на главную

...А ЗОРИ ЗДЕСЬ ТИХИЕ (1972)
...А ЗОРИ ЗДЕСЬ ТИХИЕ

...А ЗОРИ ЗДЕСЬ ТИХИЕ (1972)
#10383

Рейтинг КП Рейтинг IMDb
  

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Драма
Продолжит.: 180 мин.
Производство: СССР
Режиссер: Станислав Ростоцкий
Продюсер: -
Сценарий: Борис Васильев, Станислав Ростоцкий
Оператор: Вячеслав Шумский
Композитор: Кирилл Молчанов
Студия: К/ст. им. М. Горького

ПРИМЕЧАНИЯWEB-DLRip (полная версия).
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Андрей Мартынов ... Федот Евграфович Васков
Ирина Долганова ... Соня Гурвич
Елена Драпеко ... Лиза Бричкина
Екатерина Маркова ... Галя Четвертак
Ольга Остроумова ... Женя Комелькова
Ирина Шевчук ... Рита Осянина
Людмила Зайцева ... Кирьянова
Алла Мещерякова ... Мария Никифоровна
Нина Емельянова ... Полина Егоровна
Алексей Чернов ... товарищ "Третий"
Виктор Авдюшко ... помкомвзвода
Георгий Мартынюк ... майор Лужин
Игорь Костолевский ... Миша
Кирилл Столяров ... Сергей Столяров
Борис Токарев ... Осянин, муж Риты Осяниной
Юрий Сорокин ... Игорь, сын Риты Осяниной
Владимир Ивашов ... гость Бричкиных
Андрей Грибушин ... немецкий диверсант
Юрий Перов ... немец
Владимир Рудый ... зенитчик
Светлана Борисова ... зенитчица
Ирина Кмит ... зенитчица
Евгения Перова ... зенитчица
Наталья Пярн ... зенитчица
Нина Ступицкая ... зенитчица
Галина Шкловская ... зенитчица
Т. Садовская ... зенитчица
Татьяна Гунина
В. Антонов
П. Меркулов
Г. Успенская
Е. Шевченко
И. Широких
Тамара Яренко ... мать Жени Комельковой
Александр Кожанов ... немецкий диверсант
Александр Мезенцев ... немецкий диверсант
Лариса Кичанова ... туристка
Лариса Коршунова ... туристка
Александр Старостин ... турист
Евгений Меньшов ... турист
Михаил Стародуб ... турист
Юрий Максимов ... солдат на крыльце
Валентина Маркова
Тамара Миронова
Владимир Ивашов ... вокал (озвучивание)

ПАРАМЕТРЫ частей: 2 размер: 5218 mb
носитель: HDD1
видео: 1278x566 AVC (MKV) 3800 kbps 25 fps
аудио: AAC 255 kbps
язык: Ru
субтитры: Ru
 

ОБЗОР «...А ЗОРИ ЗДЕСЬ ТИХИЕ» (1972)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

В прифронтовой полосе, в живописных лесах Карелии, группа девушек-зенитчиц вынуждена вступить в неравный бой с вражескими десантниками. Эти девчонки мечтали о большой любви, нежности, семейном тепле - но на их долю выпала жестокая война, и они до конца выполнили свой воинский долг...

1942-й год, Карелия. В подчинение к старшине Федоту Евграфовичу Васкову (Андрей Мартынов) поступает два отделения взвода зенитчиц. Младший сержант Рита Осянина (Ирина Шевчук), возвращаясь из города, где втайне от командира навещала сына, замечает в лесу двух немецких диверсантов. Старшина выступает с инициативой лично обезвредить их, по возможности взяв в плен. Вместе с Васковым и Осяниной на задание идут Женя Комелькова (Ольга Остроумова), Лиза Бричкина (Елена Драпеко), Соня Гурвич (Ирина Долганова) и Галя Четвертак (Екатерина Маркова). (Евгений Нефедов)

Видели ли вы настоящую смелость, скрывающуюся за трепетным девичьим сердцем? Война всегда была безжалостна к судьбам людей... А сколько страданий приходилось испытывать женщинам и сколько проявлять стойкости! Подвиг, который совершил советский старшина Федот Васков вместе со своими бойцами - девушками-зенитчицами, пример истинного героизма. Вшестером они выступили против шестнадцати вооруженных немецких диверсантов, понимая, что скорее всего идут на смерть. Но цель не допустить врага к важному стратегическому объекту и долг защитить Родину был превыше всего. Через боль и слезы они выполнили свое задание, но какой ценой...

ПРЕМИИ И НАГРАДЫ

ОСКАР, 1973
Номинация: Лучший фильм на иностранном языке (Станислав Ростоцкий, СССР).
ВЕНЕЦИАНСКИЙ КФ, 1972
Победитель: Памятный приз фестиваля (Борис Васильев, Станислав Ростоцкий).
ВСЕСОЮЗНЫЙ КФ (АЛМА-АТА), 1973
Победитель: Первая премия (Борис Васильев, Станислав Ростоцкий).
ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПРЕМИЯ СССР, 1975
Лауреаты: режиссер (Станислав Ростоцкий), автор повести и сценария (Борис Васильев), оператор (Вячеслав Шумский), исполнитель главной роли (Андрей Мартынов).
ПРЕМИЯ ЛЕНИНСКОГО КОМСОМОЛА, 1974
Лауреаты: режиссер (Станислав Ростоцкий), автор повести и сценария (Борис Васильев), оператор (Вячеслав Шумский), исполнитель главной роли (Андрей Мартынов).

