на главную

ПОБОЧНЫЙ ЭФФЕКТ (2013)
SIDE EFFECTS

ПОБОЧНЫЙ ЭФФЕКТ (2013)
#30436

Рейтинг КП Рейтинг IMDb
  

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Детектив
Продолжит.: 106 мин.
Производство: США
Режиссер: Steven Soderbergh
Продюсер: Scott Z. Burns, Lorenzo di Bonaventura, Gregory Jacobs
Сценарий: Scott Z. Burns
Оператор: Steven Soderbergh
Композитор: Thomas Newman
Студия: Di Bonaventura Pictures, Endgame Entertainment
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Rooney Mara ... Emily Taylor
Jude Law ... Dr. Jonathan Banks
Catherine Zeta-Jones ... Dr. Victoria Siebert
Channing Tatum ... Martin Taylor
Vinessa Shaw ... Dierdre Banks
Mamie Gummer ... Kayla
Michael Nathanson ... Assistant District Attorney
Peter Friedman ... Banks Partner #1
Laila Robins ... Banks Partner #2
Andrea Bogart ... Drug Rep
David Costabile ... Carl
Carmen Pelaez ... Prison Desk Guard
Polly Draper ... Emily's Boss
Ann Dowd ... Martin's Mother
Vladimi Versailles ... Augustin
Michelle Vergara Moore ... Joan
Marin Ireland ... Upset Visitor
Haraldo Alvarez ... Garage Attendant
James Martinez ... Police Officer at Hospital
Jacqueline Antaramian ... Desk Nurse
Katie Lowes ... Conference Organizer
Steven Platt ... Bartender
Victor Cruz ... NYPD Officer Beahan
Elizabeth Rodriguez ... Pharmacist

ПАРАМЕТРЫ частей: 1 размер: 3920 mb
носитель: HDD3
видео: 1280x694 AVC (MKV) 4256 kbps 23.976 fps
аудио: AC3-5.1 448 kbps
язык: Ru, En
субтитры: En
 

ОБЗОР «ПОБОЧНЫЙ ЭФФЕКТ» (2013)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

У Эмили начались психологические проблемы, когда ее мужа посадили в тюрьму. Спустя 4 года он выходит, а Эмили впадает в депрессию и пытается покончить с собой. Психотерапевт назначает ей лекарства, но сама Эмили хочет принимать новый препарат, который ей советует коллега по работе...

Мартин Тейлор (Ченнинг Татум) отсидев в тюрьме за финансовые махинации наконец-то выходит на свободу. Его встречает молодая супруга Эмели (Руни Мара), с которой он толком так и не успел пожить. Все бы хорошо, но девушка с каждым днем все больше и больше впадает в депрессию. Психолог Джонатан Бэнкс (Джуд Лоу) советует девушке полежать в стационаре, но она настаивает на индивидуальном лечении. Раньше она наблюдалась у другого врача и прекрасно знает, что такое психотерапия. После беседы с бывшим доктором Эмели - Викторией Сиберт (Кэтрин Зета-Джонс), Бэнкс прописывает пациентке препарат под названием «Абликса». Это популярное средство, но у него есть кое-какие побочные эффекты. Настроение Эмели стабилизируется, у нее снова просыпается аппетит к жизни и сексу...

Эмили Тейлор ждала своего отбывающего тюремный срок мужа целых четыре года. После радостного воссоединения семейная жизнь должна наладиться, но девушка впадает в глубокую депрессию, причины которой остаются загадкой даже для ее супруга. На помощь приходит психолог Джонатан Бэнкс, прописывающий своей новой пациентке сильнодействующие таблетки. Постепенно самочувствие Эмили начинает улучшаться. Однако побочный эффект лекарства приводит к незапланированным последствиям. Репутации Бэнкса нанесен, кажется, смертельный удар. Единственный выход - найти ответы на имеющиеся вопросы, а у Джонатана их много... (Станислав Никулин)

Человек, принимающий недавно запущенные в продажу антидепрессанты, совершает убийство, но уверяет, что не помнит и точно не хотел этого. Все больше доводов в пользу того, что медикаменты имеют малоизученный опасный побочный эффект. Виновными в смерти жертвы могут оказаться и врач, прописавший лекарство, и компания-производитель. В зловещую историю оказываются вовлечены все новые действующие лица.

ПРЕМИИ И НАГРАДЫ

БЕРЛИНСКИЙ КИНОФЕСТИВАЛЬ, 2013
Номинация: Золотой Медведь (Стивен Содерберг).

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

Сценарист Скотт Бернс, работавший с Содербергом над «Информатором» и «Заражением», вынашивал идею создания фильма больше 10 лет.
Стивен Содерберг рассказал, что при создании фильма сильное влияние на него оказала работа Эдриана Лайна в фильме «Роковое влечение» (1987).
Режиссер рассматривал кандидатуру Линдси Лохан на роль Эмили и трижды устраивал ей прослушивания. Однако продюсеры посчитали, что ее текущие проблемы с законом могут нарушить производственный процесс.
На главную роль так же рассматривались кандидатуры Эмили Блант, Оливии Уайлд, Имоджен Путс, Элис Ив, Аманды Сайфред и Мишель Уильямс. Кастинг прошла Блэйк Лайвли, однако позже она была заменена на Руни Мару.
Джастин Тимберлэйк рассматривался на роль, которую получил Ченнинг Татум.
Рабочее название картины «Горькая пилюля».
В метро, на постере антидепрессанта «Ablixa», изображена актриса Алекса Браун.
В начале фильма оператор и камера отражаются в окне автомобиля.
В фильме говорится, что доктор Банкс обучался медицине в Даремском университете, в Великобритании. В этом университете нет кафедры медицины.
Когда показывают тело Мартина Тайлера (Ченнинг Татум) в мешке для трупа - заметно, что это другой актер.
В финальной сцене главная героиня идет в офис, при этом на улице дождь. Но когда она уже в офисе, ее зонт сухой.
«Побочный эффект» может стать последней киноработой режиссера Стивена Содерберга, который уже заявил о своем уходе из большого кино.
Съемки фильма проходили с 5 апреля по 23 мая 2012 года в Нью-Йорке.
Бюджет: $30 000 000.
Премьера: 8 февраля 2013 года.
Слоганы: «One pill can change your life» («Одна доза изменит твою жизнь»); «This is your insanity on drugs».
Официальный сайт фильма: http://sideeffectsmayvary.com/.
Картина входит в престижный список: «Лучшие фильмы» сайта Rotten Tomatoes.
Рецензия Джеймса Берардинелли (англ.) - http://reelviews.net/php_review_template.php?identifier=2584.
Рецензия Питера Трэверса (англ.) - http://rollingstone.com/movies/reviews/side-effects-20130206.
Рецензия в Sight & Sound (англ.) - http://bfi.org.uk/news-opinion/sight-sound-magazine/reviews-recommendations/film-week-side-effects.
Рецензия на сайте Examiner (англ.) - http://examiner.com/review/side-effects-review-sedation-with-a-maladministered-twist.
Рецензия в San Francisco Chronicle (англ.) - http://sfgate.com/movies/article/Side-Effects-review-Solid-thriller-4260087.php.
Рецензии в The Village Voice (англ.) - http://villagevoice.com/2013-02-06/film/side-effects-may-induce-queasy-pleasure-well-worth-risking/; http://villagevoice.com/2013-02-06/film/steven-soderbergh-and-scott-z-burn-on-side-effects-their-latest-collaboration/.
Стивен Содерберг / Steven Soderbergh (род. 14 января 1963, Атланта) - американский кинорежиссер, сценарист, продюсер и монтажер. Подробнее в Википедии - http://ru.wikipedia.org/wiki/Содерберг,_Стивен.
Скотт Бернс / Scott Z. Burns - американский кинорежиссер, кинопродюсер и сценарист. Известен сценариями к фильмам «Ультиматум Борна» (2007), «Информатор» (2009) и «Заражение» (2011), во всех трех снимался Мэтт Деймон. Был продюсером фильма «Неудобная правда» (2006). Родился в 1962 году в штате Миннесота в городе Голден-Вэлли, где и вырос. В 1985 году в университете штат Миннесота получил степень по английскому языку. После это преподавал в Миннеаполисском общественном и технологическом колледже, в качестве приглашенного лектора. До 2006 года работал в рекламном бизнесе в качестве сценариста и режиссера рекламных роликов на телевидении (среди его работ реклама канала VH1 и реклама "Got Milk?"). Работал над фильмом «12 друзей Оушена» (2004), но в титрах указан не был. В свое время отказался вложиться в фильм братьев Коэнов «Просто кровь» (1984), посчитав такое вложение слишком рискованным. Стр. на сайте IMDb - http://imdb.com/name/nm1994243/.
Руни Мара / Rooney Mara (род. 17 апреля 1985, Бедфорд) - американская актриса, прославившаяся ролью Нэнси в ремейке классического фильма ужасов «Кошмар на улице Вязов», а также ролью Лисбет Саландер в фильме «Девушка с татуировкой дракона», за которую номинировалась на премии «Золотой глобус» и «Оскар». Младшая сестра актрисы Кейт Мара. Подробнее в Википедии - http://ru.wikipedia.org/wiki/Руни_Мара.

СЮЖЕТ

Мартин Тейлор выходит на волю после четырех лет заключения за использование инсайдерской информации. Через несколько дней его жена Эмили врезается на машине в стену при явной попытке самоубийства. В больнице ей назначают психиатра по-имени Джонатан Бэнкс, который опасается за ее безопасность, но соглашается отпустить ее с условием что она будет регулярно посещать его офис. Эмили пробует несколько антидепрессантов, но ни один не работает. Джонатан связывается с доктором Викторией Сиберт, бывшим психиатром Эмили, которая рекомендует новый препарат под названием "Абликса". Хотя у Джонатана есть сомнения по поводу экспериментального лекарства, они пропадают после повторной попытки Эмили покончить с жизнью, прыгнув перед поездом метро. "Абликса" работает, и Эмили начинает жить нормальной жизнью, не считая случаев сомнамбулизма. Одним вечером во время такого эпизода, Эмили зарезала Мартина ножом. Во время суда Джонатан пытается убедить присяжных, что Эмили не виновна, но при этом его карьера терпит крах, так как все считают что, так как он предписал Эмили принимать препарат, то виноват он. Эмили соглашается на признание невменяемости, и ее определяют в психиатрическую больницу вместо тюрьмы до тех пор пока психиатр, то есть Джонатан, не признает ее здоровой. Несмотря на конец карьеры и распад семьи, Джонатан намерен докопаться до правды. Он узнает что все было подстроено Эмили и Викторией и доказывает это, вкалывая Эмили сыворотку правды (на самом деле - плацебо), после чего она притворяется, что действительно под действием сыворотки. После того как Джонатан разговаривает с Викторией о своих подозрениях, она посылает его жене фотографии, намекающие на роман между ним и Эмили. Жена уходит с сыном. В ответ Джонатан, как психиатр Эмили, использует свою власть, чтобы запретить контакт между Эмили и Викторией и убедить каждую, что он работает на другую. Эмили раскрывает всю правду: она возненавидела мужа после его ареста, обвиняя его в потере богатой жизни. Она соблазнила Викторию, и они начали романтические отношения. Эмили обучила Викторию финансовым знаниям, почерпанным у Мартина; в ответ Виктория научила Эмили притворяться психически неуравновешенной. Их план состоял в том, чтобы подделать побочные эффекты "Абликсы" и заработать на падении акций производителя и возрастании акций конкурента. Джонатан соглашается освободить Эмили, если она сдаст Викторию властям. Эмили едет к Виктории с микрофоном под одеждой, которая подтверждает ее роль в этих преступлениях. Викторию арестовывают, но Эмили по законам США не могут дважды обвинить в одном и том же преступлении. Джонатан придумывает, как заставить Эмили поплатиться за ее роль во всем этом. Он выписывает ей препараты с серьезными побочными эффектами, угрожая ей упрятать ее обратно в психушку, если она откажется. В ярости Эмили начинает кричать о том, что она сделала, чтобы ее не посадили в тюрьму. За дверью ждут мать Мартина, адвокат Эмили и полиция. Эмили возвращают в психиатрическую больницу. Джонатан вновь счастлив с семьей, а Эмили до сих пор сидит в психбольнице и апатически смотрит в окно. (ru.wikipedia.org)

