на главную

КРОТ (1970)
TOPO, EL

КРОТ (1970)
#20131

Рейтинг КП Рейтинг IMDb
  

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Вестерн
Продолжит.: 125 мин.
Производство: Мексика
Режиссер: Alejandro Jodorowsky
Продюсер: Alejandro Jodorowsky
Сценарий: Alejandro Jodorowsky
Оператор: Rafael Corkidi
Композитор: Alejandro Jodorowsky
Студия: Producciones Panic

ПРИМЕЧАНИЯтри звуковые дорожки: 1-я - закадровый одноголосый перевод (вариант 1); 2-я - закадровый одноголосый (вариант 2); 3-я - оригинальная (Es) [5.1] + субтитры.
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Alejandro Jodorowsky ... El Topo
Jacqueline Luis ... Mujercita
Mara Lorenzio ... Mara / La mujer
David Silva ... Coronel
Paula Romo ... Desconocida
Robert John ... Hijo del Topo
Bertha Lomeli ... Gitana
Julian de Meriche ... Cura
Jose Antonio Alcaraz ... Sheriff
Hector Martinez ... Maestro 1
Juan Jose Gurrola ... Maestro 2
Victor Fosado ... Maestro 3
Agustin Isunza ... Maestro 4
Felipe Diaz Garza ... Ayudante
Brontis Jodorowsky ... Hijo
Jose Legarreta ... Moribundo
Alfonso Arau ... Bandido 1
Jose Luis Fernandez ... Bandido 2
Ali Junco ... Bandido 3
Gerardo Zepeda ... Bandido 4
Rene Barrera ... Bandido 5
Rene Alis ... Bandido 6
Federico Gonzales ... Bandido 7
Vicente Lara ... Bandido 8
Pablo Leder ... Monje 1
Giuliano Girini Sasseroli ... Monje 2
Cristian Merkel ... Monje 3
Aldo Grumelli ... Monje 4
Ignacio Martinez Espana ... Manco
Eliseo Gardea Saucedo ... Cojo
Carlos Lavenant ... Verdugo 1
Eliseo Pereda ... Verdugo 2
Pablo Marichal ... Esclavo
Beatriz Beltran Lobo ... Senora 1
Carmen Lamadrid ... Senora 2
Pepita Gonzalez ... Senora 3
Cecilia Leger ... Senora 4
Elvira Agosti ... Senora 5
Antonio Alvarez ... Prisonero 1
Rueben Gonzales ... Prisonero 2
Victor Manuel Osorio ... Prisonero 3
Jose Perez Bustos ... Prisonero 4
Eduardo Danel ... Prisonero 5
Alvaro Garcia ... Prisonero 6
Patricio Pereda ... Nino
Marcos E. Contreras ... Boxeador 1
Arturo Silva ... Boxeador 2
Valerie Jodorowsky ... Mujer iglesia
Jose Luis Gonzalez de Leon ... Hombre iglesia
Francisco Gonzalez Salazar ... Tendero
Pedro Garcia ... Hombre zanahoria

ПАРАМЕТРЫ частей: 1 размер: 3864 mb
носитель: HDD2
видео: 960x720 AVC (MKV) 3500 kbps 23.976 fps
аудио: AC3 192 kbps
язык: Ru, Es
субтитры: Ru, En
 

ОБЗОР «КРОТ» (1970)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

Ганфайтер по прозвищу 'Крот' (Алехандро Ходоровски) странствует по Мексике со своим пятилетним сыном, убивая по дороге бандитов...

История рассказывает о стрелке, который решается одолеть самых сильных бандитов на земле. Он начинает свое путешествие тщеславным и самоуверенным, надеясь получить власть и славу, но достигнув цели понимает, что опустошен и обессилен...

Главный герой должен победить четырех мистических стрелков, живущих в пустыне. Выполнив задачу, он впадает в летаргический сон, просыпается через несколько лет в пещере, населенной уродливыми карликами и обещает им выкопать туннель, чтобы выпустить их из недр горы, где они вынуждены жить...

ПРЕМИИ И НАГРАДЫ

ФЕСТИВАЛЬ ФАНТАСТИЧЕСКИХ ФИЛЬМОВ В АВОРИАЗЕ, 1974
Победитель: Специальный приз жюри (Алехандро Ходоровски).
АРИЭЛЬ, 1972
Победитель: «Серебряный Ариэль» за лучшую операторскую работу (Рафаэль Коркиди), «Серебряный Ариэль» за лучший монтаж (Федерико Ландерос), «Серебряный Ариэль» за лучшую работу художника-постановщика (Хосе Дюран, Хосе Луис Гардуньо).
Номинации: «Серебряный Ариэль» лучшему актеру второго плана (Давид Сильва), «Серебряный Ариэль» за лучшую фоновую музыку (Начо Мендес).

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

Вторая полнометражная картина Алехандро Ходоровски.
Сюрреалистический вестерн с элементами психоделического триллера. Необходимо заметить, что сюжетная линия в стиле «спагетти-вестерн» играет в «Кроте» второстепенную роль. В фильме обильно присутствует религиозная символика, как христианская, так и восточная, многие события комментируются цитатами из Библии. Однако авторская интерпретация этого материала весьма далека от традиционной, часто находится на грани кощунства (или переходит за эту грань).
"Если вы велики, то «Крот» - великое кино, если ограничены, «Крот» - ограниченное кино" - Алехандро Ходоровски.
В роли сына 'Крота' снимался шестилетний сын режиссера - Бронтис Ходоровски (https://en.wikipedia.org/wiki/Brontis_Jodorowsky). Это его дебют в кино.
Алехандро Ходоровски заказал для съемок десять тысяч живых кроликов. "Я хотел снять гигантское бегство кроликов, - знаете, как в ковбойских фильмах мчатся бизоны. Но мне привезли только триста кроликов. Триста живых кроликов не имеют никакого смысла. Триста мертвых, - да. Так что я придумал сцену чумы и всех их убил своими руками. Это оказалось очень легко: кролик меньше защищает свою жизнь, чем женщина оргазм".
Ходоровски потребовал, чтобы в контрактах всех актрис был пункт о том, что они обязуются не вступать с ним в половые отношения.
Говорят, что исполнительница роли Мары - Мара Лоренцио (https://64.media.tumblr.com/3a8368e43ff348c6cc6054c09a9f9855/tumblr_p2z1jth2Y91vjfs5ho1_500.gifv) нарушила контракт, так-как ее на самом деле изнасиловал Крот/Ходоровски, когда это потребовалось для сцены фильма. Единственная роль Лоренцио в кино.
Съемочный период: 4 августа - 17 сентября 1969.
Бюджет: $1,000,000.
Место съемок: экологический парк Ла Уастека https://es.wikipedia.org/wiki/Parque_ecol%C3%B3gico_La_Huasteca, пещеры Гарсиа https://es.wikipedia.org/wiki/Grutas_de_Garc%C3%ADa, Монтеррей https://es.wikipedia.org/wiki/Monterrey (Нуэво-Леон); Бависпе https://es.wikipedia.org/wiki/Municipio_de_Bavispe, вулканическая система Сьерра-Пинакате https://es.wikipedia.org/wiki/Sierra_del_Pinacate (Сонора); Самалаюка https://es.wikipedia.org/wiki/Samalayuca (Чиуауа); Пачука-де-Сото https://es.wikipedia.org/wiki/Pachuca_de_Soto (Идальго); Торреон https://es.wikipedia.org/wiki/Torre%C3%B3n_(Coahuila_de_Zaragoza) (Коауила); Педрисенья (Дуранго https://es.wikipedia.org/wiki/Durango); остров Уивулай https://es.wikipedia.org/wiki/Isla_Huivulai; Мехико https://es.wikipedia.org/wiki/Ciudad_de_M%C3%A9xico [студия].
Использовались декорации, оставшиеся после съемок вестерна «День злого оружия» (1968 https://www.imdb.com/title/tt0062865/).
Кадры фильма: https://www.blu-ray.com/El-Topo/29457/#Screenshots; https://www.cinemagia.ro/filme/el-topo-cartita-3888/imagini/; https://www.tumgir.com/tag/mara%20lorenzio; откровенные кадры - http://ancensored.com/movies/El-Topo.
Саундтрек: 1. Burial of the First Toy; 2. Under the Earth; 3. The Pigs Monastery; 4. The Holy Beggars; 5. Death is Birth; 6. Mexican Curios; 7. Living Water; 8. Vals Fantasma; 9. The Soul Born in the Blood; 10. Topo Triste; 11. The Sugar Gods; 12. Flowers Born in the Mud; 13. The Hell of the Prostituted Angels; 14. March of the Eyes in the Triangles; 15. The Pain of the Honey; 16. 300 Rabbits; 17. Knowledge Through Music; 18. The First Flower After the Flood.
Информация об альбомах саундтреков: http://www.soundtrackcollector.com/catalog/soundtrackdetail.php?movieid=36900; https://www.soundtrack.net/movie/el-topo/.
Текст фильма - http://vvord.ru/tekst-filma/Krot/.
«Крот», который снимался «подпольно», так понравился Джону Леннону, что тот уговорил своего продюсера выкупить права и устроить мировой прокат, а затем еще и продюсировать следующую картину Ходоровски «Священная гора» (1973 ).
Премьера: 18 декабря 1970 (Музей современного искусства в Нью-Йорке); 15 апреля 1971 (Мексика).
Слоганы: «The Definitive Cult Spaghetti Western»; «The film that shocked America with its sex & violence»; «The legendary cult classic».
Трейлер: https://youtu.be/xjTlNTbv-xs, https://youtu.be/widMYyUbvfE; https://youtu.be/6Uqb4Jy0GTg.
Многие кинокритики отвергли фильм, посчитав его претенциозной чепухой и потехой собственного самолюбия режиссера.
В одной из рецензий «Крот» охарактеризовали как: "крутой замес из фильмов Серджио Леоне, Луиса Бунюэля, Сэма Пекинпа и Жана-Люка Годара".
Большинство DVD-изданий (в Мексике и Европе) подверглись цензуре.
Обзор изданий картины: http://www.dvdbeaver.com/film/DVDReviews14/el-topo-holy-mountain.htm#El-Topo; https://www.blu-ray.com/El-Topo/29457/#Releases.
О фильме на сайте Filmaffinity - https://www.filmaffinity.com/es/film926502.html.
«Крот» на Allmovie - https://www.allmovie.com/movie/v90352.
О картине на сайте Turner Classic Movies - https://www.tcm.com/tcmdb/title/489006/el-topo.
На Rotten Tomatoes у фильма рейтинг 79% на основе 43 рецензий (https://www.rottentomatoes.com/m/el_topo).
На Metacritic «Крот» получил 65 баллов из 100 на основе рецензий 15 критиков (https://www.metacritic.com/movie/el-topo).
Картина входит в престижные списки: «The 1001 Movies You Must See Before You Die»; «Лучшие фильмы» по версии сайта They Shoot Pictures; «1000 фильмов, которые нужно посмотреть, прежде чем умереть» по версии газеты Guardian; «Лучшие фильмы» по мнению кинокритика Роджера Эберта (рецензии: 1972 - https://www.rogerebert.com/reviews/el-topo-1972; 2007 - https://www.rogerebert.com/reviews/great-movie-el-topo-1970).
Рецензии: https://mrqe.com/movie_reviews/topo-el-m100015111; https://www.imdb.com/title/tt0067866/externalreviews.
Обзор фильма в программе «Midnight Movies» - https://youtu.be/J4FTYpW6PYI.
Мэрилин Мэнсон (https://en.wikipedia.org/wiki/Marilyn_Manson) предложил Ходоровски снять сиквел «Крота», и сыграть в нем одну из главных ролей.
Алехандро Ходоровски Пруллански / Alejandro Jodorowsky Prullansky родился 17 февраля 1929 года в портовом городе Токопилья (Чили). Его семья бежала от погромов из царской России буквально на край света. Отец мечтал о карьере врача для своего сына, но сын связался с театром марионеток. В 1942 он переехал в Сантьяго, поступил в Университет, работал цирковым клоуном, актером кукольного театра. В 1955 Алехандро Ходоровски отправляется в Париж, где вместе с Марселем Марсо изучает пантомиму. Работал с Морисом Шевалье, в 1957 снял свой первый короткометражный фильм "Галстук" (1957 https://www.imdb.com/title/tt0121731/), который почти 50 лет считался утерянным, пока на одном из чердаков в Германии не была обнаружена копия. Ходоровски сошелся с сюрреалистами Роландом Топор и Фернандо Аррабалем, и в 1962 они создали движение "Паника", в честь языческого бога Пана. В составе этой группы он написал несколько книг и театральных пьес. К концу 60-х он поставил ряд авангардных спектаклей в Париже и Мехико, создал серию комиксов "Fabulas Panicas", и снял свой первый полнометражный фильм "Фандо и Лис" (1968), - сюрреалистическую любовную историю, по пьесе Фернандо Аррабаля. В начале 70-х выходят картины "Крот" (1970) и "Священная гора" (1973), моментально ставшие культовой классикой мирового кино. В 1975 Ходоровски возвращается в Европу и начинает работу над невиданной доселе кинопостановкой: экранизацией романа Франка Герберта "Дюна". В фильме должны были сниматься Сальвадор Дали и Орсон Уэллс, музыку написать "Pink Floyd", а над визуальной стороной трудиться Гигер, О'Бэннон (которые позднее работали над фильмом "Чужой", 1979 ), а также Жан Жиро. Однако, вскоре продюсеры закрыли проект, и в конце концов роман в совершенно ином стиле экранизировал Дэвид Линч. Следующим фильмом Ходоровски стал "Бивень" (1980), - история дружбы девочки и слона. Картина была дружно обругана критиками. В начале 80-х вместе с Жиро и другими художниками он работает над многочисленными комиксами, графическими и анимационными проектами, пишет книги. В конце 80-х Ходоровски возвращается в режиссуру и снимает "Святую кровь" (1989), - фильм, получивший широкий мировой прокат и восторженные отзывы кинематографистов. В 1990 он приглашает Омара Шерифа и Питера О'Тула в свою следующую, на этот раз оказавшуюся провальной, картину "Похититель радуги" (1990). В течение 90-х годов в содружестве с многочисленными художниками-графиками Алехандро Ходоровски продолжает работать в сфере анимации. Ходоровски-писатель издал около двадцати книг ("Плотоядное томление пустоты", "Там, где лучше поет птица", "Танец реальности: психомагия и психошаманство", "Мудрость шуток", "Дитя черного четверга", "Альбина и мужчины-псы" и др.). Подробнее - https://es.wikipedia.org/wiki/Alejandro_Jodorowsky.
Алехандро Ходоровски в Facebook - https://www.facebook.com/alejandrojodorowsky.
Интервью с Алехандро Ходоровски (2007) - https://www.futuremovies.co.uk/filmmaking/alejandro-jodorowsky-interview/matt-mcallister.