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

Двухсерийный художественный фильм (1-я серия - «Во втором эшелоне», 2-я серия - «Бой местного значения»), снятый по одноименной повести Бориса Васильева (1924-2013 https://en.wikipedia.org/wiki/Boris_Vasilyev_(writer)).
Повесть «...А зори здесь тихие» впервые была опубликована в августовском номере журнала «Юность» за 1969 год. Произведение вызвало большой резонанс в читательской среде и стало одной из самых популярных книг о Великой Отечественной войне.
В 1971 повесть Васильева была инсценирована Юрием Любимовым в Московском Театре на Таганке.
Как впоследствии вспоминал режиссер и бывший фронтовик Станислав Ростоцкий (1922-2001 https://en.wikipedia.org/wiki/Stanislav_Rostotsky): фильм был снят в память о медсестре, которая во время войны вынесла его с поля боя и спасла от смерти.
Натурные съемки проходили в Карелии: деревня Сяргилахта (https://ru.wikipedia.org/wiki/Сяргилахта Пряжинский район); Рускеальские водопады (https://ru.wikipedia.org/wiki/Рускеальские_водопады).
Военный консультант картины - генерал-лейтенант Николай Осликовский (https://ru.wikipedia.org/wiki/Осликовский,_Николай_Сергеевич).
Действие фильма происходит в тылу, и название второй серии подчеркивает то, что произошедшее - всего лишь эпизод большой войны, который, тем не менее, привлек пристальное внимание. История пяти девушек стала обобщающим портретом народа, выстоявшего в Великой Отечественной войне. Сцены, касающиеся военного периода, сняты в подчеркнуто реалистичном ключе и черно-белой гамме, тогда как в цвете сняты сцены современности и воспоминания и мечты девушек - в цвете и в условно-романтическом стиле.
Для большинства актрис/актеров, картина стала прорывным дебютом на большом экране. Только Ольга Остроумова (https://en.wikipedia.org/wiki/Olga_Ostroumova), которая снималась в фильме Станислава Ростоцкого «Доживем до понедельника» (1968 ), уже была довольно популярна.
Андрей Мартынов (https://en.wikipedia.org/wiki/Andrey_Leonidovich_Martynov), которому на момент съемок исполнилось 26 лет, сыграл роль 32-летнего (по книге) старшины Федота Васкова и на экране выглядел намного солиднее своих лет.
Дебют в кино Александра Мезенцева (хромающий немецкий диверсант; в титрах не указан).
Борис Васильев приезжал на съемки всего один раз. И остался очень недоволен. Сказал, что является поклонником спектакля Любимова, а вот с концепцией фильма не согласен.
Уговаривая актрис сняться обнаженными в эпизоде в бане, Ростоцкий говорил: "Девочки, мне надо показать, куда попадают пули. Не в мужские тела, а в женские, которые должны рожать".
С «банным» эпизодом потом было много проблем. После первого просмотра картины начальство потребовало вырезать откровенную сцену. Но режиссеру каким-то чудом удалось ее отстоять.
Ростоцкий тщательно отбирал актрис на роли зенитчиц. Перед режиссером за три месяца подготовительного периода прошли несколько сотен вчерашних выпускниц и действующих студенток творческих вузов.
В съемках принимали участие студенты Петрозаводского государственного университета.
Зенитчицы ведут огонь из ЗПУ-4 (https://de.wikipedia.org/wiki/ZPU-4), которая была принята на вооружение только в 1949 году.
В одном из эпизодов старшина спрашивает у Жени Комельковой, глядя на ее волосы: "Крашеные поди?", - на что та отвечает: "Нет, свои". Остроумовой действительно пришлось перекрашивать волосы во время съемок фильма.
«Песня туриста» (исполн. Владимир Ивашов, 1939-1995 https://en.wikipedia.org/wiki/Vladimir_Ivashov): Снова идет ночь над горами сонными, В дымке костра светят глаза ребят. Ветер затих вместе с последней песнею - Видно ушел где-то искать тебя. Вот бы им всем вдруг забрести нечаянно В наши края, где ледники шумят. В разных краях много друзей встречаю я, Но почему нет среди них тебя? Буду искать, буду в пути надеяться, Пусть сотню лет вслед за тобой пройду. Буду искать, мне ведь немного верится, Что я тебя в дальних краях найду.
Премьера: 27 августа 1972 (Венецианский кинофестиваль); начало проката: 4 ноября 1972 (СССР).
Англоязычное название - «The Dawns Here Are Quiet».
Обзор изданий картины - https://vobzor.com/page.php?id=9.
«...А зори здесь тихие» на Allmovie - https://www.allmovie.com/movie/v155443.
Стр. фильма на Rotten Tomatoes - https://www.rottentomatoes.com/m/dawns_here_are_quiet.
Рецензии: https://www.imdb.com/title/tt0068161/externalreviews; https://www.mrqe.com/movie_reviews/a-zori-zdes-tikhie-m100098982.
«...А зори здесь тихие» стала классикой советского кинематографа, одной из самых любимых народных лент, посвященных теме войны, в 1973 году ее посмотрело около 66 миллионов человек.
Лучший фильм 1972 года по опросу журнала «Советский экран».
«...А зори здесь тихие» занимает по посещаемости 10-е место среди отечественных фильмов за всю историю советского кинопроката.
В СССР фильм входил в число рекомендованных к просмотру в рамках школьной программы. Картина входит в образовательную программу вузов РФ по специальности «журналистика».
В 2002 году «...А зори здесь тихие» была признана самой популярной картиной о Великой Отечественной войне (опрос социологической компании «Башкирова и партнеры»).
«...А зори здесь тихие» и «Как закалялась сталь» - одни из самых популярных советских фильмов в Китае. Картину Ростоцкого высоко ценил Дэн Сяопин.
Ольга Остроумова: «Я буду играть роль Женьки» (Станислав Ростоцкий. «Советский экран», 1974) - https://www.kino-teatr.ru/kino/art/kino/240/.
Юрий Скоп. «Размышления писателя после разговора с артистом Андреем Мартыновым» («Советский экран», 1981) - https://www.kino-teatr.ru/kino/art/kino/642/.
Елена Драпеко в программе «Встречи на Моховой» (2008) - https://www.5-tv.ru/programs/broadcast/2826/.