Корреспондент «Голоса Америки» Галина Галкина встретилась с режиссером фильма Стивеном Содербергом, сценаристом Скоттом Бернсом и исполнителями главных ролей на пресс-конференции в Лос-Анджелесе, в отеле Four Seasons. Вопрос: Оказывали ли фармацевтические компании давленине на вас во время съемок «Побочного эффекта»? Стивен Содерберг: Нет, нас никто не побеспокоил, что не удивительно. Мы действительно касаемся в фильме проблемы века - распространения психотропных препаратов и их воздействия на людей. Но мы не принимаем чью-либо сторону. Когда мы упоминали побочные эффекты психотропного лекарства, то старались приблизиться к научному описанию подобных эффектов, свойственных многим психотропным препаратам. Так что я думаю, что мы были очень осторожны и сохранили верность науке. Вопрос: Ченнинг, за последние пару лет у вас вышло семь фильмов. Чем вас привлек «Побочный эффект»? Ченнинг Татум: Я беру свой шанс и отрабатываю каждую свою роль потому, что никогда не знаешь, какой фильм получится удачным, а какой нет. На съемках «Побочного эффекта» все актеры очень много и тяжело работали еще и потому, что их персонажи двуличные. Получается, что надо играть героя «с двойным дном», что не просто как для самого актера, так и для тех, у кого с ним общие сцены. Что касается меня, то я влюбчивый: я влюбляюсь в своего персонажа и тону в нем. (Смеется). Вопрос: Джуд и Кэтрин, вы оба играете психиатров в «Побочном эффекте». Что вы узнали в этой области? Кэтрин Зета-Джонс: Это, наверное, самый трудный фильм для обсуждения его с прессой. Не секрет, что у меня недавно был опыт общения с врачами психиатрической клиники, где я прошла курс лечения от депрессии. Так что мне не надо было искать моих прототипов после предложения Стивена Содерберга сыграть психотерапевта. Я переняла манеру поведения одного из врачей и добавила немного от облика другого. Моя доктор Эрика Сиберт не совсем та, за которую ее принимают зрители в начале фильма. И ее отношения с доктором Джонатаном Бэнксом, которого сыграл Джуд Лоу, тоже гораздо глубже, чем кажутся на первый взгляд. Так или иначе, я очень благодарна Стивену, что он дал мне роль доктора потому, что я никогда не училась в колледже, и мне было очень лестно играть образованную женщину. (Смеется). На самом деле, моя мать мечтала, чтобы я стала врачом, но не сложилось. Джуд Лоу: К окончанию съемок в этом фильме я почувствовал гораздо большее уважение к психиатрам, чем я испытывал раньше. Повышенное внимание к нашему фильму вызвано спорами по поводу приема психотропных средств, которые ведутся долгое время. И это не мудрено. Как известно, психотропные препараты оказывают воздействие на центральную нервную систему человека и меняют его осознание окружающего мира и, как следствие, его поведение. Получается, что они заключают в себе потенциал манипулирования людьми, а это очень сильное оружие. Вопрос: Руни, а что вы думаете о профессии психиатра после того, как сыграли в этом фильме пациентку психиатрической клиники Эмили Тейлор? Руни Мара: Я думаю, что всегда испытывала уважение к психиатрии. Конечно, этот фильм способствовал его осознанию еще потому, что во время его подготовки мне удалось пообщаться с несколькими психиатрами, к которым я прониклась искренним уважением. Могу с уверенностью добавить, что после окончания съемок у меня появилось больше доверия к врачам, которые работают в этой области. Скотт Бернс: В фильме «Побочный эффект» переплетаются много различных сюжетных линий, так что его нельзя назвать «психофармакологическим» или «психиатрическим» фильмом. В нем сталкиваются этические проблемы и проблемы закона. Однажды я познакомился с психиатром, с которым работал на другом проекте в Нью-Йорке. И я понял, что пересечение законов в области психических заболеваний и психофармакологии - это настоящий «гордиев узел». И тогда я начал придумывать историю, в которой смогу это показать. Знаете, есть люди, которые хотят стать лучше. Есть компании, которые хотят продать свою продукцию. Есть рекламные агентства, в которых они нуждаются для того, чтобы выгоднее продать свою продукцию. Есть врачи, которые хотят помочь своим пациентам. А есть такие, которые готовы принимать по четыре пациента в час и выписывать им рецепты на готовое лекарство - это гораздо легче, чем разбираться в их проблемах. А некоторые люди просто видят рекламу по телевизору, и им хочется чувствовать себя лучше. И они идут к доктору и просят выписать им это лекарство. И еще есть пациенты, которые используют своих врачей для того, чтобы удовлетворить свои желания, никак не связанные с психиатрией. Вот на такой почве и родился этот сюжет, который, к моему счастью, оказался в руках режиссера Стивена Содерберга. Я думаю, что зрители не только испытают острые ощущения во время просмотра этого фильма, но и задумаются о своем отношении к проблемам, которые, так или иначе, поднимаются в нашем фильме.

В «Побочном эффекте» режиссер Содерберг продолжает делать то, что он умеет делать лучше всего остального - обводит вокруг пальца наивного зрителя, искусно создавая иллюзию ностальгического триллера (в диапазоне от «Рокового влечения» до «Щепки») 20-25-летней давности. Впрочем, как и всегда, когда речь заходит о новом фильме американца, можно выбрать другую сторону баррикад, сосредоточившись на сюжете, игре актеров и прочих атрибутах чистого, ничем не замутненного жанра. Будучи прирожденным и чертовски талантливым формалистом, знающим на зубок все приемы и уловки продукции а-ля made in Hollywood, Содерберг крайне правдоподобно (и следить за этим очень даже интересно) выстраивает интригу, наделяя каждого из своих персонажей необходимым функционалом. Тут все по-честному и (как бы) всерьез. Помимо любимых авторских игр с подтекстами и бесконечными цитатами имеют место вполне однозначные высказывания по целому ряду совсем не смешных и не веселых тем: порочная суть фармакологической индустрии, диктат корпораций, уязвимость пенитенциарной системы и т.д. В некотором смысле, «Побочный эффект» - это фильм о кризисе капитализма и беспомощных попытках его перезагрузки в контексте новых, никем не прогнозируемых обстоятельств. При всем при этом Содербергу хватает такта не скатиться в оголтелую агитку, он прекрасно помнит, зачем и для чего он взялся за эту картину. А именно - любовно слепить еще одного жанрового Голема, артефакт вроде и неживой, но дающий сто очков вперед многим собратьям по цеху. Как известно, «Побочный эффект» - последний кинопроект Стивена Содерберга («За канделябрами» увидит свет в телеэфире). Режиссер, по собственному признанию, устал и хочет отдохнуть. Законное желание. Особенно с учетом того, что за свою 24-летнюю карьеру он всем и все доказал. (Станислав Никулин)

Содерберг вновь обратился к жанру медицинского триллера - полтора года назад он уже успешно попробовал силы в нем с «Заражением». «Побочный эффект» - фильм с двойным, если не тройным дном. Начинается как психологическая драма, переходит в триллер, а к финишу приходит динамичным нуар-детективом. Большой общий вопрос об ответственности докторов и фармацевтических компаний за побочные эффекты лекарств рассматривается параллельно с делом конкретных людей, чья жизнь может быть разрушена - невольно или по чьему-то злому умыслу. Команда с поставленной хитрой задачей справляется весьма достойно - не зря Содерберг вновь работает со сценаристом (Бернс) и звездой (Лоу) «Заражения». В центр истории помещают многообещающую Руни Мару, прославленную «Девушкой с татуировкой дракона», и она не подводит. (Милослав Чемоданов, the-village.ru)

Фильм Стивена Содерберга "Побочные эффекты", показанный в конкурсе Берлинского фестиваля, рецензировать невозможно вообще. Потому что тут же ненароком раскроешь один-два секрета из множества самых неожиданных поворотов этого триллера-игры, триллера-головоломки, загадки, целиком состоящей из подвохов. Фильм начнется кровавыми следами на полу - они ведут в неизвестность. В нем будут мотивы коварного убийства - столь неожиданного, что в зале раздаются нервные вскрики, мотивы психиатрии, суицидального синдрома, сомнамбулизма и лесбийской любви. Жертвы не раз обернутся кукловодами, кукловоды - жертвами, причем невинными (ох, уже выдаю тайны!). Аннотация к фильму гласит, что врач (его, как всегда, замечательно играет Джуд Лоу) потчует пациентку успокоительными таблетками от нервных срывов, что приводит к непредсказуемым последствиям. В воображении тут же выстраивается проблемный фильм о побочных эффектах разрекламированных снадобий, о хищности фармакологических компаний и все такое прочее. Но все пойдет не так, все пойдет совсем в другую сторону. Которая тоже вскоре окажется обманчивой. Содерберг сделал один из самых заковыристых и увлекательных фильмов последнего года (и без него не обделенного заковыристыми триллерами). Он снова снял Руни Мару в роли суицидальной брюнетки и Чэннинга Татума в роли ее мужа, которого ждет самая неожиданная судьба (ох, раскрываю!). Ну, о Кэтрин Зете-Джонс вообще лучше помолчать, заклеив рот скотчем, потому что ее роль в фильме имеет в своей траектории рекордное количество зигзагов, и ни один нельзя предусмотреть заранее. Не буду отнимать у вас удовольствия самим ломать голову. При этом - четко выверенный темпоритм картины, когда ни на минуту нельзя отвлечься, и если, забыв отключить мобильник, отвлечешься на миг и пропустишь единую случайную фразу, брошенную персонажем перед тем, как нажать на акселератор, то будешь наказан до конца фильма: ничего уже не поймешь. Картина выламывается из ряда проблемных, в основном, фильмов берлинского конкурса, и награждать ее можно только за умную игру в жанр и за чистое мастерство режиссера, который вечно грозит покинуть режиссуру, но, к нашему общему удовольствию, этот печальный момент бесконечно откладывает. (Валерий Кичин)

