на главную

ПОСЛЕДНЕЕ ТАНГО В ПАРИЖЕ (1972)
ULTIMO TANGO A PARIGI

ПОСЛЕДНЕЕ ТАНГО В ПАРИЖЕ (1972)
#20598

Рейтинг КП Рейтинг IMDb
  

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Драма
Продолжит.: 129 мин.
Производство: Италия | Франция
Режиссер: Bernardo Bertolucci
Продюсер: Alberto Grimaldi
Сценарий: Bernardo Bertolucci, Franco Arcalli, Agnes Varda, Jean-Louis Trintignant
Оператор: Vittorio Storaro
Композитор: Gato Barbieri
Студия: Produzioni Europee Associati (PEA), Les Productions Artistes Associes

ПРИМЕЧАНИЯвосемь звуковых дорожек: 1-я - проф. закадровый многоголосый перевод (Первый канал); 2-я - проф. закадровый многоголосый (Петербург-Пятый канал); 3-я - проф. закадровый двухголосый (НТВ+); 4-я - дубляж; 5-я - проф. закадровый многоголосый (Varus Video); 6-я - проф. закадровый двухголосый (SomeWax); 7-я - авторский (Ю. Живов); 8-я - оригинальная (En/Fr) + субтитры рус. в двух вариантах и англ.
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Marlon Brando ... Paul
Maria Schneider ... Jeanne
Maria Michi ... La mere de Rosa
Giovanna Galletti ... La prostituee
Gitt Magrini ... La mere de Jeanne
Catherine Allegret ... Catherine
Luce Marquand ... Olympia
Marie-Helene Breillat ... Monique
Catherine Breillat ... Mouchette
Dan Diament ... L'ingenieur du son
Catherine Sola ... La script-girl
Mauro Marchetti ... Le cameraman
Jean-Pierre Leaud ... Tom - un cineaste, le fiance de Jeanne
Massimo Girotti ... Marcel
Peter Schommer ... L'assistant-operateur
Veronica Lazar ... Rosa
Rachel Kesterber ... Christine
Ramon Mendizabal ... Le chanteur de l'orchestre de tango
Mimi Pinson ... Le president du concours de tango
Darling Legitimus ... La concierge
Gerard Lepennec ... Un demenageur
Stephan Koziak ... Un demenageur
Armand Abplanalp ... Le client de la prostituee

ПАРАМЕТРЫ частей: 1 размер: 5414 mb
носитель: HDD2
видео: 1280x694 AVC (MKV) 4300 kbps 23.976 fps
аудио: AC3 192 kbps
язык: Ru, En
субтитры: Ru, En
 

ОБЗОР «ПОСЛЕДНЕЕ ТАНГО В ПАРИЖЕ» (1972)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

"Последнее танго в Париже" ("Прощальное танго в Париже"). Американец Поль, живущий в Париже, после самоубийства жены становится безразличным ко всему окружающему. Подыскивая себе новое жилье, он случайно встречает в сдающейся внаем квартире молоденькую Жанну...

Действие происходит в Париже конца шестидесятых прошлого века. Сорокапятилетний американец потрясен недавней смертью жены, он считает себя виновным и находится в состоянии глубокой депрессии. Отчаянно цепляясь за жизнь, он знакомится с юной парижанкой, странной и эксцентричной девушкой, намного его моложе. Их связь переходит в страсть, доходящую почти до умопомрачения, страсть, пределы которой даже трудно представить, трагедия любви в мире бесконечно одиноких людей...

Он - живущий в Париже 45-летний американец, тяжело переживающий самоубийство жены. Она - привлекательная 20-летняя парижанка, помолвленная с молодым кинорежиссером. Даже не зная имен друг друга, эти истомившиеся ожиданием люди, спешащие утолить свою сексуальную жажду, отправляются в пустующую квартиру, напоминающую их собственное сумрачное и неприкаянное существование. Отдавшись исступляющему танцу совокупления, они уже не в силах остановиться. Странные любовники доводят свои страсти до самых высот - и глубин - наслаждения, за пределы всего того, что им когда-либо дано было испытать...

Американец Пол, живущий в Париже, теряет смысл жизни после самоубийства своей жены Розы, но неожиданно влюбляется в юную неопытную француженку Жанну, с которой знакомится случайно в квартире, которую оба намереваются снять... "Последнее танго в Париже" положило начало использованию в кино эротики, которое дошло до наших дней. Фильм знаменателен также великолепной игрой Марлона Брандо, воздействующей на зрителя гипнотическим образом. Последнее танго с его стойкими кровавыми пятнами и пустыми стенами, телами, бьющимися в конвульсиях, криками, монологами, на фоне прекрасного музыкального сопровождения погружают нас в мир разбитых иллюзий, в мир, где печаль разрешает только смерть.

Один из самых скандальных фильмов об одиночестве, любви, и животной страсти. Сорокапятилетний американец по имени Пол (Марлон Брандо), владелец небольшой парижской гостиницы, чья жена Роза накануне совершила самоубийство, случайно знакомится с двадцатилетней Жанной (Мария Шнайдер)… Он категорично настаивает на том, чтобы в их таинственных свиданиях не звучало «никаких имен», «никаких вопросов», «никаких исповедей». Пол пытается таким образом заглушить боль потери близкого человека и, хуже того, самого смысла своего существования. Жанна же невольно разрывается между вспыхнувшей страстью и тягой к безмятежной жизни с женихом - начинающим кинорежиссером Томом (Жан-Пьер Лео).

Где-то на улице города встречаются Он и Она. Мужчина и женщина. И именно на таком уровне по его инициативе происходит их общение. Ни имен, ни разговоров, никаких социальных игр. Только мужчина и женщина. Но через некоторое время социум начинает разъедать их отношения. Ей предлагают выйти замуж, она хочет определенности в отношениях. Он хочет сохранить ее. Но для этого он должен измениться. Начать лгать, надевать на себя социальные маски, играть в привычные обществу игры. Для него это в чем-то равносильно предательству самого себя. Она же, с одной стороны, желает сохранить те сказочно-прекрасные, чистые отношения, которые у них сложились, а с другой - стремится вовлечь его в социум. Забавно, но, похоже, она хочет сразу совершенно противоположные вещи - и чистоты отношений, и социальной адекватности. Что же из всего этого получится? Захочет ли он измениться? Если да, то понравится ли ей это? Это пронзительно честный фильм о жизни и, как часто бывает в гениальных работах, его смысл в некотором роде зависит от зрителя.

