на главную

НОСФЕРАТУ: ПРИЗРАК НОЧИ (1979)
NOSFERATU: PHANTOM DER NACHT

НОСФЕРАТУ: ПРИЗРАК НОЧИ (1979)
#30676

Рейтинг КП Рейтинг IMDb
  

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Ужасы
Продолжит.: 107 мин.
Производство: Германия (ФРГ) | Франция
Режиссер: Werner Herzog
Продюсер: Werner Herzog
Сценарий: Werner Herzog, Bram Stoker
Оператор: Jorg Schmidt-Reitwein
Композитор: Popol Vuh
Студия: Werner Herzog Filmproduktion, Gaumont, Zweites Deutsches Fernsehen (ZDF)

ПРИМЕЧАНИЯдве звуковые дорожки: 1-я - проф. закадровый многоголосый перевод (ТРК "Петербург-Пятый канал"); 2-я - оригинальная (De) + рус. субтитры.
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Klaus Kinski ... Count Dracula
Isabelle Adjani ... Lucy Harker
Bruno Ganz ... Jonathan Harker
Roland Topor ... Renfield
Walter Ladengast ... Dr. Van Helsing
Dan van Husen ... Warden
Jan Groth ... Harbormaster
Carsten Bodinus ... Schrader
Martje Grohmann ... Mina
Rijk de Gooyer ... Town official
Clemens Scheitz ... Clerk
John Leddy ... Coachman
Margiet van Hartingsveld ... Vrouw
Tim Beekman ... Coffinbearer
Lo van Hensbergen

ПАРАМЕТРЫ частей: 1 размер: 3521 mb
носитель: HDD3
видео: 1280x688 AVC (MKV) 4219 kbps 23.976 fps
аудио: AC3 192 kbps
язык: Ru, De
субтитры: Ru
 

ОБЗОР «НОСФЕРАТУ: ПРИЗРАК НОЧИ» (1979)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

Агент по недвижимости Джонатан Харпер отправляется в Трансильванию в замок загадочного графа Дракулы. Про аристократа ­отшельника ходят мрачные слухи, местные жители обходят его владения стороной. Говорят, что днем граф спит в гробу, а по ночам пьет человеческую кровь…

Потрясающий фильм, рассказывающий историю графа Дракулы. Дорогая и роскошная постановка классического немого фильма Мурно 1922 года. Этот шедевр Херцога скорее всего самая лучшая картина о графе Дракуле. Прекрасно сыгранная роль Кински вызывает одновременно жалость и отвращение. (Иванов М.)

История графа Дракулы. Это не столько экранизация стокеровского романа, сколько римейк ленты Мурнау. Пожалуй, лучшая и необычная версия Дракулы, в которой вампир несет крест неспособности состариться и умереть.

Молодого клерка Джонатана Харпера начальник преуспевающей фирмы по продаже недвижимости посылает в Трансильванию в замок графа Дракулы, который выразил желание приобрести себе особняк в Германии. По прибытию в замок графа, Харпер подписывает все необходимые бумаги, но при этом случайно роняет медальон с фотографией своей молодой жены Люси. И это, незначительное, казалось бы, обстоятельство, решает дальнейшую судьбу и Джонатана, и его любимой супруги. Граф Дракула кусает Джонатана в шею и оставляет обессиленным в своем замке, в то время как сам отправляется в Германию, к Люси. Джонатан, однако, несмотря на свою слабость, совершает побег из замка и сухопутно пытается вернуться в Германию быстрее графа, гроб с которым плывет туда на корабле. В конечном итоге, Джонатану удается опередить графа, но прибывает он в объятия жены в лихорадочном бреду, в то время как днем позже к пристани причаливает мертвый корабль, на борту которого лишь корабельные крысы и ни одной живой души. В город пришел граф Дракула, приведя с собой тысячи крыс и чуму...

