагал на роль Майкла молодого Аль Пачино, который тогда был известен ролями слабых и безвольных персонажей в фильмах «Я, Натали» и «Паника в Нидл Парк». Эти образы были очень далеки от персонажа Майкла Корлеоне, и Эванс хотел отдать роль Райану О'Нилу или Роберту Редфорду. Впрочем, Коппола и в этом вопросе смог дать отпор студии и к удивлению самого Пачино утвердил именно его. С началом съемок в марте 1971 года споры между Копполой и представителями «Парамаунт» не прекратились. Режиссер не счел нужным предупредить продюсеров о том, что снимает фильм в затемненной цветовой гамме, что привело кинобоссов в бешенство - Коппола оказался на грани увольнения. Студия начала искать нового режиссера, вместе с которым в опалу попал и Эванс, поддерживавший Копполу. Коппола и сам начинает сомневаться в выбранном им направлении. Ему кажется, что фильм становится скучным и затянутым. Продолжительность картины - 2 часа 20 минут - кажется гарантией провала в прокате, при этом съемочная группа уже превысила заявленные ранее бюджет и сроки. Режиссер, продюсеры и владельцы студии оказались в тупике - каждый был уверен, что проект провалился, но достойного выхода никто придумать не мог... «Мужчина, который не проводит время со своей семьей, никогда не станет настоящим мужчиной». 15 марта 1972 года в кинотеатре «Льюис Стейт» состоялась премьера фильма «Крестный отец», и уже следующим утром все газеты разразились восторженными рецензиями, в кинотеатры выстраивались огромные очереди - в первые недели проката фильм приносил по миллиону долларов в день. Картина не только превзошла самые смелые ожидания «Парамаунт», но и стала настоящим феноменом. В то время в США набирали силу радикальные движения феминисток, усиливалось влияние хиппи и битников, чьи идеи приобретали новые, менее маргинальные формы и звучали убедительнее, что в свою очередь приводило к переоценке таких понятий как семья и брак. На этом фоне «Крестный отец» стал доводом в пользу традиционных патриархальных ценностей, царивших в США в первой половине XX века. «Мы снимали фильм не о плохих парнях, а о том, на что человек способен пойти ради своей семьи», - сказал Джеймс Каан. Многие критиковали фильм, обвиняя Копполу и Пьюзо в романтизации криминалитета, в оправдывании противозаконных действий и убийств, но в рамках этой риторики несколько забывалось, что образы Билли Кида, Джесси Джеймса или Джона Диллинджера к тому моменту прочно засели в самосознании американской культуры и воспринимались публикой скорее положительными, хотя и противоречивыми. «Крестный отец» породил множество дискуссий и последователей в кинематографе - спустя десять лет выходят «Лицо со шрамом» и «Однажды в Америке», еще через шесть лет - «Бешеные Псы», а затем - «Славные парни» и сериал «Клан Сопрано». Фрэнсису Форду Копполе не просто удалось снять фильм так, как он задумывал, но и показать новый стиль в обращении с киноязыком. В отличие от большинства авторов того времени, Коппола использовал сюжет фильма не в качестве ведущего двигателя картины, а лишь как художественный инструмент, призванный выразить на экране невысказанные сценарием образы и подтексты, в несколько раз расширив диапазон тем и образов, доступных кинематографу. (Дмитрий Захарченко. «АиФ», 2013)

Известный певец и начинающий актер обращается за помощью к своему крестному отцу, боссу криминального клана. Он объясняет, что может стать кинозвездой, если сыграет в готовящемся голливудском блокбастере. Однако на его пути стоит продюсер, у которого с музыкантом личные счеты. В ответ мафиози отчитывает крестника за то, что тот не может, как настоящий мужчина, сам решить свои проблемы. Затем он все же соглашается помочь. «Я сделаю ему предложение, от которого он не сможет отказаться», - с мрачной иронией заявляет «авторитет». Сколько в мире этнических мафий? Столько же, сколько этносов. Однако лишь одна этническая мафия вдохновила великие произведения искусства. И это мнение не только критиков, но и зрителей. В рейтинге 20 лучших фильмов всех времен и народов по версии посетителей сайта IMDB три картины посвящены итальянской (точнее, сицилийской) мафии. И две из них называются «Крестный отец» (собственно «Крестный отец» и «Крестный отец 2»). Почему сицилийские гангстеры удостоились чести, о которой могут лишь мечтать японские якудза и русские «братки»? Отчасти это случайное стечение обстоятельств - итальянская мафия в Америке стала притчей во языцех как раз тогда, когда выдающиеся режиссеры были мотивированы снимать психологически насыщенные криминальные драмы, а не, например, примитивные боевики с тоннами эффектов. Однако везет тому, кто везет. Сицилийцы не вдохновили бы шедевры, если бы были горсткой злобных дуболомов. Психологическую сложность и душевную тонкость трудно найти там, где ее нет. Чтобы понять, чем сицилийская мафия отличается от других криминальных организаций, нужно вспомнить историю Сицилии. Этот красивый, но невезучий остров не раз переходил из рук в руки, и его официальной властью столетиями были иностранные правители, у которых не доходили руки до наведения на Сицилии порядка. Иноземцы как бы говорили сицилийцам: «Хотите, чтобы кто-то защищал ваши права и ваши владения? Позаботьтесь об этом сами». И сицилийцы заботились. Крестьяне обращались за помощью к феодалам, а феодалы поручали защиту закона своим дружинам. Затем в конце XVIII века феодальный строй на острове начал стремительно разрушаться, и сицилийцы заметили, что феодальных дружин уже нет, а полноценной полиции еще нет. Для бандитов наступили райские деньки, благо что на острове было чем поживиться. Ведь Сицилия была крупнейшим поставщиком лимонов, которые высоко ценились, так как защищали моряков от цинги. Однако цитрусовый бизнес не мог существовать в условиях фактического беззакония. Осознав проблему, самые умные бандиты предложили свои услуги. Так возникло то, что мы сейчас называем «сицилийской мафией». В отличие от прочих криминальных организаций, мафиози не противопоставляли себя власти. Они были властью. Они собирали с богачей дань и обеспечивали им защиту. Они решали споры крестьян. Они влияли на политику острова. Поэтому они не могли быть просто преступниками. Они вынуждены были культивировать имидж суровых, но справедливых людей, которые следуют «понятиям», заботятся о родных общинах и живут скромно и богобоязненно. Правда, это не мешало мафиози совершать преступления - грабить, убивать, шантажировать. Но какая же власть без злоупотреблений и фарисейства? Когда в 1924 году итальянский премьер-министр Бенито Муссолини посетил Сицилию, мафиози попытались с ним договориться и упрочить свое влияние на острове. Однако фашистский лидер не хотел дружить с мафией. Напротив, он объявил ей войну. Вырвать ее с корнем Муссолини не смог - слишком уж тесно она была переплетена с жизнью сицилийцев. Однако его гонения были достаточно эффективными, чтобы многие мафиози сбежали за океан и поселились в США. К тому времени там уже жило немало итальянцев, и семена упали на благодатную почву. Начав с привычного «крышевания», американские мафиози быстро нашли более прибыльные бизнесы. Сперва эта была торговля спиртным в эпоху «сухого закона», а затем торговля героином, который поставлялся в США из Турции через Сицилию и Францию. Параллельно мафиози внедрялись в профсоюзы и учились контролировать американскую политику. В той степени, в какой это было возможно для иностранцев, не исповедующих протестантизм. И так как американские нравы отличались от сицилийских, мафиози жили как нувориши Нью-Йорка и Чикаго - на широкую ногу. К тому времени, когда американский писатель с итальянскими корнями Марио Пьюзо взялся за роман «Мафия» (позднее переименованный в «Крестного отца»), сицилийские гангстеры стали такой же неотъемлемой частью жизни США, как гамбургеры и хот-доги. О них писала пресса, их обсуждали в Конгрессе, и Пьюзо был уверен, что криминальный роман о мафиози, наполненный сексом и насилием, станет бестселлером. О высоком искусстве автор не думал. У него было пятеро детей и море долгов. Несмотря на свою фамилию, Пьюзо не был лично знаком ни с одним влиятельным мафиози. Он писал роман на основе статей в прессе и слухов, которые распространяли мелкие итальянские преступники. С последними писатель регулярно сталкивался, так как был азартным игроком. Многое в «Крестном отце» было попросту выдумано. Правда, сейчас трудно отличить вымыслы Пьюзо от реальности, так как после выхода книги и ее блистательной экранизации мафиози начали использовать «Крестного отца» как наглядное пособие. Главной темой книги стала неразрывная связь семейной и криминальной жизни итальянской мафии. Это был сильный ход. Ведь верному сыну проще сочувствовать, чем жестокому преступнику. Пьюзо, в свою очередь, было проще писать об итальянской семье, чем описывать то, что он знал лишь понаслышке. Дон Вито Корлеоне был списан как с криминального босса Фрэнка Костелло, так и с матери Пьюзо - мудрой и жесткой женщины из Южной Италии. «Крестный отец» был куплен для экранизации еще до того, как появился в продаже. Как и Пьюзо, боссы Paramount верили, что удачный фильм о мафии может стать хитом. Но как сделать такое кино удачным? В 1968-м, за год до публикации «Крестного отца», студия выпустила картину о сицилийских бандитах под названием «Братство», и она провалилась в прокате. Модной темы было недостаточно. Нужно было что-то еще. Этим «чем-то» стала ставка на кинематографистов итальянского происхождения. Над «Братством» работали никак не связанные с Италией режиссер Мартин Ритт и актер Керк Дуглас. Они не смогли снять фильм, от которого, как говорили в Paramount, «пахло спагетти». Поэтому «Крестного отца» студия поручила американскому итальянцу Фрэнсису Форду Копполе, амбициозному молодому режиссеру и лауреату «Оскара» за сценарий военного биопика «Паттон». Если продюсеры были в восторге от романа Пьюзо, то Копполе книга не понравилась. Для него в ней было слишком много секса и насилия. Выбора, однако, у режиссера не было. Как и Пьюзо, ему надо было расплачиваться с долгами его компании American Zoetrope. А так как постановщик влез в долги, чтобы оплатить создание дебютной ленты Джорджа Лукаса «THX 1138», то именно Лукас уговорил коллегу и бизнес-партнера взяться за фильм о мафии. При этом Коппола выговорил себе право переработать текст Пьюзо и сделать его менее «трэшевым» и более тонким и драматичным. Дальнейшая история «Крестного отца» хорошо всем известна. Коппола возродил карьеру Марлона Брандо (популярный в 1950-х актер к началу 1970-х считался «отработанным материалом»), взял на главную роль талантливого театрального исполнителя Аля Пачино, доверил сочинение музыки итальянскому композитору Нино Роте, добился трехкратного увеличения изначально предложенного ему 2-миллионного бюджета и создал блистательную эпическую драму. Помешать успеху «Крестного отца» могли лишь американские мафиози. Они активно боролись с фильмами и публикациями о «коза ностра», прячась под маской борцов с дискриминацией американских итальянцев. «Наехали» они и на создателей «Крестного отца». Однако голливудцам было не впервой принимать предложения, от которых нельзя отказаться. В итоге из фильма исчезло единственное упоминание слова «мафия», гангстеры сыграли в картине несколько эпизодических ролей, а продюсеры согласились пожертвовать часть доходов от фильма в фонд защиты итальянцев. Последнее условие, правда, не было выполнено. В отличие от мафиози, Paramount не соблюдала устные договоренности. И кто после этого бандит? Так в 1972 году Америка получила один из лучших фильмов мирового кино. «Крестный отец» собрал в прокате почти 300 миллионов долларов, удостоился трех «Оскаров» (лучший фильм, лучший ведущий актер (Брандо) и лучший адаптированный сценарий) и стал источником вдохновения для многих позднейших фильмов о мафии. Причем не только об итальянской мафии. Однако сравниться с ним смог лишь вышедший в 1974 году сиквел «Крестный отец 2». Позднейший успех сериала «Клан Сопрано» подтвердил, что итальянская мафия - самая драматичная этническая мафия в мире. Южные страсти, безжалостные преступления, семейные ценности, налет благопристойности и благочиния, а также искренняя и пылкая вера в «американскую мечту» - кто еще может похвастаться столь адской смесью? Что же касается вошедшей в поговорку фразы «Я сделаю ему предложение, от которого он не сможет отказаться», ее придумали не Пьюзо и Коппола. Это цитата из романа французского классика Оноре де Бальзака «Отец Горио». Бальзак, однако, не смог сделать ее поговоркой. А «Крестный отец» - смог. (Борис Иванов, 2013)