СЮЖЕТ

Мексиканская пустыня. Здесь странствует отважный воитель Эль-Топо (Крот) со своим семилетним сыном. Случайно они попадают в деревню, жители которой недавно были вырезаны. Эль-Топо решает найти убийц. Он натыкается на группу бандитов, которую благополучно уничтожает. Последний из них перед смертью сообщает, что деревню вырезали люди полковника, которые сейчас находятся в францисканской миссии. Эль-Топо находит головорезов, сражается с полковником и оскопляет его. В миссии герой оставляет сына и берет с собой бывшую женщину полковника, которой он дает имя Мара. Мара обещает любить Эль-Топо, но требует для этого убить четырех мастеров револьвера, живущих в пустыне. После долгих поисков герой находит мастеров, которые вовсе не являются гангстерами (скорее это учителя). Ему удается одержать победу во всех поединках, однако в итоге Мара остается с загадочной женщиной в черном, которая серьезно ранит Эль-Топо. Героя уносят с собой калеки. Спустя много лет. Эль-Топо выходит из транса в пещере убогих в горе. Ухаживающая за ним карлица сообщает, что здесь от героя ждут, чтобы он выкопал туннель, который позволит калекам пойти в городок, находящийся рядом с горой. Эль-Топо и его новая спутница идут туда, чтобы заработать денег. Нравы жителей поселения (внешне это типичный город из американских вестернов) весьма жестокие: основным развлечением здесь является убийство чернокожих рабов, а церковная служба напоминает игру в русскую рулетку. Эль-Топо со своей помощницей выполняют черновую работу, выступают как паяцы на улицах, совокупляются за деньги перед богатыми горожанами, а в остальное время заняты сооружением выхода из пещеры. Здесь герой встречает своего сына, который стал монахом. Тот горит желанием убить отца, однако карлице удается уговорить его повременить с расправой до окончания работы над туннелем. Наконец Эль-Топо удается пробить проход в горе, и калеки устремляются в город. Однако горожане вовсе не желают оказать убогим радушный прием и встречают их колонну ружейными выстрелами. Жители пытаются убить и Эль-Топо, но он неуязвим для их пуль. В итоге герой уничтожает часть обитателей поселка, а остальные спасаются бегством. По завершении своей кровавой работы Эль-Топо совершает акт самосожжения. Его сын и карлица сооружают на месте кремации подобие надгробья и уезжают из города.

В 1960-70-х годах жанр вестернов видоизменялся, он отходил от «спагетти-вестернов», имел марксистский подтекст и соединял комедию с музыкальными фильмами. Фильм «Крот» стал квинтэссенцией яркого вестерна. («Кино-Театр.ру»)

Фильм Алехандро Ходоровски, одного из немногих практикующих магов ХХ века, чилийского еврея, чьи родители бежали из Российской империи, спасаясь от погромов. Сценарий, режиссура, музыка, монтаж и исполнение главной роли в этом мистическом вестерне - Алехандро Ходоровски [...]. Этот уникальный фильм почти сразу после своего появления на «полночных экранах» Америки и Европы стал культовой классикой. В авторитетнейшем исследовании Джима Хобермана и Джонатана Розенбаума «Midnight Movies» (1983) «Кроту» посвящены десятки восторженных страниц. И в самом деле - этот фильм, помимо того, что является увлекательным, эстетически изысканным вестерном, выдерживающим сравнения с «итало-вестернами» Леоне, Корбуччи, Солима и Энцо Кастеллари, может быть рассмотрен как популярное (и в высшей степени адекватное) изложение основных принципов дзен-буддизма. Кроме того, фильм обладает незаурядными поэтическими достоинствами. Невозможно забыть «полуторателого человека» из пустыни или «последнего великого стрелка», выкапывающего ржавый револьвер из песка или карликовый народ, скрывающийся в сердце горы в ожидании 'Эль-Топо'. «Крот» замечателен как обращение культуры андеграунда к широким зрительским массам и, конечно, просто необходим для видеотеки настоящего синефила. (Groucho M.)

Горячие. Плотские. Твои: 10 фильмов, события которых разворачиваются в пустыне. [...] «Крот» (1970). Пустыни, пустыри и прерии - распространенные локации в сказаниях о бродягах высокогорных равнин, но если выбирать один вестерн с заданным топосом, то трудно пройти мимо культового сюрреалистического вестерна кинокудесника, комиксиста и психомага Алехандро Ходоровски. Снятый на пленку, деньги Леннона и ЛСД, «Крот» превращает в настоящую притчу историю про странника по прозвищу Крот (сам Ходоровски), который путешествует с сыном (маленький Бронтис Ходоровски) по пустыне и попадает в разные ловушки-миражи. Загадочные казни, карлицы, пещеры, русская рулетка и размышления об отцах и детях прилагаются. [...] (Алексей Филиппов. Читать полностью - https://www.kino-teatr.ru/blog/y2018/6-29/1112/)

В сортах кина не разбираюсь: 10 видов культовых фильмов. [...] Полуночное кино: «Крот» (1970). Пожалуй, наиболее спорная и расплывчатая категория культовых фильмов: речь идет о midnight movies, которые показываются в кинотеатрах (или по ТВ) глубокой ночью, когда нормальные зрители мирно спят в своих кроватях. Ввиду нечеткости определений, сложно выделить наиболее характерный «полуночный фильм», но как одного из самых ранних представителей этой категории традиционно выделяют психоделический (или кислотный) вестерн Алехандро Ходоровски «Крот», где ковбой одиночка проходит сюрреалистический путь от жажды власти к самосожжению. Критики, говоря о «кино для полуночников», отмечают их более-менее осознанное сопротивление мейнстримным конвенциям, заигрывание с табуированными темами и зачастую высокую требовательность к усидчивости зрителя, которому предстоит раскодировать скрытые смыслы и комплексные метафоры. В число наиболее характерных примеров входят «Голова-ластик» (как и большинство работ Дэвида Линча) и «Донни Дарко», споры вокруг интерпретаций которых не утихают и по сей день. Этот фильм о подростке, страдающем проблемами со сном, породил море теорий - от религиозных до чисто сюрреалистических. Смотреть также: «Ночь живых мертвецов», «Телефонная книга», «Другие ипостаси». (Дмитрий Соколов. Читать полностью - https://www.kino-teatr.ru/blog/y2020/10-17/1439/)

«Крот» принадлежит к той категории фильмов, которые рано или поздно суждено увидеть каждому серьезному киноману. Это и сюрреалистическая притча и мистический галлюциногенный «спагетти-вестерн», собранный из политических намеков, символизма, философии дзен, Ветхого завета и ошеломительно кровавых сцен. Он явился миру из таинственного и скрытого андеграунда и вскоре приобрел статус культовой легенды мирового кино. В 1970 году в нью-йоркском Музее современного искусства состоялась первая закрытая премьера, и фильм понравился Бену Баренгольцу, владельцу кинотеатра «Elgin». Он запустил «El Topo» на послеполуночных сеансах. Вначале картина шла в пустом зале, потом стали приходить хиппи, прослышавшие о странном фильме. Через полгода к кинотеатру подъезжали лимузины, а в кассу выстраивались километровые очереди. Среди тех, кто восторгался фильмом, были Энди Уорхол, Джон Леннон и Йоко Оно. [...] Герой фильма - убийца и святой. Крот - его аллегория и эмблема. Название фильма (и имя главного героя), является своеобразной метафорой киноандеграунда 1960-70-х. Подобно кроту, который роет нору и выбирается из-под земли на поверхность, малобюджетные авангардные фильмы той эпохи за короткий срок выходили из подполья и обретали всемирное признание. На съемках фильма не существовало границы между кино и реальностью. Каждый из команды пребывал в своеобразном трансе, это был настоящий религиозный трип. В фильме нет ни спецэффектов, ни кинематографических трюков. Вещи сняты такими, как они есть, последовательно - от сцены к сцене. Ходоровски стартовал и шел дальше и дальше, как Одиссей, как Александр Македонский, не останавливаясь. Когда сценарий потребовал от Крота изнасиловать Мару, Ходоровски, режиссер исполнитель главной роли, прогнал со съемочной площадки всех кроме оператора и действительно изнасиловал ее. А сценарий на самом деле был не сценарием вовсе, а описанием ритуала, который начинается с похорон плюшевого мишки семилетним мужчиной и убоем шести ослов, а заканчивается горением человеческого скелета, покрытого бифштексами. [...] («Ижевский киноклуб»)