В 1969 году в журнале «Юность» была опубликована повесть Бориса Васильева о том, как пять девчонок во главе со старшиной ценой своей жизни остановили отряд вооруженных диверсантов. Судьбы девушек-зенитчиц, погибших в неравном бою, никого не оставили равнодушным. Режиссеру Станиславу Ростоцкому эта тема была особенно близка. Он сам прошел войну, и жизнь ему спасла женщина, медсестра. Она вытащила его, раненного, с поля боя, и несла несколько километров на руках. В память об этом подвиге Ростоцкому непременно хотелось снять картину о женщинах на войне. Двухсерийный фильм «...А зори здесь тихие» вышел в прокат 4-го ноября 1972 года. В картине сыграли молодые актрисы - Ирина Шевчук, Елена Драпеко, Людмила Зайцева, Екатерина Маркова, Ирина Долганова и Ольга Остроумова, дебютировавшая чуть раньше в фильме Станислава Ростоцкого «Доживем до понедельника». Роль старшины Васкова сыграл 26-тилетний Андрей Мартынов. В заключительной сцене фильма звучит фраза «На таком-то фронте ничего существенного не произошло...». Андрей Мартынов (интервью для ТВ "Останкино"): "В кинотеатре «Россия» стояла очередь в течение месяца. Вот там лесенка такая, поднимающая наверх, до сих пор в «Пушкинском». Вот стояла на этот фильм о войне, о девчатах, стояла очередь, я помню, в течение месяца. Я проходил мимо. Я работал уже в театре на Малой Бронной, и это как раз по Большой Бронной я шел в театр. И я видел все время эту очередь. Меня никто не узнавал. Никакой славы не было. Потому что меня никто на улице не узнавал. Шел молодой человек совершенно непохожий на этого героя. Девчата получали письма со всех концов страны от парней. Они получали такое количество писем из армии, флота, из тюрем, что даже они ну читали же все. Ответить было совершенно невозможно. Потому что где скопление мужчин, там писали о женщинах. Конечно, на всех произвела сцена бани. Потому что тогда в советском кинематографе женщину, так сказать, голую даже на секунду показать было невозможно". Первый показ фильма за рубежом в Венеции и Сорренто произвел настоящий фурор. Картина стала лауреатом нескольких международных кинофестивалей, а американской академией киноискусства она была признана одной из пяти лучших мировых картин года. Фильм получил приз на Венецианском фестивале, а через год после выхода на экран был номинирован на «Оскар».

Фильм, произведший на меня по выходе сильнейшее впечатление своей живой человечностью, нисколько не устарел и по сей день. Это мощный драматический рассказ о старшине (великолепная роль Мартынова) и находящихся под его командованием девушках-зенитчицах, давших неравный бой фашистским диверсантам в глухом северном лесу. С редкой выразительностью выписаны образы всех персонажей - актеры ни играют, а живут. Безусловно одна из лучших наших картин. Несколько минут в начале сняты в цвете, а основное действие в черно-белом. (Иванов М.)