ПРЕМИИ И НАГРАДЫ

БЕРЛИНСКИЙ КИНОФЕСТИВАЛЬ, 1979
Победитель: Серебряный Медведь за выдающиеся персональные достижения (художник-постановщик Хеннинг фон Гирке).
Номинация: Золотой Медведь.
НЕМЕЦКАЯ КИНОАКАДЕМИЯ, 1979
Победитель: Выдающиеся персональные достижения (Клаус Кински).
МКФ В КАРТАХЕНЕ, 1980
Победитель: «Золотой пеликан» лучшему актеру (Клаус Кински).
ВСЕГО 5 НАГРАД И 3 НОМИНАЦИИ.

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

В одной из сцен в город на корабле прибывают тысячи серых крыс. Из-за того, что серых крыс не нашлось, в серый цвет перекрысили белых.
Во время работы над фильмом Вернер Херцог совершенно не волновался: авторские права на роман Брэма Стокера давно истекли.
Херцог пригласил французского актера Ролана Топора на роль Рэнфилда после того, как увидел с ним французское телешоу.
Замедленную съемку полета летучей мыши Херцог позаимствовал из документального фильма.
Премьера: 17 января 1979 года.
Фильм в Википедии - http://ru.wikipedia.org/wiki/Носферату_-_призрак_ночи.

Мистический арт-фильм. В этом изысканном опусе, знаменательно награжденном на МКФ в Западном Берлине как раз за работу художника Хеннинга фон Гирке, немецкий режиссер Вернер Херцог, словно усердный копиист, попытался снять кальку с шедевра эпохи немого кино - «Носферату, симфония ужаса» Фридриха Вильгельма Мурнау. Он ориентировался именно на старый фильм, снятый за 56 лет до этого, а не на литературный первоисточник Брэма Стокера, написанный в самом конце XIX века (поэтому, в отличие от последующей версии Фрэнсиса Форда Копполы, экранизация Херцога должна была бы, ради справедливости, называться «Носферату Фридриха Мурнау»). Резкий, графический стиль немецкого экспрессионизма, пусть и дополненный весьма живописно запечатленными видами карпатского замка или голландского города (тут Вернеру Херцогу оказался вновь необходим оператор Йерг Шмидт-Райтвайн, который работает как бы в очередь с Томасом Маухом и над более сочными в плане красок экранными проектами этого постановщика), интересует его в первую очередь. Но несмотря на присутствие гениального актера Клауса Кински, который в образе вампира Дракулы невыразимо сладостно и обреченно красиво пьет кровь из шеи восхитительной Изабель Аджани, сыгравшей его невинную жертву Люси Харкер, мистическая тайна высокого искусства неуловимо исчезает, будто темно-фиолетовая ночь с первыми золотистыми проблесками утренней зари. (Сергей Кудрявцев)

