на главную

ЗАВОДНОЙ АПЕЛЬСИН (1971)
CLOCKWORK ORANGE, A

ЗАВОДНОЙ АПЕЛЬСИН (1971)
#10128

Рейтинг КП Рейтинг IMDb
 IMDb Top 250 #086 

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Драма
Продолжит.: 136 мин.
Производство: Великобритания | США
Режиссер: Stanley Kubrick
Продюсер: Stanley Kubrick
Сценарий: Anthony Burgess, Stanley Kubrick
Оператор: John Alcott
Композитор: Walter Carlos
Студия: Hawk Films Ltd., Polaris Productions, Stanley Kubrick Productions, Warner Bros. Pictures

ПРИМЕЧАНИЯсемь звуковых дорожек: 1-я - проф. закадровый многоголосый перевод (R5) [5.1]; 2-я - проф. закадровый многоголосый (НТВ) [2.0]; 3-я - проф. закадровый двухголосый [2.0]; 4-я - авторский (А. Матвеев / Doctor Joker) [5.1]; 5-я - авторский (Ю. Живов) [5.1]; 6-я - авторский (В. Горчаков) [5.1]; 7-я - оригинальная (En) [5.1] + рус. субтитры (3 варианта) и англ.
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Malcolm McDowell ... Alex de Large
Patrick Magee ... Mr. Alexander
Michael Bates ... Chief Guard
Warren Clarke ... Dim
John Clive ... Stage Actor
Adrienne Corri ... Mrs. Alexander
Carl Duering ... Dr. Brodsky
Paul Farrell ... Tramp
Clive Francis ... Lodger
Michael Gover ... Prison Governor
Miriam Karlin ... Catlady (Miss Weathers)
James Marcus ... Georgie
Aubrey Morris ... Mr. P. R. Deltoid
Godfrey Quigley ... Prison Chaplain
Sheila Raynor ... Mum

ПАРАМЕТРЫ частей: 1 размер: 7141 mb
носитель: HDD1
видео: 1190x720 AVC (MKV) 4105 kbps 23.976 fps
аудио: AC3-5.1 640 kbps
язык: Ru, En
субтитры: Ru, En
 

ОБЗОР «ЗАВОДНОЙ АПЕЛЬСИН» (1971)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

В фильме был произведен исчерпывающий анализ причин преступности среди молодежи, нетерпимости нового поколения к привычным моральным ценностям и жизненным устоям современного общества. Безжалостный лидер банды подростков, совершающей убийства и изнасилования, попадает в тюрьму и подвергается специальной обработке по подавлению подсознательного стремления к насилию. Но жизнь за воротами тюрьмы такова, что меры, принятые по «исправлению жестокости характера» не могут ничего изменить.

Экстравагантный по форме и глубокий по содержанию фильм о молодом человеке, без зазрения совести совершающем одно скотство за другим. Попав за очередное преступление в тюрьму, он принимает участие в психологическом эксперименте, в результате которого становится "другим человеком". Фильм поднимает глубокие философские и нравственные проблемы, выстраивающиеся в своеобразный "замкнутый круг": мир, полный насилия, порождает ответное насилие, и в то же время отсутствие агрессивности делает человека абсолютно беззащитным в жестоком мире. Картина полна чёрного и абсурдного юмора. Иногда действие подчёркнуто театрально, иногда до жути достоверно. Великолепная музыка, безупречная операторская работа, замечательные актёры. Фильм почти полностью авторский - Стенли Кубрик является одновременно сценаристом, режиссёром и продюсером.

Англия, недалекое будущее. Для Алекса и его троих товарищей самым лучшим способом проводить свободное время стало применение ультра-насилия. Их вечера были заняты драками, грабежами и изнасилованиями. Алекс был главарем шайки и был уверен в своем превосходстве, но однажды друзья его предали - после очередного «развлечения» Алекса оглушили, и он не успел убежать до приезда полиции. Ситуацию усложнило то, что в ходе последнего преступления Алекс слишком сильно избил свою жертву, и она скончалась. Алекса осудили на 14 лет тюремного заключения. Но уже через два года у Алекса появился шанс досрочно освободиться. Для того чтобы снова увидеть волю, ему необходимо было принять участие в экспериментальной правительственной программе по исправлению преступников. У Алекса был свой план, но он недооценил сам эксперимент, призванный полностью стереть у преступника тягу к агрессии. Фильм состоит из размышлений о сущности человеческой агрессии на примере подростковой агрессии, о свободе воли и об адекватности наказания.