Фронтовик Станислав Ростоцкий экранизировал повесть Бориса Васильева «...А зори здесь тихие» со светлой печалью о своем поколении - унесенном войной, «не долюбившем», не прожившем отмеренный ему срок. О несвершившемся, невозместимом, утраченном. Героический сказ Ростоцкого о женщине на войне (само это противоестественно, такой мотив звучит в картине) задушевен, мелодичен, его лиризм приходит из бытовых деталей, воспоминаний героев, из их юной еще доверительности к миру. В драматической ситуации все это обретает особый, поэтический смысл, хотя Ростоцкий, как всегда не скрывает своей склонности к традиционной реалистической манере, как и оператор Вячеслав Шумский, его постоянный соратник. ...Осенью 1941 года шесть зенитчиц и их командир, старшина Васков (Андрей Мартынов), отправившись в разведку, неожиданно обнаруживают, что в этой, казалось бы, еще далекой от фронта местности высадился немецкий десант. Об этом необходимо сообщить в штаб. Но маленький отряд отрезан от своих. И найти выход можно только ценой собственной жизни. У каждой из героинь - своя, особая судьба. Уже успела потерять мужа-фронтовика Рита Осянина (Ирина Шевчук), тоскующая о маленьком сыне, отправленном в тыл. Прекрасна в своей женской победительности, ярком жизнелюбии красавица Женя Комелькова (Ольга Остроумова). Вчерашняя студентка, интеллектуалка Соня Гурвич (Ирина Долганова) вся в мыслях о своих родных, попавших в оккупацию и уже, вероятно, отправленных в концлагерь. Зато бойкая сельская дивчина Лиза Бричкина (Елена Драпеко) надеется - и не без оснований - на взаимные чувства с суровым старшиной, родственным ей во многом. И никак не может расстаться с красивыми фантазиями о цирковой карьере забавная детдомовка Галя Четвертак (Екатерина Маркова). В кровавом кошмаре войны, несмотря ни на что, живыми остаются мечты, вера, любовь, что придает обаяние каждому образу. Все больше сжимается вражеское кольцо вокруг группы зенитчиц. Убита Соня Гурвич. Тонет в болоте на пути к своим Лиза Бричкина. Погибает Галя Четвертак. Все попытки прорваться обречены. И тогда, чтобы самой страшной ценой дать сигнал о десанте, отряд вступает в бой. Подрывает себя и врагов раненая Рита Осянина. С песней идет по немецкие пули Женя Комелькова. В живых остается только старшина Васков. Финал картины трагически просветлен, и потому фильм Ростоцкого можно отнести к тому направлению в советском кино, которое Пазолини называл неоромантическим. Фильм «...А зори здесь тихие» получил множество премий, отечественных и международных. (Эльга Лындина)

Экранизируя известную повесть Бориса Васильева "...А зори здесь тихие", Станислав Ростоцкий решил сыграть на контрасте черно-белых военных будней небольшого отряда новобранцев-зенитчиц, вступивших в бой с фашистами, и цветных воспоминаний девушек об их довоенном прошлом. Традиционная тема народного героизма органично сочеталась в картине с темой противоестественности войны, обрекшей на гибель еще только начинавших жить героинь. Режиссеру удалось создать слаженный актерский ансамбль, состоявший в основном из дебютантов, и довольно подробно раскрыть характеры главных героев. Особенно яркой и драматичной получилась сцена гибели героини Ольги Остроумовой, в последние минуты жизни напевавшей куплеты старинного романса... Запомнился и Андрей Мартынов в роли "девчачьего командира" старшины Васкова. Когда старшина истошным криком: "Лягайт!!!" обезоруживал немцев, в отечественных кинозалах не раз вспыхивали аплодисменты... На фоне бесчисленных боевиков о всепобеждающих военных разведчиках-десантниках и масштабных военных киноэпопей типа "Освобождения" фильм "...А зори здесь тихие" казался в начале 70-х чуть ли не эталоном правдивого отражения событий военных дней. Но в то же самое время оказался на "полке" фильм Алексея Германа "Проверка на дорогах" ("Операция "С новым годом!"), показавший войну более жестко и неоднозначно... (Александр Федоров)

