на главную

АМАРКОРД (1973)
AMARCORD

АМАРКОРД (1973)
#10119

Рейтинг КП Рейтинг IMDb
  

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Трагикомедия
Продолжит.: 123 мин.
Производство: Италия | Франция
Режиссер: Federico Fellini
Продюсер: Franco Cristaldi
Сценарий: Federico Fellini, Tonino Guerra
Оператор: Giuseppe Rotunno
Композитор: Nino Rota
Студия: F.C. Produzioni, PECF

ПРИМЕЧАНИЯиздание Criterion Collection. четыре звуковые дорожки: 1-я - проф. закадровый многоголосый перевод (ГТРК "Культура"); 2-я - проф. закадровый многоголосый (Film Prestige); 3-я - авторский (С. Козлов); 4-я - оригинальная (It) + два варианта рус. субтитров (Film Prestige; ThePooh & Co) и англ.
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Pupella Maggio ... Miranda
Armando Brancia ... Aurelio
Magali Noel ... Gradisca
Ciccio Ingrassia ... Teo
Nando Orfei ... Patacca
Luigi Rossi ... Lawyer
Bruno Zanin ... Titta
Gianfilippo Carcano ... Baravelli
Josiane Tanzilli ... Volpina
Maria Antonietta Beluzzi ... Tobacconist
Giuseppe Ianigro ... Grandpa
Ferruccio Brembilla ... Fascist
Antonino Faa di Bruno ... Count
Mauro Misul ... Teacher
Ferdinando Villella ... Fighetta
Antonio Spaccatini ... Federale
Aristide Caporale ... Giudizio
Gennaro Ombra ... Biscein
Domenico Pertica ... Blind
Marcello Di Falco ... Prince
Stefano Proietti ... Oliva
Alvaro Vitali ... Naso
Bruno Scagnetti ... Ovo
Fernando De Felice ... Ciccio
Bruno Lenzi ... Gigliozzi
Gianfranco Marrocco ... Son
Francesco Vona ... Candela
Nella Gambini ... Aldina

ПАРАМЕТРЫ частей: 1 размер: 4478 mb
носитель: HDD1
видео: 1280x692 AVC (MKV) 4250 kbps 23.976 fps
аудио: AC3 192 kbps
язык: Ru, It
субтитры: Ru, En
 

ОБЗОР «АМАРКОРД» (1973)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

В провинциальном городке Италии времен фашизма живет простая семья: юный Титта, его родители, дед и сумасшедший дядя. Несмотря на сложную политическую обстановку, будни этой семьи, как и жизнь всего городка, полны забавных эпизодов. Все перемешалось: политика и мораль, печали и радости...

Юный Титта (Бруно Дзанин) родился в обычной семье Аурелио (Армандо Бранча) и Миранды (Пупелла Маджио) Бьонди в провинциальном курортном городке Римини. Но разве повод отчаиваться, если в школе невыносимо скучно, местные церковнослужители исполнены фальши и погружены в мирскую суету, родственники вечно бранятся, а над страной нависают темные тучи фашизма?.. (Евгений Нефедов)

В этом фильме великий режиссер воссоздает картины собственной юности. Море, солнце, флирт, шутки и розыгрыши, мальчишеская дружба, первая любовь... В этой комедии взросления каждый, кто был молод, узнает и свой рассвет. Действие происходит в итальянской провинции в 30-е годы XX века, во времена фашистской диктатуры Муссолини. Семья и церковь - незыблемые основы существования горожан. Но герой ленты, 15-летний подросток, постепенно открывает для себя и другие стороны взрослой жизни. На улицах развешаны гигантские портреты великого дуче, повсюду маршируют люди в коричневой форме, однако мысли молодежи заняты отнюдь не политикой. Подростки грезят о любви, мечтают о пышных формах элегантной и чувственной хозяйки табачной лавки, становятся мужчинами в объятиях проституток, проверяют на прочность дружбу... Драматические эпизоды сменяются комическими, красочные зарисовки - сентиментальными историями, а все вместе превращается в карнавальное шествие ярких и трогательных образов.

ПРЕМИИ И НАГРАДЫ

ОСКАР, 1976
Номинации: Лучший режиссер (Федерико Феллини), Лучший оригинальный сценарий (Федерико Феллини, Тонино Гуэрра).
ОСКАР, 1975
Победитель: Лучший фильм на иностранном языке (Италия).
ЗОЛОТОЙ ГЛОБУС, 1975
Номинации: Лучший иностранный фильм (Италия).
ДАВИД ДОНАТЕЛЛО, 1974
Победитель: Лучший фильм, Лучший режиссер (Федерико Феллини).
ФРАНЦУЗСКИЙ СИНДИКАТ КИНОКРИТИКОВ, 1975
Победитель: Лучший иностранный фильм (Италия).
ИТАЛЬЯНСКИЙ СИНДИКАТ КИНОЖУРНАЛИСТОВ, 1974
Победитель: Лучший режиссер (Федерико Феллини), Лучший новый актер (Джанфилиппо Каркано), Лучший сценарий (Федерико Феллини, Тонино Гуэрра).
ВСЕГО 19 НАГРАД И 8 НОМИНАЦИЙ.