Озарение Ходоровски. Фильм "Крот", самый известный и признанный фильм Алехандро Ходоровски, делится на две части. Для того, чтобы "вкурить" первую часть, надо быть вдумчивым кротом, имеющим терпение и, главное, желание копаться в знаках и символах, щедро разбросанных по примитивному сюжету, в котором высокий, стройный Крот (его играет сам Ходор) шатается по Мексике с целью встретить и победить самых сильных людей (людей ли?) пустыни (страны?). Сделанная в форме обрывочного сновидения, первая часть эта совершеннейшим образом меня не прибила. Скажу прямо: я ни%уя не понял, а форма повествования, выбранная Ходоровски, меня не впечатлила, поэтому у меня не возникло желания разобраться и "вкурить" фильм. Зато вторая часть, названная "Псалмы", поражает своей ясной цельностью. Притча, так же, как и первая часть, оформленная в виде сновидения, повествует о некоем анахорете. Он просидел уйму лет в пещере, в которой помимо него находилось оторванное от окружающего мира уродливое племя, вымирающее от кровосмешения. Они хотели, чтобы кто-нибудь прорубил туннель, ведущий из пещеры в город, чтобы племя вышло на солнечный свет и оздоровилось. Анахорет получает "просветление" и берет миссию "крота" на себя. С ним в мир людей отправляется женщина-карлица. На динамит, столь необходимый в горных работах, анахорет и карлица зарабатывают клоунадой и попрошайничеством. У них появляется помощник, местный священник, у которого, видимо, были какие-то старые счеты с анахоретом. Он хочет убить анахорета, но тот убеждает его, что сначала необходимо исполнить миссию. В конце концов, чтобы ускорить процесс, священник принимает участие в тяжелых горных работах, и его жизнь обретает двойной смысл: у него появляется сразу две цели, одна пагубная, другая благая. Месть и спасение людей. Жизнь и смерть. Поскольку это взаимоисключающие вещи, в результате чувство мести сгорает. Когда туннель прорыт, священник уходит, проникнутый благодарностью к своему учителю. Толпа уродов радостно бежит в город, но город встречает их выстрелами. В побоище принимают участие все - мужчины, женщины, дети, старики. Напуганные вторжением уродов, они делают все, чтобы сохранить свой генофонд, эстетику, налаженный быт. Такой exodus попросту ошеломляет анахорета, он получает второе "просветление", а в качестве бонуса - заветную "вечную жизнь". Его не берут пули, словно ангел-истребитель он ходит по улицам города и расправляется с его жителями. Когда уничтожены все до единого, он обливает себя керосином и поджигает. Ходоровски сделал исключительно точную иллюстрацию поговорки "благими намерениями вымощена дорога в ад", причем ад он изображает именно так, как его представляют религиозные брошюры. Человек не только мучается в буквалистическом огне, его сжигают угрызения совести. Он сидит на аццкой сковороде и своей рукой подбрасывает дрова. Сидит один-одинешенек, покинутый Богом. Часть, названная "Псалмы", сделана мощно и лаконично. В ней нет аморфной рыхлости первой части и эзотерической невнятности другого фильма Ходоровски, "Священная гора". Возникает ощущение, что на режиссера самого снизошло какое-то просветление, и он на какое-то время избавился от визуальной многословности. Первой части фильма - оценка 2, второй - 4. В сумме - 3, что означает "неплохо". (Владимир Гордеев, «Экранка»)

Если вы велики, то «Крот» - великое кино, если ограничены, то «Крот» - ограниченное кино. За популярность сюрреалистического спагетти-вестерна, который переполнен политическими намеками, троллингом религии, отсылками к буддизму и кровавыми сценами мы обязаны нью-йоркскому кинотеатру Elgin и его директору Бену Баренгольцу, который показывал «Крота» на ночных сеансах. Несколько месяцев в зале было практически пусто, через некоторое время стали приходить хиппи, каким-то образом пронюхавшие про фильм, а за ними, наконец, пошли и обыватели - любители острых ощущений. В конце концов, «Крот» вызвал ажиотаж и стал очень популярен среди Уорхоловской тусовки. Джон Леннон вписал картину в любимые фильмы. Писать какой-то синопсис с толкованием этой картины бессмысленно. Вы должны сами погрузиться в действие и сделать свои выводы. Алехандро подтверждает нашу позицию: Ваш фильм полон религиозных отсылок и мистических метафор. По какому принципу все эти образы объединены между собой? Этот фильм, как твое сознание: он полон разнообразных образов, религиозных и мистических. Я - художник. Я не делаю комедию или трагедию, я не делаю строго политический фильм, я не делаю строго религиозный фильм, я делаю все. А ты уже делаешь выбор, на что именно обратить внимание. Это как есть торт: ты выбираешь понравившейся тебе кусок. Я не старался сделать фильм философским, моя картина целостна и это называется искусством, оно не может быть философским, оно полно всего. Я не Хичкок, Хичкок направляет тебя в течении всего фильма, мы знаем, как вы отреагируете на ту или иную сцену, когда вам будет страшно или грустно. На те сцены, которые снимаю я, каждый зритель реагирует по-разному. Он может смеяться, может плакать, может злиться, я не буду управлять его реакцией. В наше время все режиссеры диктуют как тебе воспринимать сюжет, они больше продавцы, чем художники. [...] Вы рисковали своей жизнью ради фильма? Много раз! Для «Крота» я снимал танцующих мужчин в доме мексиканских ковбоев. Один из них был так пьян, что начал тыкать мне пистолетом в лицо и говорить: «Перестань снимать, иначе я убью тебя», на что я ответил: «Стреляй, но я тоже убью тебя тем, что закончу свой фильм. Солнце садилось, у меня не было денег на обратную дорогу, но я точно знал, что со мной ничего не случится. Три фильма, которые Ходоровски считает своими: «Крот», «Священная гора», «Святая кровь». "Я делаю кино не глазами, как другие режиссеры, а яйцами. У меня было три яйца, и после каждого фильма я одно терял. Теперь я совсем без яиц, вот почему у меня такой высокий голос, и теперь я могу петь в церковном хоре". "El Topo" начинается с замечательных строк: «Крот роет подземные тоннели в поисках солнца, и когда он выбирается на поверхность - солнце ослепляет его". Вы, как многопрофильный художник, когда-нибудь были ослеплены этим метафорическим солнцем? Истина и красота часто расходятся друг с другом в ваших фильмах. Я расскажу вам одну историю. Был некий тибетский мастер, который сказал: «Ничто не реально, все - иллюзия». И вот однажды, его ученики пришли к нему с печальным известием, что его сын, его единственный сын, умирает, и он начинал истошно кричать. Ученики спрашивают его: «Учитель, почему вы так кричите? Ваш сын - всего лишь иллюзия». А мастер отвечает: «Да, но он был самой красивой из всех иллюзий». Думаю, что сегодня мы не можем знать истинную красоту вещей, но продолжаем поиск своих прекрасных иллюзий, самой красивой вещи в нашей жизни. Некоторые люди называют это философским камнем; религия называет это Богом; простой человек называет это любовью; политик называет это свободой. Но каждый из нас ставит перед собой цель найти свою самую красивую иллюзию. Те кинематографические иллюзии, которые мы смотрим всю свою жизнь, с уверенностью можно назвать одними из самых красивых иллюзий. Что касается меня, то я слеп к истине. Я не могу знать правду. Это невозможно. Она слишком огромна для моего разума. (Катерина Карслиди, «Cinemaholics»)

Сквозь пустыню. Ходоровски - один из тех людей, благодаря которым слово "эзотерика" в популярных кругах стало ругательством и атрибутом городского сумасшедшего. Городской вещун, направо и налево раздающий прозрения, достигнутые с помощью ЛСД и нарисованного на трусах круга. Появившись во времена гибели сюрреализма, он пытался его возродить, питая особую любовь к символизму и шокирующим образам, что довольно быстро сделало его гуру среди любителей легкого просветления. Он венчал Мэрилина Мэнсона и запирал актеров в доме, оставляя их наедине с наркотиками и стенами, раздражал законопослушную публике сценами, где старухи клеились к мужчинам, а обнаженные ползали в грязи, и давал многозначительные интервью, - в общем, служил типичным представителем творческого андеграунда. Как персонаж, которого пытаются почитать разномастные недалекие мистики, Ходоровски мне сильно несимпатичен. Правда, виноват ли он в том, что люди принимают его всерьез? Где-то я видела отзыв о "Священной горе" как дзэн-фильме (sic!). Вины Ходоровски в этом нет. А вот в том, что касается визуальной стороны дела, режиссер демонстрирует чутье. И "Крот" - соединение духа места, театра жестокости, фанатичной нумерологии, крупного символизма, чувства цвета. Его извращенное чувство юмора, испорченность могут быть близки не каждому, но покажи кому-нибудь отдельные кадры - будет вынужден оценить. По жанровой принадлежности "Крот" - это вестерн. Ориентировочно разделим его на две части - в первой облитый черной кожей Крот, путешествующий с маленьким сыном, убивает банду бандитов, надругавшихся над монастырем, и спасает женщину-жертву, которая отравляет разум героя. Во второй он восстает из небытия, после своего предыдущего падения, в другом качестве и начинает рыть туннель, чтобы освободить кучку выродившихся людей из заточения в пещере. При этом цивилизация отображается как небольшой городишко, где люди совершают злодеяния перед лицом множества символов Всевидящее Око (не обошлось), считая, что их открытость перед Богом делает их омерзительную жизнь достойной защиты. Эпиграф гласит, что крот, оказывающийся на свету, слепнет. Опора облеплена множеством символических сцен, имен, происшествий, имеющих как библейские, так и древнеиндийские отсылки, аллюзиями на мистерии; здесь попахивает вавилонским блудом, здесь смешивается вестерн, предсказания и представления мимов. Не рискну положиться на эпиграф - доподлинно известно, что многие из режиссеров-сюрреалистов попросту издевались над зрителями, заставляя их искать трактовки там, где их не было, а Ходоровски - их прямой наследник. Он с удовольствием глумится над монахами и реальностью, заставляя отыскивать истину в пустынной спирали. Первая часть "Крота" - это столкновение имеющего силу от бога воина с Марой - иллюзией, тьмой. Мара приходит в классическом образе женщины, своей слабостью совращающей с истинного пути. Крот поддается ее желанию и вызывает на бой четырех лучших стрелков. Четыре - обильное трактовками число, особенно для приверженцев ритуального мистицизма. Каждый из стрелков превосходит Крота и напутствует его небольшим уроком, но он побеждает противников с помощью хитрости, с каждой победой теряя связь с богом, а значит и силу. Для зрителя, не желающего разбираться в символах, которыми щедро выписывает свою историю Ходоровски, "Крот" будет истинной пыткой. Он насыщен и сексуальными провокациями, хотя эротикой происходящее назвать невозможно. К примеру, искушение Мары с помощью кактусового плода, недвумысленно намекающее на куннилингус, или вальсирование облаченных в женские наряды монахов, на чьих лицах лишь отрешенность, пока их лобзают слюнявые и усатые мужские уста. Ходоровски не любит ни религию, ни цивилизацию, а, может, и вообще ничего, поэтому щедро раздает пощечины, облизывая очередную бумажку с кислотой. При этом возмущения не возникает - скорее, усмешка. Способствует этому великолепная подача материала и визуальная сторона дела. Ходоровски не потерял вневременной дух вестерна, грамотно встроив в его канву грозди поп-эзотерики и чувство "прихода". Выбор жанра сразу говорит о проницательности режиссера, потому что вестерн сам по себе всегда обладает неуловимой мистикой, путешествием одиночки сквозь среду. "Крот" затягивает плотной тканью настоящий источник знания, заменяя его лже-спектаклем, но его виды и лица - находка для фотографа. Похожие чувства возникают у обычного человека при взгляде на карты "Таро" - они красивы и таинственны, но плотно связаны с сощуренными глазами шарлатана. Первая часть фильма - это внереальное путешествие, соединенное с красотой пустыни и жестокой историей. Вторую часть при желании можно подпереть эпиграфом и написать о том, что после перерождения Крот потерял способность видеть в людях их истинную природу, что его фанатичное желание освободить заключенный в камне народ приводит к уничтожению его цивилизацией. Думаю, что эта часть - дань работе с Марселем Марсо. Карлица, ярмарочные представления, немые сценки - это оттуда. Карикатура на рабовладение/линчевание и апогей обмана в церкви. Ходоровски мешает высокое с низким, создавая довольно неприятный коктейль. Как бы то ни было, на второй части я честно дремала. Но суть кино в том, что его всегда приходится оценивать по двум критериям. Критерии эти - идея и визуальное исполнение. Странно, что они распадаются на два разных потока, но такова испорченная суть кинематографа. Исходя из подобной разбивки, можно с легкостью вычленить из неоднородного тела фильма удачные инсценировки, а откровенное лжемессианство и психоделическую дурашливость списать на мелкие недостатки автора. Как визуальный ряд "Крот" прекрасен. Ходоровски в роли главного героя блестящ. Вот и войдите теперь в положение кинокритика, который должен выуживать идеи из чужих психоделических видений, уступая диктатуре изображения и отдавая знание в руки фальсификаторов и бродяг. Оценка: 3,5/5. (Мор, «Экранка»)

