на главную

ПОЛНОЧЬ В ПАРИЖЕ (2011)
MIDNIGHT IN PARIS

ПОЛНОЧЬ В ПАРИЖЕ (2011)
#20394

Рейтинг КП Рейтинг IMDb
  

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Фэнтези
Продолжит.: 94 мин.
Производство: США | Испания
Режиссер: Woody Allen
Продюсер: Letty Aronson, Stephen Tenenbaum, Jaume Roures
Сценарий: Woody Allen
Оператор: Darius Khondji
Студия: Mediapro, Versatil Cinema, Gravier Productions, Pontchartrain Productions, Televisio de Catalunya (TV3)

ПРИМЕЧАНИЯтри звуковые дорожки: 1-я - дубляж (Пифагор / Central Partnership) + авторский (Ю. Сербин) на фр. речь; 2-я - авторский (Ю. Сербин); 3-я - оригинальная (En/Fr) + субтитры: рус. форсированные (на фр. речь), рус. полные в двух вариантах (R5, Notabenoid), англ; англ.+фр; фр; исп.
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Owen Wilson ... Gil
Rachel McAdams ... Inez
Kurt Fuller ... John
Mimi Kennedy ... Helen
Michael Sheen ... Paul
Nina Arianda ... Carol
Carla Bruni ... Museum Guide
Maurice Sonnenberg ... Man at Wine Tasting
Thierry Hancisse ... 1920's Partygoer
Guillaume Gouix ... 1920's Partygoer
Audrey Fleurot ... 1920's Partygoer
Marie-Sohna Conde ... 1920's Partygoer
Yves Heck ... Cole Porter
Alison Pill ... Zelda Fitzgerald
Tom Hiddleston ... F. Scott Fitzgerald
Sonia Rolland ... Josephine Baker
Corey Stoll ... Ernest Hemingway
Daniel Lundh ... Juan Belmonte
Laurent Spielvogel ... Antiques Dealer
Therese Bourou-Rubinsztein ... Alice B. Toklas
Kathy Bates ... Gertrude Stein
Marcial Di Fonzo Bo ... Pablo Picasso
Marion Cotillard ... Adriana
Lea Seydoux ... Gabrielle
Emmanuelle Uzan ... Djuna Barnes
Adrien Brody ... Salvador Dali
Tom Cordier ... Man Ray
Adrien de Van ... Luis Bunuel
Serge Bagdassarian ... Detective Duluc
Gad Elmaleh ... Detective Tisserant
David Lowe ... T.S. Eliot
Atmen Kelif ... Hotel Doctor
Yves-Antoine Spoto ... Henri Matisse
Laurent Claret ... Leo Stein
Sava Lolov ... Belle Epoque Couple
Karine Vanasse ... Belle Epoque Couple
Catherine Benguigui ... Maxim's Hostess
Vincent Menjou Cortes ... Henri de Toulouse-Lautrec
Olivier Rabourdin ... Paul Gauguin
Francois Rostain ... Edgar Degas
Marianne Basler ... Versailles Royalty
Michel Vuillermoz ... Versailles Royalty
Yannick Bouanga ... Jazz Club Patron
Ludovic Louis ... Trumpet Player
Kenneth Edelson ... Guest at Maxims

ПАРАМЕТРЫ частей: 1 размер: 3151 mb
носитель: HDD2
видео: 1280x690 AVC (MKV) 3711 kbps 23.976 fps
аудио: AC3-3.0 320 kbps
язык: Ru, Mul
субтитры: Ru, Ru (forc), En, Fr, Es
 

ОБЗОР «ПОЛНОЧЬ В ПАРИЖЕ» (2011)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

2010 год. Писатель и безнадежный романтик, уверенный в том, что должен был жить в 1920-е, приезжает в Париж со своей возлюбленной на каникулы. Волшебным образом писатель попадает в прошлое, где встречает своих знаменитых кумиров...

Молодой американский драматург Гил (Оуэн Уилсон) приезжает со своей невестой Инес (Рэйчел МакАдамс) в Париж, где в 20-е годы ХХ века жили и творили его кумиры. Однажды ночью он садится в старинный автомобиль и оказывается в Париже прошлого, где знакомится с писателями, художниками и музыканты той эпохи: Эрнестом Хемингуэем (Кори Столл), супругами Фицжеральдами (Том Хиддлстон, Элисон Пилл), Гертрудой Стайн (Кэти Бейтс), Сальвадором Дали (Эдриан Броуди). Постепенно ночные путешествия в прошлое становятся главным переживанием в жизни Гила. Он понимает, что принадлежит этому времени и хочет остаться там навсегда...

ПРЕМИИ И НАГРАДЫ

ОСКАР, 2012
Победитель: Лучший сценарий (Вуди Аллен).
Номинации: Лучший фильм (Летти Аронсон, Стивен Тененбаум), Лучший режиссер (Вуди Аллен), Лучшие декорации (Анна Зейбель, Хелен Дюбрей).
ЗОЛОТОЙ ГЛОБУС, 2012
Победитель: Лучший сценарий (Вуди Аллен).
Номинации: Лучший фильм (комедия или мюзикл), Лучшая мужская роль (комедия или мюзикл) (Оуэн Уилсон), Лучший режиссер (Вуди Аллен).
БРИТАНСКАЯ КИНОАКАДЕМИЯ, 2012
Номинация: Лучший оригинальный сценарий (Вуди Аллен).
ГОЙЯ, 2012
Номинация: Лучший оригинальный сценарий (Вуди Аллен).
НЕЗАВИСИМЫЙ ДУХ, 2012
Номинации: Лучшая работа оператора (Дариус Хонджи), Лучшая мужская роль второго плана (Кори Столл).
АКАДЕМИЯ ФАНТАСТИКИ, ФЭНТЕЗИ И ФИЛЬМОВ УЖАСОВ, 2012
Номинации: Лучший фильм - фэнтези, Лучший сценарий (Вуди Аллен).
ГИЛЬДИЯ РЕЖИССЕРОВ США, 2012
Номинация: Приз за выдающийся режиссерский вклад (Вуди Аллен).
ГИЛЬДИЯ СЦЕНАРИСТОВ США, 2012
Победитель: Лучший оригинальный сценарий (Вуди Аллен).
ВСЕГО 26 НАГРАД И 102 НОМИНАЦИИ.

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

Вуди Аллен (род. 1935 https://en.wikipedia.org/wiki/Woody_Allen) собирался снимать «Полночь в Париже» еще в 2006 году, но из-за проблем с финансированием и занятости актеров в других проектах, съемки отложили.
Бюджет: $17,000,000.
Съемочный период: конец июля - середина сентября 2010.
Место съемок. Франция: Париж https://fr.wikipedia.org/wiki/Paris; Сент-Уэн https://fr.wikipedia.org/wiki/Saint-Ouen-sur-Seine (Сен-Сен-Дени); Живерни https://fr.wikipedia.org/wiki/Giverny (Эр); Версаль https://fr.wikipedia.org/wiki/Versailles (Ивелин).
Картину снимали камерами Arricam LT и Arricam ST с объективами Cooke S4, Cooke 5/i, Cooke Panchro и Angenieux Optimo.
Во время съемок в Париже Вуди Аллен жил в отеле «Le Bristol» (https://fr.wikipedia.org/wiki/Le_Bristol_Paris), в котором останавливались герои картины Гил и Инес.
Транспортные средства, показанные в фильме - http://imcdb.org/movie.php?id=1605783.
Картина, которую рисует Пабло Пикассо (1881-1973 https://fr.wikipedia.org/wiki/Pablo_Picasso) - «Купальщицы 4» (1928 https://www.pablo-ruiz-picasso.ru/work-1885.php). В то время он уже год как был в отношениях с Марией Терезой Вальтер (1909-1977 https://fr.wikipedia.org/wiki/Marie-Th%C3%A9r%C3%A8se_Walter), которая была героиней нескольких его картин, а через пару лет родила ему дочь.
Гил обсуждает с Луисом Бунюэлем (1900-1983 https://es.wikipedia.org/wiki/Luis_Bu%C3%B1uel) сюжет его «будущего» фильма «Ангел-истребитель» (1962).
В картине есть отсылки к лентам: «Мулен Руж» (1952 https://www.imdb.com/title/tt0044926/); «Ангел-истребитель» (1962 ); «Неотразимая Тамара» (2010 https://www.imdb.com/title/tt1486190/); «История игрушек: Большой побег» (2010 https://www.imdb.com/title/tt0435761/).
Цитаты - https://citaty.info/movie/polnoch-v-parizhe-midnight-in-paris и текст фильма - http://cinematext.ru/movie/polnoch-v-parizhe-midnight-in-paris-2011/.
Информация об альбомах с саундтреком - https://www.soundtrack.net/movie/midnight-in-paris/.
Первая картина Вуди Аллена, прошедшая цифровую цветокоррекцию.
Кадры фильма, фото со съемок: https://www.moviestillsdb.com/movies/midnight-in-paris-i1605783; https://www.blu-ray.com/Midnight-in-Paris/31655/#Screenshots; https://moviescreenshots.blogspot.com/2018/11/midnight-in-paris-2011-part-1.html, https://moviescreenshots.blogspot.com/2018/11/midnight-in-paris-2011-part-2.html; https://movieplayer.it/film/midnight-in-paris_26266/galleria/; https://www.cinemagia.ro/filme/midnight-in-paris-33984/imagini/; http://www.zoom-cinema.fr/film/minuit-a-paris/12089/photos/; https://www.critic.de/film/midnight-in-paris-2682/bilder/; https://www.cineimage.ch/film/midnightinparis/; https://outnow.ch/Movies/2011/MidnightInParis/Bilder/.
Ошибка: Гил впервые встречает Хемингуэя в ресторане «Polidor» (https://ru.restaurantguru.com/Restaurant-Polidor-Paris). Вернувшись в 2010 год, Гил обнаруживает на месте ресторана прачечную. Однако в Париже этот ресторан все еще существует (на 11.2020).
Премьера: 11 мая 2011 (Каннский кинофестиваль).
Не смотря на то, что «Полночь в Париже» номинировалась на «Оскар» (и получила за сценарий), Вуди Аллен не присутствовал на церемонии награждения. Режиссер продолжил традицию, - не посещать указанное мероприятие (не являясь членом Киноакадемии). Единственное исключение он сделал в 2002 году, в связи с трагическими событиями 11 сентября 2001 года.
На оригинальном постере фильма Оуэн Уилсон (род. 1968 https://en.wikipedia.org/wiki/Owen_Wilson) изображен гуляющим на фоне (небо) знаменитой картины Ван Гога «Звездная ночь» (1889 https://en.wikipedia.org/wiki/The_Starry_Night).
Трейлер: https://youtu.be/FAfR8omt-CY; https://youtu.be/dtiklALGz20.
Первый фильм Вуди Аллена, собравший в мировом прокате более $100,000,000 ($154,100,000).
Официальные стр. фильма: https://www.sonyclassics.com/midnightinparis/; http://facebook.com/midnightinparis; http://facebook.com/midnightinparislapelicula; http://facebook.com/MinuitaParis.lefilm.
Обзор изданий картины: http://www.dvdbeaver.com/film3/blu-ray_reviews55/midnight_in_paris_blu-ray.htm; https://www.blu-ray.com/Midnight-in-Paris/31655/#Releases.
Фильм дублирован на студии «Пифагор» в 2011 году. Режиссеры дубляжа: Александр Новиков. Роли дублировали: Петр Иващенко (Gil); Рамиля Искандер (Inez); Татьяна Шитова (Adriana); Илья Бледный (Paul); Ольга Кузнецова (Gertrude Stein); Алексей Иващенко (John); Елена Соловьева (Helen); Наталья Грачева (Museum Guide); Денис Беспалый (Ernest Hemingway); Алексей Мясников (F. Scott Fitzgerald); Вероника Саркисова (Zelda Fitzgerald); Валерий Сторожик (Salvador Dali); Диомид Виноградов (Luis Bunuel); Владимир Зайцев (Paul Gauguin); Александр Новиков (Detective Duluc); Дмитрий Курта.
«Полночь в Париже» на Allmovie - https://www.allmovie.com/movie/v515754.
О картине на сайте Turner Classic Movies - https://www.tcm.com/tcmdb/title/802334/midnight-in-paris.
«Полночь в Париже» в каталоге Американского института киноискусства - https://catalog.afi.com/Catalog/moviedetails/68300.
На Rotten Tomatoes у фильма рейтинг 93% на основе 224 рецензий (https://www.rottentomatoes.com/m/midnight_in_paris).
На Metacritic «Полночь в Париже» получила 81 балл из 100 на основе рецензий 40 критиков (https://www.metacritic.com/movie/midnight-in-paris).
Картина входит в списки: «Лучшие фильмы 21-го века» по версии сайта They Shoot Pictures; «Лучшие фильмы» по версии сайта Rotten Tomatoes.
Рецензии: https://mrqe.com/movie_reviews/midnight-in-paris-m100091872; https://www.imdb.com/title/tt1605783/externalreviews.

Своими идеями, мыслями и комментариями о важных деталях съемочного процесса поделились сценарист и режиссер Вуди Аллен, участники актерского состава: Оуэн Уилсон, Рэйчел МакАдамс, а также Марион Котийяр.
- Вы из Нью-Йорка, но снимали фильм о Париже...
Вуди Аллен [режиссер и сценарист]: Конечно, я остаюсь верен Нью-Йорку, ведь я там родился и вырос, но если бы я не жил в Нью-Йорке, я бы выбрал Париж.
- Ваша дебютная работа в качестве актера и сценариста в фильме «Что нового киска?» (What’s New Pussycat?, 1965) снималась в Париже. К тому же в картине «Все говорят, что я люблю тебя» (Everyone Says I Love You, 1996) некоторые сцены также проходили в декорациях французской столицы. Каковы были Ваши первые впечатления о Париже?
Вуди Аллен: Это приключение на тот момент было для меня слишком уж смелым. Я мог бы остаться, или хотя бы снять квартиру и навещать этот город, но так и не решился и сожалею об этом.
- Вы подбирали актеров на главные роли комедии «Полночь в Париже» вместе с режиссером по кастингу - Джульет Тейлор, однако Вам пришлось переписать роль Гила, чтобы этот интеллектуал с восточного побережья США обрел калифорнийские корни. Что привлекло Вас в таланте Оуэна Уилсона?
Вуди Аллен: Я подумал, что Оуэн может быть очаровательным и забавным для картины «Полночь в Париже». Я боялся, что он не настолько уж «восточно-побережный». Оуэн - прирожденный актер. Он говорит не как играющий актер, он говорит, как обычный человек к некоей ситуации, и это меня в нем привлекало. У него потрясающее чувство юмора - непохожее на мое, но само по себе удивительное. Он - как герой со старых военных картинок, который умеет удивлять. Это уникальная комбинация. Я подумал, что она идеально подойдет для картины.
- Как Вам работалось с основными актрисами комедии «Полночь в Париже»?
Вуди Аллен: Рэйчел МакАдамс все схватывает с полуслова. Она может быть смешной тогда, когда это нужно, и серьезной, когда нужно быть серьезной. Она невероятно реалистична, она никогда не переигрывает, и на экране она живая. У Марион Котийяр невероятное обаяние. Самые простые диалоги и сцены с ее участием в фильме «Полночь в Париже» становятся интересными, потому что она сама - невероятно интересная актриса. Еще у нее очень интересное лицо, мне никогда не надоедает на него смотреть. Кроме того, она может вызвать у себя любую нужную эмоцию быстро и без напряжения.
- Легко ли было убедить супругу президента Франции сняться в Вашем фильме?
Вуди Аллен: Я сказал ей: «Это у Вас много времени на займет». Не надо будет репетировать - просто приедете на пару дней и сниметесь. Она ответила: «Да, это было бы забавно. Я с удовольствием буду рассказывать внукам, что снималась в кино».
Оуэн Уилсон [Гил]: Карла Бруни так мило и естественно вела себя со мной и всей съемочной группой картины «Полночь в Париже»! Это - настоящий посол своей страны.
- Расскажите о Вашей работе с Вуди Алленом над комедией «Полночь в Париже».
Оуэн Уилсон: Я чувствовал, что у него было очень четкое представление о том, как должна складываться сцена. Я не хочу сказать, что он придирался к мелочам или требовал полного соответствия сценарию - можно было менять слова, подстраивать их под себя. Вуди Аллен предпочитает снимать трехминутные сцены целиком, а не разбивать их на череду дублей, как это делают остальные. Это добавляет адреналина. Ты знаешь, что нужно сделать все правильно, что у тебя не будет множества разных шансов. Это заставляет сосредоточиться.
Рэйчел МакАдамс [Инес]: Съемки фильма «Полночь в Париже» были очень спокойными. Мне нравится, что он четко знает, чего хочет - это придает мне уверенности. При этом он открыт и легко идет на сотрудничество - для актера это идеальный режиссер.
Марион Котийяр [Адриана]: Вуди Аллен - гениальный наблюдатель за жизнью, людьми, вещами. Ты чувствуешь его мудрость, нежность и юмор.
- В чем для Вас состоит основной смысл новой картины?
Вуди Аллен: «Полночь в Париже» - все-таки жизнерадостный фильм. Думаю, в моих работах всегда будут какие-то мрачные мотивы, потому что они преследуют меня по жизни, они всегда в моих мыслях. Однако в этой картине они не так выражены, и ее тональность более легкая и романтичная.
Оуэн Уилсон: Мне кажется, фильм максимально оптимистичен. В нем много надежды и чувства того, что в Париже возможно все. Данная комедия - гимн этим возможностям. («Central Partnership»)

Вуди Аллен представил на открытии Каннского фестиваля в среду свой последний фильм "Полночь в Париже", где главный герой его антипод, а в эпизодической роли снялась первая леди Франции Карла Бруни-Саркози. "Полночь в Париже" - история писателя (Оуэн Уилсон), который вместе с невестой (Рэйчел МакАдамс) приезжает в Париж посетить места, где в 1920-е годы жили и творили его кумиры - Скотт Фитцджеральд и Эрнест Хемингуэй. Однажды ночью он садится в старинный автомобиль и оказывается в Париже прошлого, где знакомится с писателями, художниками и музыканты эпохи, которая кажется ему золотым веком. Постепенно ночные путешествия в прошлое становятся главным переживанием в его жизни. "Я всегда хотел снять фильм в Париже, - сказал режиссер на пресс-конференции в Каннском Дворце Фестивалей. - Все хотят перестать жить в том времени, в котором они живут. Но думая о 1920-х или "прекрасной эпохе", я понимаю, что тогда в стоматологии не применяли обезболивание и не изобрели кондиционеры". Несмотря на объединяющую режиссера и главного героя любовь к Хемингуэю, Пикассо, Гертруде Стайн и прочим культовым персонажам 20-х, по словам Аллена - главный герой его антипод. "Я нервный человек из Нью-Йорка, а он блондин и атлет с Западного побережья, очень расслабленный", - уточнил Аллен. Фильм еще до своего представления вызвал общественной резонанс в основном из-за согласия в нем сыграть первой леди Франции Карлы Бруни-Саркози, которая не смогла посетить премьеру "по личным причинам". Аллен объяснил свой выбор Бруни на роль французского экскурсовода тем, что она ему просто понравилась. Он захотел ее снять хотя бы в маленькой роли, и в ответ на его приглашение Карла согласилась, "чтобы рассказывать своим внукам, что снялась в кино". Еще одна яркая эпизодическая роль - Сальвадор Дали в исполнении Эдриана Броуди, отметивший, что всегда был поклонником как Аллена, так и Дали. "Я старался создать впечатление, что вы находитесь в присутствии гения, и в тоже время - совершенно безумного человека", - сформулировал Броуди, также присутствующий на пресс-конференции, свою актерскую задачу. Аллен также рассказал, что в последние годы снимает в основном в Европе - Лондоне, Барселоне, так как у него есть проблемы с финансированием в Голливуде. В начале лета он приступает к съемкам следующего фильма в Риме. Но, несмотря на разницу места, его манера не претерпевает изменений. "Я все время показываю людям свой Нью-Йорк, как в "Манхэттене", где бы он ни находился", - подчеркнул режиссер. Вуди Аллен снял 42 фильма, 11 из которых были впервые показаны в Канне. [...] (Мария Кувшинова, «РИА Новости»)

5 кинематографических заведений Парижа: от «Амели» и «Полночи в Париже» до мультфильма «Рататуй». За столицей Франции заслуженно закрепилось не только звание самого романтичного города мира, Париж - еще и огромный съемочный павильон, ведь его улицы, площади и мосты - идеальные декорации, что для драмы, что для комедии, что для детектива. [...] Ресторан «Polidor» из фильма «Полночь в Париже». Конечно, по фильму «Полночь в Париже» Вуди Аллена впору экскурсии полноценные водить: тут и Musee des Arts Forains, и терраса на крыше Le Meurice Hotel, где главные герои дегустируют вино, и quai de Bourbon, где на вечеринке главный герой знакомится с четой Фицджеральдов, и легендарный ресторан Maxim's. Но сегодня из длинного списка лучших мест Парижа, мелькнувших в фильме, выделим одно заведение - ресторан, где главный герой Гил Пендер, которого играет Оуэн Уилсон, встречает Эрнеста Хемингуэя. Называется он Cremerie-Restaurant Polidor, а открылось заведение в двадцатых годах прошлого века, хотя на этом месте и раньше существовал ресторан. В безумных 20-х Polidor стал одним из главных мест встреч парижской богемной публики, здесь любили коротать вечера, а иногда и проводить ночи Андре Жид, Борис Виан, Джеймс Джойс, Кортасар, Генри Миллер, Антонен Арно и, само собой, Эрнест Хемингуэй - куда же без него! Интерьер заведения практически не изменился с тех прекрасных времен, когда в Polidor любили захаживать лучшие люди Парижа. Гости заведения сидят за длинными общими столами, солонки и перечницы - опять-таки общие. Кстати, название Polidor происходит наименования кремовых десертов, что раньше подавали в столице Франции. Адрес: 41 Rue Monsieur le Prince, 75006 Paris. [...] (Читать полностью - http://trip-point.ru/2017/02/22/5-кинематографических-заведений-пари/)

