на главную

БЕЗ КРЫШИ, ВНЕ ЗАКОНА (1985)
SANS TOIT NI LOI

БЕЗ КРЫШИ, ВНЕ ЗАКОНА (1985)
#20554

Рейтинг КП Рейтинг IMDb
  

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Драма
Продолжит.: 105 мин.
Производство: Франция
Режиссер: Agnes Varda
Продюсер: Oury Milshtein
Сценарий: Agnes Varda
Оператор: Patrick Blossier
Композитор: Joanna Bruzdowicz
Студия: Cine Tamaris, Films A2, Ministere de la Culture de la Republique Francaise

ПРИМЕЧАНИЯдве звуковые дорожки: 1-я - проф. закадровый двухголосый перевод (НТВ); 2-я - оригинальная (Fr) + рус. субтитры.
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Sandrine Bonnaire ... Mona Bergeron, sans toit ni loi
Setti Ramdane ... le marocaine qui la trouve
Francis Balchere ... un gendarme
Jean-Louis Perletti ... un autre
Urbain Causse ... un paysan interroge
Christophe Alcazar ... un autre, bruleyrr de fosse
Dominique Durand ... le premier motard
Joel Fosse ... l'autre, Paulo, amant de Yolande
Patrick Schmit ... le camionneur
Daniel Bos ... Le demolisseur
Katy Champaud ... le jeune fille a la pompe
Raymond Roulle ... le vieux aux allumettes
Henri Fridlani ... le fossoyeur
Patrick Sokol ... le jaune homme au sandwich
Pierre Imbert ... le garagiste
Richard Imbert ... Son fils
Marthe Jarnias ... la vielle Tante Lydie
Yolande Moreau ... Yolande, sa bonne
Stephane Freiss ... Jean-Pierre, ingeneuragronome

ПАРАМЕТРЫ частей: 1 размер: 1572 mb
носитель: HDD2
видео: 720x432 XviD 1681 kbps 23.976 fps
аудио: AC3 192 kbps
язык: Ru, Fr
субтитры: Ru
 

ОБЗОР «БЕЗ КРЫШИ, ВНЕ ЗАКОНА» (1985)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

"Без крыши, вне закона" ("Без крова, вне закона", "Без жилья и вне закона"). Однажды утром фермер обнаруживает замерзшее тело женщины-бродяги. Когда приезжает полиция, вмешивается голос режиссера: она объясняет, что о женщине практически ничего не известно и показывает малозначительные эпизоды из жизни несчастной. Варда использует бродягу как метафору того, насколько мало мы знаем о людях, которых встречаем ежедневно.

Погибла молодая девушка... И авторы фильма пытаются воссоздать последние недели ее жизни. О ней рассказывают люди, с которыми ей довелось встретиться. Красивая, умная, с сильным независимым характером - все ее запомнили, на всех она произвела впечатление. В фильме снимались как профессиональные, так и непрофессиональные актеры - и все они сыграли прекрасно и составили отличный ансамбль. Но, все-таки, это - фильм 18-летней Сандрин Боннэр, которая была за эту роль удостоена премии Сезар как лучшая актриса.

Атмосферический, холодный, дистанциирующий и в то же время увлекательный фильм сочетает в себе технику, стилизованную под документальное кино, с выдуманным видением сценаристки и режиссера Аньес Варда. Начинается он глубокой зимой. Батрак с фермы находит в канаве труп замерзшей женщины со спутанными волосами, в изношенной кожаной куртке и грязных джинсах. Это была Мона (Сандрин Боннер), яростно независимая бродяжка, чьи последние недели воссоздаются при помощи ретроспекции и в опросах людей, знакомых или встречавших Мону (в них участвуют как актеры, так и непрофессионалы, которых Варда находила во время съемок). Вскоре становится ясно, что никто толком ее не знал. Мона не та женщина, которая бы могла нравиться людям, да и трудно было бы этого от них ожидать. Варда рассказывает ее историю без каких-либо сантиментов и по ходу дела приводит истории многих других, совершенно разных людей, чьи жизни были изменены, возможно, навсегда контактом с этой любительницей вольной жизни. Проработав в тени режиссеров более популярной Французской Новой Волны многие годы, 57-летняя Варда открыла "новую землю" в повествовательном кино, применив свои методы в этом фильме. Ее визуальная зоркость демонстрируется здесь особенно ярко. Она создает мощный портрет Моны и ее мира. В равной мере своим успехом фильм обязан Боннер, которая идеально трансформируется в грязную, бесцельную, но энигматичную женщину "без крыши, вне закона", чего от нее и требует роль. (М. Иванов)