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

Название фильма состоит из нескольких частей. «Amarcord» (a m'arcord) - вариант итальянской фразы «mi ricordo», означающей «я помню», произнесенный на эмилиано-романьольском наречии, распространенном в Римини. Кроме того, в названии присутствуют корни итальянских слов «любовь» и «нить», таким образом, вольным прочтением названия может быть «нити любви, связывающие автора с прошлым».
Весьма интересен вопрос о степени участия видного итальянского писателя Тонино Гуэрры в создании фильма. Вот как на этот вопрос ответил он сам: "Меня всегда занимало, кого больше в «Амаркорде»: Феллини или Гуэрры? Это неправильный вопрос. Гуэрра - то, что написано на бумаге, а Феллини - это то, что «написано» на полотне экрана".
Повесть Т. Гуэрры и Ф. Феллини, послужившая основой для написания сценария фильма - http://lib.ru/INPROZ/GUERRA/amarcord.txt.
Начало съемок: 22 января 1973.
Место съемок: Римини (Эмилия-Романья); Анцио, киностудия Чинечитта (Рим).
На главную роль Федерико Феллини утвердил, тогда еще непрофессионального актера, 22-летнего Бруно Дзанина. Между тем, в соответствии со сценарием, речь идет о «подростке лет пятнадцати». Так возникает некоторое напряжение между типажом исполнителя и его функцией. Возможно, Феллини пошел на это сознательно, подчеркнув тем самым дистанцию между временем повествования и временем повествователя (подобного рода кинематографический прием доведен до своего крайнего выражения в фильме Карлоса Сауры «Кузина Анхелика», 1974).
В сцене игры в снежки снялся девятилетний Эрос Рамазотти (в титрах не указан; в ту пору семья Рамазотти жила в пригороде Рима, близ киногородка Чинечитта).
Как и в ряде других фильмов Феллини, полноправным соавтором «Амаркорда» стал композитор Нино Рота.
Феллини (1920-1993) неоднократно говорил, что фильм не является его автобиографической исповедью, хотя и не отрицал, что многие эпизоды действительно напоминают его собственное детство и несут значительный заряд ностальгии. Место действия - провинциальный итальянский городок (в качестве основы для него послужил родной город режиссера - Римини); время действия - 1930-е, эпоха фашизма.
Фильм не имеет четко выраженного сюжета. Скорее это калейдоскоп эпизодов - временами лиричных, временами комичных, а то и непристойных. В центре внимания одна скромная семья: мальчик Титта, его родители, его дед и его сумасшедший дядюшка Тео. Перед зрителем разворачиваются колоритные сценки из школьной жизни (здесь особенно известны эпизоды с учителем греческого языка и с учительницей математики), из семейного быта (включая выезд на природу с участием дядюшки Тео, в ходе которого он вдруг взбирается на дерево и оттуда безуспешно взывает: "Хочу женщину!"). Сменяются сезоны, но неизменна любовь горожан (и пылкого Титта) к прекрасной Градиске, мечтающей о своем Гарри Купере, а по ходу дела иногда «обслуживающей» заезжих знаменитостей (прозвище ее - «Gradisca», буквально «угощайтесь», связано как раз с одним таким приключением). Но всему приходит конец, и фильм заканчивается свадьбой Градиски, которая как бы подводит итог «времени желаний».
Некоторые эпизоды с семьей Титта почти не связаны и как бы порождены «коллективным бессознательным» города (например, сцена с прибывшим сюда и совершенно поразившим местных жителей гаремом, или не менее знаменитый эпизод с великолепным океанским лайнером, прибытия которого горожане ожидают как манны небесной - для них это символ мечты, отлета от унылых будней).
Федерико Феллини: "Фильм - комедийный, в нем смешные персонажи и комические ситуации, но кое-кого из зрителей он еще и растрогал: по-видимому, проснулась тоска по ушедшей молодости, по всему, что тогда принадлежало нам, по нежности, чувству локтя, солидарности, по утраченному миру, в котором людям, наверное, приятно узнавать самих себя. Конечно же, это вызывает у нас вздохи умиления. Но мне все-таки кажется, что в микрокосме, который я изобразил в «Амаркорде», было и нечто отталкивающее, что в его извилинах застоялся этакий тлетворный душок, сохранилась атмосфера нездорового возбуждения, чем-то напоминающая сумасшедший дом: она-то и должна была вернуть нам способность тревожиться, заставить нас задуматься, устыдиться".
«Амаркорд» - наиболее заостренный в политическом отношении фильм Феллини. Это обусловлено отчасти эпохой, в которую он создавался (70-е годы XX века - расцвет политического кино), отчасти временем действия картины. В «Амаркорде» есть отчетливо антифашистские эпизоды (сцена с записью «Интернационала», которая вдруг разносится по городу и приводит в бешенство чернорубашечников).
В советские времена «Амаркорд» не дублировали, а сделали закадровое озвучивание на к/ст. им. М. Горького (1986). Автором русского литературного текста и режиссером озвучивания была Виктория Чаева (1929-2006; http://www.kino-teatr.ru/kino/acter/w/sov/23416/bio/). Несмотря на назойливые требования Госкино «отредактировать» (читай - порезать) фильм «в соответствии с принципами советского проката», Чаева упорно отбивалась со словами "я скорей себя дам порезать, чем великого Феллини". Фильм был озвучен без купюр и в таком виде с боем сдан в Госкино. Однако там нашлись «спецы», которые перед тиражированием вырезали некоторые места в контратипе и, соответственно, в магнитном оригинале перезаписи «по живому».