В 1979 году Вернер Херцог провел неожиданный эксперимент: отснял римейк. В принципе, классики не гнушаются римейков. Мартин Скорсезе переснял "Мыс страха" и "Двойную рокировку" ("Отступники"), Дэвид Кроненберг - "Муху", Роман Полански - "Жильца". То, что Херцог снимал не экранизацию "Дракулы" Брэма Стокера, а делал именно римейк - вполне очевидно (реплика в сторону: "Достаточно посмотреть на мракобесную рожу Клауса Кински, не менее устрашающую, чем физия Макса Шрека"). Но фильм Херцога не столько римейк, сколько своеобразный трибьют немецкому классическому хоррору (помимо основной темы, "Носферату", в фильме есть отсылки к "Вампиру" Карла Теодора Дрейера и, наверняка, еще к каким-то фильмам, которые я не смотрел). Кроме того, Херцог попытался привнести в эти павильонные картины толику "естествознания" и, безусловно, преуспел. Режиссер избегает гОтичности и гламурности в любых проявлениях, то бишь, избегает "человеческих" тайн, упрятанных в шикарные особняки с роскошной меблировкой. Фильм начинается с того, что нам три минуты показывают отвратительные, уродливые мумии. Вот что такое "вечность". И тому, кто вошел в эту вечность, уже давно плевать на роскошь. Просто надоело. Вот и наш Дракула живет в руинах, которые так любил показывать Пазолини (например, в "Царе Эдипе"). А спит Дракула в полурасколотом некомфортабельном гробу. Валяется там с приоткрытым ртом, исключительно уродливый - и именно по этой причине страшный. Он лишен каких-либо чувств, кроме жажды крови. Однако, внимание! Он ходит и ноет, выклянчивает у людей жалость. Когда Дракула влезает в дом к Люси (Изабель Аджани), он не требует от нее всепожирающей любви, полной взаимности. Он с тоскливой миной на страшной роже повторяет то, что уже говорил Джонатану: "Ой, я такой бедный, я такой несчастный". И добавляет: "Я не прошу меня любить, просто подари мне часть своей любви к Джонатану". Вместе с этим уныльцем в город приходят крысы, чума, тлен, упадок, смерть. Пожалуй, Херцогу лучше прочих удалось показать, что такое нежить - как вымышленно-персонифицированная (граф Дракула), так и природная, то есть, например, какие-то отмершие корешки, сучки, эррозийные скалы. Тогда как смерть обычно ассоциируется с замкнутым пространством (гробом), Херцог дает ей простор. Как обычно, он избегает павильонных декораций (когда этого возможно избежать). Сочетание нерукотворной природы с нарочито-театральной игрой актеров дает странный, но положительный эффект. А когда, скажем, Херцог бросает в комнату Аджани живого черного нетопыря, и тот неуклюже ползет по занавеске, это производит гораздо более сильное впечатление, чем если бы в комнате Аджани оказался CGI-ный монстр. Природу пока не наебешь! Отмечу еще прекрасное музыкальное сопровождение - наряду с музыкой группы "Пополь Вух" использовалась музыка Рихарда Вагнера и Шарля Гуно. Фильм одновременно и величественнен, и медитативен, и отвратителен. Замечательное сочетание. (Владимир Гордеев)