ПРЕМИИ И НАГРАДЫ

СЕЗАР, 1986
Победитель: Лучшая актриса (Сандрин Боннэр).
Номинации: Лучший фильм (Аньес Варда), Лучшая актриса второго плана (Маша Мериль), Лучший режиссер (Аньес Варда).
ВЕНЕЦИАНСКИЙ КИНОФЕСТИВАЛЬ, 1985
Победитель: Золотой лев (Аньес Варда), Приз международной ассоциации кинокритиков (ФИПРЕССИ) (Аньес Варда), Приз Международной Католической организации в области кино (OCIC) (Аньес Варда).
ФРАНЦУЗСКИЙ СИНДИКАТ КИНОКРИТИКОВ, 1986
Победитель: Лучший фильм (Аньес Варда).
САНТ ЖОРДИ, 1987
Победитель: Лучшая зарубежная актриса (Сандрин Боннэр).
НАЦИОНАЛЬНОЕ ОБЩЕСТВО КИНОКРИТИКОВ США, 1987
Победитель: Лучшая актриса (2-е место) (Сандрин Боннэр).
ОБЪЕДИНЕНИЕ КИНОКРИТИКОВ НЬЮ-ЙОРКА, 1986
Победитель: Лучший фильм на иностранном языке (3-е место) (Франция).
АССОЦИАЦИЯ КИНОКРИТИКОВ ЛОС-АНДЖЕЛЕСА, 1986
Победитель: Лучший зарубежный фильм (Аньес Варда), Лучшая актриса (Сандрин Боннэр).

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

«Я не хожу по дорогам, не голодаю. Но в каком-то смысле в каждом из нас есть Мона, женщина, которая одна идет по дороге. В каждой женщине есть что-то бунтарское, что не находит выражения. Меня интересуют необычные люди, или люди, которые пробуют какие-то новые вещи, потому что не могут скрыть своего отличия от других. или же они хотят быть другими. Или они - другие, потому что общество их отвергло» - Аньес Варда, «Кино - это образ жизни».
Премьера: 4 декабря 1985 года.
Фильм входит в список из книги «The 1001 Movies You Must See Before You Die», представляющей собой компиляцию мнений различных кинокритиков о лучших кинокартинах всех жанров, времен и народов.
Картина занимает 823-е место (2012 год) в списке "They Shoot Pictures, Don't They?" (http://theyshootpictures.com), который представляет собой обобщение самых разнообразных списков лучших фильмов, составленных кинематографистами и кинокритиками.
Аньес Варда (имя при рождении Арлет) / Agnes Varda (род. 30 мая 1928, Брюссель) - французский кинорежиссер, сценарист, продюсер, актриса, оператор и фотограф, представительница французской «новой волны». Мать - француженка, отец - грек, чья семья бежала из Малой Азии. Была фотографом в театре Жана Вилара, познакомилась там с кинорежиссером Жаком Деми, вышла за него замуж. В 1954 сняла на собственные деньги фильм из жизни рыбацкого поселка «Ла Пуэнт-Курт» (монтажером был Ален Рене), предвосхитивший «новую волну». В 1968-1970 и 1979-1981 работала в Лос-Анджелесе. Снимает как игровые, так и документальные ленты. Член жюри Каннского МКФ 2005. В том же году синематека Квебека представила ретроспективу фильмов Варда и выставку ее фотографий. Командор ордена Почетного легиона (2009). Почетный доктор Льежского университета (2010). Аньес Варда на сайте Senses of cinema - http://sensesofcinema.com/2002/great-directors/varda/.
Аньес Варда, интервью газете Взгляд (2010) - http://vz.ru/culture/2010/7/21/419410.html.
Владислав Шувалов. «Цветы Аньес» - http://cinematheque.ru/post/140035.
Сандрин Боннер / Sandrine Bonnaire (род. 31 мая 1967) - французская актриса. Родилась в Клермон-Ферране, но свое детство провела в одном из парижских пригородов. Она была 7-м (из 11-ти!) ребенком в семье, жизнь не сулила особо радужных перспектив (Сандрин готовила себя к профессии парикмахера), но мечта сниматься в кино все-таки была сильнее - кумиром детства актрисы была Брижитт Бардо. Как часто бывает, помогла случайность. Уже в возрасте 11 лет она появляется в фильме Жерара Курана «Все кино» (этот режиссер заслуживает, без сомнения, отдельного разговора), а потом отец одноклассницы оказывается руководителем кастинга второй части нашумевшего «Бума». Пройдя всю унизительнейшую процедуру отбора, Сандрин все-таки появится в ряде сцен фильма, но уже этот первый опыт показывает ей всю изнанку кинематографа. Несмотря на неприятные воспоминания, актриса пробуется еще раз - для фильма Мориса Пиала «Убийцы». Фильм (по экономическим причинам) снят так и не будет, однако режиссер доволен находкой - он предлагает Боннер роль в картине «За нашу любовь" (первоначальное название - «Сюзанна»). Фильм благожелательно встречается и критикой, и зрителем, и в 1984 году Сандрин получает своего первого Сезара - пока что в категории "надежды". Несколько следующих картин прошли незамеченными, пока Аньес Варда не приглашает ее в «Без крова, вне закона» - давно ожидаемая "настоящая" роль. В 1999 году снялась в фильме «Восток-Запад» режиссера Режи Варнье. Имеет дочь Жанну от американского актера Уильяма Херта и другую, Адель - от французского сценариста Гийома Лорана (их брак был заключен 29 марта 2003 года). Перед президентскими выборами во Франции 2002 года С. Боннер выступила в поддержку кандидата от социалистов Лионеля Жоспена.

