на главную

МУСТАНГ (2015) MUSTANG

МУСТАНГ (2015)
#30511

рейтинг IMDb    рейтинг КП
  

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Драма
Продолжит.: 97 мин.
Производство: Франция | Германия | Турция | Катар
Режиссер: Deniz Gamze Erguven
Продюсер: Charles Gillibert
Сценарий: Deniz Gamze Erguven, Alice Winocour
Оператор: David Chizallet, Ersin Gok
Композитор: Warren Ellis
Студия: CG Cinema, Vistamar Filmproduktion, Uhlandfilm, Bam Film, Kinology, Canal+, Cine+, ZDF/Arte, Eurimages, Turkish Culture Ministry, Centre National de la Cinematographie (CNC), Filmforderungsanstalt (FFA), Film und Medienstiftung NRW, Doha Film Institute
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Gunes Sensoy ... Lale
Doga Zeynep Doguslu ... Nur
Tugba Sunguroglu ... Selma
Elit Iscan ... Ece
Ilayda Akdogan ... Sonay
Nihal G. Koldas ... The Grandmother
Ayberk Pekcan ... Erol
Bahar Kerimoglu ... Dilek
Burak Yigit ... Yasin
Erol Afsin ... Osman
Suzanne Marrot ... Aunt Hanife
Serife Kara ... The Great-Aunt
Aynur Komecoglu ... Aunt Emine
Sevval Aydin ... Erin
Enes Surum ... Ekin
Aziz Komecoglu ... Osman's Father
Serpil Reis ... Osman's Father / Petek's Neighbour
Rukiye Sariahmet ... Osman's Mother
Kadir Celebi ... Ekin's Father
Muzeyyen Celebi ... Ekin's Mother
Tuncer Kumcular ... Gynaecologist
Aykut Karatay ... Boy in the Car
Ercan Koksal ... Uncle Seref
Serpil Ucar ... Petek Hanim
Huseyin Baysal ... Riffle Man
Utku Zeka ... Dilek's Boyfriend

ПАРАМЕТРЫ частей: 1 размер: 2267 mb
носитель: HDD3
видео: 1280x536 AVC (MKV) 2478 kbps 24 fps
аудио: AC3-5.1 384 kbps
язык: Ru, Tr
субтитры: Ru, En
 

ОБЗОР ФИЛЬМА «МУСТАНГ» (2015)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

Проникновенная картина о жизни юных сестер в турецкой провинции, о вызовах с которыми взрослеющие девочки сталкиваются в патриархальном обществе.

Поселок на севере Турции. Пять сестер-сирот, по дороге со школы, беззаботно резвятся с мальчишками на морском берегу. Консервативные родственники усматривают в этих невинных играх распутство, и всерьез берутся за воспитание девушек. Жизнь юных сестер круто меняется: дом становится тюрьмой, школу заменяет домоводство, начинаются приготовления к принудительным свадьбам. Но жизнелюбивые девушки не собираются мириться с традициями, ограничивающими их свободу...

ПРЕМИИ И НАГРАДЫ

КАННСКИЙ КИНОФЕСТИВАЛЬ, 2015
Победитель: Премия «Label Europa Cinemas».
Номинации: Приз «Золотая камера» (Дениз Гамзе Эргювен), Квир-Пальмовая ветвь (Дениз Гамзе Эргювен).
ОСКАР, 2016
Номинация: Лучший фильм на иностранном языке (Франция).
ЕВРОПЕЙСКАЯ КИНОАКАДЕМИЯ, 2015
Победитель: Открытие года (Дениз Гамзе Эргювен).
Номинация: Лучший фильм (Дениз Гамзе Эргювен, Шарль Жилибер).
ЗОЛОТОЙ ГЛОБУС, 2016
Номинация: Лучший фильм на иностранном языке (Франция).
СЕЗАР, 2016
Победитель: Лучшая дебютная работа (Дениз Гамзе Эргювен), Лучший сценарий (Дениз Гамзе Эргювен, Алис Винокур), Лучшая музыка (Уоррен Эллис), Лучший монтаж (Матильда Фон де Мортел).
Номинации: Лучший фильм (Дениз Гамзе Эргювен, Шарль Жилибер), Лучший режиссер (Дениз Гамзе Эргювен), Лучшая работа оператора (Дэвид Чизаллет), Лучшие костюмы (Селин Созен), Лучший звук (Оливье Гуэнар, Ибрагим Гок, Дэмьен Гийом).
ГОЙЯ, 2016
Победитель: Лучший европейский фильм (Дениз Гамзе Эргювен).
МКФ В ЧИКАГО, 2015
Победитель: Приз зрительских симпатий в категории «Лучший художественный фильм на иностранном языке» (Дениз Гамзе Эргювен).
МКФ В МЕЛЬБУРНЕ, 2015
Номинация: Приз зрительских симпатий в категории «Лучший художественный фильм» (Дениз Гамзе Эргювен).
ОДЕССКИЙ МКФ, 2015
Победитель: Гран-при (Дениз Гамзе Эргювен), Лучший режиссер (Дениз Гамзе Эргювен).
МКФ В ВАЛЬЯДОЛИДЕ, 2015
Победитель: Главный приз «Золотой колос» за лучший фильм (Дениз Гамзе Эргювен), Приз ФИПРЕССИ (Дениз Гамзе Эргювен), Приз зрительских симпатий (Дениз Гамзе Эргювен), Пемия им. Пилара Миро новому режиссеру (Дениз Гамзе Эргювен), Приз молодежного жюри (Дениз Гамзе Эргювен).
МКФ В ПАЛМ-СПРИНГС, 2016
Победитель: Приз «Directors to Watch» (Дениз Гамзе Эргювен).
Номинация: Приз зрительских симпатий в категории «Лучший художественный фильм» (Дениз Гамзе Эргювен, Франция).
ИНДИЙСКИЙ МКФ, 2015
Победитель: Приз «Серебряный павлин» за лучшую женскую роль (Гюнеш Шенсой, Дога Зейнеп Догушлу, Тугба Сунгуроглу, Элит Ишчан, Илайда Акдоган).
Номинация: Приз «Золотой павлин» за лучший фильм (Дениз Гамзе Эргювен).
НЕЗАВИСИМЫЙ ДУХ, 2016
Номинация: Лучший фильм (Дениз Гамзе Эргювен, Турция).
ПРИЗ ЛУИ ДЕЛЛЮКА, 2015
Номинация: Лучший дебютный фильм (Дениз Гамзе Эргювен).
ПРЕМИЯ ХЛОТРУДИС, 2016
Номинации: Лучший сценарий (Дениз Гамзе Эргювен, Алис Винокур), Лучший актерский ансамбль.
НАЦИОНАЛЬНЫЙ СОВЕТ КИНОКРИТИКОВ США, 2015
Победитель: Приз «Свобода самовыражения».
КФ АМЕРИКАНСКОГО ИНСТИТУТА КИНОИСКУССТВА, 2015
Победитель: Приз зрительских симпатий в категории «Новые режиссеры» (Дениз Гамзе Эргювен).
КФ В ГЛАЗГО, 2016
Победитель: Приз зрительских симпатий (Дениз Гамзе Эргювен).
КФ В ГАМБУРГЕ, 2015
Победитель: Приз «Искусство кино» (Дениз Гамзе Эргювен, «Weltkino Filmverleih»).
Номинация: Лучший продюсер (немецко-европейское кинопроизводство) (Шарль Жилибер, Франк Хеншке, Аня Уланд, Мине Варгы).
КФ В САРАЕВО, 2015
Победитель: Лучший фильм (Дениз Гамзе Эргювен), Лучшая женская роль (Гюнеш Шенсой, Дога Зейнеп Догушлу, Тугба Сунгуроглу, Элит Ишчан, Илайда Акдоган).
КФ В СТОКГОЛЬМЕ, 2015
Победитель: Лучший сценарий (Дениз Гамзе Эргювен, Алис Винокур), Приз зрительских симпатий (Дениз Гамзе Эргювен).
Номинация: Приз «Бронзовая лошадь» за лучший фильм (Дениз Гамзе Эргювен).
КФ В СИДНЕЕ, 2016
Победитель: Приз зрительских симпатий в категории «Лучший художественный фильм» (Дениз Гамзе Эргювен).
КФ В САЛОНИКАХ, 2015
Победитель: Приз зрительских симпатий (Дениз Гамзе Эргювен).
КФ В АННАПОЛИСЕ, 2016
Победитель: Приз зрительских симпатий в категории «Лучший художественный фильм» (Дениз Гамзе Эргювен).
ПРЕМИЯ «СПУТНИК», 2015
Номинация: Лучший кинофильм (Франция).
ВСЕГО 39 НАГРАД И 57 НОМИНАЦИЙ (на 17.01.2017).