Какой еще темный персонаж может сравниться с Дракулой в количестве снятых о нем фильмов… Разве только Монстр Франкенштейна, вместе с коим Граф вот уже на протяжении сотни лет остается ярчайшим представителем мирового кинематографа ужасов. Впервые произведение Брэма Стокера было экранизировано в 1922 году немецким режиссером Фридрихом Вильгельмом Мурнау и получило название "Носферату - Симфония Ужаса" ("Nosferatu - Eine Symphonie des Grauens", F.W. Murnau, 1922). Роман писателя нашел тогда визуальное воплощение, элементы которого сохраняются до сих пор, складывая что-то вроде традиции. С тех пор образ Графа не дает покоя многим режиссерам, проявляясь в различных картинах вампирской тематики (часто под именем графа Орлока, как и в ленте Мурнау) и по сей день. Естественно, что многие из них, крайне далекие от совершенства, опустились глубоко на дно Океана Времени и известны сейчас лишь "кинопрофессорам" и адептам жанра. Но те, что остаются на устах до сих пор, по праву являются перлами. Подобный отсев плавно произойдет и в рядах современных фильмов, выделяя и монументируя (на мой взгляд) лишь "Дракулу Брэма Стокера" Фрэнсиса Форда Копполы ("Bram Stoker’s Dracula", F.F. Coppola, 1992) и "Интервью с вампиром" Нила Джордона ("Interview with the Vampire. The Vampire Chronicles", N. Jordan, 1994). Так вот, ныне мы имеет троицу проверенных временем кинокартин о вампирах: вышеназванное произведение Мурнау, затем "Дракула" Тода Браунинга ("Dracula", T. Browning, 1931) и фильм, о котором пойдет речь - "Носферату, Призрак Ночи" Вернера Херцога. Критики много спорили по поводу того, как же относится к данной картине, и мнения широко варьировались от негатива до "один из величайших когда-либо снятых фильмов о вампирах ". Одна из главных же причин такой градации в том, что Херцог снял все-таки не фильм ужасов, что, несомненно, оттолкнуло часть любителей-традиционалистов, но и открыло образ Дракулы зрителям иных пристрастий. И действительно, в этой ленте зритель не увидит сцен, характерных для жанра, и не услышит резких звуковых акцентов, примитивных средств вызова зрительского испуга. Все повествование ведется плавно и лирично. На моей памяти лишь одна напряженная сцена - знаменитый порез пальца во время первого ужина Джонатана у Дракулы. Сюжет тоже претерпел некоторые изменения в сравнении с "традиционным". Молодые Джонатан и Люси Харкеры недавно поженились, и естественное желание мужа обеспечить семью дополнительными благами приводит его к поездке в далекую Трансильванию. Стоит отдельно упомянуть Изабель Аджани, воплотившуюся в мрачную и поэтичную красавицу Люси, наделенную неким тайным даром предвидения. Во время путешествия Джонатана по неизведанным лесам и скалам Трансильвании, режиссер откровенно любуется окружающей природой, что сказывается на нашем ее восприятии - не нагнетания ужаса, но чарующей мрачной романтики. В первую же ночь по приезду в замок Джонатан становится жертвой графа, но еще какое-то время не осознает этого. Клаус Кински, на мой взгляд, в сравнении с Максом Шреком у Мурнау, Белой Лугоши у Браунинга и Гэри Олдменом у Копполы, создает намного более выразительный образ своего персонажа. Граф уже не однозначный злодей и монстр (и еще не страдающий любовник), но личность, несущая бремя своего существования. Он действительно признается Люси в том, что мечтает о женской любви, но это говорит не о похоти, а поднимает вопросы бесконечного одиночества. Таким образом, Дракула Херцога наделяется психологизмом и философскими проблемами, восходящими к актуальным по сей день вопросам вечной жизни (нечто похожее прослеживается и в "Интервью с вампиром"). Интересен тот факт, что именно в период съемки у Кински были личные проблемы в семье, чем режиссер умело и воспользовался для придания персонажу соответствующего меланхоличного состояния. Так вот, догадки Джонатана подтверждаются слишком поздно - граф только что отбыл на корабле в Висмар, где он приобрел заброшенный дом по соседству с Харкерами. Одолеваемый же вампиризмом Джонатан пытается опередить Дракулу по суше, дабы защитить жену и предупредить жителей о надвигающейся угрозе. На корабле начинает свое безраздельное царствование смерть, выбрав своими инструментами клыки вампира и тайную "начинку" захваченных графом крыс - чуму. Здесь режиссер использует прием полной замены синхронного звука музыкой, которая в нескольких минутах экранного действа объединяет многодневное путешествие корабля и неумолимое распространение на нем власти смерти. Музыка конкретно этого эпизода, да и общее музыкальное решение носит тот же характер мрачной романтики и отчасти меланхолии. Помимо