Французская постановщица Аньес Варда, одна из представительниц «новой волны», которая, в отличие от многих коллег, сохраняла верность избранным принципам и не шла на уступки коммерческому кино, вернулась в середине 80-х годов в игровой кинематограф после длительного перерыва. Однако она всегда работала практически на стыке игрового и документального, вымышленного и подлинного, экспериментаторски свободного и традиционно фабульного повествования. История юной бродяжки Симоны Бержерон по прозвищу Мона выдумана автором, но рассказана достаточно объективированно, с определенной дистанции, без сантиментов и сопереживания, так что производит впечатление заснятого на пленку документального свидетельства или же расследования по делу о незаметной смерти бесприютной девушки, которая однажды зимним утром была найдена замерзшей в канаве. Серия флэшбэков как бы восстанавливает не столько ее несчастную жизнь (у Моны нет прошлого, да и настоящее почти неидентифицируемо - один день похож на другой), сколько картину полного одиночества, беспросветного существования на пороге бездны, когда смерть кажется закономерным, давно ожидаемым итогом судьбы героини, вернее, ее хождения по замкнутому кругу бытия. Словно Мона является узницей, которой позволено прогуливаться лишь внутри тюремного колодца. Звучащая в оригинальном названии рифма (toit-loi) - как навязчивый рефрен, тупо отдающийся в ушах. Лучше перевести заголовок так: «Крыши нет, закона нет». Слова отрицания ритмически подчеркивают пустоту и бессмысленность подобной жизни за пределами (вспомним по аналогии монолог Клеща из пьесы Максима Горького «На дне»). Девушка-аутсайдер, лишенная крова, будто обескровлена и выглядит безжизненной еще до своего печального конца на дне придорожной канавы, посреди голого пространства. Возврат к прологу как раз и знаменует бесцельно пройденный круг. Нам не становится яснее причина смерти героини, но уже понятнее нежелание Моны жить в мире, который ее окружает. И все же фильм Аньес Варда - рассказ о тех, кто не предотвратил раннюю гибель девушки, а не горестная повесть о ней самой. Несмотря на сдержанный, бесстрастный пафос и отсутствие занимательного сюжета картина «Без крыши, вне закона» вполне неплохо прошла во французском прокате. Может быть, частично на это повлияло присуждение очень престижной премии - «Золотого льва» на кинофестивале в Венеции (там французам везло больше, чем в родном Канне). А молодая актриса Сандрин Боннэр, сыгравшая Мону, позднее получила «Сезар» за свою роль. (Сергей Кудрявцев)