Вообще-то скоро появится еще одна его новая вещь - «За канделябрами». Но это телефильм для HBO: байопик об американской эстрадной звезде 70-х Валентино Либераче и его любовнике. А «Побочный эффект» - кабинетно-корпоративный триллер про посткризисный Манхэттен и роковую женщину на антидепрессантах. Более далекие сюжеты трудно представить, но для Содерберга такие виражи более чем органичны. Он абсолютный виртуоз (каких сегодня мало), способный справиться с любым жанром - триллером, нуаром, ретро-нуаром, байопиком... Это автор наподобие всеядных голливудских режиссеров прошлого, которые чередовали жанры, снимали безостановочно и до того безупречно, что эта гладкопись - идеальность почерка - делала их анонимами, не позволяла идентифицировать. В случае Содерберга такая универсальность помножена на современные технологии и скорости, которые сами становятся сюжетом, если не смыслом его фильмов. Взять, к примеру, те же корпоративно-денежно-сексуальные отношения, в которых вязнут герои его последних картин. В каком-то смысле название его громкого дебюта «Секс, ложь и видео» (1989) оказалось пророческим и для него, и для целой эпохи. И секс, и ложь, и видео - главные приметы времени и атрибуты нынешнего «человека без свойств». В последнем фильме к этой триаде добавились антидепрессанты - еще один компонент стерильной, технологичной и одновременно безликой современности. Не случайно именно Содерберг в свое время снял самый бесстрастный и асексуальный фильм о революции - «Че». Это главы из жизни Че Гевары, какими их мог бы увидеть наш идеальный современник - уже не бунтарь и мечтатель, а в лучшем случае безликий яппи под транквилизаторами. (Евгений Гусятинский)

«Побочный эффект» начинается как едкая сатирическая зарисовка, высмеивающая наше общество, в котором ответом на любую проблему является горсть таблеток. Но позже фильм Стивена Содерберга (Steven Soderbergh) мутирует в нечто совершенно иное. Эта элегантно сделанная киноголоволомка о клинической депрессии и некомпетентности психотерапевтов оказывается зрелищем захватывающим и непредсказуемым. В первых же кадрах режиссер, навевая ужасные предчувствия, показывает забрызганное кровью место преступления. Но затем действие переносится на три месяца назад - аккурат к инциденту, послужившему завязкой истории. 20-летняя Эмили Тейлор (Руни Мара/Rooney Mara) живет в Нью-Йорке и ждет, когда ее мужа выпустят из тюрьмы: Мартин (Ченнинг Татум/Channing Tatum), бывший менеджер высшего звена, провел четыре года за решеткой за незаконную продажу инсайдерской информации. Эйфория от счастливого воссоединения семьи омрачена тем, что Мартину приходится снова искать не только работу, но и свое место в обществе, а Эмили страдает от депрессии. Сюжет помещен в контекст, который многие зрители легко узнают - не исключено, что благодаря собственному опыту: нет денег, нет перспектив, остается только прибегнуть к спасительным медикаментам. Когда Эмили доходит до такого состояния, что готова причинить себе вред, она отправляется к психиатру Джонатану Бэнксу (Джуд Ло/Jude Law), и тот наобум прописывает ей кучу антидепрессантов. Вскоре Эмили начинает испытывать на себе все побочные эффекты такого «букета»: постоянная тошнота, повышенное либидо и, что особенно неприятно, лунатизм. В первых сценах камера Содерберга (режиссер здесь выступил и оператором под привычным псевдонимом - Питер Эндрюс/Peter Andrews) сосредоточена на Эмили, в подробностях показывая ее истерики и приемы у психоаналитиков. Но даже на сверхкрупных планах, убедительно демонстрирующих панику, страх и суицидальные тенденции Мары, режиссер создает эффект некоторой отстраненности, что не позволяет свести фильм к истории одного безумия. Далее фокус смещается на Бэнкса, чья профпригодность внезапно ставится под сомнение насущным провокационным вопросом: если пациент под воздействием мощного лекарства не отвечает за свои действия, то не следует ли ответственность переложить на врача, который это самое лекарство прописал? Бэнкс с головой кидается в авантюру по спасению собственной репутации и по этому поводу ведет частные беседы с бывшим терапевтом Эмили - доктором Викторией Зибел (Кэтрин Зита-Джонс/Catherine Zeta-Jones). А тем временем у зрителей все крепнет подозрение, что не все в этом деле так очевидно. Внезапные сюжетные повороты и флэшбеки, наводнившие последнюю треть фильма порою ставят под сомнение правдоподобность этой истории, но в итоге авторы показывают себя как искусные манипуляторы. (Джастин Чанг, Variety Russia)

И сам-то триллер Стивена Содерберга ловушка, а уж пытаясь написать о нем, ты попадаешь в настоящий капкан. «Побочный эффект» так по-старомодному провокативно и ловко придуман, что раскрывать сюжет совершенно нельзя: один намек - и зритель лишен возможности испытать то ощущение, которое бывает на «русских горках». Причем не раз - герои тут не совсем те, за кого себя выдают, но сначала ты покупаешься и очень веришь в расстановку сил. Американские критики уверены, что Хичкок снимал бы свои фрейдистские сюжеты точно так же, живи он в наше время. Однако ничего специально «хичкокианского» все-таки здесь нет. Начиная с того, что героиня брюнетка, а не блондинка, и заканчивая тем, что «Побочный эффект» по стилю больше похож на классический нуар Билли Уайлдера «Двойная страховка» и его вольный ремейк «Жар тела», снятый Лоуренсом Кэзданом. В первом кадре нам показывают кровавые следы преступления, тут же с пятен крови переходя на алую помаду молодой женщины. Эмили (Руни Мара без татуировок из «Девушки с татуировкой дракона») собирается на свидание в тюрьму. Ее муж Мартин (Ченнинг Татум) должен выйти после четырехгодичного заключения - сидел за какие-то финансовые махинации. Он совсем неплохой парень, и они любят друг друга. Но Эмили измучена страхами и депрессией, избавиться от которой ей не смогла помочь психотерапевт Виктория (Кэтрин Зета-Джонс). Новый врач Джонатан Бэнкс (Джуд Лоу) - англичанин, сбежавший из Англии в Америку, потому что в Штатах психотерапевты, или шринки, как их называют, короли первой помощи: кажется, там они лечат даже ангину. Бэнкс по-настоящему одержимый, амбициозный и самоуверенный шринк. У него контракт с фармацевтической компанией на испытание некоего нового препарата от депрессии. Но Эмили после таблеток абликсы (это единственное выдуманное название из множества препаратов, упомянутых в фильме, которые охотно глотают все герои фильма, включая врачей) становится совсем сама не своя. Попытка суицида, навязчивые кошмары, сомнамбулизм... Стивен Содерберг решил этим фильмом попрощаться с большим кинематографом: «Я устал, я ухожу». Возможно, это заявление всего лишь рекламный трюк, чтобы привлечь внимание к картине. Хотя какая уж Содербергу нужна реклама с его славой. Самый молодой лауреат Канна за «Секс, ложь и видео» за прошедшие с той поры почти четверть века снял около 30 картин очень разных жанров и стилей. В 2001-м на «Оскаре» он соревновался с самим собой, потому что сразу два его фильма, «Эрин Брокович» и «Траффик», вышли в номинанты. Содербергу только что исполнилось 50, он в отличной режиссерской форме. Кроме того, он сам часто снимает свои фильмы как оператор под псевдонимом Питер Эндрюс, и его камера очень точна. Да и, в конце концов, «Побочный эффект» без всех этих комментариев очень хорошее и в меру интеллектуальное развлечение. Возможно, такая разочарованность настигает автора из-за неадекватности зрительского отклика. Виртуозный и сложно придуманный «Побочный эффект» (бюджет около 30 миллионов долларов), несмотря на очень хорошие рецензии, за две недели в США собрал только 20 миллионов с копейками. (Ирина Любарская)

Только что "Побочный эффект" показывали с большой помпой в конкурсе Берлинского фестиваля, и вот он на широких экранах всего мира - в России в том числе. Премий картине не дали, пресса у нее спокойная: похоже, все примирились с существованием такого уникального явления, как режиссер Стивен Содерберг, как с неизбежностью. А что остается? Он строчит как пулемет, не останавливаясь, с того самого 1989, когда, двадцатишестилетним дебютантом привез свою драму "Секс, ложь и видео" в Канны и взял "Золотую пальмовую ветвь", став самым молодым ее лауреатом за всю историю. С тех пор Содерберг успел снимать и чистый авангард - "Шизополис" или "Во всей красе", и умное авторское кино - "Кафка" или "Англичанин", и римейк Тарковского - "Солярис" с Джорджем Клуни, и разудалые комедии - "11, 12 и 13 друзей Оушена" с ним же и армией прочих звезд. Он чередовал мастерские стилизации - вспомните черно-белого "Хорошего немца" - с малобюджетным независимым кино - вспомните "Пузырь", он получил режиссерский "Оскар" за "Траффик" и добыл актерского для Джулии Робертс за "Эрин Брокович", причем в один и тот же год. Он снял фильм-катастрофу "Заражение" и биографию Че Гевары, принеся Бенисио дель Торо каннский актерский приз, делал фильмы о стриптизерах - "Супер-Майк" - и проститутках - "Девушка по вызову" с порно-звездой Сашей Грей в главной роли. Теперь самое важное: после "Побочного эффекта" он обещает остановиться, называя этот фармакологический триллер последним фильмом в своей карьере. Верить ли хитроумному Стивену? Или воспринимать его заявление так же, как саму картину - как колоссальную обманку, монументальный розыгрыш? Сделан фильм блестяще, не подкопаешься, только поначалу представляясь эротической драмой, со временем он оказывается разоблачительной сатирой о мега-корпорациях, подсаживающих целую нацию на антидепрессанты, чтобы к финалу вырулить в совсем уже неожиданную сторону - фрейдистскую абсурдистскую комедию о поединке двух психотерапевтов. Блестящая Руни Мара вновь, вслед за финчеровской "Девушкой с татуировкой дракона", доказывает свое право считаться самой необычной восходящей звездой Голливуда, Джуд Лоу примеряет на себя неожиданное амплуа доктора и следователя, а в итоге зритель все равно выходит из зала одураченным, хоть и получившим удовольствие. За это Содерберга и любят, и ненавидят. Хоть бы он соврал о завершении карьеры: без него будет ужасно скучно. (Антон Долин)