ПРЕМИИ И НАГРАДЫ

ОСКАР, 1974
Номинации: Лучшая мужская роль (Марлон Брандо), Лучший режиссер (Бернардо Бертолуччи).
ЗОЛОТОЙ ГЛОБУС, 1974
Номинации: Лучший фильм (драма), Лучший режиссер (Бернардо Бертолуччи).
БРИТАНСКАЯ АКАДЕМИЯ, 1974
Номинация: Лучшая мужская роль (Марлон Брандо).
ДАВИД ДОНАТЕЛЛО, 1973
Победитель: Специальный приз (Мария Шнайдер).
ИТАЛЬЯНСКИЙ СИНДИКАТ КИНОЖУРНАЛИСТОВ, 1973
Победитель: Лучший режиссер (Бернардо Бертолуччи).
НАЦИОНАЛЬНОЕ ОБЩЕСТВО КИНОКРИТИКОВ США, 1974
Победитель: Лучшая мужская роль (Марлон Брандо).
ГРЭММИ, 1974
Номинация: Лучшая музыка к фильму (Гато Барбьери).
ГИЛЬДИЯ РЕЖИССЕРОВ США, 1974
Номинация: Приз за выдающиеся достижения в режиссуре (Бернардо Бертолуччи).
ОБЪЕДИНЕНИЕ КИНОКРИТИКОВ НЬЮ-ЙОРКА, 1974
Победитель: Лучшая мужская роль (Марлон Брандо).
ВСЕГО 7 НАГРАД И 9 НОМИНАЦИЙ.

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

Фильм сочетает в себе элементы эротической и философской драмы.
По словам режиссера Бернардо Бертолуччи, замысел картины родился из его собственной сексуальной фантазии - «встретить на улице прекрасную незнакомку и заняться с ней сексом без всяких обязательств, так и не узнав даже ее имени».
На главные роли рассматривались Жан-Луи Трентиньян и актриса Доминик Санда, но оба актера отказались от участия в фильме.
Композитор: аргентинский саксофонист Гато Барбиери (премия Грэмми).
Первоначально музыку для фильма должен был написать композитор Астор Пьяццолла, который даже написал для Бертолуччи демо-версию аргентинского танго. Но в итоге режиссер предпочел ему джазового композитора Гато Барбьери, посчитав его музыку более чувственной.
Многие реплики Пола были импровизацией Марлона Брандо, которому не нравились фразы его героя, прописанные в сценарии.
Любопытно, что образ Тома, Бернардо Бертолуччи намеренно создавал как пародию на одного из идеологов новой волны французского кино режиссера Франсуа Трюффо.
Актер Жан-Пьер Лео, сыгравший роль Тома, так волновался встретиться с Марлоном Брандо, что все сцены с его участием снимались по субботам, когда Брандо не работал. В итоге, за все время производства фильма Лео так и не познакомился с легендарным актером.
По словам актрисы Марии Шнайдер, самая известная эротическая сцена фильма была импровизацией Бертолуччи и Брандо, которые решили изменить сценарий в последнюю минуту и не стали ее предупреждать. Актриса призналась, что после съемки она находилась в состоянии шока, а ее слезы в кадре были настоящими.
По словам Марлона Брандо, режиссер хотел, чтобы он и Мария Шнайдер занимались сексом по-настоящему. Актриса после съемок жесткой эротической сцены плакала от боли и унижения, а Брандо после этого фильма 20 лет не разговаривал с Бертолуччи.
Премьера фильма состоялась на фестивале кино в Нью-Йорке 14 октября 1972.
После того, как фильм «Последнее танго в Париже» вышел в Европе, в суде итальянского города Болонья за «распространение порнографии» было открыто дело на Бернардо Бертолуччи, Марлона Брандо, Марию Шнайдер и продюсера картины Альберто Гримальди. Вскоре все обвинения с кинематографистов были сняты, наказали лишь Бернардо Бертолуччи, который был лишен в Италии гражданских прав, включая право голосовать на выборах в течение пяти лет.
Шведский режиссер Ингмар Бергман после просмотра картины заявил, что вся история имела бы смысл, будь главными героями два гея. Бернардо Бертолуччи ответил, что считает эту критику заслуженной. Интересно, что вариант с гомосексуальными отношениями в центре фильма действительно мог состояться. Такая задумка была одной из альтернативных идей основной версии сценария фильма.
Полный вариант фильма имеет хронометраж 136 минут, а оригинальная режиссерская версия - 250.
Через десять лет после премьеры фильма, в 1982 году студия United Artists выпустила новую версию картины, которая получила рейтинг «R», вместо рейтинга «Х», который был присвоен фильму Бертолуччи в 1972 году. Интересно, что в новой версии фильм «Последнее танго в Париже» стал короче всего на одну минуту.

Одно из самых значительных произведений мирового кино. Трагедия американца средних лет, потерявшего не только жену, но и смысл существования в этом жестком мире. Человека ожесточившегося, но, как казалось ему, вновь обретшего счастье в любви к молодой француженке. Однако прагматизм юной парижанки приводит его к роковой черте. Ни один пересказ не сможет передать глубину этого гуманистического фильма, получившего скандальную известность эпатирующими эротическими эскападами. (Иванов М.)