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

Дебют Дениз Гамзе Эргювен в полнометражном кино. До этого она сняла несколько короткометражек.
С Алис Винокур, соавтором сценария, Эргювен познакомилась в 2011 году на семинаре Каннского кинофестиваля для начинающих кинематографистов, где они были единственными женщинами. Эргювен приехала на семинар с высокобюджетным проектом («Kings») и не смогла привлечь продюсеров. Винокур, которая также работала над своим дебютным полнометражным фильмом («Августина», 2012), предложила Эргювен начать с менее масштабной картины.
Создатели фильма более девяти месяцев подыскивали исполнительниц главных ролей, пробуя сотни девушек в Турции и Франции. Было перепробовано множество сочетаний, пока кастинг-директор не подобрала пятерку юных актрис: Гюнеш Шенсой (Лале), Дога Зейнеп Догушлу (Нур), Тугба Сунгуроглу (Сельма), Элит Ишчан (Эдже), Илайда Акдоган (Сонай), схожих друг с другом и при этом играющих как одно целое. Из них только Элит Ишчан до этого уже снималась в кино.
Незадолго до начала съемок (август 2014) Дениз Гамзе Эргювен узнала, что беременна. Несмотря на это, продюсеры рискнули и пошли режиссеру навстречу. Съемочный процесс завершился до того как Дениз родила сына (11 февраля 2015).
Некоторые эпизоды фильма были почерпнуты из собственного опыта режиссера, либо взяты из жизни ее знакомых. Так, суровое наказание за игры с мальчиками - это реальный случай, произошедший со школьной подругой Эргювен.
В сцене, где бабушка открывает шкаф, можно заметить футболку с хэштегом «#direngezi» - это отсылка к масштабным волнениям в Турции, которые начались 28 мая 2013, когда сотни людей выступили против уничтожения парка Таксим-Гези в центре Стамбула ().
История с запретом мужчинам посещать стадион основана на реальных событиях. В июле 2011 года фанаты «Фенербахче», в ходе товарищеской игры с донецким «Шахтером», массово выбежали на поле, прервав матч, который так и не был доигран. Турецкая футбольная федерация приняла оригинальное решение, запретив мужчинам старше 12 лет посещение матча третьего тура национального чемпионата «Фенербахче» (Стамбул) - «Манисаспор» (Маниса). 20 сентября 2011 на стамбульском стадионе «Шюкрю Сараджоглу», впервые в истории мирового футбола, игра прошла без мужчин-болельщиков, на трибунах присутствовали только женщины и дети (почти 41 тысяча человек!). У входа на арену гостей встречали женщины-полицейские, а перед началом поединка футболисты поприветствовали зрителей бросанием цветов на трибуны. Видео со стадиона - ; ; .
Ошибка в фильме: когда сестры отправляются на матч «Трабзонспор» (Трабзон) - «Галатасарай» (Стамбул) они говорят Ясину, что им нужно добраться до Трабзона, но судя по счету на экране телевизора (GS 2-0 TZS), матч проходил в Стамбуле, а не в Трабзоне.
Место съемок - Турция: Инеболу, Езлюдже, Абана (Кастамону); Стамбул.
Бюджет: 1,300,000 EUR.
Саундтрек: 1. Mustang; 2. The Tunnel Home; 3. Under Siege; 4. There's a Game On; 5. Robes de couleur merde; 6. Aunts Prepare; 7. Window to the World; 8. The Colt Bolts; 9. Les proies; 10. Time to Run, Time to Drive; 11. Lale's Theme; 12. Hopce (Baba Zula).
В фильме также звучат музыкальные композиции: Ник Кейв и Уоррен Эллис - Home; Ник Кейв и Уоррен Эллис - The Mother; Ник Кейв и Уоррен Эллис - Moving On (из фильма «Как трусливый Роберт Форд убил Джесси Джеймса», 2007); Селим Сеслер - Yuksek Yuksek Tepeler; Baba Zula - Hopce; Ahmet Yurt - Esrefoglu Al Haberi.
Информация об альбомах с саундтреком - .
Кадры фильма; кадры со съемок: ; ; .
Трейлер - .
Премьера: 19 мая 2015 («Двухнедельник режиссеров» Каннского кинофестиваля); 17 июня 2015 (прокат во Франции).
Слоганы: «Their spirit would never be broken»; «Не пытайтесь их укротить».
Несмотря на то, что катарский Институт кинематографии в Дохе (Doha Film Institute) принимал участие в создании картины, «Мустанг» был запрещен в этой стране.
Официальные сайты и стр. фильма: ; ; ; ; ; ; .
«Мустанг» на Allmovie - .
Фильм во Французской синематеке - .
«Мустанг» на AlloCine - .
На Rotten Tomatoes у фильма рейтинг 98% на основе 120 рецензий ().
На Metacritic фильм получил 83 балла из 100 на основе рецензий 29 критиков ().
«Мустанг» входит в престижный список «Лучшие фильмы» сайта Rotten Tomatoes.
Лучший фильм 2015 года, по мнению Джеймса Франко.
Рецензии кинокритиков: ; ; .
Фильм на схожую тематику - «Девственницы-самоубийцы» (1999, реж. София Коппола) - .
Дениз Гамзе Эргювен / Deniz Gamze Erguven (род. 4 июня 1978) - режиссер, сценарист и актриса. Дениз - дочь турецкого дипломата, родилась в Анкаре, а в 1980-х переехала с родителями во Францию. В 2008 окончила киношколу «La Femis». Подробнее (фр.) - .
Алис Винокур / Alice Winocour (род. 13 января 1976, Париж) - французский режиссер и сценарист. Подробнее (фр.) - .
Уоррен Эллис / Warren Ellis (род. 14 февраля 1965, Балларат) - австралийский мультиинструменталист и композитор, более всего известный своей работой с коллективами Dirty Three, Nick Cave and the Bad Seeds и Grinderman, а также работой над партитурами саундтреков с Ником Кейвом. Владеет скрипкой, пиано, бузуки, гитарой, флейтой и мандолиной. Также славится своей эксцентричной манерой подшучивать на концертах. В настоящее время живет в Париже, с женой Дэльфин Чьямпи и двумя детьми - Роско и Джексоном. Подробнее - ).