Эмили Тейлор (Мара) радуется тому, что ее муж Мартин (Татум) выходит из тюрьмы. Жизнь супругов вроде бы налаживается, но Эмили борется с депрессией и посещает психиатра Джонатана Бэнкса (Лоу). Когда Бэнкс выписывает ей новое лекарство «Абликса», поведение Эмили резко меняется к худшему. «Побочный эффект», самый последний фильм из серии «прощальных» картин Стивена Содерберга, обводит вас вокруг пальца еще до того, как вы успели занять место в зрительном зале. Кажется, что лента по сценарию Скотта Бернса, написавшего сценарии «Информатора» и «Заражения», собирается палить из всех орудий по фармацевтической индустрии, что это что-то вроде «Траффика», но по рецепту врача. На деле это не так. Великолепно дезориентируя зрителя именем режиссера, «Побочный эффект» не предлагает никаких месседжей. Вместо них он обрушивает на вас супертриллер для взрослых - захватывающий, дьявольски умный и под завязку набитый сюрпризами. Ответы на многочисленные «как?» и «почему?» лучше узнать самому. Достаточно сказать, что «Побочный эффект» начинается как фильм ужасов, потом перематывает ленту событий в прошлое и рисует портрет клинической депрессии, после чего мутирует в приковывающую ваше внимание хичкоковскую штучку. Как и все фильмы данного жанра, этот донельзя провокативен - церемониальные переговоры Джуда Лоу с фармацевтическими магнатами насчет гонорара за консультации дышат отменной сатирой - и переплетает нужду, жадность и обман на всех возможных уровнях. И все это ничуть вам не надоест. Содерберг блестяще сочетает клиническую точность - взять хотя бы искусную нарезку сцен, в которых машина врезается в стену, - с живостью голливудского ремесленника старой школы. Он также умело дирижирует талантливым актерским ансамблем, добиваясь прекрасного результата. Руни Мара, для которой это первая большая роль после «Девушки с татуировкой дракона», мастерски колеблется между замкнутостью и ранимостью, Татум добавляет оттенков своему герою, непроходимому тупице, но чем глубже в дебри сюжета, тем яснее, что это картина Джуда Лоу, одержимого тревогой и доброжелательностью в первой части и кое-чем совсем иным - во второй. Если это и в самом деле прощальная картина Содерберга, она в какой-то мере подытоживает его киноопыты: женщина на кушетке врача («Секс, ложь и видео»), восхитительно извилистый сюжет («Там, внутри», «Вне поля зрения»), влияние экономического упадка на людей («Девушка по вызову», «Супер Майк») и Кэтрин Зета-Джонс («Траффик») в роли предыдущего психоаналитика Мары. И все же фильм не кажется перенасыщенным. В нем есть энергия и мощь дебюта. (Иан Фрир, Empire)

Стивен Содерберг - последовательный ниспровергатель жанра. Поздний период карьеры он посвятил именно дискриминации зрительского кино - причем для опытов берутся образцы несомненные, золотой эталон: героическая биография, фильм-катастрофа о гибели человечества, исповедь грешницы, похождения плута. В «Че» вместо любви и стрельбы революционеры скитаются по невнятным зарослям. В «Заражении» ученые капают в пробирки, а инфицированные мрут на улицах - но больше в целом ничего не происходит, сюжета нет. В «Девушке по вызову» героиня вместо секса занимается бухгалтерскими подсчетами. «Одиннадцать друзей Оушена», с которых, по-хорошему, началась жанровая биография Содерберга, сделаны безупречно - но, видимо, только для того, чтобы дали сделать «Двенадцать» и «Тринадцать», где уж практически ничего не понятно. Почти полный тезка Спилберга, Стивен С-берг номер два - будто копия главного мастера большого голливудского жанра из антимира: все то же самое - но заполнено преднамеренной пустотой. «Побочный эффект» - новая ступень в осмеивании того, что пугало и развлекало нас на протяжении десятилетий, недаром выходит одновременно с байопиком великого и ужасного Хичкока, сыгранного Энтони Хопкинсом. Это дань хичкокиане и ее удешевленной копии, волне эротических триллеров конца восьмидесятых - начала девяностых. Кино о юной жертве антидепрессантов напоминает «Головокружение» и «Основной инстинкт» сразу. Из первого - относительность происходящего и ненадежность рассказчика, из второго - лобовая природа приемов и кое-что еще, но не будем плодить спойлеры. Новшество по сравнению с предыдущими упражнениями по дискредитации жанрового кино одно - Содерберг так старательно копирует приемы мастеров саспенса, что делает на самом деле увлекательный фильм. В Берлине, в рамках конкурса которого прошла европейская премьера картины, критика рассаживалась по креслам в зале, заранее зевая, - и продолжала зевать до того момента, как героиня начала крошить салат. Не открою вам, что произошло дальше. Только скажу, что с этого эпизода режиссер темпа уже не сбавлял. Содерберг, конечно, очень умен - высмеивая большой американский триллер, он одновременно отвешивает легкого щелбана по лбу и всякой социальной кинопатетике, на которую так падок Берлинский фестиваль: «Побочный эффект» - фактически художественно-сатирическая версия «Здравозахоронения» Майкла Мура, обличительный пафос которой, направленный против производителей жутковатых антидепрессантов и склонной к их неумеренному употреблению нации, разбивается об абсурд происходящего в кадре. Таблетки замещают американцам эмоции так же, как Содерберг вместо крепкого триллера подсовывает зрителю пародию на него. Ахаешь и ужасаешься так же, но повод для этого какой-то искусственный, синтезированный явно химически; сильнодействующий кинематографический препарат, в разработке каковых главный циник Голливуда достигает все более пугающих высот. Руни Мара, конечно, срывает оглушительный аплодисмент - ее героиня ярче и живее всех и всего, что присутствует в кадре. Не только играющего преимущественно мышцами, причем не лицевыми, Ченнинга Татума, но и не самых твердокаменных в других работах Джуда Лоу и Кэтрин Зета-Джонс удивляет. Так кажется, пока не понимаешь, что они в этом кино играют декорации, персонажей параллельного мира, с универсумом героини никак не пересекающегося. Адекватную ей партию ведет, пожалуй, только Джулия Робертс, изображающая лицо рекламной кампании таблеток, вроде как виновных во всем, - она не двигается и только молча улыбается, будучи, простите, фотоизображением на плакате. Лучший пример того, как Содерберг использует иконических голливудских артистов - и не только тогда, когда у них нет возможности ни двигаться, ни разговаривать. (Ольга Шакина)

Золофт. Тразодон. Паксил. Абликса. В «Побочном эффекте», новом (и, по версии самого режиссера, последнем в карьере) фильме Стивена Содерберга, диалоги часто похожи на заклинания. Аза-низи-маза. Золофт-паксил-абликса. Названия антидепрессантов (угадайте, какой из них вымышленный!) повторяются здесь столь часто, что три четверти хронометража «Эффект» кажется сатирой не то на деятельность фармацевтических корпораций, не то на массовую паранойю по ее поводу. На деле все, конечно, оказывается немного сложнее. Или проще: под маской фармакологической драмы здесь скрывается жанр с долгой и славной историей. А именно - хичкоковский триллер о женщине, выпустившей своих внутренних демонов наружу; главная же интрига, на которой «Побочный эффект» строится, заключается в том, каковы у этих демонов лица. Что же съедает Эмили Тейлор (Руни Мара)? У этой молодой, привлекательной женщины, казалось бы, все должно наладиться - любимый муж (Ченнинг Татум), когда-то успешный брокер, отмотавший четыре года за биржевые махинации, наконец выходит из тюрьмы. Но вместо того, чтобы начать налаживать быт, девушка никак не выйдет из депрессии. И вот она уже въезжает на своем авто прямо в стену парковки. Без особенных последствий - кроме того, что Эмили прописывают курс психотерапии у доктора Бэнкса (Джуд Лоу). Бэнкс пропишет девушке сначала один антидепрессант, потом другой, потом третий. Когда ни один не поможет, он позвонит доктору Зиберт (Кэтрин Зета-Джонс) - та уже лечила Эмили, когда ее муж только оказался за решеткой. Зиберт посоветует один экспериментальный препарат - и тот вдруг вернет несчастной спокойствие, либидо и крепкий сон. Во время последнего, впрочем, проявится побочный эффект - острый случай лунатизма. Дальнейшее лечение пойдет, мягко говоря, не по плану. Жестких последствий этого частного случая из психотерапевтической практики Содерберг не скрывает: вообще-то «Побочный эффект» начинается с кровавой сцены преступления, после чего на экране возникнет титр «за 3 месяца до того». Не будем при этом раскрывать сюжетные хитросплетения (надо сказать, довольно неожиданные) - скажем только, что с крахом привычной жизни Эмили Тейлор фильм не закончится, а подлинным злом здесь предстают не столько корпорации, обеспечивающие аптечный ассортимент, сколько сам уклад жизни в условиях кризиса, которая все равно что жизнь в военное время. Либо ты, либо тебя. Выживание, возведенное в абсолют. Мечты о лучшей участи, толкающие на поступки, более уместные не в реалистическом кино об Америке рубежа нулевых, а в чистом, строго подчиненном канонам, жанре. На последнем остановимся поподробнее. Трюк с производственно-экономической подоплекой жанровых упражнений Содерберг проворачивает уже несколько фильмов подряд. Вот корпорации и госслужбы способствуют распространению глобальной эпидемии в «Заражении», оправдывая развитие сюжета страшного, но оттого не более вероятного. Вот в «Нокауте» рабочий конфликт интересов запускает погоню бывших коллег за профессиональной киллершей, выводя восьмидесятнический рукопашный боевик в зону убедительности. Вот стриптизер в «Супер-Майке» откладывает гонорары на мечту о мебельном бизнесе, чтобы потерять все - и в поисках утешения уткнуться в клишированную мелодраму, тем самым давая пошлейшему из жанров законное право на существование. То же и в «Побочном эффекте»: его сюжет, в пересказе не кажущийся особенно правдоподобным, двигает вперед сначала нужда одного персонажа в примирении с бедностью, затем - желание другого восстановить профессиональную репутацию. В конфликте между человеком и его делом Содерберг находит тот способ обновить заезженные жанры, которого так не хватает большинству современных мейнстримовых фильмов. Смертельно, казалось, больные жанры в его руках идут на поправку, если и не наливаются румянцем («Побочный эффект» снят все в той же побледневшей цветовой гамме, что и все последние фильмы автора), то начинают реагировать на лечение, генерируя ту правду жизни и времени, которая когда-то и определила их каноны, а значит, и существование. «Побочный эффект» в этом смысле - не худший прощальный привет: хичкоковский триллер о женщине, которая берется поправить свое угнетенное положение, умирал с тех пор, как угнетение женщины перестало быть вопросом актуальным. Действие той горькой пилюли, которой его лечит Содерберг, заключается в показательном уводе гендерного вопроса на второй план, его обессмысливании. Угнетены на самом деле все - и врач не в меньшей степени, чем пациент. Может быть, поэтому первого так тянет на пенсию? (Виктор Недорезов)