"Самый сильный из когда-либо созданных эротических фильмов!" (Паолина Кейл). Блистательная современная классика, шокировавшая всю Америку и "изменившая сущность искусства в целом" (Паолина Кейл), "самый противоречивый фильм эпохи" (Ленард Молтин), излучающий мощную сексуальную энергию, как никакой другой фильм, снятый до или после него. В предудущих фильмах ("Перед революцией" и "Партнер") Бертолуччи наделяет героев характерными чертами своего времени. Одной из главных тем итальянского кино семидесятых был бунт революционно настроенной молодежи. В "Последнем танго в Париже" Бертолуччи переходит от лобовой атаки по буржуазным ценностям к иносказательности фрейдистского толка, лишь изредка позволяя себе прямые выпады в стиле шестидесятых. Пол (Марлон Брандо) - убежденный коммунист, произносящий богохульные речи перед гробом жены, а Жанна (Мария Шнайдер) привлекательная 20-летняя странная и эксцентричная парижанка, помолвленная с молодым кинорежиссером (в исполнении Жан-Пьер Лео), который представляет собой ироничную пародию на многочисленные надежды представителей "Новой Волны" связанные с пропагандистской функцией кинематографа. Том живет искусством, и ради искусства. Он снимает для телевидения "Портрет девушки" пригласив в героини Жанну. Вместо любовного треугольника Бертолуччи предлагает зрителю куда более сложную фигуру. Все окружение супруги невыносимо Полу на физиологическом уровне, но сложно просчитать по какому критерию видеться отбор. Он кричит на свою тещу, и в то же время, спокойно, без шумного выяснения отношений, общается с любовником жены. Единственное, что хоть как-то может пробудить в нем интерес к жизни, это Жанна. Они станцуют свое танго. Пьяные, счастливые и, одновременно, очень одинокие. (bertolucci.ru)

Увидеть Париж и умереть - вот незамысловатая мечта среднестатистического романтика. Эйфелева башня, Елисейские Поля, многочисленные триумфальные арки; список может быть продолжен в зависимости от степени влюбленности в этот город. Но что делать, если вы несчастны, а все вышеперечисленное выглядит насмешкой судьбы? Пол - 45-летний американец, живущий в Париже. Его жена покончила жизнь самоубийством. Причина ему не известна, просто однажды, придя домой он обнаружил супругу в окровавленной ванне. У Жанны, 20-летней привлекательной парижанки, напротив все спокойно и безоблачно. Со дня на день в город должен вернуться ее жених, молодой кинорежиссер. Судьба сведет этих людей в шикарной квартире, которую оба будут присматривать для переезда. Условившись о полной анонимности, Жанна и Пол начнут встречаться, пытаясь заполнить внутреннюю пустоту удовлетворением сексуальной жажды. Их не интересует прошлое, и мало беспокоит будущее. Все самое необходимое происходит сейчас, в этой большой пустующей квартире с прекрасным видом на осенний Париж. Бертолуччи наделяет героев характерными чертами своего времени. Одной из главных тем итальянского кино семидесятых был бунт революционно настроенной молодежи. Именно этой проблематике были посвящены два предыдущих фильма режиссера - "Перед революцией" и "Партнер". Но в случае с "Последним танго в Париже", Бертолуччи переходит от лобовой атаки по буржуазным ценностям к иносказательности фрейдистского толка, лишь изредка позволяя себе прямые выпады в стиле шестидесятых. Так, Пол - убежденный коммунист, произносящий богохульные речи перед гробом жены, а Жанну, похоже, не сколь не смущает скромное обаяние буржуазии. Достается и коллегам по цеху. Жених девушки, режиссер Том (в исполнении любимца Трюффо, Жан-Пьер Лео), являет собой ироничную пародию на многочисленные надежды представителей "Новой Волны" связанные с пропагандистской функцией кинематографа (в свете этого, выбор исполнителя становится более чем закономерным). Том живет искусством, и ради искусства. Он снимает для телевидения "Портрет девушки" пригласив в героини Жанну. Он романтик от кино, влюбленный в свое ремесло. Вместо набившего оскомину любовного треугольника Бертолуччи предлагает зрителю куда более сложную фигуру. Все окружение почившей супруги невыносимо Полу на физиологическом уровне, но сложно просчитать по какому критерию видеться отбор. Он кричит на свою тещу, и в то же время, спокойно, без шумного выяснения отношений, общается с любовником жены. Единственное, что хоть как-то может пробудить в нем интерес к жизни, это Жанна. Они станцуют свое танго. Пьяные, счастливые и, одновременно, очень одинокие. Сейчас это выглядит анекдотично, но в советские времена за "несанкционированный" просмотр "Последнего танго в Париже" давали срок. Если картина и упоминалась в отечественной прессе, то не иначе, как порнографическая. Да и в самой Италии после непродолжительного кинопроката фильм был запрещен цензурой, что впрочем, не помешало сделать внушительные кассовые сборы и снискать восторг критики за рубежом. Американка Паолина Кэйл назвала картину "современной классикой изменившей сущность искусства в целом". Как всегда, истина где-то посередине. Безусловно, Бертолуччи снял очень смелую картину, появление которой не могли не заметить пуритане и моралисты, уж слишком открыто в ней показывалась, если не провозглашалась, раскрепощенная сексуальность, идущая в разрез со всеми этическими устоями современного общества. И обвинить режиссера во всех смертных грехах было куда проще, чем увидеть то, что скрывается за всеми этими сценами, а именно человеческая беспомощность, страх и неудовлетворенность. Именно по этой причине "Последнее танго в Париже" до сих пор продолжает волновать зрителя, ставя вечные вопросы о сущности человеческой жизни, ответы на которые даются с поправкой на время. (Станислав Никулин)