Человек, отведавший грибов дона Хуана. На уровне сюжета кино делится на две части, не очень озабоченные связью друг с другом. В первой речь идет о странствующем ковбое, который вместе с 5-летним сыном передвигается верхом по пустынным мексиканским просторам. И когда на пути одинокого мстителя встают бандиты с большой дороги, он отправляет их на тот свет одного за другим. Но тут его поджидает еще более серьезное испытание - женщина. Из-за нее он даже оставляет сына странствующим монахам. Коварная искусительница подбивает Крота сразиться с четырьмя лучшими стрелками, каждый из которых в совершенстве владеет оружием. С помощью обмана Крот побеждает троих, но четвертый все же оказывается хитрее, поскольку убивает себя сам. Таким образом, миссия Крота оказывается не выполненной. И женщина предпочитает ему другую женщину, которая тяжело ранит отвергнутого El Topo. Во второй части действие переносится в некий условный город «времен Дикого Запада». Сюда спускаются с гор двое юродивых - переродившийся Крот и его пассия-карлица, которые до той поры жили со своим народом в подземной пещере. В городе парочка пытается зарабатывать на жизнь показом фокусов. И здесь Крот встречается со своим брошенным сыном, ставшим теперь монахом... Поклонники внятно изложенных историй будут, скорее, разочарованны фильмом. Режиссер исключает любые психологические мотивировки и ничуть не обеспокоен тем, чтобы облегчить восприятие на уровне смысла происходящего. Но тот зритель, кто превыше всего ценит в кино визуальный ряд, тот может запасть на Ходоровски всерьез и надолго. И потом, какого особого смысла можно ожидать от фильма, стремящегося соответствовать сути сюрреализма, в котором любые логические связи между кадрами считаются смертельным грехом. И все же «Крот» не является стопроцентной вещью в себе, исключающей любые ассоциативные связи. Первым, кто во время просмотра приходит на ум, становится Серджо Леоне. Однако бандитская вольница столь эстетизирована и усложнена библейскими аллюзиями, что вслед за отцом спагетти-вестернов сразу же вспоминается его соотечественник Пьер Паоло Пазолини. Во всяком случае, так изощренно глумиться над монахами могли бы только герои «Сало», которого тогда не было даже в проекте. Третьим фигурантом является Сергей Параджанов. Только он мог обходиться в своих картинах минимумом слов, полагаясь во всем на фактуру пейзажа и мизансцены. По крайней мере, то странное жилище, похожее на гигантскую полусферу, в котором обитает полковник, бандитский предводитель, больше всего напоминает строения параджановского «Цвета гаранта». Да и названия глав, на которые делится «Крот» («Книга бытия», «Книга пророка») вполне сопрягаются с подзаголовками биографии Саят-Новы. И вот тут понимаешь, что даже теоретически Ходоровски не мог видеть шедевра Параджанова, поскольку оба фильма снимались параллельно в разных полушариях, да и остальные - итальянские - аллюзии тоже от лукавого. Потому что все перечеркивает вторая часть. Показанная в ней цивилизация, в трактовке Ходоровски, выглядит эпицентром лжи, глумления, разврата и зла. Ей он посвятит свою следующую картину - «Священная гора» (1973), в которой фантасмагорические образы обретут еще более эпатажное и шокирующее выражение. Родившийся в Чили, этнический еврей Алехандро Ходоровски, чья семья в 1905-м, спасаясь от погромов, спешно бежала из Одессы, и осела затем в Мексике, спустя годы возвращается в эту страну из Франции, чтобы возродить на ее просторах «великий и могучий» сюрреализм. Ходоровски прибыл сюда вовремя: Мексику только что покинул родоначальник этого направления в кинематографе Луис Бунюэль, в сою очередь, перебравшийся обратно в Европу. Произошла символическая рокировка: автор «Андалузского пса» уступил плацдарм для экспериментов амбициозного прихожанина, заручившегося в Париже благословения самого Андре Бретона. «Вкусив грибов дона Хуана», на которые уже основательно подсел американский студент Карлос Кастанеда, Ходоровски снял в стране глюков и сюриков свой самый знаменитый фильм - не имеющий аналогов «галлюциногенный вестерн» El Topo. Собственно, буквально никакого крота здесь нет и в помине. Но данное обстоятельство не помешало этой экстравагантной притче сразу после своего появления стать объектом быстро нарастающего культа интеллектуалов и синефилов многих стран. Поклонение растянулось на сорок с лишним лет. Все это время слава «Крота» продолжает преумножаться только за счет его неиссякаемого внутреннего ресурса, а ни каких-нибудь сиквелов, ремейков, подражаний и течений. Последние хоть и имеют место быть (например, Антон Адасинский, снявший со своей командой из «Дерева» фильм «Граница»), но пока ничего адекватно значимого, кроме внешней имитации, предложить не смогли. Хотя, справедливости ради, надо признать, что самого Ходоровски долго держали, да и сейчас многие все еще держат, за чистой воды графомана и афериста от кино (например, в России его до сих пор не жалует официальное киноведение, категорически не желая включать ни в какие толстые киноантологии и справочники). Собственно, он сам дал для этого немало поводов, главным образом тем, что нарушил многие правила, проигнорировал традиции и причинно-следственные связи. На первый взгляд, El Topo - сюрно-авангардистская смесь, отмеченная влиянием наиболее радикальных достижений авторского кино 1960-х годов. В ней с заметной долей эпатажа обыгрываются религиозные догмы, мифы, языческие ритуалы, мистические учения и уродливо-порочные проявления человеческой природы, бессознательно воздействующие на зрителя, в том числе и посредством завораживающе красивых кадров-символов. Все это не могло не спровоцировать внимание к оригинальному видению 40-летнего постановщика-самородка. Именно благодаря «Кроту» Ходоровски стремительно превратился из догматика-неофита, вознамерившегося еще в 1950-м году возродить сюрреализм, в сакральную фигуру для всякого рода «мистических язычников» и «паломников от новомодных верований», с невообразимой легкостью принимающих порой сомнительные и внешне красивые учения. (Малоv, 2012)