Ищите женщину. Итоги года: 15 лучших киногероинь 2015. Сколько ни оттягивай печальный момент, но с 2015 годом придется попрощаться. А прощание всегда связано с подведением итогов - именно этому мы посвятим несколько следующих материалов. Год выдался удачным, полным ярких приключений, энергичных героев и захватывающих сцен, а потому мы решили растянуть удовольствие от воспоминаний и разбить итоги на несколько этапов. И начать хотим с прекрасного пола. Не станем выбирать лучшую актрису - впереди нас ждет наградной сезон, там разберутся, - но вспомним самых эффектных героинь, которые в уходящем году делали кино ярче. [...] 10. Сестры («Мустанг»). И снова в нашем списке целый ансамбль актрис, причем совсем юных. Отмеченный каннским жюри фильм турецкого режиссера Дениз Гамзе Эргювен «Мустанг» прошел мимо многих, но мы даем вам еще один шанс найти его, посмотреть и проникнуться атмосферой суровой исламской глубинки, где пять юных красавиц вынуждены противостоять многовековому укладу. Пусть девушки не отстреливаются и не используют магию, но они стойко держат оборону, достойную восхищения. Они заслуживают всего самого наилучшего просто за то, что не прогнулись под мир, проповедуемый бабушкой и дядей. [...] (Евгений Ухов, «Фильм.ру»)

Последний день учебного года. Пятеро сестер-подростков из небольшого городка на черноморском побережье Турции - в возрасте от 12 до 16 - невинно дурачатся на пляже: обычные забавы, песок и море, легкий флирт с пацанами-сверстниками. На беду девчонок у их развлечений окажется свидетель - ультраконсервативный сосед, который в красках расскажет об увиденном бабушке и дяде сестер. Те тут же запрут девушек дома, переоденут из маек и шорт в бесформенные коричневые платья и начнут водить потенциальных женихов - без спроса на то самих, постепенно закипающих непослушанием героинь. «Мустанг» стал одним из главных хитов каннского «Двухнедельника режиссеров» - а теперь будет представлять на «Оскаре» Францию (которой принадлежит львиная доля финансирования фильма). Успех не случаен - столь тонкого, проникновенного и душераздирающего фильма о женском взрослении не было видно со времен «Девственниц-самоубийц» Софии Копполы. Причем там, где Коппола была склонна к драматическому преувеличению, турецкая дебютантка Дениз Гамзе Эргювен остается верна жизненной правде. Юные героини «Мустанга» обречены на судьбу послушных, насильно выданных замуж жен - при этом режиссерский подвиг заключается в том, как она вырисовывает их характеры, показывая каждую из пяти девушек отдельной, самостоятельной личностью. Оттого осуществляемое руками родных и репрессивных общественных порядков сведение их к безликой, однообразной жизненной роли (брак, кухня, деторождение) получается еще трагичнее. Эргювен при этом находит способ закончить свое кино хотя бы одним на пятерых отблеском надежды - «Мустанг» настолько любит своих героинь (и это чувство заразительно), что не может позволить себе обойтись без относительного хэппи-энда. (Ксения Трушина, «Time Out»)

Стрічка спільного виробництва Франції-Туреччини-Німеччини «Мустанг» (режисерки Деніз Гамзе Ергювен) стала однією з головних цьогорічних кіносенсанцій. Вона була одним із номантів на Оскара у категорії «найкращий фільм іноземною мовою». Ще одне підтвердження успіху - LUX Prize 2015, кінонагорода Європейського парламенту. Фільм переміг двох інших фіналістів - «Середземномор'я» Йонаса Карпіньяно та «Урок» Кристіни Грозевої і Петара Валчанова. В центрі розповіді - історія п'ятьох дівчаток-підлітків, яких віддають під «домашній арешт» за те, що під час літніх канікул вони купалися в морі разом з хлопчиками. Маргеріта Сфорца, Євроньюз: «Ваш фільм підкреслює роль жінок у патріархальному суспільстві. Чи було щось, що підштовхнуло вас до створення цього фільму?» Деніз Гамзе Ергювен: «Завжди є щось у житті, що спонукає вас до творчості. Як і головний персонаж цього фільму, де йдеться про жінок двох поколінь, я - наймолодша в родині. Тож у мене - приблизно такий самий погляд на речі. Базові ситуації у фільмі - реальні. Наприклад, ширварок, що його дівчата влаштовують на початку фільму, під час купання, - немовби «вирізаний» із моїх підліткових спогадів... Ще одна ситуація, не цілком автобіографічна, але реальна і необхідна за сценарієм, - шлюбна ніч Сельми, коли її відвезли до лікарні, бо в неї не було крові. Про неї мені розповів один лікар, як про приклад суспільної затурканості». Маргеріта Сфорца, Євроньюз: «Ви сказали одного разу, що у цьому фільмі поєдналася ваша європейська і турецька сутність. Чи можна сказати, що це - ваше послання до Туреччини, яка вже давно стукає у двері Європи?» Деніз Гамзе Ергювен: «Якби Європи не було, її потрібно було б вигадати. Я завжди була дуже високої думки про європейські цінності. Я живу між Францією та Туреччиною, і не можу сказати, що відчуваю себе цілком спопорідненою з європейськими цінностями. Це радше скидається на те, що відчуває прийомна дитина... Та, хай там що, я - дуже близька до європейських цінностей і вважаю, що їх необхідно плекати в нашому житті». (ua.euronews.com)