Среди наиболее известных эпизодов картины - сцена в табачной лавке, куда главный герой, юный Титта, входит уже после закрытия в поисках сигаретки. Хозяйка магазина - весьма страстная особа с необъятным бюстом. Обоих охватывает желание. В конце концов распалившаяся торговка буквально сует парнишке в рот свою грудь, так что тот едва не задыхается. Описанный эпизод в советском прокате был подвергнут крайне неловкому, оставлявшему зрителя в полном недоумении сокращению. По этому поводу Феллини имел беседу с отечественным чиновником от культуры, который призывал маэстро дать разрешение на купюру. "Вас что, смущает ее грудь?" - саркастически спросил собеседника Феллини. Другой смутивший советскую цензуру эпизод был вырезан уже полностью. Речь идет о коллективной мастурбации, которую мальчишки устраивают в старом автомобиле.
Транспортные средства, показанные в картине - http://www.imcdb.org/movie.php?id=71129.
В картине есть отсылки к лентам: «Тонкий человек» (1934; ); «Следуя за флотом» (1936); «Давайте потанцуем» (1937).
Саундтрек: 1. Amarcord; 2. La "Fogaraccia"; 3. Le "Manine" di Primavera; 4. Lo "Struscio" / Quel Motivetto che mi piace Tanto / Stormy Weather / La Cucaracha; 5. L'Emiro e le sue Odalische; 6. Gary Cooper; 7. La Gradisca e il Principe; 8. Ti Ricordi di "Siboney"? / Siboney; 9. Danzando nella Nebbia; 10. Tutti a Vedere il Rex; 11. Quanto mi piace la Gradisca; 12. La Gradisca si Sposa e se Ne Va.
Информация об альбомах с саундтреком: http://www.soundtrackcollector.com/catalog/soundtrackdetail.php?movieid=6732; https://www.soundtrack.net/movie/amarcord/.
Кадры фильма; кадры со съемок: https://theredlist.com/wiki-2-20-777-800-view-1970-1980-profile-1974-bamarcord-b.html; https://www.cinemagia.ro/filme/amarcord-16801/imagini/; http://www.blu-ray.com/movies/Amarcord-Blu-ray/17927/#Screenshots; http://moviescreenshots.blogspot.com/2012/04/amarcord-1973.html.
Откровенные кадры из фильма - http://ancensored.com/movies/Amarcord.
Трейлер - https://www.youtube.com/watch?v=n8LabXh0R0M.
В «Амаркорде» есть ставшие хрестоматийными эпизоды, воплотившие фирменный стиль Феллини. Таково, например, появление на снегу, распускающего великолепный хвост, павлина, или сцена в тумане, где струсившему мальчугану встречается молчаливый белый буйвол. Эти исполненные высокой поэзии кадры не наделены никакой повествовательной функцией, но именно они, контрастируя с «пикантными» эпизодами, организуют собой волшебный мир памяти, реконструируемый в «Амаркорде».
Влияние «Амаркорда» на развитие кинематографа оказалось весьма значительным (оно очень явно прослеживается, например, в картинах Эмира Кустурицы и фильме Тенгиза Абуладзе «Древо желания»), но не всегда продуктивным. По мнению критика Михаила Трофименкова, фильм "оказал медвежью услугу мировому кино. Под его влиянием повсеместно расплодились маленькие «Амаркорды» о босоногом детстве и пробуждении желаний".
Премьера: 18 декабря 1973 (Италия).
Слоган - «The Fantastic World of Fellini!».
«Амаркорд» на Allmovie - https://www.allmovie.com/movie/v1770.
О фильме в итальянском журнале Cinematografo - https://www.cinematografo.it/cinedatabase/film/amarcord/19537/.
«Амаркорд» на сайте Criterion Collection - https://www.criterion.com/films/208-amarcord.
На Rotten Tomatoes у фильма рейтинг 91% на основе 43 рецензий (https://www.rottentomatoes.com/m/amarcord).
Картина входит во многие престижные списки: «The 1001 Movies You Must See Before You Die»; «1000 лучших фильмов» по версии критиков The New York Times; «Лучшие фильмы» по версии сайта They Shoot Pictures, Don't They?; «100 лучших фильмов» по версии журнала Cahiers du cinema (50-е место); «Лучшие фильмы всех времен» по версии издания Sight & Sound; «Лучшие фильмы» по версии главных режиссеров современности (2012); «Лучшие фильмы» по мнению кинокритика Роджера Эберта; «Лучшие фильмы» по мнению кинокритика Сергея Кудрявцева; «Рекомендации ВГИКа»; «100 лучших классических зарубежных фильмов» по версии Минкульта РФ.
Рецензии: http://www.mrqe.com/movie_reviews/amarcord-m100002627; https://www.imdb.com/title/tt0071129/externalreviews; https://criticsroundup.com/film/amarcord/.
Б. Заславский, О. Заславский. «К интерпретации фильма. Карнавальные обличья тоталитарной психики» - http://kulichki.com/moshkow/CINEMA/kinowed/kinowed9527.txt.
«Амаркорд» спародирован в фильмах «Кошмар перед Рождеством» (1993) и «Под солнцем Тосканы» (2003).
Георгий Данелия: "Есть один приз, который особенно дорог, которым горжусь. Его мне дали Тонино Гуэрра и Федерико Феллини. Он называется «Амаркорд», и я - единственный его обладатель. Здесь своя история. Когда наш великий режиссер Сергей Параджанов сидел в тюрьме, он делал медали из фольги от крышечек молочных бутылок. Одну такую он подарил Тонино Гуэрре, а тот отлил ее в серебре и принес как сувенир в больницу к Феллини. Феллини, как оказалось, несколько раз смотрел «Не горюй!», вот и сказал Гуэрре, чтобы меня наградили медалью за этот фильм".
Юрий Норштейн: "Чаще всего вспоминаю «Дорога», «Ночи Кабирии» и «Амаркорд». [...] Но фильм, которым я дышал, был «Амаркорд». Меня иногда злорадно упрекают - вот, мол, откуда «Ежик в тумане», но клянусь перед кем угодно, что мы начали делать его до того, как я посмотрел фильм. «Амаркорд» к нам попал в 75-м году, а «Ежик в тумане» с Сергеем Козловым был задуман в 74-м, в 75-м уже начались съемки".
В марте 2008 украинский режиссер Александр Белозуб поставил на сцене киевского театра им. И. Франко спектакль, где причудливым образом трансформировал события «Амаркорда».
Ф. Феллини, Ш. Чэндлер. «Я, Феллини» (фрагменты книги) - http://magazines.russ.ru/inostran/2002/3/fel.html.
Сайты посвященные Феллини (итал.) - http://fellini.it/; http://federicofellini.it/.