Вторя Луису Бунюэлю, объяснявшему успех у зрителя самой популярной своей картины, «Дневная красавица» /1967/, «скорее, наличием в фильме шлюх», нежели высоким художественным уровнем, Бернардо Бертолуччи мог бы приписать феноменальный коммерческий результат фильма1 тому, что отважился на неслыханную дерзость - включение смелых эротических сцен. Они даже стали причиной выдвинутых судом города Болонья обвинений в адрес постановщика, продюсера Альдо Гримальди, а также актеров Марлона Брандо и Марии Шнайдер в «отвратительнейшей порнографии» и лишения режиссера-сценариста гражданских прав на пять лет. Да и по истечении значительного времени, когда на сознание зрителей обрушились гораздо более откровенные во всех смыслах кинематографические фантазии2, нескромность ряда образов, носящая подчас намеренно шоковый, эпатирующий характер, не может не броситься в глаза. В отношении «Последнего танго в Париже» все это кажется действительно художественно оправданным и, более того, необходимым - но кто сказал: «что дозволено Бертолуччи, не дозволено Тинто Брассу и Жюсту Жакену»? А их подражателям?.. А судьи - кто? Перешагнув тридцатилетний рубеж, маэстро отважился на редкостный по силе и честности акт самораскрытия. Настолько очевидный, что даже Брандо, много импровизировавший и в сочиняемые прямо по ходу съемок монологи Пола привнесший некоторые личные воспоминания, признался в одном из интервью, что произведение казалось ему в первую очередь «сеансом психоанализа Бернардо Бертолуччи». Однако особенность - и сила - режиссера, как выдающегося представителя авторского европейского киноискусства, заключается в том, что его личные мысли, чувства, эмоции и т.д. вплоть до иллюзий и заблуждений получают не столько интимное, сколько - надиндивидуальное («коллективное») звучание. Выражают состояние по меньшей мере его поколения, если не всего общества «после мая 68-го». Достаточно тонких штрихов. Намеренно обрывочных фактов биографии Пола, побывшего и боксером, и актером, и революционером в Южной Америке (судя по всему, на Кубе), и журналистом в Японии, и человеком без определенных занятий на Таити. Воспоминаний об идиллическом буржуазном детстве Жанны, носительницы полного набора подавленных комплексов, точно со страниц книг классиков фрейдизма. Легкой иронии по адресу идеологов «новой волны»3, видящих в окружающей действительности исключительно объект запечатления на кинопленку, наполняя даже самые искренние, романтические мгновения отсылками к целлулоидным иллюзиям: руки, сложенные Томом для «мизансценирования кадра» во время жаркой ссоры, тонущий спасательный круг с надписью «Аталанта». Меткие социально-бытовые зарисовки - вроде описания обитателей дешевого парижского отеля. Замечательных джазовых импровизаций известного саксофониста Гато Барбьери, позволяющих почти физически ощутить смятение человеческой души. Наконец, принципиален сам шлейф экранных образов, тянущихся за кумиром из-за океана - выходцем из «времени, когда пареньвроде меня завалился бы в подобное заведение, подцепил бы молодую цыпочку вроде тебя и называл бы ее «бимбо». Ведь именно Голливуд, познакомивший в 1950-е с типажами «бунтовщиков без идеала» и «дикарей», в немалой степени подготовил эстетическую и идеологическую почву для социально-политических потрясений Запада, оставивших вчерашних революционеров в состоянии полной растерянности и апатии. Но в чем же заключается фундаментальный, философский итог, подведенный автором? Фильм начинается с «космической» панорамы, фиксирующей исполненный боли богоборческий выпад Пола, который чуть позже - зло отчитывает тещу, не позволяя пригласить на похороны жены священника. Да и по всему остальному, включая прорывающиеся возгласы отчаяния в монологе, произносимом над телом покойной супруги, видно, что истинная, глубинная причина его кризиса - в основательной утрате Веры, и веры не только религиозной. Ведь демонстративное выпячивание сущности «грубого самца», его брутальное и циничное овладение женщиной, почти мефистофельская игра на ее инстинктах и потаенном вожделении, жестокая проверка декларируемых Жанной чувств на прочность и искренность - все суть обостренная реакция на разъедающую душу опустошенность, возникшую вслед за мировоззренческим крахом. Трагичность же (точнее, трагедийность!) ситуации заключается в том, что мимолетный роман не выдерживает поверки в тот момент, когда принципиальные препятствия, казалось бы, устранены. И револьвер, оставшийся Жанне от отца-военного, по всем законам драматургии не может не выстрелить, знаменуя собой заключительный - одновременно грустный и просветляющий - аккорд «последнего танго в Париже». Дальнейшим, вполне логичным шагом Бертолуччи станет попытка обретения гармонии с Историей («Двадцатый век»), за чем последуют шаги к примирению разных поколений и даже цивилизаций. 1 - При бюджете в $1,25 млн. кассовые сборы в мировом кинопрокате составили $45 млн., что долгое время было рекордом для итальянской кинематографии. Отдельно следует упомянуть $16,7 млн. прокатной платы в США и Канаде, 5,172 миллионов зрителей во Франции - и трудности с демонстрацией ленты на Родине авторов. 2 - Чего стоят только откровения Катрин Брейя, дебютировавшей в качестве актрисы (роль Мушетт) именно в «Последнем танго в Париже»! 3 - Молодого Бертолуччи чаще причисляли к «киноконтестаторам», но на Родине он, по собственному признанию, воспринимался коллегами «итальянским кузеном «новой волны», которую помимо Жана-Пьера Лео, Альтер-эго Годара и Трюффо, представляла Аньес Варда, участвовавшая в написании диалогов на французском языке. (Евгений Нефедов)