ОТЗЫВЫ КИНОКРИТИКОВ
~ «Вуди Аллен - сокровище мирового кинематографа. «Полночь в Париже» очаровала даже жестоких ветеранов каннской прессы. В фильме нет ничего такого, что может не понравиться» - Роджер Эберт (https://www.rogerebert.com/reviews/midnight-in-paris-2011).
~ «Великолепный фильм и одна из лучших романтических комедий за последние годы» - Ричард Рупер (http://www.richardroeper.com/reviews/midnightinparis.aspx).
~ «В свои 75 Аллен может снять как замечательный, так и абсолютно проходной фильм. Его новая работа стоит в ряду его шедевров - кино о влекущем шарме прошлых лет, финал которого - неожиданно и волнующе оборачивается убедительным высказыванием о современности» - Скотт Фундас (Film Society of Lincoln Center https://www.filmlinc.org/daily/foundas-on-film-cannes-begins-with-midnight/).
~ «Музыкальная легкость прикосновения - самое недооцененное преимущество Аллена как художника. Литры чернил уже перевели и еще потратят на рассуждения об остротах и изощренных комических метафорах, о влиянии Бергмана, о литературной ироничности и т.д. Но, скорее всего, так и не скажут достаточно о тонкости и искусности полуночных экскурсий Гил и об ускользающем воздушном шарме Котийяр, вплетенном в изящное движение этого мудрого и прекрасного фильма, одного из самых личных и красивых фильмов Аллена» - Кент Джонс (Film Comment https://www.filmcomment.com/article/midnight-in-paris/).
~ «Это романтическое приключение фантазии можно сравнить с лучшими работами сравнительной юности Аллена, такими как, «Пурпурная роза Каира» 1985 года, в котором человек мог выйти из экрана кинотеатра, или с коротким рассказом 1977 года «The Kugelmass Episode», в котором можно было переместиться в мир «Мадам Бовари»... Пожалуй, фильм Аллена - это не только сатира на некрофильскую тягу к прошлому, но и своеобразный «исторический туризм» и «культурный туризм», смешавшиеся в фантазийных путешествиях героев. Или может быть Аллен просто безнадежно покорен именно этим легким туристическим восприятием Европы. Что же, результатом стал необязательный, но приятный фильм каникул Вуди Аллена» - Питер Брэдшоу (The Guardian https://www.theguardian.com/film/2011/may/11/cannes-film-festival-woody-allen-review).
~ «Это занимательная ремарка, веселый полет фантазии по причудливой эпохе джаза, которая похожа на Парижский Диснейленд в пересказе книжек из лавки секонд-хенд. И это не шедевр, даже не возвращение «в форму», о котором, без сомнения, будут говорить» - Ксан Брукс (Guardian https://www.theguardian.com/film/filmblog/2011/may/11/cannes-2011-diary-woody-allen).
~ «Полночь в Париже - это вариант теле-шоу «Глазами звезд» для образованных снобов. В нем много забавных аллюзий (накуренный Хемингуэй спрашивает Гил: «Тебе доводилось стрелять в кончающего льва?»). Сильный актерский состав - включая Эдриана Броуди в роли неуклюжего Дали - теряется в спешке упаковать всех возможных именитых актеров и персонажей в один фильм (не забудем о деревянной Карле Бруни в роли музейного гида), так что преследует ощущение душной и переполненной коктейльной вечеринки» - Сухдев Сандху (The Telegraph https://www.telegraph.co.uk/culture/film/cannes-film-festival/8507152/Cannes-2011-Midnight-In-Paris-review.html).
~ «В определенном смысле «Полночь в Париже» - это идеальный ром-ком Аллена (и на самом деле он мог бы получить тот же эффект, сняв фильм в Нью-Йорке). Сильный актерский состав и живописные городские пейзажи привлекут широкую аудиторию кроме постоянного зрителя Вуди» - Марк Адамс (Screen Daily https://www.screendaily.com/reviews/latest-reviews/midnight-in-paris/5027240.article).
~ «Полночь в Париже - любовное письмо Аллена Парижу 1920-х годов, городу искусств времен Фитцджеральда, Хемингуэя, Гертруды Стайн, Пикассо и Дали» - Тодд МакКарти (The Hollywood Reporter https://www.hollywoodreporter.com/review/midnight-paris-cannes-review-187349).
~ «В этом фильме Аллен использует свою привычную формулу: мы видим небольшую группу людей, пребывающих в запутанных романтических отношениях и, как всегда, охваченных неврозами. Большинство из них взирает на раздраженного главного героя с известной долей снисходительности. Отправляясь в "золотые годы" Парижа, герой в конечном счете понимает, что романтический образ того или иного времени никогда не соответствует действительности... Однако сам режиссер упорно держится за свои представления о «Золотом веке», даже признавая, что это всего лишь Великая иллюзия» - Эрик Кон (IndieWire https://www.indiewire.com/2011/05/cannes-review-midnight-in-paris-is-enjoyable-but-another-typical-woody-allen-story-54223/)
~ «Новый фильм Аллена беззастенчиво пользуется клишированностью восприятия Парижа как города художников, интеллектуалов, людей утонченного вкуса и пылких чувств. Фирменные остроты режиссера по-прежнему присутствуют, вызывая неизменные смешки в зале на протяжении всего просмотра. И, надо сказать, Карла Бруни в роли музейного гида не так плоха, как порешила общественность... Оуэн Уилсон играет в манере, напоминающей актерскую игру самого Аллена. В нем есть характерные для невротических нью-йоркцев Аллена - беспокойство, нерешительность, жалобная хныкающая интонация в голосе» - Джеффри Макнаб (Independent https://www.independent.co.uk/arts-entertainment/films/reviews/first-night-midnight-in-paris-cannes-international-film-festival-2282719.html)

Вперед, в прошлое! 20 фильмов о путешествиях во времени. [...] Напоследок мы не можем не вспомнить Вуди Аллена и его игру с жанром. Режиссер отправляет своего героя в Париж 20-х годов, где тот запросто знакомится с Сальвадором Дали, Пабло Пикассо, Луисом Бунюэлем, Эрнестом Хемингуэем и Скоттом Фицджеральдом. Замечательная волшебная мелодрама, за которую Вуди получил вполне заслуженный «Оскар». И, боюсь, в ближайшее время мы не увидим столь же трепетное и волнующее обращение к теме путешествий во времени. (Макс Милиан. Читать полностью - https://www.kino-teatr.ru/blog/y2015/5-29/294/)

6 фильмов о путешествиях для всех, кому скучно сидеть дома. [...] «Полночь в Париже» (2011). Отличный вариант для тех, кто давно собирался посетить французскую столицу, но теперь - еще неизвестно как долго - не сможет. Мало какие фильмы, включая созданные непосредственно французами, так преисполнены любви к Парижу и его истории, как алленовская «Полночь». Милые тесные улочки, уютные заведения, где когда-то сиживали Дали, Фитцджеральд и Хемингуэй, - картина работает лучше любой туристической рекламы. Особенно она подойдет ретроградам: все же современный Париж Аллен явно любит не так сильно, как старый. [...] (Ефим Гугнин. Читать полностью - https://www.film.ru/articles/6-filmov-o-puteshestviyah)

По улице моей: 9 лучших романтических прогулок в кино. [...] Путешествие не только по улицам богемного Парижа, но и по разным главам истории искусств от главного певца не только Манхэттена, но и Европы Вуди Аллена. Голливудский сценарист Гил (Оуэн Уилсон) приезжает в Париж с невестой, но проводит время в одиночестве, гуляя по улицам французской столицы. Одна из таких прогулок неожиданно заносит Гила в 20-е годы прошлого столетия, где он встречает Хемингуэя, Фицджеральда, Дали, Пикассо и очаровательную Адриану, с которой попадает уже не только на Монмартр образца 1920-х, но и в 1890-е, золотое время импрессионизма. [...] (Маша Токмашева. Читать полностью - https://www.kino-teatr.ru/blog/y2017/9-17/990/)

10 лучших фильмов Вуди Аллена - главного ипохондрика и меланхолика в кино. [...] Возможно, последний шедевр Вуди Аллена - меланхоличное кино о писателе, который уверен в том, что должен жить в Париже 1920-х. Там, дескать, богемная литературная тусовка, а в наше время что? Изредка, сессиями, ему удается попасть в эпоху своей мечты, и вскоре он понимает, что хочет остаться там навсегда. Очаровательное возвращение Аллена к своей лучшей форме принесло ему четвертый «Оскар» и толпу новых фанатов - кажется, именно с «Полночи в Париже» многие начали свое знакомство с фильмографией режиссера. (Алихан Исрапилов. Читать полностью - https://www.film.ru/articles/s-dnem-rozhdeniya-vudi)

12 фильмов, влекущих к путешествиям. [...] Где же еще искать вдохновения, как не в Париже? Главный герой комедии Вуди Аллена «Полночь в Париже» отправляется в самую романтичную столицу на земле, чтобы под покровом мистической темноты французских улочек перемещаться в прошлое и встречаться со своими кумирами. Романист-дебютант в поисках своей музы попадает в 1920-е, но то, что он там видит, можно посмотреть и сегодня - Париж почти не изменился. Нотр-Дам, Эйфелева башня, Версаль, Лувр, Триумфальная арка - все на месте, все ждет новых гостей, очередных порций туристов. Разумеется, Аллен мастерски добавляет своему Парижу сказочности, но, поверьте, даже короткого визита во Францию вам будет достаточно для того, чтобы ощутить себя героем удивительной красочной книги. [...] (Евгений Ухов. Читать полностью - https://www.film.ru/articles/dorogi-kotorye-my-vybiraem)

Вуди в Париже. Гил (Уилсон), американский сценарист, рассчитывающий стать писателем, при­езжает в Париж со своей невестой (МакАдамс), безобразно богатой и безобразно глупой, к тому же обремененной соответствующими родителями. Вместо прогулок по набережным она тянет его в бутики, а для культуры и отдыха использует их знакомого интеллектуала (Шин), зануду и похабника. Гил же, начитавшийся Хемингуэя и Фицджеральда, настроен восторженно и крайне романтически - что вскоре приносит определенные плоды. В затянувшемся путешествии по Европе Аллен добрался до самого, должно быть, подходящего для себя города и наконец снова снял фильм, который нравится вроде бы решительно всем. Клише, культурные коды - хлеб Аллена, то, что он всю жизнь с равным удовольствием высмеивал и использовал, - нигде, наверное, в мире не торчат на каждом углу так раскидисто, как во французской столице, и старенький режиссер производит впечатление пухлого ребенка в кондитерской лавке. Сена! Сен-Жермен-де-Пре! «Кувшинки»! Блошиные рынки! Красное вино! И - разумеется - романтическая сказка «американец в Париже», из которой в «Полуночи» вырастает большая часть сюжета. Сюжетный ход, придуманный Вуди, поначалу очаровывает (не в последнюю очередь своей безыскусностью), потом несколько буксует, а под конец так и вовсе начинает смущать - все-таки он соразмерен скорее комедийному скетчу и с трудом налезает на полнометражный фильм. Впрочем, Оуэн Уилсон, который тут одновременно и Вуди, и Скарлетт Йоханссон, одной мимикой снимает все вопросы, способные возникнуть к нему самому, Аллену, Парижу, кинематографу. (Станислав Зельвенский, «Афиша»)

Голливудский халтурщик Гил Пендер (Уилсон) уверен, что мансарда в Париже подходит ему и его писательским амбициям куда больше, чем вилла в Беверли-Хиллз, - хотя его невесту (МакАдамс) эта мысль приводит в ужас. Однажды, налакавшись бургундского на винной дегустации, Гил проверяет свои голубые мечты фантастической реальностью. Как верные, так и случайные поклонники Вуди Аллена настолько многочисленны и придирчивы, что угодить им всем маэстро не может с начала девяностых - хотя снимает, как и прежде, по фильму в год. "Полночь в Париже", однако, стоит особняком в ряду самых неотразимых его картин - сопротивляться ее обаянию так же сложно, как сочинять о ней подробный трактат. В двух словах - Вуди, с одной стороны, возвращается к совершенно детскому эскапизму "Пурпурной розы Каира", с другой, пересаживает все свои таланты и привычки с манхэттенской почвы на парижскую и, с третьей, как никогда доверяет актерам, выдающим здесь бенефис за бенефисом. Фотогеничный до абсурда Париж Аллен видит глазами идеального туриста - замечая в нем все общие места, но смотря на них заинтересованным, непредвзятым взглядом; сложно представить себе рекламу города, эффектом превосходящую "Полночь в Париже" (ну или "Вики Кристину Барселону"). Сценарный прием, на котором держится весь фильм, в любых других руках наскучил бы через пять минут - Вуди же, подобно опытному пьянице, всегда знает, в какой момент налить еще. Угадываемая с первых кадров мораль и вовсе элементарна - но, как уже было сказано, свои нюансы отдельные зрители находят даже в ней: так, упоение скучного типа, попавшего в город своей мечты и встретившего там женщину своей мечты, кое-кто расценил как банальное поощрение адюльтера. Так или иначе, впервые с начала девяностых фильм Аллена обязан оказаться во всех главных оскаровских номинациях. 5/5. (Сергей Степанов, «FashionTime»)

Долгие годы Вуди Аллен не покидал США, но вот наступила старость, и Аллен влился в многомиллионные ряды пенсионеров, заполоняющих улицы легендарных городов Старого света. Впрочем, Аллен еще не на пенсии. Он "всегда с собой берет видеокамеру", но по привычке снимает за деньги. И, в отличие от других стариков-туристов, Вуди Аллен снимает фильмы на профессиональную пленку "Кодак", а в качестве статистов, подпирающих фасады знаменитых памятников архитектуры, выступают не его родственники, а звезды мирового кино. Соответственно, аудитория у его фильмов поболе. "Полночь в Париже" и вовсе стала крупнейшим коммерческим успехом режиссера. Если же говорить серьезно, то у Аллена получилась прелестная кинофантазия в духе его собственной "Пурпурной розы Каира", где одна реальность переплетается с другой. Оуэн Уилсон играет сценариста голливудского кино, решившего стать хорошим писателем. Вместе со своей невестой (Рэйчел МакАдамс) и ее родителями он едет в Париж, где творили Хемингуэй и Фицджеральд. Романтик и ретроград Уилсон намеревается остаться здесь навсегда, снять мансарду со стеклянной крышей, творить... У МакАдамс и ее родителей, косящихся на странного паренька с подозрением, совершенно иные планы. Практически с самого начала Вуди Аллен дает понять, что МакАдамс Уилсону не пара. Но помочь герою прозреть способно только чудо. И такое чудо происходит: Уилсон случайно обнаруживает портал, ведущий в прошлое. Каждый день ровно в полночь к лестнице на одной из парижских улочек подкатывает таксомотор и увозит Уилсона в двадцатые годы прошлого столетия, к его новым знакомцам - Гертруде Стайн, Фицджеральду, Хемингуэю, Пикассо... Новый фильм Вуди Аллена получил "Оскара" за лучший сценарий и органично влился в ретро-триумвират 2011 года (компанию ему составили "Артист" и "Хранитель времени"). Оценка: 4/5. (Владимир Гордеев, «Экранка»)

Вуди Аллен приснился де Ниро. Открылся 64-й Каннский кинофестиваль. [...] Любопытно, что фильм Аллена тоже о снах, хотя и увиденных наяву. А что иное город Париж, куда легендарный комедиограф-невротик отправился снимать кино после Лондона и Барселоны, как не огромная коллективная греза? Аллен всю жизнь повторяет, что не живи он в Нью-Йорке, так непременно переехал бы в Париж, где в годы своей молодости едва не поселился. Об этом и кино. Главный герой при всем внешнем несходстве голубоглазого простака-блондина Оуэна Уилсона с режиссером - очередное альтер эго Аллена: вроде бы талантливый писатель, не написавший ни одной книги, но научившийся подрабатывать сценаристом в Голливуде. В Париж он приехал с прагматичной невестой (МакАдамс) и ее родителями-капиталистами, а потом с ужасом понял, что его влюбленности в богемную столицу они разделить не могут и не желают. Куда бежать? Разумеется, в мечты и фантазии. Странное дело: начинаясь как типичная, моментально узнаваемая старомодная алленовская комедия с навязчиво остроумными перебранками и закадровым джазом, через полчаса после старта «Полночь в Париже» превращается во вдохновенный и необычный фильм. Среди улицы ночью герой Уилсона набредает на старинный автомобиль, который оказывается машиной времени: на нем писатель-неудачник попадает в эпоху своей мечты - двадцатые годы. Он пьет шампанское с Фицджеральдом и виски с Хемингуэем, дает почитать свой роман Гертруде Стайн и уводит любовницу у Пикассо (предсказуемые овации вызывает короткий выход Эдриана Броуди в амплуа молодого Дали). Между утлым настоящим и мифическим прошлым Аллен делает очевидный выбор в пользу второго, хотя и режиссер, и его герой осознают, насколько иллюзорен их выбор. Разумеется, подобный осознанный эскапизм в реальной жизни не вызвал бы ничьей симпатии, но в кино он позволителен, а на фестивале и подавно. В эти минуты стало окончательно ясно, что начавшийся фестиваль показал, насколько кино лучше жизни, а сны - реальности. (Антон Долин, «Газета.ру»)

Иллюзии Вуди Аллена. Трудно представить более американского режиссера, чем Вуди Аллен, - американского в хорошем смысле. И несмотря на эстетику, антураж, французскую речь, «Полночь в Париже» - это совсем не французское кино, это взгляд влюбленного в Париж американца. И этот взгляд нам ближе, чем взгляд парижанина. Молодой сценарист Гил Пендер (Оуэн Уилсон, «Шанхайский полдень») приезжает в Париж с невестой и ее родителями. Контраст между романтичным героем и его прагматичным окружением по-алленовски чересчур демонстративен - Гилу чужды мещанские радости, он пишет роман о ностальгии, о магазине старых вещей, которые для их хозяев были обыденными, но для потомков становятся символами прежних, лучших дней. Во время ночной прогулки Гил попадает в дыру во времени и оказывается в Париже 20-х годов прошлого века, в окружении знаковых фигур - Фицджеральда, Хемингуэя, Бунюэля, Дали, Гертруды Стайн... Оправившись от шока, Гил быстро входит во вкус и начинает жить двойной жизнью, дни проводя со скучной невестой, а ночи - в окружении своих кумиров, во временах, которые представляются ему золотым веком искусства. Там он влюбляется в подругу Пикассо Адриану (Марион Котийяр, «Жизнь в розовом цвете»), которая как раз скучает в двадцатых - ей бы хотелось жить тридцать лет назад. Стоит ли удивляться, что в одну ночь к ним подъезжает карета и везет их прямиком в компанию Тулуз-Лотрека, Гогена и Дега (которые в свою очередь считают свое поколение пустым и мечтают работать с Тицианом). В конце концов Гил понимает, что тяга к прошлому есть не что иное, как бегство от настоящего, в котором не можешь найти себе места, и произносит большой и совершенно ненужный монолог, где Вуди Аллен, как обычно, все нам разжевал. Впрочем, зритель Аллена такой - хоть и интеллектуал, но сам жевать не любит. И очевидно, что это монолог не Гила Пендера, а самого Вуди Аллена: ведь и он, кажется, не совсем понимает, что он делает в XXI веке, и все его последние фильмы оставляют ощущение некоторой несовременности. (Валерия Жарова, «Собеседник»)

Вечный Вуди. Семидесятипятилетний Вуди Аллен снял свой 45-й по счету фильм - «Полночь в Париже». В борьбе за внимание американского классика французская столица перехватила эстафету у Барселоны, Лондона и, конечно же, Нью-Йорка, где происходит действие большинства его фильмов. Главный герой все тот же - писатель в кризисе (Оуэн Уилсон), романтический идиот, не способный соотнести свои амбиции с реальными возможностями, наивный мечтатель, путающий сны и действительность. В Париже он проваливается то в 1920-е, где встречает Хемингуэя и Бунюэля, то в конец XIX века, где выпивает с импрессионистами, то в эпоху Людовика XVI. Уже стало общим местом говорить, что Аллен всю жизнь снимает один и тот же фильм - бесконечный автопортрет, скромность которого граничит с нарциссизмом. Он действительно создал гениальное амплуа обаятельного неврастеника с кучей комплексов на личном и профессиональном фронте. Но это - защитная маска, по убедительности и живучести сравнимая лишь с маской Чаплина. Вообще его фильмы отличаются друг от друга довольно сильно: та же «Полночь в Париже» уже сплошь состоит из откровенных шаржей и прямолинейных карикатур (на американцев в Европе, европейских снобов, псевдоинтеллектуалов, творческих работников), до которых Аллен так демонстративно еще не опускался. В последние годы он практически не снимается в собственных фильмах. Отсюда ощущение, что он перестал стареть, но и не законсервировался. Его картины давно уже не указывают на конкретное время (более аполитичного классика и суперзвезду трудно найти), но при этом в них есть витальность, которую не сыщешь в самых злободневных и политически острых фильмах сезона. Теперь кажется, что его кино, перемещаясь из Нью-Йорка в Лондон, из Лондона в Барселону, из Барселоны в Париж, а из Парижа в Мюнхен (здесь он снимает свой следующий фильм), перестало указывать и на пространство. «Полночь в Париже» как раз о том, что все города и все времена одинаковы. И там, где нас нет, тоже плохо, если не еще хуже. (Евгений Гусятинский, «Русский Репортер»)

Этот фильм считается признанием в любви к городу. Париж - один из самых великих городов Европы, красивый и величественный, со старинным улочками и милыми сердцу любого человека кафешками, где вам подадут кофе и круассан. Но на самом деле это не совсем так. Да, в какой-то мере это альманах в картинках, который остается у каждого уважающего себя туриста после посещения чего-то прекрасного. Его можно в любую минуту достать с полки и под хорошую мелодия просмотреть, оживляя в памяти картины. Но этот фильм в самой идее есть нечто большее, что выходит за рамки таких очень личных посиделок, это придало повествованию чуточку самоиронии, в дополнении к прекрасной атмосфере и хорошей истории. Успешный сценарист вместе с невестой и ее семьей приезжает на отдых. Неспешный ритм прогулок по музеям и паркам прерывает старые друг, уводящий будущую супруга на танцы. Герой же, вынужденный прогуливаться по ночному город в одиночестве, волей случая забредает на 100 лет назад, золотой век, когда в Париже жили и творили Хемингуэй, Фицджеральд и Пикассо. Идеи фильма просты, хотя и не кажутся чем-то банальным и избитым. Прекрасная история про путешествие в идеальное для себя прошлое, общение с кумирами и понимание себя. Фильм постоянно поворачивается разными смысловыми гранями, без нравоучений и заимствований, просто обрывки мыслей на бумаге, которые обычно сам осмысливаешь только наедине с собой, гуляя по улицам любого города на свете. Париж идеален для воплощения всего этого, но он не главенствует; как нет одного идеального времени, так и нет одного идеального города, эта история могла случится где угодно, немножко другая, но все о том же. Немножко иронично и очень красиво, фильм о любви к городу призывает искать что-то свое, не важно где и когда. Это почти артхаус, это просто прогулка под дождем, это умный фильм, который ни стесняется себя. Простота воплощения, но в тоже время идеальная честность в отношении главного - людей и мыслей, все очень искренне. Этот фильм любит своего зрителя и ему нужно ответить взаимностью, потому что в последнее время это очень редко случается. (Владимир Горячев, «Инспектор»)