Симона (Мона) абсолютно свободна, но на что похожа ее свобода? Она путешествует автостопом, блуждает и думает, что такая жизнь - в полном и абсолютном одиочестве - будет ее спасением. Почему она захотела быть одной и бесцельно идти по зимней дороге, сталкиваясь с угрозой насилия, голода, холода и страха? Постепенно через интервью людей, знавших Мону, и ретроспективные кадры мы немного узнаем о ней. Но информация не составляет единого целого и ничего не объясняет. Сама Мона не хочет говорить о своих проблемах, не хочет открывать себя другим, она сохраняет свою тайну - и ее характер остается загадкой, ее побуждения не становятся для нас ясными. Мы так и не узнаем, ни кто ее родители, ни откуда она. Вероятно, она надеялась на что-то лучшее, но по ходу фильма все только ухудшается для нее. Убежденная в своей правоте, но странно пассивная, Мона идет от одного столкновения к другому, и мы видим, как разворачивается ее судьба, как меняется ее настроение... Режиссер Аньес Варда не предлагает объяснений - просто наблюдает и при этом держит дистанцию по отношению к своей героине, преднамеренно отдаляет нас от нее - преднамеренно не показывает нам ряд неприятных моментов и многое из того, что с нею происходит. Связи Моны с людьми и их мысли, спровоцированные ею, очень различны - все реагируют на нее по-разному, но проигнорировать и забыть Мону они не могут - у всех остаются несмываемые воспоминания о ней. Чтобы показать глубину влияния, которое Мона оказала на другие характеры в фильме, А. Варда интенсивно использует документальную стилизацию, но из рассказов людей, столкнувшихся с Моной, мы узнаем, наверное, больше о них самих, чем о ней. Некоторых она приводит в бешенство - один из самых непримиримых критиков Моны - это бывший хиппи, другие испытывают к ней жалость и даже чувствуют свою вину за то, что оставили ее на дороге. Некоторые романтизируют ее, восхищаются ею и готовы полюбить, хотя она никого не просит любить ее. Для кого-то она олицетворяет свободу. Кто-то начинает осознавать, что впустую тратит свою жизнь, чувствует свое родство с Моной и рассматривает альтернативу ее выбора как реальную и для себя. Кто-то предлагает ей помощь и советы, как выход в другой образ жизни, но она не воспользуется ни одним из этих советов - они вызывают у нее презрение. Она расстается с людьми, разрывает с ними связи и, не склонная никого благодарить за желание помочь, подчас демонстрирует вызывающую непочтительность. И предпочитает дорогу с ее приключениями и неуверенностью. Почему она так глубоко затрагивает всех? Ее образ жизни, несомненно, требует храбрости. И, возможно, Мона заставляет людей почувствовать их собственный страх -страх остаться одному в этой жизни и сломаться - те, кто жалеют ее, боятся своей собственной слабости. Одна из лучших сцен - когда она напивается с богатой старухой, которая сознает, что все только и ждут, когда она умрет. Фильм далек от прямого реализма и от неореализма, и это не мелодрама. В фильме много противоречий, повторов, уклонений, двусмысленностей. Герои причудливо переплетены - в одних эпизодах они непосредственно общаются с Моной, в других - проходят рядом, не замечая друг друга. Мы поймем эти связи к концу фильма. Студент профессорши, изучающей деревья, окажется племянником полуслепой старухи - хозяйки дома, в который Мону привезла горничная старухи Иоланда. В одном из тех, кто наблюдает, как Мона выходит из холодного моря, мы в дальнейшем узнаем жениха Иоланды. Парень, с которым Мона жила в заброшенном замке, подожжет ее последнее пристанище, не подозревая, что она находится там... Этот фильм - рассказ о реальном человеке - о том, что с ним произошло. Попытка ответить на вопрос: как это могло случиться? Фильм о человеческом одиночестве, воплощенном Моной, ее портрет на фоне холодной зимней Франции. Фильм искренний и красиво возвышенный. Трагическая история с замечательной музыкой, удивительно красивой и уравновешенной операторской работой. Визуально фильм очень поэтичен - пейзажи очень ярки - мы видим изображения, которые трудно забыть - ломкие обнаженные ветви неподвижных деревьев передают безнадежную судьбу Моны. Актерские работы великолепны. Абсолютно блестящая работа Сандрин Боннэр. (rutracker.org)