ПРЕМИИ И НАГРАДЫ

БРИТАНСКАЯ АКАДЕМИЯ, 1973
Номинации: Лучший фильм, Лучший режиссер (Стэнли Кубрик), Лучший сценарий, Лучшая работа оператора, Лучшая работа художника, Лучший саундтрек, Лучший монтаж.
ОСКАР, 1972
Номинации: Лучший фильм, Лучший режиссер (Стэнли Кубрик), Лучший адаптированный сценарий, Лучший монтаж.
ЗОЛОТОЙ ГЛОБУС, 1972
Номинации: Лучшая мужская роль (драма) (Малкольм МакДауэлл), Лучший фильм (драма), Лучший режиссер (Стэнли Кубрик).
ИТАЛЬЯНСКИЙ СИНДИКАТ КИНОЖУРНАЛИСТОВ, 1973
Победитель: Лучший иностранный режиссер (Стэнли Кубрик).
РЕЖИССЕРСКАЯ ГИЛЬДИЯ США, 1972
Номинация: Выдающееся режиссерское достижение (Стэнли Кубрик).
ХЬЮГО, 1972
Победитель: Лучшая драматическая презентация.
ОБЩЕСТВО КИНОКРИТИКОВ КАНЗАС-СИТИ, 1973
Победитель: Лучший фильм.
ОБЩЕСТВО КИНОКРИТИКОВ НЬЮ-ЙОРКА, 1971
Победитель: Лучший фильм, Лучший режиссер (Стэнли Кубрик).
ГИЛЬДИЯ СЦЕНАРИСТОВ США, 1972
Номинация: Лучшая сценарная адаптация драматического произведения (Стэнли Кубрик).
ВСЕГО 9 НАГРАД И 23 НОМИНАЦИИ.