композиций "специально для фильма" звучат произведения Рихарда Вагнера (Wagner) и Шарля Гуно (Gounod). По прибытии в Висмар единственными живыми существами на корабле оказались несметные полчища крыс (и сам Дракула, если его можно назвать "живым" ;) Эта сцена четко ассоциируется с событием, положившим начало великого буйства чумы в эпоху Средневековья, когда "корабль мертвецов" вошел в генуэзскую гавань. Вообще, для Херцога характерна тяга к необычайным трудностям при съемках, что в большей или меньшей степени проявлялось до и после "Носферату" (съемки в пустыне Сахара для "Фаты Морганы" ("Fata Morgana", 1968), на скалах и в топях Южной Америки для "Агирре, Гнев Божий" ("Aguirre, der Zorn Gottes", 1972) и др. На съемках фильма "Фицкарральдо" ("Fitzcarraldo", 1982), например, он "попросил" индейцев вручную перетащить пароход весом более трехсот тонн ;) В "Носферату" же эти причуды материализовались одиннадцатью тысячами пищащих тварей, оккупировавших город. Изначально съемки должны были пройти в Делфте (Delft), но сумасшедшая задумка режиссера не нашла одобрения у администрации, в результате чего крысы были перевезены в Шидам (Schiedam), который и стал моровым Висмаром. День за днем число гробов на площади Висмара увеличивается. Оставшиеся в живых считают себя обреченными и находят утешение в безрассудных радостях, так хорошо описанных Пушкиным в "Пире во время чумы" и Эдгаром По в "Маске красной смерти". Еще одна потрясающая сцена фильма с заменой синхронного звука музыкой - Люси, не поддавшаяся воздействию эскапизма, пересекает площадь, помимо крыс наполненную веселящимся людом. Резвые пляски вокруг богато накрытых столов, горящих костров, скопищ мохнатых тварей, поглощены медленной мрачной мелодией и вся сцена воспринимается как завораживающие танцы живых мертвецов. Прибывший много позднее Джонатан уже практически во власти вампиризма и ничего не помнит. Смирившиеся со своей участью жители не хотят знать причин мора, поэтому Люси предстоит в одиночку справиться с Дракулой, что она успешно и делает ценой самопожертвования. Кульминационная сцена еще раз доказывает нам желание Херцога "очеловечить" монстра. Дракула, опьяненный нежностью Люси, не может заставить себя скрыться вовремя, до рассвета… Режиссер представляет нам вампира, бессмертное существо, тяготящееся бременем существования, но не решающимся порвать его оковы… Вампира, которому свойственны человеческие слабости. В утверждение этого Дракула не растворяется в воздухе под лучами солнца, но падает на пол обыкновенным трупом. Все эти внутренние нюансы сильно роднят его с Лопе де Агирре, исполненным тем же Клаусом Кински семью годами раньше. Но одновременно и рознят. Первый - человек безумной силы воли, второй - существо скорее слабое в этом плане, но оба печально несут проклятие в себе и вокруг себя. Финал истории опять идет вразрез с типичным - Джонатан занимает освободившееся место графа, вконец уступив страшному недугу, и возвращается в Трансильванию под многообещающую фразу "У меня много дел… теперь…" Чем же плох этот сюжет? На мой взгляд - ничем. Но помимо вышеизложенного в нем присутствуют откровенно негативные элементы. Во-первых, перед нами предстают лишние сцены и персонажи. Опрокинув большинство традиционных причин и следствий истории Дракулы, Херцог почему-то не захотел расстаться с Рэнфилдом (сумасшедшим прислужником графа), роль которого оказалась слишком краткой, вследствие чего нераскрытой и ненужной. Доктор Ван Хелсинг в этот раз в убиении монстра не участвует, более того, он остается в "рядах неверия" до финального момента, когда обнаруживает труп Дракулы. Во-вторых, связи этих самых причин и следствий часто огорчают. Присутствует так называемое театральное объяснение - когда Люси решает любой ценой остановить злодея, она прямо-таки рассказывает нам что же она собирается делать и зачем. Та же ситуация и с вышеупомянутым Ван Хелсингом, когда он объясняет зрителю зачем он побежал за колом и молотком. Далее, видимо чтобы избавиться от персонажа и "развязать руки" вампиру-Джонатану, доктора в практически опустевшем городе забирают в тюрьму буквально за то, что он держит окровавленный кол… В любом случае, фильм произвел на меня большое впечатление. Посему тем, кто жаждет посмотреть красивую и сентиментальную историю Дракулы, я бы порекомендовал великолепную картину Копполы (если, конечно, найдутся такие, кто ее не видел ;) как лучшую в этом плане. Но возжелавшим более глубокого и философского подхода к теме, да и меланхоличной атмосферы в целом - рассмотренный "Носферату, Призрак Ночи" Вернера Херцога. (Sagroth)

comments powered by Disqus