Этот фильм недавно умершего маэстро можно считать автобиографическим. Герой его, пятнадцатилетний мальчик, взрослея, познает окружающий мир. А детство подростка приходится на конец 20-х - начало 30-х годов, когда набирал силу фашизм. Политическое, нравственное, чувственное - все чередуется в воспоминаниях автора-режиссера, проходя через призму его сознания, где главное - смешное, буффонное, но и драматическое, даже трагическое... (Иванов М.)

Амаркорд - мир глазами подростка. Действие в этой картине разворачивается в 1930-е годы, во время правления Муссолини. Фигура мальчика Титты, очевидно, является вторым «я» режиссера Феллини, хотя в этом фильме, в отличии от других, меньше всего самоотражения и модернизма. Огромный эффект достигается от переходов от одного стиля в другой - от комедии к трагедии. Как и во многих других автобиографических произведениях, чистые взгляды детей вплетены в широкий социальный контекст. Политика фашизма представляется как шоу-бизнес, где огромная голова Муссолини проносится по улицам города. Едкие сатирические комментарии сочетаются с удивительной и прекрасной художественной формой, вызывающей необыкновенные эмоции. («Кино-Театр.ру»)

Фильм Федерико Феллини «Амаркорд» - третья лента художника, с которой познакомится советский зритель. В отличие от фильмов «Они бродили по дорогам» и «Ночи Кабирии», «Амаркорд» - произведение нового периода в творчестве знаменитого итальянского режиссера. Место человека в мире и самосознание в культуре, созданная им цивилизация и независящий от нее природный ритм жизни; связь поколений и разрушающий, безжалостный ход времени, преодолеть который может лишь хранящая одушевленность память, - таков круг тем, присущих новому этапу - фильмам «Рим», «Клоуны», «Амаркорд». Они объединены и принципом композиции: не логическая конструкция сюжета, а прихотливая цепь негоциаций определяет построение каждой из этих картин. Слово «Амаркорд» содержит и себе четыре понятия: амаре - любить, амаро - горький, рикордо - воспоминание, корде - нить. Вместе это переводится приблизительно так: сладостные и горькие воспоминания, связывающие меня с прошлым. Сквозь мироощущение пятнадцатилетнего мальчика Титта, начинающего жить и чувствовать, в фильме преломляется мир провинциального итальянского городка конца двадцатых - начала тридцатых годов. В детском сознании каждое событие, как значительное, так, казалось бы, и несущественное, приобретает равное значение. Так, события исторические (например, фашистский праздник) оказываются столь же важными, как, скажем, сугубо личный чувственный опыт, искушение сладострастием. Искушение, обольщение нации и искушение, обольщение чистой детской души выстраиваются в один ряд и совершенно сознательно сопоставляются режиссером. Сознательно вводит Феллини и множество откровенно смешных эпизодов, решенных в духе народной комедии. Сознательно подбирает он и героев: нелепых, несообразных, несчастных и потому человечных. В юном сознании Титта фиксируется прежде всего все смешное, буффонадное и карнавальное - естественная реакция детской души на холод жестокого века. И важно сохранить в себе эту юность восприятия, когда прекрасен и туман, и первый снег, и ветер с моря, я посреди зимы вдруг прилетает неведомо откуда чудесный павлин и исчезает, почти как райская птица. Герой в фильме, если не считать рассказчика, по существу, один - мальчик. Все остальные персонажи, как и полагается в притче, - скорее символы, знаки, несущие в себе широкие ассоциации: знак смерти и рождения (мать героя), знак насилия (фашисты), знак чувственной любви (Вольпина), знак нравственного закона (священник) и т. д. Через их чередование проходит, взрослея, герой, проходит и вся история городка: рождение - смерть - похороны - свадьба. «В наших краях прилет пушинок совпадает с приходом весны...» - начинается фильм. Прилет их вечен, как морской прибой, как вселенский ритм. Но должно быть вечно и другое: любовь, одушевляющая жизнь, память, преодолевающая смерть. «Прощайте! Я вас всех люблю», - заключительный аккорд фильма. «Амаркорд» получил премию Американской академии киноискусства «Оскар» за лучший иностранный фильм; премию нью-йоркской и австрийской критики за лучший фильм 1974 года; приз Леона Муссинака (Франция). («Новые фильмы», 1986)

Ностальгическая сатирическая притча. Один из самых лучших, удивительнейших, восхитительных фильмов Федерико Феллини. И спустя десятилетия после первого просмотра он вспоминается с нежностью и любовью, словно вызывающий ностальгию эпизод из собственной биографии. На романьольском диалекте курортного городка Римини на побережье Адриатики, где родились и Феллини, и его соавтор по сценарию, поэт Тонино Гуэрра, «Амаркорд» как раз и означает «я вспоминаю». Магия феллиниевского гения превращает полуавтобиографические моменты довоенного детства в условиях фашистской диктатуры Муссолини в проникновенные сцены лирической поэмы общечеловеческого содержания. Она говорит о робких надеждах и призрачных мечтах, о бессознательном влечении к красивому и идеальному миру, который таится где-то по ту сторону сказочно густого тумана, о неиссякаемой жажде праздника жизни и торжества ее необоримого творческого начала. Радости ощущения бытия во всех его разноликих проявлениях не может помешать даже помпезно-официозная, фальшиво-показная церемония фашистского парада, которая обнажает ложное величие и патологическую гигантоманию ущемленного, вывихнутого сознания, будто лишенного жизнеспособности. Провинциальный мирок пустеющего в зимний сезон городка у моря, который изнывает от скуки, потеряв всякий смысл существования без красок, мишуры, увлечений и забав периода курортных отпусков (подобный мотив был заявлен режиссером еще в ранней ленте «Маменькины сынки»), вдруг распахивается до пределов целой Вселенной. Он пробуждается от обволакивающего сна, засасывающей зимней спячки благодаря серии феерических дивертисментов, волшебных аттракционов - как-то: внезапного снегопада, уже упоминавшегося тумана, встречи с соблазнительной местной красоткой со сладким прозвищем Угощайтесь или своеобразного сакрального ритуала Сретенья - свидания людей на пирсе с обворожительным белым пароходом в прибрежной дымке... Маэстро кино устраивает это чудесное зрелище по законам неутомимой памяти и карнавального искусства, преображающего реальность. Словно кудесник или иллюзионист из цирка, обожаемого им с детских лет, Федерико Феллини творит на экране пригрезившуюся, воображаемую действительность, которая с легкостью вдохновения и искрометностью фантазии покидает оставшийся далеко внизу бренный мир быта. Но, как ни странно, именно сказочное перевоплощение обычной жизни в царство причудливых видений и покоряющих образов воспринимается словно высокая правда искусства, истинная поэзия духа, глубинная красота всего сущего. Изумительный оператор Джузеппе Ротунно искусно и с внутренней деликатностью материализует полет феллиниевского гения, очаровывая навсегда врезающейся в память зримой формой ярких художественных откровений итальянского мастера. Композитор Нино Рота, которого неизменно приглашал Феллини для участия в работе над своими фильмами, создал в «Амаркорде» особо нежные (dolci) и трогающие душу мелодии. Они лучше всего передают впечатление сладостного сна-воспоминания о том, чего, может, и не было на самом деле, а только представилось-примечталось долгими зимними вечерами в детском сознании, которое всегда ищет нечто необычное и озаряющее неземным светом. «Амаркорд» - именно фейерверк загаданных и исполненных желаний, сбывшиеся цветные грезы наяву, настоящий «волшебный фонарь», красочное кинематографическое представление, замечательный иллюзион, триумф неудержимой выдумки творца, личная интроспекция автора, которая неуловимо стала исповедью каждого из нас, кто познакомился с этим шедевром кино. Трудно поверить, что кому-то из зрителей картина Феллини не напомнила самые светлые мгновения - пусть даже и в безрадостном детстве. Так что она просто не могла не получить премию «Оскар» за лучшую иноязычную ленту в США. А незадолго до своей кончины Федерико Феллини удостоился уже пятой по счету позолоченной статуэтки - почетного «Оскара» за творчество в целом. 10/10. (Сергей Кудрявцев, 1995)