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

Фильм снят по скандальному одноименному роману Энтони Берджесса. Автор книги для своих персонажей изобрел совершенно новый стиль одежды и особый язык - смесь английского и русского. Это делалось для того, чтобы избежать жесткой привязки ко времени.
"Заводной апельсин" (роман) - http://lib.ru/INPROZ/BERDZHES/apelsin.txt; в переводе Евгения Синельщикова (без транслита надсата, с заменой слов надсата жаргонными американизмами) - http://nkozlov.ru/?s=223&d_id=2248.
Сценарий фильма (на английском языке) - http://indelibleinc.com/kubrick/films/clockwork/coscript.html.
Энтони Берджессу фильм понравился. Он яростно защищал его от разных обвинений и нападок. Но потом Берджесс обиделся и сказал, что Кубрик просто использовал его для создания пиара своему фильму.
До того, как проектом занялся Стенли Кубрик, на роли Алекса и его банды планировались музыканты группы The Rolling Stones.
После обвинений в пропаганде насилия и после того, как ему стали приходить анонимные смертельные угрозы, Кубрик изъял фильм из проката в Великобритании спустя год после премьеры. Запрет держался вплоть до 1999 года, до самой смерти режиссера.
Сообщалось о нескольких реальных фактах подражания героям фильма, воплотившихся в реальных актах подросткового насилия. Сообщалось, что насильники напевали «Singin' In The Rain» во время преступлений.
Малкольм Макдауэлл претерпел много страданий во время съемок: в одной из сцен у него оказались сломаны ребра, в другой сцене ему повредили глаза, а в сцене топления Алекса его дружками Макдауэлл чуть не задохнулся из-за поломки дыхательного аппарата.
Во время съемок Макдауэлл и Кубрик часто и подолгу играли в настольный теннис. К своему большому разочарованию Макдауэлл потом обнаружил, что из его гонорара вычли оплату всех часов, проведенных за игрой в теннис.
Берджесс, желая оживить свой роман, насыщает его жаргонными словами из так называемого «надсата», созданным Берджессом в Ленинграде и взятыми из русского языка. Основная сложность перевода романа на русский язык состоит в том, чтобы эти слова для русскоязычного читателя выглядели столь же непривычно, как и для англоязычного. В. Бошняк, переводивший текст, придумал набирать эти слова латиницей, выделяя их таким образом из текста на русском языке. В основном персонажи в качестве жаргонных используют обычные русские общеупотребимые слова - «мальчик», «лицо», «чай» и т. д. Из-за того же «надсата» Стэнли Кубрик завещал показывать в русском прокате фильм «Заводной Апельсин» исключительно с субтитрами.
Название «Заводной апельсин» роман получил от выражения, которое когда-то широко ходило у лондонских кокни - обитателей рабочих слоев Ист-Энда. Кокни старшего поколения о вещах необычных или странных говорят, что они «кривые, как заводной апельсин», то есть это вещи самого что ни на есть причудливого и непонятного толка. Энтони Берджесс семь лет прожил в Малайзии, а на малайском языке слово «orang» значит «человек», а на английском «orange» - «апельсин».
Вино, которым угощает писатель, слишком светлое для «Шато Медо» 10-летной выдержки. Кубрик хотел, чтобы герой МакДауэлла пил именно это вино, но чтобы актер не окосел, вино разбавляли водой, доливая после каждого дубля.
В сцене изнасилования Малкольм МакДауэлл пел «Singin» In The Rain' всего лишь потому, что только от этой песни знал слова.
Номера бывших друзей Алекса, ставших полицейскими, - 665 и 667. Намек на то, что Алекс между ними - 666-й.
Змея появилась в фильме после того, как Макдауэлл неосторожно признался Кубрику, что боится рептилий.
Стенли Кубрик попросил группу «Пинк Флойд» продать права на их песню «Atom Heart Mother». Но поскольку он хотел вечную лицензию и неограниченные возможности по коверканью музыкального материала, группа отказалась. В сцене с магазином пластинок, над прилавком висит обложка с альбома «Atom Heart Mother».
На прилавке по прокату винила (00:26:30) виден рекламный постер фильма «Космическая Одиссея 2001».
Съемочный период: 7 сентября 1970 - февраль 1971.
Бюджет: $2,200,000.
Вторая картина с порнографическим возрастным рейтингом «Х», которая была представлена в номинации на «Оскар» как лучший фильм года. Из-за скандальной репутации картины некоторые кинозвезды отказались в 1971 году не только вручать награды, но даже вообще участвовать в церемонии вручения «Оскара».
«Заводной апельсин» "боролся" за «Оскары» с фильмом «Французский связной» Уильяма Фридкина.
Киноляпы - http://tramvision.ru/lapsus/2008/clockwork-orange.shtml.
Кубрик заставил своего ассистента уничтожить весь отснятый материал, который не вошел в фильм.
Премьера: 19 декабря 1971 (США, Канада).
Слоганы: «Being the adventures of a young man whose principal interests are rape, ultra-violence and Beethoven»; «Being the adventures of a young man... who couldn't resist pretty girls... or a bit of the old ultra-violence... went to jail, was re-conditioned... and came out a different young man... or was he?»; «The Breakthrough Presentation Of Stanley Kubrick's Clockwork Orange For The Millions Who Were Not Allowed To See It Until Now!».
Противником фильма стала католическая церковь, обрушившая на Кубрика и его творение шквал обвинений.

СЮЖЕТ

События фильма происходят в недалеком будущем. В фильме рассказывается о судьбе подростка Алекса (Малкольм Макдауэлл). Алекс очень любит слушать Бетховена, насиловать женщин и совершать акты «ультранасилия»: избивать бездомных, врываться в приличные дома и грабить жильцов, драться со сверстниками. Алекс сам рассказывает свою историю. Для рассказа он использует сленг «надсат» (англ. Nadsat), в котором смешаны английские и русские слова. Совершив жестокое убийство и будучи подставленным друзьями-подельниками, Алекс попадает в тюрьму. Тюрьма оказывается для него невыносима, и он решает участвовать в экспериментальном «лечении», которое предлагает правительство, и после которого можно сразу выйти на свободу. «Лечение» заключается в том, что у человека вырабатывают условный рефлекс на секс и насилие: как только Алексу хотелось заняться сексом или подраться, у него начинался ужасающий, сводящий с ума приступ тошноты, от которого даже хотелось совершить самоубийство. А в качестве побочного эффекта, такой же приступ начинался у Алекса и при звуках ранее обожаемой им Девятой симфонии Бетховена. Возвратившись домой, Алекс оказывается отвергнут своими родителями. В то же время общество внимательно следит, как новое экспериментальное «лечение» подействует на жестокого убийцу, об этом пишут все газеты. Лишенный всякой возможности защищаться, Алекс случайно встречается поочередно со своими жертвами и подельниками - и те и другие жестоко избивают Алекса, а последняя его жертва, политический оппозиционер, и вовсе мучает его Девятой симфонией и заставляет выброситься из окна. Самоубийство Алекса, по планам оппозиции, должно было показать всю несостоятельность нового «лечения», предложенного правительством. Но Алекс выжил. Только в больнице, окруженный всяческой заботой персонала, Алекс понемногу приходит в себя. Но забота оказывается не бескорыстна - в больнице Алекса навещает министр внутренних дел и просит притвориться, будто все в порядке, и будто лечение совершенно безопасное и эффективное. Взамен он предлагает Алексу высокооплачиваемый пост во власти, на котором Алекс должен будет улучшать имидж правящей партии, подпорченный его попыткой суицида. Алекс соглашается. Фильм завершается его зловещими словами: «Меня вылечили нормально...».

ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ЦЕННОСТЬ
Этот фильм, вызвавший в свое время культурный шок и ставший культовым, в полной мере отражает художественный стиль Стенли Кубрика и пронизан характерной для Кубрика мизантропией и пессимизмом. Пугающий и провокационный по содержанию, «Заводной апельсин» затрагивает сложную тему зла и насилия в современном обществе. Имеет ли государство и общество право лишать человека свободы воли, пусть даже в целях наказания и исправления? Может ли человек, личность, лишенная свободы воли, ставшая похожей на заводной апельсин, символизировать собой победу современных технологий над злом? Но наряду с социальными вопросами, в фильме глубоко затронута и природа человека. Откуда исходит агрессия? Каков человек без свободы воли? Как может садизм сочетаться с тягой к прекрасному, к музыке Бетховена, например? Визуальный ряд и композиция кадра в этом фильме считаются неповторимым авторским почерком Кубрика. Фильм не такой визуально яркий, как «Космическая одиссея 2001», но все же представляет огромный интерес. Чтобы подчеркнуть бунтарский характер фильма, Кубрик свел работу камеры до самых простых движений: работы трансфокатора, горизонтального движения (особенно знаменита начальная сцена дома у писателя-оппозиционера) и лишь нескольких панорамных кадров. В фильме также очень интересно прослеживается переход от сюрреализма в начале к реализму в середине и конце, и снова к сюрреализму в заключительной сцене. В этой заключительной сцене фильма Алекс занимается сексом с женщиной в окружении аплодирующих джентльменов викторианской эпохи. Это символизирует, что агрессия Алекса принята обществом, и что Алекс теперь будет сеять агрессию, опираясь на политиков, а не на преступников.

Острая и мрачная футуристическая сатира. Экранизация знаменитого романа Энтони Берджеса, казавшаяся чрезмерно жестокой в 1971 году. Насилие царит в умах и делах банды Алекса (МакДауэлл). Насилие как фетиш, как идеология становится предметом ехиднейшего и горького анализа, предпринятого впервые в мировом кино его незаурядным мастером Стэнли Кубриком. Самая "дъявольская" роль МакДауэлла, а в визуальном плане фильм и до сих пор не потерял своей "жутковатой" новизны сюрреализма. (Иванов М.)