И еще раз... Над туманами Сены, в переливах баллад влажный утренний свет застилает вековые камни мостовых, разлетается эхом в закоулках легендарных адресов; море времени бесшумно вскипает над черепицей покатых крыш и ложится в беспечный штиль на фасады изысканных кафе. Реальность перекликается с фантазией, вымысел не отличим от правды. Настоящий фильм об этом городе может быть лишь сказкой, лишь чарующим видением в луче волшебного фонаря, рассекающего прямоугольную белизну холста и ведущего в необычайное путешествие по завороженным мирам. «Полночь в Париже» - мгновение чуда, секунда, в которую бытие, одурманенное ароматами уходящего дня, перебрасывает мостик между эпохами. Печальная ирония налаженного быта, легкий блеск грустного взгляда - герой Уилсона, альтер-эго Аллена за 40 лет до сегодня по-прежнему слишком мил, восхитительно наивен и неотразимо комичен в своих неловких интонациях, мешковатой одежде и детской мимике. 50 лет в строю, и практически ни одного года без нового фильма. Потрясающая работоспособность режиссера достойна отдельного постамента на аллее неунывающих долгожителей кинематографического цеха. Но самое удивительное - это неиссякаемая свежесть художественного почерка и умение говорить о важных вещах без намека на дидактическую серьезность. Бунюэль и «Скромное обаяние буржуазии», Хемингуэй и «Праздник, который всегда с тобой», Дали и взрывное безумство - ретроспектива в ретрокультуру, форма незаметно обогащает содержание, и время - неторопливое такси между станциями истории. Это исинно великая тайна, как неустанно повторяющийся ход часов незримо трансформирует реальность, сменяя эпохи и декорации пространства, и звучание улиц, и макияж на лицах женщин. С возрастом желание остановить вращение стрелок одолевает все с большей назойливостью, и призраки неосуществленных мечтаний являются гораздо чаще. Но Аллен мудр, как и его герой, он отказывается от побега в прошлое, ради счастья в радужно расплывающихся миражах вечного города. Чтобы увидеть, но остаться жить. Навсегда рядом с алой улыбкой ее души и пройти под дождем, внемля невыразимой мелодии, которую источает каждое мгновение настоящего. («25-й кадр»)

Этот город, самый лучший город на земле. Творческим людям, да и не только им, порой кажется, что они родились не в то время, что им место во Флоренции эпохи возрождения или в древней Греции. Они часто предаются фантазиям на сей счет, выстраивая в своем воображении миры и населяя их персонажами утекших дней... Вот и Гил, голливудский сценарист, всегда хотел оказаться в Париже 20-х годов. Первую часть желание он исполнил, и вместе со своей невестой приезжает в Париж, город романтики и вдохновения. Здесь играет шансон, маленькие уличные кафе и переулочки, созданные для того, чтобы гулять здесь и пить кофе. Париж - столица художников и поэтов, особенно прекрасный ночью... Однажды устав от друзей своей возлюбленной, Гил отправляется гулять по ночному Парижу и ровно в полночь натыкается на ретромобиль, из которого нарядно одетые господа зовут Гила составить им компанию. Так Гил попадает в компанию Хемингуэя и Гертруды Стайн, Пабло Пикассо и Дали, тем самым осуществив свою мечту... Человек маленького роста, но огромного таланта, Вуди Аллен, вновь взялся за дело! Из Барселоны мы переезжаем в Париж, тот самый Париж, о котором мечтают, город-мечта, здесь он показан со своей самой чарующей стороны, брусчатая мостовая и уютные салоны, сияющий силуэт Эйфелевой башни... Тот самый город, который собрал в себе сливки богемы, такой предстает столица Франции в картине маэстро. И именно сюда и приезжает герой Оуэна Уилсона, беспросветный романтик, в надежде проникнуться этим духом и вдохновиться для написания собственной книги, абсолютно убежденный, что ему нечего делать в своем времени. Блуждая по улочкам Парижа прошлого, Гил встретит множество уже ушедших талантливых людей, которые с грустью будут вздыхать по прошедшим эпохам, влюбится, расстанется с невестой и даже станет героем детективного преследования. А в конце концов поймет, что хорошо там, где ты есть, и что настоящий художник сам напишет портрет реальности... Разменявший восьмой десяток Вуди Аллен не сдает позиции, его новая картина, суть - ода Парижу, чье лицо открывается ночью. Старый волшебник рассказывает нам увлекательную сказку, вдыхает в нее жизнь и напоминает о романтике, которой все меньше внимания уделяется в наше суетливое время. Ведь когда еще вы выпьете с Эрнестом и Сальвадором за одним столом? (Кот Орехов, «Кино.Муви»)

И снова привычная бижутерия алленовских европейских картинок. Шестой фильм, снятый в Европе, а на деле почти американский. Париж для Аллена - тот же Манхэттен. Знакомые титры и ненавязчивая музыка за кадром. Вуди барселонский, лондонский, любой - теперь парижский. В первых же кадрах как из окна экскурсионного автобуса, бросающий: вот вам - Елисейские поля, вот - «Мулен Руж», вот - чертова башня. Моя маленькая эмиграция. Главный герой - снова писатель. По своему характеру близкий не самоуверенному бонвивану из последнего фильма Вуди, а героине Миа Фэрроу из «Пурпурной розы Каира» - официантке Сесилии. И, подобно несчастной официантке, которая живет только страстью к кинематографу, Гил живет любовью к литературе. Кокто, Брикто, Фицджеральд - его вечный ближний круг. А когда представиться возможность, он не преминет познакомиться с ними поближе. Пленка не выдерживает, бумага прочнее. Рукописи и их держатели становятся для Гила вторым домом. А вы разве не знали, что все, что пишут в книжках - правда? Иллюзии - тугоплавкий металл, иногда вовсе несгораемый. И, видимо, лучший фундамент для тех, у кого кроме иллюзий совсем ничего нет (в отличие от героя Оуэна Уилсона с его местом сценариста в Голливуде). Муза Уэса Андерсона с перебитым носом выглядит здесь на удивление удачно. Рохля, тюфяк, вечный беглец за чужими поездами. Никто не принимает его всерьез и даже собственная невеста, очарованная занудным профессором из Сорбонны, мотивирует это так: «Ну он такой романтичный!» В «Полночи в Париже» не остается и следа от привычной алленовской язвительности (вспомнить хотя бы «Вики Кристина Барселона»). Благообразие это несколько настораживает. Но когда в конце фильма герой Уилсона растворяется в парижской ночи с новой подружкой, то возразить ему нечего. А как иначе. Мир жесток. Я не умею жить. Париж - лучший город на свете. Мечты - все еще самая твердая валюта. Здесь можно вспомнить героиню Джеммы Джонс из предыдущего фильма Аллена. Все, чего она хотела, так это обманываться предсказаниями гадалок. Зато умела делать это превосходно. Она в итоге и оказалась единственной, кто обрел свое счастье - с продавцом букинистического магазина. Здесь тоже - старье писательских представлений, ветошь романов, магазин «ностальгия», как самое верное средство для спасения. В конце концов, и все путешествия вокруг света не более чем поиск человека, который скажет тебе: «Привет! Я не против промокнуть под дождем». 3/5. (Асса Новикова, «Cineticle»)

Готовящиеся к свадьбе Гил (Оуэн Уилсон) и Инес (Рэйчел МакАдамс) приезжают в Париж: встретиться с друзьями, пообщаться с родственниками, насладиться красотами французской столицы. Помимо этого, Гил, голливудский сценарист с неплохим послужным списком, планирует засесть за собственный роман, где наконец-то сможет показать читателям весь свой потенциал. Но работа не клеится. Однажды ночью он становится участником странной вечеринки, на которой знакомится с Ф. С. Фицджеральдом и Эрнестом Хемингуэем. Поняв, что это было не видение, вызванное перебором алкоголя, Гил каждый вечер отправляется в путешествие по Парижу 20-х годов ХХ века... Не свойственный позднему Аллену фантастический кунштюк с перемещением во времени стал прекрасной возможностью для размышлений о месте и значении творчества в разные исторические эпохи. Манящая атмосфера свободолюбивых 20-х, на первый взгляд, выглядит тем самым раем, где каждый способный хоть на что-то человек будет реализовывать имеющийся потенциал на все сто. Бесконечная вереница гениев, приплясывающая по желанию режиссера вокруг Гила, одним своим видом, словами (особо усердствует еще безбородый Хемингуэй), поступками пробуждает в нем настоящий литературный дар. Однако, как это почти всегда бывает у Аллена, казалось бы, неумолимо приближающийся триумф имеет и обратную сторону медали. Сам факт столкновения героев из различных эпох - Дали рассказывает Гилу о любимых носорогах, Гил подкидывает Бунюэлю сюжетную завязку «Ангела истребления», - порождает мощный комедийный эффект, а фирменная алленовская ирония украшает и без того сытный киноманский ужин рядом впечатляющих специй. Впрочем, для самого режиссера это всего лишь еще одна возможность поговорить на любимую тему - природе творчества, его истоках, а также факторах и нюансах, влияющих на этот полумистический акт. При всей любви к Парижу и 20-м годам Аллен остается реалистом, не позволяя себе молодецкого категоризма - брошу все, и не вернусь! Напротив, с дидактическим усердием повидавшего виды мудреца он наглядно демонстрирует призрачность подобных метаний, приходя к незамысловатому, но оттого не менее ценному выводу о том, что эпохи не выбирают, а вся распрекрасность ушедшего носит скорее ностальгический, нежели практический характер. Не придумав по факту ничего нового, Аллен, тем не менее, продемонстрировал очередной мастер-класс самой высокой пробы. Думается, потому, что о природе настоящего творчества он знает абсолютно все. (Станислав Никулин, «Киномания»)

Потерявшийся во времени. Романтическая комедия Вуди Аллена «Полночь в Париже» - это оригинальная сказка о мечтах, о любви и конечно о волшебном городе Париже, где сбывается самое несбыточное. Помечтать под старый джаз и шум дождя уже можно. Картина вышла в российский прокат 6-го октября. Начало истории неторопливое и совершенно безоблачное. Молодой писатель Гил (Оуэн Уилсон) со своей невестой Инес (Рэйчел МакАдамс) приезжают в Париж, чтобы составить компанию ее родителям. Отец невесты (Курт Фуллер) решает там свои дела по бизнесу, а молодые культурно развиваются, посещая разные галереи и экскурсии. Однако, уже чувствуется некоторая напряженность в их отношениях. Гил забросил неплохо оплачиваемую работу голливудского сценариста и мучается писательскими амбициями, задумав настоящий роман. Однако Инесс считает затею как минимум несерьезной. Ее родителей тоже не сильно вдохновляет перспектива кормить молодое дарование, тем более, что романов всяких уже достаточно понаписано классиками. В довершение такой неприятности пара случайно встречает бывшего однокурсника Инесс, который проявляет себя большим интеллектуалом и добровольно вызывается побыть гидом. Гилу все чаще предлагают помолчать, а его невеста смотрит на старого знакомого с нескрываемым восторгом. Тучи сгущаются, герой чувствует себя большим неудачником, уходит в себя и мечтает попасть в старый Париж, лет эдак на 100 назад. Вот тут-то его и настигли чудеса. То ли дыра во времени образовалась, то ли раздвоение личности... Но факт тот, что парня закинуло именно туда куда ему так хотелось, а живой Хемингуэй, Фрэнсис Фицджеральд, Сальвадор Дали и другие оказались на удивление общительны. Итак, человек которого и без того не очень-то понимали ближние, оказывается одной ногой в 2011-м году, а второй в 19-каком-то. В параллельной реальности он знакомится со своими кумирами, отдает свои сочинения на суд самой Гертруде Стайн (Кэти Бейтс) и встречает девушку своей мечты Адриану (Марион Котийяр). Жить в двух мирах трудно, но интересно и еще интереснее, чем же все это закончится, если санитары в белых халатах так и не приедут? Вот не расскажу... Хоть картина и причислена к комедийному жанру, по-моему, грустного в ней больше, чем смешного. Зато много интересных людей, мелодичной музыки и парижских улиц при ночном освещении, что само по себе приятно. Фильм воспринимается как своеобразная экскурсия в прошлое и очередная попытка постичь философию безнадежных романтиков, которые почему-то всегда считают, что «Золотой век» уже прошел. (Александра Лайт, «Новый Взгляд»)

Очередная грустная комедия от Вуди Аллена. Очаровательная открытка из Парижа с игривым автографом «здесь был Вуди». Голливудский сценарист (Уилсон), работающий над книгой, приезжает в Париж со своей невестой. Невеста (МакАдамс) хочет покупать мебель для дома в Малибу и ходить по экскурсиям, а жених мечтает о переезде под какую-нибудь из парижских крыш и долгих прогулках под дождем. Кроме этого, он очень любит двадцатые, и в один из вечеров машина увозит героя на вечеринку, где веселятся Скотт и Зельда Фицджеральды. Отчего-то новый фильм Вуди Аллена всюду проходит как романтическая комедия, но это, конечно, неправда. То есть Париж здесь через строчку декларируется как «мечта поэта», однако понаехавшие в этот город-сказку герои похожи скорее на лебедя, рака и щуку, которых невесть зачем впрягли в один романтический воз. Так, писатель Гил исходит мечтой о 20-х, мучает свой роман и по-алленовски нудит. Его невеста бегает за снобом из Сорбонны и вообще довольно неприятная фифа, которую мы видим все чаще со стороны пронизанной скепсисом спины. Нимфа из прошлого (Марион Котийяр), какую горе-драматург пытается соблазнить парой сережек, ведет себя поприличнее, но тоже постоянно на что-нибудь отвлекается: то на Хемингуэя, то на карусели. Впрочем, и самого Аллена все эти метания занимают не то чтобы сильно. Зато режиссер со всей очевидностью наслаждается самому себе предоставленной возможностью поглумиться над всякими там Дали, Бунюэлями и Фицджеральдами, заполняющими кадр с энциклопедической плотностью. В поиске же сколько-нибудь серьезных материй мы натыкаемся на четко проговоренный тезис: фантазия о том, что раньше было лучше, есть не что иное, как глупое романтическое заблуждение. (В лучшем алленовском духе, романтика в главном герое побеждает ипохондрик, вспомнивший, что в 20-х нет пенициллина). Впрочем, и это развенчание оказывается тоже своего рода игрой. В конце концов, порыв Гила остаться в Париже - также вполне подпадает под действие пословицы о том, по какую сторону забора трава зеленее. Другое дело, что о Париже герои Аллена мечтали еще в «Голливудском финале», а затянувшийся вояж самого режиссера - сначала Барселона с Лондоном, теперь Париж, дальше Мюнхен - вполне может навести на мысль о том, что тот действительно разыскивает место с наиболее ухоженным газонами. И только неизменная фига в кармане заставляет подозревать, что на самом-то деле Аллен предпринял этот евротур с одной целью - однажды вернуться в Центральный Парк. Ведь на самом-то деле ничто не сравнится с Манхэттеном 70-х. 8/10. (Елена Тихонова, «Film.ру»)

Во время дождя... Сидел я вечор в «Бродячей собаке», играл в буриме с Бурлюком и наслаждался атмосферой Серебряного века. А за соседним столиком Северянин и Богданова-Бельская рассуждали о том, что мир уже не тот, искусство умирает и как прекрасно было бы жить во времена Пушкина... Так о чем это я? Ах, да - на экраны вышла новая романтическая комедия Вуди Аллена «Полночь в Париже»! Парижские тайны. Итак, сценарист Гил (Оуэн Уилсон) с невестой Инес (Рэйчел МакАдамс) приезжают на каникулы в Париж. В городе влюбленных Гила начинают мучить сомнения: а не ошибся ли он с выбором спутницы? Приземленная Инес с удовольствием ходит по бутикам и вечеринкам, с интересом слушает россказни всезнайки Пола (Майкл Шин) и отказывается замечать, как прекрасен Париж во время дождя. Тогда как неисправимый романтик Гил бродит по ночным улицам и мечтает о 1920-х годах... И Париж раскрывает одну из своих тайн: однажды в полночь на пустынной улочке останавливается старинный автомобиль, который на время увозит Гила в романтичные 20-е! И там, в сигаретном дыму кафешантанов, его встречают короли парижской богемы: Ф. Скотт Фицджеральд (Том Хиддлстон) и Эрнест Хемингуэй (Кори Столл), Гертруда Стайн (Кати Бейтс) и Пабло Пикассо (Марсиаль Ди Фондзо Бо), Луис Бунюэль (Эдриан де Ван) и Сальвадор Дали (Эдриан Броуди)... Встретив прекрасную Адриану (Марион Котийяр), Гил начинает всерьез задумываться: а не остаться ли ему в двадцатых?.. Париж - Санкт-Петербург. Неисправимый романтик Вуди Аллен в свои 76 все так же молод душой и верен себе - во всех смыслах! Оуэн Уилсон с блеском играет альтер эго режиссера - а вы не узнали без очков? Так посмотрите на руки - характерные жесты Вуди актер копирует с потрясающей точностью! И все до единого участники актерского ансамбля - включая Карлу Бруни в маленькой роли гида! - с видимым удовольствием помогают режиссеру донести нехитрую, но мудрую мысль: не надо уподобляться советским детям и страдать - жаль, мол, что я родился слишком поздно... Потому как любые времена прекрасны - если умеешь видеть прекрасное. Уверен, что авторский посыл найдет особенный отклик в сердце любого жителя прекраснейшего города мира, в котором имеем счастье жить мы с вами. Ведь петербургская культурная история ничуть не менее богата, чем парижская. Между прочим, Париж под дождем - вылитый Петербург! Даже уличные киоски один в один... Так что, кто знает: может, дождливой питерской ночью где-нибудь на Таврической улице и перед вами остановится старинный автомобиль... А мне пора бежать: вчера в «Собаке» Александр Вертинский сказал, что написал новую песню, - и я еще успеваю на его ночной концерт! Общая оценка: 4 из 5. (Эрик М. Кауфман, «TramVision»)

Полночь. XX век. Оуэн Уилсон путешествует по Парижу и перемещается во времени, Карла Бруни рассуждает о Родене, а Марион Котийяр спит с Пикассо... Вуди Аллен снова в своей стихии - соединяет идолов прошлого и звезд настоящего, иронизирует и снимает отличное кино. Гил (Оуэн Уилсон) зарабатывает сценариями в Голливуде, планирует свадьбу с роскошной блондинкой (Рэйчел МакАдамс), однако самым крамольным образом, вместо дома в Малибу, мечтает о мансарде на Монмартре и карьере серьезного писателя. Он отправляется в Париж с невестой и ее респектабельными родителями, и, заплутав по дороге в отель, оказывается в олдкаре образца года эдак 1925, который привозит его в Париж... 20-х годов. Гил выпивает со Скоттом Фицджеральдом, слушает Коула Портера, знакомится с Хемингуэем, отплясывает с Джуной Барнс, смотрит на всех дикими глазами и, наконец, осознает, что дело не в количестве выпитых коктейлей. Вернувшись в настоящее, он планирует снова поймать чудесный олдкар и показать рукопись своей книги Гертруде Стайн, да и вообще повеселиться на славу с сюрреалистами, модернистами и кокаинистами, танцующими чарльстон и болтающими об искусстве, которое еще не успели признать великим. Аллен обходится со знаменитой парижской богемой, как со старыми знакомыми, - без лишних церемоний, зато с большой долей иронии. Примерно так же, как со звездами мирового масштаба, которых он умеет предъявлять публике очищенными от голливудского лоска, вспомнившими, что они - актеры, и научившимися смеяться над собой. И делает это с ощутимым удовольствием. Так что даже и непонятно, кто радовался больше уморительному Дали Эдриана Броуди - сам режиссер или его хихикающий зритель. «Полночь в Париже» - это фильм-удовольствие, с первого слова и до последнего кадра. Удовольствие не для избранных и не для идиотов - простое человеческое. Приятно смеяться над шуточками вроде «Вы - сюрреалисты, а я нормальный парень». Приятно узнавать Пикассо и Жозефину Бейкер, а также жену французского президента в роли девушки-экскурсовода в Музее Родена. А уж как приятен город, в котором можно с одинаковым успехом снимать как 2010-е, так и 1920-е... Любите ли вы Париж так, как любит его Вуди Аллен? Вдохновляют ли вас Гертруда Стайн, Фицджеральд, Хемингуэй и Коул Портер так, как они вдохновляют его? В общем, если «Праздник, который всегда с тобой» и Let's Do It, Let's Fall in Love - для вас пустой звук, всей прелести «Полночи в Париже» вам не ощутить. Однако это по-прежнему будет чрезвычайно ироничное, романтичное и прекрасное во всех отношениях кино о том, что, ностальгируя по прошлому, рискуешь упустить что-то важное в настоящем, - как, впрочем, и о том, что чудеса случаются. Ну, и разумеется, - про жизнь, Аллен в этом большой специалист. (Алена Данилова, «Кино Mail.ру»)

Талантливый, но толком не реализовавшийся писатель Гил (Оуэн Уилсон) неплохо зарабатывает на жизнь сценариями для голливудского ширпотреба. Но такая жизнь ему не по душе: вместе с невестой (Рэйчел МакАдамс) Гил приезжает в город на берегу Сены, мечтая в тех местах, где творили Фицджеральд, Хемингуэй и Эллиот, закончить работу над романом. А заодно и прогуляться под дождем - ведь как в Париже без этого. Ограниченной невесте, как и ее родителям-капиталистам, такие фантазии кажутся дикими: зачем быть писателем, когда уже и так работаешь в Голливуде? Зачем нужен этот дурацкий Париж, когда жить молодожены все равно будут в Малибу? И что еще за придурь - разгуливать под дождем? Будущий тесть регулярно обвиняет непризнанного гения в троцкизме, будущая теща - в прожектерстве, а тут еще и невеста случайно встречает друга юности, пренеприятнейшего интеллектуала с бородкой (Майкл Шин), которого пригласили читать лекции в Сорбонне. Гил расстроен, потерян и одинок - и вот, отказавшись идти со всей компанией на танцы, нетрезвый мечтатель коротает время на ступеньках одной из бесчисленных парижских церквей. Часы бьют полночь, из-за поворота появляется винтажный желтый автомобиль, пассажиры которого зовут Гила с собой. В 20-е годы прошлого века. Париж не изменился, как писал поэт. И вряд ли когда-нибудь изменится. В вечном и все пережившем городе сосуществуют Средневековье, Belle Epoque, богема 20-х, бунт 60-х и консюмеризм 80-х. Время здесь остановилось. На этом единственном - увы, нехитром - тезисе и строится весь новый фильм Вуди Аллена, больше всего похожий на набор туристических открыток, продающихся в Париже на каждом углу. Понятно, не ради денег, а для души: Вуди обожает Париж, боготворит прошлое, и сам, очевидно, мечтал бы унестись из нашего суетного времени куда подальше. Вот только Аллена, судя по всему, опять накрыло благодушием. Хотя «Полночь в Париже» и начинается с типичных для сценариев Вуди язвительных перебранок между персонажами (МакАдамс здесь дает ту же Йоханссон), комедийные и сатирические нотки со временем стихают, а фильм превращается в сладенькую ностальгическую мелодию из тех, что обычно издаются на дисках с розами на обложке и подзаголовком «для влюбленных». Но все это, наверное, еще можно было бы как-то пережить, когда бы не главный недостаток: отсутствие на экране самого Вуди. Возраст у него, конечно, уже не тот, но смотреть, как Уилсон пытается изображать алленовское невротичное альтер эго, усиленно размахивая руками и невнятно бормоча что-то себе под нос, по-настоящему горько. Хорошо хоть с картинками и музыкой здесь все в порядке. Кстати, главная джазовая тема фильма, которую за кадром воспроизводит оркестр Сидни Буше, называется «Если ты видишь мою маму». Все-таки Вуди - всегда Вуди. Даже в худших своих проявлениях. 3/5. (Дарья Серебряная, «Time Out»)