Разумеется, нелегко винить членов Американской академии кинематографических наук и искусств, из всех претендентов на премию «Оскар» признавших лучшим иноязычным фильмом, демонстрировавшимся в национальном прокате в 1972-м году, «Скромное обаяние буржуазии» (1972) - изящный шедевр Луиса Бунюэля. И все равно отрадно осознавать, что картина была замечена, попав в число номинантов и тем самым - получив известность в США. Тепло «А зори здесь тихие...» оказались встречены и в Западной Европе, начиная с демонстрации в рамках Венецианского международного кинофестиваля. А уж история любви к ленте со стороны китайских товарищей, в том числе лично Дэна Сяопина, которые в итоге не выдержали и отважились на собственный (точнее, снятый совместно с Россией) девятнадцатисерийный телевизионный «ремейк», и вовсе стала притчей во языцех... Нужно ли отдельно упоминать о подлинном триумфе, ожидавшем Станислава Ростоцкого и автора одноименной (впервые опубликованной в 1969-м в журнале «Юность» и, кстати, адаптированной Юрием Любимовым в театре на Таганке) повести Бориса Васильева на Родине?! Здесь и многомиллионная посещаемость1, и признание в виде россыпи наград. Впрочем, есть еще одно обстоятельство, которое радует даже больше. То, что фильм нисколько не устарел, а посему - не был со временем предан забвению, по-прежнему обожаем и высоко ценим. Возможно, Станиславу Ростоцкому не слишком удалось обрамление основной части повествования современными эпизодами - с группой беззаботных молодых туристов-«дикарей», теряющихся в догадках на предмет того, что делают в глухой карельской тайге два таинственных типа. Дело не в наличии громкого пафоса, который, право, в произведениях о Великой Отечественной войне чаще уместен2, а в недостаточно тонком (в отдельные моменты - отмеченном печатью плакатности) стремлении авторов подчеркнуть нерушимую связь поколений. Более продуманными и художественно убедительными, но все равно - неидеальными показались мне подчеркнуто приукрашенные, «олеографические» кадры воспоминаний девушек (роман Евгении с женатым мужчиной и расстрел немцами членов ее семьи; трогательные отношения Сони с однокурсником; робкая любовь Лизаветы к городскому гостю...) о довоенной жизни. О тех светлых, красочных, напоминающих сказку или веселую кинокартину (цитаты из музыкальной комедии «Цирк» (1936) невольно воспринимаются элементами складывавшегося тогда постмодернистского мышления), что так сильно контрастируют с суровыми, во всех смыслах черно-белыми армейскими буднями. Другое дело - все, что касается собственно реалий фронта за линией фронта, которым являлись свидетелями и писатель, и режиссер. Лично замечал, как даже у зрителей, глубоко чуждых сантиментам, слезы наворачивались на глаза во время сеанса, особенно - ближе к развязке, когда героини одна за другой трагически (и героически!) уходят из жизни. И сказанное старшиной в сердцах о захватчиках («... вот, девчата, и весь сказ: звери они о двух руках, о двух ногах. Лютые звери. Фашисты - одно слово») эхом отдается в ушах на протяжении просмотра... И все же «А зори здесь тихие...» - не просто выразительный коллективный портрет людей, сражавшихся за Родину, который постепенно возвышается до собирательного образа народа, вставшего на борьбу с оккупантами. Осмелюсь утверждать, что Быкову и Ростоцкому удалось не хуже, чем, скажем, Юрию Озерову в тоже талантливой многосерийной эпопее «Освобождение», постигнуть сущностные, глубинные причины того, почему Советский Союз одержал верх над нацистской Германией - и едва не всей Европой в придачу (с ее неисчислимыми людскими, технологическими, военными, материальными ресурсами). Здесь и не передаваемая словами вера в то, что в священном деле помогает сама родная земля, что практически выражается хотя бы в ценных навыках Федота - бывалого охотника-промысловика и опытного разведчика, знающего назубок окрестные тропы. И, главное, в интуитивном понимании природы тотального противостояния, афористически метко выраженном Васковым в том духе, что война - это-де не только кто кого перестреляет, но кто кого передумает. Тем дороже Победа! Авторская оценка: 8/10.
1 - 66 млн. проданных билетов обеспечили фильму место в числе не только лидеров сезона, но и - рекордсменов за всю историю отечественного кинопроката. 2 - В качестве примеров достаточно привести эпилог другой экранизации, «Они сражались за Родину» (1975), и заключительные кадры «Торпедоносцев» (1983). (Евгений Нефедов)