Философская антиутопия. Один из самых знаменитых фильмов в истории мирового кино, вероятно, не произведет сегодня на публику, более привычную к откровенным и жестоким сценам на экране, такого же сногсшибательного впечатления, как это было в момент выхода картины в начале 70-х годов. Философская аллегория Стенли Кубрика на основе культового сочинения Энтони Берджесса с большой долей черного и абсурдного юмора рассказывает об агрессивном антигерое Алексе из недалекого будущего, что вызвало бурные споры среди критиков - о сущности насилия, тоталитаризме общества, перспективах развития человеческой цивилизации. А рядовые зрители были шокированы цинизмом, с которым герой совершал свои преступные деяния, поэтому они не очень-то вникали в суть художественно-интеллектуальных изысканий режиссера (между прочим, в его адрес даже стали поступать различные угрозы - и сам Кубрик был вынужден настоять на изъятии ленты из английского проката, а повторно ее выпустили на экран лишь в 2000 году, уже после смерти постановщика). Между тем, Стенли Кубрик исследовал в своем пророческом по многим параметрам фильме механизм существования индивидуального и общественного насилия, подавления личности и превращения ее в «послушного ребенка» - некий «заводной апельсин» - с помощью аппарата власти и ее различных институтов. Когда Алекса усиленно стремятся отвратить от дурных наклонностей, то не только делают ему специальные инъекции, но и вынуждают в сопровождении Девятой симфонии Бетховена (а она ведь создана на основе оды Шиллера «К радости») смотреть жестокие кинокадры, в том числе - хронику о зверствах нацистов. С Алексом поступают словно с законченным алкоголиком или же с наркоманом на последней стадии, пытаясь вызвать физическое отторжение от собственной непреодолимой мании. Но, как и в случае с этими зависимыми от своей болезни людьми, принудительное лечение Алекса от проявления неуправляемых агрессивных инстинктов не приводит к желаемому результату. Прежде обожаемый им Бетховен еще может спровоцировать почти рвотный эффект, однако лицезрение документально запечатленных ужасов все-таки не повлияло на животную страсть юного негодяя из недалекого будущего к совершению злонамеренных деяний. Как говорится, природа берет свое! Большинство даровитых и просто бездарных постановщиков во всем мире с жадностью набросились на целую россыпь кинематографических открытий, щедро предложенных Кубриком в «Заводном апельсине». Не удивительно, что сейчас многое из данной картины может показаться невероятно знакомым по массе других произведений. А по-настоящему творчески - страстно споря и явно не соглашаясь с позицией Стенли Кубрика - подошел к его работе только лишь англичанин Линдсей Андерсон, создав буквально через два года в ленте «О, счастливчик!» (и даже при участии того же актера Малколма МакДауэлла) как бы антивариант «Заводного апельсина». Было бы также интересно задаться целью и сопоставить с этим фильмом начала 70-х годов супермодные творения девяностых, например, «Криминальное чтиво» Квентина Тарантино, а еще лучше - иную британскую картину «На игле» о новых «забавах молодых», по сравнению с которыми Алекс может показаться чуть ли не пай-мальчиком. А среди редкостных достоинств не только данного произведения Кубрика особо хотелось бы отметить его удивительную способность использовать классическую и современную музыку в совершенно неожиданном и подчас парадоксальном плане, обязательно контрапунктно и ассоциативно по отношению к изображению. То, как он включает в экранное повествование в «Заводном апельсине» музыку Джоакино Россини (не случайно, что она до сих пор входит в число киномелодий-хитов) или же заглавную песенку из популярного мюзикла «Поющий под дождем», поражает и спустя десятилетия после первого просмотра. 9.5/10. (Сергей Кудрявцев, 1989/1997)