...Произносится имя Марлона Брандо. Премия "Оскар" присуждена ему как лучшему киноактеру 1972 года за блестящее исполнение главной роли в фильме "Крестный отец". Проходит минута, другая. Но Брандо не появляется. Вместо него на сцену поднимается девушка индианка из племени апачи. Имя девушки - Шашин Маленькое Перо. Она говорит о том, что Марлон Брандо просил ее передать свой отказ от получения "Оскара" в знак протеста против дискриминации и нищенского положения американских индейцев. ...Заявление Шашин Маленькое Перо вызвало неоднозначную реакцию. Некоторые из присутствующих в зале и десятки миллионов простых американцев, наблюдавших за церемонией вручения "Оскаров" по телевизору, одобрили поступок актера. Немало было, однако, и таких, кто увидел в отказе Брандо от самой почетной в США кинонаграды еще одно проявление "дурного характера" актера, его ставшего уже легендарным "дикарства". ...Но поступок Брандо мог удивить лишь тех, кто незнаком с его биографией последних лет. Общественная деятельность актера давно уже завоевала ему репутацию .бунтаря. Несколько лет назад он принял участие в марше протеста "Борцов за свободу", который прошел по южным штатам США с требованием предоставить равные права негритянскому населению страны. ...Сразу же после заявления Шашин Маленькое Перо журналисты бросились искать Брандо. Выяснилось, однако, что актер исчез. Газеты писали: ...Полагают, что Брандо направился в Вундед-Ни. ...Местонахождение Брандо неизвестно. ...По непроверенным слухам, Брандо снова удалился на свой "необитаемый остров" - небольшой тихоокеанский атолл Тетиароа, приобретенный им в 1966 году для создания там института по изучению проблем использования планктона в качестве пищевого продукта. В одном из недавних интервью знаменитый актер поделился своей мечтой уйти из кино и "построить на собственном острове совсем иную, лучшую жизнь". [...] В двух самых значительных своих работах последних лет - фильмах "Кеймада" и "Крестный отец" - Брандо исполнил роли для него неожиданные. Понятия "положительность" и "отрицательность" по отношению к киногероям такого серьезного художника, как Брандо, конечно, мало применимы. Но если все же говорить об общем ощущении, о степени зрительского сочувствия экранному герою, то можно рискнуть сказать, что и в отношении "старого Брандо" к своим героям, и в нашем зрительском восприятии их преобладала "положительность". Мы - на их стороне, да и актер никогда не занимал по отношению к своим героям позицию прокурора. А вслед за "Погоней", где актер почти полностью слился со своим героем и тема бегства от общества, противостояния ему, получив наиболее полное выражение, была тем самым словно бы исчерпана, начался "новый Брандо". И в "Кеймаде", и в "Крестном отце" герои Брандо - это уже не изгои, не люди, находящиеся в разладе с обществом и преследуемые им, а представители того самого общества, от которого бежали герои "старого Брандо". Тема противостояния человека, обладающего высокими нравственными качествами, аморальному обществу решается как бы "от обратного". В "Крестном отце" это особенно заметно еще и потому, что предметом художнического исследования становится здесь у Брандо само понятие "нравственность". Не только в его общечеловеческом, но и в социальном аспекте. Дон Вито Корлеоне, преуспевающий гангстер-бизнесмен, так же как и "старый герой" Брандо, противопоставил себя обществу. Так же, как старый герой Брандо, он сознает несправедливость законов, которыми управляемо общество. Но, понимая несправедливость законов, он - в отличие от старого героя Брандо - ими же и руководствуется в стремлении обеспечить себе и возглавляемому им семейству-синдикату достойное (по его представлению) место в обществе. Сюжетную основу фильма составляет история кровавого соперничества синдиката Корлеоне с другими нью-йоркскими гангстерскими синдикатами. "Я думаю, - заявил Марлон Брандо, - что это фильм совсем не о мафии. В нем, мне кажется, воплощен сам дух системы крупных корпораций. Мафия как нельзя лучше характеризует образ наших капиталистов. Дон Корлеоне-это всего лишь обыкновенный магнат американского бизнеса, который делает все возможное для благополучия своей семьи и общественной группы, к которой он принадлежит". Отличие Дона от "обыкновенных магнатов", пожалуй, лишь в том, что, руководствуясь в своей общественной деятельности (бизнес) теми же безнравственными законами, что и каждый из них, он в то же время мнит себя - в пределах возглавляемого им семейно-гангстерского клана - поборником высшей нравственности. Отличный семьянин и суровый, но справедливый владыка, всегда готовый прийти на помощь любому из многочисленных подданных своей гангстерской империи (если подданный лоялен), Дон Вито Корлеоне убежден, что законы, которыми он руководствуется в своей семье и в своем синдикате, лучше и справедливее законов, господствующих в обществе. Как всегда режиссер своей роли, Брандо выстраивает ее с математической точностью. Сострадательная задумчивость, с какою Дон, сидя в кресле и ласково поглаживая рукой уютно примостившуюся у него на коленях кошечку, выслушивает просителя, пришедшего к нему за справедливостью; усталая всепонимающая улыбка; мягкая рассудительность и спокойная непреклонность в переговорах с конкурентами; глаза, полные бездонной муки, когда он едва-едва слышным, омертвелым от нестерпимого горя шепотом произносит, глядя на убитого конкурентами сына: "Вот что они сделали с моим мальчиком", - все это для актера ступени, по которым он закономерно подводит зрителя к финалу. Не к финалу фильма, а к финалу роли, придуманному и срежиссированному им самим. Финал этот таков. Удалившегося от дел благообразного и еще крепкого старца мы видим последний раз в саду, где он играет с трехлетним внуком. Однако в традиционной "садовой идиллии" появляются зловещие обертоны. Держа в руке пистолет-пульверизатор для опрыскивания растений, Дон шаловливо пугает малыша, заложив под губы вырезанную из кожуры апельсина челюсть с клыками, отчего на лице его появляется страшный нечеловеческий оскал. Расширенных от ужаса глаз ребенка он уже не видит, плача его не слышит: смерть застигает Дона внезапно. Мертвый, беззвучно свалившийся в зелень клумбы, он все еще сжимает в руке пистолет, и на лице его все тот же зловещий оскал - улыбка Дракулы или Франкенштейна. Этот зловещий оскал и есть его истинное общественное лицо. Хоть в семейном кругу - с сыновьями и внуками - он сама доброта, сама справедливость. К сожалению, постановщик фильма Фрэнсис Форд Коппола, хоть у него и хватило мужества заявить во всеуслышание, кто автор эпизода в саду - лучшего, по его, Копполы, мнению, эпизода картины, - не сумел (или не захотел?) проявить в режиссерском решении фильма ту непреклонную последовательность, какую проявил в построении своей роли Брандо. Можно согласиться с кинообозревателем журнала "Ньюсуик", что, если Брандо вложил в исполнение роли респектабельного гангстера-бизнесмена всю свою гражданскую страсть, всю свою политическую активность последних лет, то постановщик трактовал тему фильма более мягко, увлекшись эффектами чисто формального сопоставления сцен жестокости и насилия с идиллически-благостными семейными сценами. Но даже и с этой оговоркой фильм "Крестный отец" (в первую очередь благодаря актерской работе Брандо) воспринимается как разоблачение морали капиталистического предпринимательства. Сама же работа Брандо восхищает прежде всего диалектическим единством двух обликов его героя. Беспощадно точным художественным анализом той социально обусловленной "двойной нравственности", которая - уже хотя бы потому, что она двойная, - есть высшая безнравственность. [...] Новый герой Брандо в "Кеймаде", как и в "Крестном отце", - хозяин жизни. Босс. Но не из таких, как Дружелюбный Джонни, а скорее из таких, как Дэд Лонглэнд. Из тех, в чьем прошлом была возможность сделать иной выбор. Тот, который и делали обычно герои старого Брандо. Обведи Сапата кружочком имя бунтовщика в поданном ему списке, быть может, и он стал бы Уокером. Смирись Терри Мэллой с террором своего босса, быть может, он и сам бы дорос до босса. В новом герое Брандо все время угадывается эта былая возможность выбора. Но если Дон Вито Корлеоне убежден, что выбор был сделан им правильный, то в Уокере этой убежденности нет. [...] Когда смотришь "Кеймаду" или "Крестного отца" не просто как очередной, замкнутый в себе фильм, и не просто как очередной фильм режиссера Джилло Понтекорво в первом случае и Фрэнсиса Форда Копполы во втором, но как очередное (то есть, последовав шее за другими, известными уже тебе) актерское воплощение Марлона Брандо, начинает казаться, что та трагическая безысходность, какою - помимо сюжетных положений, а в "Крестном отце" вопреки даже сверхзадаче роли - подспудно отсвечивают обе работы, проистекает еще и от осознания тупика, в котором оказался "старый герой" Брандо. По-прежнему остающийся духовным двойником своего создателя. [...] (Ян Березницкий. «Искусство кино», 1974. Читать полностью - http://kinoart.ru/blogs/marlon-brando-odinokij-beglets)