«Амаркорд» может показаться развернутыми до масштабов полнометражного фильма зарисовками из предыдущих феллиниевских творений, «8 1/2» (1963)1 и «Рим» (1972), только перенесенными в курортный городок Римини (кстати, не раз становившийся местом действия заурядных «комедий по-итальянски»), где в 1920-м году и родился режиссер. А его постоянный соавтор Тонино Гуэрра появился на свет, между прочим, неподалеку - в Сартанканжело, на том же побережье Адриатики. Вполне естественно, что лента насыщена автобиографическими мотивами, воспринимается в качестве безудержного потока не то воспоминаний, не то откровенных вымыслов о детстве автора в 30-е годы XX столетия. Тем более что название, представляющее собой, по его собственным словам, «романьольское полуругательство, которое могло сойти за заклинание», означает на местном диалекте «я вспоминаю» («A m'arcord»). Свободное, прихотливое, ассоциативное строение картины, не имеющей связной фабулы, поражает удивительной цельностью, оставаясь в памяти трогательным и поэтичным рассказом о взрослении, первом познании жизни, личностном становлении лирического героя. И, конечно, не могут не поразить практически совершенное владение киноязыком, полет феллиниевской фантазии, смешение буффонады и гротеска, сатиры и мелодрамы, сантиментов и площадного, раблезианского юмора2, в нерасчленимой совокупности - как раз превосходно передающие миросозерцание провинциального молодого итальянца. Внутрисемейные дрязги, включая вечные препирательства родителей и выходки сумасшедшего дядюшки Тео3, галерея нудных школьных уроков, общение с лицемерными служителями церкви, сексуальные университеты и простые радости жизни вроде нежданно выпавшего белого снега - все занимает в фильме одинаковое (одинаково важное!) место, доставляя неизъяснимую радость погружением в поток волшебной реальности. Впрочем, «Амаркордом» Федерико Феллини спорит с создателями печальных произведений о безжалостных детстве и юности (вроде «Молодого Терлесса» (1966) Фолькера Шлендорфа) еще и в ином отношении. Воссоздавая атмосферу далеко не самых безоблачных времен, маэстро не столько исследует растлевающее влияние набирающего силу фашизма на неокрепшее сознание, привитие комплексов и психологических установок, навязывание тотального, моравиавско-бертоллучиевскего конформизма как образа жизни. Здесь главное - точно воссозданный механизм выработки иммунитета душой отрока, обладающего богатым воображением и пытливым умом. Помпезная мишура, которой чрезмерно увлеклись местные националисты и которую, конечно, всеми порами впитывают провинциальные обыватели, всегда охочие до зрелищ, развенчивается легко и походя, поскольку в кульминационный момент торжеств гигантский муляж головы дуче произносит, по прихоти неоперившегося участника, обряд венчания «юного фашиста Чиччо Макони» с тайно любимой им «юной фашисткой Альдину Кардини». Нет никакого томительного («чеховского») состояния, когда «среда заела»: место переживаний Дмитрия Гурова, повстречавшего прекрасную «даму с собачкой», занимает безбрежная радость людей, завороженных красотой пирса4 с пароходом. Фантазия преображает действительность - маэстро наполняет банальную истину новым, живительным и жизнетворным содержанием, позволяя себе чуть взгрустнуть лишь в финале, когда земляки дружно, всем миром, гуляют на свадьбе, провожая свою любимицу Градиску. В отличие и от того же «Рима», и от более поздних феллиниевских работ («Репетиция оркестра», 1978, «И корабль плывет», 1983), так или иначе подводивших к мысли о неизбежности конца света, «Амаркорд» оставляет впечатление ошеломляюще светлое. И, можно сказать, с неизбежностью увязает в памяти музыкой Нино Рота и дивными образами, обретшими плоть стараниями оператора Джузеппе Ротунно... На удивление хороший вкус продемонстрировал и «независимый» продюсер Роджер Корман, купивший права на прокат картины в заокеанском прокате, тем самым - невольно способствовав присуждению этому подлинному шедевру премии «Оскар». Авторская оценка 10/10.
1 - Гвидо вспоминает, как ребенком был заворожен танцами на пляже полубезумной женщины с роскошными формами. 2 - Вспомним, как рассказчика-повествователя, настроенного на задушевно-возвышенный тон, раз за разом прерывают незримые озорники. 3 - На эту роль маэстро пригласил Чиччо Инграссиа, очень популярного в те годы итальянского комика. 4 - Хрестоматийный пример использования кинематографистом грандиозной бутафории и вообще возможностей, даруемых съемками в павильоне. (Евгений Нефедов, 2014)