Аньес Варда - признанный лидер и первооткрыватель французской «новой волны». Ее стиль легко узнаваем и неповторим. Ее творческую манеру, необычайно органичную и артистически индивидуальную, не спутаешь ни с какой другой. Аньес Варда в 1954 сняла первый полнометражный фильм «Ля Пуэнт-Курт» (название местности) (La Pointe Courte), знаменитый тем, что, по мнению ряда критиков, он на пять лет явно опередил «новую волну». Лента носила, с одной стороны, отпечаток влияния неореализма (действие разворачивается в маленьком рыбацком поселке), с другой, в картине уже проявился интерес Варда к проблемам современных обитателей тех или иных человеческих ареалов. Более явно это получило отражение в ее следующем игровом (после ряда документальных короткометражек) фильме «Клео с пяти до семи» (Cleo De 5 A 7, 1961), героиня которого - танцовщица, вынужденная два часа бродить по Парижу в ожидании, пока проявят рентгеновский снимок и дадут ответ, есть ли у нее на самом деле рак. Многие ленты режиссера вызывали споры и отличались разноплановостью, поиском новых выразительных средств: «Счастье» (Le Bonheur, 1964, специальная премия на МКФ в Западном Берлине-65), «Создания» (Les CreaturesThe Creatures, 1966). После новеллы в коллективной картине «Далеко от Вьетнама» (Loin Du Vietnam, 1967) критики заговорили о сочетании в творчестве Варда «эстетизма и левачества», что подтвердили и ее следующие работы «Львиная любовь» (Lions Love, 1969, в США), «Одна поет, другая нет» (L'une Chante L'autre Pas, 1976), целый ряд документальных работ. Новой удачей стал снятый после большого перерыва игровой фильм «Без крыши, вне закона» (Sans Toit Ni Loi, 1985, главная премия и приз ФИПРЕССИ на МКФ в Венеции) - социальная драма, героиней которой является отверженная девушка, вынужденная умереть в голоде и холоде. Варда занимается экспериментальными картинами (в том числе это «Улисс», отмеченный премией «Сезар», 1984), создает фильмы о кино и своеобразные творческие портреты своих друзей и коллег - «Джейн Б. глазами Аньес В.» (Jane B. Par Agnes V., 1987) - об актрисе Джейн Беркин, «Жако из Нанта» (Jacquot De Nantes, 1991) - в память о своем муже, режиссере Жаке Деми, «Сто и одна ночь» (A Hundred And One Nights, 1994) - лирическое объяснение в любви к кинематографу с участием многих современных звезд первой величины, сыгравших крохотные, но значимые роли. (Дмитрий Савосин, Кино км.ру)