Экзистенциальная драма. «Последнее танго в Париже» принадлежит к небольшому числу тех произведений искусства кино, значение которых, наверно, только возрастает с течением времени - а прошло уже более 35 лет (кстати, на кинофестивале в Риме в октябре 2007 года устроили специальный показ фильма по случаю этой даты). Скандальная история конца 1972 года по поводу выхода в обычных, а не неспециализированных кинотеатрах ленты с откровенными эротическими сценами многим помешала верно и точно понять эту выдающуюся картину всего лишь 32-летнего итальянского режиссера Бернардо Бертолуччи, который, впрочем, успел зарекомендовать себя за целое десятилетие работы в кино, а прославился двумя годами ранее замечательным «Конформистом». Однако и гораздо позднее некоторые англоязычные издания, подобно «Видео Муви Гайд» или «Хэллиуэллс Филм Гайд», твердили о «Последнем танго в Париже» лишь как о «претенциозной сексуальной мелодраме». Дурная слава самого первого фильма, пробившего своеобразную брешь в системе запретов (уже потом в общедоступных залах появились «Эмманюэль», «История О», «Калигула» и пр.), все-таки мешает, но по иным причинам, теперь тем, кто знакомится с ним спустя многие годы. Пожалуй, они даже будут разочарованы увиденным, так как лента Бертолуччи может показаться, наоборот, куда невиннее и целомудреннее кое-каких последующих «эротических кинооткровений», к тому же лишенных художественного смысла и мало что из себя представляющих с кинематографической точки зрения. Хотя ряд эпатирующих моментов «Последнего танго в Париже» по-прежнему продолжает смущать ханжей и блюстителей нравственности (например, в Италии картина была вообще запрещена до 1986 года, а режиссер, согласно приговору суда в Болонье, лишен на пять лет своих гражданских прав, в частности, возможности голосовать на выборах). И для кое-кого из зрителей все еще остается сложным и непонятным особый киноязык этого фильма, загадочна и непостижима с житейской точки зрения история интимных взаимоотношений Пола, американца средних лет, только что потерявшего жену, владелицу небольшого отеля в Париже, и его случайной знакомой, юной француженки Жанны. У нее, в принципе, как у порядочной девушки из буржуазной семьи, есть жених - чуть суматошный и заполошный кинорежиссер-дебютант Том. Поэтому должны быть счастливы те, кто с первого же раза почувствует на интуитивном, подсознательном уровне всю глубину и человечность трагедии главного героя. Пол разуверился, потерял какие-либо надежды и иллюзии, утратил доверие к людям, но неожиданно для самого себя на мгновение ощутил возможность истинной, пронзающей насквозь, возвращающей, казалось бы, уже напрочь исчезнувший смысл бытия, ему дарованной свыше последней любви. Но именно в этот момент наивысшего откровения души американцу суждено умереть. Молодая «буржуазка», для которой связь с мужчиной намного старше по возрасту действительно была всего лишь случайной интрижкой, практически предает его, не выдержав испытания чувств, не пожелав разделить бремя взаимной ответственности в любви, не посчитав необходимым даже попытаться понять другого человека. Обреченность, фатальность мотива «последнего танго», экзистенциальность ситуации на рубеже между жизнью и смертью, неизбежность краха мечты о взаимопроникновении душ и в то же время невероятная искренность, почти детская незащищенность героя в сцене финального катарсиса… Все это позволяет предположить, что «Последнее танго в Париже» можно отнести к редкому в искусстве XX века жанру классической трагедии. Расхожий образ «умереть от любви» является для постановщика философской максимой о любви как жизни, окончательный смысл которой придает только смерть. Без небытия нет бытия, по Достоевскому. И у Бернардо Бертолуччи история взаимоотношений двух главных героев - не просто любовный роман мужчины и женщины и даже не страсть-соперничество или влечение-борьба двух полов, существующих в вечном состоянии необъяснимого притяжения-отталкивания. Это подлинная трагедия о несбыточности идеала, о недостижимости абсолютной гармонии, о бесконечном поиске истины человеческого существования. Согласно восточному изречению, счастье - не цель, а путь. Так что предсмертное признание Пола оказывается для него своего рода запредельным прозрением, в миг обретенной «иллюминацией» (по средневековой философии), которая освещает божественным светом всю прожитую жизнь, примиряя человека с самим собой уже на пороге бездны небытия. Если же отвлечься от философской проблематики этой ленты, надо непременно заметить, что она явилась своего рода энциклопедией общественной жизни 60-х годов. Уже на сломе десятилетий, в упущенной экзистенциальной ситуации «после революции» (Бертолуччи развивает на более высоком регистре тему своих прежних работ, начиная с картины «Перед революцией») царила в умах и настроениях европейских интеллектуалов и молодых людей из поколения «мая 68-го» чудовищная сумятица, растерянность и бесцельность, что как раз уникально схвачено и творчески запечатлено в «Последнем танго в Париже», где вдобавок содержится великое множество кинематографических отсылок. Наиболее явны переклички с французской «новой волной», в первую очередь - с Жан-Люком Годаром, а также с итальянским кинематографом «некоммуникабельности» во главе с Микеланджело Антониони и с «движением контестации», к которому примыкал в юности сам Бернардо Бертолуччи. Однако столкновение разных стилей и целых направлений мирового кино обращено в тонкую художественную игру. В этом плане фильм еще молодого автора, сразу ставшего классиком, следует назвать подлинной «киноэнциклопедией» тогдашнего периода, вехой в истории мирового искусства. Ведь он оказал громадное (возможно, не всегда осознаваемое) влияние на кинематографистов различных стран - и «Последнему танго в Париже» явно и косвенно подражали, с ним творчески спорили, но чаще впитывали достижения и открытия Бертолуччи: как тематические, так и кинематографические, стилевые, формальные. Разумеется, нельзя не упомянуть, что данный шедевр вообще не состоялся бы без выдающейся игры Марлона Брандо, восхитительной работы оператора Витторио Стораро и изумительной музыки джазового импровизатора Гато Барбьери, который, между прочим, в августе 1972 года четырежды смотрел черновой материал продолжительностью в 250 минут, прежде чем сочинил свое пронзающее душу соло на саксофоне. (Сергей Кудрявцев)