1930-е годы. Маленький итальянский городок на берегу Адриатического моря. 15-летний школьник Титта Бьонди не очень-то стремится постигать азы наук, предпочитая безобразничать на уроках и бездельничать после них. Вместе с такими же оболтусами он с большим удовольствием подшучивает над учителями и лузерами-одноклассниками, придумывая разного рода приколы. А когда уже гормон с особой силой начинает бить в голову, то вся ватага отправляется куда-нибудь «за уголок» и предается коллективному рукоблудству. Не меньшие наслаждения юным балбесам доставляют вечерние прогулки по центру города, куда вся компашка бездельников отправляется, чтобы поглазеть на прохожих, но главным образом - на дамочек легкого поведения. Особой популярностью у шпаны пользуется красавица Градиска, 30-летняя сеньора преприятной наружности и свободных нравов. Время от времени размеренную сонную жизнь провинции преображает какой-нибудь праздник, например, проводы зимы, с непременным сжиганием на костре чучела колдуньи. В не меньшее возбуждение приводят автогонки или массовый выход в открытое море с целью полюбоваться на новейший суперлайнер, плывущий из далекой Америки. И уже подлинной сенсацией становится чудо-снегопад, продолжавшийся целых 4 дня и наваливший сугробы в полтора метра вышиной. Кроме того, местное население принимает самое активное участие в ежегодном фашистском параде, а нарастающая агрессивность солдат дуче носит по преимуществу комический характер, обретая гротескные формы. Максимум, на что способны чернорубашечники, - так это расстрелять граммофонную трубу, из которой доносится «Интернационал», или напоить касторовым маслом отца Титты, однажды позволившего себе неосторожную реплику: «Если Муссолини будет и дальше так, то я просто не знаю». Ленивая Италия маленьких периферийных городков с населением, готовым подчиниться любой диктатуре, показана Феллини в форме карнавала шаржированных образов, не просто осевших в памяти автора, но и наверняка дополненных и приукрашенных его незаурядной фантазией. Феллини будто бы приглашает зрителя на вернисаж поэтических воспоминаний о собственном отрочестве. Авторская ностальгия по «родине жизни» выдержана в чаплиновской интонации - с преобладанием смешного над трагичным. Но в карикатурном взгляде на фашистскую провинцию и инфантильных соотечественников преобладают все же не сатирические, а именно лирические ноты. Сам Феллини так комментировал этот замысел: «...фашизм и незрелость остаются в нашей жизни постоянными историческими периодами: незрелость - в жизни личности, фашизм - в жизни нации. Суть как раз и состоит в этой вечной инфантильности - в перекладывании ответственности на чужие плечи, и в ощущении, что кто-то думает за тебя (мать, отец, мэр, дуче, мадонна, епископ - то есть всегда кто-то другой). А тем временем ты обладаешь ограниченной и бесплодной свободой, которая позволяет лишь культивировать абсурдные грезы американского кино или восточные мечтания о женщинах». Все это очень напоминает наш «парниковый» образ жизни в советские времена, на излете которых шедевр Феллини как раз и был приобретен для проката в СССР. И, как водится, выпустили его с купюрами, вырезав чрезмерно «откровенные сцены», смутившие наших бдительных киночиновников, «глубоко плевавших» на то, что кино про пубертатный возраст в урезанном виде будет выглядеть, мягко выражаясь, оскопленным. Меж тем эпизоды пробуждающейся сексуальности едва ли не лучшие в картине. Чего стоит один только поход Титты в табачную лавку, где дородная бабища, допустившая до себя озабоченного подростка, учит малолетку науке любви, засунув ему в рот гигантское вымя и томно принуждая в оргазмическом припадке: «Соси! Соси!» А он, незрелый, дует в груди, как будто в этом есть прикол. Понятное дело, что от таких перверсий ничего хорошего не жди. Надорвавшийся Титта, дважды приподнявший 150-килограмовую лавочницу над полом, потом несколько дней вынужден провести в постели, возвращая утраченные силы мамиными отварами. А чего стоит Градиска с ее крылатой фразой: «Я готова». А дядюшка-шиз с взволнованным воплем проснувшегося самца: «Хочу женщину!» А городская дурочка Лисичка, которая «потеряла киску» и теперь ищет ее в каждых мужских штанах... Понятно, что нашим цензорам было, отчего напрячься. Но даже урезанный вариант не смог заглушить гениальность этой ретро-трагикомедии, где маэстро содействовали сценарист Тонино Гуэрра, который также родился в Римини и жил всего в девяти километрах от дома Феллини, композитор Нино Рота, оператор Джузеппе Ротунно, в общем, такие же гении, только что более узкой направленности. (Малоv, sqd.ru)