Это могло случиться только в Париже. Вуди Аллен гениален, и с этим глупо спорить. Этот человек обладает по-настоящему безграничным талантом. Он блестящий актер, сценарист и режиссер в одном флаконе. Ему уже семьдесят пять, но он не устает экспериментировать, удивлять и пробовать что-то новое. Я, как особо ярый фанат мистера Аллена, ждал от него реабилитации. Да-да, именно реабилитации после провального "Ты встретишь таинственного незнакомца", который вышел совсем уж не "алленовским". Поэтому "Полночь в Париже" я ждал с некоторой опаской, но Вуди сделал свое дело - он снял очередное потрясающее кино! Писатель Гил Пендер (Оуэн Уилсон) вместе со своей невестой Инесс (Рэйчел МакАдамс) отправляются в Париж перед своей свадьбой. И пока Инесс занимается шопингом, дегустирует вина и ходит на танцы со своими друзьями, Гил каждую ночь чудесным образом перемещается в двадцатые годы двадцатого века. Почему именно туда? Все просто, Гил пишет роман как раз о путешествии в прошлое, в двадцатые года, которые он считает "золотыми". Там он знакомится с Хемингуэем, Фитцджеральдом, Дали, Пикассо и многими другими столпами культуры двадцатого века. И именно в двадцатых годах он по-настоящему влюбляется и понимает, что смысл жизни в самой жизни. Что нет никаких золотых лет, и что в двадцатые годы гении считали себя бездарями и хотели оказаться в эпоху Ренессанса. "Полночь в Париже", пожалуй, самая романтическая лента Вуди Аллена, которая однозначно будет по душе не только его персональным поклонникам. Неслучайно в мировом прокате эта лента собрала более ста миллионов долларов, и это при том, что в это же время в США стартовали "Трансформеры 3". Уж не знаю, сколько тренировался Оуэн Уилсон, чтобы так здорово научиться пародировать Аллена в молодости. Смотря на него, видишь всеми любимого Аллена с его торопливой манерой говорить и суетливыми действиями. Но не Уилсоном единым хороша эта лента. Сняться в фильме Вуди Аллена - это мечта любого актера, поэтому не стоит удивляться, что такие знаменитости как Майкл Шин, Кэти Бейтс, Марион Котийяр и даже Эдриан Броуди согласились сыграть второстепенные роли. Но какими же чудесными они все получились! Сноб Шин, мудрая и рассудительная Бейтс, очаровательная Котийяр и невероятный Броуди. Да-да, именно невероятный! Знаете, кого сыграл Броуди? Сальвадора Дали! Откройте Google, найдите фотографию Дали и сравните с Броуди. А? Как Вам? Вуди нашел идеального актера для идеального персонажа. Одно его двухминутное появление в кадре стоит всего просмотренного фильма, если Вам вдруг неожиданно не понравится "Полночь в Париже". Карла Бруни, которая тоже получила эпизодическую роль, должна попросить своего супруга Николя Саркози вручить Аллену персональный орден. Будьте уверены, что после этого фильма количество желающих навестить Париж увеличится в сотни раз! (Максим Малюков, «Ovideo»)

Романтическая комедия Вуди Аллена «Полночь в Париже» не слишком затейливая, но смешная, добродушная, славящая начитанных зануд и мечтателей. Новый фильм Вуди Аллена хороший: смешной, простой, праздничный и музыкальный, наилучший вариант романтической комедии - жанра, исключающего умственное напряжение. Главный герой Гил (Оуэн Уилсон здесь потрясающе похож на Вуди Аллена, только молодой и хорошенький) влюблен, правда, не в героиню, а в город, но тот отвечает ему пылкой взаимностью, и в счастливом финале они окончательно воссоединяются. Знание сюжета не портит просмотра, фильм забавляет и держит внимание репликами и деталями. Удачливый голливудский сценарист, считающий себя писателем, приезжает в город своей мечты с невестой (Рэйчел МакАдамс здесь красотка без воображения) и ее буржуазными родителями и внезапно попадает в сказку - воспетый литературой и историей богемный Париж 20-х годов. Там Хемингуэй учит его жить, Гертруда Стайн - писать, Джуна Барнс - танцевать, а он, в свою очередь, мирит Зельду Фицджеральд с мужем, выпивает с Сальвадором Дали, отбивает подружку (Марион Котийяр здесь особенно прекрасна в платьях ар деко) у Пикассо и объясняет Бунюэлю, какой фильм ему надо снять. И если вы сразу понимаете, какой именно, то это ваш бонус. Таких милых наград припасено в достатке для верных зрителей режиссера Вуди Аллена, пришедшего в киномир, чтобы воспеть начитанного зануду-неврастеника, которого девушки и жены любят не так, как ему хочется. Например, вы можете предположить, что Хемингуэй выглядит на экране идиотом не только потому, что он, как и все остальные персонажи с известными фамилиями, порождение недалекого ума Гила, но и по причине сложных отношений режиссера с внучкой писателя, случившихся еще тридцать лет назад в «Манхэттене». Но «Полночь в Париже» приятна не только фанатам режиссера, киноманам и книгочеям, просто одни зрители сразу смеются, когда видят малорослого господина за столиком в «Мулен Руж», а другие только после того, как он представится Тулуз-Лотреком (Гил побывал и в Париже времен импрессионистов). Ромком Аллена сам себя легко объясняет: в фильме впрямую говорится о недуге главного героя - «комплексе золотого века», его носители считают, что все самое интересное и важное случилось, когда их на свете не было. Но людям с этой прекрасной болезнью Вуди Аллен всегда потакает. Не удовлетворенным своим временем и собственной жизнью мечтателям он дарит счастье - им открывается город, в который они влюблены. Отмытый до светящейся белизны, с волшебно сверкающей в ночи Эйфелевой башней, крутой лестницей на Монмартре, щебетом птичьего рынка у Нотр-Дама и живописной перспективой, замыкающейся русской церковью на рю Дарю. Здесь они обязательно встретят продавщицу с восхитительными ногами и будут гулять с ней под дождем, напевая песни Коула Портера. И полночь будет к ним нежна. Люди без воображения такого Парижа не увидят, к ним не придут гении из прошлого. (Ольга Кабанова, «Ведомости»)

Хорошо там, где нас нет. История, рассказанная в ленте, начинается достаточно банально, но дальше становится все намного интереснее. Молодая американская пара приезжает в Париж на отдых, и атмосфера французской столицы меняет их жизни. Особенно она сказалась на главном герое. Гил Пендер, сыгранный Оуэном Уилсоном («Знакомство с Факерами», «Безбрачная неделя»), - молодой писатель, очарованный Парижем и мечтающий жить здесь в 20-х годах. Его любимые кумиры - это писатели, художники и режиссеры тех лет. И именно их он встречает в полночь, однажды отправившись на прогулку по старинным улочкам. Он знакомится с Хемингуэем, Фитцджеральдом, Дали, Бунюэлем и другими известными личностями. Эпоха модерна захватывает его полностью. И каждый вечер он, улизнув от своей невесты, отправляется на прогулку. Невеста Гила - Инесс (Рэйчел МакАдамс), совсем не разделяет интересы своего жениха. Ей не интересны его кумиры, Париж у нее не вызывает особого восторга, и все ее дела сугубо меркантильны и лишены какой-либо романтики. Гил же напротив очень романтичен и мягко говоря «витает в облаках». Отдельного внимания заслуживает атмосфера эпохи модерн, переданная в фильме. Благодаря хорошему подбору актеров и грамотному гриму здесь можно наблюдать практически настоящих Зельду и Фрэнсиса Фитцджеральд. Элисон Пилл, исполнившая роль Зельды, показала нам яркую, эксцентричную, слегка сумасшедшую писательницу, очень близкую к прототипу. Фрэнсис Фитцджеральд, исполненный Томом Хиддлстоном, хотя и появлялся в фильме всего пару раз, но оказался очень похожим на оригинал. Среди знаменитостей той эпохи точными оказались практически все. К примеру, Сальвадор Дали (Эдриан Броуди) показан ярким и непосредственным, Эрнест Хемингуэй (Кори Столл) депрессивным философом, Дега с Пикассо задумчивыми творческими личностями. Попадая в прошлые годы, Гил находит ту эпоху комфортной и стремится возвратиться в нее вновь и вновь. Персонаж искренне полагает, что он родился слишком поздно, так как в настоящее время его никто не понимает среди близких, а в атмосфере 20-х ему все родное. Тут он встречает музу Пикассо и возлюбленную Хемингуэя - француженку Адриану (Марион Котийяр). Эта девушка оказывается ему ближе, чем невеста. Они находят общие интересы, ее элегантность и утонченность очаровывает, и между ними возникает роман. Гил уже готов остаться в этой эпохе, но, как оказалось потом, Адриане так же не чужды фантазии о других временах. Так получается, что, попав случайно в 1890-е, эпоху «Belle Epoque», Адриана высказывает желание остаться здесь. И только после этого зритель начинает понимать основную идею картины - там хорошо, где нас нет. Всегда найдется эпоха, в которой, как нам кажется, жить было бы лучше. Старинные улицы, французская музыка, утонченность и элегантность - все это присутствует в картине. Эпоха модерна в Париже передана с любовью к деталям, и хочется верить, что в то время, все так и было. Фильм заслуживает того, чтобы его посмотрели. Здесь перипетии жизненных ситуаций переданы с иронией и порой нелепо, но от этого лента смотрится лишь интересней. Оценка фильма: 10 из 10. (Рита Маритова, «Volgograd.ру»)

Вперед в прошлое. Вуди Аллен освоил французскую кинокухню для гурманов. Френсис Скотт Кей Фицджеральд очень хотел жениться на самой красивой и самой завидной невесте штата Алабама Зельде. Но семья девушки активно сопротивлялась этим замыслам. Ровно до тех пор, пока в 1920 году у Скотта не вышел его первый роман «По эту сторону рая». Книга принесла Фицджеральду такой успех, что спустя месяц ему позволили жениться на Зельде. В 1924 году Фицджеральды уехали в Европу и в Париже познакомились с Хемингуэем... На этом месте стоит признаться, что ни биографии, ни масштаб этих личностей не имеют отношения к новому фильму Вуди Аллена «Полночь в Париже». Хотя, в какой-то мере, пусть даже в минимальной, все вышеперечисленные личности оказались причастны к судьбе незадачливого писателя Гилберта (Оуэн Уилсон). У Гила совершенно неожиданно исполнилась первая часть его заветной мечты - оказаться в Париже с любимой Инесс (Рэйчел МакАдамс). Куда хуже дело обстояло с продолжением причудливой мысли писателя: ему хотелось жить в 20-ые годы XX века. Гилберт искренне верил - то было время необыкновенного расцвета культуры и самая интересная эпоха в жизни человечества. Правда, он все больше сомневается в том, что Инесс и есть его вторая половина. Девушка явно не жаждала разделить с будущим супругом его бурную радость от вида французских ландшафтов и совсем не желала узнать мысли роденовского «Мыслителя». И уж тем более ей не нравилась перспектива оказаться в другом времени. Поэтому однажды ночью Гилберт в одиночку отправился на прогулку. И, едва часы пробили полночь, как перед ним остановился раритетный Кадиллак. Дверца приоткрылась, из салона показалась узкая женская ручка, затянутая в шелковую длинную перчатку и поманила Гилберта внутрь. То, что происходило дальше, не то что зритель в зале, даже писатель Гил, привыкший к различным перипетиям своих героев, был не в состоянии осознать. Ручка, как оказалось, принадлежала Зельде, равно как и остальные части тела. Той самой, что в 20-е годы ХХ века вместе со Скоттом отправилась знакомиться с Эрнестом. Но парижские вечеринки - такая скука для пресыщенной девушки, поэтому может быть затеять интрижку с... Мелькают имена, стремительно проносятся эпохи, один строй сменяет другой, а Вуди Аллен посмеивается над ошеломленным Гилбертом. Этот неподлый хохот объединяет зал, начинающий пересчитывать знакомые лица, играющие минутные эпизоды с таким упоением, будто это самые судьбоносные роли в их жизни. С годами Вуди Аллен, как хорошее вино, становится все лучше и лучше. А еще он, кажется, нашел идеальный рецепт блюда под названием «кино», достойного мишленовской звезды. Во-первых, надо взять как можно больше самых несуразных идей. Потом к ним прибавить актеров самого высокого класса. Не распиаренных, нет. Тех, кто умеет работать с той самой идеей. Чтобы в результате получилась закваска. Музыка с парижским налетом - обязательный компонент, придающий блюду тонкий изысканный аромат. И - главный секрет от шеф-повара - небольшая, буквально полуторачасовая порция. Такая, чтобы зритель встал со своего места с чувством легкого голода. Чтобы обязательно захотел прийти еще раз. Чтобы поверил в то, что чудеса в кино все еще случаются. Например, в «Полночь в Париже», если о ней расскажет Вуди Аллен. (Анна Федорова, «7дней.ру»)

Эфемериды. Молодой, высокий и статный Оуэн Уилсон без нажима, но точно копирует походку, жесты и мимику пожилого, хлипкого, сутулого создателя фильма, так что при всей внешней - вызывающей - непохожести прямиком указывает на самого Вуди Аллена. Дебютировавший в Канне оммаж Франции «Полночь в Париже» - кино Аллена о себе и о людях примерно его поколения, к ним и обращенное, ибо приходится признать, что герои «потерянного поколения» со сцены сошли и сегодня даже вполне интеллигентной широкой публике не то что неизвестны, но чужды и, видно, вряд ли нужны. Гил (Уилсон) - современный голливудский сценарист-поденщик, для души сочиняющий роман о человеке, который держит ностальгический магазинчик. Понятно, что пишет он о себе; таким образом режиссер отражается в образе главного героя, а тот в свою очередь в герое своего романа, который становится предметом обсуждения в том родственном ему по духу кругу, которым он только и желал бы быть судим. Аналогичным образом строится повествовательная структура фильма: современность опрокидывается в «век джаза», тот в свою очередь - по прихоти своей современницы - в belle epoque и далее, приобретая уже чисто комическую окраску, - в эпоху Людовика XV, неслучайно открывшуюся глазам полисмена - типичного обывателя, наверняка втайне мечтающего о «разных Луях» и чтобы ему сделали красиво. Как сказал Орсон Уэллс, «я люблю не зеркала, я люблю отражения». Центральный герой-наблюдатель пользуется преимуществом знания, которое обеспечивает ему ощущение контроля над ситуацией, освобождая от зыбкой неуверенности того подлинного времени и того истинного места, которым он принадлежит. Мечта оказаться во времени своих кумиров недаром обретает реальные черты накануне свадьбы: американский Подколесин, конечно, понимает, что с женитьбой на прагматичной Инес (Рэйчел МакАдамс) путей отхода у него не останется, он будет навсегда прикован к тачке рутинной поденщины. Собственное время стерильных гостиничных интерьеров и застывших на экспозиции фильма примитивно открыточных видов Парижа вызывает у Гила невроз неосуществленности; напротив: теплые, глубокие («полуночные») тона воображаемых 20-х, где обитают Хемингуэй и Фитцджеральд, Гертруда Стайн (Кэти Бейтс, заслуживающая особого упоминания), Сальвадор Дали и Луис Бунюэль, приятно обволакивают его, создавая ощущение абсолютного комфорта и полного блаженства. Простая как две копейки мораль, что раньше трава была зеленее и вода мокрее, а золотой век всегда в прошлом, иллюстрируемая картинками все более замечательного, разноцветного и яркого прошлого, выворачивается наподобие ленты Мебиуса, оборачиваясь разными оттенками смыслов, как и те заштампованные открыточные виды Парижа, которые Вуди Аллен издевательски демонстрирует в качестве прелюдии к своей истории. И спасительный хэппи-энд он выворачивает совсем не оптимистическим образом: да, конечно, любовь, но не друг к другу, а к музыке, которую можно разделить. И даже сами обстоятельства рождения этого фильма, написанного и снятого потому, что именно в Париже (после Венеции и Барселоны) Аллену дали на него денег, обыграны им с тем насмешливым изяществом, которое, кроме него, сегодня не доступно никому: подумать только, он снял в крошечном эпизоде супругу президента Французской республики Карлу Бруни! (Нина Цыркун, «Искусство Кино»)

Лирично о прошлом, сурово о настоящем. Вуди Аллен опять заставил зрителей сказать единодушное «Ах». Звуки шарманки, парижские пейзажи, богемные тусовки творцов 20-х годов - вот что может впечатлить нынешнего впечатлительного зрителя. Нынче модно быть эдаким романтиком, немного не от мира сего и не из своей эпохи. Модно думать, что тогда, раньше было куда лучше, чем в нынешнее бездуховное время. Модно тусоваться с писателями и художниками, модно посещать антикварные лавки, модно ездить в Париж за вдохновением. И Вуди в свойственной ему манере легко считал все эти модные тенденции и превратил их в незамысловатый фильмец, который рвет кассу и завораживает хипстерскую молодежь. Голливудский сценарист Гейл решает написать свой первый серьезный роман. По задумке речь в нем пойдет о продавце из антикварной лавочки, который желал бы жить в прошлом. Но написание романа продвигается медленно, и за вдохновением Гейл отправляется в Париж. Вместе с ним отправляется невеста и ее родители, которые прекрасно проводят время в музеях и ресторанах. Сам же Гейл каждую полночь ждет на определенном перекрестке старинную машину, которая доставляет его прямиком в 20-е года прошлого века. Там он встречает Эрнеста Хемингуэя, Пабло Пикассо, Гертруду Стайн и многих других. К утру наш писатель возвращается в свое время и усердно пишет роман, а ночью вновь спешит навстречу прошлому. За романтическим флером, гирляндами и огоньками Вуди Аллен все же припрятал очень конкретную мысль: «Жить надо настоящим». Каким бы ни было твое настоящее, прошлое все равно будет казаться милее и душевнее. Для тех, кто сам принципиально мысль эту видеть не хотел, он разжевал ее к финалу и положил заботливо каждому зрителю в раскрытый от восхищения рот. Стариной можно восхищаться, но если будешь выпадать туда ежедневно, то кто же сделает твое настоящее прекрасным прошлым для будущих поколений. Неужели кто-то считает, что нынешние времена не окрасятся сиреневыми красками для наших правнуков? Вуди вот прекрасно осознает, что его фильмы будут признаваться эталонными в следующие десятилетия, и пытается донести это до своего зрителя. Только зритель, к сожалению, выйдя из кинотеатра, вновь начнет ворчать про падение нравов и московские пробки. Такие вот нынче времена, Вуди, так и живем. Помимо основных размышлений о прошлом и настоящем режиссер порадовал пародиями на известных и любимых писателей, художников и их муз. Бравый и брутальный Хемингуэй, совершенно сумасшедший Дали, непонятый и печальный Пикассо - все они вызывают добрую улыбку. Думается мне, что Аллен сделал правильный выбор между доскональной исторической достоверностью и доброй иронией. Смотреть на этот «привет из 20-х» приятно и весело, и кто бы не хотел пропустить стаканчик вот с таким вот Хемингуэем? И кто бы не влюбился в вот эту красотку Адриану? Марион Котийяр, Кэти Бейтс, Эдриан Броуди, Кори Столл и другие, я уверена, получили большое удовольствие от своих ролей «начала века» и порадовали зрителей. Сыгравший главного героя Оуэн Уилсон оказался в своем стандартном амплуа простофили, которое всегда давалось ему неплохо. В роли гида по парижскому музею выступила первая леди и молодая мать Карла Бруни. В целом фильм получился приятным, с налетом ностальгии и неплохим юмором. Главное - не заснуть в первые полчаса, ибо монотонные звуки шарманки и сменяющие друг друга парижские виды слегка усыпляют. Вердикт: новое и миленькое от Вуди Аллена. Смотреть, отдыхать душой, а главное - не упускать ключевую мысль - хорошо там, где нас нет. (Вера Хрусталева, «Обзоркино»)

В мире есть буквально несколько режиссеров, которые умеют снимать кино настолько же легкое и веселое, как будто оно состоит из невесомого облачка, сотканного из всего, что мы так любим: милого и простого юмора, неуловимого аромата сказки и романтики. Только единицы режиссеров достигли такого уровня профессионализма, что снимают кино на подсознательном уровне, повинуясь велению души и момента. Именно поэтому результат их работы кардинальным образом отличается от того, что мы привыкли видеть у других режиссеров, так как в этом случае мы имеем дело с чистым творчеством. «Полночь в Париже» - яркий пример именно такого кино. На середине фильма ты еще не можешь понять, что же такого в нем особенного, так как режиссер не предлагает ничего сверхъестественного. Вроде бы самая обычая история с небольшим привкусом сказки и приправленная самой малостью романтики. Но оторвать глаза от экрана нет никакой возможности, настолько сильно происходящее тебя захватывает и проникает в глубины твоего естества! В какой-то прекрасный момент ты понимаешь, что фильм снял настоящий философ - человек, который очень многое повидал в жизни и очень многое знает. Человек, на которого ничто не давит, и человек, который уже давным-давно все доказал. Мы говорим про Вуди Аллена. Его «Полночь в Париже» в какой-то мере бросает вызов современному кинематографу, где все подчинено правилам, неписанным стандартам и выработанной десятилетиями практикой. Только смелые от кино могут позволить наплевать себе на эти правила и сделать что-то по-настоящему особое, выделяющееся из общей серой массы. Это очень большой риск, так как чтобы реализовать все это, необходимо быть очень талантливым человеком и недюжинным профессионалом, в противном случае результат работы будет осмеян и безжалостно раскритикован. Несколько имен можно назвать сразу - своим видением кинематографа обладают Джеймс Кэмерон, Кристофер Нолан, Дэвид Финчер и еще пару десятков людей. Эти парни никогда не подчинялись правилам и пытаются каждый раз изобрести кинематограф заново. Вуди Аллен относится к несколько другому поколению фильммейкеров, но продолжает без устали изыскивать новые мотивы в этом сфере человеческого искусства. Без всяких преувеличений - подобного фильма на нашем с вами пути не встречалось очень давно. Только «ребенок от кино» мог снять нечто подобное, обладающее признаками детской наивности, бесконечной веры в чудо и в то, что все в мире хорошо и с каждым днем становится только лучше. Подобным эмоциями пропитана каждая сцена «Полночи в Париже», и это самым позитивным образом сказывается на настроении зрителя - он также начинает верить в то, что все на само деле очень просто, и все что ни происходит - все к лучшему. Детская непосредственность чувствуется буквально в каждом элементе данной картины: если решил стать писателем и не можешь найти вдохновение для первой книги, то почему бы не повидаться Эрнестом Хемингуэем или Фрэнсисом Скоттом Фицджеральдом, писательская слава которых спустя век продолжает греметь по всему белу свету? Так же дело обстоит и с юмором, и с актерами - везде чувствуется легкая рука Аллена. А главного героя он и вовсе рисовал с себя - такой же непоседа, человек большого сердца и души, который продолжает смотреть на мир широко раскрытыми глазами. Ими он с экрана смотрит на нас и как бы приглашает присоединиться к нему, забыть про горести, обиды, вспомнить про любовь и все остальное, что делает наш мир настолько прекрасным. Тогда для нас наступит своя собственная «Полночь в Париже». (Александр Корнев, «Киногалерея»)