Как только роман Марио Пьюзо вышел из печати - это случилось в 1969 году, он моментально возглавил список бестселлеров. Однако права на экранизацию были куплены намного ранее, - подсуетился "Парамаунт". Кинокомпания, в лице директора по производству Роберта Эванса, который несколькими годами ранее вывел ее из предынфарктно-крахового состояния, не сразу нашла подходящую кандидатуру для постановки. Первым кандидатом на режиссерский пост был Серджио Леоне, чьи "спагетти-вестерны" ясно дали понять: этот итальянец готов показать мастер-класс любому Голливуду. Но уже в то время, в начале 70-х, Леоне всерьез задумывался о постановке своей собственной гангстерской эпопеи - "Однажды в Америке", поэтому ответил отказом, о чем впоследствии горько сожалел. После того как отпала кандидатура Питера Богдановича, очередь добралась до Фрэнсиса Форда Копполы, американца итальянского происхождения. В мемуарах Коппола написал, что встретил предложение без энтузиазма. Его не интересовал текст, занимавший первое место в списке бестселлеров: ведь наверняка этот гангстерский роман потакает самым низменным вкусам публики. Публики, которая априори лишена вкуса. К тому времени Коппола снял хорошо принятый зрителями мюзикл "Радуга Файниана", хорошо принятую критиками мелодраму "Люди дождя", а кроме того, получил "Оскара" за сценарий к "Паттону", пафосному военному байопику, на который - по неизвестной причине - из***чилась Киноакадемия. Словом, Коппола имел право капризничать. Но некстати, то есть как обычно, сильно задолжал, вписавшись продюсером в фильм своего приятеля Джорджа Лукаса "ТНХ-1138", на съемках которого имел место быть перерасход бюджета, а потом, как это часто бывает, фильм ожидал провал. Короче говоря, "Парамаунт" сделал Копполе предложение, от которого тот не смог отказаться. Интересно, что финансовое положение Пьюзо было еще более беспросветным, чем у Копполы, писатель был полностью разорен. Сам собою напрашивается вывод: художник должен быть голодным. После того, как договор был подписан, Копполе, разумеется, пришлось прочесть роман. По прочтению романа, захватившего его так же, как и обычных читателей, Коппола сменил необоснованную брезгливость на милость. А сотрудничество с Марио Пьюзо, писавшим вместе с Копполой экранную адаптацию, оказалось настолько плодотворным, настолько благостным, настолько удачным, что много лет спустя, когда забрезжила перспектива съемок четвертой части эпопеи, Коппола наотрез отказался снимать. И для этого была одна-единственная причина: внезапная смерть Марио Пьюзо. Без Марио Пьюзо семьи Корлеоне - нет. Он - бог-отец, истинный создатель семьи Корлеоне. Без Пьюзо четвертая часть была бы аидом, страной блуждающих теней. Можно долго рассказывать о кастинге, о том, как из массы именитых претендентов на роль Майкла Корлеоне, включая Алена Делона, был отобран малоизвестный молодой актер Аль Пачино, в то время большой любитель поквасить. Можно рассказать и о съемках, о трениях Копполы с продюсерами, которые ненавидели его за выбор Аль Пачино, и трениях Копполы с Эвансом, который, в отличие от Копполы, любил гангстерское кино, а тот, напротив, был к нему равнодушен. Наверное, для того, чтобы снять величайший гангстерский фильм в истории кино, надо не любить гангстерское кино. Это лучший способ избежать жанровых клише. Вперед, и только вперед - без оглядки на Хоукса, Хьюстона, Фрица Ланга, наконец. Один из тогдашних критиков назвал фильм Копполы "ответом 70-х на "Унесенные ветром". Оно и ясно: у обоих картин такой масштаб! такой зрительский успех! Другой критик, француз Жак Лурселль, презирал "Унесенные ветром" за вялую сериальность, поток бесконечных и равнозначных событий, похожих в сумме на медленно текущую реку, причем постоянно меняющиеся исторические фоны похожи в этом смысле на кисельные берега, не несущие особой смысловой нагрузки. Ввиду успешности фильма, эта сериальность станет прототипом не только многочисленных сериалов, но и эпических кинотеатральных фильмов и в конечном итоге "погубит кинематограф". Что ж, в словах Лурселля скрывается немало истины. Такая участь могла постичь и "Крестного отца", учитывая жестокие терки режиссера с продюсерами, но сила воли Копполы-режиссера и безупречная драматургия спасли его гангстерский эпик. Три часа действия - и при этом никаких провисаний и залипаний, никаких лишних сцен, никаких глупостей и ненужных красивостей. С "Унесенными ветром" и пресловутыми телесериалами "Крестного отца" помимо эпичности (сезон сменяет сезон, без конца рождаются дети, кто-то умирает - когда естественной, но чаще неестественной, смертью) объединяет вот что: сентиментальность. Коппола потакает вкусам зрителя, причем, как можно заметить, в большей степени, чем это делал (по его мнению) роман. Фильм Копполы - это не только щекочущее нервы противостояние гангстерских кланов, но, до кучи, еще и сентиментальный роман. Режиссер постоянно щиплет зрителя за ту часть тела, в которой спрятана "сентиментальность". "Унесенные ветром" был романтическим фильмом о передке. Процитируем классика: "...Они сводили все к любви, исключительно к любви - остальному этих малышек не научили. Они пели о небольшом, так сказать, огорчении! Так они считали. В молодости все сводится к любовным огорчениям: ты ведь еще не знаешь... У всех, кто молод, общая мания - ограничивать все человеческое одним передком, единственной заветной мечтой, порождающей любовное безумие". Коппола тоже снял фильм о любви. Но, так сказать, более значительной и весомой, чем простая тяга к передку. Он снял фильм о семье, - самом главном в жизни повзрослевшего обывателя. Обстоятельные разговоры о влиятельных семьях и внутрисемейных драмах пробуждают в зрителе не меньшую сентиментальность. Афористичные реплики дона Корлеоне, который всю свою жизнь посвятил семье, только укрепляют зрителя в чувстве, что главной ценностью в жизни мужчины является семья. Герои фильма, жестокие убийцы (Коппола меньше всего хотел романтизировать гангстеров), неожиданно начинают служить нравственным ориентиром для миллионов зрителей. Они превращаются во что-то вроде античных героев, полу-людей полу-богов, живущих среди нас, но прячущихся в неком параллельном теневом мире. Их великолепие в том, что они чтят традиции, они патриархальны, они раздаривают направо и налево простую человеческую справедливость, они корнями зависают в преемственной древности, и, самое главное, они стабильны и удачливы. Все их силы уходят на то, чтобы сволочная страна, иначе говоря, окружающий мир, этой стабильности не навредила. Их можно понять. И зритель их понимает, он горячо сопереживает им. Итак, фильм Копполы если не романтизирует гангстеров, то, во всяком случае, многое объясняет и дает бандитам великолепный шанс на прощение. Интересно, что во время съемок "Парамаунт" и Роберт Эванс лично (это отражено в его автобиографии) получали письма с угрозами от итало-американской лиги борцов за гражданские права, основанной известным "крестным отцом" Джо Коломбо. Продюсеру Альберту Радди пришлось встретиться с Коломбо лично и передать ему сценарий "на доработку". В частности, из текста были убраны такие слова как "мафия" и "коза ностра". Кроме того, Коломбо дал напрокат своих мордоворотов, - видимо, чтобы фильм выглядел более убедительно. Такая забота со стороны организованной преступности, несомненно, придает фильму колорит и какую-то этакую, знаете ли, жизнерадостность. Фильм Копполы - это "Американская трагедия" Драйзера со счастливым финалом. И тут все просто: Клайд Грифитс был задротом и неудачником, Корлеоне - нет. Поэтому история жестокой борьбы за место под солнцем заканчивается тотальной победой, - на радость зрителям, давным-давно эту битву проигравшим. Неудачники не любят других неудачников. Коппола не мешает зрителям любить Майкла Корлеоне, он только, так сказать, немножко препятствует. Патриотически-идеалистические шоры спадают с глаз Майкла Корлеоне, младшего сына дона Корлеоне, когда благополучие семьи, а следовательно, и его собственное благополучие оказываются под угрозой. Закончилось время, когда можно было с безмятежностью размахивать звездно-полосатыми флажками, - настало время жестокой, хладнокровной, продуманной грызни. Из скромного, терпеливого вафела, отдавшего воинский долг продажным сенаторам и одурманенному лозунгами населению, Майкл превращается (за 170 минут экранного времени) в холодного бога никогда не прекращающейся социальной войны. Теперь он дергает за ниточки, а не наоборот. Посредством реакции Кей, жены Майкла, Коппола и Пьюзо предлагают задуматься о нравственном падении Майкла, но его моральный облик почти ничего не значит перед его житейскими успехами. Написав убедительный портрет буржуйского общества, Коппола парадоксальным образом оправдывает всех своих героев. Во второй части будет предпринята более жесткая попытка развенчать "героический миф Корлеоне", но опять без особого успеха. Причем по той же самой причине - из-за слишком правдивого, слишком безапелляционного обличения сволочного мира, где правят исключительно деньги, и где человеку, чтобы не потерять к себе уважения, надо раздавить сапогом голову другого человека. И все же, если сравнивать Майкла Корлеоне с отцом, симпатии зрителей будут на стороне отца - даже несмотря на то, что успехи Майкла более значительны (он укрепит империю Корлеоне, вырезав глав конкурирующих синдикатов) Авторы достигают этого эффекта чисто техническим способом: где-то начиная с середины фильма Майкл перестает болтать. Никаких рефлексий. Он говорит только по делу. Он отдаляется от зрителя. Дон Корлеоне, напротив, всячески демонстрирует слабость, беспомощность, кроме того, он то и дело пускается в длительные рассуждения и объяснения. Но при этом сохраняет свой громадный авторитет: актеры второго плана просто лучатся нечеловеческим пиететом, как только оказываются с ним в одном кадре. То есть, дон Корлеоне, этот человечище, эта махина, в отличие от Майка, напротив, приближается к зрителю. А в конце концов, прямо у зрителя на глазах умирает! Невероятная интимность! Фантастическая откровенность и дружелюбность по отношению к зрителю! Зритель как бы оказывается в семье Вито Корлеоне, окруженный таким доверием и уютом, какого ему не сыскать в семье Майкла Корлеоне. Актерский ансамбль великолепен. Может быть, это лучший актерский ансамбль в истории кино. Игра актеров настолько виртуозна, что невозможно уловить ни одной фальшивой ноты. Это обстоятельство позволяет пересматривать фильм снова и снова, и он нисколько не теряет в своем магическом очаровании. Оценка: 5/5. (Владимир Гордеев. ekranka.ru, 2010)