Уходят режиссеры-фронтовики, остаются их фильмы - лучшее, что было сказано с экрана о войне. В один год, 2001-й, вслед за Григорием Чухраем, создателем "Баллады о солдате", окончил свой жизненный и творческий путь Станислав Ростоцкий, постановщик фильма "...А зори здесь тихие". Когда-нибудь напишут большое исследование, посвященное женщине на военном экране. Вспомнят о Прасковье Лукьяновой ("Она защищает Родину"), об Олене Костюк ("Радуга"), о Тане Крыловой ("Человек № 217"), об Анне Свиридовой ("Большая земля"), о колхозницах из "Родных полей". Война, измеренная женской долей, - эта тема не прерывалась в кино. Ей была свойственна особая гуманистическая тональность, порой возвышенная до трагизма, порой сниженная в быт и все же сохраняющая поэтическую одухотворенность. Продолженная из одного времени в другое, переходящая из эпических жанров в лирические, со страниц прозы на экран и сцену - тема эта вылилась в скромную по листажу повесть Бориса Васильева. Она вызвала большой читательский и художнический интерес. Спектакль Юрия Любимова в театре на Таганке, фильм Станислава Ростоцкого, их первоисточник - сама повесть - образовали союз разных искусств, заключенный на прифронтовом пятачке, на сюжетном материале из "второго эшелона". Очевидно, было в нем нечто такое, что оправдывало этот интерес и затраченные усилия. Конфликтность фильмов о войне не исчерпывается огневым рубежом. Она уходит в глубь характеров, подвергнутых суровым испытаниям. Эта общая нравственная проблематика неразрывно связана с выбором той или иной режиссерской концепции. Скажем - временной композиции... Как передать течение дней на экране, от 41-го до 45-го? Хотя действие, замкнутое в границах фильмов, порой занимает не годы, а дни, даже часы. Созданные в военные годы на студиях Алма-Аты и Сталинабада фильмы обычно завершались освобождением родного дома, села, города, но реальная оккупация еще длилась. Атака лыжников в белых маскхалатах в финале "Радуги" выглядела как поэтическое обобщение зрительских надежд. Люди хотели знать, где им встретиться "В 6 часов вечера после войны". Когда же война действительно окончилась, они захотели увидеть ее начало. Это свойство народного сознания было уловлено художниками. Возникла стойкая экранная традиция. Благодаря ей границы фильмов словно раздвинулись. Голос рассказчика и фигура ожидающей матери вывели "Балладу о солдате" из трех дней отпуска, который был отпущен Алеше Скворцову. С первого и до последнего дня уложилась война в "Летят журавли". Фотографиями казненного мальчика из архивов берлинского гестапо продолжилась судьба юного разведчика в "Ивановом детстве". С высоты минувших десятилетий фронтовой плацдарм просматривается вглубь и вширь. Появляется мотив выбора художником своего места, своей темы в историческом пространстве. В фильме "...А зори здесь тихие" одна серия названа "Во втором эшелоне", другая - "Бой местного значения". Заголовки явно полемичны. Фронт сведен к маленькой северной деревеньке, где квартирует взвод девушек-зенитчиц. Пятеро из них дают свой последний бой на узком перешейке между озером и лесом. Масштабы географические подчеркнуто невелики. В одном из интервью Станислав Ростоцкий говорил, что, работая над картиной, он хотел вырваться из-под магии крупных цифр, которыми исчисляются жертвы, понесенные народом. У каждого погибшего была своя судьба, свой бой, свой последний рубеж, и для каждого в этом малом вместилась вся война. "...А зори здесь тихие" не случайно поделены на две серии. Первая - мир, вторая - война. Хронологически это не так: действие картины происходит в мае 1942 года. И в первой серии есть бой... Уходят вверх огненные трассы, яростно стучат пулеметные "счетверенки", со звоном катятся гильзы, и дымный след упавшего самолета прочерчивает небо. Бой красочный, фееричный, не похожий на ту войну, что начнется для зенитчиц не в небе, а на болотистой земле. В повести Бориса Васильева эта "мирная" предыстория занимает немногим более двадцати страниц. Режиссер разворачивает ее в подробное изображение, когда одна строчка или реплика превращаются в эпизод, в монтажный фрагмент. Станислав Ростоцкий переводит малые объемы прозы в крупную кинематографическую форму. Отсюда - мир и война, слом из одной жизни в другую. Правда, не совсем обычный "мир", где плещется речка в утреннем тумане, сохнет белье, стучит топор и глаза солдаток провожают единственного здесь мужчину, старшину Васкова. Вместе с актерами постановщик нашел общий знаменатель для разных характеров: зенитчицы живут не по уставу, а как живут в деревне, где трудно укрыться от глаз и уберечься от слухов, где сидят на завалинке, топят баню, но зато вечер танцев устраивают по-городскому. Жизнь полумирная-полудеревенская. И сама ее половинчатость, сдвинутость оправдывает тщательно выписанный бытовой антураж, неспешную, колоритную манеру рассказа. О поздней бабьей страсти хозяйки избы к постояльцу, о первой девичьей влюбленности... В многофигурной композиции центральное место принадлежит Васкову. Сыгранный молодым актером А. Мартыновым, он больше других подошел к интонации и к мысли автора повести, где о его герое сказано: "А старшина - старшина и есть: он всегда для бойцов старый... Поэтому и на девчат, которыми командовать пришлось, он смотрел словно бы из другого поколения. Словно он был участником Гражданской войны и лично чай пил с Василием Ивановичем Чапаевым под городом Лбищенском". Как бы шутливая интонация, но сама мысль о поколениях - серьезна, благодаря ей появляются добавочные координаты времени, скрытые на этот раз в актерской игре. Старшина Басков - деятельный, хозяйственный, всегда чем-то занятый, по-крестьянски обстоятельный, знающий природу как охотник - не остается недвижим в границах образа. Чувство солдатской и мужской ответственности, которое он испытал, впервые увидев шеренгу присланных под его команду девчат, - это чувство стало источником нравственного возмужания молодого парня. Затем чувство вылилось в неотвязную, мучительную мысль: не уберег он девчат в страшной войне... Как ответить за это перед их матерями и детьми, которые никогда не родятся? Отсюда, от мысли идут поступки Васкова, рождаются по-звериному точная повадка крупного тела в миг опасности, неукротимая ярость рукопашной. В повести Васков и возвышен, ощущая за спиной Россию, и достоверен, когда представляет свою войну с немцем как карточную игру: у кого козыри, кому ходить. В фильме этот внутренний монолог выведен на поверхность. За фигурами людей видны лес, валуны, озеро. Северный карельский пейзаж, в котором издревле есть что-то эпическое, подключается к характеру героя. Режиссер сознательно опирается на эмоциональную память зрителей. Одна из экранных композиций довольно точно воспроизводит "Над вечным покоем". Культурный слой, внесенный в фильм, не ограничивается этим кадром, похожим на полотно И. Левитана. Поют под гитару романс Ларисы из "Бесприданницы". Звучат стихи А. Блока, Э. Багрицкого, М. Светлова. Замысел, учитывающий восприятие, прослеживается в приключенческом элементе, который не снижает героико-романтический стиль, но как бы изнутри управляет вниманием зрителя. Постановщик предусмотрел и открытый - декларативный - выход за пределы военного календаря. Жизнеподобный строй кадров внезапно прерывается языками пламени, что вырастают из-под нижней кромки, и в чистых, ярких красках возникают на экране картины довоенного счастья каждой из пяти героинь. Изображение похоже на лубок. Это, скорее, воображение, принявшее зримую форму с помощью камеры В. Шумского. Снятые в манере кинематографического "примитива" (если воспользоваться термином из словаря живописи), кадры вызвали оживленную дискуссию и не были приняты рядом критиков, высоко оценивших в целом "...А зори здесь тихие". Дело тут не только в стилевом перепаде, хотя он резок. Психологический процесс уступил место звучному, открытому цвету, красные языки вспыхнули как вечный огонь у подножия кадра, мотив реквиема зазвучал в киноотступлениях. И показалось, что живые девчата, сыгранные актрисами О. Остроумовой, Е. Драпеко, И. Шевчук, И. Долгановой, Е. Марковой, с ощущением молодости, своей и героинь, не уместились на этом кинематографическом пьедестале. Ретроспекции давно уже не новость в кино. Мысленное возвращение в прошлое, материализованная в кадрах память выглядели поначалу необычным, эпатирующим приемом, но вскоре примелькались. В их расхожести стала пропадать эстетическая необходимость. Станислав Ростоцкий испытывал такую потребность. Он посчитал, что героини его фильма вправе рассчитывать на целостные судьбы, начиная с мирных дней. Его поддержал Борис Васильев: "...трудность состояла в том, что у каждого персонажа повести не так уж много выигрышного драматургического материала. Каждый характер следовало воссоздать так, чтобы он дополнялся, "доигрывался" всеми другими". В повести самая младшая, Галя Четвертак, закрыв голову руками, бросается под огонь немецких автоматов. "Она всегда жила в воображаемом мире активнее, чем в действительном..." - пишет автор, рассказывая о девочке-выдумщице из детдома, о ее мечтах, с призраками или сольными партиями в длинных платьях. Гибель на глазах подруги, Сони Гурвич, и рожденный этой смертью ужас толкнули ее на отчаянный поступок. Между одной и другой героиней возникла трагическая близость. Режиссер наследует сюжетный и смысловой мотив, но решает его по-своему - в этих ярких киноотступлениях. Судьбы пяти девушек как бы заключены в единый контур подвига. Женя Комелькова, вызвавшая огонь на себя. Лиза Бричкина, спешившая за подмогой и не сумевшая быть осторожной в болотной трясине. Тихий вскрик Сони Гурвич, предупредившей своих. Выстрел Риты Осяниной, не захотевшей достаться живой врагу. Гибель каждой как бы продолжает на последнем рубеже ту самую, единственную жизнь. Материал войны заключает в себе нравственный критерий, которым нередко поверяются мысли и поступки современников. Очевидно, в самой позиции художника должно быть заключено такое же нравственное начало. Борис Васильев говорил о постановщике фильма: "У Ростоцкого удивительная способность сострадать, чувствовать чужую боль как свою... Он ставил фильм о себе самом и о своих сверстниках, не доживших до Победы, о своих друзьях. Он поставил очень личную картину". Память о 1941-1945 годах рождает особый художнический пиетет. Станислав Ростоцкий сделал многое, чтобы память о военном лихолетье запечатлелась в сознании зрителей разных поколений. И зрители ответили ему признанием. "...А зори здесь тихие" посмотрело 135 миллионов - цифра немыслимая, особенно на фоне прокатных сводок постперестроечного времени. Картина получила Главную премию Всесоюзного кинофестиваля (1972), Госпремию СССР (1975) и "Памятный приз фестиваля" в Венеции (1972). (Марк Зак)

