на главную

ЗА ОБЛАКАМИ (1995)
AL DI LA DELLE NUVOLE

ЗА ОБЛАКАМИ (1995)
#10141

Рейтинг КП Рейтинг IMDb
  

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Драма
Продолжит.: 105 мин.
Производство: Франция | Германия | Италия
Режиссер: Michelangelo Antonioni, Wim Wenders
Продюсер: Philippe Carcassonne, Stephane Tchalgadjieff
Сценарий: Tonino Guerra, Wim Wenders, Michelangelo Antonioni
Оператор: Alfio Contini (Antonioni segment), Robby Muller (Wenders segment)
Композитор: Bono (U2), Adam Clayton (U2), Van Morrison, Laurent Petitgand
Студия: Canal+, Cecchi Gori Group Tiger Cinematografica, Centre National de la Cinematographie (CNC), Cine B, Degeto Film, Eurimages, France 3 Cinema, Road Movies Zweite Produktionen, Sunshine

ПРИМЕЧАНИЯрус. субтитры в 2-х вариантах и англ.
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Chiara Caselli ... Mistress
Irene Jacob ... The Girl
John Malkovich ... The Director
Sophie Marceau ... The Girl
Vincent Perez ... Niccolo
Jean Reno ... Carlo
Kim Rossi Stuart ... Silvano
Ines Sastre ... Carmen
Peter Weller ... Husband
Marcello Mastroianni ... The Man of All Vices
Jeanne Moreau ... Friend
Enrica Antonioni ... Boutique Manager
Carine Angeli
Alessandra Bonarotta

ПАРАМЕТРЫ частей: 1 размер: 1850 mb
носитель: HDD1
видео: 720x448 XviD 1561 kbps 25 fps
аудио: AC3-5.1 448 kbps
язык: Ru, Fr
субтитры: Ru, En
 

ОБЗОР «ЗА ОБЛАКАМИ» (1995)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

Встречи с незнакомцами, наблюдения, прогулки с фотоаппаратом по улицам французских и итальянских городов вдохновили режиссера этого фильма великого Микеланджело Антониони на четыре рассказа о любви. В основе этих историй - желание, убийство, расставание и вера...

"Визуальные шифры, абсолютный образ, который никто из нас так и не увидит". Все это там, за облаками. Но для того, чтобы передать хоть как-то в образах то, что увидел режиссер за 83 года своей жизни, авторы картины выстраивают короткие, кажущиеся случайными истории, объединенные одним персонажем - режиссером (Джон Малкович), от лица которого они рассказаны и увидены. Все эти истории о мужчинах и женщинах, красоте и боли, любви и ревности, желании и страхе... потерять. Страхе потерять даже то, чего еще не имеешь, чем не обладал. Поэтому в первом наброске герой гладит любимую женщину, но не касается ее ладонью... Впрочем, лучше посмотрите сами эту картину - у вас она вызовет, возможно, совсем иные чувства и ассоциации. Так, наверное, и должно быть. В этом и есть настоящее искусство. (М. Иванов)

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

Фильм снят по сюжетам из книги Антониони "Тот кегельбан над Тибром".
Пролог, эпилог и связки между новеллами снял известный немецкий режиссёр Вим Вендерс.

ПРЕМИИ И НАГРАДЫ

ВЕНЕЦИАНСКИЙ КИНОФЕСТИВАЛЬ, 1995
Победитель: Приз международной ассоциации кинокритиков (ФИПРЕССИ) (Микеланджело Антониони, Вим Вендерс).
ДАВИД ДОНАТЕЛЛО, 1996
Победитель: Лучшая работа оператора (Альфио Контини).
ИТАЛЬЯНСКИЙ СИНДИКАТ КИНОЖУРНАЛИСТОВ, 1996
Победитель: Лучшая музыка для фильма (Лючо Далло).
МКФ В ВАЛЬЯДОЛИДЕ, 1995
Номинация: Главный приз (Микеланджело Антониони, Вим Вендерс).