"Амаркорд" - это некая ось, золотая середина фильмографии Феллини: и хронологически, и количественно, и творчески. Разделенная таким образом фильмография в самом деле приобретает симметричность, зеркальность: "Казанова" (1976) похож на "Сатирикон" (1969). "Город женщин" (1980) на "Джульетта и духи" (1965), "Джинджер и Фред" на "Белого шейха" (1952). Но похожи только формально, жанрово: историческая тема, мистическая тема... После "Амаркорда" произведения Феллини строились иначе и рассчитывались (наберусь наглости это утверждать) на иной эффект, нежели работы 50-60-х. Загадочное, непереводимое название фильма - анаграмма из четырех слов: любовь, смерть, что-то еще... Исповедальный жанр, словом, так и напрашивается. Но понятие "исповедальный" к Феллини никак не применимо. Да и "мемуарный" тоже. Тем не менее, это воспоминания - об отрочестве, о 30-х. Начинаешь смотреть и сразу возникает ощущение "дежа вю". Как минимум половину из показанного уже видел в сжатом виде в "8 1/2" - ядреные бабы, снисходительно обучающие подростков искусству любви, смешные священники, провинциалы со странными увлечениями... Все это, действительно, по кусочкам, по мелочам было рассыпано в работах раннего Феллини. По кусочкам - не потому, что робел или сомневался. Маэстро ранее так и работал - мозаично, импульсивно, анархично. Вроде бы один персонаж, одна жизнь, одна идея, но сформулировать эту идею не всегда и удается-то. Столько всего напичкано, такие прыжки в стороны, такое количество народу забегает в кадр и тут же убегает из него, что это парализует всякую возможность воспринимать фильм аналитически. В лучшем случае маэстро предлагает 3-4 произвольных фрагмента такой вот жизни (как в "Ночах Кабирии", 1957), а мы, получив примеры отношения персонажа к той или иной ситуации, должны угадать весь образ, весь характер, всю жизнь полностью. Это, повторяю, в лучшем случае. Начиная с "Амаркорда", Феллини стал, с позволения сказать, классическим. Примирился с линейным повествованием, стал доводить все до конца, обнаружил достоинства у логики и детерминации. Если "Амаркорд" был экспериментом, разведкой, то он блестяще себя оправдал. (Можно не признавать позднейшие фильмы Феллини, но сам "Амаркорд" - необсуждаемое явление). Словом, итальянская провинция, 30-е, культ личности Муссолини, чернорубашечники становятся все наглее и агрессивнее. Можно представить, что снял бы на таком фоне любой другой режиссер. (Наши, кстати, тоже эпоху Сталина изображают каким-то средневековьем...) Но Феллини работал честнее, что ли, своих (и опять же наших) коллег и соотечественников. Эпоха его юности не содержит неизбывной трагичности. Есть эксцессы - да, но жизнь идет, она не сильно-то изменилась в своих повседневных проявлениях. Тот же ритм, те же заботы и радости, те же шизы, тот же юмор. Даже расправы фашистов с несогласными носят комический характер - например, напоить касторкой. С натурализмом у маэстро, как и у всех итальянцев, конечно, перебор. Но своим светлым взглядом на жизнь он нейтрализует даже это. Впрочем, излагать содержание работ "зрелого" Феллини не менее проблематично, нежели содержание ранних. Затрудняешься даже при определении ролей первого плана - ну, сам герой-подросток, ну, знойная взрослая синьора, в которую он смертельно влюблен, ну, родители... Хотя родители уже не совсем тянут на этот статус. Есть ведь еще друзья-балбесы, учителя, соседи, родня, местные чудаки. Все в узле, но во все стороны торчат концы веревок. Все не менее многолюдно, шумно и эксцентрично, нежели в первых работах. Но - возможно - у зрелого человека и режиссера сработал пресловутый "синдром Пастернака": "впасть, как в ересь, в неслыханную простоту". Феллини (я так думаю...) решил наконец снимать "народное" кино - что у него встречалось лишь намеками в самых ранних фильмах. И никому от этого хуже не стало. Лично я одинаково люблю его работы по обе стороны "Амаркорда". (Игорь Галкин)

Смешной до слез и столь же горький, наивный, но одновременно серьезный, абсурдный и невероятно жизненный фильм Великого Федерико Феллини не устаревает ни на год, ни на минуту. Получивший «Оскар» как лучший зарубежный фильм в США в 1975, «Amarcord» находит все больше почитателей и в наши дни. В переводе с диалекта северо-восточной Италии Amarcord означает горькие воспоминания, далекие воспоминания 20-х - 30-х годов XX века маленького городка Римини, которые навсегда остались в памяти гениального режиссера. Веселые дни гимназистов, первая любовь, семейные распри и гнет фашистского диктата гармонично переплетаются друг с другом и создают единый сюжет. Добродушные жители, несмотря на тяжелые условия жизни, радуются вместе с детьми первому снегу и каждый год выходят на лодках в море, только чтобы полюбоваться красотой американского теплохода. Переполненные чувствами и эмоциями, они ругаются и мирятся, идут наперекор власти совершают глупые поступки, выражая свою искреннюю любовь. И именно они - все жители солнечного Римини - и есть самые важные, самые главные герои известного фильма непревзойденного Феллини, в руках которого даже банальные сцены ссор приобретают комедийный характер и заставляют зрителя смеяться, как ребенка - легко и от всей души. (Антуанелла Егорова)

Наверное, воспоминания, даже самые светлые, они всегда с хорошей долей грусти, у всех людей. Потому что это прошло, потому что этого больше не будет, остается лишь вспоминать и рассказывать. Потому сам фильм мне показался грустным, из-за неподдельной передачи воспоминаний, из-за их теплоты. Не то, чтобы воспоминания автора какие-то завидные или же какие-то насыщенные необычными событиями, просто они его, личные, как у каждого человека есть свои. Будут ли они, вот такие, в принципе ничем особым не отметившиеся, интересны другим? Зависит от того, как их рассказать или показать. Здесь нет главных героев, есть рассказчик, есть собирательные образы: семья, мальчишки, городская красавица, владелица табачной лавки и т. д. О каждом из них рассказывается своя маленькая история. Своеобразный символ тех времен - эффектная женщина в красном пальто по имени Нинола, которую прозвали Градиска (что буквально означает «наслаждайтесь»), которая была нужна для «сопровождения» высокопоставленных гостей, на самом деле просто хотевшая выйти замуж и переживавшая о скоротечности жизни. Местные мальчишки, в их возрасте озабоченные лишь одним-единственным, совершенно не замечавшие того, что творится вокруг, будь то заправляющие городом фашисты, за них твой папа или против. Забавно и глупо выглядит местный священник, озабоченный лишь одним самым страшным вопросом «а ты себя трогаешь?». Семья, на примере семьи мальчишки по имени Титта, где очень вызывала сочувствие его мать. За ее немногословный разговор с подрастающим сыном, что грубоватый отец по молодости не был слишком-то романтичным с ней, именно на этой простоватой, но доброй женщине, и держалась вся их семья. В таких человеческих воспоминаниях заложена жизнь любого города на земле (здесь, очень оживленный в настоящие дни, популярный курортный город Римини), отдельного отрезка времени, запечатлевшего в памяти стен этого города, каких-то людей, их голоса, их одежду, их запах. В воспоминаниях автора этот город кажется мне пронзительно грустным. А эти люди - его тени, его лики, они будут его хранить, таким какой он был тогда, в кино, на фотографиях, в рассказах. Пасмурность немного оживляется выпавшим снегом, но все неизбежно идет к своему завершению, и мальчишкам придется повзрослеть, избавившись от мечты о городской красавице, обрести какие-то уже взрослые цели. Никто из актеров мне неизвестен, но все они смотрелись органично и естественно. Играя не главных героев, а какие-то образы, живущие в памяти. Я где-то читала, что Федерико Феллини как-то сказали, что после этого фильма появится целое множество таких «Амаркордов». Да, действительно заимствования из этого фильма можно увидеть далеко не в одном куда более позднем фильме, лично я ничего в этом плохого не вижу. Но «Амаркорд» все же ценней этих самых поздних фильмов (имею в виду знакомые мне), он - воспоминание целиком, без сюжета, без каких-то конкретных героев. Мне кажется, фильм-воспоминание - это уже что-то особенное, как жанр, будь он при этом драмой, комедией или чем-то еще. Это по-настоящему душевный фильм, заставляющий грустить, ощущать ностальгию по чему-то своему, чего уже не будет, но что всегда будет вечно жить в памяти. (Peperino)