Эль Топа из рода Эль Топов. Предупреждение: вся рецензия - один сплошной спойлер. Я долго думал о том, как же собрать воедино все свои мысли и чувства по поводу этого фильма. И в итоге не нашел ничего лучшего, как просто пересказать вам весь фильм, чтобы у вас, если вы его не смотрели и не собираетесь (а если и собираетесь, но не думаю, блин, что я чего-то такого вам расскажу, что вам испортит просмотр), была возможность составить о нем мнение самим. Вы только, если уж начнете, никуда не уходите, дочитайте до конца. А то гештальт, так сказать, не сложится. Фильм начинается с того, как сурового вида вестерн-ганфайтер (это и есть крот, о чем, правда, можно узнать, только почитав чего-нибудь о фильме дополнительно) едет на лошади через пустыню с маленьким мальчиком. Он слезает с лошади, и говорит мальчику: "Тебе сегодня исполняется семь лет. Теперь ты взрослый. Закопай свою игрушку и портрет своей матери". Мальчик закапывает, и они едут дальше. (Погодите, не уходите, я хочу рассказать до конца). Они приезжают в деревню, где видят кучу трупов и все в крови. Найдя одного недобитого местного жителя, Крот спрашивает у него, кто это сделал, но тот умирает быстрее, чем смог ответить. Они едут далее, когда встречают в пустыне трех других ганфайтеров. Один из этих троих ебет изображение женщины, выложенное на камне из зерен, второй... в общем, не помню, но все три какие-то фриковатые. Они сначала издеваются над Кротом, а потом ритуально завязывают воздушный шарик, и кладут его на землю, где тот начинает сдуваться с отвратительным звуком. Когда он досдувался до конца, они все стреляют в Крота, а он в них, и он их убивает. Последнего оставшегося он глушит винтовкой, как рыбу в бассейне, спрашивая "кто это был". Тот говорит, что это был полковник, и с ним еще пятеро его людей, которые сейчас находится в монастыре. (Я сказал, не уходите, там еще много интересного). Далее нам показывают разврат и пьянку: монахи и челядь стоят в длинном ряду в очереди на расстрел, а люди полковника издеваются над четырьмя молодыми послушниками, танцуя с ними, потом раздевая их и всячески унижая. Из большого здания выходит женщина, к которой люди полковника начинают приставать, но она набирает воды в колодце, и говорит, что полковник убьет того, кто к ней прикоснется. Далее показывают полковника: франтоватый немолодой мужик, которому она меняет портянки и моет ноги в круглой башне какого-то культового назначения. Он выходит с ней на улицу, и начинает унижать своих людей. Но тут приходит Крот, убивает двух людей полковника, а с ним самим стреляется, при этом публично его унижает, и собственные люди полковника (оставшиеся в живых) скачут вокруг него и смеются. Крота хватает женщина, которая отпихивает от него мальчика. Крот говорит мальчику, чтоб тот оставался в монастыре, и больше ни от кого не зависел, и уезжает с женщиной. Фууух. Ну что ж, завязку фильма я вам рассказал. Теперь, собственно, кино. Крот с женщиной путешествуют по пустыне, где оказывается, что он может из камня добыть воду, а она - нет. Тогда он ее жестоко насилует - и она тоже начинает мочь. Женщина говорит Кроту, что в пустыне живут три мастера стрельбы, и ей надо, чтобы он их убил, потому что ей нужен победитель. Он говорит, что пустыня устроена по спирали, и они едут искать первого мастера. Тот живет в круглой башне, слеп, весь прострелян насквозь, и достиг просветления. Ему помогают два чувака: безногий, сидящий на плечах у безрукого. После разговора с мастером Крот говорит женщине, что чувак круче его, но она настаивает, что Крот должен его победить, даже если придется смошенничать. В итоге Крот с мастером стреляются, но Крот сжульничал, вырыв ловушку для мастера, и убил его. А потом женщина убила и безруких с безногим, жутко смеясь и радуясь жизни. Крот понимает, что сделал %уйню, но, кажется, уже не может остановиться, и идет искать второго мастера. В этот момент появляется еще одна женщина, одетая, как мужчина. Откуда она взялась - я не знаю, впрочем, если бы ее появление было самым странным в этом фильме, я бы, наверное, как-то его себе объяснил. Но не вижу в этом потребности. Она, эта другая женщина, показывает дорогу к дому второго мастера, который живет со своей мамой. Честно говоря, этот мастер больше напоминает отрицательного персонажа русских народных сказок: он толстый, и, живя в пустыне, постоянно одет в шубу и меховую шапку (о том, что он живет с мамой, я уже сказал). Там Крота встречает мама, которая говорит "ага, ага, мы знаем, что к нам идет чувак, который обманом убил первого мастера", и Крот перебирается к ним через какое-то болото, чтобы второй мастер легко его победил, и выстрелил пистолет из кротовой руки. Далее второй мастер долго толкает телеги о том, что мошенничать нехорошо, и скоро он его (Крота) убьет, и что он живет с мамой, потому что они с мамой один человек. Тогда Крот и тут мошенничает, подменяя какое-то зеркальце осколками, на которые наступает мама, из-за чего и мама и мастер впадают в ступор, и Крот их обоих убивает. Дальше они едут к третьему мастеру, который оказывается музыкантом-животноводом. Он живет в загоне с кроликами, и предлагает Кроту поиграть на музыкальных инструментах, чтобы познакомиться. Они играют, и мастер говорит, что Крот вот тут всех победил обманом, но его, третьего мастера, так не получится, потому что он идеален. Я уж не помню почему. В итоге Крот, уж не помню как, и его победил, сказав "быть слишком идеальным плохо". И вот тут выясняется, что женщины (которых уже двое) чего-то там между собой не поделили, сначала стегали друг друга плетками, а потом е%ались, и теперь они решили убить Крота. После долгой муторной сцены на мосту над пропастью они его застрелили, и уехали. Таааак. Если вы думаете, что это конец, то вот и вовсе и нет. Дальше тело Крота находят какие-то уродцы, и уносят с собой, и в следующий раз он просыпается в подземелье, сидящий на каком-то пьедестале для фарфоровой кисы будды. Оказывается, что уродцы притащили его в какую-то пещеру, откуда не знают, как выйти: единственная дырка наружу оказалась высоко над их головами. Возле их подземелья есть город, но жители города боятся и не любят уродов, которые, из-за постоянных кровосмешений, стали его ужаснее. Поэтому они ждут пробуждения Крота, чтобы тот, согласно древней легенде, вывел их наружу. Крот смотрится с зеркало, и понимает, что у него изменилась прическа и цвет волос. Он поэтому бреется налысо, превращаясь из сурового ганфайтера в Алехандро Ходоровски, и лезет вместе с какой-то карлицей на поверхность, чтобы заработать денег, и освободить уродцев из подземелья. Они приходят в город, и обнаруживают там разврат и пьянку почище полковничьих. Там процветает работорговля, негров гоняют, как лошадей на родео, и тавруют, а потом продают толстым уродливым престарелым чиксам, которые зажимают из головы у себя между ног, и кричат, что их насилуют. Тех же, кого никто не хочет покупать, местный шериф попросту отстреливает под аплодисменты толпы. Есть в городе и церковь: дивное место, где все поклоняются масонскому глазу в центре треугольника, и прикладывают к виску пистолет с холостым патроном, чтобы спустить курок, и радоваться "чуду". Этот масонский глаз, кстати, развешан по всему городу, как рекламные плакаты. Крот вместе с карлицей начинают выступать с какими-то цирковыми номерами, чтобы собрать денег, и работают, пытаясь прорыть туннель в пещеру, чтобы вывести оттуда уродцев. Однако работа идет тяжело, и выступать им все сложнее и сложнее. В один момент их приглашают "заработать денег" - приводят какое-то местное варьете и просят показать их трюк с обниманиями. А потом говорят, чтоб они раздевались, и продолжали свой номер без одежды, типа "первая брачная ночь". Карлица говорит Кроту, что никого здесь нет, что они одни, и что она его любит, и они е%утся прямо при всех, зачиная ребенка. У нее потом депрессия, потому что ей кажется, что он на самом деле ее не любит, и она ему противна, но он ее успокаивает. Они покупают динамит, и работа продвигается быстрее, хотя им все равно еще копать непонятно сколько времени. В это время в город приходит монах - похожий на молодого Крота. Он заявляется в церковь, и изгоняет оттуда ложного пастыря, вкладывая в пистолет, который все по очереди прикладывали к виску, настоящий патрон. Он стреляет себе в голову (осечка), все кричат "чудо", и хотят повторить, но уже с третьей попытки маленький мальчик сносит себе полголовы, и все валят из церкви. Монах срывает гигантский глаз в треугольнике, и под ним оказывается распятие. Он превращает церковь, типа, в храм божий, и туда как раз приходит Крот с карлицей, чтобы пожениться. И тут монах узнает Крота: оказывается, что монах - его сын, которого тот оставил в монастыре. Монах избивает Крота, и говорит, что убьет его - но, поскольку карлица убеждает его, что тот делает хорошее дело, монах разрешает Кроту закончить туннель, чтобы убить его потом. Работа идет медленно, монах теряет терпение, и Крот просит его помочь. Они начинают работать втроем, но все равно это слишком медленно. В конце концов монах теряет терпение окончательно как раз в момент, когда они проламывают стену, и находят уродцев. Крот пытается предупредить, что уродам нельзя сразу выходить, но они уже поломились наружу. Монах выводит Крота на улицу, и целится в него, но убить не может. В этот момент уродцы добираются до города. А там их уже ждут мирные жители со стволами наперевес. Они отстреливают уродцев, убивая всех до единого. Тогда Крот бежит к ним с криками, но жители расстреливают и его. Но он не падает, а в гневе, весь простреленный пулями, хватает ружье и начинает убивать жителей, одного за другим, пока не убивает весь город. После этого он идет в какой-то дом, берет канистру с бензином (или это был спирт? Что-то горючее), обливается и поджигает себя. Монах вместе с беременной карлицей проходят мимо - от него осталась лишь горстка пепла. Конец. В общем-то, несмотря на то, что я не помню какие-то детали, я совсем не засыпал на этом фильме, как можно подумать, а посмотрел его с интересом. Кажущаяся поначалу нагромождением образов, картина постепенно вырисовывается у тебя в мозгах, и даже образует ближе к концу некое подобие законченного целого. Сейчас так, вероятно, не снимают уже даже в артхаусе и глубоком индепенденте. Подобные картины - артефакты той эпохи, когда жив был еще Сальвадор Дали, и к слову "символизм" люди относились серьезно, по крайней мере те, кто считал себя символистами. Сегодня, конечно, смотреть это всерьез невозможно: на дворе другая эра. Бог давно умер, всем насрать на что-то, кроме поржать, а качество фильма измеряют не числом символов, а количеством показанных в кадре сисек. В этом фильме их целых 8, но две из них незагорелые (считаем за одну), две плохо видно (считаем за одну), две некондитные (тоже за одну) и еще две принадлежат карлице (за одну). Итого: 4 балла. Да, еще, забыл сказать, при чем здесь крот. Вначале Ходоровски рассказывает легенду о кроте, который стремится к солнцу, вылезает на поверхность и слепнет. Думаю, это какой-то серьезный архетип, потому что подобные байки встречаются у очень многих народов. Когда-то я изложил одну из таких баек в виде притчи в своей повести-сказке. Да, и еще забыл сказать, что весь фильм (особенно в начальных сценах) на фоне слышно какой-то ужасающий шум: то гуси галдят, то ламы, то кролики, а персонажи их перекрикивают. В общем, это создает определенную атмосферу. Да, бля%ь, я еще один кусок пропустил. Там в пустыне был еще какой-то чувак, похожий на Бабу Ягу, с сачком, которым он ловил пули, и пулял их назад в Крота. Но чего-то он у меня совсем из головы вылетел, так что я даже не помню, кто он такой. Вы об этом лучше в других рецензиях почитайте. (Дмитрий Савочкин, «Экранка»)