Аньес Варда: Мои фильмы ни в коем случае не социологические исследования. Я знаю, что есть очень бедные страны, в которых большая часть населения питается тем, что может найти на улице. Но я не представляю, чтобы, например, во Франции - европейской стране с развитой экономикой - были люди, которые бы питались объедками. Не только богатые, но и достаточно бедные люди выбрасывают пищу. Это ситуация общества перепроизводства и перепотребления. Слишком много производится, слишком много потребляется и слишком много выбрасывается. Я ничуть не пытаюсь критиковать буржуазию - скорее, я критикую нашу цивилизацию, построенную на потреблении и выбрасывании. В «Собирателях и собирательнице» есть эпизод с собирателями картофеля. Они продают одинаковые картофелины, расфасованные в пакеты по три килограмма. А те, что не соответствуют стандарту - выбрасывают. Едет грузовик и выкидывает ненужные картофелины - они их называют «монстрами». Найдя картошку в форме сердца - с точки зрения коммерческой, это был абсолютный монстр, - я отчетливо поняла, про что нужно делать фильм. О том, что мы живем в абсолютно отформатированном обществе, которое отвергает тебя, если ты слишком большой или слишком маленький. История с картофелем для меня - аллегория общей нетерпимости. Обычно после премьеры все аплодируют мне: «Аньес, какой прекрасный фильм, спасибо!» А я им отвечаю: это вы не мне должны аплодировать, а им, людям, которые жили перед камерой. Даже если фильм прекрасно смонтирован, даже если сочинен какой-то очень точный закадровый текст, главными остаются персонажи, люди. Это заставило меня задуматься об отношении документалиста к своему сюжету, о его ответственности перед героями фильма. Поэтому я вернулась через два года к тем же героям в другом фильме - «Собирателях… два года спустя» - чтобы увидеть, что произошло с ними и чтобы показать, что они для меня что-то значат, что я их не забыла и благодарна им. Правда, я увидела, что в их жизни ничего ровным счетом не изменилось. Любой фильм, так или иначе, рассказывает о себе, о режиссере - даже документальный. Любой художник, когда пишет автопортрет, смотрится в зеркало. И поэтому я себе в определенный момент позволила снять «Побережья Аньес» - документальную автобиографию. Я начала «Побережья Аньес» со сцены с зеркалами на пляже. Ведь зеркало - главный инструмент автопортретиста. Я составила «Побережье Аньес» из множества своих «я», отражающихся в людях, которых я встречала в жизни. Я бы назвала это «маленький мир Аньес Варда». В конце концов, делая такой свой автопортрет, рассказывая о своей жизни, я, в то же время, говорю об очень многих вещах - фильм переходит в жизнь, а жизнь переходит в фильм. Там есть моя семья, дети, внуки, люди, которые для меня очень много значат. Мне совершенно не стыдно, что я сделала автопортрет. И я ничуть не нарциссична. Зрители «Побережий Аньес», которым было лет по двадцать пять, говорили мне: «Это замечательный фильм. Я теперь хочу быть старым». Они дураки, конечно, но это лучший комплимент, который я слышала в своей жизни. Подлинный вопрос кино - это не то, что ты рассказываешь, а то, как ты это делаешь. Здесь дело не в том, что я рассказываю о своей жизни, а в том, какую форму я для этого выбрала. Какую аллегорию нашла. Это такое «переизобретение» жизни, реальности. Под «переизобретением» я имею в виду, что режиссер находит новую форму, которая позволяет то, что ты сам пережил, разделить с другими людьми - любой культуры, любого возраста. Снимать, полностью самоустранившись, невозможно. Сейчас многие документалисты пытаются снимать