Лолита по-исламски. Незачем запирать конюшню, когда лошадь уже украдена. Дениз Гамзе Эргювен - женщина-режиссер турецкого происхождения, чей дебютный проект "Мустанг", стартовавший на "Двухнедельнике режиссеров" в Каннах, не только собрал там пару "наградных веток", но и был выдвинут на соискание премии Оскар от Франции. "Мустанг" - один из главных фильмов года, настоящий визуальный шедевр, рассказывающий о непростой судьбе пяти молодых сестер, чьих родителей уже нет в живых, и они вынуждены воспитываться у родственников ортодоксально-религиозных позиций. Как только невинные тела девушек начинают излучать красоту, отливая первыми оттенками сексуальности, о чем недвусмысленно, утонченно-эстетски, в академической манере экспериссирует буквально каждый кадр картины, опекуны превращают их быт в фабрику жен, а дом - в настоящую тюрьму. Конечно, подобные семантические пласты не раз поднимались в кинематографе, например, основным костяком иранской волны от Киаростами и Панахи - до Фархади и кино-диаспоры Махмальбаф, по-особенному коррелируя с работой Марзие "День, когда я стала женщиной", или с уже современным и тоже дебютным шедевром "Ваджда" - последние две картины, кстати, что немаловажно, как и "Мустанг", созданы руками женщин-режиссеров. То есть, до банального очевидно, что кино со взглядом изнутри исламского общества, с ударением на свободы и с настоятельной остановкой в области вопросов о месте женщин в том мире - есть дело благородное и не новое. Только, формально, то были отчасти этнографические произведения со всеми вытекающими: от кинематографической конструкции до аудитории; то "Мустанг" - это поистине волевое, несколько одичавшее "существо", стремящееся вперед, созданное классическим, а главное свободным языком, но ведущее о вещах, что привычнее смотрелись, как крик "загнанных", состоящих под постоянным присмотром авторов, а следовательно, оно вступает со зрителем в совершенно иную реакцию, да и зритель у него, впрочем, тоже иной - новый. Именно в этой ненавязчивой смене угла обзора, семантической доступности, легкости и визуальном эстетизме и раскрывается "Мустанг", как нечто специфическое, заслуживающее особенного внимания. (Александр Савенков, «Кино.Муви»)

Ленту дебютантки Дениз Гамзе Эргювен высоко оценили критики, но простые зрители, в большинстве своем, о ней услышат впервые. К сожалению, в основном лишь студийные фильмы получают широкий прокат, а уникальные работы, снятые искренне и с душой, в которых национальный колорит изображается без прикрас и фальши, остаются уделом различных фестивалей. Хотя смотреть такие картины, определенно, стоит, они - как глоток свежего воздуха среди примитивных боевиков и комедий, заполонивших кинотеатры. Где еще можно увидеть другую культуру настолько близко, снятую буквально с расстояния вытянутой руки девочки? «Мустанг» - это драма о стремлении к свободе пятерых сестер, вынужденных сидеть взаперти из-за средневековых нравов их консервативно настроенных родственников. У девочек отобрали телефоны и компьютеры, обучают манерам, готовке и уборке, то есть приличному в понимании мусульман поведению женщин. А те всего-навсего беззаботно отдыхали после школьного года. Но такое времяпрепровождение (как они посмели бегать и смеяться?!) молодых девушек жители родной деревни посчитали глубоко безнравственным и аморальным. Ведь это Турция, страна, где вдали от крупных городов и курортов вековые традиции имеют особую силу. Сестер облачили в «хламиды поносных цветов», как они называют новый для себя стиль одежды, и запретили выходить из дома и общаться с людьми, особенно с мальчиками. Взгляды на брак у бабушек и дяди такие же закоснелые. Только хорошая домохозяйка будет хорошей женой, поэтому никаких поблажек в процессе воспитания быть не должно. А родственники пока договорятся с выгодными им семьями о свадьбах, после которых девочки не только будут ограничены, но еще и разделены навсегда. Суровая родня не слушает мнения сестер, потому что считают их слишком юными и глупыми. Тем не менее, мысли о свободе не покидают дружных сестер ни на миг. Как можно удержать в узде животное, привыкшее к простору и вольности? Детский пытливый ум всегда найдет, что противопоставить запретам и как их обойти. Девушками движет стремление вырваться из заточения, вновь вкусить ту жизнь, которой их постепенно лишают твердолобые воспитатели. Их не удержать за четырьмя стенами, потому как одной из основных потребностей человека является тяга к свободе и независимости. У сестер такая сплоченность и любовь друг к другу, что зритель ощущает их ментально и в моменты экранной разлуки испытывает столь же сильную тоску. А стремление вырваться из клетки разгорается пуще прежнего. Потому как, только познав силу запрета, начинаешь ценить мгновения радости и человека, находящегося рядом в тяжелые минуты. Лента пропитана жизнелюбием и тщательно исследует вопросы воспитания молодых девушек, мыслящих прогрессивно в столь закрытом исламском обществе. И если первую треть картины приходится привыкать к местной несправедливости и особенностям бытия, то в дальнейшем сопереживание и симпатия к героиням усиливаются, превращая эти душевные порывы в глубокую эмпатию. Пусть игра актрис ничем особенным не примечательна, тут во главу угла поставлена история. Религиозные догматы разных народностей проявляются везде по-разному, выходя на поверхность в различных сферах жизни. Причем, если в картинах опального Джафара Панахи критике подвергаются в основном правительство и общество, то тут все намного глубже: семейные сложности, устои и традиции исламского мира, место женщин в нем. Никаким равноправием тут и не пахнет, жесткий патриархат - главная парадигма, топчущая мечты, стремления, энтузиазм и чувства. Сняв волевой и жизнеутверждающий фильм «Мустанг», режиссер проанализировала ситуацию в родной стране, рассказала историю свободным языком и с позиции молодых девушек. Этим она смело показала той незначительной аудитории, все-таки добравшейся до картины, настоящую Турцию, не стоящую на стыке Европы и Азии, а отдаляющуюся от современности назад, в глубь веков. 8/10. (Михаил Лазукин, «Котонавты»)