Алехандро Ходоровски: Портрет на фоне нового романа. [...] Алехандро Ходоровски, который не только - и не столько писатель. Есть устойчивое выражение у тех, кто его представляет: "Созвездие Ходоровски". Имеется в виду созвездие жанров, в которых Ходоровски преуспел. Культовый кинорежиссер. Культовый сценарист культовых комиксов... и так далее [...]. Но "созвездие Ходоровски" - это еще и география успеха. Франция, Испания, Мексика, Чили - в каждом из этих культурных миров, можно сказать, свой Ходоровски. Если во Франции он прежде всего режиссер и сценарист эпических комиксов, то в испаноязычном мире - еще и значительный писатель. В этом круто замешанном космополитизме есть - как же без этого? - и российский момент. Причем, изначальный. Алехандро Ходоровски - из семьи, которая бежала из царской России от погромов буквально на край света. Ходоровски родился [...] в Чили - [...], тихоокеанском городе на севере страны. Отец мечтал о карьере врача для своего Саши, но сын связался с театром марионеток. Объездил с театром все Чили, а в год смерти Сталина уехал в Париж, где начал работать с мимом Марсо. [...]
Дмитрий Волчек: Искусство не вправе задавать себе вопрос, опасно ли оно. Когда был опубликован "Вертер", две тысячи молодых людей покончили с собой. Четыре евангелиста написали Новый Завет, и в результате погибли миллионы... Сколько людей погибло из-за учения Будды? Я не более опасен, чем Будда, Иисус Христос или Гете, потому что все опасно.
От разговора об опасностях Алехандро Ходоровски отвлекают вопли на улице. Ходоровски живет в одном из самых дорогих районов Парижа, - восьмой аррандисман, окна выходят на дрожащие от ужаса под кроссовками фанатов Елисейские поля: чемпионат мира по футболу. Ходоровски с любопытством разглядывает орущих баварцев в сине-белых шарфах.
Алехандро Ходоровски: - Посмотрите, одни мужчины. Футбол - это пир гомосексуальной фантазии. Мужчины обожают других мужчин, глазеют на них, даже дерутся из-за них, и все это маскируется спортом!
Мэрилин Мэнсон восхищался: "Ему семьдесят, а он все еще гений". Семидесятилетний Ходоровски не похож на старца, - скорее на небрежно загримированного актера студенческого театра - фальшивый седой парик, накладные усы, - одно движение, и появится мистический всадник El Topo, Вечный Жид, скитающийся по континентам с колодой таро и сывороткой из мексиканских грибов.
- Мои родители из Одессы. Любимый сын моей бабушки утонул в Днепре в половодье. Мальчик пытался спастись, влез в книжный шкаф, в котором лежали тяжелые тома Талмуда, и утонул вместе с ними. Тогда бабушка рассердилась на Бога и отвергла иудаизм. В 1905 году они эмигрировали в Чили, отец открыл обувной магазин и назвал его "Украинский дом". А мою бабушку с материнской стороны во время погрома изнасиловал казак, она приехала в Чили беременная и родила дочь от этого казака - мою мать. По отцу я - Ходоровский, по матери - Прулланский, а фамилию казака, к сожалению, не знаю. Мой отец был сталинистом. Он был похож на Сталина, носил такие же усы и одевался, как Сталин. А шурин моей матери - лысый и беззубый - был очень похож на Ганди. Так что я вырос в доме, где были Ганди и Сталин.
На одной фотографии в книге "Крот" Ходоровски похож на молодого Дженезиса Пи-Орриджа: порочная бесполая улыбка. На соседнем снимке у него усы, буйная шевелюра хиппи, пестрый свитер, на груди - золотой амулет майя. Шарлатанистый гуру, приехавший на сытый север соблазнять анархисток из богатых семей? Или настоящий шаман, постигший тайны девяти мудрецов Священной Горы и теперь прячущий в полной кошек парижской квартире флакон с эликсиром вечной молодости?
Кошек, следящих за нашим разговором о сексуальности футбола, - девять, и у каждой, как водится, девять жизней. Девятый старший аркан таро - Отшельник.
Ходоровски показывает карты - марсельскую колоду таро 15 века, реставрацию которой он недавно закончил.
Меня считают мистиком, но я не мистик, и не "художник", я просто играю в игры, как в казино.
ЦИФРЫ И ЗЕЛЕНАЯ КРОВЬ. Девять - это и число лучей в эннеаграмме, мандале "Нью Эйдж", мистической схеме аттестации личности: три луча на физические характеристики, три на ментальные, три на эмоциональные. Эннеаграммы изучают в центрах Арики, духовных школах чилийского гуру Оскара Ичазо, последователя Гурджиева. Когда Джон Леннон, восторгавшийся фильмом Ходоровски "Крот", решил финансировать съемки "Священной горы", 17,000 долларов было потрачено на церемонию "иллюминации" режиссера.
- Оскар Ичазо приехал в Мехико, и я пришел к нему в отель, трепеща - я был тогда одержим идеей духовного просветления. Ичазо достал бумажку с оранжевым порошком: "Вот самый чистый в мире ЛСД". Я растворил порошок в воде, выпил... Прошел час, но ничего не случилось. Тогда Ичазо предложил мне косяк: "Самая лучшая марихуана из Колумбии". Я дунул, и тут же все стало замечательно. Я стоял у окна, и мне открылась вся история живописи: деревья были Ван Гогом и Ренуаром. Ичазо подвел меня к зеркалу, и я увидел монстра, страшную мумию. Потом он сказал: "Загляни в свое сердце". Я оказался в гигантском золотом храме, и понял, что сердце - не машина, которая меня убивает, а мой самый большой друг. Я ждал продолжения, но тут заметил, что мой гуру уснул. Его храп и был высшей истиной".
Готовясь к съемкам "Священной горы", Ходоровски на два месяца запер актеров в доме, из которого они не могли выйти. Все спали только четыре часа в сутки ("бессонница - вот лучший наркотик!"), ели галлюциногенные грибы и ЛСД, проходили курс йоги, медитировали. Затея кончилась полным провалом: "когда тренинг завершился, из дома вышли не просветленные люди, а какие-то клоуны, хныкающие, что их плохо кормят. Теперь я думаю, что просветления не существует. Главное - быть живым, здесь и сейчас. Это самая большая тайна".
Ходоровски так же внимателен к цифрам, как Питер Гринуэй. В первой сцене "Крота" ровно сто женщин. "Это сто изнасилованных невест. Когда-нибудь я сниму кино, где будут тысячи женщин в платьях изнасилованных невест". У продюсера фильма "Бивень" Ходоровски потребовал тысячу слонов, но получил только семь. Фандо из "Фандо и Лис" должен был съесть двадцать вареных яиц подряд ("Он отказался, закричал: "Ты хочешь меня убить!" Конечно, я хотел его убить, - он был амбициозный блондин, слишком старательный актер, чтобы хорошо играть"). [...]
В фильмах Ходоровски - океаны крови. В "Фандо и Лис" врач берет кровь из вены актрисы, наливает в бокал и пьет. "Тогда еще не было СПИДа, мы не боялись. Все старики - вампиры". Кровь в "Священной горе" - это крашеные сливки. В "Святой крови" из хобота умирающего слона льется красный мед. В "Кроте" течет красная река, в "Святой крови" храм построен на кровавом озере... В сцене сражения, завершающей "Крота", были раздавлены сотни арбузов, а когда герой приносил себя в жертву, подожгли человеческий скелет, облепленный бифштексами. "Общество не любит красный цвет. Красный - это цвет светофора, это коммунистический террор, менструация, геморрой... Я запущу в раны зеленую кровь, синюю, фиолетовую. Раны будут кровоточить мыльными пузырями, бабочками, хрустальными шарами, коровьими языками, гамбургерами. Ох, какое наслаждение!".
"Когда я покидал Чили, я решил расстаться со своим прошлым, со своими родителями, со своей национальностью. Я выбросил записную книжку в океан".
В 1953 году, в первый же парижский день - точнее, в первую ночь, было три часа утра - Ходоровски позвонил Андре Бретону и потребовал, чтобы тот немедленно его принял. "Да кто вы такой?", - возмутился патриарх сюрреализма. "Меня зовут Ходоровски, мне двадцать четыре года, я приехал из Чили, чтобы воскресить сюрреализм".
Воскресить сюрреализм не удалось, легче было похоронить. "Сюрреализм умер. Они стали такими мелкобуржуазными: ненавидели рок-н-ролл, научную фантастику, ковбоев, порнографию! А у меня была огромная коллекция порнографических открыток. Порнография - это магия, тайна!". Ходоровски, Фернандо Аррабаль и Ролан Топор объявили о создании нового, постсюрреалистического движения Паника, - языческого анархического театра, прославляющего бога Пана.
- Никакого движения, конечно, не было. Это была шутка. Культура - это чудовищно, культура - идиотизм. Теперь выпускают книги о Панике, научные исследования. Это все ни к чему: искусству вообще не нужны философы.
"Паника - сексуальный акт во всей его полноте", - объясняет Аррабаль. Кульминацией серии скандальных хепенингов стала "Сакраментальная мелодрама" - четыре часа под джазовую какофонию по сцене метались полуголые девушки, а Ходоровски, появившийся в черной коже и мотоциклетном шлеме, разделся догола, забросал публику живыми черепахами, пустился в пляс с бычьей головой и кастрировал раввина.
- Я хочу, чтобы мои фильмы были похожи на стихотворения. Я никогда не пью, но однажды выпил водки, потому что водка прозрачная: пить ее - все равно, что пить стакан. Потом я занимался любовью со своей женой Валери, и вдруг заплакал. Я прошептал ей в ухо с отчаянием и даже угрозой: "Я - поэт".
Застывшие в тридцатых годах сюрреалисты спорили о политике; многие, по старой памяти, сочувствовали коммунистам. К социальным вопросам Ходоровски относится с брезгливостью:
- Что я думаю о будущем общества? Думаю, что общество будет разделено на круглых светящихся людей и бегемотов... Безногих бегемотов с гигантской пастью, без глаз и ушей, а в огромной заднице у них будет дверца. Иногда оттуда будут вылетать пушечные ядра дерьма и убивать других бегемотов. Вместо носа у бегемотов будет палец, и они будут мечтать, чтобы круглые люди его пососали. И у них будет бог - прозрачный бегемот, который испражняется ангелами. Вот что я думаю о будущем общества.
ТРИ ЯЙЦА ЛЕОНАРДО И ГИГАНТСКАЯ ОФЕЛИЯ. Ходоровски - единственный режиссер на свете, которому удалось уничтожить целый кинофестиваль, причем довольно известный - в 60-е годы в Акапулько приезжали многие голливудские звезды. На фестивальной премьере "Фандо и Лис" зрители устроили погром в кинозале; Ходоровски, которого поджидавшая на улице толпа собиралась линчевать, спасся, спрятавшись в багажнике лимузина. После этого скандала в 1968 году фестиваль в Акапулько закрылся навсегда.
- Сначала их шокировало, что четыре седовласые матроны играют в карты, соблазняя при этом усатого мужчину в одних трусах. Ставка в игре - консервированные абрикосы, - это мужские яйца! А драка в зале началась, когда мой персонаж вырезал у куклы дыру между ног и стал запихивать туда маленьких змей. Не понимаю, почему они хотели меня убить, - это такая красивая сцена!
Ходоровски - точно современный Леонардо: едва ли не половина его работ спрятана, изувечена, потеряна. Единственная копия его первого фильма - пантомимы "Отрубленные головы" - бесследно исчезла. Запрещенный в Мексике и изуродованный американскими прокатчиками "Фандо и Лис" тридцать лет пролежал в архиве и только в 1999 был восстановлен и выпущен на видео. "Священную гору" продюсер Аллен Клайн после ссоры с режиссером ("наверное, Клайн ненавидит меня, потому что я видел, как он жрет огромный гамбургер у дверей сиротского приюта") изъял из мирового проката на 25 лет.
- Клайн моложе меня, он рассчитывает меня пережить. Но, думаю, здоровье у меня лучше... Мы с ним бежим наперегонки со смертью. Надеюсь, он сдохнет раньше.
В 1971 году, после сумасшедшего успеха "Крота" в Нью-Йорке, Ходоровски рассказывал о своих планах: "Если я буду снимать "Гамлета", Офелия будет весить пятьсот килограммов!.. Почему бы и нет? Красота никогда не используется в кино. Голливуд вообще не понимает женскую красоту".
Самый великий из его неудавшихся проектов - экранизация романа Фрэнка Херберта "Дюна".
- Это был волшебный провал! - Ходоровски показывает раскадровку несостоявшегося фильма - огромный том в синем ледерине, похожий на самиздатовскою машинопись "Доктора Живаго" - восковая тяжесть мертворожденного младенца. Это был грандиозный, немыслимый проект, круче Офелии на Манхеттене. В ролях: Орсон Уэллс, Сальвадор Дали и Глория Свенсон, музыка "Пинк Флойд" (1975 год!), дизайн каждой планеты делали Гигер, Мебиус и Крис Фосс, лучшие художники. "Мне не нужны были космические корабли, похожие на американские холодильники! Я хотел, чтобы это были драгоценности, машины-звери, механизмы души. Мы мечтаем о кораблях чрева, барокамерах для реинкарнации в новых измерениях, о кораблях-шлюхах на топливе из спермы наших страстных эякуляций!".
В конце концов, проект провалился, когда продюсер решил, что слишком обширное участие европейцев повредит американскому прокату фильма. В 1984 году роман Херберта экранизировал в Голливуде Дэвид Линч:
- Узнав, что "Дюну" снимает Линч, я буквально заболел. Я очень ценю Линча, и был уверен, что он сможет сделать превосходный фильм. И вот я отправился в кино, с двух сторон меня поддерживали сыновья, потому что мне было плохо от зависти. В начале фильма я был совсем бледный, буквально растекся в кресле, но чем дальше, тем лучше я себя чувствовал, мои щеки розовели, потому что фильм оказался полным дерьмом.
"Бивень" (1978), снятая в Индии сказка, была изъята из проката самим режиссером, благоразумно решившим спрятать стопроцентно коммерческую и скучную ленту. "Вор Радуги" (1990) - еще один провал: "За мной ходили три шпиона и докладывали продюсеру всякий раз, когда я хотел изменить хотя бы строчку в диалоге. Я ненавидел Питера О'Тула, обращался с ним, как с собакой". В остатке - три фильма, которые Ходоровски считает своими: "Крот", "Священная гора", "Святая кровь".
- Я делаю кино не глазами, как другие режиссеры, а яйцами. У меня было три яйца, и после каждого фильма я одно терял. Теперь я совсем без яиц и могу петь в церковном хоре.
ПСИХОДРАМЫ В "МИСТИЧЕСКОМ КАБАРЕ". Фильмы Ходоровски вопиюще несовершенны: они распадаются на части, произвольно меняется ритм ("Несовершенные вещи интереснее; я люблю китайские боевики и думаю, что Музей Современного Искусства надо построить в Чайнатауне"), и в то же время каждый кадр просчитаны. "Алехандро - гениальный безумный математик", - говорит Аррабаль. Ходоровски настаивает, что все его образы нужно воспринимать, как символы ("Весь мир состоит из символов, - учил Рене Генон"), и у каждого есть точное значение. Понимает ли что-то зритель? Многие ли догадываются, что возникающий на несколько секунд в кадре полумесяц, полный яиц, символизирует материнство, а горящее пианино, которое то валится на землю, то вновь подскакивает, - символ не желающей сдаваться, но обреченной цивилизации? "Если на мой фильм придут три человека - уже хорошо. Я считаю, что каждый образ на пленке - отпечаток: так полицейский видит след ботинка, и у него в руках вор".
"Мозг Алехандро работает, как три тысячи сумасшедших компьютеров", - смеется художник Мебиус, с которым Ходоровски сделал комикс "Инкал". Многие в самом деле считают его безумцем. Рассказывали, как он набросился на совершенно незнакомого человека с воплями: "На кого ты похож?! Почему ты носишь такую одежду?! Да тебя надо..!". [...]
Традиционные религии - вот тема, которой в разговоре с ним лучше не касаться. Я неосторожно спрашиваю Ходоровски о кощунствах комикса "Безумица священного сердца": героя серии, профессора Сорбонны ("это я, и не совсем я, потому что профессор - импотент, а у меня пятеро детей") содомизируют, чтобы он родил Мессию. Ходоровски возмущен:
- Да, я не верю в религию, я верю в мистику. Как можно верить в то, что у Бога есть имя - Иегова, Иисус Христос, Аллах или Будда, как может бог быть чьей-то собственностью? Как можно сжигать людей, говоря о христианском милосердии? Как может еврей плакать оттого, что его дочь вышла замуж за гоя? Есть надо именно свинину - это самое чистое мясо. Я - еврей - надеваю пиджак, на котором развешаны ломтики ветчины, и в нем медитирую.
В "Фандо и Лис" Папа Римский - безумная бородатая женщина, разбивающая статую Венеры (чувственность). "Я был в Ватикане и видел, как от Папы отгоняли голубя... Вообразите только Христа, отгоняющего Святого Духа!".
Мэрилин Мэнсон, называющий себя "жрецом Церкви Сатаны", предложил Ходоровски снять сиквел "Крота". Сюжет фильма "Авелькаин" таков: дети похороненного на райском острове Крота (его, как и в первой картине, играет Ходоровски) Авель и Каин (Каином будет Мэнсон) пытаются похоронить мать рядом с отцом, но вход на остров для них, как и для всех прочих, закрыт. Другой информации о производстве фильма пока нет, хотя говорят, что съемки вот-вот должны начаться...
А пока каждую среду Ходоровски читает лекции в парижском "Мистическом кабаре". Студенты Ходоровски сражаются с собственными предками, разыгрывают психодрамы, учатся говорить на языке таро, делают друг другу массаж, изображая астронавтов на пути к иным галактикам.
- Изучать генеалогическое древо - это погружаться в кошмар, бороться с монстром, но этот монстр может отдать вам клад. И из этого дерьма - фамильного древа - мы учимся добывать сокровище. "Я решил понемногу, как ложкой вычерпывают море, лечить эмоциональные болезни человечества".
ПОСТСКРИПТУМ: Испанский драматург Фернандо Аррабаль в этом году был гостем Московской книжной ярмарки. Я спросил Аррабаля, намерены ли они с Ходоровски снимать фильм по заказу Мэрилина Мэнсона.
Фернандо Аррабаль: И Ходоровски, и я сделали семь полнометражных фильмов, - может быть, мы уже никогда не снимем больше. Мир был создан за семь дней. Фильм требует очень большой концентрации, отнимает много времени. Театральная пьеса - это как удар молнии - очень быстрая, а роман - точно брак, со своими тернистыми извилистыми путями.
Сергей Юрьенен: Теперь Ходоровски-писатель. Он издал не меньше дюжины прозаических книг, особенно активно пишет и публикуется с начала 90-х годов, вот несколько названий: "Кровожадные страсти пустоты", "Там, где птица лучше поет", "Паническая терапия", "Евангелие для излечения", "Мудрость анекдотов", "Мальчик черного четверга" и посвященный России - "Дерево повешенного бога". Роман "Альбина и мужчины-псы" вышел в Мексике в 2000 году - издательство "Грихальбо Мондадори". Написан, как и предыдущие книги, по-испански, действие происходит в Латинской Америке. Героини - две подруги, красивая и нет, сюжет - история их бегства от реальности и обратно. На пути к зрелости подругам предстоит пережить, изжить и разрушить все мифы, созданные поколением латиноамериканских "шестидесятников" с во главе Габриелем Гарсиа Маркесом. Ходоровски заносит руку на континентальное святое - на "магический реализм", главный литературный экспорт Южной Америки. Проза иронична, структура и скрытые цитаты из Люиса Кэррола, а за развесистыми кактусами стиля реверансы в адрес популярного французского романиста XIX века Поля Феваля: "pulp fiction" этого Бальзака для бедных, который не чурался ни готики, ни мистики, ни вампиров во Франции сегодня переживает ренессанс... [...] (Сергей Юрьенен. Автор очерка: Дмитрий Волчек, 2002. Читать полностью - https://www.svoboda.org/a/24197009.html)