Экзистенциальная драма с элементами мелодрамы. Союз 82-летнего Микеланджело Антониони и 50-летнего Вима Вендерса, скорее всего, являлся не творчески вдохновенным, а как бы матримониально вынужденным (это вполне можно сопоставить с коллизией замечательного французского фильма «Прекрасная спорщица», где мэтр, желающий вернуться к занятию искусством, конечно, благодарен заботливой жене, но отнюдь не вспыхивает ярким огнём творчества от ставшего уже привычным общения). Несколько лет лишённый дара речи из-за инсульта, а не снимавший вообще с 1981 года, выдающийся итальянский «певец некоммуникабельности» хотел перенести на экран четыре своих рассказа о «невозможной любви» из сборника «Тот кегельбан над Тибром». Немецкий же режиссёр, который с начала 90-х годов увлёкся поисками человеческой и аудиовизуальной идентичности в странствиях «до самого края света», сам пребывая в определённом творческом и мировоззренческом кризисе, решил с благоговением помочь маэстро, чьё влияние ощущал ещё со своей ранней работы «Страх вратаря перед одиннадцатиметровым» (1971). Но при просмотре картины «За облаками» создаётся впечатление, что смотришь два совершенно разных произведения. Одно из них - о напрасных муках любви, которая вовсе не возвышает, а напротив, опустошает и губит, красота же обнажённых женских тел больше напоминает холодный мрамор статуй. Антониони вновь выстраивает в этих четырёх новеллах своеобразную антологию всех собственных фильмов: от самой первой «Хроники одной любви» до последней на тот момент - «Идентификации женщины». И на излёте жизни и творчества приходит к довольно неутешительному выводу, что любовь преходяща, тайна жизни непостижима, искусство не вечно и даже фальшиво, а вера в Бога по-своему порабощает чистую и искреннюю натуру девушки, почти ангельского создания в исполнении Ирен Жакоб, чья героиня добровольно отказывается от простых человеческих радостей. Другая же часть ленты, которая состоит из коротких интермедий, связывающих разные новеллы, и принадлежит как раз Вендерсу, она повествует, по сути, о самовлюблённости постановщика, равнодушно манипулирующего героями и вообще - самой реальностью. Кстати, психологическим и художественным просчётом следует считать то, что «альтер-эго» сразу двух авторов, сыгранный американским актёром Джоном Малковичем, попутно раздваивается также и по ходу действия, приняв участие в качестве непосредственного персонажа-режиссёра из второго рассказа. Но если у Микеланджело Антониони, как первого творца этого фильма-кентавра, можно заметить стремление в связи с преклонным возрастом судить обо всём будто бы с точки зрения вечности, уже находясь «за облаками», то Вим Вендерс в большей степени просто витает в облаках, презрев жизнь на грешной земле. (Сергей Кудрявцев)

Трудно писать о своем любимом фильме. Это все равно, что влюбленной девушке объяснять, что же она такого особенного находит в своем избраннике. Это те самые детали, которые, складываясь вместе, внезапно переносят нас в другое пространство-пространство любви. Фильм, в своем роде, совершенный и, по-моему, сильно недооцененный. Один из критиков назвал этот фильм фильмом-кентавром, потому что в нем отчетливо прослеживаются, как Антониониевские мотивы, так и Вендерсовские. Критик увидел в этом недостаток фильма. Я же считаю, что этот мощный сплав творчества двух классных режиссеров и прекрасных актеров, которых им удалось привлечь к созданию фильма, дал совершенно экзотичный плод. Фильм с совершенно неповторимым ароматом, который хочется вдыхать, как воздух, бесконечно. Это фильм, который надо смотреть отстраненно, из-за облаков, фильм-игра, фильм-загадка. Антониони-Вендерс воспроизвели на пленке поток жизни такой мощности, что остается его впитывать и впитывать по капле. Фильм невозможно разделить на составляющие - сюжет, слова, картинки, музыка, и попытаться анализировать, вычленяя отдельные компоненты. Потому что здесь всё сплетено в такой тесный клубок, который невозможно распутать логически. Это туман Феррары, итальянская архитектура, обрамляющая отношения героев, затем в следующей новелле мы переносимся на Лигурийское побережье (Портофино) в межсезонье и Софи Марсо, одетая в морском стиле, и история про 12 ударов ножом, и рассуждения Антониони, что именно 12 ударов и придают этой истории совершенство, потому что 2 или 3 удара уже изменили бы все. А дальше Париж, и опять история, рассказанная юной девушкой о проводниках-инков, которые не могли спешить, потому что иначе их души не поспевали за ними,и эта история связывает запутанные отношения мужчины с этой юной девушкой и женой, а потом пейзаж юга Франции с художником (Мастрояни) и его подругой (Моро) и вот мы опять в французском городке (Aix-en- Provence), где Венсан Перес идет за девушкой (Ирен Жакоб), а она в конце говорит ему, что завтра уезжает в монастырь. И опять вся эта история неразделима от дождя, французских интерьеров, дверной ручки, железных столбов по обочинам булыжной дороги. Фильм не дает зрителю никаких готовых выводов, просто показывает жизнь, глубоко вторгаясь в самые интимные её зоны, то, что невозможно объяснить человеку, лишенному поэтического чувства. Почему 12 ударов совершеннее, чем 2, почему рассказ о душах, не поспевающих за телами является цементом для треугольника? Это невозможно объяснить, это можно только прочувствовать, находясь на одной волне с Антониони и Вендерсом. (ameli_sa, cinematheque.ru)