отстраненно, просто поймать за хвост реальность и представить ее зрителю в чистом виде. Но любой документальный фильм субъективен. Если ты снимаешь человека - важно, какие вопросы ты ему задал, или вообще ничего не спрашивал, а просто фиксировал его существование. С одним и тем же героем разные режиссеры снимут разные фильмы. Это вопрос восприятия режиссера. Есть попытки просто дать персонажу слово - и на этом остановиться, самоустраниться. Но они сами по себе абсурдны. Монтаж существует для того, чтобы зрители могли сопереживать. На съемках «Собирателей и собирательницы» я говорила со сборщиком колосков целый час. Естественно, я не могла включить в свой фильм весь этот разговор. Что-то вырезала, что-то оставила. Оставила то, что определила как лучшее. Экспериментальный фильм американского режиссера Ширли Кларка «Портрет Джейсона», снятый в конце 60-х, построен на полуторачасовом монологе одного человека. Ты узнаешь о нем все: что он гомосексуалист, что он проститутка, все подробности его жизни. Это виртуозный эксперимент, но проблема в том, что есть только пять тысяч человек, которые видели этот фильм. Этот опыт сложно разделить. Мало кто может это сделать, кроме каких-нибудь безумных синефилов. А для меня работа документалиста заключается в том, чтобы представить человека - живого, настоящего - так, чтобы зритель мог ему сопереживать. Чтобы люди в Америке и Японии проживали жизнь героя вместе с ним, живущим далеко за океаном. Мы хотим, чтобы картину увидело три человека или пять, или десять тысяч? Можно сколько угодно теоретизировать, но, в конечном итоге, главный вопрос документалиста - для кого делается фильм? На кого мы рассчитываем? В моей карьере есть и фильмы для зрителей, и ленты, которые являются в основном чистыми продуктами синематек. А есть, например, «Догма» - большое движение, но какие фильмы вы вспомните? Две-три ленты, дошедшие до зрителя. А остальные - скучные, как зимний дождь. Нужна не теория, а мысль. Она применяется к каждому сюжету, к любому разговору. Она направляет тебя к форме. А форма может быть донесена до зрителя, только если она сопровождена эмоцией. Цитировать, между прочим, ничуть не стыдно. Годар в своем последнем фильме «Социализм» сделал реверанс в мою сторону: попросил у меня разрешения взять небольшую сцену из «Побережья Аньес». В «Побережье Аньес» есть эпизод, когда я не знаю, как показать состояние своей души в определенный момент - очень тяжелый. И я просто вставляю в кадр картину Пикассо «Плачущая женщина». Это значит просто, что Пикассо сказал лучше меня то, что я хочу сказать. Возможно, и существует некий кинообраз, который я могла бы использовать, не обращаясь к Пикассо. Может быть, можно было устроить перформанс и снять видеоарт с плачущей женщиной в кадре. Но я хочу искать форму, и я считаю, что ее нужно искать всегда. И иногда ее помогает найти чужое творчество. Когда-то я думала сделать свой официальный сайт, но потом бросила это дело. От него осталась только стартовая страница с цитатой из Бунюэля: «Воображение - наша главная привилегия. Необъяснимая, как и порождающая его случайность». Ее вполне достаточно. У меня есть фильм «Сто и одна ночь». Когда я его снимала, я вспомнила «Золотой век» - там есть эпизод, когда корова лежит на кровати. Я процитировала этот эпизод: решила представить себе, что думала эта корова из «Золотого века» о Бунюэле. Нашла в Мадриде актера, который виртуозно имитировал голос Бунюэля, мы записали его и вложили в уста корове. Когда кому-то отдаешь дань - надо развлекаться. (Записали Елена Грачева и Иван Чувиляев. «Сеанс», 2010).