«Американский папаша». История создания «Крестного отца». Режиссер? Фанат? Критик? Какая разница, когда на экране «Крестный отец»? Забудьте «Гражданина Кейна». Мы изучили колоссальную, неиссякаемую притягательность поистине лучшего фильма в истории кино, которому в этом году (2012) исполняется 40 лет. Если выбирать один момент, вобравший в себя все великолепие и шарм «Крестного отца», то неплохо подходит такая сцена: на фоне Статуи Свободы Клеменца (Ричард С. Кастеллано), капо - помощник - дона Корлеоне, отливает в камышах, а его подручный убивает рядового мафиозо Поли (Джон Мартино). Когда грязная работа сделана и можно уже уходить, Клеменца мягко напоминает подручному: «Оставь пистолет, захвати канноли». Это не просто нотка черного юмора посреди серьезного фильма, в этой фразе заключена вся динамика, лежащая в основе «Крестного отца»: от пут преступного мира до теплых семейных уз. То, что шедевр Копполы так непринужденно показывает обе эти стороны - с оперным размахом или с трогательной интимностью - лишь одно из многочисленных достоинств картины, которая, без сомнения, занимает место среди самых ярких достижений кинематографа. Этот фильм можно смело ставить в один ряд с лучшими представителями любого вида искусств: «Гамлет» Шекспира (ок. 1599)... «Реквием» Моцарта (1791)... «Подсолнухи» Ван Гога (1888)... «Крестный отец» Копполы (1972). Во многих аспектах это практически идеальное кино, сочетающее в себе вкусы аудитории, критики и киноиндустрии. В «Крестном отце» сильный сюжет, запоминающиеся герои, великолепно организованный экшн и эмоциональная насыщенность, подобающие любой классике жанра. Здесь достаточно подтекстов и сложностей, чтобы выдержать самый пристальный критический анализ. В картине чувствуется строгий режиссерский контроль - над движениями камеры, цветовой гаммой, звуком, музыкой, - который всегда будет предметом зависти других кинематографистов. Творение Фрэнсиса Форда Копполы располагает к себе еще больше, когда узнаешь о закулисной драме фильма: бульварный роман, ставший бестселлером; фильм, который никто не хотел снимать; вмешательства мафии; постоянные возражения по кастингу; немодный режиссер, получивший работу лишь потому, что он итальянец, и постоянно находящийся на грани увольнения. Однако не меньше поражает (хотя и реже рассказывается) история о том, как «Крестный отец» стал всеми любимым и почитаемым феноменом, навсегда изменившим лицо Голливуда. Когда 14 марта 1972 года состоялась премьера «Крестного отца», вокруг фильма уже стояла оглушительная шумиха. Очереди в кинотеатр Loews State на углу Бродвея и Таймс-Сквер растянулись на целый квартал. В этот праздничный день лил проливной дождь, но едва ли что-то было способно сломить дух команды «Крестного отца». Продюсер Роберт Эванс, досаждавший Копполе на протяжении всего производства, наконец сделал что-то полезное: после того как Марлон Брандо отказался посетить премьеру, Эванс заполнил образовавшуюся огромную пустошь, пригласив государственного секретаря США Генри Киссинджера. Это громкое событие подкрепило рекламную пресс- и ТВ-кампанию стоимостью в один миллион долларов, нацеленную на колеблющуюся аудиторию, знакомую с романом Марио Пьюзо, но еще не решившуюся на поход в кино - на разворотах TV Guide пестрели заголовки «»Крестный отец« стал фильмом». Это был триумф, который подвергался сомнениям до самого конца. Предлагая фильм прокатчикам, Эванс решил не организовывать серию закрытых показов, а сделал один сеанс для пятисот представителей ведущих кинотеатров. Тот факт, что фильм пропустил намеченную ранее декабрьскую дату релиза, заставил прокатную индустрию бить тревогу, и начальные показы не сняли напряжения: «мало стрельбы», «слишком много разговоров», «слабые перспективы на мировом рынке» - такими были первые вердикты. Прокатчиков также раздражало то, что фильм длился 175 минут без перерыва - это исключало драгоценную возможность сбывать кондитерские изделия в антракте. Кроме того, шеф Paramount Фрэнк Ябланс продавил контракт, согласно которому «Крестный отец» стартовал сразу на 400 экранах - в то время ленту обычно показывали сначала в одном кинотеатре на эксклюзивных правах, а потом уже передавали кинотеатрам второй, а затем третьей очереди. Упорство Ябланса наряду с требованием более сурового разделения прибылей (90/10 в пользу студии) не просто радикально увеличило поток доходов Paramount, но и реанимировало чахнущее финансовое состояние всей индустрии. Эра блокбастеров началась не с «Челюстей» или «Звездных войн» - она началась с «Крестного отца». Когда фильм стал доступен широкой публике, тучи уже рассеялись, и длинные очереди выстроились у касс нью-йоркского Loews. Рецензии, выражаясь языком Rotten Tomatoes, были на 91% свежими; самая первая рецензия появилась, как ни странно, в британской Daily Express, на страницах которой пел дифирамбы Айвор Дэвис: «Лучший фильм Брандо!» Фильм стал считаться обязательным к просмотру, и особо восторженные посетители предлагали менеджерам кинотеатров двадцатидолларовые взятки, только чтобы оказаться впереди очереди. Предприимчивая молодежь стояла в очередях часами, чтобы продавать свои места у кассы состоятельным опоздавшим. В те времена билет в среднем стоил примерно полтора доллара. На первых показах «Крестного отца» Paramount решили поднять цену до $3.50, но когда боссы студии узрели повальную корлеонеманию во всей ее красе, цены задрали до $4 за сеансы на выходных. Есть легенда, что Чарли Блудорн, директор Gulf+Western - корпорации, владевшей тогда Paramount, - поехал как-то с обходом кинотеатров и, увидев гигантские очереди в кассы на «Крестного отца», выскочил из своего лимузина и налетел на какого-то незадачливого менеджера с криком: «Не стой столбом, идиот, поднимай цены!» «Крестный отец» в конечном счете собрал 101 миллион долларов и стал крупнейшим хитом бокс-офиса того времени, так что в этом, наверное, не было нужды. Во всей этой шумихе не участвовала главная фигура фильма, Фрэнсис Коппола. Укрываясь от неминуемой, как ему казалось, катастрофы, Коппола взялся адаптировать для большого экрана «Великого Гэтсби» (еще один многострадальный проект, который позднее циники окрестили «Ужасный Гэтсби»), дабы не растрачивать попусту творческую жилку, держать на плаву компанию American Zoetrope и баловать печеньем свою маленькую Софию. Однако поскольку «Крестный отец», напротив, оказался золотой жилой (по контракту режиссер получал шесть процентов от прибыли), Копполе сполна воздалось за его работу: он купил радиостанцию, журнал в Сан-Франциско, вертолет Jet Ranger и особняк в престижном районе Сан-Франциско на 28 комнат. Дом, который построил Корлеоне, уместил в себе огромный зал, переоборудованный под домашний кинотеатр, и отдельную комнату под игрушечную железную дорогу. Также у создателя «Крестного отца» появилась недвижимость в Долине Напа, Лос-Анджелесе, Нью-Йорке и Маниле; Элеонора Коппола, жена режиссера, как-то подсчитала, что для поддержания гигиены у них имеется в общей сложности 27 ванных комнат. Но помимо собственно богатства «Крестный отец» также произвел ошеломительный эффект как на карьеру Копполы, так и на Голливуд в целом. После четырех неоднозначных фильмов, «Крестный отец» наконец-то сделал Фрэнсиса Копполу модным режиссером - и в творческом, и в коммерческом плане. Фильм предвосхитил процесс воскрешения умирающих жанров, который в конце десятилетия начали Лукас и Спилберг; Коппола воспринимал «Крестного отца» как сугубо коммерческое предприятие, но в то же время, он стал одним из его самых личных проектов, гимном в честь его корней и дань памяти, не говоря уж о заключенной в фильме аллегории его борьбы с корпоративной системой киностудий. В эту картинку вложено столько личного, сколько вообще возможно для блокбастера. Если «Беспечный ездок» и «Бонни и Клайд» открыли дверь новой волне режиссеров, то «Крестный отец» сделал респектабельным целое поколение молодых, бородатых выпускников киношкол, грозившихся прорваться в мейнстрим. Например, Джордж Лукас, снявший во второй съемочной группе «Крестного отца» сцену, в которой гангстеры пытаются убить дона Вито на улице, никак не мог запустить свой бунтарский рок-н-ролл проект «Американские граффити», однако с патронажем Копполы сценарий получил зеленый свет и превратился в большой хит. Paramount пригласила двух молодых режиссеров, Питера Богдановича («В чем дело, Док?») и Уильяма Фридкина («Французский связной»), которые вместе с Фрэнсисом Копполой образовали The Director's Company, пристанище для авторского кинематографа, спродюсировавшее в конечном счете лишь один фильм Копполы, «Разговор». Так или иначе, появление таких режиссеров, как Стивен Спилберг, Мартин Скорсезе, Пол Шредер, Хэл Барвуд, Мэттью Роббинс, Кэррол Бэллард и Уолтер Мерч стало возможным лишь благодаря громкому успеху «Крестного отца». Джон Милиус, однажды назвавший Копполу «Муссолини из Сан-Франциско», сказал: «Фрэнсис всех нас спонсировал. Он в ответе за целое поколение. Мы ему обязаны, и никто не вправе преуменьшать этот долг». «Крестный отец» не только изменил ландшафт киноиндустрии, он оказал огромное влияние на фильмы как таковые. Наиболее очевидно это в «Крестном отце 2» и «Крестном отце 3». Шедевр Фрэнсиса Копполы открыл новую эпоху гангстерских фильмов, среди которых были безупречные («Славные парни»), нелепые («Подводная братва») и масса прочих фильмов о мафии. Вместе с тем «Крестный отец» сделал в кино и менее очевидный вклад. Он снарядил в путь целый ряд ярких талантов: Аль Пачино, Джеймс Каан, Роберт Дювалл, Джон Казале и Дайан Китон (не говоря уж о Де Ниро во второй части). Они бросили вызов белокурым и голубоглазым Ньюманам и Редфордам. К тому же «Крестный отец» привнес в мейнстримовое кино новые мрачные тона - речь не о нравственной неоднозначности и жестоких сценах, а в мрачности в буквальном смысле слова. Гордон Уиллис привнес свои смелые оттенки в традиционно светлую палитру голливудского блокбастера, окрасив офис дона Корлеоне в черный, по-настоящему черный цвет, а экстерьер - в ностальгические оранжевые тона. За эту эстетическую смелость «Крестного отца» можно по праву называть первым крупнобюджетным голливудским артхаусом. "Классика вроде «Крестного отца» напрашивается на сатирическое переосмысление, потому что играет очень большую роль в нашей культуре, - говорит Стивен Спилберг. - Этот фильм стал частью жизни всех нас". Почти сразу же после выхода «Крестный отец» прочно обосновался в народном сознании и лексиконе. «Я сделаю ему предложение, от которого он не сможет отказаться» - с этой фразы начинается ключевой диалог фильма, но по прошествии десятилетий уже кажется, что в «Крестном отце» нет ни единой сцены, которую бы не пародировали и над которой бы не иронизировали - далеко за пределами привычных шуток в «Симпсонах» и «Гриффинах». Фразы «спать с рыбами» и «залечь в матрасы» (популяризованную фильмом), концепции «пяти семей» и консильери, культовые сцены типа лошадиной головы в кровати (вариации на эту тему встречались в самых разных работах - от «Города-близнеца» и «Ох уж эти детки!» до «Задержки в развитии») регулярно используются в кино. В более широком смысле «Крестный отец» стал олицетворением организованной преступности (даже шрифт, которым написано названием фильма, фактически считается «мафиозным»), «итальянскости», мужественности (подобно футболу, «Крестный отец» породил свой язык и манеру поведения, с помощью которой мужчины выражают привязанность) и трепетного отношения в семье. На «Крестного отца» повлияли порядки реальной мафии, но ровно настолько же фильм впоследствии повлиял на манеру поведения и образ мафиози. Считается, что именно «Крестный отец» положил начало ритуалу, в котором в знак уважения Дону целуют руку - нет свидетельств того, что эта традиция существовала до фильма. Также фильм упрочил стереотип мафии как феодальной организации, во главе которой стоит Дон, защитник простолюдинов. Ему платят за благожелательность, а его семью чтят на манер королевской - взгляните хотя бы на Джона Готти, также известного как «Дон Щеголь», главу одной из настоящих Пяти семей Нью-Йорка. Мало кто смог уловить веяния «Крестного отца» лучше, чем сериал HBO «Клан Сопрано». «Когда мы начинали придумывать »Клан Сопрано«, это была одна из ключевых идей - снять криминальный сериал о первом поколении мафиози, на которых повлиял фильм Копполы», - рассказывает создатель сериала Дэвид Чейз. Начиная с клуба Тони «Бада-Бинг» (названием взято из фразы Сонни) и заканчивая клаксоном в стиле композиции Нино Роты, от апельсинового сока, который Тони покупает аналогично тому, как Вито покупал апельсины, до выстрела в глаз, который описывается как «фирменное блюдо Мо Грина», «Крестный отец» определяет поведение героев «Клана Сопрано» настолько, что они могут ссылаться на фильмы Копполы, не упоминая их названия, просто указывая порядковый номер. «В »Крестном отце« есть что-то от вестерна, - объясняет Чейз. - В нем заключена целая мифология, которая грандиознее, чем его герои. Поэтому люди так любят его цитировать». Среди этих людей есть великие персоны Голливуда. По Лос-Анджелесу ходят слухи, что Том Хэнкс и Роб Райнер регулярно устраивают вечеринки в стиле «Крестного отца», на которых собравшиеся едят, пьют, смотрят кино и произносят реплики одновременно с актерами на экране. То, что Хэнкс совсем не похож на типичного фаната «Крестного отца», хорошо демонстрирует, какой звонкий резонанс имеет фильм Копполы. Как говорит Джо Фокс, персонаж Хэнкса из картины «Вам письмо»: «»Крестный отец« - это »И Цзин«. »Крестный отец« - это совокупность всей мудрости. »Крестный отец« - это ответ на любой вопрос. Что мне взять с собой в отпуск? Оставь пистолет, захвати канноли». (Иан Фрир. «Empire», 2012)