Увидеть солнце и умереть. Роковые 70-е. Еще донашивал короткие штанишки безумец, разрядивший обойму во след своему кумиру, но критическую массу ливерпульская четверка уже набрала и ждала лишь последнего толчка, послужившего детонатором взрыва, разметавшего Жуков по разным концам света, да так, что некогда бравый экипаж Yellow Submarine никогда больше не всплыл в полном составе. Дети цветов призывали заниматься любовью, а не войной, успешно совмещая теорию с практикой, особо не запариваясь в выборе подходящего любовного ложа. Парковая трава городов Европы и Америки вполне устраивала, их ничуть не смущали толи завистливые, толи осуждающие взгляды зевак. Антивоенные акции сменялись массовыми выступлениями молодежи в поддержку гражданских прав и свобод, гендерного равенства, защиты природы, иных либеральных ценностей. Новое поколение отвергло старые правила и культурные нормы. На протестной волне оплодотворилась и вызрела контркультура, основным потребителем которой стали хиппи и прочие неформальные сообщества. Кино не осталось в стороне от образовавшейся ниши, породив nonmainstream. Одной из культовых фигур которого стал Алехандро Ходоровски. Автор, обладающий неповторимым чувством юмора, говорил о своих фильмах, как о психоделических таблэтках (not an error). «Крот» не исключение, а адская смесь вполне знакомых ингредиентов: спагетти-вестерна от Пекинпа и Леоне; дальневосточной псевдомистики; крюотического театра от Арно; клоунады от Феллини; пластической мимики от Марсо; сюрреализма от Бунюэля; библейских сюжетов, в гротесковом ключе, и некого компонента от Ходоровски, творящего из этого винегрета удобоваримую пищу для ума. Как принято в хороших фильмах, зритель - соучастник действа. Каждый увидел свое кино, тем более после полуночный показ не обходился без препаратов, расширяющих сознание. Упреждая неизбежную волну критики, автор заявил: «Если ты велик, то это великая картина, если ограничен, то и кино ограниченное». Толстый троллинг не спас от потока негатива, но Ходоровски обрел преданных поклонников собственного творчества: от Леннона и Гэбриэла, до Мэнсона, плюс в артистической среде. Джон Леннон помог организовать прокат, а затем отстегнул с барского плеча солидную сумму на последующий фильм, хотя была для того и иная причина, но о ней в другой раз. Картина полна символов, начиная с названия, предопределившего судьбу кино. Сначала фильм сменил статус с андеграундного на культовый, а затем вновь канул в небытие почти на 40 лет, но возвращение показало, что он ничуть не устарел. Так обычно происходит с картинами, опередившими время. Пересказ сюжета бессмыслен, смысл между строк и выражен в метафорах и аллегориях. Заглавный герой представляет архетип Gunfighter, или Стрелок - ключевой персонаж новой американской мифологии. Внешне он похож на раввина в сопровождении обнаженного ребенка - символа чистоты и непорочности. Иные обнаженные тела - дань сексуальной революции. Есть свой символизм в сцене оскопления полковника - это более жестокая и унизительная месть за все прегрешения, нежели обычное убийство. Мара - движущая и мотивирующая сила. Вторая, невесть откуда возникшая женщина, была с Кротом всегда. В каждом мужчине есть что-то женское - это тень матери, незримо сопровождающая нас по жизни. Расшифровка символики может длиться бесконечно, но оставим сие удовольствие зрителю. Паломничество героя по пустыне в поисках толи сакрального знания, толи семян пейота, заканчивается трагически. Не без хитрости он убивает все, встречающееся на пути, даже кролики дохнут при его приближении. Gunfighter олицетворяет саму Америку, нет шире - западную цивилизацию со всей ее кровавой историей. Пройдя череду испытаний и пережив катарсис, герой понимает, что никакого пути просвещения нет. Все необходимое уже заложено в человеке и главная тайна - сама жизнь. Герой попытался жить ради людей, заглушив свое эго. Но настоящее отречение возможно лишь через очищение огнем ради будущего. Еще о метафорах. Ходоровски любит снимать калек и уродов, их целое племя - вырожденцев от близкородственного смешения. Выйдя из многолетней комы, Крот становится для отверженных богом в образе Франциска Ассизского. Автор кладет на две чаши весов несчастных уродцев - детей подземелья и бесчеловечных моральных извращенцев - обитателей городка, олицетворяющего цивилизацию. Чья чаша перевесит? Вопрос риторический. Ключевая идея - тщетность человеческих усилий, поскольку есть два типа жестокости по Арно - созидающая и разрушающая. Все, что не делается, к лучшему. Ключевое слово - не делается. И вновь к личности автора, чья биография похожа на миф. Сын эмигрантов из России - еврей для русских, русский для чилийцев, чилиец для французов, француз для мексиканцев, мексиканец для американцев, и кажется, кольцо вот-вот сомкнется. Ходоровски обещаны деньги из России для съемок многострадального сиквела «Крота». А посему русская песня в финале, как это заведено в приличных фильмах. Она будто навеяна картиной, беззастенчиво растаскиваемой на цитаты. «Но ты пел про абсолюты и мерил нас по рок-н-роллу. Я верить никому не буду...», впрочем, «...достаточно трепа». (Iv1oWitch)