Кошмар под музыку Бетховена. Гимн возмездию. Шедевр, который я поместил бы не то что в десятку, а в пятерку лучших фильмов всех времен и народов. В подобных случаях очень остро ощущаешь собственное бессилие - все время активно не соглашаешься с ходом мысли автора, но не единого "contra" произнести не можешь. "А выбор?" - главный аргумент в защиту преступника, над которым произвели научный эксперимент в рамках новой программы борьбы с насилием. (Священник в данном случае возмущается чисто механическим решением вопроса без апелляции к нравственности.) А какой выбор предоставлял герой своим жертвам? Вовсе никакого. Тогда как на эксперимент согласился добровольно. Ну да, у него отняли какую-то часть естества, в то время как существуют привычные, более гуманные формы обуздания агрессии. Но, как заявил сторонник новых методов, министр внутренних дел, в тюрьме они лишь прибавят умение лицемерно улыбаться и познакомятся с другими пороками. Что проблему только усугубляет. Ну и так далее... Бессилие. Замкнутый круг. Что такое "заводной апельсин" - я так за много лет и не понял. Ответ содержится где-то в романе Энтони Берджесса, который я не читал и который имеет отношение к фильму лишь на уровне главной интриги. Берджесс создал сугубо лексический труд, равно бесполезный к переводу на русский и на кинопленку. (И даже знание англицкого не облегчит нашему человеку знакомство с романом - феня британской урлы не преподается ни в тамошних, ни в здешних институтах.) Следует также отметить, что выдающиеся фильмы по литературным произведениям (не будем называть это экранизациями) традиционно вызывают писательское недовольство - хоть возмущение Лема "Солярисом" Тарковского, хоть брюзжание Берджесса в адрес Кубрика... Не знаю, как на самом деле все происходило, но мне кажется, что режиссер вместо вчитывания в роман пристально следил за публикациями этолога Конрада Лоренца, создателя теории об агрессивности как о неотъемлемом, врожденном свойстве живой природы, своего рода саморегулирующем механизме эволюции. До эксперимента над Алексом в обществе существовала биологическая справедливость - здесь царил сильный, любвеобильный самец. Его искусственно вывели из игры, но внешне ситуация ничуть не изменилась: все те же агрессоры и жертвы. Вчерашние жертвы оказались ничуть не нравственнее, они дружно, расталкивая друг друга, ринулись на вакантное место тирана и мучителя. Все эти стариканы, калеки, вечно вторые... Причем, месть играла в их порыве какое-то третьестепенное место - в основном они стремились решить какие-то личные вопросы за счет страданий других или просто издать нарциссический рык победителя. Нравственность, за которую все ратовали, так и не вступила в свои права, но и целесообразность оказалась попрана, обещая тотальный кризис обществу. Готового рецепта в фильме нет. Герой возвращен в привычное состояние. Оно и не лучше, но природней, натуральней. Совершенно не важно получается - кто кого сожрет. Важно, что в любом случае жрут, сволочи... И получается, что все дело в личной ответственности. Всегда следует помнить, что зло порождает зло и что за любое неправедное деяние неотвратимо последует возмездие, справедливо ли оно по высшему счету или нет. Я вот тоже чувствую в себе тирана и, будь моя воля, я бы всех (всех!) живущих заставил смотреть "Заводной апельсин". Принудительно, как Алекса заставляли смотреть фильмы о насилии, привязывая к креслу, фиксируя веки - чтобы не отвернуться и не закрыть глаза... Смотреть и запоминать. Смотреть и делать выводы. (Игорь Галкин)

Культовый фильм-антиутопия Стэнли Кубрика о тоталитаризме, одном социопате и классической музыке. Экранизация классики пера Энтони Бёрджесса, описывающей историю социопата и мрази Алекса ДеЛарджа, занимавшегося одним лишь беспределом, пока его не приняли под белы рученьки люди науки и не устроили... Впрочем, сюжет, думаю, известен всем и так. А вот достойного перевода на фильм не было. Теперь появился. Примечания к переводу: Во-первых, при переводе руководствовался словарём (http://www.sparknotes.com/lit/clockworkorange/terms.html) придуманного Бёрджессом языка «надсат» (это смесь рифмованного кокни, чистопородного английского и русского). Отсюда - всё, слава Богу, обошлось без эксцессов со сленгом Алекса и его друзей. Во-вторых, поскольку в «надсат»-е присутствует рифмованный кокни, то это совершенно нормально, что герои говорят будто бы стихами. В оригинале всё было ровно так же. В-третьих, все надписи озвучены, так что проблем с узнаванием того, что поёт Алекс - быть не должно. А поёт он «Поющий Под Дождём» из фильма, как ни странно, «Поющие под дождём» (1952; ). В-четвёртых (и это последнее) - перевод субтитров выполнен в стиле книги, т. е. сохранены все сленговые русизмы. Прежде такого никто не делал, я проверял. (Алексей Матвеев / Doctor Joker)