История странных отношений 45-летнегно американца Пола, тяжело переживающего самоубийство жены, и юной красотки Жанны, помолвленной с одержимым работой кинорежиссером, наделала три десятка лет назад немало шуму. Но если страсти вокруг фильма со временем улеглись, то вот в самом фильме они, похоже, только усилились. Во всяком случае, с годами «Последнее танго в Париже» производит все более сильное впечатление. Как то вино, что с течением лет благодаря выдержке только улучшает свое качество. Тогда многих испугал слишком натуралистичный показ интимных отношений, больше характерных для порнокино (достаточно вспомнить хотя бы комический эпизод из «Зависти богов» Меньшова, вполне адекватно отражающий суть обывательской реакции). Чрезмерная половая либерализация особенно не понравилась левакам из СССР, в том числе коллегам и почитателям итальянского режиссера, которые до того момента весьма уважительно относились к творчеству коммуниста Бернардо Бертолуччи, а тут вдруг сочли, что у него случилась серьезная деформация в отношении к… революции. С течением лет все больше удивляешься и восхищаешься глубиной переживаний, которую смог передать молодой 30-летний режиссер, совершивший здесь стремительный прорыв к свободе как в творческом плане, так и в чувственном. В этом фильме, что называется, «все сошлось». Все его участники сделали свое самое лучшее кино: оператор-кудесник Витторио Стораро, джазовый музыкант Гато Барбьери, импровизировавший на своем саксофоне прямо в момент записи звука, Марлон Брандо, Мария Шнайдер. Брандо уже одним только согласием принять участие в столь «сомнительном» для голливудского актера проекте подтвердил статус личности незаурядной. Свойственное ему в молодые годы презрение к проявлениям любой слабости сменяется в Ultimo Tango A Parigi душевной хрупкостью его героя, расстающегося на наших глазах с последними иллюзиями. А жвачка, прилепленная им в финальной сцене к поручню балкона - как символ всего того, что остается от человека, - будет пожизненным воспоминанием для каждого, кто видел это великое кино. 20-летняя Мария Шнайдер, которая до того снималась в небольших эпизодах в проходных картинах, моментально стала звездой, высказавшейся от имени целого поколения. Впоследствии она так и осталась «актрисой одной роли» (даже вторая значительная ее работа у Антониони в «Профессии - репортер» не идет ни в какое сравнение). Хотя она еще много и охотно снималась, но и чувственная спонтанность, и шарм, и сексуальность - все улетучилось. В «Диких ночах» (1992) ее уже просто невозможно узнать: индивидуальность исчезла, женственность испарилась. Брандо привносит в фильм великий трагизм и ужас одиночества: тоска сменяется грустью, грусть - меланхолией, меланхолия - депрессией. Виной всему супружеский обман, будто позаимствованный из трудов доктора Фрейда - жена дарила ему и своему любовнику одинаковые подарки (кивок «Любовному настроению» Вонга Кар-вая). Выход из эмоционального тупика будет пролегать через извращенную сексуальность и сознательное разрушение чувств, наличием которых как раз не может похвастать юная парижанка Жанна. С появлением Жанны в истории возникает тот самый жизненный импульс, без которого не было бы драмы и в конечном итоге - катарсиса. Героиня Шнайдер пытается вырваться из плена буржуазно-мещанского болота, в котором вынуждена пребывать двадцать лет своей жизни. Она вступает в садо-мазохистские отношения с незнакомцем, который годится ей в отцы, и оказывается во власти непреодолимого сексуального влечения (кивок «Ночному портье» Лилианы Кавани). Поначалу ее увлекает эта необычная анонимная вербально-эротическая игра в новые слова и в жесткий секс на грани изнасилования. Но чем больше она упивается запретной любовью, тем меньше у нее остается мужества идти до конца. Чем большим перверсивным испытаниям подвергает ее Пол, тем рассудительней она становится. И как только он сам «нарушает правила игры» и заявляет о своем праве на настоящее серьезное чувство, увлечению юной красотки приходит конец. Все, что серьезно, - не для нее (кивок «Интиму» Патриса Шеро), по крайней мере, на том уровне чувственного взаимопроникновения, которое она успела познать. Приняв поначалу правила рискованных и пугающих отношений, Жанна все же спохватывается и разрывает эту странную связь. Так интимная гармония разбивается о конфликт поколений и мировоззрений и оборачивается высокой трагедией. (Малоv)

Пол (Брандо) зашел в эту квартиру, чтобы ее снять; там уже была другая клиентка (Шнайдер). Они сцепились в животном объятии, прямо в пальто, на полу, без языка, без имени, без прошлого. Но скоро Пол захотел узнать ее имя. «Последнее танго» только кажется эротической драмой. На самом деле это классическая трагедия, в которой секс - всего лишь символ природы. Как в любой трагедии, конфликт здесь разрешается только смертью, компромисс невозможен, а настоящий сюжет - это история конца. Кончаются не отношения двух людей, а XX век, как это без малого тридцать лет загодя увидел Бертолуччи. Пол, американец в Париже, неофит и романтик, типичный герой XX века, томимый прошлым и страдающий от настоящего, тщетно ищет способы выразить себя. Выход в том, чтобы вернуться вспять, к природе, к животному, придумать новый язык и начать сначала. Но Пол влюбляется и первым нарушает договор анонимности. Он срывается в обычную человечность и тут же проигрывает. Вернуться нельзя, культуру отменить невозможно, модернистский проект терпит крах. Брандо рычит и скулит так, что за его здоровье волнуешься. Оператор Витторио Стораро снимает героев на фоне красного и розового сумасшедших цветов «рэнсиса Бэкона, любимого художника Бертолуччи. Гато Барбьери выдувает из своего латинского саксофона удивительно красивое отчаяние. Редкий фильм, который раздевает всех - и актеров, и создателей, и зрителей. (Михаил Брашинский)

Вообще-то, трудно представить, что кто-то (по крайней мере из посетителей этой страницы) не видел «Последнего танго...». Есть, правда, очередное поколение... Вопреки всему, написанному когда-либо о фильме, мне кажется, что он как раз о болевом шоке, сопровождающем очередную смену поколений. Разница даже не в физиологическом разлете героев: он уже откровенно озабочен растущим животом. Но и она, по его замечанию, через десять лет сможет играть своими сиськами в футбол. (Гениальная фраза!) Разница, не побоимся этого слова, в нравственном императиве - постепенная деградация и обмельчание человечества от поколения к поколению. Как герой не может понять католического, патриархального склада тещи, так и героиня не в силах постигнуть правдоискательства хемингуэевского поколения. Не случайно танго - последнее. Музыка, уходящая из жизни вместе с героем. Юная Жанна приносит проигрыватель совсем с другими пластинками. Фильм Бертолуччи совершил двойную революцию в кино. Во-первых, это в самом деле первый фильм, где адекватно была отражена сексуальная тематика. Не тема любви, а именно секса, с соответствующим видео- и звукорядом. Во-вторых, «Танго» положил начало бесконечной череде лент т.н. «фильм в фильме», где их создатели словно ставили диагноз эпохе - времени дубликатов, автоматически понижающих ценность оригинала. Столь же юный жених Жанны возвращается невесть откуда с целой съемочной группой и сходу начинает снимать фильм о ней, не спрашивая согласия. Поцелуй на вокзале, предложение руки - все должно быть запечатлено на пленку, ничего святого. Его интересуют самые ничтожные детали, самые ранние годы жизни невесты, самые потаенные фантазии. (Здесь нетрудно усмотреть прощальный взмах итальянского кино своему недавнему прошлому - неореализму и контестатори, обращавших львиную долю внимания на внешнюю, бытовую сторону жизни. С последним за несколько лет до того Бертолуччи безболезненно распрощался.) Случайно же встреченный американец, практически изнасиловавший героиню, напротив, требует отказаться от всяких имен, всякой конкретики. Все, что за пределами квартиры (даже за пределами кровати), все, что не сиюсекундно - не должно мешать этим двоим. Разумеется, время и ценности Пола тоже были порочны. Экранное время действия - это несколько дней между самоубийством и похоронами его жены (о чем его новая возлюбленная не догадывается). Что было причиной смерти - никто не знает. Хозяйка гостиницы, муж, любовник - один из постояльцев. Тоже, как видите, не без дубликата - вплоть до того, что она дарила им одинаковые халаты, одинаковые безделицы и даже комнаты хотела сделать одинаковыми. Наверное, вот это деление своих сил и чувств надвое (хоть - более теплое - между двумя людьми, хоть между кинообразом и реальной женщиной) подрывает силы персонажей, лишает их ясной и мудрой цели, преждевременно обесценивает и старит. Чисто умозрительно можно предположить - главный герой единственный, кто не пользовался дубликатами, и окружающий мир вряд ли его долго вытерпит. Здесь и танго - уже последнее. И некая тетенька в дансинге, услышав слово «любовь», сердито отвечает: «Идите в кинотеатр. Смотрите свою любовь в кино.» И даже более чем символический спасательный круг с надписью «Аталанта», отсылающий зрителя к классическому фильму Жана Виго, тонет почище Леонардо ди Каприо. Не время, то есть, для чистых чувств и высоких порывов. И окружающий мир долго не терпел негибкого иностранца. Его поколение, не видя выхода из разлада, кончало с собой. Новое поступает наоборот. Более того, найденный Полом выход не является таковым для его современной визави. Выйдя на свет Божий из тайного убежища, она по-прежнему воспринимает любовника дубликатом, а произошедшее - игрой. И при малейшей попытке заявить права и на легальную жизнь, герой получает от любимой пулю в живот. Неисправимо бормоча при этом что-то об их будущих детях. А новое поколение в это время лихорадочно репетирует ответ полиции - про сумасшедшего, про попытку изнасилования, про то, что не знает его имени. И ведь не врет. Действительно - не знает... (Игорь Галкин)