Этот триллер позиционируется как последний прокатный проект уходящего из большого кино Содерберга, автора таких высококлассных фильмов, как «Секс, ложь и видео» и «Траффик». Обязателен к просмотру уже хотя бы по этой причине. «Побочный эффект» был показан в конкурсной программе недавнего Берлин­ского кинофестиваля. Так уж сложилось, что сильных мужских образов в конкурсе было мало. Во время показа фильма для прессы кто-то из коллег шепотом пошутил, дескать, жюри сейчас возьмет да и отдаст приз за лучшую мужскую роль вот этому актеру. Минут через двадцать шансы упомянутого актера испарились - роль его оказалась слишком короткой для «Медведя». Хотя, как говорится, ничто не предвещало. И ведь даже фамилию его не назовешь без того, чтобы не подсказать направление развития сюжета. Даже поименное перечисление родственных «Побочному эффекту» триллеров (одно очень известное кино Билли Уайлдера с Барброй Стэнвик или, например, один незабвенный триллер с Ричардом Гиром, Умой Турман и Ким Бейсингер) - уже подсказка. Итак, в «Побочном эффекте» есть жена (Мара), выходящий из тюрьмы муж (Татум), английский психотерапевт (Лоу) и еще один вполне американский психотерапевт (Зета-Джонс). Ну и еще есть многообещающие таблетки от депрессии, от которых заодно может случиться лунатизм. А также огромный нож, пятна крови на ковре. Ну и, наконец, секс, ложь и всесильные фармацевтические компании. За одними резкими поворотами сюжета (зритель натурально ахнет) следуют другие. То тот, то другой персонаж оказывается заперт за реальной или фигуральной решеткой, вроде бы чувствуя себя виновным в случившемся. Постепенно раскрываются настоящие герои этой детективной истории об убийстве и таблетках под названием «абликса» (один из многих выдуманных препаратов, чье название звучит в фильме). Перед премьерой казалось, что это будет антифармакологическая сатира, беспощадный режиссерский взгляд на общество, сидящее на таблетках. По статистике, которую поминает западная пресса, от злоупотребления медицинскими препаратами в США сейчас гибнет больше людей, чем в дорожно-транспортных происшествиях. Хит Леджер, Майкл Джексон - лишь некоторые из знаменитостей, чью смерть связывали с неправильно выписанным рецептом. Но замаячившая поначалу едкость оказывается сюжетной ловушкой. Сатирический режиссерский взгляд оборачивается просто взглядом режиссера с отличным зрением, демонстрацией мастерства и владения приемами жанра. Во взгляде этом, впрочем, есть определенная доля бесстыдства - еще до премьеры в Сети появилась рекламная кампания лекарства от депрессии, до сих пор функционирует промосайт «Попробуй абликсу.com», на котором есть, в частности, ролик от эксперта, доктора Джонатана Бэнкса, человека с лицом Джуда Лоу. Нажмешь на Джуда Лоу - и он с самой интимной интонацией в голосе проведет первичный прием и, возможно, посоветует подумать о приеме абликсы. (Марина Латышева)

Стивен Содерберг любит поиграть с киножурналистами, время от времени упрекая их в излишней мягкости. Последний фокус каннского лауреата и автора эффективных блокбастеров получился совсем уж жестоким. Забавы ради Содерберг подарил миру (голливудским студиям, критикам и зрителям) greatest hits собственной карьеры. При этом все хитовые содерберговские темы в ленте вовсе не собраны на манер калейдоскопа и не призывают хлопать в ладоши в момент узнавания. Напротив, «Побочный эффект» - это ладный и очень модный американский триллер на актуальную тему, с великолепными актерами, кое-кто из которых и вовсе играет свои лучшие роли. Проводя официальную церемонию прощания - теперь Содерберг сосредоточится на рисовании, сериалах (например, о певце Либераче и его любовнике) и театральных постановках - он не расшаркивается и не смахивает слезу платочком, скорее наоборот. «Побочный эффект» является забавным высказыванием режиссера относительно своего места в голливудской системе и проделанной с большими студиями работы. Можно считать в «Эффекте» портрет нервического хамелеона, играющего с людьми, но кажется, что Стивен ценит себя выше. Кризисным моментом в карьере Содерберга стала его эпопея со съемками фильма «Че», галлюциногенного эпоса об известном на весь мир революционере, который независимо от своих целей в итоге оказался скрытой иконой поп-культуры. Тогда в действиях Стивена многие увидели формализм и гигантоманию, немного несоответствующие его образу холодного интеллектуала. Но разумеется, он не стал объяснять, что зарождение духа революции и деформация личности «благодаря» попавшей в нее инфекции были одной из его центральных задач. С понятиями революции эти игры разума рифмовались до обидного неудачно, а объяснять пришлось бы долго и красиво. Если оглянуться еще дальше, то темы заражения и мутации преследуют Стивена Содерберга с самых его первых фильмов, и даже в самых солнечных из них - «11 друзей Оушена», «Вне поля зрения», - он строит криминальные шарады как механик с разумом и решительностью хирурга, а теплоту и эмоции выжимает только из тех персонажей, которые ему кажутся разобранными и разломанными без всякого содерберговского участия. Это и мечущиеся, неотесанные бандиты, которые устраивают гонки машинок-моделек на пустых стадионах, и добросердечные фрики, в уста которых можно вложить слова разума, так необходимые для сохранения оптимизма в жестоком мире. Руни Мара играет «серую мышку», которую подташнивает от таблеток на службе в дизайнерском бюро, куда она отправилась, чтобы не думать о сидящем на зоне муже (Ченнинг Татум), мотающем срок за участие в финансовой махинации. Когда суженый выплывает из тюремных ворот с кошачьей улыбкой и гордо расслабленными плечами, ничто не предвещает сурового оборота событий. Однако Эмили врезается на парковке прямо в стену гаража без видимых на то причин и, как водится в наше беспокойное время, попадает на прицел к крайне активному британскому врачу. Последнего играет Джуд Лоу, который тут, кажется, мобилизует всю свою невероятную мимику: это европейский клоун от медицины, которому Америка подарила дородную жену-блондинку с ребенком и миссию по испытанию нового антидепрессанта под названием «Абликса». Само собой, подопытной крольчихой становится нестабильная Эмили, у которой скелетов в шкафу, как оказалось, хватит на целый дурдом. Главный же из них - ее первая мозгоправша, психопатическая брюнетка Виктория Сиберт (Кэтрин Зита-Джонс), которая любит потрещать о таблетках, схватив собеседника за лацкан на запруженном людьми перекрестке. Все вместе они являются действующими лицами эпидемии заражении Америки антидепрессантами, которые дорогой ценой помогают забыть об экономическом и личном кризисах. После «Заражения», «Супер Майка» и «Нокаута», где в равной степени рассказывается о трансформирующих человеческие личности бактериях страха и стремления к мещанским идеалам, ни один аналитик творчества Содерберга не смог бы сказать, что ему пора заканчивать. В свои 50 Стивен сохраняет куда более свежую голову, нежели многие его более молодые коллеги вроде Пола Томаса Андерсона, чьи картины по сравнению с «Побочным эффектом» напоминают памятники былых эпох. Прощание с большим кино Стивен со свойственным стремлением избежать банальности упаковал в формат эротического триллера, где обнаженки, может, секунд на 30. Также, он передал привет киноманам 90-х, которые на самом деле больше всего на свете любят пост-хичкоковские, с оттенком гламура и дурновкусия триллеры (с названиями что твой диагноз) вроде «Рокового влечения», «Основного инстинкта» или «Окончательного анализа». Если припомнить «Анализ», режиссером которого был Фил Жоану, то там как раз рассказывалось об эмоционально нестабильной красотке (ее играла Ума Турман), которая была «замужем за мафией» и играла в игры с эротическим подтекстом на кушетке своего вкрадчивого психолога. Действие «Эффекта» Содерберг со свойственным ему висельническим юмором переместил на кризисный Манхэттен, по которому, сшибая друг друга, ходят издерганные стрессом (часто из-за поиска работы) люди, находящиеся под золофтом, паксилом и другими веселыми лекарствами. Поскольку таблетки напускают на разум ядовитый туман, герои, ставшие их жертвами, могут совершать необдуманные поступки и здорово удивлять. Главная героиня «Побочного эффекта» (в хичкоковском прологе прямо говорится, что эффект этот - убийство человека) Эмили Тейлор крутит и вертит зрителями почти каждую секунду. Мало того, что Руни Мара достигла фантастического мастерства в способности в одном кадре казаться фриком и едва ли не двойником Киллиана Мерфи, а в другом - совершенно невозможной вамп. Ее «девочка с плеером» как будто бы срисована с самого Содерберга, который часто закручивал киноаферы и завершал их в основном из любви к красоте поворота, а не к финансовой выгоде или, не дай бог, к почестям со стороны прессы или представителей крупных фестивалей. Как и его героиню, Стивена интересует сохранение холодной головы и побег от лунатического состояния, когда ты не можешь контролировать волю и тебя направляет некая парадоксальная сила. Возможно, имеются ввиду ужесточившиеся из-за кризиса требования заказчиков, которые в попытках заработать на ленивых зрителях часто не знают чего хотят и меняют правила игры по нескольку раз в неделю. (Александр Кондуков)