Прежде чем перейти к «разбору полетов», сразу развею самое главное заблуждение относительно фильма Кубрика. Большинство зрителей наивно полагают, что «Заводной апельсин» - фильм о культе насилия и жестокости среди молодежи. Забудьте об этом. «Заводной апельсин» - это политическая драма о разрушении базовых общественных институтов. В отличие от Берджесса, который в своей книге сконцентрировался на описании насилия, Кубрик пошел гораздо дальше. Он не только показывает следствие (акты насилия), но ищет причины, находит их и, что самое главное, указывает на методы решения общественных проблем. Если позволите, я разберу фильм по сценам. Естественно, я беру лишь самые ключевые моменты, без которых невозможно понять суть происходящего. Итак: Сцена 1. Начальная сцена, в которой банда малолетних преступников зверски избивает бомжа. Кубрик устами старика излагает проблему всего фильма: «Как может быть счастлив мир, в котором дети не уважают родителей и в котором творится столько беззаконий...» Это завязка. Кубрик на протяжении всего фильма объясняет - как, почему и в какие моменты дети сворачичвают на скользкую дорожку, почему они вырастают уголовниками, можно ли это предовратить и какую роль играют в озлоблении общества 3 кита современного мира - Церковь, Власть и Пресса. Сцена 2. Разговор матери и отца главного героя. Важны всего 2 фразы из их диалога: - А где он работает по вечерам? - Я не знаю
Не правда ли, это уже объясняет, почему дети не уважают родителей? Кубрик рекомендует: занимайтесь своими отпрысками; интересуйтесь, где они, с кем, в какой компании; старайтесь показывать детям, что Вам не безразличны их проблемы. И вообще, стоит ли заводить детей, если у Вас нет времени на их воспитание? Сцена 3. Лицемерие Церкви. В тюремном зале священник читает заключенным страшную проповедь об адских муках и страданиях, ожидающих грешников после смерти. Его проповедь не слушают, после чего священник начинает петь. Смысл: как можно угрожать «геенной огненной» тем людям, которые и так живут в аду, да еще и рассчитывать при этом, что они встанут на путь истинный и будут милосердными?! Какие чувства можно пробудить этим бредом в людях, кроме чувства отвращения? Кубрик еще и то хотел сказать, что служители Церкви сами увлеклись формой своей религии и не видят ее содержания. Разве смысл христианства в рае и в аде, в муках после смерти и вечной жизни? Нет! Смысл в вере, любви и сострадании, и именно эти принципы Церковь должна доносить до своей паствы, и именно такой проповедью пробуждать в заблудших душах светлые чувства. Сцена 4. Всего одна фраза: «Когда человек не имеет возможности ВЫБИРАТЬ, он перестает быть человеком» (и превращается в животное, орудие убийства, бездушную машину, послушного зомби и т. п.). Здесь я не буду ничего пояснять - просто оглянитесь вокруг, посмотрите на сводки новостей, политику государства; поймите, ради чего Вы работаете, живете в семье и т. д. Никаких тенденций не замечаете? Сцена 5. Герой возвращается в свою семью из тюрьмы, не предупредив родителей. Ему не рады - в доме новый квартирант, который заплатил за месяц вперед и который стал старикам «почти как родной». Герой вынужден уйти из дома и пойти куда глаза глядят. Суть: эта история - полный антоним библейской притчи о блудном сыне. У Кубрика родители выгоняют своего сына из-за денег и мещанской мечты о спокойствии. Классический образчик лицемерия. И последнее. Обратите внимание на то, с какими словами герой Макдауэлла весь фильм обращается к зрителям - «Братцы вы мои...» Неужели Вы не слышите горького сарказма Кубрика? Ведь это слово «братцы» означает как раз то, что мы ВСЕ - лицемеры, лжецы и бессовестные ханжи. В мире творится столько зла - а Вы пошевелили хоть пальцем, чтобы его стало меньше? Ведь в тот самый момент, когда Вы читаете эти строки и тратите свои деньги на Интернет, в какой-нибудь Африке умирает от голода нищий и больной ребенок. На эти деньги Вы могли бы купить ему кусок хлеба и спасти его от гибели. Но Вы этого не делаете и, увы, не сделаете. И знаете, почему? Смотрите Кубрика - он знает... (Tony Cameron)