Освобожденные девушки Востока. "Мустанг" вдохновлен 15-летней давности фильмом Софии Копполы "Девственницы-самоубийцы". Это тоже дебют женщины-режиссера (ее зовут Дениз Гамзе Эргювен), это тоже история пяти девочек-сестер, которых запирают в домашней тюрьме, здесь тоже есть мотив самоубийства. Остальные сравнения могут работать только по контрасту. У Копполы девочки-тинейджеры были жертвами декадентской культуры потребления, рекламной и гламурной индустрии. У Эргювен главный враг девушек - патриархальный, по существу деревенский уклад, в рамках которого женщина рассматривается исключительно как жена, хозяйка, хранительница семейного очага, не имеющая права на собственные желания. "Мустанг" столь же нежен, деликатен и женственен, как "Девственницы-самоубийцы", но при этом он дышит не усталостью и тяжкими комплексами, а молодой энергией, неудержимой жаждой свободы. После уроков в преддверии летних каникул девушки бросаются в воду прямо в школьной форме и предаются невинной оргии купания вместе с мальчишками-одногодками - с этого начинается фильм. Слухи о непозволительном поведении сестер распространяются по округе; воспитывает их многоопытная бабушка, но ее не хватает, и на подмогу приходит суровый дядя девушек-сирот. Постепенно дом переоборудуют в образцовую крепость с зарешеченными окнами и тюремным режимом. Однако победить дух вольнодумства оказывается непросто. По-разному складываются судьбы пяти героинь, над каждой из которых висит дамоклов меч замужества без любви, но каждая, даже покорившись обстоятельствам, находит способ выразить свой протест. Одна, чью девственность не смогли засвидетельствовать в первую брачную ночь, заявляет врачу, что "спала со всем миром". Другая признается, что давно занимается сексом с любимым парнем, но только "сзади", так что в медицинском смысле все еще девственна. Дойдет дело и до более радикальных форм бунта - тюремщикам мало не покажется. Не переходя в область гротеска или карикатуры, фильм язвительно высмеивает лицемерие, лежащее в основе уклада, в котором доминируют не столько даже мусульманские догмы, сколько южный и восточный мужской шовинизм. Все прекрасно знают, что это лишь внешняя ритуальная оболочка, что умные женщины ухитряются и фактически управлять своими мужьями, и наставлять им рога. Дело, однако, в том, что героини "Мустанга" воплощают новую фазу этого процесса: они не хотят притворяться и обманывать, их цель - полное освобождение от канонов и традиций. Их ориентир - Европа и европейские ценности, а на родине единственный город, влекущий их свободными нравами, - это Стамбул, от которого их отделяет тысяча километров. Именно туда рвется душа самой маленькой сестры Лале, которая оказывается и рассказчицей этой истории, и ее главной героиней, и альтер эго режиссера (ее превосходно играет 13-летняя дебютантка Гюнеш Шенсой). В фильме отыграны еще два важных для восточных феминисток мотива. Это футбол и право женщин посещать футбольные матчи. Об этом в свое время рассказал опальный иранский режиссер Джафар Панахи в фильме "Офсайд", и вот опять женские страсти закипают вокруг футбола. Это также владение навыком вождения автомобиля: для маленькой Лале оно не только повышает ее статус до уровня мужского, но и открывает путь к бегству из патриархальной тюрьмы. Остается ответить на вопрос: как получилось, что Франция выдвинула на "Оскар" картину, в которой французское участие сводится к финансированию и техническому содействию, правда сценарий режиссеру помогала писать француженка Алис Винокур из семьи дипломатов, выросшая в Турции. А ведь последний Каннский фестиваль был насыщен статусными, политически важными французскими фильмами, один из которых - "Дипан" Жака Одьяра - получил главную награду. Дело, похоже, в том, что во Франции, стране старой и усталой культуры, подходят к "Оскару" сугубо прагматически - выдвигают ту работу, которая реально имеет шансы на успех. "Мустанг" - именно такой фильм: сегодня Турция и феминизм звучат убойным сочетанием, и даже молодость героинь относится к грехам, которые способны простить великовозрастные голливудские академики. (Андрей Плахов, «Коммерсантъ»)

Турецкий феминизм. Жили-были в одной турецкой деревне пять сестер. Попрощавшись со своей учительницей перед началом каникул, юные леди отправились на прогулку к побережью в компании мальчишек-одноклассников, где бегали друг за другом и брызгались водой. Загвоздка в том, что некоторым взрослым (читай, хранителям консервативных традиций) такое поведение подростков кажется неприемлемым бесстыдством. В итоге по деревне ползут непристойные слухи (девочки, видите ли, терлись об мальчиков «срамными местами»), что влечет за собой перевод на надомное обучение (по сути домашний арест), принудительные уроки кулинарии и быта. Привкус знакомого сюжета. Именно так можно назвать то чувство, когда аннотация вызывает жжение в сером веществе. «Уже было», - шепчет головной мозг, и ты понимаешь, что вот же оно, точь-в-точь «Девственницы-самоубийцы» Софии Копполы. Только Турция вместо Франции, и, если можно так выразиться, моральное самоубийство вместо фактического. Впрочем, в данном конкретном случае это никак не минус. К тому же режиссер, выпускница Национальной высшей школы аудиовизуальных искусств Дениз Эргювен явно вдохновлялась творением Копполы. Плюс ко всему отец Дениз - дипломат, поэтому в ее картине довольно выразительно сочетаются элементы двух культур, восточной и западной. Эдакая Амели Нотомб, только в кинематографе. Тематика фильма («тварь ли дрожащая» женщина или имеет-таки права и свободы, потому что еще и личность) кажется неслучайной. Все больше представительниц женского пола, получивших образование в европейских учебных заведениях и перебравшихся в демократические страны из «строгих» шариатских государств. Все больше женщин, вкусивших ветер свободы, выросших в одних условиях, но ввиду некоторых обстоятельств воспитанных, повзрослевших под влиянием другого социального окружения. Так что совсем не удивительно, что Эргювен решилась поднять в своей ленте такую тему. Где та грань между религиозными, культурно-нравственными традициями нации и уважением прав и свобод личности? «Мустанг» не отвечает на этот вопрос, лишь задает его снова и снова. Устами главных героинь, которые в первые 15 минут хронометража жадно глотают свободный прибрежный воздух, а в оставшиеся 70 минут оказываются не просто отрезанными от телефонной связи и Интернета (что в общем-то еще можно вытерпеть), а от собственной личности, став заложниками консервативной бабушки, Дениз задает тон кинодиалогу со зрителем и ведет его. К сожалению, в «Мустанге» не все идеально. Внимательный киноман заметит некоторые огрехи сценария (впрочем, простим Дениз парочку сюжетных «дыр», дебют все-таки). Также перегибы в методе повествования в какой-то момент просто не укладываются в «чашу терпения»: закадровый голос звучит тогда, когда он не требуется, выполняя роль капитана Очевидность, в то же время когда душа требует каких-то пояснений, того самого голоса сильно не хватает. Очень дотошно и скрупулезно подаются все «тяжести», с которыми сталкиваются юные дамы на пути к замужеству (к слову, спрашивать у девочек, любят ли они своего мужа, пришедшего свататься, никто не собирается). Возможно, кому-то это может показаться увлекательным и подробным такое представление места женщины в мусульманской системе координат. Безусловно, да. Но в категорию других «подробностей» попадают и пространные рассуждения юных девочек о том, как сохранить невинность (избежать наказания за «нечистоту») и при этом заниматься сексом с любимым. Серьезно? Это уже слишком для рейтинга 12+, ребята. Подводя итог, хочется сказать, что «Мустанг», если закрыть глаза на некоторые не слишком тяжкие «помарки», вполне себе добротное произведение кинопрома, которое имеет шансы побороться за номинацию «Лучший фильм на иностранном языке» (кстати, герои здесь говорят исключительно на турецком языке). В отличие от тех же «Девственниц-самоубийц» лента искрит свободой, точнее безумным стремлением ее обрести. Чего творению Эргювен не достает, так это умения довести дело до конца. Дать голос девушкам Турции - это лишь полдела. Впрочем, не будем (кидать камень) сетовать по этому поводу. Кажется, привычка ставить запятые вместо точек - просто особенность женской натуры. (Тимур Алиев, «Clever Russia»)