Бывают такие хорошие шутки, в которых есть не только неожиданная развязка, но и глубинная схожесть совершенно разных мотивов, составляющих эту шутку. Подобное встречается и в некоторых хитроумных фильмах, где внешние атрибуты сюжета и соль авторского высказывания, на первый взгляд слепленные из абсолютно разного теста, на самом деле очень точно перекликаются и отражают друг-друга метафорически. В случае с новым и, по заявлению самого режиссера, последним в его карьере фильмом «Побочный эффект», Стивен Содеберг не просто рассказывает такой анекдот, но играет со зрителем весьма едкую ироничную шутку. Что-то не так с Эмили (Руни Мара). Радостное событие, освобождение из тюрьмы любимого мужа (Ченнинг Татум), отсидевшего четыре года за биржевые махинации, почему-то вгоняет молодую женщину в острую депрессию с навязчивыми суицидальными позывами. В общем-то, все с Эмили было бы так - львиная доля героев фильма давно с антидепрессантами «на ты» и периодически пытается выкарабкаться из «черной полосы», только вот проблема в том, что выписанные Эмили «таблетки счастья» не оказывают на нее никакого действия. Единственным спасением оказывается новое лекарство, вызывающее у героини неожиданный побочный эффект - лунатизм, чреватый неправильным применением колюще-режущих предметов. Ироничная ухмылка супер-профессионала Содеберга чувствуется и в том, как он на полном ходу сюжетного напряжения вдруг совершенно неожиданно для зрителя превращает этот медицинский триллер в медицинский же детектив. Только здесь в роли доктора Хауса другой британский любимец женщин - Джуд Лоу, может и не столь разносторонне обаятельный, как Хью Лори в амплуа доброго-злого доктора. Если Хаус изначально противопоставлен всей врачебной системе, то доктор Бэнкс в результате «несчастного случая» с Эмили выбивается из хорошо отлаженной коммерческой схемы лечения пациентов вовсе не по собственной воле. И тут, начинается самое интересное... Стивен Содеберг давно известен тем, что мастерски умеет прошивать стандартную жанровую оболочку весьма неприятными для американского кино политическими смыслами. Как и в его предыдущих фильмах, в «Побочном эффекте» фармакологические страсти оказываются лишь картонными декорациями, которыми Содеберг издевательски, почти не скрывая своей иронии в диалогах, но сохраняя при этом серьезное лицо, подобающее рассказчику триллера, до поры до времени прикрывает истинный предмет повествования - критику механизмов капиталистического общества. Эти же механизмы, к слову, как раз порождают и различные истерии в обществе (в том числе вокруг антидепрессантов), которые затем богато эксплуатируются в жанровом кино. И вот уже эту эксплуатацию, диалектически, не дрогнувшей рукой мастера-имитатора, эксплуатирует Стивен Содеберг. Фильм обладает несколькими парами очень интересных и амбивалентных рифм: в нем нет правдоподобия и отсутствует доверие режиссера к зрителю - теплота авторского взгляда - не про Содеберга, но одновременно искренность его позиции подтверждается всей предыдущей фильмографией, и в «Побочном эффекте» концентрат этой искренности - сама фабульная схема картины. В фильме, где почти все герои - врачи или пациенты, до смешного мало психологии и толков о ней, но в то же время основной сюжетный ход опирается как раз на известный подлинный психологический эксперимент, имеющий название «дилемма заключенного». Вообще дилемма, которая выглядывает из под столь приятной жанровой шелухи, кажется, видится Содебергу так: капиталистическое общество эпохи кризиса - это всегда своеобразные качели между тюрьмой и депрессией, и все герои фильма только лихорадочно перебегают с одной стороны палубы на другую, пытаясь обрести стабильность, но при этом еще сильнее раскачивая судно. Выражение «побочный эффект», используемое в названии, таким образом получает еще один смысл, остроумно заложенный Содебергом, - происходящее в фильме и есть побочный эффект такого социально-экономического устройства, где каждый сам за себя и стоит однажды оступиться, рискуешь лишиться всего и вдобавок стать невротиком. (Катерина Белоглазова)

Начало картины интригует, правда, несильно. На фоне белых стен показаны кровавые следы совершенного в комнате убийства. Опытный зритель, впрочем, сразу же оценит, что из всего первоклассного, как и всегда у Содерберга, актерского состава фильма - Руни Мара, Джуд Лоу, Кэтрин Зета-Джонс и Ченинг Татум - убить можно лишь одного Татума. Вопрос "Зачем Содерберг начал снимать его в своих картинах" остается открытым. Так что, если в "Супермайке" Татуму отводилась ключевая роль, то в "Побочном эффекте", этим теперь уже актером, зрителя будут мучать лишь первую часть фильма. Его герой - мощный парень Мартин выходит после четырехлетнего заключения за финансовые махинации из тюрьмы. На воле его ждет молодая, хрупкая жена Эмили (Мара), которая итак пребывает в состоянии тяжелейшей депрессии, а когда Мартин выходит из тюрьмы ей отчего-то становится еще тяжелее. Содерберг показывает и мучительную сцену первого после тюрьмы секса, где героиня Руни Мара не может скрыть свой скуку от свидания с мужем, и их первый выход в свет, где ей становится совсем невмоготу. Подлинная причина ее депрессии, впрочем, не известна и это-то и пугает окружающих больше всего. Почти на следующий день после возвращения Мартина Эмили пытается покончить жизнь самоубийством. После неудачной попытки она попадает на прием к психотерапевту Джонатану Бэнксу (Лоу), где по-прежнему не может назвать причину своего подавленного состояния: вроде, и муж из тюрьмы вышел, и любит ее, и все неплохо складывается, но удовлетворения от жизни нет. Конечно, если бы мужа играл сам Джуд Лоу, может, никакой депрессии бы и не было. Но он лишь врач, красивый, успешный, еще в самом расцвете сил, и жена у него под стать, так что с юной депрессивной пациенткой его могут связать лишь чисто рабочие отношения. Доктор тщетно пытается найти причину подавленного состояния Эмили и в один из сеансов выясняет, что она и раньше наблюдалась у другого психотерапевта - доктора Виктории Сиберт (Зета-Джонс). Профессионал Бэнкс после консультации с предыдущим лечащим врачом назначает девушке экспериментальный препарат, который должен помочь преодолеть депрессию. Однако таблетки не помогают, а совсем наоборот - вызывают странный "побочный эффект". Дальше главным героем фильма становится уже не столько юная Эмили, сколько сам доктор Бэнкс, и именно в этой - второй части картины - Содерберг переходит к порой совсем уж шокирующим сюжетным ходам. В результате фильм, начинающийся как социальное повествование о современных подсаженных на антидепрессанты и психотерапию американцах, неожиданно превращается в бойкий триллер с жестким феминистическим подтекстом. Намекнем, что Кэтрин Зету-Джонс режиссер позвал в свой проект неслучайно. "Побочный эффект", безусловно, оказался намного сильнее предыдущих работ Содерберга - и уже упомянутого "Супермайка", и "Нокаута", и "Заражения". Но в сердцах зрителей Содерберг уже, наверное, навсегда останется создателем "друзей Оушена", где кроме прекрасных актеров и захватывающего сюжета, были еще юмор и драйв. Перейдя в жанр серьезных, почти социальных триллеров Содерберг, кажется, навсегда закрыл для себя "Оушенов". А незадолго до премьеры "Побочного эффекта" и вовсе объявил о завершении карьеры кинорежиссера. Впрочем, это заявление сам же потом и опроверг, на радость своим поклонникам, которые почти наверняка останутся в восторге от этой "предпоследней работы" режиссера. (Мария Токмашева)

Фильм Стивена Содерберга с Руни Марой, Ченнингом Татумом, Джудом Лоу и Кэтрин Зетой-Джонс - взгляд на современные неврозы, сатира на хичкоковский триллер о женщине под влиянием и отображение панорамы мира после финансового кризиса. Прощальная гастроль Стивена Содерберга продолжается. По словам самого режиссера, «Побочный эффект» - его последний полнометражный фильм (мини-сериал о гее-пианисте Либераче для HBO, видимо, станет поводом для последнего поклона автора). Что ж, это вполне достойный уход со сцены. Задумка, реализуемая здесь Содербергом, интригующе амбициозна: «Побочный эффект» представляет собой манхэттенский психотриллер, ерничающий над массовой антифармацевтической паранойей и при этом отсылающий к таким шедеврам кино о женщинах за гранью нервного срыва, как «Ребенок Розмари» и «Роковое влечение». Дама, съезжающая здесь с катушек, - Эмили Тэйлор (Руни Мара), верная жена бывшего брокера с Уолл-Стрит (Ченнинг Татум), только что отмотавшего срок за финансовые махинации. Муж возвращается домой - и его супруга старательно изображает радость. Но под внешним спокойствием явно кроется тайна - и подсознательная ярость героини проявляется в прекрасной, напряженной ранней сцене: припарковывая машину, девушка импульсивно въезжает в стену гаража. Так она встречает доктора Бэнкса (Джуд Лоу), психолога, который начнет разбираться в проблемах Эмили с тем жутковатым отстранением, которое может означать как симпатию, так и снисхождение. Их первые встречи представляют собой сеансы традиционного психоанализа - но потом Бэнкс связывается с предыдущим мозгоправом, работавшим с Эмили, и та (Кэтрин Зета-Джонс) рекомендует прибегнуть к новому антидепрессанту Абликса. И вот тут начинаются странности. Дальнейшие твисты сюжета столь многочисленны и порой непредсказуемы, что их лучше оставить в тайне. Достаточно сказать, что не все здесь те, кем кажутся, - и в первую очередь режиссер. Под видом сатиры на современные неврозы и хичкоковского триллера о женщине под влиянием здесь скрывается еще одна глава в содерберговской панораме мира после финансового кризиса. Мира, в котором удовлетворенность исчисляется деньгами и продается корпорациями. Подобно многим врачам, Бэнкс не видит ничего страшного в том, чтобы продавать жаждущим покоя клиентам еще не опробованные лекарства (некоторые сцены фильма явно пародируют глянцевую фармацевтическую рекламу). И если химия отражает один путь к мнимой полноте жизни, то аферы, проворачиваемые мужем героини, представляют другой путь к незаслуженному успеху. Что Содерберг при этом подразумевает? Никаких прямых ответов фильм не содержит, но под блестящей упаковкой, похоже, кроется крайне горькая пилюля: никаких гарантированных способов излечиться от несчастья в этом мире нет. Зато пустышек - хоть отбавляй. (Кит Улич)

Эмили (Мара), нервная брюнетка с лицом отличницы и мужем (Татум), вернувшимся из тюрьмы, переживает тяжелую депрессию: ходит по краю платформы в метро с мокрыми глазами, косо глядит на острые предметы и страдает от бессонницы. Когда она на полном ходу въезжает в стену, врачи приставляют к ней психотерапевта (Лоу): он сначала пытается лечить ее традиционными методами, а потом выписывает рецепт на модный антидепрессант, который пациентка упорно считает своим единственным спасением. Лекарство имеет затейливый побочный эффект: Эмили начинает во сне резать салат и ставить музыку, а потом вдруг закалывает мужа ножом. Теперь есть только два выхода: либо посадят ее, либо дисквалифицируют доктора. Стивен Содерберг, третий год поговаривающий о пенсии, кажется, всерьез собрался уходить: «Побочный эффект» - официально его последний фильм, который можно посмотреть в кино. Если это правда, то Содерберг заканчивает карьеру на пике формы. «Побочный эффект», написанный сценаристом «Информатора» и «Ультиматума Борна», - вольная реконструкция подзабытого жан­ра эротического триллера 1990-х, «Основной инстинкт» в психушке. С тем же рвением в последнее время к этому вопросу обращался только Брайан Де Пальма, но если его «Страсть» скорее проходит по разряду guilty pleasure, то Содерберг подходит к переизобретению жанра с большей ответственностью, в то же время не забывая о фирменной иронии: «Побочный эффект» - не столько фильм, сделанный по лекалам 1990-х, сколько фильм из 1990-х. Тут солируют Кэтрин Зита-Джонс и ее коричневая помада, тут режут овощи так, что сразу понимаешь, что дело нечисто, тут самый первый кадр представляет собой пижонскую заявку на откровенно безобразный триллер. Тем не менее, старательно выдержав хичкоковский саспенс в течение первых двадцати минут, Содерберг вдруг меняет ритм и переходит к тому, чем занимается обычно, - длинным планам офисных разговоров, истории трудоголика в поисках истины, гимну лжи и притворству, упакованному в формат медицинского триллера, в котором нет ни слова о лекарствах. «Побочный эффект» - торжество холодного формализ­ма, того, за что Содерберга принято ненавидеть: техничность, доведенная до абсолюта, совершенное владение киноязыком, виртуозное умение держать ритм. Однако форма тут не обесценивает содержание - это кино про фанатичную ­преданность проклятой работе, процессу ради процесса, который рушит жизнь, но не приносит счастья, потому что счастье, как и истина, - понятие условное. (Анна Сотникова)