С Сандрин Боннер встретился кинообозреватель "Известий" Юрий Гладильщиков. - Желали ли вы изобразить что-то вроде роковой женщины, фам фаталь? - Вам показалось, что я в фильме фам фаталь? По-моему, нисколько. Я вообще не роковая женщина. Другое дело, что меня очень занимала загадочность поведения моей героини. Мы с режиссером Патрисом Леконтом много дискутировали о таком понятии, как "желание" (тем более что моя героиня откровенно говорит в фильме о многих предельно интимных ситуациях). Она роковая в том смысле, что вольно или невольно (а какая женщина знает, что и когда происходит вольно или невольно?) соблазняет мужчину, к которому ходит на исповеди. Да в общем, между нами, и хочет его соблазнить, сохраняя при этом предельно возможную дистанцию. - Напомнила ли вам эта роль о каких-то предыдущих? - Ха!.. Как ни странно, я редко изображала взбалмошных женщин, но когда моя героиня говорит человеку, которому исповедуется (уже открыв ему, что она догадалась: он - никакой не психоаналитик): "Это отвратительно! Вы все знаете обо мне, а я ничего про вас. Мне хочется вас убить!"... Когда она говорит это, она похожа на двух самых монструозных моих персонажей в "Мсье Ире" и "Церемонии преступления". Другое дело, что по ходу фильма моя героиня снимает с себя ложь, как снимают одежду. Но вообще это особый фильм. Это не комедия, не триллер, не драма - в чем его и прелесть. - Много ли общего между вами и вашей героиней? - Очень близко приближаться к персонажу - опасно. Нельзя соединять кино и жизнь, иначе станешь неадекватной. Я стараюсь, чтобы кино оставалось для меня только работой. Да, это страсть тоже, но прежде всего работа. Тем не менее в каждой роли - процентов пятьдесят от тебя самой. И процесс создания персонажа происходит так: к себе - потом психологически и ментально от себя. К себе - от себя! - Вы верите в силу психоаналитической терапии (кстати: как хорошо, что она все еще не слишком модна в России)? - Верю, если эта терапия продолжается недолго. Ну, несколько сеансов. Но если человек всерьез, неделя за неделей, ходит к психоаналитику пятнадцать-двадцать лет, оставляя за возможность исповедоваться гигантские деньги, это уже само по себе превращается в болезнь. - Ваша героиня постоянно курит. Французское кино кажется последним в мире (за исключением российского), где в кадре можно курить. Это что - ваш вызов Голливуду? - Да я и сама курю (и на самом деле во время интервью курит). Вы рассматриваете это как вызов Америке? Очень забавно. Мне нравится такая трактовка. - Ваш фильм дает очередной повод поговорить о войне полов. Что вы думаете о такой войне? - Я все-таки оптимистка. Я верю в то, что мужчина и женщина способны построить совместную счастливую жизнь. К тому же я и сама замужем - уже девять месяцев! Это забавно в том смысле, что я вышла замуж за месяц до начала съемок, когда примерно так же смотрела на отношения "мужчина - женщина", пребывала почти в том же отчаянии, что и моя героиня. Но теперь вот, как видите, изменилась. - Я слышал, будто ваш новый муж - сценарист. - Это так. Больше того: мы собираемся писать совместный сценарий. - Вы ведь, кажется, прежде не писали? - Не писала. В том и проблема. - Традиционный вопрос для французских звезд. Вы хотели бы работать в Голливуде? - Нет, и это честно. Мне достаточно известности во Франции. У меня там хорошая позиция. Но вообще в отношениях "Франция - Америка" много искусственного. Все у нас постоянно ворчат: "О, опять эта Америка! Как от нее тошнит! Как они всюду проникают! Как надоело американское культурное засилье!". Но, как правило, если кого зовут туда работать, он идет. - Вопрос, который наверняка задают вам все русские. В фильме "Ист-Вест" вы снимались с Сергеем Бодровым-младшим, иконой нашего нового кинопоколения, трагически погибшим во время съемок своей новой картины. Остались ли у вас какие-то особые воспоминания о нем? - Я запомнила его как очень смелого мальчика - отважного во время работы. Чистого, красивого, с ясным умом. Когда я узнала о трагедии, я была искренне потрясена. И еще я подумала о его отце, Сергее Бодрове-старшем, которого тоже очень хорошо знаю. О том, какая это трагедия - потерять сына. - Можно задать вопрос для женщин? Какого образа жизни вы придерживаетесь, чтобы оставаться юной, красивой - настоящей звездой? - Это комплимент? Спасибо! Я должна заметить, что ни в чем себя не ограничиваю: ем мясо, жареную картошку, пью вино... - ...также пьете пиво (Боннер проделывает это во время интервью)... - Да! Но при этом много занимаюсь спортом, шейпингом, танцами. - Балетом тоже (Боннер демонстрирует в фильме некоторые давние навыки)? - Сейчас меньше. Я забеременела (кинообозреватель "Известий" не мог не уставиться на ее фигуру)... Это случилось десять лет назад... И вынуждена была оставить регулярные занятия балетом, а после рождения дочери все-таки чуточку раздалась (чего уж точно не скажешь). - Ваша дочь тоже будет актрисой? - Ну, об этом пока рано гадать! Femme fatale французского кино Сандрин Боннер - звезда таких увековеченных призами и зрительским вниманием фильмов, как "Под солнцем сатаны" ("Золотая пальмовая ветвь" Канна), "Жанна д'Арк: ее битвы", "Церемония преступления", "Ист-Вест". Она работала почти со всеми ведущими режиссерами Франции: Морисом Пиала, Аньес Варда, Жаком Дуайоном, Клодом Сотэ, Жаком Риветтом, Клодом Шабролем, Режисом Варнье. С автором "Близких незнакомцев" Патрисом Леконтом она когда-то создала "Мсье Ира" - этот фильм знают в России только продвинутые киноманы, зато хранится он у них на особой полке шедевров. Там она - неожиданно, к финалу - оказывается женщиной-дьяволом. В загадочных "Близких незнакомцах" Боннер изображает другой тип странной женщины, которая из-за интимных проблем в семье идет к психоаналитику, но ошибается дверью и попадает к какому-то незнакомому мужчине. И уже зная, что тот не психоаналитик (а мужчина скрывает правду, влюбившись в героиню Боннер), продолжает ходит к нему на исповеди. Цель ее поведения - долгая загадка. (izvestia.ru)

comments powered by Disqus