Вуди в порядке. А вот мы не очень. [...] Фильм Аллена оказался изумительным. В карьере 75-летнего мастера интеллектуальной комедии, рассказы и фильмы которого по-прежнему обожают киноманы всего мира, было уже два периода (в начале 1990-х и начале 2000-х), когда казалось, что он, как почти все хорошие режиссеры по достижении определенного возраста, начинает потухать. Но ничего подобного: Аллен опять возродился, в том числе потому, что сменил тему и среду своих картин. Прежде он неуклонно соблюдал верность Нью-Йорку, а точнее его району Гринвич-Виллидж, где проживают богема и интеллектуалы. Но, начиная с фильма 2005 года "Матч Пойнт", премьера которого тоже состоялась на Каннском фестивале, он все, за единственным исключением, снял за границей: четыре фильма - в Лондоне, один - в Барселоне ("Вики Кристина Барселона") и теперь один - в Париже. При этом в июле Аллен начинает съемки новой картины - на сей раз римской. Во голова! И все ведь по своим сценариям. Новые - иностранные - фильмы Аллена отличаются от его прежних еще и тем, что он перестал снимать самого себя. Хотя обычно играл в своих картинах главную роль. Исключение - лишь его второй английский фильм "Сенсация". После этого - уже пять лет - Аллен на экране не появлялся. Зато для каждой новой картины он набирает удивительно звездный и хороший состав актеров, которых прежде не снимал. Актеры "Полночи в Париже" - это Оуэн Уилсон, Рэйчел МакАдамс, Кэти Бейтс, Марион Котийяр, Эдриан Броуди, Майкл Шин и даже первая мадам Франции Карла Бруни, которая тут в эпизодической, но запоминающейся роли экскурсоводши - специалистки по Родену. На вопрос, почему он пригласил Бруни, Аллен сегодня ответил, что был очарован ею во время их совместного семейного (мужья-жены) завтрака с супругами Саркози, состоявшегося полтора года назад. Самое интересное в последних фильмах Аллена: у них невероятно оригинальные сюжеты. В данном случае речь о том, что приехавший в Париж начинающий романист и голливудский сценарист (Уилсон), у которого скоро свадьба с богатой рационалисткой (МакАдамс), вдруг обнаруживает провал в прошлое. А именно в Париж конца 1920-х, когда тот был землей обетованных для творцов со всего мира. В том числе обожаемых героем американцев "потерянного поколения". Утром герой возвращается к невесте. А ночью общается с Хемингуэем, Гертрудой Стайн (Кэти Бейтс), Пикассо, Бунюэлем, Дали (забавнейшее включение в фильм Эдриана Броуди!). При этом он дает почитать им свой недописанный роман, который Стайн воспринимает как научную фантастику. А заодно влюбляется в девушку (Котийяр), которая является любовницей Пикассо, а прежде была наперсницей Модильяни и Брака. Вместе с девушкой они во время очередной прогулки по Парижу 1920-х проваливаются в еще более отдаленные времена конца XIX века - во времена Тулуз-Лотрека и Мане, расцвета ресторана "Максим", в бель эпок. Девушка задумывает там остаться. Потому что именно то время для нее романтическое. А 1920-е, которые легендарны в Париже для главного героя-американца, для нее скучны. Короче: нельзя было найти более идеальный фильм для открытия Каннского фестиваля, нежели "Полночь в Париже". Ведь он о том, что Париж, который реально и руководит Канном (именно там штаб-квартира фестиваля) - это город-романс, город-романтика, город-легенда. Город, в котором каждые лет двадцать-тридцать начинался очередной золотой век. В котором очень хочется пожить. Этому отношению к Парижу не мешает даже то, что фильм Аллена смешной, а иногда - откровенно стебный. Фильм Аллена при этом внеконкурсный. Аллен давно равнодушен к фестивальным - даже каннским - наградам, хотя премьеры многих его картин проходят именно в Канне. [...] (Юрий Гладильщиков, «РИА Новости»)

Вуди, который всегда с тобой. Париж, этот фетиш для интеллектуалов и просто ротозеев со всего света, давно стал туристическим диснейлендом номер один. Образ этого древнего и притягательного города основательно поистрепался в объективах огромного числа фотографов с разных континентов. Удивительно, но в своей новой работе Вуди Аллен ухитрился показать все хрестоматийные достопримечательности и исторических персон Лютеции, не эксплуатируя и не опошляя идею праздника, который всегда с нами. К Вуди европейскому все привыкли настолько, что очередная зарисовка Аллена из Старого Света воспринимается почти как должное. Но если Лондон и окрестности были лишь декорациями в его британских картинах, а Барселона и вовсе условной, и вполне заменимой на другой город без никакого ущерба для сюжета, то в новом фильме невротика из Манхэттена едва ли не главным действующим героем становится именно столица Франции. О чем Аллен недвусмысленно заявляет в, на редкость простом и прямолинейном, прологе - наборе открыточных видов с, до боли знакомыми, парижскими улицами и перекрестками. После такого вступления сам собой напрашивался ироничный рассказ о приключениях заблудившихся в Париже провинциальных американцев, и он таки последовал. Аллен остался верен своей манере экономно расходовать сюжетные линии и образы персонажей. В фильме есть вполне узнаваемые фигуры: интеллектуала на грани нервного срыва, нескольких его возлюбленных женщин, в общем, образы, которые кочуют из фильма в фильм маэстро уже не первое десятилетие. Но, вот какая удивительная штука, не торопятся надоесть постоянному зрителю Аллена, которого со временем становится только больше. Видимо, как и прочие картины вечного клиента психоаналитиков с Манхэттена, «Полночь в Париже» идеально ложится на настроения молодой, не лишенной некоторых интеллектуальных запросов публики. Лента умна, легка, к месту наполнена цитатами и аллюзиями, да еще и удивительно красива, благодаря работе гениального оператора Дариуса Хонджи, в творческом багаже которого куча других знаменитых лент, вроде «Мои черничные ночи» Карвая, «Семь» Финчера или «Ускользающая красота» Бертолуччи. По теперешним, мрачно-фестивальным временам, когда ведущие режиссеры предпочитают грузить зрителя в принципе неразрешимыми проблемами и, мягко говоря, никому не нужной псевдосимволикой, Аллен в «Полночи» выглядит гением чистой простоты, случайно затесавшимся среди гигантов мысли и детей европейской меланхолии. А вот рядом с Хемингуэем, Пикассо и Гертрудой Стайн герои Аллена выглядят вполне натурально. И Париж с неизменной Эйфелевой башней, настойчиво выглядывающей из каждого второго кадра, у Аллена вдруг превращается из засиженного туристами аттракциона, действительно, в праздник, в котором нет ни экономического кризиса (только привет в адрес «правых республиканцев» в виде отца главного героя), ни южных братьев, сжигающих авто под вой полицейских сирен и задорный хип-хоп. Главный актер фильма Оуэн Уилсон, по алленовской традиции копируя походку и повадки самого Вуди, с головой погружается в перманентное счастье, которое надо уметь разглядеть в суетном настоящем. В «Полночи в Париже» хорошо заметен главный талант Аллена - рассказывать просто о самых важнейших вещах в жизни. Таких как любовь. Или Париж. Аллен вполне самодостаточен со своим личным Парижем и камео Карлы Бруни в качестве местного экскурсовода. Скандальнолюбимая супруга Николя Саркози, правда, - самое слабое, а точнее, необязательное место в картине. Но если фильм смог появится на свет только благодаря ее участию, то спасибо вам большое, Ваше Превосходительство, Господин Президент! (Антон Сидоренко, «Кинопарк»)

Роман Woody с Европой продолжается. Это будет, право, странно, если в ближайшее время признанный классик американского кино Вуди Аллен не получит денежный гранд лично из рук министра культуры Франции Фредерика Миттерана, в благодарность за содействие туризму в его стране. Потому как новый фильм мэтра, снятый на волне успеха испанской «Вики Кристины Барселона», «Полночь в Париже» - трогательный воздушный кинопоцелуй; чистосердечное признание в любви к милому городу, самое искреннее из всех, что повидал автор этих строк. После него в инфернальном порыве хочется бросить дела, занять кучу денег у друзей, улететь в спонтанное приключение. Фильм сразу подминает под себя: начальные пять минут - сменяющиеся под тихий блюз открытки популярных городских пейзажей. Главный фасад Нотр-Дам, площадь Вандом, река Сена, Базилика, стеклянная пирамида Лувра, триумфальная Арка, уютные бульварчики, Люксембургские сады. Камера не злоупотребляет только видами вульгарной башни - Аллен оставит ее напоследок и снимет в самом банальном раздражающем ракурсе, под проливным дождем. Потому что так надо будет. Итак, молодая супружеская пара приезжает из США во Францию. Великовозрастный дурак Гилберт (популярный комик Оуэн Уилсон), переживающий кризис среднего возраста, ищет вдохновение для написания первой книги. Пока крайне приземленная невеста (МакАдамс), интересующаяся шопингом и кафешками, тусуется по ночным клубам с пустобрехом-интеллектуалом (Майкл Шин, прикрывающийся идиотской бородой), Гилберт гуляет часами по кружевам узких улиц, где однажды в полночь проваливается в богемный Париж двадцатых годов. Там - шансонье, играющие на аккордеонах, шумные компании, шампанское льется рекой, а участливые кухонные беседы не стихают до утра. Главный герой сходится с именитыми персонажами прошлого: Скоттом и Зельдой Фицджеральдами, Эрнестом Хемингуэем, Гертрудой Стайн, Матиссом, Дали, влюбляясь в музу Пикассо - француженку Адриану (Котийяр). Аллен, конечно, молоток: так беззастенчиво смыть человека во времени мог только он. Герой просто идет по улице, садится в машину - хлоп! - и он уже в иной эпохе. Можно конечно в этой связи напредъявлять кучу претензий, но, будучи по факту изящной туристической открыткой, фильм «Полночь в Париже» слишком красив, чтобы быть правдой. Он прост даже не как притча, а как анекдот. Короткий, смешной, с некоторой выдумкой и моралью. Аллен только по одному ему известному рецепту знает, как превратить банальную, навязшую в зубах, до тошноты надоевшую американизированную романтическую комедию в струящуюся россыпь кадров-конфетти. Да так, что будешь подпитываться красотой с экрана, ловить кайф каждую минуту - от абсурдных сцен (самая смешная, когда герой ворует ожерелье из гостиничного номера), остроумных словесных пикировок и точечных ударов легкого интеллектуального юмора. Марион Котийяр очаровательна в облике начитанной парижанки - она распространяет вокруг себя такой мягкий утонченный эротизм, что невозможно устоять; Эдриан Броуди чудесен в двухминутной роли Сальвадора Дали; вездесущий Оуэн Уилсон впервые не раздражает. Так уж вышло, что его перекошенное чудаковатое лицо добродушного парня - это и есть наиболее точный портрет самого Аллена. Как он важно ходит по Парижу в своих чуть-чуть великоватых брюках, как трусливо и немного по-мальчишески сбегает от жены, как перед ответственным свиданием долго обрызгивает духами не глаженую рубашку - такому увальню невозможно не симпатизировать. А мораль сей, как заметил киновед Сэм Клебанов, «интеллигентной сказочки» достаточно проста: цените время и близких людей, которые вас понимают. И никогда, слышите, никогда не говорите своим мечтам Оревуар. Оценка: 4/5. (Николай Репин, «25-й кадр»)

Канн открылся видами на Париж. По каннской лестнице прошли члены жюри Роберт Де Ниро, Ума Турман и Джуд Лоу, лауреат почетной Золотой пальмовой ветви Бернардо Бертолуччи (он стал им аккурат сегодня вечером) и часть съемочной группы Вуди Аллена во главе с самим режиссером, актерами Эдрианом Броуди, Майклом Шинном, Оуэном Уилсоном и Леа Сейду. В этой компании не хватало Кэти Бейтс, сыгравшей ни много ни мало Гертруду Стайн, а также Карлы Бруни, согласившейся на скромную роль парижского экскурсовода в Музее Родена, которая объясняет простодушным американским туристам, как французы ухитряются любить двух женщин одновременно. Возможно, супруге президента Франции помешали приехать на Лазурный берег личные дела, по другой версии - нежелание засветиться на фестивале, где будет показан нелицеприятный фильм про Никола Саркози. Однако светская составляющая первого каннского дня и без этой почетной гостьи оказалась весомой. Но самой главной удачей организаторов стал сам фильм, вовремя пойманный для премьеры и задавший всему фестивалю жизнерадостный и в то же время ностальгический дух. Главный герой, начинающий писатель, приезжает в Париж вместе с невестой и будущими тестем и тещей. Все трое сопровождающих - классические "америкосы": они путешествуют по Европе, глубоко презирая ее, мечтают жить в Малибу, а писателю прочат денежную, но рутинную карьеру в Голливуде. Сам же он, последний романтик, оказавшись в живых декорациях Монмартра, погружается в литературные мечты, которые материализуются в желтом кабриолете, что ни полночь уносящем его в богемный, живущий в ажиотажном джазово-алкогольном ритме Париж 20-х годов. Там гостю из будущего удается встретить своих кумиров - Хемингуэя, Пикассо и Фицджеральда с Зельдой, посидеть в компании Дали, Бунюэля и Мана Рея, а также увлечься красавицей Адрианой, музой великих писателей и живописцев. Потом герои оказываются еще дальше от нас по оси времени - в легендарном Париже "бель эпок": именно туда, в прошлое, стремится Адриана, которой скучно рядом с современными гениями. Да и в том, что они гении, она не убеждена; точно так же Дега с Гогеном и Тулуз-Лотреком, попивающим абсент, предпочли бы эпоху титанов Ренессанса, а свою считают "упадочной". Смешная и грустная шутка про подвижность культурных критериев, относительность вечных ценностей и про то, что счастье там, где нас нет, удалась Вуди Аллену на славу. Вроде бы любой его новый фильм можно представить не глядя: это давно устоявшийся тип и жанр кино, наполненный неповторимой и всегда повторяющейся интонацией его создателя. Фильмы Аллена уже не один десяток лет появляются с такой неизбежной регулярностью, что напоминают природные циклы, а он сам воспринимается как органическое явление. Его американские ленты лет тридцать подряд открывались одним и тем же видом на Центральный парк, а мужские персонажи его картин только внешне моложе и красивее Аллена, но в точности копируют его жесты и неврозы. Самое странное, что эти фильмы все-таки способны удивлять. Особенно после того, как Аллен покинул свой любимый Манхэттен, свой утраченный рай, оскверненный шахидами 11 сентября, и пустился в турне по Европе. Теперь вместо Центрального парка зачином фильма становятся снятые в самом банальном ракурсе Эйфелева башня и Люксембургский сад, а актер Оуэн Уилсон при всей внешней несхожести все равно новое воплощение чудаковатого интеллектуала и фантазера Аллена. Союзником режиссера в его кинопритчах всегда оказываются классики литературы и кино - Толстой, Достоевский, Чехов, Бергман. При этом режиссер не стоит на цыпочках перед ними: ведь еще в молодости он был известен хулиганскими экранизациями "Войны и мира" и смелыми перелицовками Чехова. Теперь он так же легко выдоил для своего фильма целое стадо священных коров культуры. (Андрей Плахов. «Коммерсантъ», 05.2011)

Могли ли надеяться даже самые закоренелые фанаты Вуди Аллена, что совершенно заурядным образом выпуская по одному более или менее заметному фильму в год, мэтр однажды вдруг возьмет и если и не изготовит из давно ставших ему привычными ингредиентов свой новый шедевр, то, по крайней мере, снимет кино с тем же задором, остроумием и изяществом, с каким он его не снимал этак с середины девяностых. Ведь в самом деле, ну какие тут можно было строить иллюзии. Мы видели перед собой 41-й фильм 75-летнего сценариста и режиссера, и мы думали, что надеяться именно здесь и сейчас на нечто экстраординарное было бы по меньшей мере наивно. Но тем приятнее в итоге оказался сюрприз. Мы все ностальгируем. Кто-то реже и неохотней, кто-то чаще и более страстно; для одних ностальгия - источник постоянного наслаждения, для других она становится невыносимой. И кто из нас не хотел бы жить в любом другом, отрезанном от всего, по-своему абсолютно прекрасном в наших глазах кусочке времени. Будь это век джаза, Прекрасная Эпоха, Ренессанс, Дикий Запад или викторианская Англия. Так и Гил Пендер, наивный мечтатель, уставший от своей работы голливудский сценарист, мечтал жить и творить в дождливом Париже 20-х, в окружении родственных душ и огней большого города, а не в занудных нулевых, среди материалистов, псевдоинтеллектуалов и глупых мелочных забот. И так бы он и жил, и надо признать, было бы в этом мало хорошего, если бы однажды, в одну прекрасную полночь в Париже его мечта самым непринужденным образом не стала реальностью. Непринужденно в этом фильме происходит вообще все, причем не только в кадре, но явно и за кадром. Абсолютно верную дорогу Аллен находит, казалось бы, без всяких видимых усилий - в нем словно что-то просыпается, какой-то полузабытый дух, тут же стряхивающий с себя скопившуюся пыль и вновь полностью завладевающий как сценаристом, так и режиссером в одном лице. Как много здесь до боли знакомо - сопровождаемые джазовыми мелодиями планы города, которые никто не умеет снимать, как Аллен, ироничные диалоги, масса прекрасных актеров, даже такие милые фанатам мелочи как титры в алфавитном порядке. По-настоящему нов здесь - разве что сам Париж, который, как известно, будет у нас всегда. По нему и бродит Оуэн Уилсон, предварительно более чем успешно перевоплотившись в самого Аллена, бродит себе со скучающим и потерянным лицом, и ностальгирует, ностальгирует, ностальгирует, пока часы снова не пробивают полночь, и он снова не оказывается там. Там, где невозмутимый Скотт и темпераментная Зельда Фитцджеральд, чей талант - выпивать; там, где Хемингуэй горит спокойной харизмой и не боится взглянуть в глаза смерти; где дает полезные советы Гертруда Стайн и не находит покоя Пикассо, где Сальвадор Дали видит носорогов, а Коул Портер вечно наигрывает свое «летс фолл ин лав». Там, где простая прогулка двух людей по ночному городу захватывает сильнее, чем самая изощренная экшн-сцена в любом летнем блокбастере. И наконец, там, где Гил в конце концов неминуемо придет к одной очень простой, но очень важной жизненной истине. Вуди Аллен мог обойтись без последнего и все равно подарить нам самый душевный и очаровательный фильм этого года. Но он неожиданно идет дальше - и мы понимаем, что безудержно ностальгирующий романтик, и да, в 75 лет и в 41-м фильме, он по-прежнему не находит покоя и в своем самокопании стремится к чему-то прийти, а заодно пригласить с собой зрителей. И вот уже сценарий находит верный баланс и бьющееся сердце, актеры все как один оживают, претенциозность исчезает без следа, и словно не было последних не то что пятнадцати, но тридцати с лишним лет. Вдохновение, ностальгия, цель и место в жизни и во времени - ненавязчиво, искусно и небанально вплетенные в самый прекрасный антураж, о котором зритель только может мечтать. До встречи в кино. (Никита Комаров, «Кинокадр»)

Хорошо там, где нас нет. Голливудский сценарист - писатель-ремесленник Гил (Уилсон) вместе со своей невестой Инесс (МакАдамс) и будущими родственниками едет в туристический Париж с Версалем, антикварными лавками, бистро, Лувром, подлинниками Моне и Елисейскими Полями. Однако их пути расходятся практически сразу по прибытии. Юная американка пытается успеть увидеть в «столице любви» все музеи и посетить все бутики, тратя на это силы, время и деньги, а главный герой минимальными средствами оказывается в самой гуще парижской жизни - выпивает с Дали (Броуди), рассуждает с Хемингуэем (Столл), гуляет с Фицджеральдом (Хиддлстон) и имеет одну пассию Адриану (Котийяр) на двоих с Пикассо (Ди Фондзо Бо), находя в итоге подтверждение знаменитой поговорке: «Хорошо там, где нас нет». В каждой рецензии на «Полночь» автор своим долгом считает упомянуть тот факт, что роль музейного гида в картине (два крохотных эпизода) исполнила первая леди Франции - мадам Карла Бруни-Саркози. На деле же это - одна из самых маловажных деталей ленты. На фоне открыточного Парижа, по которому Аллен водит зрителей, словно заправский экскурсовод, разворачиваются отношения сразу нескольких пар. С одной стороны - американская чета циник плюс романтик, с другой - клубок страстей между несколькими (как это сейчас ни удивительно прозвучит) в принципе мертвыми художниками и очаровательной нимфой, мечтающей жить в эпоху «бель эпок». Тут же пара десятков второстепенных персонажей с разной долей романтичности и влюбленности в Париж в крови, однако, казалось бы, главная сюжетная линия повествования в «Полночи» отходит на второй план, уступая место игре режиссера с мировыми именами. Аллен жонглирует фамилиями Бунюэль, Портер, Фицджеральд, Дали, Моне, Гоген, Тулуз-Лотрек, Стайн, погружает главного героя вместе со зрителями в ту эпоху с одной единственной, но многоступенчатой целью. Сначала мы не можем не очаровываться прошлым, мечтая жить в то время (и тут режиссер не жалеет изобразительных средств), а потом фактически с помощью одного-единственного околомедицинского довода возвращаемся в свою реальность, причем довольно осознанно и покорно. Режиссер не показывает ничего нового, создавая одну за другой ленты с одинаковыми посланиями, завернутыми в канву разных городов и характеров, с неизменной поэтичностью жизни, иронией, маленькими деталями, сверкающими в общем полотне картины словно бриллианты, с неизменным столкновением идеалистического представления и реалистического, с трепетностью и романтикой, с актерами, которые, кажется, никогда не выглядели лучше, с главным героем, пародирующим его самого. Оуэн Уилсон, по всей видимости, исполняет свою лучшую в фильмографии роль, изображая в сущности самого Аллена. Мысль о том, что прошлая эпоха была лучше сегодняшней, режиссер красиво описывает как милое человеческое заблуждение. А вот Париж, как следует из повествования, был и остается прекрасным всегда. Идеальная реклама «столице любви» для многократного увеличения и так неиссякаемой толпы туристов. По крайней мере, уже на первых кадрах картины хочется побежать бронировать авиабилет. Аллен показывает город с восторгом туриста, приехавшего впервые и на долгий срок - достаточный для обстоятельного изучения не только трех главных достопримечательностей. Действие каждого из последних фильмов Аллена проходит в какой-либо европейской столице: Лондоне, Барселоне... Новая остановка культурологических изысканий мастера - Париж, следующая уже анонсирована - Рим. Зрелищность: 9/10. Актерская игра: 9/10. Сюжет: 10/10. Смотреть? - Да. Смотреть в кино? - Да. Итоговый вердикт: Маленькая, очень красивая и очень алленовская шутка, в которой город прекрасен, как женщина, герои находятся в самом лучшем своем физическом и эмоциональном развитии, а сюжет - квинтэссенция удовольствия. (Дарья Лошакова, «Weburg»)