За три месяца до того, как кровавый след пересечет квартиру на Манхэттене, Эмили Тейлор (Руни Мара) дожидается освобождения мужа (Ченнинг Татум) из тюрьмы, погружается в уныние и однажды оказывается на больничной койке перед психиатром, который задает деликатно сформулированный вопрос: «Это правда, что сегодня вы хотели причинить себе вред?». Правда, но вместо госпитализации доктор Джонатан Бэнкс (Джуд Лоу) отпускает пациентку домой в обмен на обещание больше так не делать и записаться к нему на прием. Далее по ходу лечения хронической депрессии сменяются названия антидепрессантов: от одних тошнит, от других кружится голова, примерно ото всех пропадает интерес к сексу, но ни один не делает жизнь приятнее. Попутно выясняется, что нервы у Эмили сдали не впервые, на горизонте появляются ее бывший лечащий врач Виктория Сиберт (Кэтрин Зета-Джонс), новые названия препаратов и новые побочные эффекты. Стивен Содерберг, который в последние годы ударными темпами перебирал жанры, снял образцово-показательный (как и предыдущие работы) триллер про роковых женщин, психиатрию, фармацевтические компании, ложь и паранойю. Такой, что примерно треть фильма думаешь, будто это меланхолическая сатира на плотно подсевшее на таблетки высшее общество, где ни один разговор не обходится без перечисления поднимающих настроение препаратов: «Ты что принимаешь? XXX? Мне от него тоже хреново было, но подруга посоветовала YYY - и стало гораздо лучше». Даже жена психиатра получает перед важным собеседованием из рук мужа синюю таблетку. «Это ZZZ, от них ты не меняешься, а только лучше концентрируешься на том, кто ты есть», - крайне заманчивое описание. Доктора обмениваются опытом назначения разнообразных средств и за солидные вознаграждения подписываются участвовать в тестировании еще не поступивших в продажу, предлагая своим пациентам бесплатное лечение в рамках фармакологических исследований. Кэтрин Зета-Джонс смотрит из-за очков с улыбкой людоеда, убийцы в белом халате. Но то, что могло бы и даже парой намеков обещало стать драмой про врачебную ответственность, медицинскую этику и зловещую роль фармацевтических концернов в жизни общества, последовательно превращается в судебный, психиатрический и эротический триллеры. Содерберг, подобно уверенному врачу, ловко манипулирует состояниями пациента-зрителя: погружает его в транс музыкой Томаса Ньюмана, тревожит крупными планами омраченного лица Руни Мары. В ее уязвимости трудно разглядеть Лисбет Саландер из финчеровской «Девушки с татуировкой дракона»: здесь девушка идет сквозь фильм хрупкой тенью. Постепенно наращивается градус безумия и на смену расслабленным разговорам приходят паника, истерика, ошибки и один за другим сюжетные повороты. Внимательность к деталям редчайшая: забейте в поисковик название сюжетообразующего препарата Ablixa - можно поверить в его реальное существование и даже пообщаться с доктором Джонатаном Бэнксом из фильма. Мастерская работа, но особое внимание привлекают к ней комментарии режиссера, из которых следует, что далее снимать большое кино он не намерен: будут сериалы, театральные проекты, может быть, радикальные арт-хаусные эксперименты. Остановись Содерберг, например, на «Заражении», можно было бы процитировать классика: «Чума на оба ваших дома!». В буквальном смысле - вы мне надоели, на прощание скормлю вас вирусу. Но каждый следующий после «Заражения» фильм интерпретировать в качестве финального высказывания было бы сложнее. В «Нокауте» профессиональный боец Джина Карано молотила одного известного артиста за другим. В том числе Ченнинга Татума. Получался олдскульный боевик-перевертыш с элементами эксплотейшн. Затем Татум сыграл у Содерберга стриптизера в «Супер Майке». И вот, вскоре после премьеры на Берлинале вышли «Побочные эффекты». Искать именно в этой работе подведение итогов бессмысленно. Автор, в свое время публично сошедший с ума в «Шизополисе» и переродившийся в большого голливудского режиссера, проставил все галочки в обходном листе. Клеточки закончились, мы смотрим на героя через зарешеченное окно и задаемся вопросом: «Как он там?». «Гораздо лучше», - отвечают нам. (Владимир Лященко)

Для того чтобы объяснить, почему именно «Побочный эффект» режиссер Стивен Содерберг объявил своим последним фильмом (далее он намерен заниматься то ли театром, то ли телевидением, то ли продюсированием), нужно быть специалистом по творчеству Стивена Содерберга. А это профессия героическая: за годы практики (начал снимать он в 1985) режиссер сделал около тридцати полнометражных картин, не считая телепроектов и короткометражек. Иногда выпускал по два фильма в год. Он - тот, кто снял без преувеличения культовый «Секс, ложь и видео», и он же - тот, кому зачем-то понадобилось сделать вызывающе бездарный ремейк «Соляриса». В 2000 году сразу два его фильма одновременно претендовали на «Оскара»: «Трафик» и «Эрин Брокович». Выиграл «Трафик». Хотя второй фильм с точки зрения режиссуры был ничем не хуже - и не лучше. Был ли команданте Че Гевара ему интереснее, чем стриптизер Супер Майк? Кейт Бланшетт - актриса лучше, чем Саша Грей? Вы вряд ли определите это, глядя на экран. Говорят, Содерберг коллекционирует жанры. Что ж, в таком случае, у него огромная, исчерпывающая и вызывающе бесполезная коллекция. Жанры, как «друзья Оушена» - все прибывают и прибывают, и свое «дело» провернут непременно (фильм аккуратно впишется в рамки, и вы тщетно станете искать там приметы авторства). Говорят, что единственная связь, существующая между фильмами Стивена Содерберга, - пришедшая из ранних девяностых история о «зазеркалье», о загадочной и преимущественно недоброй изнанке бытия. А вот это уже похоже на правду. Недаром иногда кажется, что режиссеру смертельно скучно. Что ему нет никакого дела ни до героев, ни до историй. Нет, это не оттого, что он «формалист» (они обычно довольно горячие парни - просто на свой лад). Это, пожалуй, происходит потому, что мир, описываемый Содербергом, становится все более и более стерильным, расчисленным, выпотрошенным и обескровленным - до такой степени, что и изнанка его (пусть сколь угодно зловещая, уродливая или просто необычная) оказывается ему подобной. Художественный объем содерберговских фильмов достигается за счет недосказанности, некоего предчувствия, смутно тревожащего зрителя во время просмотра. Ни фильм о наркоторговле, ни фильм о наемном убийце, ни фильм о стриптизере или проститутке не выполняют своих обещаний. Мотивации персонажей и сюжетные развязки каждый раз куда проще, чем ожидалось. Возможно, таков эффект технического совершенства режиссуры. Но если вам кажется, что режиссер своим фильмом «хотел что-то сказать» - то это точно можно списать на «побочный эффект». «Фармакологический триллер», как единодушно назвали последний фильм Содерберга критики, это, пожалуй, сильно сказано. То есть, конечно, антидепрессанты играют в «Побочном эффекте» роль куда большую, нежели пресловутый шестивалентный хром в давней «Эрин Брокович». И все же это не то чтобы фильм о проблемах медицинской отрасли. «Побочный эффект» наследует одновременно хитам 90-х, вроде «Окончательного анализа» или «Первобытного страха» (о суровых поединках психоаналитиков и пациентов), и современной тенденции, выделяющей «фильмы о таблетках» едва ли не в особый поджанр: в ромкоме «Любовь и другие лекарства» сначала герой продавал только что открытую виагру, а потом героиня страдала от раннего Паркинсона. А уж какое почтение все мы теперь испытываем к препарату под названием «викодин» (даже те, кто в глаза его не видел) - знает только доктор Хаус. В «Побочном эффекте» все начинается с кровавого следа на полу. Допустим, нас интересует, откуда он взялся. Просто допустим. В любом случае, мы узнаем это задолго до окончания фильма, а сюжет, вильнув пару раз, свернет в другую сторону, так что кровавый след окажется уже, в общем-то, совсем неважным. Руни Мара (Содерберг извлекает дивный эффект из неожиданной фотогении актрисы), любящая и верная жена, встречает мужа (Ченнинг Тэйтум) из тюрьмы. Тот отсидел четыре года за финансовые махинации и теперь твердо намерен наладить совместную жизнь. Вот только депрессия супруги немного мешает полному счастью: хрупкая девушка с необыкновенно печальными глазами сторонится общества, рыдает на вечеринках, во время секса безучастно рассматривает перевернутый потолок, с неясными намерениями подходит к самому краю платформы метро - и, в конце концов, не сбавляя скорости и не сворачивая, врезается в стену на машине. «Вы хотели причинить себе ущерб?» - с профессиональной участливостью интересуется добрый доктор Джуд Лоу. Это формулировка для немедленной госпитализации. Но пациентка так искренне, так мило и убедительно доказывает, что ей непременно нужно вернуться домой, что больницы удается избежать. Вместо госпитализации - терапия и как часть ее - таблетки. Сначала одни (не помогают). Потом другие (тошнит). А потом «те самые» - новейший препарат, обещающий в рекламе чудо исцеления от депрессии. Эффект поразительный: героиня полна сил и жизнерадостна, муж в восторге от секса, вот только жена начинает ходить во сне, накрывать на стол, нарезать овощи и готовить обед на троих. «Третьим» должен оказаться ее мертвый ребенок, но дело уже не в нем, а в том самом ноже для овощей, который во время очередного припадка лунатизма оказывается в теле мужа. Наутро она ничего не помнит, суд признает ее невменяемой и оправдывает, отправляя на принудительное лечение. А дальше с изнанкой благополучного мира придется столкнуться доброму доктору, чудом избежавшему дисквалификации. Слишком уж многие в фильме принимают какие-либо таблетки (и сам доктор, и жена доктора, и второстепенные персонажи), слишком много рекламы психотропных средств (вымышленных) и подробностей описания действия и побочных эффектов (реальных). Это мир с изначальной поправкой - не здоровый, а «выздоравливающий»: стыдливый американский эвфемизм, который на родине доктора заменяют британской неполиткорректностью: «больной». А значит «на самом деле» все может быть совсем не так. Совет весьма компетентной коллеги (Кэтрин Зета-Джонс) способен оказаться ловкой манипуляцией; доброжелательность партнеров растает, как только репутация героя будет поставлена под сомнение, работодатели откажут и деньги кончатся; жена слишком легко поверит в преступную неадекватность мужа, а нежная, ранимая и насквозь понятная пациентка - обернется хладнокровным участником заговора, в котором замешаны биржевые спекуляции на рынке лекарств и лесбийские страсти. Конечно, доктор справится («поверженный психоаналитик» - это сюжет второго, неудачного «Основного инстинкта», потому, быть может, и неудачного - время еще не пришло). Но дело не в этом. «Это не я больна! Это он болен! Ему нужны деньги!» - кричит пожизненно запертая в психушке героиня. Она и вправду ясно мыслит: в ее фразе все логично, одно вытекает из другого, такая нужда в деньгах - сама по себе сродни психическому расстройству. Это окончательный диагноз. И все-таки то и дело может показаться, что «всей правды» нам так и не рассказали, - слишком уж безумными выглядят мотивировки и некоторые сюжетные ходы. Но на самом деле - это лишь «побочный эффект» режиссуры Стивена Содерберга. (Лилия Шитенбург)