Заводной апельсин. Услышав эту фразу, ценитель литературы вспомнит имя Энтони Берджесса и его одноименный роман. Киноман же, воскликнет имя Стэнли (царство ему небесное) Кубрика, снявшего один из самых культовых фильмов ХХ столетия. А кто-то из всезнающих эрудитов, возможно, выдаст вам справку об одном из самых старых в мире, шотландском метрополитене, носящем подобное название. А вот человек, не интересующийся всем этим, возможно, лишь удивленно пожмет плечами по поводу довольно абсурдного словосочетания... Кубрик снял фильм, который по его же собственным словам, нужно было выпустить лет на 20 позже. Скандал сопровождал фильм с самого момента выхода его на экран. «Зло как таковое», - вынесли вердикт служители британской Фемиды и отправили фильм в длительное подпольное плавание. Он поддавался запретам и был плодом нещадной критики, но в то же время очень быстро приобрел статус культового в глазах любителей кино и обеспечил себя от забвения на десятилетия. Фильм Кубрика, прежде всего антиутопия, сделанное в очень острой и яркой форме предупреждение режиссера человечеству. * Улицы деградирующего Большого Города, контролируемые по вечерам «одетыми по последней моде» парнями, ищущими объект для доброго старого «ультра насилия»; * Педагоги, интересующиеся лишь возможными взысканиями, но никак не судьбами своих подопечных; * «Милиценты» - совсем недавно еще дети улицы, вчера грабившие и убивавшие, а сегодня ставшие на стражу закона; * Тюремные надзиратели, больше похожие на верных псов Люцифера, чем на людей исправно несущих свою службу; * Священники, пугающие преисподней заключенных в аду на Земле, вместо того, чтобы давать им хоть какую-то надежду; * Доктора, упустившие из виду главный принцип «не навреди» и использующие пациентов вместо лабораторных крыс; * Лицемеры-политики, готовые на все ради мягкого кресла в правительстве; * Их оппоненты-фанатики готовые на еще большее; * Журналисты, ищущие дешевых сенсаций; * Родители, променявшие родного сына на стабильную оплату за комнату; ...а среди всего этого бедняга Алекс, насильно лишившийся самого дорогого в жизни: права выбора и радости от произведений старины Людвига Вана. Его сделали «заводным апельсином», и хоть он, конечно, и подонок, но никто не заслуживает подобной участи по отношению к себе. Хотите сказать, Кубрик преувеличил? Возможно. Но стоит включить новости, как оттуда непременно хлынет очередная порция грязи и негатива. Да таким мощным потоком, что и захлебнуться несложно. Уже без малого 40 лет прошло со времен создания фильма, а «Заводной апельсин» вызывает до сих пор столько споров и разнотолков. И даже очень неплохое творение Берджесса вспоминается лишь, как правило, в ключе: «да ведь это та книжка, по которой снят фильм Кубрика». Практически все фильмы Кубрика сняты по чьим-то произведениям, но станет ли кто-то называть его фильмы экранизациями? Авторы литературных оригиналов, как правило, негативно отзывались о созданных фильмах, что редко бывает с фильмами снятыми слово в слово согласно текстам так оберегаемых писателями. То режиссер сильно перекроил основной материал, то слишком вольно трактовал идею произведения, то не на том сделал основные акценты, то еще что-то. Но фильмы Кубрика до сих пор на слуху, а кто, же вот так навскидку назовет автора какого-нибудь романа или повести, которую он «экранизировал». Кроме кинговского «Сияния», конечно. Но Кингу-то Кубрик, допек как раз чуть ли не больше всех - как же так, с его, короля ужасов и мистики, произведением он так вольготно обошелся, проигнорировав при этом все его рекомендации. Так и в этот раз: Кубрик абсолютно сознательно изменил концовку, закончив рассказ на главу раньше Берджесса. И если книга заканчивается вполне разумными размышлениями 18-летнего юноши о круговороте жизни и (!) семейных ценностях то Кубрик напоследок дает нам вдоволь насладиться «триумфом» выздоравливающего Алекса и лицезреть его знаменитую ухмылку. Кубрик снова нагнал излишней мрачности и безысходности, снова заметит кто-то. Но это лишь на первый взгляд. Ведь если у Берджесса Алекс задумывается о семье и продолжении рода и в них (т. е. в его мечтах о будущем) его отпрыск проходит тот же бесславный путь, что и папочка, то ситуация ничуть не измениться до тех пор пока вертится наш большой и хорошо заведенный кем-то апельсин, то Кубрик дает зрителю самому для себя решить подобный вопрос, оставляя финал, хоть и безрадостным, но все же открытым. В итоге фильм приобретает тысячи, а может и миллионы (число это равно числу вдумчиво смотревших фильм зрителей) альтернативных концовок. Удачно поставленное автором многоточие, не признак ли, если и не гениальности, то хорошего осмысления проблемы? Заводной апельсин. Услышав эту фразу я вспоминаю книжного коротышку-Алекса с незабываемой ухмылкой Малкольма Макдауэлла, англо-русский сленг, придуманный писателем и одинаково непривычно звучащего для уха, воспринимающего как английскую, так и русскую речь, любительский и слегка пафосный одноголосый перевод, музыку бессмертного Людвиг Ван Бетховена, так органично вписавшуюся в знаменитую антиутопию и, конечно же, я обязательно вспомню творческий гений одного из лучших режиссеров ХХ века, имя которому Стэнли Кубрик. (orange3005)

comments powered by Disqus