Сладкий, но не гадкий. Ну что ж, стоит признать, что вряд ли можно было сделать выбор фильма, открывающего фестиваль, лучше, чем он есть. После лавины симпатии и признательности, излитой на церемонии открытия Робертом де Ниро и Бернардо Бертолуччи в адрес фестиваля, после ответных стоячих оваций, устроенных благодарными гостями во фраках и вечерних платьях, очаровательное и несерьезное кино оказалось очень к месту. «Полночь в Париже» одновременно представляет Вуди Аллена в лучшем виде и до слез умиляет французов своей искренней любовью к Парижу. И это тот случай, когда беспардонная, на уровне лубка, клишированность, с которой выражено отношение к "самому романтичному городу мира", только добавляет достоверности. Как еще, в конце концов, должен иностранец, толком не живший в Париже, представлять его себе? «Полночь в Париже» бесхитростно начинается с галереи открыточных видов, сходу отодвигает правду столичной жизни за ширму сказочного города-мечты. Здесь живут одни только представители титульной нации, и каждый из них, попадая в кадр, обнаруживает исключительную внешнюю и внутреннюю культуру. Подход близок к тому, какой использован в картине Марлена Хуциева «Мне двадцать лет», но еще более отполированный до беспечного сияния обыкновенным незнанием реального положения вещей. Аллен, к его чести, не забыл подшутить над парижанами, подметив незнание лавочниками иных языков, кроме родного, и прошелся по особенностям местного дорожного движения, но, впрочем, эти туристические же наблюдения ничего, кроме радости узнавания, у зрителей не вызвали. Аллен - это всегда Аллен, и «Полночь в Париже» - не то чтобы романтическая комедия в классическом понимании этого определения, даже несмотря на фабулу, построенную на комичных метаниях главного героя между тремя женщинами. Оуэн Уилсон здесь играет поточного голливудского сценариста, который в поездке в Париж с невестой вспоминает свою юношескую мечту стать большим писателем. Мечта великовозрастного дурака с одной стороны вязнет в приземленности невесты и ушлости ее родителей-бизнесменов (они здесь в деловой поездке), с другой - получает мощную подпитку от мистических полуночных провалов сценариста в Париж 20-х, где гидом открытого добродушного увальня становится очаровательная муза Пикассо (Котийяр). Благодаря ей герой то оказывается на вечеринке с Эрнестом Хемингуэем, то подкидывает Луису Бунюэлю идею фильма, в котором как высшее общество не может встать из-за стола, то знакомится в Мулен Руж с Тулуз-Лотреком, Гогеном и Дега. Протагонист любого фильма Аллена - это, конечно, в большей или меньшей степени сам Аллен. Здесь это поглупевший и романтичный Аллен, тем самым почти избавленный от меланхолии и самокопания. Режиссер рассказывал, что по задумке главный герой должен был быть интеллектуалом, но видимо, сделать интеллектуала из Уилсона Аллен даже не понадеялся, переписав сценарий. Уилсон выглядит полублаженным идиотом, который у неглупых женщин должен вызывать только жалость, а уж знать о существовании Золотой эпохи и Ренессанса такое чудо не может в принципе. Очень возможно, что умный герой, содержательно беседующий с ключевыми культурными фигурами, смешным сделал бы режиссера, а не фильм. И как только вспоминаешь, глядя на Уилсона, что в нем следует видеть Аллена, все аккуратно встает на свои места. Аллен последовательно дарит экранному себе, невзирая на нескрываемые недостатки героя, трех красивых женщин (Рэйчел МакАдамс, Марион Котийяр, Леа Сейду), прогуливает по любимому Парижу под дождем и в конце концов оставляет там жить. Фильм располагает к себе в сущности тем же, чем располагает к себе лично Аллен - скромной самооценкой и мечтательностью, не лишенной скрытой глубины. Он приятен в своей показной поверхностности, мил в легковесной восторженности и, надо думать, хорошо отработает в качестве "валентинки" Парижу, как сам Вуди непретенциозно называют свою последнюю картину. Одно из приятных открытий «Полночи» (или, скорее, Аллена) - неожиданный комедийный талант Эдриана Броуди, который за две минуты в роли Дали успевает оттянуть на себя непропорциональную долю общего зрительского хохота. А вот Карла Бруни, играющая в фильме эпизодическую роль экскурсовода, открытием не стала. И на премьеру, кстати, приезжать все же отказалась. По личным причинам, которые всем хорошо понятны. (Алексей Гуськов, «Синематека»)

Гил Пендер (Оуэн Уилсон), заурядный голливудский сценарист с амбициями серьезного романиста, гостит во французской столице, вожделенно охая на парижский образ жизни и мечтая переехать сюда навсегда. Его романтический пыл пытается остудить прагматичная обуза в лице стервозной невесты (Рэйчел МакАдамс), ее родителей-республиканцев и самодовольного псевдоинтеллектуала (Майкл Шин), соблазняющего чужую девушку выдержками из энциклопедий. Во время одной из одиноких ночных прогулок к герою подкатывает роскошное старинное авто и привозит на соответствующую вечеринку. Первыми из многочисленных новых знакомых Гила становится красивая и на первый взгляд счастливая молодая пара. Девушка жалуется на скуку и не расстается с бокалом шампанского, мужчина, дружелюбно протягивая руку, представляется: «Скотт Фицджеральд. А это моя жена Зельда». Фильмы Вуди Аллена вот уже не первый десяток лет - предсказуемая радость каждого киногода. Редкий случай, когда эпитет «очередной» употребляется не со снисхождением, а скорее с умилением. В 2000-х Аллен повторяет творческую траекторию, которой следовал в 80-х, чередуя серьезные психологические конструкции с легковесными комедиями, которые от пресыщенности принято называть необязательными. Тогда за феллиниобразными «Днями радио» следовал меланхоличный «Сентябрь» и «Другая женщина», а не так давно в перерыве между «Матч Пойнтом» и «Сном Кассандры» Аллен развеялся милейшим кино «Сенсация». «Полночь в Париже» - да, фильм очередной, милейший, легковесный и смешной. Именно в таких фильмах занятнее всего разглядывать уютную и знакомую алленовскую вселенную, легче всего принять законы, по которым она вот уже сколько лет существует. Здесь и так любимая им эпоха 20-30-х годов со своей непафосной роскошью и несмолкающим джазом, и трогательный, витающий в своих облаках писатель, и его вечно ускользающая муза (Марион Котийяр), и разговоры об искусстве, и разговаривающий об искусстве псевдоинтеллектуал с ментальностью торгового агента. Все уже было и раньше, хотя эта ностальгия никогда не пользовалась такой популярностью - «Полночь в Париже» собрала невиданные для режиссера 120 миллионов долларов и в какой-то момент чуть не стала лидером американского проката. Такую неожиданность легко объяснить. Алленовские фильмы про те времена («Дни радио», «Пули над Бродвеем», «Сладкий и гадкий») всегда были эталоном непопулярного жанра ретро. «Полночь...» дает время ощутить знакомую почву под ногами и лишь затем вбрасывает зрителя в пространство прошлого - все-таки чувство ностальгии познается в сравнении. Но это не главное. Раньше даже в самых светлых уголках алленовского мира витала атмосфера фирменного иронического пессимизма. Самое яркое из недавних доказательств - «Вики Кристина Барселона», кажется, единственная на свете романтическая комедия о неизбежной банальности жизни. В «Полночи...» возможность подобного подвоха отсекается с первых же кадров. Это сказка про то, что, когда часы двенадцать бьют, повседневность должна уступить место волшебству. И если бы этот незамысловатый сюжет вплести в альманах «Париж, я люблю тебя», на этом можно было и закончить. Но в полнометражном фильме время идет по-другому, часы бьют несколько раз, и волшебство само становится повседневностью. Для Аллена это важная мысль: каждый мечтает о своем золотом веке, к которому он чуть-чуть не успел родиться. А волшебство становится повседневностью или повседневность волшебством - это вопрос выбора жизненной позиции, о том и фильм. Взаимопроникновение этих двух понятий, кстати, подчеркивается уже на уровне монтажа. Если первые пару раз фильму понадобилась якобы чисто служебная сцена, где символический перевозчик доставляет героя в другое измерение, то далее две, а затем и три эпохи сменяются уже просто монтажной склейкой. Гил, конечно, продолжает немного нервничать, но это лишь потому, что герой фильма Аллена обязан заикаться и потирать руки от волнения. А так в прошлое он уже заходит, как в лавку с пластинками. При этом Аллену удается добиться полного погружения в ту эпоху при помощи простейших культурных кодов. Но это ни в коем случае не выразительное чтение Википедии. Гении не превращаются в штампы (тем более что слово «гений» - само по себе штамп). Скорее уж штампы здесь очеловечиваются. Хемингуэй, Элиот, Дали, Фицджеральд - все простые, милые, забавные люди, с которыми, как и с их произведениями, приятно провести несколько часов. Об Аллене и его фильмах, в принципе, стоит сказать то же самое. (Леонид Марантиди, «Кино-Театр.ру»)

В машину времени вместе с Вуди Алленом. Пожалуй, у всех нас - утонченных романтических натур - есть своя любимая эпоха в истории. Эпоха, в которую мы, садясь в воображаемую машину времени и ностальгически вздыхая, мысленно возвращаемся снова и снова, представляя себя в компании великих людей. В фильме «Полночь в Париже» [...] зрители смогут отправиться в подобное удивительное путешествие вместе с Вуди Алленом и Оуэном Уилсоном. Признанный певец Нью-Йорка Вуди Аллен уже на протяжении нескольких лет снимает кино в Европе и частично на европейские деньги. Отчитавшись за Лондон («Матч Пойнт» (2005), «Ты встретишь таинственного незнакомца» (2010) и Барселону («Вики Кристина Барселона» (2008), Аллен на этот раз вписывает своих героев - рефлексирующих интеллигентов, неустанно ищущих смысл бытия и свое место в нем, - в парижский пейзаж. В фильме «Полночь в Париже» сюжет закручивается вокруг успешного голливудского сценариста и без пяти минут супруга очаровательной блондинки Гила (Оуэн Уилсон), который приезжает в Париж в предсвадебное путешествие. Гил не слишком уверен в себе, ведь он пишет свой первый роман и, подобно каждому дебютанту, раздираем сомнениями. За основу характера главного героя своего романа, продавца из магазина старинных вещей, Гил берет самого себя - романтика-одиночку, ностальгирующего по далекому прошлому. И европейская столица любви оказывается идеальным местом для его фантазий. Надо сказать, что Вуди Аллен показывает Париж с самой выгодной его стороны: узенькие улочки, покрытые брусчаткой, уютные кафешки там и здесь, романтические мосты над Сеной, полупустые бульвары, ухоженные парки, газоны, клумбы... Тот самый почти мифологический Париж, который с каждым годом все сложнее становится обнаружить полчищам приезжающих сюда со всего света туристов. Но вернемся к нашему герою. Устав от блужданий по бесчисленным музеям, он оставляет свою невесту в компании знакомой пары и отправляется на пешую прогулку. Потеряв дорогу к отелю, Гил устало опускается на ступени церкви в тихом квартале. Ровно в полночь подъезжает ретро-автомобиль, и несколько незнакомцев навеселе предлагают Гилу составить им компанию. Приняв нежданное предложение, Гил открывает двери в другой Париж - город-вдохновитель Пабло Пикассо и Жана Кокто, Скотта Фицджеральда и Эрнста Хемингуэя, Луиса Бунюэля, а затем и Сальвадора Дали, Гогена, Дега и Тулуз-Лотрека. В обществе этих гениальных художников давно минувших дней Гил проживет новую, полную ярких эмоций жизнь и обретет подлинного себя. Вуди Аллен в своем фильме опровергает популярный постулат, согласно которому прошлое нам всегда кажется богаче настоящего. Искусство, уверены мы, тогда было действительно искусством, а не пародией на него, отношения между людьми более возвышенными, а мода более женственной и стильной. Блуждая по лабиринтам манящего прошлого, окрыленный Гил то и дело встречает людей, которые тоскуют по прошлому, уверенные, что не застали эпоху расцвета искусства, и в конце концов приходит к выводу, что лучше вовсе не там, где нас нет. Но понять это можно, лишь попав в это самое прошлое и попробовав его на вкус. «Полночь в Париже» - это идеальное кино для ретроманов, поклонников Парижа или тех, кто только мечтает увидеть этот легендарный город. Прошлое здесь распадается на изумительные детали, рассматривать которые - одно наслаждение. Еще один повод увидеть эту картину - замечательные актеры. Помимо любимца публики Оуэна Уилсона, чья обаятельная улыбка в сочетании с неправильным профилем априори вызывает симпатию, в фильме блестящий женский состав. Роль невесты Гила отдана Рэйчел МакАдамс, ставшей популярной после фильма «Дрянные девчонки», а роль пленительной возлюбленной героя из 20-х годов сыграла обладательница «Оскара» за роль Эдит Пиаф в фильме «Жизнь в розовом цвете» Марион Котийяр. Актриса блестяще вжилась в образ загадочной и чувственной музы художников эпохи авангарда, от которой трудно оторвать глаз. В эпизодических ролях также мелькнули Эдриан Броуди (Сальвадор Дали), Кети Бейтс (Гертруда Стайн - американская писательница, чья квартира на улице Флерюс (6 округ) стала одним из центров художественной и литературной жизни Парижа) и супруга президента Франции Карла Бруни в роли музейного гида. "Полночь в Париже" примечательна еще и тем, что это один из самых жизнерадостных, нежных и легких фильмов Вуди Аллена, лишенный традиционного для него циничного тона. Хотя его конек - интеллектуальные диалоги - по-прежнему на высоте. Старея и добрея, мастер иронии как будто перестает вскрывать негативные стороны этого безумного мира, явно предпочитая белое черному. Поклонников его творчества это, возможно, и разочарует. Ну а тех, кто, посмотрев фильм, любит ощущать сладкое послевкусие, безусловно, порадует. (Ксения Сахарнова, «ПрофиСинема»)

Мэджик пипл, Вуди-пипл. Цитата: "- Вам нравится форма носорога?" Наверное, нет в этом мире ничего, более похожего на Вуди Аллена, чем Париж. Нагромождение смыслов, калейдоскоп образов, огни-огни-огни и бесконечное количество комплексов и стереотипов, беззастенчиво выставляемых на общуп, обгрыз и обсмотр всем, кому не лень. Фрейдистская твердь Эйфелевой башни. Запредельные блики Версаля (уже само восприятие Версаля как части Парижа - сразу и комплекс, и стереотип). Усталый кафешантан маленьких улочек. Потакающие разрекламированному романтизму пуританские парижанки с каре. И рокочущий на периферии голос Эдит Пиаф. Non, Je Ne Regrette Rien. Не ври нам, Эдит! И ты, и Париж, и Вуди Аллен вечно жалеете об ушедших деньках, которых вы не застали. О том, как хорошо там, где вас не было. Но город нем, ты почила с миром, и только миляга Вуди сгребает в кучу талант и снимает очередную нетленку «Полночь в Париже». О волшебных людях и волшебном городе. О странностях и чудесах. О форме носорога, вкусе синего цвета и весе квадратного метра. О себе, в конце концов. Модный американский сценарист Гил ненавидит свои сценарии и их модность. Они, конечно, приносят денюжков, но наш герой мечтает написать душевный роман о ностальгии. А пока суд да дело они с невестой (блондинка, не была, не привлекалась, родители едят 100-долларовые купюры на завтрак) приезжают в Париж развеяться перед свадьбой. Но все пойдет наперекосяк. Пока нареченная будет тыкаться не самым умным лицом да в Калашный ряд, параллельно окучивая импозанистого бывшего ухажера, Гил захочет упиться Парижем и любовью. А в итоге упьется дорогим вином и окажется в полночь на укромной улочке, откуда раритетное авто заберет его в прошлое. Примерно в 1920-е. Дальше будет красиво и много. Гил познакомится с четой Фицджеральдов и отдаст роман на вычитку Гертруде Стайн, спляшет под живого еще Коула Портера и подышит в затылок Пикассо, побеседует с Дали о носорогах и подаст Бунюэлю идею снять «Ангела-истребителя». А вокруг будет слоняться вечно пьяный Хемингуэй, трогательно старающийся начистить лицо ну хоть кому-нибудь. За всей этой суетой блондинка как-то позабудется, а на горизонте появится очаровательно грассирующая брюнетка, в которую влюбляется каждый пробегающий мимо гений. Такие фильмы просто должны быть и все. Как, впрочем, и сам Вуди Аллен. Без них будет плохо и однообразно. Без них мы не будем с удовольствием плюхаться в невыносимую легкость бытия. Без них мы никогда не узнаем, чем там сейчас дышит трогательный нью-йоркский человечек с массивными комплексами, очками и талантом. А он как раз забрался внутрь себя и тихо грустит оттуда о временах, которых не застал. И, понятно, иронизирует над этим. А все-таки жаль, что после «Сенсации» сам он в своих фильмах в кадре не искрит. Да, по-прежнему снимает о себе и из себя, наделяя актеров всеми своими бедами, девиациями и предрассудками. Но ведь никто не Вуди. На этот раз костюмчик задумчивого неуклюжего, трогательного и талантливого карлика примерил на себя Оуэн Уилсон. Смешная походка, черные туфли под светлые брюки, перманентно лишние руки и отмороженные взгляды на современность. Нельзя сказать, что все это сидит на Оуэне, как влитое, но Аллен проглядывает сквозь льдистые глаза и знаменитый перебитый нос. Факт. В дуэте с ним Рэйчел МакАдамс, местами неотличимая от Скарлетт Йоханссон, кажется немного лишней. Чего не скажешь о Марион Котийяр, которую хлебом не корми - дай поучаствовать хоть в чем-нибудь, что попахивает Эдит Пиаф. Марион в этом фильме решительно прекрасна. Причем это выходит у нее так натурально, что начинаешь подозревать, что и в жизни она богиня. А вокруг вспыхивают и гаснут десятки нынешних звезд, изображающих звезд давно ушедших. И массивная Кэти Бейт в роли Гертруды. И Броуди в ярком, но скоротечном Дали. И Хиддлстон, прилизанный под Фицджеральда. И даже Карла Бруни тут есть в роли безымянного, но милого гида. Вероятно, был и Саркози, замаскированный под профурсетку, но его вырезали из политкорректности. Плюс все это чрезвычайно мило сдобрено всеми возможными штампами о Париже. Начиная от музыки, заканчивая романтичным дождем на мосту. И огоньки горят, и улочки вьются, и ностальгия по тому, чего никогда не видел уютно поселяется в сердце. Когда же сам режиссер, до этого метавшийся по предоставленному Парижу, как ребенок по магазину игрушек, начинает над этим подтрунивать, вдруг начинаешь понимать, как это здорово - жить с ним в одну эпоху. И не замечаешь явно короткометражной истории, растянутой на полтора часа. И на вдруг исчезающих персонажей тоже не злишься. Не раздражает даже откровенно буксующая середина. Все это искупает волшебство, которое несут с экрана почившие легенды. И гений, собравший их вместе. На празднике, который всегда с тобой. Оценка: 8 из 10 баллов. (Александр Дудик, «Afisha Relax by»)

Сильная столичность. Примерно половину своей жизни Вуди Аллен морочил всем голову, что он никогда, ни за что, ни при каких обстоятельствах даже на короткое время не покинет США, Нью-Йорк и конкретно остров Манхэттен, певцом флоры и фауны которого справедливо считался. Что он не летает на самолетах и вообще не путешествует - это одна из его фобий. И еще ему удалось внушить общественности, что он невротик, исследующий на собственном опыте неврозы современной жизни и причины, которые их порождают. И вдруг Аллен, бросив на произвол судьбы любимый остров, только-только оправившийся после шока 11 сентября (что явно обострило неврозы его обитателей), устремился в европейское турне. Он, правда, еще чуть раньше опробовал Венецию и едва не купил там населенный духами Палаццо Дарио. Потом надолго - на целых два фильма - осел в Лондоне, использовал как съемочную площадку Барселону, а после "Полночи в Париже" уже вовсю ваяет новое кино в Риме. Американцы и американки помчались через океан вместе с ним. Главный герой, сценарист и начинающий писатель (Оуэн Уилсон), приезжает в Париж вместе с невестой (Рэйчел МакАдамс) и ее родителями. Иногда с ними вместе болтается приятель невесты, занудный всезнайка (Майкл Шин). Все три будущих родственника писателя - классические америкосы: они путешествуют по Европе, глубоко презирая ее, слоняются по бутикам, мечтают жить в Малибу, а писателю прочат денежную, но рутинную карьеру в Голливуде. Сам же он, последний романтик, оказавшись в живых декорациях Монмартра, погружается в литературные мечты, которые материализуются в желтый кабриолет, что ни полночь уносящий его в богемный, пульсирующий в ажиотажном джазово-алкогольном ритме Париж 1920-х годов. Тот самый, который всегда с тобой и которого уже давно нет в природе. Все, кто бывает на Монмартре, прекрасно знают, что сегодня там можно встретить в основном ошалевших туристов, убожеств, выдающих себя за художников, и бомжей мультиэтнической принадлежности. Один из них всю зиму валяется в луже мочи при входе на станцию метро "Ламарк-Коленкур", придавая ей пронзительный аромат, и никто не смеет его тронуть, потому что зимой холодно, он может замерзнуть и умереть, а такая жизнь - это его собственный выбор, который надо уважать. Все и уважают, заткнув нос во время кругового спуска по винтовой лестнице метрополитена. В Париже прошлых эпох тоже хватало бомжей, но они как-то уравновешивались гениальными художниками, писателями и артистами, которые, впрочем, тоже нередко бомжевали. Американскому гостю из будущего удается встретить своих кумиров - Хемингуэя, Пикассо и Фицджеральда с Зельдой, посидеть в компании Дали, Бунюэля и Мана Рея, подсунуть рукопись своего романа Гертруде Стайн, а также увлечься красавицей Адрианой, музой великих писателей и живописцев. Потом герои оказываются еще дальше от нас по оси времени - в легендарном Париже бель эпок: именно туда, в прошлое, стремится Адриана, которой скучно рядом с современными гениями. Да и в том, что они гении, она не убеждена; точно так же Дега с Гогеном и Тулуз-Лотреком, попивающим абсент, предпочли бы эпоху титанов Ренессанса, а свою считают "упадочной". Шутка про подвижность культурных критериев, относительность вечных ценностей и про то, что счастье там, где нас нет, удалась Вуди Аллену. Вроде бы любой его новый фильм можно представить не глядя: это давно устоявшийся тип и жанр кино, наполненный неповторимой и всегда повторяющейся интонацией его создателя. Фильмы Аллена уже не один десяток лет появляются с такой неизбежной регулярностью, что напоминают природные циклы, а он сам воспринимается как органическое явление. Его американские ленты лет тридцать подряд открывались одним и тем же видом на Центральный парк, а мужские персонажи его картин только внешне моложе и красивее Аллена, но в точности копируют его жесты и неврозы. Теперь вместо Центрального парка зачином фильма становятся снятые в самом банальном ракурсе Эйфелева башня, Нотр-Дам, Лувр и Люксембургский сад, а Оуэн Уилсон при всей внешней несхожести все равно не что иное, как новое воплощение чудаковатого интеллектуала и фантазера Аллена. И тем не менее при всей повторяемости алленовского метода он работает - и это самое удивительное. Работает благодаря маленьким жемчужинкам, которые режиссеру удается вплести в ткань своих работ, все-таки сшитых не на станке, а вручную. То это Эдриан Броуди в образе Сальвадора Дали (как мы не догадывались о сходстве?), то Карла Бруни в роли музейного гида (не ей ли курировать национальное достояние?). Исходя из всего сказанного, не буду сильно удивлен, если римский фильм Аллена начнется с фронтального вида на фонтан Треви, Колизей и площадь Испании, а целая армия американцев, воодушевленная этими видами и ростом доллара к евро, ринется галопом по Европам. (Андрей Плахов. «Коммерсантъ», 10.2011)