Фразу по поводу "свадьбы вашей дочери" знают, вероятно, все. Невозможно подсчитать, сколько раз во время свадебных церемоний кто-нибудь из гостей вставал и произносил ее, обращаясь к отцу невесты, в то время как приглашенные бурно веселились, потому что это и правда смешно. Невозможно также подсчитать, сколько раз в разных концах планеты на совершенно различных языках произносилась коронная фраза Майкла: "Ничего личного, Сонни. Это просто бизнес"... И в этом нет ничего удивительного. "Крестный отец" - один из лучших, если не самый лучший, фильмов двадцатого века. На международной интернетовской базе фильмов (IMDB) в списке лучших картин всех времен и народов "Крестный отец" стоит на первом месте. За него проголосовали почти сто тысяч человек... Фильм "Крестный отец" поставлен по одноименному роману Марио Пьюзо, причем поставлен довольно близко к тексту. И Пьюзо, и Копполу неоднократно упрекали в том, что фильм, дескать, "романтизирует гангстеров", однако они с негодованием отметали подобные претензии. Тем не менее этот вопрос до сих пор остается открытым, и мы в этой статье попробуем разобраться, что там и как. Но сначала - по традиции - совсем чуть-чуть о сюжете... В фильме рассказывается об определенном периоде жизни семьи Корлеоне - американцев итальянского происхождения. Причем под термином "семья" в данном случае подразумеваются не только обычные родственные связи, но и "семья" как мафиозный клан, находящийся под началом главы, которого по итальянской традиции было принято называть крестным отцом. В семье Корлеоне главенствовал дон Вито (Марлон Брандо). Он же являлся "крестным отцом" и главой одной из "семей" Нью-Йорка - мафиозных кланов, которые руководили большим количеством различного криминального бизнеса от восточного до западного побережья Америки. В описываемый период жизни у семьи Корлеоне начались серьезные проблемы. Некоторые люди из руководящих эшелонов "семей" пришли к выводу, что наряду с эпохой рэкета, проституции и азартных игр - традиционных видов бизнеса мафиозных кланов - начинается новая эпоха - наркотики. "Этот вид бизнеса может принести очень много денег, поэтому им нужно заниматься: вкладывать деньги, подкупать полицию и судей, чтобы в конце концов возглавить наркоторговлю", - говорили эти люди. Однако дон Вито не согласился поддержать подобные идеи. Он категорически отказался заниматься наркотиками и заявил, что не будет использовать собственные обширные связи для того, чтобы проложить дорогу этому новому бизнесу. Дон Корлеоне считал, что заниматься наркоторговлей - неэтично. Рэкет, проституция, азартные игры - это вполне нормальный и даже традиционный бизнес, считал дон Вито. Всякие мелкие лавочники все равно должны платить за "крышу", которую им предоставляет мафия, а проституция и азартные игры - традиционные человеческие грехи, на которых грех не заработать. А вот связываться с наркотиками - нет, это не для дона Вито. И вот тут против дона Корлеоне сработала его же собственная излюбленная фраза - по поводу предложения, от которого невозможно отказаться. Дон Вито не должен был отказываться поддержать наркоторговлю. Потому что с его отказа началась великая война между мафиозными "семьями", из-за которой полегло много народу с разных сторон. Причем началась война с того, что стреляли в самого дона Корлеоне. Он получил тяжелое ранение и долго пролежал в больнице. Вся власть в "семье" во время отсутствия дона Вито перешла к его старшему сыну - Сонни (Джеймс Каан). Однако Сонни - с его взрывным итальянским темпераментом, подлинным бесстрашием и напористостью юного бычка - был отличным воином, но плохим стратегом. Там, где нужно было действовать хитростью, Сонни предпочитал идти напролом. Поэтому положение семьи Корлеоне все больше и больше ухудшалось. И тогда на арену вышел младший сын дона - Майкл (Аль Пачино)... Майкл в семье всегда держался особняком. Отец старался особо не посвящать его в дела семьи, и Майкл сначала учился, а затем, вопреки воле отца, отправился на войну, сражаться за Америку. Вернувшись, Майкл стал жить отдельно от семьи и собирался жениться на американке Кей (Даян Китон), как вдруг ранение отца в корне изменило всю его жизнь. Майкл понял, что в это сложное для семьи время он не может остаться в стороне. И так как Майкл по своему характеру не мог ограничиться ролью пассивного участника боевых действий, то он взял на себя тяжесть решения самых сложных вопросов... В результате этого Майкл не только был вынужден надолго уехать из Америки в Италию, но и в дальнейшем, когда он смог вернуться обратно, ему после смерти отца пришлось доказывать остальным членам "семьи" то, что он может быть доном вместо Вито Корлеоне. Что он, совсем еще молодой человек, обладает и мудростью, и дальновидностью, и железной волей. Но доказать это было очень и очень непросто. Ради этого Майклу предстояло пойти войной на нескольких весьма влиятельных членов так называемых "пяти "семей" Нью-Йорка"... Сразу отвечаем на главный упрек, который оппоненты предъявляли Марио Пьюзо и Фрэнсису Форду Копполе: служит ли фильм "романтизации" бандитских "семей"? Нет, не служит. Никакой романтизации там нет и в помине. Пьюзо и Коппола вовсе не восхищаются доном Вито, Майклом и людьми этого сорта. Они их исследуют. Они пытаются понять и показать, как и почему Вито Корлеоне стал крестным отцом. Они демонстрируют, как Майкл - умница Майкл, человек, который всегда с определенной неприязнью относился к бизнесу своего отца, - под влиянием вполне положительных человеческих качеств становится на защиту своего отца и семьи и как он же впоследствии превращается в самого настоящего монстра - преступника и убийцу. На самом деле книга и фильм "Крестный отец" - очень интересны еще и в историческом плане. Там четко показано, почему именно итальянцы стали настолько влиятельными в криминальном бизнесе Америки, почему их мафиозная схема создания организаций и подчинения в них долгое время являлась фактически эталоном. И как раз в "Крестном отце" довольно четко демонстрируется, как omerta - сицилийский кодекс молчания - и другие методы, которые на Сицилии были средством борьбы за выживание, в Америке постепенно стали служить совсем другим целям и задачам. И эти методы для решения подобных задач были настолько эффективны, что итальянцы (точнее, сицилийцы) фактически стали во главе чуть ли не всего преступного бизнеса. Но какой ценой это все было сделано - в фильме и книге также показано достаточно подробно. "Крестный отец", на мой взгляд, больше всего хорош персонажами: очень яркими, жизненными и неоднозначными. На первом месте, конечно, дон Вито и Майкл - гениальные работы Марлона Брандо и Аль Пачино. Дон Вито - вовсе не монстр-убийца. Это человек с мощным умом, отличными талантами стратега и четкими принципами. Ну да, именно принципами. Одна часть этих принципов вызывает глубокое уважение, но другая - разве что сардоническую усмешку. Например, постоянное лицемерное стремление дона Корлеоне заставить (именно заставить) всех считать его своим "другом". Мол, дон Корлеоне совершенно бескорыстно всем помогает, не требуя в ответ ничего - ну, разве что уважения. Тем не менее когда придет время и дону Вито понадобятся услуги этого "друга" - тот не сможет отказаться. На этой системе "дружбы" во многом и базировались многочисленные личные связи дона Корлеоне - связи, благодаря которым он и стал одним из самых могущественных мафиозных "донов". Если человек отказывался стать "другом" дона Вито - он становился его врагом. "Кто не с нами - тот против нас" - этот принцип работал совершенно железно... Что интересно, несмотря на то что Коппола видел в роли дона Вито именно Марлона Брандо, против этой кандидатуры активно возражали продюсеры и руководство "Парамаунта". Переговоры о роли дона Вито велись с Лоренсом Оливье, Эдвардом Робинсоном, Орсоном Уэлсом и Джорджем Скоттом. Но Коппола настолько активно настаивал на Марлоне, что его самого чуть было не сняли с режиссеров картины. Однако Фрэнсис все-таки сумел уговорить главу "Парамаунта" Стэнли Джаффе, в результате чего мы получили именно того дона Корлеоне, которого сегодня знаем. Марлон Брандо, несмотря на определенные хулиганства, которые он допускал во время съемок, к роли дона Вито отнесся очень серьезно. Именно Брандо решил, что физиономия дона Корлеоне должна быть похожа на бульдога, поэтому он всю роль играл с ватными тампонами, заложенными за щеки, - они создавали "квадратные" челюсти, а кроме того, делали голос Брандо похожим на голос реального мафиозного босса Фрэнка Костелло... Брандо сыграл свою роль просто потрясающе. Мудрый стратег, любящий, но строгий отец и мафиозный босс - личность очень яркая, неоднозначная и неординарная. Сцены диалогов с участием дона Вито можно пересматривать бесконечно. Многие из уроков, которые он дает своим сыновьям и подчиненным, - весьма и весьма полезны для многих. Но самый, на мой взгляд, интересный персонаж картины - это все-таки Майкл Корлеоне. Потому что если дон Вито в фильме появляется совершенно сформировавшимся человеком со своими четкими взглядами, то Майкл на глазах зрителей проходит целую цепь последовательных трансформаций: юный герой войны и все такое, член семьи, Карающий Молот "семьи", изгнанник, кандидат в "доны", дон Майкл. Побуждения Майкла были вполне чисты и даже высоконравственны, а привело это к тому, что он превратился в настоящего мафиозного босса, сам этого толком не заметив. Он просто защищал свою семью, он выполнял сыновний долг. Но эта семья у него была достаточно своеобразная, и все-таки семья победила Майкла, хотя тот поначалу пытался сделать все, чтобы этого не произошло. Аль Пачино гениально показал всю эту трансформацию, всю силу и мощь характера Майкла, не прибегая при этом ни к каким особым внешним эффектам. Только взгляд и манера произносить слова... "Сегодня я решаю все свои семейные дела"... У меня от этой фразы до сих пор мурашки по коже бегут, хотя я ее слышу раз в двадцатый. Еще я очень часто пересматриваю сцену, когда Майкл на Сицилии первый раз представляется отцу Аполлонии. С каким достоинством он это делает и как величественно при этом выглядит - в свои-то достаточно еще юные годы... Кстати, Майкла мог сыграть вовсе не Аль Пачино. На роль Майкла приглашались Уоррен Битти (этот слащавый красавчик убил бы весь фильм), Джек Николсон, Роберт Редфорд и Дастин Хоффман. Все они отказались. Мартину Шину предлагали роль Майкла, и он на нее даже пробовался. Одно время на эту роль также примеряли Джеймса Каана, но ему в конечном счете досталась роль Сонни. А вот Аль Пачино во время съемок "Крестного отца" должен был играть главную роль в другой картине - "Медленней бей в барабан", однако Коппола нажал на кое-какие кнопки, и Пачино отпустили с этой картины, отдав главную роль Роберту Де Ниро, который, кстати, тоже примерял на себя роли Сонни и Майкла. Но Коппола решил, что Де Ниро на роль Сонни не подходит, а Майкла будет играть Аль Пачино. Зато Де Ниро досталась роль молодого дона Вито во втором "Крестном отце", и он за нее получил "Оскара". На "Крестных отцах" многие актеры получили "Оскаров". Почти все. Кроме Аль Пачино. Невероятно, но это факт... На непременном участии Аль Пачино настаивал все тот же Фрэнсис Форд Коппола. Однако в отличие от, например, имен Роберта Де Ниро, Роберта Редфорда и Джека Николсона имя Аль Пачино тогда вообще никому не было известно ("Крестный отец" как раз и вознес этого великолепного актера на вершину голливудского олимпа), поэтому руководство студии и продюсеры резко возражали против его участия. Но Коппола настаивал - и сумел все-таки настоять на своем, так же как и в случае с Марлоном Брандо. Практика показала, что Коппола не ошибается... Об остальных ролях также можно говорить весьма долго, потому что они практически все - очень яркие и запоминающиеся (особенно Сонни в исполнении Джеймса Каана и Том Хейган в исполнении Роберта Дюваля). Но я думаю, что в этом нет особого смысла, потому что в подобных случаях всегда четко срабатывает поговорка о том, что лучше один раз увидеть, чем долго и нудно читать словесные описания. Также я не буду говорить об уже давно ставшей классикой великолепной музыке Нино Рота - композиторе, который писал музыку к фильмам Феллини. Я практически ничего не сказал о режиссуре, но "Крестный отец" - это фильм Копполы! Он создатель этого шедевра, он настоял на кандидатурах актеров, во многом благодаря ему актерские работы получились такими великолепными... Кстати, мало кто знает, но режиссером "Крестного отца" мог стать... Серджо Леоне. Руководство "Парамаунта" ему предлагало заняться этим проектом, но Леоне отказался, потому что вынашивал планы съемок другого фильма о мафии (разумеется, речь идет об "Однажды в Америке"). Зрители от этого только выиграли, получив два великолепнейших фильма, но Леоне, говорят, о своем отказе потом долго жалел... Напоследок немного поговорим о прообразах героев романа и фильма... В некоторых статьях мне приходилось встречать мысль о том, что прототипом Вито Корлеоне был известнейший мафиозный босс Вито Дженовезе. Однако кроме имени у литературного героя с этим персонажем нет ничего общего. А вот с Джо Бонанно - главой одной из пяти "семей" Нью-Йорка - у книжного Вито Корлеоне довольно много общего, и, похоже, именно Бонанно был одним из прототипов. Точно так же, как сын Джо Бонанно - Билл Бонанно - имеет достаточно много общего с персонажем Майкла Корлеоне. Впрочем, в реальности, конечно, все было сильно не так, как в книге, - если судить по документальной литературе о тех временах и по книге того же Билла Бонанно... Резюмирую. Это действительно один из самых лучших фильмов двадцатого века. Посмотреть его просто необходимо, потому что это уже классика из классик и, в отличие от многих других старых фильмов, до сих пор смотрится просто великолепно. Его можно знать наизусть, но все равно будет хотеться поставить диск и посмотреть несколько любимых эпизодов или просто заново пересмотреть фильм от начала и до конца. Он этого вполне достоин. P.S. И последнее "кстати"... Актер Ленни Монтана, играющий Луку Брази, настолько смущался, репетируя сцену встречи с Марлоном Брандо, что слова застревали у него в горле, и все эти запинания и заикания Луки происходили по-настоящему, а вовсе не были запланированными. Но Копполе понравилось, как выглядела эта сцена, поэтому он ее включил в фильм и только доснял сцену репетиции Лукой своей "речи" перед доном Корлеоне... Оценки по пятибалльной системе. Зрелищность: 5+; Актерская игра: 5+; Режиссерская работа: 5+; Сценарий: 5+. Кратко о фильме: шедевр на все времена. Нужно ли смотреть: обязательно. (Алекс Экслер)