Not gonna get them. Пять сестер где-то в провинциальной Турции со слезами на глазах прощаются с любимой преподавательницей и решают отметить окончание учебного года детскими забавами с соседскими мальчишками в водоеме неподалеку. Однако девчушки совершили роковую для безоблачности своего каникулярного будущего ошибку - недооценили степень собственной половозрелости, при которой посидеть на плечах у парнишки значит нараспашку открыть те врата, что пониже, всевозможным шайтанам разврата. Заботливая бабуля вместе с усатым до серьезности дядей запирают сестер в четырех первобытнообщинных стенах, где устанавливают свою программу обучения с темами для уроков в духе «как сшить из мешка из-под картошки правоверный наряд» без права переменок и выпускным в виде удачного по деревенским канонам замужества. И, если вы не хотите пропустить исторический момент, когда лауреат Одесского кинофестиваля выдвинут на «Оскар» как «Лучший иностранный фильм», «Мустанг» создан специально для вас. Ситуация со съемочной, прокатной и наградной судьбой фильма сложилась довольно симптоматично для современной геополитической картины Европы. Лента за авторством режиссера не романо-германского происхождения, повествующая о нелегкой судьбе закованных в набившие оскомину духовные скрепы турецких леди, почему-то выдвигается на «Оскар» от Франции, которая имеет отношение только к продакшну картины да нынешнему месту жительства госпожи Эргювен. И, если раньше разве что состав сборной Германии по футболу мог вызывать легкое антропологическое недоумение, то сейчас смещение мировоззренческих границ может приводить порой к самым неожиданным последствиям, не ограничиваясь, правда, исключительно трагическими конфликтами, но обогащая культурологическое поле. Поэтому здесь история девичьего взросления, ставшая с недавних пор козырной картой французской синематики, обрела новое драматическое звучание благодаря столкновению физиологического свободолюбивого естества со средневековыми нравами, давно отжившими свой век в европейском моральном коде. Так, если, например, «Жизнь Адель» была посвящена исключительно экзистенциальным метаниям главной героини, а прошлогодняя «Я дышу» - первородной юношеской порочности, и в обоих случаях основной конфликт разворачивался внутри одной души, то в «Мустанге» противостояние характеров гораздо традиционнее. Пожалуй, принципы, на которых основано воспитание многодетного семейства, могут удивить только заядлого европейского либерала, как удивляла, например, среднестатического российского зрителя незамутненная нормальность лесбийских отношений в творении Кешиша. По своей сути попытки загнать девушек в рамки неких общественно принятых норм турецкой деревушки отличаются от тщательных, но тщетных потуг по насаждению новой духовности разве что браками по родительской договоренности. Но уже и там наскучившие обычаи вполне можно обойти через, кхм, заднюю дверь, как сделала это одна сестер, оказавшаяся одной из немногих родовых счастливиц. Но, к сожалению, кажущиеся варварскими традиции, благодаря своему социальном эффекту, несколько перемещают в «Мустанге» фокус внимания с действительно важного в любой идеологической парадигме - Личности и Индивидуальности. Однако думается, что если Эргювен и хотела добиться какого бы то ни было хтонического взрыва общественных мнений, то исключительно с прицелом на демонстрацию возможностей отдельно взятой феминистки, независимо от ее возраста. Самая младшая из сестер, являющаяся своеобразным альтер-эго режиссера, несгибаемостью воли и духа иллюстрирует то, что никогда бытие в форме стандартов социума не сможет запропагандировать или запрограммировать в чье-либо сознание нечто чуждое внутреннему «Я». При этом активно косплеящая в манере съемок «Девственниц-самоубийц» Эргювен очень умело расставляет идейные акценты. Да, камера практически покадрово одинаково любуется оголенным девичьим бедром или длинной изящно обнаженной ножкой. Но, если в копполовской интерпретации игривые совместные валяния на полу в запертом доме - предтеча коуплендского ленивого декаданса нового поколения западной культуры, то здесь та же самая экспозиция тел представляет собой рвущуюся на волю энергию неукротимых мустангов. А в какой стороне света искать живительные силы следующей культурной революции не так давно подсказал нам сам Джармуш. (Анна Дедова, «Postcriticism»)