Бойтесь женщин - шалопаек! Опрометчиво писать по воспоминаниям двухлетней давности о фильме, который теперь когда вот он - лежит на полочке, не дерзаешь пересматривать. Помнится, засела за него в первый раз вместе с вышивкой, чтоб не "забалдеть", а то столько словов предварительно мне было сказано об этой картине... Однако продвигаться на собственной канве приходилось только во время рекламы… Тогда меня бесила актриса, которой и играть-то не случилось (а зрителю - узнать, может ли она вообще это делать), настолько точно типаж подобран был. Да, с Роми Шнайдер это была бы совсем другая история. Тем временем, мадемуазель - шалопайка вскружила было голову герою Брандо (не зря для мужиков растила грудь), что окончательно меня отправило в аут. Куда деваться…Брандо, которого мне стало жалко, похоже, тоже это понимал…отсюда ход меняется событий…и вот тебе на - она даже имени его не знает… да и ни к чему себе голову забивать всякой ерундой, когда мужчины в твоей жизни - приходящие и уходящие, и либо ты с ними спишь, либо тебе на них наплевать…ч.т.д. (ordet, cinematheque.ru)

Независимое кино со временем все больше и больше раздевается. Но "Последнее танго в Париже" переплюнуть удасться немногим. "Вставлять кадры порнографии в "Золушку" может каждый, эротику - только профессионалы. А уж совмещать и то, и другое - настоящие мастера. Жаль, что многие видят в этом фильме только секс как ограниченность отношений (такие, уверен, есть в количестве). В этом фильме снимают не одежду - в нем снимают кожу. В этом смысле "П. Т. в П." опережает множество фильмов современного кинематографа. В этом фильме забывают не приличия, в нем забывают все. Вот в чем смысл. И опасность состоит в том, что убить память героям удается только в стенах арендуемой квартиры. Когда они выходят за ее пределы память возвращается. Мораль - убейте в себе себя полностью. Трагедия брачных отношений на этом и строится - молодожены думают, что медовый месяц продлится вечность, но сами же разрушают эту иллюзию. Дело в том, что не нужен медовый месяц, не нужна никакая квартира для того, чтобы жить по-настоящему. Очень позитивный фильм. (Зайцев Антон)

Странное кино. Оно, кстати, совсем, не пошлое, а читаешь, что о нем написано, и выглядит написанное именно что пошло. Странно. Право же, писать о Последнем танго как об истории любви, где эта любовь своеобразный последний шанс, высшая и конечная точка жизни, пошло. Но все равно странно. Странно и то, что кино, все из себя такое мужское, больше нравится девушкам. Удивительно даже. Главный герой фильма сорокапятилетний одинокий американец по имени Поль, который каким-то загадочным образом оказался в Париже. У Поля две женщины. Первую он любит, вторую не сразу, но тоже любит. Первая - жена, которая изменяла ему и только что вскрыла себе вены. Кроме измены и самоубийства мы о ней так ничего и не узнаем. Не узнает ее и главный герой, который, правда лишь став вдовцом, поймет, что женщину, которую он любил и с которой прожил пять лет, он так и не узнал. Вторая - молодая девушка, случайная встреча с которой влечет за собой странную и страстную связь. Если сюжетно Танго действительно на том и построено, чтобы встретить незнакомку и заняться с ней сексом без имен и обязательств, то содержательно на двух, нет, ни в коем случае не утверждениях, скорее предположениях. Первое уже практически озвучено. Мужчина в принципе не способен познать любимую женщину. Справедливости ради стоит заметить, что мужчина вообще никогда не поймет, зачем любимой им женщине мог понадобиться кто-то другой, но дело, конечно, не в этом. Со вторым предположением сложнее. Понятно, что оно вытекает из отношений героя с молодой девушкой, но сформулировать его так, чтобы можно было приписать эти слова Бертолуччи, не получается. Так что отношения героев Брандо и Шнайдер сложнее, содержательнее и интереснее. Состоят они из двух этапов. Первый проходит в квартире, в которой нет места именам, и по сути голая страсть, во многом животная, так что все откровенные сцены, о которых, уж не знаю, к сожалению ли, принято говорить больше, чем о самом фильме, отнюдь не эпатаж, а художественная необходимость. Страсть, в которой мужчина, с одной стороны, старается забыться, а горе как только не пытаются забыть, отсюда нежелание слышать имена и говорить о какой-либо жизни вне этой квартиры, а с другой, мстит жене через любовницу, отсюда стремление унижать и даже, пожалуй, жестокость. У девушки мотивация совсем другая. Здесь скорее жажда приключений, неосознанное стремление к чему-то необычному, что столь банально влюбленный юный жених ей дать ну никак не может. В реальной жизни такое свое отображение находит редко, но если подумать, желание для молодой неопытной девушки не такое уж противоестественное. Второй этап начинается в тот момент, когда герой, примирившись со своим прошлым, покидает квартиру без имен и встречает девушку уже на улице. Теперь он любит, хочет открыться сам и ждет того же взамен. Но он опять ошибается, так и не поняв, что же на самом деле хочет объект его любви. А оказывается, что терпеть унижения бывает иногда гораздо проще, нежели принять человека таким, какой он есть, стареющим и влюбленным. И никто в этом на самом-то деле не виноват. Просто жизнь иногда бывает очень сложной. (Ergus)