«Проклятье клана Брандо». В тот вечер изрядно поддавший тридцатидвухлетний молодец по имени Кристиан ненадолго покинул отчий кров, чтобы разыскать в расположенном тут же по соседству домике своей невесты припрятанный до случая револьвер. Впоследствии следователи сочли эту прогулку на сон грядущий неотвратимым доказательством преднамеренности действий молодого человека. Так или иначе, но, вернувшись в родовой особнячок, построенный некогда таинственным параноиком миллиардером Хьюзом, Кристиан выстрелом поприветствовал жениха собственной сводной сестры. Пуля, пробив височную кость и вырвавшись на волю через затылок, не причинила мебели никакого вреда. Банальная семейная трагедия, если бы убийца не носил легендарную фамилию Брандо и не был старшим сыном живого американского идола - героя-любовника на все времена, Марлона Брандо, похвалявшегося в свое время, что каждую ночь пятьдесят миллионов женщин, ложась в постель, мастурбируют, вспоминая о его киногероях. Отца Кристиана выстрел, казалось, даже не вывел из равновесия. Он осмотрел тело несостоявшегося зятя, и, убедившись, что мертвее не бывает, разрядил орудие убийства и вызвал полицию. Брандо-старший словно давно все предчувствовал и заранее смирился с этим как с неизбежной небесной карой. Уж не грехи ли отца пали на его детей? Защита на суде - дело адвокатов. Но Кристиан, богатый наследник и потомственный алкоголик в четвертом колене, мог бы, вероятно, разжалобить любых каменнолицых присяжных, расскажи он о своем патологическом генеалогическом древе. Сам король из сказки Евгения Шварца, имевший привычку ссылаться на злокозненные гены от предков-преступников, пришел бы в ужас. Прадед Марлона Брандо со стороны отца был некогда искуснейшим хирургом, но пропил талант врачевателя, умер в одиночестве и нищете. Прабабка, предчувствуя, видимо, столь печальный финал, исчезла из семейных хроник еще раньше, бросив на произвол судьбы трехлетнего сына. Выросший без материнской заботы, отец Марлона блестяще не оправдал поговорку: не родись красивым, а родись счастливым. Единственное, что связывало родителей Марлона, - это, вероятно, увлечение спиритизмом, мистикой, всякого рода оккультными науками. Именно матушка вовсю пыталась привить чаду любовь к идеям и образу Елены Блаватской. Но Марлону одной женщины всегда было мало. Но больше, чем семейная мистика, подраставшего Марлона донимали материнские запои. Марлон унаследовал от родителей жестокость по отношению к близким людям, мистицизм же трансформировался у него в безграничный нарциссизм. «Мессия без бога, иконоборец без икон», - так определила личность Марлона Брандо его первая жена Анна Кашфи, мать несчастного Кристиана. Длинноногая индуска с иссиня-черными волосами, она надоела Марлону уже через несколько месяцев после рождения ребенка. Супруги, вмиг ставшие врагами, долго судились за право обладать Кристианом, но когда процесс завершился победой будущего Крестного Отца, выяснилось, что дело было в принципе, а не в сыне. Победитель отослал наследника на воспитание к сестре, побежденная же заявила, что она ощущает себя - никогда не бывшей близкой с Брандо и никогда не рожавшей. Теперь же, по прошествии многих лет, Анна Кашфи решила взять реванш за прежние унижения в книге «Брандо на завтрак», выставив в ней экс-мужа со спущенными штанами. Печатный удар пришелся в самую болевую для всякого мужчины, а тем более «секс-символа», точку, ту, что даже футбольные защитники старательно закрывают руками. Под мстительным испепеляющим взглядом прекрасной дочери Индостана Марлон превратился в любовника - колосса на глиняных ногах. В супружеских мемуарах Анны есть все. И намек на бисексуальность живого голливудского божества. И описание его странного эдипова комплекса, не позволявшего Брандо заниматься любовью с белыми женщинами и потому толкавшего его на постоянные поиски цветных и, по большей части, экзотических партнерш. И, наконец, не подлежащий обжалованию даже в Лиге сексуальных реформ приговор: «предел любовных мечтаний многих женщин» оказался не слишком одаренным в плане сексуальных достоинств! Ай да Кашфи, ай да... бедная дочь Азии. Она здорово поплатилась за извечное женское любопытство, за желание узнать, каков же Брандо в постели: «Мы сидели и смотрели телевизор. Вдруг он схватил меня на руки и потащил в спальню. Я спросила, не собирается ли он меня изнасиловать. На что Брандо ответил, что изнасилование - это всего лишь обычное нападение с применением «благородного оружия». «Благородное оружие» так и осталось до старости для Крестного Отца предметом самого искреннего поклонения. Да, похоже, руку Кристиана с пистолетом поддержал целый сонм предков и ближайших родственников - параноиков, алкоголиков, мистиков и язычников. Кстати, и сестричка, за которую он заступился, отличалась скорее отсутствием тормозов, чем здравым смыслом. Недаром папочка предпочитал держать ее постоянно поблизости от себя. Будь то дом в Лос-Анджелесе или собственный остров в теплых морях. Словом, занавес над последним актом семейной трагедии опустился. (Михаил Щипанов. «Студенческий меридиан», 1991, № 2)

«Вздрогнем!. 13 самых пугающих сцен в фильмах, не являющихся хоррорами». Накануне Хэллоуина принято друг друга пугать, а потому издания делятся с читателями списками самых жутких фильмов ужасов, которыми стоит попотчевать себя в разгар праздника. Мы же придерживаемся мнения, что в бушующем современном мире все перемешано настолько, что Хэллоуин, со всеми его демонами, не оставляет нас теперь круглый год. Доказательством этому может служить тот факт, что пугать зрителей теперь принято не только хоррорами - фантастика, приключения, драмы и даже мультфильмы порой могут довести до дрожи в коленях. Мы вспомнили чертову дюжину примеров того, какими страшными могут быть даже те фильмы, которыми авторы зрителей пугать не собирались. [...] Лошадиная голова в постели. Одного только упоминания имени Дона Вито Корлеоне обычно было достаточно для того, чтобы его враги приходили в шок и трепет. На тех же, кто не считает себя противником мафиозного босса, порой приходилось воздействовать самыми изощренными способами. Первый фильм трилогии «Крестный отец» многим запомнился шокирующей сценой пробуждения Джека Вольтца. Еще нежась под покрывалом, он обнаруживает кровь на своих руках, заглядывает под одеяло, чтобы увидеть целое море крови и в финале отрезанную голову своего призового скакуна! Сдержать крик невозможно. Ужас сцены кроется не только в жестокости «Крестного отца», но и в том, насколько беззащитны все перед его вездесущей персоной. [...] (Евгений Ухов)

[...] «Патриархальный отец» («Крестный отец», Френсис Форд Коппола, 1972). Ирония нашего времени заключается в том, что среди знаковых фильмов последних десятилетий, пожалуй, самый масштабный образ отца-патриарха дан в гангстерской саге Копполы. Здесь все как будто точно так же, как и в классическом семейном романе: род, семья, ее дело, ее отпрыски - Древо жизни, рядом с которым все остальное неважно. «Только тот, кто думает о семье, может стать настоящим мужчиной», - повторяет «крестный отец». Обряд крещения - первое из христианских таинств: оно уничтожает все грехи и возвращает в состояние праведности и безгрешности, рождает нового человека. Поэтому дон Корлеоне (Марлон Брандо), крестный отец, «отец отцов», обладает сакральной властью и почти нечеловеческой харизмой. Разумеется, власть первичнее денег, и она дорого стоит. Но у Копполы дон Корлеоне лишен видимых пороков, они все - в прошлом, остался лишь их отпечаток на его лице. Сегодня для него важны не деньги, а благополучие ближних и «уважение окружающих». Как Иегова, он грозен, строг, но справедлив. Его более или менее добродетельные сыновья защищают отечество и беспредельно преданы своему отцу (доктор Фрейд, посмотрев этот фильм, должен был бы скорректировать свою концепцию). Дон Корлеоне вершит правосудие, которое не в состоянии обеспечить продажная американская юстиция; он выступает против грязного бизнеса - торговли наркотиками; он почитает Мать-Церковь; наконец, он - наставник и учитель, как и подобает крестному. Марио Пьюзо и Копполу неоднократно упрекали в идеализации мафии, но если они и делали это, то, возможно, вполне намеренно: гангстерский эпос стал ироническим парафразом традиционных семейных саг и саркастическим комментарием к эволюции человеческого рода в ХХ столетии. [...] (Павел Кузнецов. «Отцы и сыновья. История вопроса»)

«Неклассное чтение. 13 экранизаций, не уступающих книге». В полемике «книга всегда лучше, чем фильм» можно сжечь миллионы тонн аргументов с обеих сторон, потерять в схватке друзей и близких, разочароваться в современных литературе, кинематографе и музыке заодно. И все равно не прийти к единому мнению. Кто-то никогда не примет глумления Питера Джексона над «Властелином Колец», а кто-то с восхищением приемлет существенно дополненный и переложенный на иной лад сюжет «Хоббита». Плохих экранизаций действительно много, но мы решили вспомнить несколько таких, за которые не только не стыдно, но даже радостно: кино-то по сравнению с книгой - это еще и экономия времени. Открываем бумажные фолианты и нажимаем кнопку Play - сравнение начинается. [...] Не будет ли рискованным назвать фильм Фрэнсиса Форда Копполы превосходящим роман Марио Пьюзо? На наш взгляд - нет. Первый фильм главной гангстерской саги XX века стал настоящим алмазом в огромной сокровищнице кино. Безусловно, есть в этом и огромная доля того, что у фильма был великолепный первоисточник, более того, автор исходного романа Марио Пьюзо собственноручно писал сценарий к фильму, и его вряд ли можно заподозрить в намеренном ухудшении скрипта. Экранный «Крестный отец» серьезно отличался от своего бумажного «прародителя», он лишился нескольких важных сцен, а флешбэки переехали из книги на пленку только во второй части. Фильму это, впрочем, не повредило. Наоборот, именно плотность рассказа, уверенность режиссуры и сделали «Отца» одним из главных фильмов планеты. [...] (Евгений Ухов)

«Перемен! 15 фильмов, изменивших мир». Кино - это развлечение, и когда люди идут в кино, они не ждут, что новая картина их изменит. Вполне достаточно, чтобы фильм на полтора-два часа перенес зрителей в иную реальность. И если картина забудется, как только в зале вновь включится свет, - что ж, она все же выполнила свою главную задачу. Однако не все фильмы пролетают сквозь публику, не оставляя следа. Бывают ленты, которые производят столь сильное впечатление, что меняют зрителей, страну, а порой и весь мир. Что это за фильмы? Прочесав историю кино, мы отобрали пятнадцать влиятельных лент и расставили их в соответствии с их значением. [...] Если «Воры в законе» повлияли на преступность России и СССР, то «Крестный отец» стал культовым для мафиози всего мира, от Китая до Колумбии. Конечно, особенно сильное влияние он оказал на американских итальянцев, для которых «Крестный отец» просто стал настольным фильмом. Но и бандитам из других стран, тоже мечтающим о власти, влиянии и уважении, было чему научиться из истории о всесильной нью-йоркской «коза ностра». Понятно, Фрэнсис Форд Коппола этого не планировал. Его кино, если присмотреться, не столько о мафии, сколько о психологии вовлеченных в нее людей и об уникальном духе итальянских эмигрантов, привезших с собой в США не только мафию и спагетти. Но после того, как фильм выходит в свет, режиссер уже не может помешать зрителям воспринимать картину так, как им заблагорассудится. Даже если ему не нравится, что теперь мафиозных боссов по всему миру называют «крестными отцами». [...] (Борис Иванов)

«Первое слово дороже второго. 20 самых памятных открывающих фраз». Жизнь учит нас никогда не делать выводов из первого впечатления, но справиться с соблазном совсем не просто, тем более что никто из нас не застрахован ни от любви с первого взгляда, ни от примет вроде «как встретишь Новый год, так его и проведешь». В мире развлечений первое впечатление играет совсем иную роль - открывающая сцена фильма должна зрителя захватить, первая строка книги должна привязать, первые ноты песни должны проникнуть в самое сердце. В первые дни нового года мы вспоминаем лучшие открывающие фразы в истории кино - философские, остроумные, душераздирающие, они узнаваемы и моментально откладываются в памяти. Сколько из них вы сможете назвать без нашей подсказки? [...] «Я верю в Америку. Америка дала мне богатство...» Полный текст открывающей «Крестного отца» речи производит удивительный эффект. Рассказ о девушке, модели, дочери уважаемого человека, которая спуталась с неблагополучными молодыми людьми, была избита, лишилась своей природной красоты, сочетает в себе два полюса знаменитой американской мечты - ты можешь взлететь к вершинам славы и вмиг потерять все, что имел. Особенная ирония заключается в том, что рассказывающий историю персонаж всецело поддерживает криминальное устройство мира, не осознавая, что именно он в некоторой степени виновен в халатности и коррупции тех законников, что должны были защищать девушку. Лошадиная голова в постели может решить многие вопросы, но, увы, не все. [...] (Евгений Ухов)

Первый раз смотрел фильм в кино, позже расширенную версию по телевидению. Но не сказал бы, что она лучше. Фильм в кино динамичнее за счет исключения некоторых проходных и не очень обязательных сцен. И из романа Марио Пьюзо Коппола выбросил при экранизации целые сюжетные линии, которые счел лишними для своего замысла. В результате у него вышел не боевик, а эпическая гангстерская семейная сага. Марлон Брандо был великолепен, но и Аль Пачино ему не уступал, и весь актерский ансамбль был на высоте. Кстати, в сцене крещения роль новорожденного младенца "сыграла" новорожденная дочь режиссера София Коппола. А выразительный эпизод смерти Вито Корлеоне в саду, как рассказывал после выхода фильма режиссер, целиком придуман в деталях Марлоном Брандо. (Борис Нежданов, Санкт-Петербург)