Извечный житель Нью-Йорка продолжает исследовать Европу. Вуди Аллен уже вдоль и поперек исшагал Манхеттен в своих фильмах и решил переместиться в Старый Свет. Побывал он в Англии («Сенсация», «Матч Поинт», «Мечта Кассандры» и «Ты встретишь таинственного незнакомца»), посетил Испанию в «Вики Кристина Барселона» и вот решил наведаться во Францию со своей новой комедией с элементами фэнтези «Полночь в Париже». Некоторые было подумали, что Аллен исписался, поэтому решил искать свежий материал на новой почве, и подтверждением тому может служить далеко не самый удачный нью-йоркский фильм «Будь что будет» (2009). Наверное, все образы уже давно найдены и продемонстрированы. Хотя, о чем мы? Режиссер ведь утверждает, что снимает фильмы только про себя и свои неврозы. А поможет ли в данном случае перемена климата? Раз на раз не приходится. Мы видели бесподобные «Матч Поинт» и «Сенсацию», оригинальную и необычную, но вполне в духе Аллена «Вики Кристину Барселону», но мало кто смог дотерпеть до конца «Ты встретишь таинственного незнакомца». После этого фильма многие поставили крест на живом классике и решили, что пора тому уже уходить на пенсию. Но гениальный невротик не собирается сдаваться. Неважно, что это уже сорок какой-то его фильм, неважно, что сюжеты он всегда выбирал самые простые, и неважно, что сам играл одинаковых персонажей почти в большинстве фильмов. Все это не мешает ему быть лучшим мастером тонких и интеллектуальных комедий, простите, «инженером человеческих душ», который лучше всех умеет раскрывать характеры простых и ничем не примечательных людей. Его персонажи - обычные люди со своими проблемами и заморочками, немного странные, иногда неприятные, а в общем - такие, какие они есть. Аллен стремится показать, что нет среди нас пресловутых героических личностей: каждый ведет свою заурядную жизнь, пытаясь сделать ее хоть немного интересней. Но именно этим каждый из нас и ценен. Именно поэтому мы уже несколько десятков лет с нетерпением ждем, что же покажет нам этот закомплексованный, неуклюжий и смешной мужчина в очках. Новый фильм маститого режиссера рассказывает нам историю американца Гила (Оуэн Уилсон) и его невесты Инес (Рэйчел МакАдамс), которые отправляются в романтическую столицу: Инес для походов по магазинам, а Гил - в поисках музы. Он - голливудский сценарист, который мечтает стать писателем, ко всему прочему, испытывает кризис среднего возраста и надеется найти вдохновение с помощью перемены мест. Попадает парочка в совершенно картинный город, точно такой же, какой показан в путеводителях. Здесь все красиво, пропитано изяществом и тонким налетом меланхолии. Герой чувствует духовную связь с этим местом, но, естественно, находится не в своей тарелке. Особенно по соседству с самонадеянным интеллектуалом, рассуждающем о вине и искусстве (Майкл Шин). От всех этих ненужных и напыщенных разговоров главный герой сбегает в полночь. А там его ждет не что иное, как богемный Париж 20-х. Его духовное прибежище, где можно встретить Пикассо (Марсиаль Ди Фондзо Бо), Дали (Эдриан Броуди), чету Фицджеральдов (Элисон Пилл и Том Хиддлстон), поболтать с Эрнестом Хемингуэем (Кори Столл) и даже отдать свой роман на оценку Гертруде Стайн (Кэти Бейтс). Что это? Путешествие во времени? Или буйная фантазия писателя-неудачника? Магия Парижа? Или магия выпитого вина? В фильмах Аллена не следует искать ответы на эти вопросы. Нужно просто принять абсурд как должное, как вольную фантазию, которая может проявляться совершенно в любых видах. И даже в застольных беседах с Дали. Только вот поможет ли это Гилу? Накопит ли он нужные эмоции или вернется в свою скучную и обыденную жизнь, тая лишь теплые воспоминания о той чудесной ночи, которая была то ли правдой, то ли сном? Не важно. Главное, что у него был шанс побывать там, где хотелось, даже если это не по-настоящему. Какую-то необычность и индивидуальность режиссер решил привнести и пригласив в картину супругу французского президента Карлу Бруни. Но ее роль настолько мала, что появиться там мог кто угодно, но попытка все же засчитана. Вуди Аллен в очередной раз пытается доказать, что чудеса возможны даже в нашем суматошном и скучном мире. Что если следовать за своей мечтой, то она может настигнуть тебя даже таким странным способом. Удивительно, но от этого его персонажи становятся еще трагичней и несчастней: они или не могут достигнуть желаемого, или не могут это желаемое удержать. Вот только первые пару десятков фильмов это было необычно, а теперь уже стало предсказуемым и неинтересным. Грустно признавать, что, судя по последним фильмам, Аллен уже изжил себя. Как бы ни был значим каждый отдельно взятый человек, но разве можно копаться уже сорок с лишним лет в самом себе? Может быть, стоит переключиться на что-то другое? Аллен вроде бы и пытается вводить новых и интересных персонажей, даже вот в пространстве переместился, но костюм на герое Уилсона совершенно алленовский, поведение - тоже. Он стал разве что моложе и симпатичней. Но, может быть, мы позволим невротику небольшую эгоцентричность? (София Цисарь, «25-й кадр»)

«Полночь в Париже» относится к редкой категории фильмов - фильм настроения. Такие способны зацепить, наверное, одного человека из ста, да и то при определенном стечении обстоятельств. Но если уже зацепят - то не отпустят. Европейское турне режиссера Вуди Аллена продолжается. Классик американского кино, который всю жизнь снимал фильмы про Нью-Йорк, под закат своей карьеры открыл для себя старушку Европу. Я никогда не был поклонником Аллена, однако безмерно уважаю этого человека, который снимает то, что хочется ему и ни под кого не прогибается. А вот теперь я по чистой случайности оказался как раз тем самым «одним из ста». Не тот фильм назвали «Париж, я люблю тебя», ох не тот! Midnight in Paris. Назвать «Полночь в Париже» специфическим кино - все равно что назвать солнце настольной лампой. Не передает масштаба. Сюжетная канва проста: Парочка американцев - Гильберт и Инес приезжают в Париж на медовый месяц. Гил - романтик, а его супруга Инес - законченный прагматик. Гил собирается писать книгу и ищет вдохновения на улочках Парижа, но приземленная женушка таскает его по музеям, бутикам, магазинам - в общем водит стандартными туристическими тропками. Наконец Гил вырывается из-под крылышка жены и идет бродить ночными улицами. Присев передохнуть на ступеньки под часами, Гил внезапно попадает в прошлое, в Париж образца 1920-х годов... Сразу говорю - фильм обалденный. И устойчивое выражение «магия кино» - как раз про него. Атмосфера старого Парижа захватывает дух, а от здешних диалогов с лица не сходит дурацкая улыбка. И в то же это не матерый артхаус, заточенный на кинокритиков. «Полночь в Париже» - самое что ни на есть кино для зрителей, созданное развлекать и умилять. Не даром это самый кассовый фильм Вуди Аллена за последние двадцать пять лет. Правда к своей аудитории «Полночь» предъявляет существенные требования по части интеллектуального багажа. Это вроде как сходить в бассейн: чтобы получить удовольствие жизненно необходимо уметь плавать, иначе смысла нет туда идти. Так и этот фильм... В своих путешествиях в старом городе, Гил встречает весь интеллектуальный бомонд тех лет: писателя Фрэнсиса Скотта Фицджеральда с его взбалмошной женой Зельдой, Эрнеста Хемингуэя, Гертруду Стайн, Пабло Пикассо, Сальвадора Дали, Луиса Бунюэля, Эллиота... Причем все эти люди раскрываются очень интересно - они выглядят не как классики из пыльных книжек, бородатые и умудренные жизнью гении. О нет, в те времена это были еще молодые люди, вертящиеся в творческой лихорадке Парижа: интеллектуальные беседы об искусстве, кутеж до утра, разговоры за жизнь за бокалом хорошего вина... Правда удовольствие от этих сцен можно получить лишь, имея хотя бы отдаленное представление об этих деятелях искусства и их творчестве. Если даже при чтении имен из предыдущего абзаца у кого-то возник вопрос в стиле «кто все эти люди?» - от просмотра стоит воздержаться. В фильме тысяча и одна шутка, но все они исключительно для людей «в теме». Однако каждое путешествие Гильберта в старый Париж (а он отправляется туда каждую ночь) - это даже не бассейн, а океан удовольствия для тех, кто понимает. А вот жанр расплывчат. Романтическая сказка, наверное. Но «Полночь в Париже» меньше всего нуждается в каких-то там «жанровых рамках». Они фильму без надобности. Бомонд. Вуди Аллен всегда славился умением подбирать для своих фильмов впечатляющий актерский ансамбль. Кто знает, как он их уговаривает, но ведь уговаривает же! Никогда не любил актера Оуэна Уилсона, и большинство моих сомнений по поводу «Полуночи» касались именно его. Ну не нравится он мне, причем нигде. Однако сомнения в его профпригодности отпали уже в первые десять минут фильма - его роль, однозначно. И Гил выглядит именно так как нужно: романтичный, слегка застенчивый, воодушевленный. Его приземленную жену сыграла одна из моих любимых актрис - Рэйчел МакАдамс. И хоть у нее здесь далеко не главная роль, персонаж получился симпатичным и очень естественным. Вторую ключевую женскую роль - музы Пикассо, некой Адрианы - исполнила Марион Котийяр, и уж кто и был на своем месте так это она. Вряд ли француженке Марион было тяжело сыграть парижанку Адриану, однако ее игра - половина удовольствия от фильма. Блеск! Любо-дорого глянуть. Остальные актеры появляются эпизодически, однако именно их шарм делает фильм таким цельным. Супругов Фицджеральд сыграли Элисон Пилл (отмороженная барабанщица из «Скотта Пилигрима») и Том Хиддлстон (харизматичный Локи из недавнего «Тора»). Кэти Бейтс изобразила Гертруду Стайн, а Эдриан Броди сыграл Сальвадора Дали. Также в крошечной роли музейного гида засветилась жена президента Франции и, по совместительству, фотомодель Карла Бруни, но у нее совсем немного экранного времени. Тем не менее можешь представить себе талант Аллена уговаривать актеров на съемки - первую леди Франции уболтал. В итоге, что хочу сказать - я в восторге. Понравилось до чертиков, хотя вполне отдаю себе отчет, что да - многие будут плеваться. Кого-то зацепит и закружит, кого-то нет. Поэтому оценка в конце рецензии - чистая условность. И перед тем как посмотреть «Полночь», лучше несколько раз подумать: «А стоит ли?». И если есть сомнения - то лучше и правда не стоит. Меньше будет разочарований. Зачем тратить полтора часа жизни непонятно на что? Лакмусовой бумажкой может стать «Вики Кристина Барселона» от того же Аллена. Если понравилось там - понравится и здесь. Да и еще - фильму несколько противопоказаны кинотеатры, «Полночью» лучше наслаждаться дома, сидя на теплом диване. Лишние люди вокруг только отвлекают. А идеально - вообще смотреть в оригинале, слушая настоящие голоса актеров, что я обязательно проделаю, когда кино появится в приличном качестве. Маленький шедевр. 9,5/10. (Мейн Хаус, «Кинотом»)

Ночная сказка. Вуди Аллен - один из легендарных американских кинорежиссеров. Как у мастера на все руки, начиная от создания запоминающихся сценариев и до музицирования в стиле джаз, его работы всегда находят свою аудиторию ценителей необычного и яркого своим замыслом кинематографа. Под влиянием Чарли Чаплина, Ингмара Бергмана и Стенли Кубрика маэстро киноиндустрии знает, как написать пьесу в стиле игрового кино и сделать ей самую подходящую аранжировку. Мистер Аллен, обладатель трех премий «Оскар», а также 88-ми наград почти в 100 номинациях, за свою многолетнюю карьеру принял участие в создании более чем 70-ти фильмов в самых разных жанрах. Его новая работа, легкая романтическая комедия «Полночь в Париже», это - не только гимн искусству прошлых лет, но и очередная попытка сделать малобюджетный фильм успешным в прокате и у критиков, в том числе благодаря известным талантливым актерам. Как и одна из его предыдущих работ, фильм «Вики Кристина Барселона» (2008), новая комедия опять апеллирует к чувствам и тайным желаниям человека. Отличительной чертой нового продюсерского проекта компании Sony Pictures Classics, которая специализируется на выпуске работ в категории арт-хаус уже 20 лет, стало то, что при бюджете в 17 млн. долл. США мировые сборы превысили 130 млн. долл. США. Дебют фильма «Полночь в Париже» состоялся на открытии «64-го Каннского Фестиваля» (2011), где и стало ясно, что маркетинговая кампания новой ленты разительно отличается от путей продвижения затратных блокбастеров. В Sony Classics пошли на вполне оправданный риск и выделили в рекламный бюджет картины небольшие, по меркам киноиндустрии, средства в 10 млн. долл. США. Однако эти деньги подлежали целевому использованию для обращения к аудитории популярных телешоу и поклонникам культуры, которые могли по достоинству оценить новый шедевр мэтра. Даже Оуэн Уилсон, блестяще исполнивший свою партию в этой комедии, не смог оказать достойную поддержку релизу, поскольку уже был занят в рекламной кампании мультфильма «Тачки 2» (2011), где он озвучил персонажа - Молнию МакКуина. Зато продвижению помогала вариация на тему знаменитой «Звездной Ночи» (1889), нарисованной Винсентом Виллем Ван Гогом (1853-1890). Однако в своем путешествии по миру картина «Полночь в Париже» явно не спешила. [...] Иностранец в Париже. Комедия «Полночь в Париже» вобрала в себя довольно известный актерский состав, а также готова удивить зрителя весьма необычными камео знаменитостей. Так, эпизодическое появление на экране Карлы Бруни, жены президента Франции - Николя Саркози, обговаривалось Вуди Алленом лично на званом ужине в обществе самого главы Пятой Республики. Небольшие убедительные роли достались актерам Майклу Шину и Эдриану Броуди - эксцентричному Сальвадору Дали. Не каждый день американским и европейским актерам, вдруг, выпадает честь представлять на экране знаменитых писателей, живописцев и музыкантов. Однако здесь сложились все необходимые для этого условия. Молодой писатель Гил Пендер грезит мечтами о французском искусстве времен XX века. Он очень бы хотел вдохновляться образами из прошлого, но вынужден подрабатывать доходным написанием примитивных сценариев в Голливуде, что не позволяет ему творчески реализовать свой талант. Оуэну Уилсону в фильме «Полночь в Париже» довольно удачно удался образ потерявшего нить вдохновения интеллигента, которого волшебные обстоятельства заставляют изменить свою жизнь. В первой паре с ним состоит Инес, которую сыграла канадская актриса - Рэйчел МакАдамс. Дочь богатых родителей думает, что отправляется во Францию в предсвадебное путешествие вместе со своим женихом, но вся поездка обеспечена нуждой отца невесты в исполнении Керта Фаллера заняться в Париже выгодной сделкой. Этот подозрительный папаша Джон уже может быть знаком многим любителям кинематографа за свои роли в «Бегущем Человеке» (1987) или картине «Эльвира - повелительница Тьмы» (1988). Случайная прогулка Гила по Парижу в полном одиночестве помогает ему попасть в местное зазеркалье - давно ушедшие года, где в платьях прошлого века на вечеринки собираются тогда еще обычные творческие люди, но во времена Гила - уже всем известные кумиры. Между встречами с неспокойной четой Фитцджеральд американцу Гилу удается насладиться джаз-музыкой Коула Портера, поспорить с литературным гением Эрнеста Хемингуэя, познакомиться с самим Пабло Пикассо, а также пообщаться с Сальвадором Дали или испанским кинорежиссером - Луисом Бунюэлем. Поначалу герой Оуэна Уилсона в комедии «Полночь в Париже» с удивлением воспринимает происходящее с ним, но затем без лишней ностальгии позволяет себе глубже погрузиться в эту альтернативную реальность и пытаться привнести в нее что-то из своего времени. С легкой руки сценариста Вуди Аллена, который в этой картине выступал и режиссером, новое произведение Гила попадает в руки Гертруды Стайн, которая уже в XX веке переехала из Америки во Францию и стала известным коллекционером, помогающим живописцам того времени не потерять свое видение искусства, а, напротив, донести его в массы. Подруга Пикассо по имени Адриана в образе от чистокровной француженки, Марион Котийяр, даже не на шутку увлекается гостем из будущего, как и последний ею самой. В путешествии в прошлое в фильме «Полночь в Париже» герой Гила не только черпает недюжинное вдохновение, но и находит ответы на все те вопросы, которые не осмеливался задавать себе в реальной жизни ранее. Эмоциональные увлечения и потрясения помогают ему сделать свой правильный выбор и перестать соревноваться с другом невесты - упертым псевдоинтеллектуалом Полом Бейтсом, который немного знает о настоящем искусстве, зато умеет убедительно излагать любые мысли не без помощи уверенного взгляда Майкла Шина. Романтическая подоплека в картине тесно переплетается с комедийной, и речь здесь идет не только об извечной теме путешествий во времени и связанными с ними неурядицами. Во времени Гила на его глазах разворачивается любовная интрижка, а отец невесты, вдруг, начинает подозревать жениха в неверности, для чего сам отправляет опытного детектива следить за ним, и теперь уже незадачливому сыщику также придется вкусить всю прелесть трансформаций реальности под нотки приятной музыки саундтрека. Вердикт. «Полночь в Париже» - это, пожалуй, лучшая современная работа опытного режиссера Вуди Аллена. Нужно обладать немалым мастерством, чтобы превращать задумки из области арт-хауса в что-то способное не только приносить неплохой доход, но и радовать широкий круг зрителей в разных странах. В особенности, на себя здесь обращает внимание и бережное отношение создателей фильма ко всему европейскому искусству XX века, где его колоритные писатели и художники даже из прошлого умеют влиять на будущее своим творчеством. Оценка: 8.5/10. (Александр Иванченко, «GameScope»)