Стивен Содерберг неоднократно расставался с кинематографом, только прощальное турне успело затянуться на несколько лет, и пусть его планы на будущее окружены туманом творческой неопределенности, в истории останется запись о событиях февраля 2013 года, когда в прокат вышла «последняя» работа именитого Голливудского режиссера в большом кино. С присущей Содербергу элегантностью на экране раскладывается головоломка о подверженности современного общества психическим расстройствам и многомиллиардном бизнесе на болезнях и страхах, представленная в виде хитросплетенного детективного триллера, снятого в нуарно - сатирическим ключе. «Побочный эффект» знакомит нас с Эмили Тейлор (Руни Мара), чей муж, Мартин (Ченнинг Татум), только что вышедший из тюрьмы «белый воротничок», отбывал срок за мошенничество. У них взаимная любовь, но их счастливое воссоединение портит депрессия Эмили, которой не достает пышной жизни, что была раньше. После неудачной попытки самоубийства, женщина находится на попечении психиатра, Джонатана Бэнкса (Джуд Лоу), видящегося заботливым специалистом, который после консультаций с бывшим врачом Эмили, Викторией Зиберт (Кэтрин Зета - Джонс), назначает загадочный препарат «Ablixa», который совершает чудо с настроением и либидо Эмили, однако пугающие побочные эффекты приходят вместе с преображением. Фильм указывает на угрозу в каждом рядовом дне, если человек одержим суицидальными мыслями, ведь тогда даже его будничные действия могут привести к необратимым последствиям, с другой стороны, за видящимся благополучием и облегчением при приеме сильных препаратов одна угроза сменяется на другую, абсолютно неизвестную. Однако создатели «Побочного эффекта» постепенно поднимают ставки, и от проблемы конкретного человека переходят на многозначительные намеки в сторону плоти современной торговли и темных отношений между врачами, фармацевтическими компаниями и судами. При этом Содерберг устраивает непредсказуемое развлечение на пару с автором сценария, Скоттом Бернсом, так что неудивительно, что «Побочный эффект» своего рода «трип»: сцены скоропалительно накапливаются, сюжет выдает больше новых вопросов, чем ответов, вовлекая в психосексуальный лабиринт из предательств и неожиданных поворотов, а жанры без затруднений перетекают из одного в другой. Тем не менее, фильм не обходится без проблем в заключительной части, когда происходит потеря некоторого импульса и возникают неприятные скачки в логике происходящего. Актерские работы в фильме первоклассные. Руни Мара вновь напомнила, почему она одна из самых востребованных новых актрис. Ченинг Татум вообще всегда органичен, когда снимается у Содерберга. Кэтрин Зета-Джонс, как обычно, играет с соблазнительной привлекательностью. Джуду Лоу достался многослойный персонаж, и актер определенно передал ему некоторое тепло, ведь Бэнкс, по своей сути, ни герой и не злодей. «Побочный эффект» стал приятным во всех отношениях триллером об опасностях лекарств, отпускаемых по рецепту, скрывавшим до последнего интригующие сюрпризы и пикантную сексуальность. Если планам Содерберга суждено сбыться, это был последний фильм режиссера в большом кино. Что ж, будь спокоен за нас, Стивен, платки, промокшие от слез, просыхают, а успокоительные лекарства с их-то побочными эффектами, теперь покупать никто не решится. (Megaslavik)

«Побочный эффект» - это последний фильм Стивена Содерберга, выходящий в широкий прокат. В дальнейшем этот замечательный режиссер, если верить его словам, намерен посвятить себя постановке исключительно ТВ-фильмов и сериалов. Если это действительно так, то «Побочный эффект» должен стать, либо последним аккордом в блестящей карьере Содерберга, либо последним гвоздем в крышку гроба, если так можно выразиться… Посмотрев эту картину, я пришел к выводу, что этот проект - действительно достойный финал блестящей карьеры Стивена Содерберга как режиссера полнометражных фильмов. «Побочный эффект» во многом является эталонной работой, сочетающей в себе как фирменный стиль режиссера, так и беспроигрышный сценарий и сильнейшие актерские работы. По моему мнению, этот фильм удался если не на все 100 процентов, то, по крайней мере, процентов на 80-90 он тянет. Лично я остался очень доволен»Побочным эффектом», а вот понравится ли он Вам? Давайте выясним это, отметив некоторые его особенности. 1 + Гениальный, абсолютно не предсказуемый сюжет. Я до сих пор не могу отойти от этого фильма. До чего мастерски сценарист Скотт Бернс водит зрителя за нос! Даже меня, прожженного киномана эта лента впечатлила своим лихим сюжетом и совершенно неожиданной развязкой. В общем-то, скелет сюжета прост и узнаваем. Психически больная девушка с загадочным прошлым + коварные доктора, ищущие подопытных кроликов = непредсказуемые последствия. Фильмов с примерно таким сюжетом снималось великое множество (особенно в далекие 60-е), но «Побочный эффект» - это нечто особенное. До конца фильма ты не понимаешь, кто прав, а кто виноват, кто - добро, а кто - зло. Сначала сюжет развивается достаточно неспешно, размеренно, но что происходит потом… В общем, смотрите и поражайтесь тому, как можно мастерски раскрутить, казалось бы, всем знакомый, классический сюжет. 2 + Необычная атмосфера аля-Хичкок. Посмотрев «Побочный эффект», я в который раз убедился в том, что Стивен Содерберг не снимает плохих фильмов. В этой картине мы можем лицезреть фирменные приемы этого режиссера, какие-то фишки, которые свойственны почти всем работам Содерберга со времен «Трафика». Однако в отличие от многих других фильмов руки этого режиссера «Побочный эффект» отличает некоторая «олд-скульность». Мне прямо вспомнились какие-то классические полотна руки А. Хичкока и других, менее известных мастеров саспенса. Этот фильм снят с соблюдением всех канонов психологического триллера. Здесь есть и мрачная атмосфера, и гнетущая музыка, и пугающие сцены и необычные персонажи. В общем, «Побочный эффект» - это образцово-показательный психологический триллер, каких никто не снимал уже лет двадцать. 3 + Блестящие актерские работы. Актерский состав - пожалуй, самая сильная составляющая всего фильма. Актеры показывают отличную командную работу, сыгранность, а также сильнейшие индивидуальные перфомансы. Прежде всего хочу отметить Руни Мару, которая создает цельный, невероятно противоречивый образ психической девушки. Я очень боялся, что во время просмотра Руни будет постоянно ассоциироваться у меня с «Девушкой, с татуировкой дракона». Уж настолько у нее там мощная роль, что переплюнуть ее, казалось бы, просто невозможно. Но невозможное возможно! И Руни Мара сумела сыграть совершенно по-новому, мастерски создав на экране яркую индивидуальность. Похвалы заслуживает также Джуд Лоу в роли психиатра. Он играет одну из самых сильных, интересных своих ролей за последние годы. Его персонаж очень интересен и не примитивен, а его игра - на высшем уровне. Кэтрин Зета-Джонс играет в этом фильме явного антагониста и отлично справляется со своей ролью. Будь ее экранное время чуть побольше, то она непременно наиграла бы на очередной «Оскар». Ченнинг Татум также хорош, но его роль уж совсем мала. В целом от актерской игры я получил колоссальное удовольствие. Браво актерам! 4 - Некоторые недостатки. Несмотря на общее крайне положительное впечатление от фильма я могу выделить некоторые незначительные минусы. Главный из них, по моему чисто субъективному мнению - операторская работа. Определенная часть фильма снималась на любимую Содербергом ручную RED-камеру, которая неизбежно ведет к немного скачущему изображению. Лично меня немного раздражала трясущаяся картинка, хотя, несомненно, такой подход создал определенный «эффект присутствия», так необходимый в психологических триллерах. Также из минусов могу отметить достаточно бюджетный подход к оформлению фильма (его титрам, музыке и пр.). В остальном - придираться просто не к чему. ИТОГ. «Побочный эффект» - это отличный психологический триллер, завораживающий и запутывающий зрителя своим неординарным сюжетом и приятно удивляющий сильными актерскими работами и режиссурой. Лично я как фанат жанра ждал подобного рода фильм уже очень много лет. Так что для меня «Побочный эффект» - это настоящий подарок. Безусловно, у данной картины есть большие шансы поучаствовать в наградном сезоне 2013-2014, прежде всего в актерских категориях (думаю, наградами должны отметить Руни Мару и Джуда Лоу), ну а также, конечно, в категории «Лучший сценарий». Кому посоветовать этот фильм? Во-первых, всем тем, кто, как и я является фанатом такого вымирающего жанра киноиндустрии как «психологический триллер». Во-вторых, всем ценителям напряженных и непредсказуемых фильмов с нетривиальной развязкой. Также рекомендую к просмотру всем любителям качественной актерской игры, поклонникам фильмов о людях с отклонениями в психике, ну и многим другим зрителям, которые не ищут от кино дешевых развлечений и сиюминутного удовольствия. Желаю Вам приятного просмотра! (TheGreatCritic)

comments powered by Disqus