А зори здесь тихие-тихие... И небо бездонное... голубое... И лес осенью золотом полыхает так, что в глазах больно... Озера здесь холодные, и вода в них черная...ледяная... А вокруг озер скалы крутые, мрачные... Север... Суровый край... Шел май 1942 года. До Победного Мая было еще ой как далеко - долгих три года. Еще долгих три года страданий, слез, потерь, великих грандиозных битв и никому не известных боев местного значения. Сколько их было таких боев местного значения? И сколько неизвестных солдат полегло на всех фронтах в таких сражениях? В коротких стычках за маленькие деревушки, за никому неизвестные холмы и леса, которые на картах обозначены какими-нибудь скромными цифрами, за безымянные железнодорожные переезды, мосты, за каждый кусочек родной земли... Фильм «...А зори здесь тихие», снятый по одноименной повести Бориса Васильева, рассказывает об одном таком маленьком эпизоде большой войны. Всего шесть главных героев - пять девушек и один мужчина. И один великий подвиг на всех! Кто они, скромные солдаты страшной войны? Лиза Бричкина. Дочь лесника, милая, курносая, светленькая, скромная, мечтающая о любви, живущая ощущением завтрашнего дня, простодушная, честная и отважная... Соня Гурвич. Дочь доктора. Выросла в Минске, в интеллигентной еврейской семье, умница и круглая отличница. Стихи Блока - ее давняя любовь. Училась в Москве, в институте, когда началась война. Родители остались в захваченном фашистами Минске. Их дальнейшую судьбу Соня не знает... Галя Четвертак - самая молоденькая из них. Сирота. Воробушек. Подкидыш. Выросла в детском доме. На фронт попала благодаря тому, что соврала в военкомате, прибавив себе лишний год. Так ей было только 17. Фантазерка, Золушка и принцесса в душе, маленький ребенок наяву... Женька Комелькова - красавица с гривой золотых волос, русалочка с прозрачной кожей и идеальной фигурой... Острая на язычок, огневушка-поскакушка, упрямая, как сто чертей, безрассудно смелая и прекрасная! У нее свой счет к фашистам. Война отняла у нее всех близких. Маму, сестренку расстреляли немцы... Рита Осянина - юная вдова, потерявшая мужа в самом начале войны. Мама маленького мальчика... Самая серьезная из них, строгая, неразговорчивая, сообразительная и смелая... И он - Федот Евграфович Васков - старшина, комендант разъезда. «Пенек замшелый. В запасе двадцать слов, да и те из устава...» - так сначала думают о нем смешливые девчонки ... И так они никогда не подумают о Васкове потом, когда будут стоять плечом к плечу с ним, как с родным старшим братом, в лесу с автоматами в руках перед лицом врага. Пять молоденьких девчат-зенитчиц и один старшина. А против них шестнадцать матерых, натасканных убивать, вооруженных до зубов фашистских диверсантов. «Не люди они, не человеки, не звери даже - фашисты!» Двое суток будет длиться этот бой местного значения. Двое суток. И не пройдут враги. Наткнется их злоба на девичью отвагу, что окажется посуровей мрачных северных утесов. Зубами будут враги скрежетать, но не смогут пройти, заплутают их девчонки в лесах между озер, перехитрят, обведут вокруг пальца... «Война - это ведь не просто кто кого перестреляет. Война - это кто кого передумает...» И хоть сильны противники, опасны и беспощадны, но сгинут они с лица земли, как нелюди! «Человека ведь одно от животных отделяет: понимание, что человек он. А коли нет понимания этого - зверь. О двух ногах, о двух руках, и - зверь. Лютый зверь, страшнее страшного. И тогда ничего по отношению к нему не существует: ни человечности, ни жалости, ни пощады. Бить надо. Бить, пока в логово не уползет...» И уничтожат их ценой собственной жизни девчонки, хрупкие, нежные, смешливые, светлые, мечтательные и в кого-то влюбленные... Все их девчачьи мечты, надежды, книжки со стихами, запретные шелковые комбинашки, пузыречки с духами и маленькие кокетливые зеркальца навсегда останутся здесь, в этом северном угрюмом краю... в их грубых солдатских вещмешках, завязанных накрепко суровыми узлами... Бой местного значения... Как нелепо звучит эта фраза. В том бою девчата бились не просто за кусок северного леса или отрезок железной дороги. Нет. В том бою они стояли за своих любимых и близких: за детей, матерей и братьев... За свое и общее право нормальных людей мечтать, смеяться и петь песни, влюбляться и заводить романы, за возможность растить детей свободными и красивыми людьми, за будущие мирные рассветы и закаты... Бой местного значения... Никогда у меня язык не повернется назвать этот бой таким. Никогда. Вечная память девушкам, женщинам, матерям, женам, сестрам, дочерям, отдавшим свои жизни в той страшной войне за нас с вами, за наше с вами сегодняшнее бездонное голубое небо! P. S. А зори здесь по утрам холодные и тихие-тихие... И гроздья горькой рябины и по сей день алеют в листве, как капли запекшейся крови... В отзыве использованы фрагменты из повести Бориса Васильева «...А зори здесь тихие». (Murlyka)