Печаль его светла. «Полночь в Париже» Вуди Аллена - сказка о потерянном времени и обретенной любви. Всем хорошо известно, что новая картина Вуди Аллена - это старая картина Вуди Аллена. Он сам не переносит новизны, упивается своей мизантропией и путается под ногами доходных артистов, снимая их с неукоснительностью машины. Из объятий этой доброй, нежной и мудрой машины они выходят преображенными. Яркая трансформация затертых клише и открытие на пустом месте - любимые приемы 75-летнего мастера, который уже более четверти века выглядит одинаково, как и подобает хорошему джазмену. Игра на кларнете - непосильное дело для молодежи. Лучше сразу постареть и уже не волноваться... В таком возрасте можно снимать фильм о Париже и не оригинальничать. Можно не бояться, что Эйфелева башня и дворец Трокадеро, Вандомская колонна и пирамида Лувра, коренастый скелет Нотр-Дам и долговязый купол Сакре-Кер покажутся кому-то немного туристическими. Они ведь и есть такие. Вуди Аллен никогда не боялся общих мест, но теперь он использует свой жизненный и артистический опыт как своеобразную индульгенцию. Какими бы вечными ни казались сухопарые евреи с хорошей генетикой, рано или поздно и они понимают, что времени мало, а что люди скажут - неважно. Итак, можно, наконец, проговорить какие-то важные вещи, иногда вытирая слезы от смеха или просто от сильных переживаний. Вуди Аллен и раньше не упускал возможности подтрунить над американцами, излишне увлеченными практической стороной жизни, но здесь решил обойтись без обиняков. Голливудский сценарист Гил Пендер, страстно желающий стать писателем, проводит романтический отпуск в Париже с невестой Инес, регулярно встречаясь с ее состоятельными родителями, которые, собственно, и оплатили поездку по случаю учреждения совместного предприятия с французами. Правда, отец Инес патриотично предпочитает калифорнийские вина и подозревает европейских партнеров в высокомерии, но бизнес есть бизнес. Инес либо занимается шопингом в компании матери, либо тащит Гила на прогулки со своими университетскими друзьями, которые, как на грех, знают о Франции значительно больше малообразованных местных экскурсоводов. Гил с его писательскими планами и романтическим отношением к дождю пребывает в тоскливом меньшинстве. В один из вечеров, когда искрящиеся энергией компатриоты увлекают невесту на дискотеку, Гил в подпитии плутает по улицам в поисках своего пятизвездочного отеля "Бристоль", но неожиданно попадает на вечеринку в стиле ретро. Когда его ловит за пуговицу премилая американка и, представившись Зельдой, тащит знакомиться со Скотти, восхищение стильной обстановкой сменяется паникой. Перед Гилом стоит Фрэнсис Скотт Фицджеральд, за роялем - сам Коул Портер, а сексапильная африканка в рискованном платье - это и есть Жозефина Бейкер, а не ее эффектное изображение. Дальше события развиваются так, чтобы радость узнавания не оставляла зрителя ни на минуту, и каждая из этих минут была бесконечно прекрасна. Попытки открыть перед скучающей невестой глубины прекрасного прошлого терпят фиаско - Гил остается со своей тайной один на один и начинает вести двойную жизнь. Из полночи в полночь одним и тем же способом, навевающим воспоминания о сказках Шарля Перро, безвестный голливудский поденщик попадает в другой мир. Здесь молодой и яростный Хемингуэй обжигает афоризмами житейской мудрости, а величественная Гертруда Стайн методично указывает Пикассо на ошибки его художественного метода. Здесь отчаянно комикует щеголеватый, похожий на армейского поручика Сальвадор Дали и говорит продуманные странности Ман Рэй, смотрящий вглубь себя потусторонними глазами. Гил привыкает к жизни в прошлом, которое важнее убогого приземленного настоящего. И лишь встретив в прошлом свою любовь, он понимает, что жизнь - одна, и надо возвращаться. Хотя бы для того, чтобы вдохновляться прошлым, создавать его миф и оправдывать свое существование. Любая эпоха, напоминает Вуди Аллен, не равна себе. Фундаментальное свойство культуры - ощущение нехватки. Иначе история не имеет смысла, и жизнь человеческая - напрасна. Люди 1920-х годов точно так же восхищались la belle epoque рубежа XIX-XX веков, а жившие тогда Гоген и Тулуз-Лотрек досадовали, что Ренессанс был давно, и его не вернуть. Машина времени - прием, чья работа эффективна лишь в столкновении с его принципиальной невозможностью. Гил избавляется от тоски и принимает жизненно необходимое решение (в частности, расстается со своей самоуверенной блондинкой) лишь совершив путешествие в прошлое и написав-таки роман, который по достоинству оценила сама Гертруда Стайн. А может, Гил всего лишь писал свой роман, и все увиденное также есть плод его разыгравшегося воображения? Очень может быть. Но и тогда это значит, что гений места - есть. Что Париж сделал свое дело, и Гил Пендер из Пасадены - не первый и не последний, кто будет плакать от счастья, променяв дом в Малибу на заставленную книгами квартирку на канале Сен-Мартен. Тема "американец в Париже" зародилась в промежутке между двумя Мировыми войнами, когда в истерзанную и оттого еще более прекрасную Европу бросились за вдохновением люди Нового Света. Когда-то их предки стремились за океан, чтобы обрести свободу и богатство, теперь они рвались назад, чувствуя вместо здоровой алчности тоску по мировой культуре. Паломничество имело едва ли не массовый характер. Его провозвестницей, музой и добрым ангелом была Гертруда Стайн, в 1902 году поселившаяся в 6-ом округе Парижа и покинувшая его лишь на время немецкой оккупации - в деревне можно было прокормиться. В ярком романе-мистификации "Автобиография Алисы Б. Токлас" (1933) Стайн сумела описать неописуемый Париж, каким его видели американцы, - город-счастье, город-полет, город-утрата, в котором нельзя просто жить, но и без него жить никак, никак невозможно. В XX веке Париж больше сделал для "становления американцев" (название еще одного романа мисс Стайн), чем Лос-Анджелес, Лас-Вегас и Нью-Йорк, лишь отражавшие тенденции и направлявшие потоки. В Париже родился великий американский модернизм - Хемингуэй, Дос Пассос, Фицджеральд, Фолкнер, Андерсон. То, что Америка может предъявить на суде истории, доказывая свою культурную состоятельность. Не раз припомнив крылатое определение Парижа, данное ему Хемингуэем, Вуди Аллен, наконец, сделал образцовое приношение второму городу своей жизни. Своеобразной репетицией этого праздника была картина 1996 года «Все говорят, что я люблю тебя». В ней тоже была любовь, Париж и музыка Коула Портера, но действие переносилось в Венецию, а начиналось и кончалось все в том же Нью-Йорке. Тематически же «Полночь в Париже» - это ироничная вариация «Пурпурной розы Каира» (1985), где с тем же обманчивым простодушием реальность сопрягается с игрой воображения. Но если там кумир скромной официантки из Нью-Джерси времен Великой Депрессии сходит с экрана ("оттуда") в зрительный зал, чтобы столкнуться с реальностью, то здесь схема переворачивается, и герой "отсюда" отправляется в эпоху свинга, немого кино и великой литературы. Кстати, актера, играющего в «Пурпурной розе Каира» экранного героя, зовут Гил Шепперд. Одно из значений этого слова - "пастырь", тогда как фамилия "Пендер" созвучна французскому слову "pendant", означающему "дополнение". И правда, что такое Гил Пендер, как не дополнение к другой эпохе, которая мнится ему не в пример лучше этой? Впрочем, в финале картины Вуди Аллен подарил своему герою достойный шанс. Волшебная полночь закончилась, но память и творчество освободили душу от тесноты... (Ян Левченко, «Синематека»)

Толстой и Дали, дети и носороги. Есть в отечественных культурных кругах такая традиция: вот уже очередное поколение кряду, в свое время в виде перепечатанных под копирку самиздатовских листков, а с развитием прогресса бесконечными перепостами по юзнетам, форумам и блогам, бережно передаются из рук в руки отдельные и сложенные в сюжетные тома короткие истории. Авторство этого жанра молва приписывает (впрочем, может и вполне справедливо) одному из великих родоначальников русского абсурдизма. Иногда их почему-то называют «историческими», иногда «литературными» анекдотами. Речь в них, с одной стороны, конечно, идет о разного рода исторических фигурах (как и в полноценных исторических анекдотах), с другой стороны, истории эти к реальным персонажам не имеют никакого отношения, даже, напротив, оные приобретают там совершенно уморительные черты, чего у прототипов вовсе не наблюдалось. Исторические реалии, хронологическое соответствия, правдивая фактология - одним словом, всяческая формальная тщета - в этих текстах не то что не соблюдена, а даже порой специально подтасована, тем не менее истории эти живут, а их псевдореальные персонажи умиляют очередное поколение. Мало кто не знает теперь о том, что однажды Гоголь переоделся Пушкиным, пришел к Пушкину и позвонил. Тот открыл ему и кричит: «Смотри, Арина Родионовна, я пришел!» Или, там, про то, как Джон, Пол и Джордж любили, когда люди узнавали их на улице, а Ринго не любил, поэтому всегда ходил в низко надвинутой кепке. По ней его и узнавали. Ну и тому подобный искрометный бред, по чьей-то нелепой идее издаваемый нынче в одной обложке с текстами Д. Хармса, отчего народ так и продолжает не задумываться об их истинных авторах. Но не об этом речь. Не знаю, насколько популярен подобный жанр в Штатах, но именно его Вуди Аллен - заслуженный ветеран интеллектуальной комедии - выбирает для своей «Полночи в Париже». А, собственно, почему бы и нет? Собрать «в одном флаконе» Пабло Пикассо, Хемингуэя, Сальвадора Дали, Гертруду Стайн, Скота Фитцджеральда, Бунюэля и еще добрый десяток личностей - не столько даже взаправду принадлежавших парижской богемной тусовке 20-х годов прошлого века, сколько ассоциирующихся с нею век спустя, когда каждое из этих имен уже превратились в фантик масс-культа, - придать каждому из них совершенно безбашенно-гротесковый шарм, чтоб точно никто не вздумал спутать их с настоящими прообразами - это вполне по-дурацки блестящая мысль. Заслуга Аллена, впрочем, в том, что до уровня Петьки с Василийиванычем - тоже тех еще исторических лиц, но которым уже без зазрения совести дозволено приписывать любые подвиги - он не опускается, уж кто-кто, а этот режиссер без сомнения умеет здраво блюсти стиль. Собрание Великих, легкое фантазийное допущение в реализме сюжета, бесшабашная и возвышенная атмосфера былых двадцатых, плюс фирменный сарказм Вуди Аллена ну и, конечно, Париж, ночной Париж - и вуаля, перед нами фильм, который хочется пересматривать и, главное, переслушивать снова. Главный герой - хотя, описания излишни, разве у Аллена может быть другой? - как обычно глубоко сомневающийся, храбрящийся неуместно и нелепо, невротичный, фонтанирующий несусветной околесицей в моменты волнения или, напротив, не могущий произнести ничего членораздельного, когда разговор заходит о сексуальных сферах, романтичный и неудовлетворенный своею жизнью молодой писатель, что научился неплохо зарабатывать пописывая сценарии-однодневки в Голливуде, а сам, конечно мечтает о месте в серьезной литературе. Он отправляется в Париж со своей прагматичной и меркантильной невестой, да еще и ее родители - зажиточные бюргеры американского розлива - оказываются там же. Далее сюжет сам по себе прост и даже наивен, впрочем, все-таки фильм-комедия не обязательно должен страдать в этом смысле сложносочиненностью: наш герой, считающий, что жизнь его плоха только потому, что он не жилец былой эпохи, находит удивительную возможность по ночам разгуливать по Парижу именно тех - обожаемых - лет. И вот тут для зрителя начинается истинное пиршество гурмана: держи ухо востро и скрипи мозгами на полную, вспоминая кто кем там - на заре XX века - был, и кому действительно кем приходился. Потому как тут Вуди Аллен начинает резвиться на полную катушку, оставляя шутки попроще на первом плане, на втором же - в игре цитат и смыслов, появлении неназванных впрямую, но, если приглядеться и повспоминать, не менее культовых персонажей и событий, - происходит еще более уморительные коллизии. Внимать этому всему, однако, лучше либо в очень хорошем переводе, либо вообще в оригинале, да еще и посадив рядом пару-тройку знатоков не столь великого и могучего, но англо-американского, чтоб могли объяснить в чем там игра слов, ну и дюжину знатоков культуры, чтоб объясняли в чем на самом деле был прикол. Тем не менее, даже на уровне знаний очень средней школы можно прочувствовать шедевральность этих эпизодов. К слову, уже поднабившее оскомину фирменное алленовское утюженье мелкобуржуазного мещанства - эта профессиональная деформация труженика американского стендапа, что и вправду уже бывала чересчур в былых его работах - в «Полночи...» выглядит не удушающе. Конечно, эта тема будет гордиевым узлом конфликта, и конечно главный герой сделает свой выбор не в пользу фальшивых ценностей респектабельного быта, навязываемых большинством, но в пользу ценностей личной свободы выбора и счастья высказывания. Следует заметить, что в этом фильме с особой ясностью (мне лично, по крайней мере) приоткрывается завеса алленовского языка вообще, каковым он, собственно и был все предыдущие годы. Видя, как на пространстве «Полночи в Париже» он с мастерством марионеточника одушевляет нарисованные на картонке поп-культуры персонажи прошлого, вдруг понимаешь, что собственно все реалистичные с виду его злободневные нью-йоркские и не очень истории сделаны по сути тем же образом - ему незачем брать живых людей из плоти, он колдовски кукловодит тем, что запечатлел взгляд шаржиста. И все его истеричные блондиночки, неуклюжие неврастеники, замороченные интеллектуалы, педантичные евреи, надутые психотерапевты - это такие же «Львы Толстые», которые «очень любят детей» или «Сальвадоры Дали», что повсюду «видят носорога». Вроде бы на самом деле жили такие на свете - можете проверить адреса и паспорта - точно были такие, да вовсе не такие. Да, в общем-то, сам ночной Париж - основной «персонаж» картины, такой романтичный, с фонариками, богемной жизнью, чувственными красотками - это ведь тоже своего рода шарж, штамп, карикатура на обычный достаточно пожилой уже город где-то на Юго-Западе Европы. Он таков, когда сначала читаешь о нем в женских романах, смотришь в карамельных фильмах, выучиваешь его по туристским буклетам, и даже когда приезжаешь в него первые три недели он таков. Но попробуйте французу, а тем более урожденному парижанину где-нибудь дома на кухне начать петь о том, что «Ах, как я люблю Париж - город любви». Он в ответ лишь покрутит пальцем у виска, а может даже обиженно насупится. Ну примерно то же самое, что сказать сибиряку, что вы так любите медведей, которые у него на родине по улицам ходят. Но кукловод Аллен конечно выбирает для своих гротескных героев именно такую же, отливающую фальшиватым разноцветьем блесток конфетной коробки оправу. Ну а к концу фильма режиссер по своей саркастической привычке уже пускается во все тяжкие, утрируя собственный же прием настолько, что сюжет начинает смахивать на ходы сериала «Доктор Кто», а на экране начинают мелькать уже то физиономии Дега и Тулуз-Лотрека, то вовсе каких-то коронованных особ полутысячелетней давности. Мы выныриваем из этого водоворота с приятным послевкусием, что и требуется от хорошего вина и хорошей комедии. Совсем не обижаясь, на то, что семидесятипятилетний старик Аллен едко и ехидно поддел нас самих за наше невежество и за наши заблуждения. И нисколько не расстроившись от того, что услышали из его уст лишь старую истину: нечего пенять на то, что там хорошо, где нас нет. Там, где мы сейчас - тоже может быть вполне хорошо, достаточно этого самому захотеть. А что сказать в ответ? Мерси бьен, мсье Вуди, и низкий вам поклон. Оценка: 7/10. (Денис Саблин, «SQD»)

Цвет настроения синий: ЧЕГО БОИТСЯ ЛЕА СЕЙДУ? [...] БОГАТОЕ ПРОШЛОЕ. Сейду родом из очень влиятельной семьи, связанной с киноиндустрией. Ее дед Жером Сейду руководит крупнейшей французской кинокомпанией Pathe, а его брат - президент французской киностудии Gaumont. Ее мать Валери Шлюмберже снялась в эпизодических ролях в паре фильмов, но посвятила свою жизнь благотворительности и решению проблем жителей Африки. Так что до Леа никто в семье не задумывался всерьез об актерской карьере. Да и сама Сейду в детстве мечтала стать оперной певицей и училась музыке в Парижской Консерватории. «Моя мама снялась в фильме «За наших любимых», но она никогда не хотела быть актрисой. А мой отец... его в основном интересуют технологии. Он делает наушники [на самом деле, Анри Сейду - генеральный директор электронной компании Parrot]. Он похож на гика в этих своих очках, одержимый компьютерами». Родители Сейду развелись, когда ей было три года. Мать, презиравшая консюмеризм, и отец, подаривший 12-летней дочери на день рождения пару туфель от Кристиана Лабутена - этот союз был слишком противоречивым. В течении 6 лет Леа каждое лето проводила в США по настоянию отца, он хотел, чтобы дочь свободно говорила по-английски. Вероятно, поэтому Сейду удалось так быстро выбраться из гетто французского кино и закрепить позиции в Голливуде - далеко не все французские актрисы свободно владеют английским языком. КОМПЛЕКСЫ И ФОБИИ. Несмотря на финансовую «стабильность» семьи, в детстве актриса страдала от множества комплексов и фобий. Все это сказывалось на ее учебе, которая давалась Леа с трудом. И привело в итоге к паническим атакам и тяжелым мыслям: «Когда мне было 15 лет, я была счастлива. А потом на меня навалилась какая-то грусть. В 18-19 я была одержима мыслями о смерти, одержима идеей того, что смерть несравненно значительнее моей жизни». Парализующую аэрофобию Сейду победила на свой 20-й день рождения, решив, что больше не будет рабыней своего тревожного расстройства. Она купила билет на самолет до Лиона и обратно, заставив себя пережить два перелета за один день. На путь лицедейства Леа подтолкнула любовь - она была очарована одним актером, имени которого до сих по не называет. Но при личной встрече выяснилось, что ее кумир слишком высокомерен и забывчив - он все никак не мог запомнить ее имя. Тогда Леа решила произвести на него впечатление, вписав свое имя в историю кино. Свою первую большую роль Сейду получила в 2006 году, сыграв в фильме «Девочки сверху: Французский поцелуй». И уже через 3 года она появилась в эпизодической роли у Тарантино в «Бесславных ублюдках». Пятилетний юбилей своей карьеры Сейду отметила ролью у другого мастодонта Голливуда - Вуди Аллена. «НЕТ» ЗНАЧИТ «НЕТ». Одной из самых смелых и значительных работ за двенадцатилетнюю карьеру Леа стала роль Эммы в трехчасовой лесбийской драме Абделатифа Кешиша «Жизнь Адель». Фильм получил Золотую пальмовую ветвь в Каннах, однако Сейду не разделила триумф режиссера, назвав эту победу «его победой». Сейду вспоминает о работе с Кешишем с некоторым содроганием, признавая, что этот опыт был самым тяжелым в ее карьере, и ей бы не хотелось пережить это вновь. Известный своей скрупулезностью и перфекционизмом Кешиш мог снимать одну сцену на протяжении недели, делая по сто дублей и доводя актеров до одури. Он добивался максимальной реалистичности во всем, поэтому затяжные 10-минутные эротические сцены фильма выглядят почти порнографическими. Однако Сейду удалось дать режиссеру отпор, когда дело дошло до сигарет. «Есть вещи, которые я не буду делать по-настоящему на камеру. Не буду заниматься настоящим сексом, не буду ходить по-настоящему в туалет и не буду курить настоящие сигареты. Абделатиф хотел, чтобы я курила настоящие сигареты, но я сказала «нет». Зачем? Есть замечательные бутафорские сигареты, которые выглядят совсем как настоящие. А я бросила курить несколько лет назад». («Кино-Театр.ру»)

Очень милый и романтичный, наполненный чудесной музыкой и ароматом Парижа фильм. И смешная, и грустная, и совсем не пустяковая по содержанию современная сказка. Разве очень многие не тоскуют в душе по "светлому прошлому", золотому веку, в котором им хотелось бы жить? Сразу вспоминается сказка Андерсена "Калоши счастья", герой которой мечтал попасть в далекое прошлое, перенесся туда волшебным образом... и разочаровался. Мечтатель Гил, так выделяющийся на фоне прагматичной и черствой семейки своей невесты, неожиданно получает возможность волшебным образом пройти сквозь время и попасть в Париж 20-х годов прошлого века. Город его мечты, его золотой век, в котором ему хотелось бы жить. Где можно запросто встретиться и пообщаться с Хемингуэем, Дали, Пикассо, Бунюэлем, Колом Портером и другими легендарными личностями той эпохи. Увлечься прелестной натурщицей Адрианой накануне собственной, так и не состоявшейся свадьбы (к счастью для него). А потом он понимает, что невозможно вечно жить в сказке, что у жителей каждой эпохи есть свое "светлое прошлое". Та же Адриана, как оказалось, мечтает попасть в Париж времен Тулуз-Лотрека и остаться там. В конце концов Гил находит выход из ситуации: он остается в современном мире и остается в городе своей мечты - современном, но по-прежнему прекрасном и легендарном Париже. И после неизбежного разрыва с избалованной стервочкой Инес он, надо думать, не останется долго одиноким. Ведь в финале он гуляет под дождем по Парижу с новой знакомой, юной парижанкой Габриэль, такой же мечтательницей, как он сам. (Борис Нежданов, Санкт-Петербург)

Скромное обаяние ностальгии. Сказать, что новый Аллен порадовал - не сказать ничего. Наглядный пример, когда количество переходит в качество. Старик не унывает и, разменяв восьмой десяток лет, работает в бешеном темпе «по фильму в год», к тому же в последнее десятилетие до одури полюбил старую Европу, променяв на нее даже столь любимый Нью-Йорк. В какой-то мере в этом идея его нового фильма, который претендует на статус самой приятной эмоции 2011 киногода. Главный герой, успешный голливудский сценарист, решив круто изменить траекторию своего творческого полета, перебирается в Париж искать вдохновение для своего романа и помечтать про Золотой век. И пусть у него в жизни уже давно все налажено, а его борзо написанные сценарии пользуются успехом на студиях Голливуда, он вдруг чувствует острую потребность подышать другим воздухом и просто устал создавать безликих персонажей. Сюжет фильма исполнен в фантастическом ключе в стиле «Назад в будущее», герой попадает в эпоху своих грез. Для этого достаточно сесть в полночь на старый Пежо и завалиться прямиком в гущу богемы, где балом правят Скотт Фитцджеральд с женой, Эрнест Хемингуэй, Пабло Пикассо, Сальвадор Дали, Луис Бунюэль, а вечеринки устраивают в честь Жана Кокто. Прямиком в ночную жизнь, где события и люди молниеносно сменяют друг друга, а попутные автомобили готовы подвезти слегка ошеломленного пассажира в одно из заведений, в которых творится история искусства прошлого столетия, а легендарные личности переживают вполне приземленные людские драмы. Можно предположить, что это очень личный фильм для самого Аллена, который своеобразно начинает подбивать итоги своей длинной и насыщенной жизни. В таком возрасте воспоминания о былых годах занимают все больше места в собственных мыслях, а Вуди Аллен, который был современником Феллини и Бергмана с присущей ему иронией старого еврея разделывается с собственной ностальгией. В его ностальгию запросто влюбиться, а еще больший соблазн назвать ее лучшим от старика за последние пять, десять, двадцать лет. Аллен признается в любви к искусству, но интересно ему не столько оно, сколько люди в искусстве, которые гораздо интереснее, чем все их великие творения. Да и про Париж так еще никто не рассказывал. Нет, безусловно, мы уже видели парижскую богему, и железного Эйфеля, и эти тесные улочки, мы видели этот город днем, ночью, в ч/б, в цвете, мы видели его немым, мы видели его в крови, и в средние века, и во время чумы да каким угодно. И нам не открывают его заново, а просто дают возможность пережить легкую влюбленность вместе с 75-летним нью-йоркским гидом, вдруг слегка затерявшегося на парижской брусчатке. Париж он итак уже воспетый тысячами произведений, поэтому сказать о нем что-то новое попросту невозможно. Можно лишь восхищаться, повторяя и повторяясь, но не боятся при этом прослыть плагиатором, главное оставаться искренним. Париж в «Полночи...» нужно рассматривать скорее, как символ, все же по большому счету он не сосредотачивается на конкретных местах, а лишь порождает какие-то образы, воссоздавая дух того утерянного между двумя мировыми войнами времени, которое, казалось бы, и не существовало в этом безумном столетии. Несложно заметить и то, что Вуди переосмысливает себя любимого. В «Пурпурной розе Каира» героиня Мии Фэрроу уже попадала в столь желанный мир по ту сторону экрана и также делала своей нелегкий выбор. Но последнее в чем можно обвинить старика, так это в самоповторах. Главная мысль, словно по Гегелю, начатая Алленом где-то в 80-ых, или даже в 50-ых, в момент создания его любимой комедии - «Белого шейха» Феллини - возвращается во второй декаде нулевых на принципиально новом уровне, приближая автора к личной Истине, а благодарного зрителя к чувству тихого восторга. (orange3005)

comments powered by Disqus