Каждое танго- это прощание… Танго - танец бушующих страстей… танец бескомпромиссный и откровенный… Танго - танец встреч и расставаний… Городской пейзаж… Серые дома… Мост через реку… По мосту идут двое. Он и она. Мужчина идет, сгорбившись под грузом проблем, понуро волоча ноги, как старик… Девушка летит легкой походкой, рыжий локон выбивается из-под широкополой шляпы… Девушка обгоняет мужчину, слегка оборачиваясь, смотрит на него и ускоряет шаг. Это их первая встреча… А он на нее даже не взглянул. Интересно, она уже тогда поняла, что их ждет впереди? Их встреча - Случайность? Или они были посланы друг другу в наказание за грехи предков? Ведь сколько таких встреч происходит ежедневно. Люди встречаются на улице, бросают взгляд на прохожего и расходятся каждый по своим делам, не здороваясь, не заговаривая друг с другом… Этой же встрече суждено было продлиться. Новая неожиданная встреча в пустой квартире. Первый взгляд глаза в глаза… Первое слово… Первое прикосновение… Первый удар током… Первая искра, высеченная касанием рук… Танго пылких любовников… И безумное желание, охватившее двоих разом… И сразу в омут с головой! Не теряя драгоценные минуты на раздевание и прелюдии… На грязном полу… Без разговоров и знакомства… Пять (или десять?) минут дикой страсти и все. И вот двое незнакомых людей смотрят друг на друга, толком не соображая, что с ними сейчас произошло… Встали, отряхнулись, поправили мятую одежду и вышли на улицу. Она пошла в свою сторону, он в свою… Танец двух одиночеств… Только почему у нее такое растерянное лицо? Девушка не может понять, что это было? Ведь очевидно, что ее только что использовали. Это факт. Она была вещью. Но… Понравилось ей это или нет? Она прислушивается к собственным ощущениям… Пока неясно. Это надо будет обдумать, а пока не до этого, ведь она бежит на встречу к своему жениху… А мужчина направляется по своим делам. Его шаг сейчас бодр и уверен, плечи распрямились, на губах полуулыбка, даже подбородок кажется чуть ли не брутальным… Мужчина весьма доволен собой. Он еще на что-то способен. Он еще ОГО-ГО! Мысль, застрявшая в его голове: «Надо бы ЭТО повторить…» Танец - тайна… «Надо бы это повторить…» - решает девушка, немного пообщавшись со своим юным женихом, задвинутым на съемках гениального кино. Зачем ей нужны эти его рассуждения об искусстве, о предназначении художника, когда днем произошло нечто гораздо более интересное? И начинается танец-тайна. В пустой квартире, ставшей их приютом, появляется кровать, пара стульев и еще несколько нужных вещей… Жанна скрывает от жениха свои периодические исчезновения. Благо, что он не слишком сильно интересуется жизнью своей девушки. Поль скрывает от всех свои чудачества. Да, собственно, тоже потому, что не больно-то кто его об этом расспрашивает. У него никого нет. Жена умерла, предварительно превратив его в мрачного рогоносца. Так что он свободен от обязательств перед кем бы то ни было. Он свободен и одинок. Они скрывают друг от друга ту, другую жизнь. Жизнь вне стен этой квартиры - табу. Об этом они не говорят. Это условие Поля, и Жанна его выполняет. Он не знает ни ее имени-фамилии, ни того, где она живет. Так же и она. Полю в данный момент это не нужно, не интересно. Эта тайна привносит собой дополнительный элемент экстрима и пикантности в их ситуацию. Танго - секс без границ. Квартира - это их территория. И здесь они творят все, что взбредет в их головы. А забредают туда, надо сказать, вещи, порой, шокирующие. Поль чувствует себя просто гигантом секса. Он - здесь хозяин. И он позволяет себе унижать женщину, говорить и делать вещи, оскорбительные для большинства людей. А Жанне это нравится. Ей приятно ощущать себя игрушкой в руках взрослого мужчины. Ей нравится экспериментировать, удивляя его пресыщенный вкус и удивляясь самой. И все было бы замечательно, если бы не то, что… Танец любви… или Танец безумства??? Любые отношения развиваются. Это закон жизни. Против него не пойдешь. И порой развиваются они далеко не в ту сторону, в какую хотелось бы. Когда женщина готова была отдаться новому, захватившему ее чувству (быть может, даже тому самому, что зовется Любовью), сделав шаг навстречу, и познакомиться заново, он оттолкнул ее. Не поддержал ее порыва, проигнорировал. А когда мужчина, казалось бы, тоже созрел для перемен, женщина начинает видеть в партнере то, что ей внушает отвращение. Он оскорбляет ее действиями и словами, и она внезапно ощущает боль и реальное унижение. Он пьет, а она, вдруг прозрев, видит в нем старого больного алкаша. Он лезет к ней с новыми предложениями, а ей становится противно от его невменяемости, наглости, вульгарности и хамства. Он преследует ее, и ей становится реально страшно за свою жизнь! Разрушительная сила заключена в нем. Его слова безумны, выходки неадекватны. Он перестает реально ощущать жизнь и видеть грани между тем, что можно и что нельзя. Начинаются проблемы с восприятием реальности. (А проблемы такого рода лечат даже не психологи, а психиатры). Но он этого не видит и не понимает. И это его уносит все глубже и глубже в бездну страстей, разврата и болезни. Неотвратимо надвигается беда… Танец - трагедия. И эта беда наступает. Она не могла не наступить. Они были обречены, потому что не дали взойти своим чувствам. Они загубили любовь. А это не прощается. Удивительно яркий день. Голубое небо все в белых облаках. Комната, уставленная белыми цветами, залита солнечным светом. Каждое танго- это прощание… (Murlyka)

comments powered by Disqus