Viva кролики! Я хочу от кино того, что другие требуют от психологических наркотиков. Не опасен ли кинематограф, действующий на людей, как наркотик? Искусство не вправе задавать себе вопрос о том, опасно ли оно. Когда опубликовали "Вертер", две тысячи молодых людей покончили с собой. Четыре евангелиста написали Новый Завет, и в результате погибли миллионы. Евангелия - как атомная бомба. Сколько людей погибли из-за учений Будды? Я не более опасен, чем Будда, Иисус Христос или Гете, потому что все опасно (...) Кинофильмы, как я их понимаю, это ключи к расширению сознанию. Человек, выходит из кинозала изменившимся, не таким, каким вошел.' Алехандро Ходоровски. В любом режиссере есть что-то нечеловеческое, что позволяет ему самому заходить за разноцветную лоскутную занавеску собственных мифов и показывать зрителю его собственные сны. За странным, похожим то ли на просветленного гуру, то ли на бродячего шарлатана, Алехандро Ходоровски, мифы ходили табунами еще с тех самых пор, когда он на заре карьеры, дозвонился на парижскую квартиру Андре Бретона и доложил мэтру, что приехал из Чили, чтобы воскресить сюрреализм. С тех пор легенды только множились, как кролики в геометрической прогрессии, а личность Ходоровски в волшебном зеркале его творчества дробилась на кучу разных, но одинаково своеобразных субъектов - культовый режиссер, культовый писатель, сценарист, художник, перфомансист, автор комиксов, мистик, один из последних осколков безумной эпохи любителей кислотных трипов в подсознание. Словом, добро пожаловать, Алиса в кроличью нору! Говорят, что для фильма «Крот» Ходоровски собственными руками придушил 300 кроликов. Говорят, что на самом деле изнасиловал исполнительницу роли Мары, когда это потребовалось для сцены... Говорят, говорят... И все эти слухи тоже дело рук Алехандро Ходоровски, самопровозглашенного пророка, Бога мини-Вселенной «Ходоровски и театр марионеток», волшебника с целым арсеналом волшебных фонарей. Часто его передвижной балаган глох и грозил развалиться прямо посреди широкой дороги кинопрома. Ему было так не суждено завершить любимое детище, самый грандиозный из проектов - свою «Дюну». Зато было суждено увидеть позже, как ее реализовал уже другой любитель фокусов с кроликами Дэвид Линч. Его фильмы кромсались, изымались из проката и лежали на полках. «Крот» в результате размолвок среди правообладателей до сих находится под продюсерским запретом на широкий показ и даже не выпущен в США на лицензионном ДВД. Но Ходоровски, прямо как заявленное в названии животное, символизирующее весь андеграунд 60-70-х, умудрялся вырываться на поверхность. После того как «Крота», снятого как арт-проект «для своих», начали демонстрировать в полупустом зале на ночных сеансах одного-единственного кинотеатра, туда как на звуки дудочки крысолова, стали стекаться хиппи и неформалы всех мастей. А вскоре стали выстраиваться сумасшедшие очереди, в которых можно было увидеть Энди Уорхола или Джона Леннона. Там, на экране, кровь текла реками по улицам, омывая ноги безвинных детей и грешных убийц. Там пистолеты направлялись руками Господними. Крутится колесо сансары над головой - старое, кривое, злое. Существа ангельской природы кролики, умирали легко, оставляя драться за гниющие трупы забрызганным кровью хищникам. Небо взорвано в лоскуты, разбрызгано тысячей пейотных капель, простелено из кольта одиноким стрелком. Крот практикует всеобще известные практики - бросает сына и кастрирует «Отца». Идет прожженным песком пустыни, наматывая витки. Уничтожит четверых просветленных, просветлится сам, поведет толпу к земле обетованной, умрет, воскреснет и устроит апокалипсис людишкам, перепутавшим Божий дар с рождественской индейкой. И тут улыбку вызывает не столько то, что на эту богоподобную роль Ходоровски естественно назначил сам себя, видимо всерьез уверовав в свое предназначение или, как вариант, пытаясь уверить в этом людей с воображением. И даже не известные не претенциозные заявления режиссера вроде - «Если вы велики - 'Крот' - великое кино, если ограничены - 'Крот' - ограниченное кино». Но больше иронии вызывает, как Ходоровски, с непосредственностью свойственной лишь сумасшедшим и просветленным, которые способны видеть связь между предметами и явлениями, не связанными по законам нормальной логики, завораживающей нарезкой кадров миксует все полюса и векторы ускользающих 60-х. Но он никакой не мастер акварельных пейзажей или нежных фресок, а малюет плакат гуашью. Не рассуждает, а кричит, не раздевается перед зрителем, а раздевает. Душит, гонит, грузит, потрошит, трясет символами и амулетами. Рифмует сакральное с профанным, современную ему поп-культуру с культурой архаичной, истертой в пыль, а фильмы Леоне с Ветхим Заветом. Он, как ребенок, запросто засовывающий в рот как можно больше конфет, даже не задумываясь, а сумеет ли он их прожевать? Гностическое христианство, буддизм, мистицизм, аналитическая психология Юнга, мотивы из Кастанеды - все в балаган «Просветление любым путем». Все элементы как в реторте алхимика скворчат и пузырятся, но в какой-то момент происходит, что-то, от чего в сплаве завораживающих, страшных кадров, вдруг появляется Пятый. Можете называть это искрой, не зарытым, и бескомпромиссно не проданным ни за какие шиши, талантом. Но точно также как история о том, как трудно самозванцу быть Богом, в какой-то момент и превращается в историю самого Бога. Точно так же как подвыпивший фокусник в затасканном смокинге, вдруг на удивление себе и зрителям, совершает чудо и достает настоящего кролика... Так и Ходоровски с его уверенностью, что кино, свободное искусство, которое может быть поэзией, живописью, передавать ощущение сна, и кошмара, и реальности, превращает этот балаган в Большое искусство. Ведь разница между жизнью и сном, как и между шарлатанством и чудом, не так уж велика, если учитывать то, что наш внутренний мир снов, мыслей и иллюзий, в котором мы проводим большую часть своей жизни, часто значит для нас больше всего остального внешнего мира. (Movie addict)

Наверх, к себе. Странный фильм. Не то, чтобы у Ходоровски остальные фильмы заурядные, просто даже из его лент эта выделяется и имеет свое, неподражаемое настроение. Если попытаться описать содержание или смысл, то это фильм о: ... СИЛЕ. Главный герой, стрелок Крот ищет совершенства в своем деле и стремится стать не просто лучшим их лучших - он хочет остаться ЕДИНСТВЕННЫМ стрелком на этой части суши. Причем, если учесть традиционную ходоровскую условность места действия, то, пожалуй, речь идет о всей планете. Крот находит свою силу и пополняет ее со всем инстинктивным, животным стремлением к выживанию, презревая вчерашние ценности и мораль. ... СЛАБОСТИ. С каждым шагом поднимаясь вверх над собой, каждый персонаж фильма однажды обнаруживает под ногами зияющую пустоту, вместо привычной опоры. И тогда оказывается, что ноги не в силах держать больше уставшее от бесконечного пути тело, а душа не умеет выдержать того груза, что так легко брала на себя все долгие годы странствия. Слабость не приходит извне, она внутри каждого из тех, кто когда-то воспользовался чужой слабостью или просчетом, она словно переходит к новому хозяину и только и ждет, чтобы завладеть новым телом. ... ПРЕДАТЕЛЬСТВЕ. В жестком и жестоком мире героя-одиночки нет места жалости или верности, если речь идет о Цели всей жизни. И он предает, оставляет позади, бросает, забывает, убивает свое вчерашнее Я вместе с людьми, что ему верят и идут за ним. Для него нормально и естественно оставлять то, что ему больше не нужно, даже если это ребенок-ученик, сидящий в седле позади и доверчиво обнимающий своего Учителя еще слабыми руками. ... ВЕРНОСТИ. Всегда находится тот, кто доверяет своему избраннику самое дорогое, даже если тому больше никто не верит. И Отдающий Себя в этом фильме - многолик и вечен: от женщины-карлицы, много лет любящей своего земного бога, до самого Крота, однажды понявшего, что кроме этого у него больше ничего не осталось. Герои фильма отдаются отчаянно, без остатка, почти жертвенно-безысходно, но вместе с тем высоко и сильно, и это верно: только искренне преданный человек сильнее любого предательства. ... СТРАСТИ. Она вездесуща и неотвратима. Она находит свои жертвы повсюду, стОит только им поднять глаза - они видят цель и идут к ней, срывая одежды и мораль. Иногда она даже высокопарна, но никогда не нравоучительна: мастер сумел показать ее животное происхождение, ее корни лежат в самых потаенных глубинах и в этом фильме любая сильная страсть исходит из темноты и необузданности личностей и характеров. ... ЛЮБВИ. Любовь проходит через всю ленту, от ручейка в начале, потоком усиливаясь к финалу, к кульминации. И чем дальше, тем отчетливее видна разница между желанием брать и желанием отдавать себя: Ходоровски не жалеет ни красок крови, ни гротеска, ни себя, исполняющего главную роль. С каждым кадром он становится все более непохожим на героя фильма в начале картины, он словно постоянно, мазок за мазком дописывает портрет Крота, от наброска, до потрясающей глубины и красоты картины, и основной тон этого портрета - Любовь, которую он находит внутри себя. Мастер визуализации, почти Дали кинематографа Алехандро Ходоровски проявился в этой картине в полной мере. Каждый кадр - застывшая во времени фотография. Каждый план - характер и настроение, каждая сцена - сюрреализм и взрывное действие. Масса ссылок и глубокий символизм каждой детали играют на то, чтобы эту картину можно было пересматривать через годы и открывать не только новый ее смысл, но и нового себя через ее героев и персонажей. Конечно, это не массовое кино. Но кто сказал, что от этого оно становится хуже? (volandband)

comments powered by Disqus