Женское дело. Картину «Мустанг» - призера каннского «Двухнедельника режиссеров», также собравшего коллекцию призов на других международных киносмотрах, от Сараево («Лучший фильм» и «Лучший актерский ансамбль») до Сахалина (Гран-при и Специальный приз жюри актрисам) и Одессы (Гран-при и лучший режиссер - Дениз Гамзе Эргювен), - можно теперь увидеть в российском прокате. Недавно стало известно, что Франция выдвигает картину Дениз Гамзе Эргювен на премию «Оскар». «Мустанг» - копродукция четырех стран - Франции, Германии, Турции и Катара. Режиссер (это ее первый полнометражный фильм), турчанка по происхождению, окончила престижную парижскую киношколу FEMIS, она является гражданкой Франции. Большая доля участия в бюджете в 1 млн. 300 тыс. евро - вложена именно французской стороной. Эта во многом автобиографическая история, эмоционально тронувшая как мировую прессу, так и зрительскую аудиторию, - дань корням Эргювен, родившейся в Анкаре и сейчас делящей свое время между двумя родинами - Турцией и Францией. Предвестником «Мустанга» можно рассматривать дипломную работу турчанки, 19-минутную «Каплю воды», так, кстати показанную сейчас в программе «Прототипы» на «Уикенде короткого метра 2morrow». Дениз Гамзе Эргювен сама и сыграла в «Капле воды» главную роль свободолюбивой девушки, выступающей против патриархальных родственников. Имя героини - Лале. И так же зовут самую юную героиню «Мустанга», ту, что была вынуждена рано повзрослеть. Эта девочка, сыгравшая самую младшую из сестер, может стать большой актрисой. ...Начало лета, окончание школьных занятий, деревенька на севере Турции, в тысяче километров от Стамбула. Эта географическая удаленность важна в контексте драмы о пяти сестрах, ставших пленницами в доме родственников. Сестрам примерно от 12 до 16 лет, они еще беззаботно резвятся на берегу моря с одноклассниками, отмечая окончание школьного сезона и наступление лета. Но достаточно косого взгляда соседей, и рождаются злословие и сплетни. Девочки после гибели родителей живут под опекой бабушки и дяди, которые оказываются консерваторами в самом примитивном смысле и обвиняют сестер в распутстве и прочих грехах. Вспоминается наш давний фильм «А если это любовь?» Юлия Райзмана, в 1960-е вызвавший острую полемику в советском обществе. И там тоже было ханжество и грубое вмешательство взрослых. В турецкой драме то, что для современного европейского человека является мракобесием, - дань традиции. Отсюда и приводы к врачу (проверка на девственность), и приготовления к принудительным свадьбам, и уродливые мешковатые платья вместо девичьих легких нарядов. Как пестрых красивых бабочек будто заматывают в кокон, так поступают с героинями родственники. Жизнь юных сестер в корне меняется после той прогулки с одноклассниками на морском берегу. Дом превращают в тюрьму, телефоны-ноутбуки - под замок, начинаются хождения сватов. Лишь старшей повезет выйти замуж за любимого парня, с которым она раньше встречалась. Участь остальных - бесправие, которое зовется традиционной турецкой семьей. Естественный феминистский посыл Эргювен объясним тем, что во Франции режиссер-турчанка не должна была опасаться за свою национальную самоидентификацию. Ее взгляд на женский вопрос в современной Турции - это взгляд современной образованной женщины, получившей образование в Европе. И чувствуется, что режиссер и камера любуются своими жизнелюбивыми героинями, чью сексуальность и волю к свободе нельзя просто уничтожить. Пятерых героинь режиссер искала почти девять месяцев. И результат покорил и видавших всякое фотографов на красной дорожке Каннского фестиваля. Юные актрисы очаровали всех гостей фестиваля. Девушки невероятно органичны и красивы, их волосы развеваются на ветру («Мустанг» - это дикая лошадка, ее темперамент должен быть ярким, непокорным», - говорит Эргювен), они сами уподоблены ветру, для которого нет преград. Музыка Уоррена Эллиса (соратника Ника Кейва) добавляет объемности сюжету. Борьба сестер за свое право жить не по средневековым законам развивается драматически. И недаром «Мустанг» был назван турецким вариантом «Девственниц-самоубийц». У Софии Копполы тоже поэтические сцены были связаны с пленницами в собственном доме, с чувством первой любви. Но все же столь трагического финала, как у Копполы, в «Мустанге» удалось избежать. Побег, которого так ждет зритель, произойдет, и вместе с Лале «Мустанг» выйдет на иную дорогу. Где, хочется верить, усилия юной героини и ее привычка рассчитывать на собственные силы будут вознаграждены судьбой. (Оксана Гаврюшенко, «Новые известия»)

Укрощение строптивых. Очень трогательная, очень красивая и очень нежная песнь женскому праву на свободу. Универсальная и, к сожалению, по-прежнему актуальная история о том, что женщина - тоже человек. Даже в Турции, даже в деревне, даже под замком. Начало лета. Лале и четыре ее старшие сестры после учебы возвращаются в деревню, где их воспитанием после смерти родителей занимаются бабушка и дядя. Невинная детская игра с участием местных мальчишек становится для девочек приговором, консервативные опекуны видят угрозу устоям в том, как «испорченные» городом юные красавицы себя ведут. Дом превращается для сестер в настоящую тюрьму, где женщины не имеют прав, прикованы к кухне и живут только ради материнства. Пока старших сестер дядя и бабка готовят к свадьбам, младшая Лале готовит план побега. Пролистывая ежедневные сводки отечественных новостей, мы часто обращаем внимание на то, как глубоко в светскую жизнь нашей страны вплетается религиозность и насколько сильна тяга и власти, и народа России к консерватизму. Не станем сейчас начинать дискуссию о том, где должна лежать граница между светским и церковным и в каком балансе надлежит пребывать прогрессу и традициям, но обратим внимание на то, что не мы одни сталкиваемся с тем, как душат прекрасные порывы средневековые устои и эхо трулльских соборов. Наш южный сосед Турция переживает сегодня не самые прогрессивные времена, но не боится об этом говорить во всеуслышание. Хотя бы и через кино, кино такое, которое вполне имеет шанс быть отмеченным «Оскаром» в ближайшем феврале. Что же такое «Мустанг»? В первую очередь, это ода феминизму. Удивительно, но Турция еще в 30-е годы прошлого века признала общественное и политическое равенство мужчин и женщин, допустив последних до выборов. Даже Франция, которая выступает страной-соавтором «Мустанга», патриархальность сбросила лишь в 1944-м. Однако некогда передовая ближневосточная страна сегодня стремительно катится в прошлое, где уделом женщины считается кухня да брачное ложе. И именно этому пытается противостоять режиссер и сценарист Дениз Гамзе Эргювен, дочь турецкого дипломата, выросшая и получившая образование во Франции. Каждое возвращение на родную землю на черноморском побережье отзывается у нее болью в сердце, вылившейся на большой экран. Главные героини фильма - юные турчанки, которые успели хлебнуть свободы современного равноправного мира, но волею судеб оказались запертыми в старинный душный сундук заросших мхом обрядов, консервативных взглядов и мрачных предрассудков. Смириться с отсутствием телефона и Интернета сложно, но еще сложнее смириться с тем, что взрослые превращают тебя в рабыню. Здесь-то и проявляется то жизнелюбие, та тяга к свободе и неудержимая легкость, присущая величественным и грациозным хозяевам прерий. Подобно мустангам с их прекрасными гривами, длинноволосые девушки раз за разом находят лазейки, уводящие их из грустного тесного мирка бабкиного дома в бескрайний внешний мир, полный приключений и ярких переживаний. Хотя сама Эргювен и отрицает всяческую связь своего фильма с «Девственницами-самоубийцами», «Мустанг» совершенно очевидно переплетается с сюжетом ленты Софии Копполы. Больше того, сексу и женскому началу турецкая картина уделяет еще больше внимания, играя на контрасте внешней зажатости и внутренней энергетики южанок. Девушки-героини с интересом открывают для себя сексуальность, говорят на самые интимные темы, словно понимая, что в отношении к интимной стороне жизни кроется одна из главных причин зажатости деревенского патриархального общества. Даже одним только этим «Мустанг» дает хлесткую пощечину всем ханжам и лживым поборникам морали - природа возьмет свое, как бы кто ни пытался спрятать ее за семью замками. Кстати, весьма символичной является в этом отношении концовка фильма, когда дом, старательно обнесенный «заботливым» дядюшкой замками, решетками и заборами, превращается не в темницу, а в неприступную крепость. Так и женщины - можно сколько угодно пытаться оградить их от внешнего мира, приведет это лишь к одному: достучаться до их сердец будет невозможно. Так «Мустанг» разговаривает не только со зрителями, придерживающимися патриархальных взглядов, но и с теми, кто во вполне современном обществе привык оперировать понятиями «телочка» или «блонда». К тому же авторы ни единым намеком не указали на религиозную принадлежность своих героев (хотя она и очевидна), что делает ленту еще более универсальной - «православного талибана» сегодня хватает не только в России. Конечно, один фильм не может сломать стену, выстраиваемую целой страной, да и десяток таких картин вряд ли заметно изменят мир, но главной своей цели Дениз Гамзе Эргювен добилась - она дала голос турецким девушкам. «Мустанг» громогласно заявляет: у женщин есть права, игнорировать которые абсурдно. Очень грустно, что в XXI веке это снова приходится проговаривать, но такова жизнь - трусы любят оковы, а смелые предпочитают вольный ветер. (Евгений Ухов, «Фильм.ру»)