«Двенадцать ударов ножом. Именно двенадцать ударов и придают этой истории совершенство, потому что два или три удара уже изменили бы все.» Eщё в 1985 гoду с Mикeланджелo Aнтониони, нaходящимся ужe в вeсьмa прeклонном вoзрасте, случилcя инcульт, кoтoрый пpивёл к паpaличу прaвой пoлoвины тeла и неoбратимой пoтеpе речи. В течeние десятилeтия пoслe этoго Aнтониони нe снимaл полнoметражных картин. В 1995 году при помощи немецкого режиссера Вима Вендерса и жены Микеланджело - Энрики Антониони был поставлен «За облаками». В свое время фрaнцузские кpитики пpизнали этoт фильм бoльшим событием в кинo. В oснoве сцeнария «Тот кегельбан над Тибром» - книгa Антониони, нaписанная в семидесятых. Сюжетная канва представляет собой несколько коротких историй, объединённых между собой рассуждениями стороннего наблюдателя - режиссёра какой-то гипотетической картины, путешествующего по Европе в поисках новых персонажей, историй, чувств. Может быть, режиссёр (его исполнил Джон Малкович) - никто иной, как альтер эго самого Микеланджело Антониони? Достоверно ответить нельзя, но это первая мысль, возникающая при просмотре. Истoрии о мужчинaх и жeнщинaх, крaсотe и бoли, любви и рeвнoсти, жeлании и стрaхе мoжно уcловно oбъединить в чeтыре катeгории: желание, убийство, расставание и вера. В каждой из четырёх историй играют лучшие европейские актеры: Инес Састр, Софи Марсо, Фанни Ардан, Жан Рено, Кьяра Каселли, Марчелло Мастроянни, Жанна Моро, Венсан Перес и Ирен Жакоб. Мoрской туман и долгие тихие кадры со старыми итальянскими городами обрамляют отношения героев историй. Первая новелла рассказывает о целомудренной любви, по-своему прекрасной и по-своему бессмысленной. Идеально красивая пара. Они случайно встретились на улочках Феррары и были влюблены друг в друга несколько лет, но никогда не обладали друг другом - гордыня оказалась сильнее искушения. Второй эпизод с молодой и прекрасной Софи Марсо рассказывает не столько про убийство, сколько про совершенство правды. Почему двенадцать ударов совершеннее, чем два или три? Третья история об измене, тяжести расставания и проблесках надежды. Здесь, как история в истории возникает ещё одна - рассказ юной девушки из парижского кафе о проводниках-потомках инков, которые не могли спешить, потому что их души не поспевали за ними. Если ваша душа отстала - просто подождите её. Четвёртая новелла, завершающая повествование, объединяет все предыдущие. Она о вечной любви, но о любви к Богу. «А если я в вас влюблюсь?» - «Это всё равно, что зажечь фонарь, в комнате залитой светом». История о вере. В своей ленте Микеланджело Антониони глубоко вторгается в самые интимные зоны отношений мужчины и женщины. В фильме множество эротических сцен, но сняты они в холодной синеватой гамме, что даёт возможность, не скатившись в пошлость, показать всю красоту женского тела. Наверно это и есть настоящее искусство эротики. Хотя по хронометражу фильм совсем не длинный, во время просмотра кажется, будто время остановилось. Всё сюжетное действо, которое и не действо, а скорее полное бездейство можно растягивать до бесконечности, как гармошку. Здесь нет героев, которым зритель сопереживает, здесь нет чёткой линии событий, на которой обычно строятся фильмы. Есть только короткие, разрозненные, кажущиеся случайными истории и наблюдатель с отрешённым взглядом. Микеланджело Антониони, находясь в преклонном возрасте, получил возможность беспристрастно взглянуть на отношения мужчины и женщины, но даже так он не даёт никаких пояснений: взгляд режиссёра размыт и отстранён, он не осуждает и не поощряет, не морализирует и не философствует и даже не даёт подсказок. Картина «За облаками» оказывает ощутимое гипнотическое воздействие. Какое-то oсoбое сoстояниe нeсвeршeния и нeзаконченнoсти истoрии, кoгда всё вoкруг хрупкo и нестерпимo нeжнo. Этo невoзможнo oбъяcнить, но мoжно прочувствовать. Cтоит только отключить рациональное мышление - и все глубокие истины откроются Вам через чувственное восприятие. Лишь в темноте появляются образы и только в тишине различимы звуки. В прологе, из уст Малковича-режиссёра, зритель узнает, что смысл зашифрован в некие визуальные шифры, которые не представляется возможным распутать логически. Кто может знать, как иначе? Антониони? Но он уже где-то там, за облаками… (Tommy2415)