Такие фильмы нельзя плохо снимать. Режиссер, который хочет снять фильм о Великой Отечественной Войне, обязан снять его хорошо. И такие фильмы должны получать «Оскары». Тяжело писать отзывы к фильмам о войне. Но стоит высказать мнение о таком фильме. Само построение сюжета о связи «старого» и «нового» (имею ввиду 72 год) уже придает фильму необычную атмосферу. Это то же самое, если в наше время оказаться на месте бывших боевых сражений. И подумать о событиях, которые здесь были много лет назад, о людях, об их судьбах. Станислав Ростоцкий снял потрясающий фильм. Он воплотил в жизнь очень печальную и тяжелую историю о девушках, которые жили в войну. Эти девушки не мечтали быть солдатами, они не мечтали убивать. Но враг разрушил их мечты, и они встали, чтобы защитить Родину, и чтобы отомстить. Отомстить за свое потерянное счастье, каждая за свое. За потерянного мужа, семью, любовь - отомстить. Актрисы, играющие этих девушек, справились со своими ролями сполна. Каждая по-своему хороша, умна, талантлива, и просто прекрасна. И как они боролись до конца, как они не сдавались... Все это есть. Очень приятны моменты, когда они забывают о войне, когда просто радуются жизни. А как они умирают. Одна за другой, одна за другой кончаются их жизни. И слезы текут из глаз, когда ты думаешь об этой несправедливости - они должны были жить, любить, быть счастливыми! Но это война. Это самое ужасное, что может быть на свете. Не стоит думать об оценках, когда говоришь о таком фильме, о таких ролях. Его просто стоит посмотреть и задуматься. (К@tеna)

comments powered by Disqus