Воспоминания детства. Федерико Феллини - волшебник, обладающий редким даром завораживать зрителя, зачаровывать и уводить за собой. Так изумительно подобрать музыкальное сопровождение к фильму может только гений. Умение сделать из фильма волшебное зрелище, абсолютно ирреальное восприятие обычных реальных слов, действий, среды, людей... Фильмы - сны, фильмы - мечты, фильмы - воспоминания.... Амаркорд - я вспоминаю... Федерико Феллини и Тонино Гуэрра создали этот фильм на основе своих воспоминаний о детстве и юности. И предложили зрителю совершить прогулку по городу - воспоминанию в сопровождении старого адвоката на старом велосипеде. Он расскажет нам историю этого города, его улиц, домов, площадей. Познакомит с его жителями, расскажет последние новости, слухи и сплетни. И этот город примет нас и разбудит уже наши воспоминания... Неужели никто не вспомнит свои школьные годы и школьные проделки, когда мы попадаем в школу этого городка? Никогда не поверю! А какие типажи! Лица - карикатуры, лица - маски, словно одетые как на карнавал и, так и приросшие к лицу. Разве могут быть у людей такие карикатурно - выразительные, как у кукол в «Необыкновенном концерте» театра Образцова, лица? В воспоминаниях - могут! Это и учителя, и слепой уличный музыкант, так похожий на кота Базилио, и Табачница (ах, какая женщина!), и святой отец, исповедующий подростков поточно - конвейерным методом и задающий лишь один вопрос: «Ты себя трогал?», так жадно ждущий подробностей в ответ, сверкая масляными глазками за толстыми стеклами очков. И многие - многие другие персонажи, просто промелькнувшие перед нами на улицах города. В городке так мало развлечений, что любое событие отмечается всем городом весело, с музыкой и танцами. Будь это встреча весны и сжигание чучела зимы; или парадный марш - пробег фашистов в день города Рима; или праздник сбора урожая, или ночные автогонки по улочкам города, которые можно наблюдать прямо с балкона, а уж свадьба первой красавицы города парикмахерши Градиски - вообще событие года! А еще иногда почти все жители садятся в лодки и плывут посмотреть на корабль, который появляется из темноты, сверкая мириадами огней, как будто перед тобой возникла другая Вселенная, другой мир, загадочный, неизвестный, недоступный и прекрасный! Операторская работа - просто фантастика! Как и в сценах с опустившимся на город туманом и скрывшим в себе все! Город исчез... Во всем мире существует только этот туман... И в этом тумане танцуют мальчики - подростки. Каждый танцует со своей мечтой и тайной свой собственный танец под музыку, звучащую в его душе. Ах, эти мальчишки! Все мысли, все стремления и желания, все надежды и мечты которых одной фразой выразил сумасшедший дядя Тео. «Хочу женщину!» - это он кричит, влезши на дерево и швыряясь камнями в любого, кто пытается его снять. Но если его может снять с дерева только монашка - карлица, то мальчишек влекут все женщины города, от 15 до 50 лет. В их глазах они все красавицы - и городская дурочка Вальпина, и учительница математики, и табачница, и одноклассница Альдина - все они предмет их грез и желаний. А уж красавица Градиска! За нее можно и жизнь отдать. Один из главных героев, подросток Тито, готов целыми днями бродить по этим улицам, чтобы встретить ее, мелькнувшую где - то вдалеке своим ярко-красным платьем. И так и разминувшийся с ней среди снежных сугробов, так неожиданно покрывшим город в июле. Снег в июле - чудо! И еще одно чудо - невесть откуда взявшийся павлин и распустивший на этом снегу свой роскошный хвост! Как Жар - птица из сказки! Мальчишек не особенно заботит то, что в городе полно фашистов, что твоего отца могут ночью вызвать на допрос, так как кто-то написал, что отец плохо сказал в разговоре о дуче. Это где-то там, в другом мире, не их. Разве что в школе муштруют на линейках и парадах с оружием. Но это даже весело. А фашисты, такие белые и пушистые, играют в биллиард под музыку «Сибоней». Но мгновенно звереют, услышав звуки «Интернационала». И высыпав на улицу расстреливают несчастный граммофон на башне. А потом «Сибоней» звучит на свадьбе Градиски, выходящей замуж за офицера - фашиста. Феллини связал эту музыкальную тему и фашистов. Ему виднее. Кончается лето, уезжает из города Градиска. Тито провожает ее взглядом... Кончается детство. Начинается взрослая жизнь. Там не будет ни недавно умершей матери, ни обожаемой Градиски. Но воспоминания о последнем лете детства останутся навсегда. Кончается фильм, но те воспоминания, которые он пробудил во мне, они продолжаются. Мой внутренний фильм, мой личный внутренний Амаркорд. У каждого он свой. (irina15)

comments powered by Disqus