Первая история. Идеально красивые мужчина и женщина. Я - раб твоего молчания. А ей нужны слова. Ей нужна физическая любовь. Он боится дотронуться до нее, боится спугнуть то высокое очарование, которым наполнены их отношения (отношения, длившиеся много лет, но фактически не существовавшие), тот элемент незнания, который оставляет простор фантазии и может сотворить из незамысловатой истории шекспировскую трагедию. Мужчина обожествляет женщину и боится опустить до уровня простой смертной настолько, что решает отказаться от нее совсем. Кажется, что в «За облаками» женщина представляет собой более приземленное существо, нежели мужчина, и вот почему. Режиссер и вообще каждый кадр наслаждается женскими изгибами, женским телом, женской физической красотой: взмахом волос, походкой, грудью, животом - всем, что составляет ее внешний образ. И очертания столь прекрасны, что за ними может почудиться высокое и духовное, некое содержание. Но здесь за невидимым барьером взгляд останавливается, не уходит вглубь, не в состоянии оторваться от ослепительной красоты. Слишком уж он смакует ее. Именно поэтому мне больше всего нравится четвертая часть фильма: поиски красоты и духовности, связи между красотой и духовностью обрели некоторую законченность. В последней части нет ничего чувственного, ничего земного, а мужское и женское начала достигли равновесия. В чем заключается духовный поиск в фильме «За облаками»? В обретении истины через красоту? Во второй части режиссер-Малкович говорит, что 12 ударов ножом это почему-то лучше, чем 2 или 3. Почему он так думает? Потому что 12 - это отчаяние и страдание, а 2 или 3 - холодный разум контрольных ударов? 12 - это съехавший с катушек человек, убийца, не осознающий, что он делает. Может, духовный поиск заключается в проведении тонкой грани между добром и злом, в определении добра и зла, проступивших в красоте? Как вот эти 12 и 2. На протяжении всего экранного времени нарастало ощущение пустоты и в третьем эпизоде достигло апогея. Люди не просто оставили души где-то позади, как говорится в притче в самом начале повествования, они растратили их на страсть и ревность. Они в этом любовном не-знаю-сколько-угольнике измучили, извели друг друга, хотя под конец и обрели подобие покоя в чужих объятиях. Мне кажется в третьей части меньше всего речь идет о духовном поиске, скорее о возвращении утраченного. Да, все четыре эпизода - о невозможности любви, но только нет в них безысходности, не увидела я ее тут. Любовь, существующая пусть даже в форме расставания, существует все равно - и этого должно быть достаточно для того, чтобы не бросаться с крыш. (Provolochka)

comments powered by Disqus