Почему люди трепещут от уважения вперемешку со страхом, слыша эту итальянскую фамилию, созвучную с названием одноименного поселка на Сицилии? Почему, в случае если с ними случилась беда, если они стали жертвами несправедливости, они ищут ее у Вито Корлеоне - главы семейства?.. Это мафиозный клан, имеющий под собой игорный бизнес, кинобизнес, оказывающий влияние на лучших судей и политиков страны. Это крепость, построенная на преданности и дружбе, где каждый кирпичик выполняет свою важную работу, является несущим элементом: убрав один - допустишь врага, который не замедлит сокрушить всю стену. И, прежде всего, это одна большая семья. Вито Корлеоне - мудрый, рассудительный, видавший виды глава семейного клана Корлеоне. Он снискал к себе уважение окружающих его людей, будучи справедливым, но, в то же время, излучая грозную силу, дружелюбным человеком. Он высоко ценит дружбу: «Дружба - это все. Дружба превыше таланта. Сильнее любого правительства. Дружба значит лишь немногим меньше, чем семья...». Вито Корлеоне - человек слова и за оказанную ему услугу рано или поздно отплатит вдвойне, а то и больше. «Он живет не по общим правилам - потому что правила того общества, в котором мы живем, обрекли бы его на существование, неприемлемое для такого человека, как он, - для такой сильной, недюжинной натуры», - говорит об отце младший сын Майкл. Поэтому он создал маленький мир, где настоящая справедливость неоспорима и неподкупна, где решение любого судьи возможно опровергнуть во имя высшего порядка, который не установить никакими государственными законами, никакими юридическими актами. Это жизненные правила, ведь жизнь непредсказуема, соединяет в себе полномочия судьи, прокурора и адвоката. Главное в семействе - соблюдать верность семье и людям, которые тебе близки, быть верным самому себе, блюсти кодекс чести и кодекс молчания - omerta, - что особенно почитаемо у сицилийцев. Предательство не прощается, а жестоко наказывается, данное обещание сдерживается, иначе человек теряет к себе всякое уважение. Понимая, что мафия жестока и коварна, нельзя не преисполнится симпатией к этим мужественным и твердым людям, работающим на благо своим семьям, мечтающим одним прекрасным днем положить конец криминальному прошлому и зажить тихо-мирно оседлой жизнью, воспитывая детей и внуков, обеспечив им безбедное будущее. Они не виновны в том, что их жизнь состоит из убийств и насилия - общество сделало их такими; не посчитавшись с их желаниями, оно пыталось диктовать им условия, подчас унизительные и несправедливые, но будучи независимыми, свободолюбивыми, они их не принимали. Пьюзо сумел наиболее реалистично показать внутренний мир сицилийской мафии в Америке середины прошлого века: чужаки на «свободной» земле, они поставили себя вне общепринятых норм, проявили свою непреклонную волю и тведость характера. Мир мафии притягивает и вселяет уважение, в нем живет сила правды и долга, следование которым способно многое изменить и на многое повлиять... Замечательный фильм! Мой любимый. (Desperado)

Очень трудно не зависеть от мнения окружающих, когда смотришь «Крестного отца». Потому, кто сам для себя чувствует, что фильм ему понравился по настоящему, кто перед просмотром не настраивал сам себя на то, что фильм заранее придется ему по вкусу. Тот посмотрел сей фильм без розовых очков, и может считать себя счастливчиком. К чему я это сказал? К тому, что большинство моих друзей, знакомых наслушавшись восторженных отзывов об этом фильме, еще до просмотра начинали любить данный фильм, а через некоторое время говорят о нем как о никчемности. История одной семьи, которая существует вот уже без малого сорок лет. И на протяжении всего этого времени люди при упоминании двух слов «Крестный отец» с искренним уважением одобряют этот фильм. Хочу сказать, что я не встречал еще настолько глубокого фильма. Это относиться к сюжету, музыке, актерской игре заканчивая личными впечатлениями. Глубина впечатлений истинных ценителей данной картины соизмерима с тем, насколько они смогли прочувствовать фильм, насколько смогли вжиться в происходящее. С первого взгляда сюжет фильма, кажется прост. Так оно и есть, но за общим фоном происходящего в виде отношений между семьями в фильме параллельно разворачивается главная история в виде отношений членов одной из семей. Детально рассмотреть которую нам помогает создатель фильма, медленно раскрывая нам каждую личность в отдельности, показав его характер и сущность. Даже при всей размеренности и неторопливости уже после первого часа мы можем нарисовать для себя портрет каждого из семейства Карлеоне. Сделать объективные выводы, к кому проникнуться уважением, а к кому-то наоборот. После просмотра я пришел к выводу, что все образы раскрыты на столько, что бы зритель сделал для себя единственный правильный вывод по отношению к каждому персонажу. Музыкальное сопровождение передает нам настрой происходящего, подчеркивая все тонкости сюжетной линии. И, в общем, дарит нам незабываемую, мелодию, которая на века врезалась в сознание зрителей. Актерская игра в фильме оценена как зрителями, так и Оскаром. Марлон Брандо получил один из самых заслуженных Оскаров в мире кино, за свою роль. Его игра не передается описанию, надменный вид, с трудом слышный хриплый голос, интонации, поведение в целом, просто залюбуешься. Ничуть не хуже со своей ролью справился Аль Пачино создавший образ Майкла таким, каким его хотел показать нам режиссер. Фильм без малого три часа, но затянутым его не назовешь, сделав его двух часовым, получился бы обрубок, который потерял бы свою ценность. За три часа на экране развернула целая жизнь со всеми ее прелестями и ударами. Мы сможем узреть, как за некоторое время меняются люди. И что ранее казалось чужим, неправильным вмиг становится всем в жизни человека. Как я уже говорил фильм невероятной глубины, для покорения которой надо увидеть историю до конца. (Отец Николай)

Бриллиант кинематографа, сверкающий на фоне тусклых будничных фильмов, гениальное кино, не зря получившее своих Оскаров, но заслужившее больше статуэток, в нем прекрасно все - от музыки до титров, великое шедевральное произведение!!! Пьюзо, гений пера... Вы поверили? Разумеется, восхищения наши - дело последнее, и уж разумеется такой их окрас - неискренен. Случайных читателей эпитеты волнуют мало, потому никаких хвалебных возгласов, интересует нас в первую очередь разбор фильма и его героев. Пристегните ремни. Во избежание путаницы, основные рассмотренные персонажи: Дон Вито Корлеоне - Крестный отец, глава влиятельной итальянской семьи в Америке. Сонни Корлеоне - старший сын Вито. Фредо Корлеоне - средний сын Вито. Майкл Корлеоне - младший сын Вито. Том Хайгин - советник Вито. Поехали. I. О ЛЮДЯХ. Дети своих богов. Чересчур рвется в бой, срисовав свой будущий образ с собственного отца и пытаясь этот образ догнать раньше времени, ощущает себя приемником главенства над семьей, и старается оправдать придуманные им же чужие на него надежды, действенный и амбициозный, но неопытный и с горячей головой - все это черты портрета Сонни, неотъемлемого сына семьи, нацеленного на участие в бизнесе и решении важных вопросов. Отстранившийся сын семьи - Майкл - герой войны, который вернулся со службы в вечные объятия отца, он говорит о нелегальном бизнесе родных «Это они, но не я», налаживает отношения со своей женщиной, присутствует на свадьбе сестры и ходит в кино. Какое-то время Майкл комфортно подвешен между собственным Я и семейным единством, он нейтрален к деятельности своих родных, хотя уважает и любит их. Не отрицает позиций семьи, просто не выказывает желаний жить бок о бок с законами итальянского бизнеса в Америке. У Майкла иное прошлое, нежели у его родных, потому и иное виденье настоящего, где он оказывается вхожим в круг властного и самобытного клана. Сумбурная несдержанность и рьяное чтение традиций Сонни, скорее пропасть между ним и отцом, нежели связующее их звено. В то же время отстраненность от традиций Майкла роднит его с главой семейства. Сонни изначально преступник и в этом похож на Вито, но он совсем нерасчетлив и недальновиден, а потому не может достигнуть понимания своей ответственности - того, что так крепко объединяет Вито с Майклом. Сонни, стремясь к отцу, так и остается сыном, романтик семьи, но не ее разум. А Майкл, будучи далеким от отца, одиноким в своей семье, тем самым примыкает к нему очень близко. Майкл, изначально отказываясь от преступного пути, все же чувствует восхищение способностью отца вести дела методом кнута и пряника, быть хозяином положения. Допущение преступления - важный фактор в его совершении. А восхищение преступлением? Сколь показательна и нередка ситуация, когда семью объединяет несчастье. Переход Майкла от Себя к Родне происходит, разумеется, после покушения на его отца и возникновения угрозы для остальных членов семьи. Сонни в сердцах распаляется, много кричит и стучит кулаками по столам, а Майкл берет на себя роль главы, он решает справиться со сложившимися проблемами, не перекладывая ответственность на чужие плечи. Сильное решение - принести жертву тем, за кого чувствуешь ответственность, перенимая их нелегкую ношу. Майкл не остается в стороне, хотя сложившаяся ситуация лично для него неопасна. Не Майкл ищет защиты семьи, но семья принимает его защиту. Способность бросить все, что было дорого, подвергнуть себя риску ради клана - это стало серьезным заявлением Майкла на лидерство. Вито дарует свое одобрение тому, кто не хотел, но оказался должен. И именно ему позднее передает ответственность за семью и бизнес. Фредо Корлеоне сыграл роль некого дополнения характеров. В отличие от интуитивного и преданного Сонни, он отвергал традиции и избегал семьи. В отличие от одинокого и мыслящего Майкла, оказался слаб для ответственности и заботы. Своего рода, Фредо - человек, демонстрирующий, чем отличается наследник семьи от ее отступника. Три отпрыска бога в его мире находят свои дороги. Чей-то путь оказывается краток и обрывается пропастью, чей-то долог, но очень тернист, а чей-то ведет совсем не в ту сторону. Благо, «Крестный отец» не страдает акцентированием на неправильности жизненных приоритетов, он показывает характеры героев в непростых условиях, неизменность коих задана по умолчанию. Бог своей семьи. Не приверженец, как может показаться, традиций, и несправедливый судья. Вито Корлеоне заносчив, претенциозен, он вовсе не стремится к миру с прочими влиятельными семьями Нью-Йорка, как не стремился к равенству ни с кем из своих партнеров и друзей. Понимание дружбы Вито, искажено пониманием благодарности, дружбой он зовет оказание услуги в ответ на оказание услуги, проявлением дружбы считает искреннюю просьбу друга, на которую сам никогда не пошел бы первым. Вито выслушивает просьбы, но после этого отдает приказы. Вито комфортно только тогда, когда ситуация полностью в его руках, но он не агрессивен, он тонко-харизматичен, тактичен со всеми, кто недоволен его главенством. Речь Дона Корлеоне на встрече глав семей представляет его понимающим, дружелюбным, но не ослабляет тех тисков, в которых Вито держит всю систему разделения властей. Когда главы семей предлагают ему отдать некоторые сферы влияния, он спрашивает их «Разве я когда-нибудь отказывал в услуге?». Он готов делиться всем, чем обладает, но никому не позволить обладать этим самостоятельно. А его рабочий кабинет - как церковь, куда приходят на исповедь грешники, замаливающие свои грехи. Мужчины, жалуясь Дону на жизненные неурядицы и несчастья, похожи здесь на плачущих детей, прибежавших к своему кормильцу и защитнику. Это отречение чужих правил стремлением самому правила создавать без оглядок на традиции, возведение себя на престол связывает Вито и Майкла. Оба они любят семью, любят как несмышленого слепого щенка, которого нужно кормить и оберегать, оба они хотят видеть мир своим, а не себя, миру принадлежащими. Вторая часть трилогии о «Крестном отце» представляет собою сочетание двух историй - молодости Вито Корлеоне, начало его пути восхождения, и созревание Майкла Корлеоне, его жизнь во главе семьи. В этих историях просматриваются параллели, но куда больше связующих звеньев я нашел между персонажами Вито в первой части и Майкла во второй, Майкла в первой части и Вито во второй. Соответственно сравнивая, Вито и Майкл очень схожи, правя семейным кланом, у Майкла та же претенциозность и заносчивость, то же благоразумие и решительность, - а молодые Майкл и Вито наделены одинаковой волей к победам. Молодой Вито объясняет и раскрывает свой постаревший персонаж из первой части, в то время как Майкл создает свой персонаж, в первой части уже объясненный. CONSIGLIERE. Некровный сын чужого бога, незаменимая часть семьи. Не ее разум, как может показаться, не воин, а ее эрудиция. Том Хайген - юрист, дающий советы, в детстве найденный на улице, согретый и отныне преданный клану Корлеоне. Он чувствует себя обязанным, отчасти потому, что таковыми себя должны чувствовать все, кому помог Вито. Благодарность Тома есть его стимул к работе, потому ему столь тяжело отходить, даже на время, от дел, в которых он мог бы помочь. Американец с сицилийскими привычками - персонаж как минимум интересный. ЖЕНЩИНЫ ДЛЯ БОГОВ. Образ женщины в «Крестном отце» лишен возможности выбора. Три сына Вито были вольны, стать теми, кем хотели, его же дочь являлась только чьей-то женой, без своих амбиций. Женщины не посвящены в дела семьи, не допущены до бизнеса и не имеют права задавать вопросов на эту тему. Семья с одной стороны, бизнес с другой. Мужчина находится между этими стихиями, подвергая семью смертельному риску из-за бизнеса, но в бизнес ее не пропускающий. Мужчина требует от женщины неоправданного зачастую доверия и невмешательства в принятие решений, от которых может зависеть ее жизнь. Шовинистские итальянские традиции сделали женщин «Крестного отца» рабынями, а традиции бизнеса - вдовами. II. О СЮЖЕТЕ. Интересное сочетание фильма о судьбах с фильмом одной истории. «Крестный отец», по сути, рассказывает об обычном эпизоде из жизни нескольких влиятельных семей, с позиции одной из них. В устоявшемся бизнесе и разделенным между Отцами влиянием, появляется новый источник дохода - наркоторговля. Она сулит фантастические доходы и обещает тем, кто согласится ей заняться, возможность единоличной власти. Однако, у этого нового бизнеса есть ряд недостатков: неся прибыли, он отпугивает политиков и полицию, которых купить окажется вовсе не так легко, как в случае с игорными домами или алкоголем. К тому же, некоторым главам семейств претит продажа смертельного порошка. «Это грязный бизнес» (с). Ситуация складывается в противодействие, одни семьи негативны по отношению к наркобизнесу, и стремятся сдерживать его, дабы не разориться, другие семьи видят в наркобизнесе будущее и готовы заняться им вплотную. Кто-то остается в стороне, кто-то вступает в войну. Небезынтересный персонаж - Турок, наркоделец - подозрительно похожий на Ефима Шифрина, служит катализатором в бойне, подталкивает тех, кто желает заняться с ним бизнесом к устранению тех, кто хочет его бизнес в Америке ограничить. Хрупкий мир нарушен дуновением власти и алчности. «Я человек нового поколения» (с). В трехчасовой экранизации данной истории, облаченной в аутентичные (скорей всего) итальянские традиции, Пьюзо и Коппола сумели показать не только и не столько историю войны семей, сколько историю людей семьи. Притом, что история войны не кажется какой-то, не дополненной или не раскрытой, здесь все на своих местах, оптимально вплетено в неспешный сюжет, насыщенный жестокой атмосферой логичных убийств, когда ничего личного, просто бизнес. Просто деньги. Я, кажется, забыл похвалить игру актеров, режиссуру? Ну да бог с ними. Лучший фильм о мафии. (euro-banan)

Важное место в американской истории занимает период, когда несколько тысяч сицилийский эмигрантов отправились в Соединенные Штаты на поиски новой, более лучшей жизни, в которой не будет тирании Палермских и Мессинксих донов. Кто знал в те времена, что эта «кучка сицилийских эмигрантов» займет высокое место в Соединенных Штатах и в истории этой страны. Сицилия - одно из красивейших мест в Италии. К сожалению сицилианцев, довольно дружелюбных жителей этого острова, словами-синонимами Сицилии являются не только оливки, масло и вино, но и такие слова, как омерта, вендетта и мафия. Да, мафия. Небольшая кучка бандитов-макаронников на Сицилии, управляемая доном. В США это слово приняло слегка иное значение. Огромное количество гангстеров, стремящихся завоевать и управлять всеми Штатами. Семья - это мафия, мафия - это семья, во главе которой стоит жестокий и мудрый человек, который управляем всеми и которому принадлежит все. Гордо и коротко - дон. Марио Пьюзо - гениальный писатель, по праву считающийся признанным классиком литературы ХХ-го века, написавший несколько отличных и достойных произведений, лучший из которых, бесспорно роман «Крестный отец». Книга о жизни гангстеров и раскрывающая все двери в мир мафии. Марио Пьюзо был большим знатоком человеческой психологии, но психологии людей, переступивших закон особенно. Именно поэтому в своем романе он исследует каждого персонажа до глубины души и забирается в самые сокровенные уголки их мыслей. Роман, да и впрочем, фильм - не являются прямым и достоверным историческим источником, но, тем не менее, в нем заложена квинтэссенция криминального мира. Пять семей Нью-Йорка Пьюзо писал с реальных пяти семей Нью-Йорка, Джонни Фонтейна Пьюзо писал с Фрэнка Синатры. Литература устала от книг про Аль Капоне и Френка Костелло, и Пьюзо сделал ход конем - выдумал криминальную семью, которой на самом деле не было, но которая впоследствии покорила, без преувеличения, весь мир. Часто бывает так, что режиссер при постановке картины уходит от оригинала и занимается произволом. Фрэнсис Форд Коппола режиссер не менее гениальный, чем остальные режиссеры. Он выжал все, что можно из романа Пьюзо и вложил в фильм. Ничего не изменяя, не добавляя чего-то нового или убирая что-то из книги, Коппола и Пьюзо создали шедевр. Шедевр во всем. Книга Марио Пьюзо стала шедевром литературы, а Фрэнсис Форд Коппола создал фильм - шедевр, фильм - классику, которая просто не может не понравится. Коппола не только великолепно поставил фильм, но и просто гениально подобрал актеров. Кто знает, какова было судьба фильма без Марлона Брандо и Аль Пачино. Коппола мастерски создал атмосферу Нью-Йорка конца сороковых годов, но и атмосферу семейного быта, быта выходцев из Сицилии. Вито Карлеоне - мудрый и жестокий человек с четкими принципами, любящий, но суровый отец. Марлон Брандо просто потрясающе сыграл дона Карлеоне. Его персонаж - это серьезный стратег, добившийся власти и уважения сам. Грустный взгляд дона Карлеоне, его плавные жесты, неповторимый голос и незабываемая «бульдожья челюсть» навсегда вписались в образ зрителя. Дон Карлеоне - это Марлон Брандо - разгильдяй и любовник в жизни, но на экране - гений, воплотивший образ дона Карлеоне - сильного духом мужчины и жестокого гангстера, обладающего колоссальным авторитетом. Вито Карлеоне - это очень впечатляющая личность, которая умела заставить других делать по-своему. Марлон Брандо своей игрой сумел заставить зрителя поверит в то, что перед ним не просто актер, исполняющий роль, а реальный человек - тот самый суровый дон. Брандо - великий импровизатор. Майкл Карлеоне персонаж не менее интересный, чем его отец. Майкл мягкосердечен и правдив, зная, чем занимается его отец, он никогда не хотел иметь дело с семьей и участвовать в криминальных разборках. Аль Пачино сыграл своего персонажа не менее гениально, чем Марлон Брандо. Пачино показал все разрушение человеческой психики и трансформацию своего героя: от непосвященного в дела семьи юного героя войны, до нового дона Карлеоне, обладающего железной волей, дальновидностью, мудростью и достоинством. Сонни Карлеоне совсем не такой, как Майкл и Вито. Он импульсивный воин, но плохой стратег, предпочитающий идти напролом, а не действовать хитростью. Коппола не проиграл на том, что позвал на роль выходца из Сицилии американца. Джеймс Каан блестяще исполнил роль Сонни - человека с взрывным итальянским темпераментом, готовым всегда постоять за семью. Кроме блестящей актерской игры и превосходной постановки в фильме есть замечательная музыка композитора Нины Рота. Превосходная мелодия, полюбившая всем и давно ставшая классикой. «Крестный отец» - шедевр, идеальное гангстерское кино. Фильм без минусов, ляпов и штампов, который тянет пересматривать, даже если знаешь его наизусть. Это классика, гангстерский эпос, библия для киноманов, дающая ответы на все вопросы. Кино, которое кишит коронными фразами, давно уже вошедшими в быт. Достойнейшая картина, без преувеличения, лучшая в своем роде. «За каждым богатством кроется преступление» (с) - именно эта фраза Оноре Де Бальзака стоит в начале произведения Пьюзо. Фильм, если коротко, собственно об этом. И о предложение, «от которого нельзя отказаться» (с). (HelenN)

Помню середину 90-х: календарики с изображениями заокеанских звезд, выцветшие постеры с жизнерадостным Арни (или Слаем) и маленький китайский видеоплейер. По телевизору тогда бесконтрольно шли боевики в «адаптации Володарского», а дорога к ближайшему видеопрокату была изучена до мельчайших деталей. Первыми фильмами, гордо просмотренными мною на видеокассетах, были шедевры Брюса Ли и «легкие» кинокомедии с оттенком Sci-Fi («Назад в будущее», «Короткое замыкание» и т. д.). Очень скоро я стал желанным гостем в «видеосалоне», кассеты мне стали давать в прокат без залога, «под честное слово», а потом и вовсе с 50% скидкой. Забывая про школьные занятия, я 24 часа в сутки «утопал» в море Кино. Пробираясь сквозь дебри «Хищников», «Терминаторов», я особо не задумывался о смысловой нагрузке происходившего на экране. Сюжеты забывались уже на следующий день, правда некоторым фильмам везло, и они уходили на цитаты. Очень редко я останавливал этот налаженный конвейер и из-за нехватки времени практически никогда ничего не пересматривал. Редкие исключения составляли вестерны с Клинтом Иствудом, впрочем, и они быстро возвращались в видеосалон. И вот однажды, взяв очередную партию фильмов, я, ничего не подозревая, приготовился к очередную «быстрому сюжетному брифингу». По экрану замелькали краски (кассета была плохого качества), зазвучал гнусавый голос и заиграла удивительно легкая музыка... «Переводчик» едва разборчивым голосом проговорил: «Кампания Парамаунт пикчерз представляет! Фильм по роману Миарио Пьюзо «Крестный Отец»». Следующие три часа просто вылетели из моей жизни. Когда родители вернулись с работы, они застали меня сидящим в окаменелой позе перед телевизором и отсутствовавшим взором, прожигающим черный экран. Я максимально оттягивал возвращение этой кассеты обратно в прокат, но в итоге мне пришлось это сделать. Много времени спустя, когда кассеты уже вышли из употребления, я приобрел себе коллекционное издание этой трилогии. И вновь погрузился в удивительно атмосферный мир фильма. Писать рецензию на этот киношедевр - дело неблагородное. Ведь всякая рецензия неизменно подразумевает итоговую оценку, но разве можно брать на себя роль цензора классики? Этот фильм вне «времени и пространства», его просто нужно смотреть. Недаром он возглавляет список «лучших картин всех времен и народов» по версии IMDb. «Крестный отец» заслужил и большего. Трилогия рассказывает о трех поколения одной Семьи. Слово «семья» здесь можно употребить в нескольких смыслах, ведь в фильме идет речь об истории одного конкретного мафиозного клана, находящегося под руководством «папы». Это удивительная история о молодом эмигранте из Сицилии, основавшем в Америке небольшую «бизнес-компанию», промышлявшую сомнительными делами (от рэкета до проституции). Марлон Брандо, сыгравший дона Корлеоне, великолепно справился со своей ролью. Он стал идеальным образом «человека, умеющего делать предложения, от которых невозможно отказаться». В условиях резко меняющегося мира дон Корлеоне остается верен своим принципам. Он отказывается от участия в наркобизнесе, после чего получает пулю от членов другой мафиозной группировки. В образовавшейся клановой резне, на первый план выходит его младший сын, Майкл Корлеоне (Аль Пачино). Офицер американской армии, герой войны он не может оставить семью в столь трудную минуту. Другие сыновья Дона не могут сделать практически ничего, раз за разом проигрывая сражения. Молодому Майклу удается занять место отца, под его руководством небольшая мафиозная группа превращается в безжалостную военную корпорацию, уничтожающую всех на своем пути. Следующим шагом нового Крестного Отца является попытка поглотить игорный бизнес США, но осуществить это намного сложнее, чем сказать... Это великолепный фильм, который можно полностью разобрать на цитаты. Фильм получил несколько Оскаров, а самого Копполу отметили как «истинного мастера», и съемки второй части вновь доверили ему. Надо сказать, компания не прогадала, и если посмотреть на третью строчку в рейтинге «самых-самых», мы можем заметить там сиквел-продолжение того самого «Крестного отца». Второй фильм - это больше история Майкла, который всеми силами пытается сделать свой «бизнес» более легальным. Увы, это не так просто, даже для человека с такими деньгами, как он. По сюжету, картина периодически вновь возвращается к истории Корлеоне-старшего (в исполнении Роберта Де Ниро). Мы своими глазами видим, как строили свою империи эти два столь непохожих человека и как сильно различаются их методы и подходы к схожим вещам. Де Ниро получил за эту роль Оскар и стал вместе с Брандо обладателем Оскара за роль одного и того же человека. Этот фильм бессмертен. Третья часть заканчивает историю семьи Корлеоне. Мафия умирает и уходит в небытие, как и опустевшая жизнь самого Майкла. Его дети живут в другом мире и по-другому смотрят на происходящее. Фильм не стал откровением, но достойно завершил трилогию. Это произведение не нуждается в переосмыслении - оно вечно. На все времена. (Kamal Sabirov)

comments powered by Disqus