[...] Фильмы года, которые разочаровали меня либо оставили равнодушным или в недоумении: [...] «Мустанг». Чайлдсплойтейшн года, сменивший на этом более чем сомнительном посту «Чудеса» Аличе Рорвахер, основан на эксплуатации юной вагинной витальности. Плавающая интонация этой турецко-европейской картины не позволяет понять, чем по преимуществу она является: комедией нравов, coming of age драмой или политическим заявлением. Многие западные рецензенты всерьез приравнивают «Мустанга» к жанру хоррора, припоминая чуть ли не «Людей под лестницей» Уэса Крейвена. Очевидно, что девчачья энергия пятерых участниц актерского ансамбля заразила оператора, но и эта приятная особенность вряд ли оправдывает появление ленты на свет: с иранским кинематографом 90-х-00-х тягаться бесполезно и смешно. [...] (Дмитрий Буныгин, «Cineticle»)

О «Мустанге» стоит говорить лишь в связи с одним феноменом - почти три дюжины наград на различных второстепенных кинофестивалях. Абсолютно «глянцевый» фильм широко разошелся лишь в силу эксплуатации чрезвычайно востребованной темы - бесправие турецких девочек-тинейджеров: их покрывают чаршафом, лишают доступа в интернет, выдают замуж, запирают дома, запрещая ходить в школу, не отпускают на стадион поболеть за футбольную команду и т.п. Фестивальный успех фильма - это поражение кинематографа: нереалистичность изображения (в первую очередь именно изображения, хотя к фильму очень много претензий и в части реалистичности «турецких» деталей - девочки говорят на турецком языке с немецким акцентом и т.п.), отсутствие какой-либо кинематографической идеи оказывается несущественным по сравнению с хорошо считываемыми знаками «женского бесправия». Знак становится сигналом, его восприятие для фестивального зрителя полностью устраняет восприятие изображения, даже полноценное восприятие нарратива; фильм становится чужим самому себе, как чужим самому себе становится захваченное раковыми клетками тело. И зритель - это очень хороший объект для продолжения экспансии. 0/5. (Дмитрий Здемиров, «Cineticle»)

Золотой Глобус марафон. Фильм девятнадцатый: «Женщины должны быть целомудренны и чисты, должны знать свое место. Им не подобает громко смеяться на людях и вести себя вызывающе. Женщины должны беречь свою честь». (c) Должны-то они должны, мне ли не знать как восточной девушке, да только смех тут ни при чем, а моральные принципы - они внутри, они впитываются с молоком матери. Нельзя заставить быть такой, хоть под сколько клеток ни сажай, сколько ни бей, сколько ни ругай. На самом деле страшно осознавать, что то, о чем мне рассказывала бабушка в виде сказок (про то, что выдавали замуж в 13 лет, проверяли простыни и т. д.), существует и по сей день. Кстати, давно хотела посмотреть «Дифрет», которую спродюсировала Джоли в том числе. Там примерно похожая тематика, только дело было в Африке. Поверить в то, что такое происходит в Африке, гораздо легче, чем в то, что это происходит в Турции, довольно развитой стране. А если учесть «феминистическую» ситуацию в Европе и США (которая тоже, кстати, нездорова и олицетворяет собой другую крайность), то вообще. При просмотре фильма я искренне сопереживала девочкам, попавшим в клетку запретов и условностей консервативного, как оказалось, общества. Да, дело происходит в глубинке, однако это уже тревожный знак. Думаю, турки на такой фильм денег бы точно не дали, хорошо, что подвернулись французы, которые согласились помочь. Откровенно говоря, в этом фильме как будто извратили понятия о чистоте и чести девушки, ибо борьбу за них превратили в настоящую тюрьму и издевательства. Не думаю, что бабушка и дядя виноваты на 100%, они сами пленники законов, по которым жила эта деревня. Но дядя, правда, - еще и как человек, мягко говоря, не очень. А вот бабушка - полная заложница узкого мышления, зомбированная мнением «тетенек с соседнего подъезда». Она думает, что если выдать внучек поскорее замуж, то всех их проблемы решатся, и им завтра не надо будет думать о хлебе насущном. Это все ее мысли. Размышления о моральном состоянии девочек - это что-то на грани фантастики для нее. Я бы назвала этот фильм «5 мустангов». Думаю, что название предназначалось Лале, младшенькой, которая действительно очень похожа на дикую лошадь, рвущуюся на свободу, однако в моем понимании свободы добились все пять сестер, каждая своим путем. Да, кто-то из них морально сильнее, кто-то слабее и ведомее, однако ни одна не сдалась. Пусть чьи-то тела сломили, но души всех пятерых остались непокоренными! Надеюсь, этот фильм, номинированный на Золотой глобус и теперь Оскар, а также представленный на многих фестивалях, поможет осознать проблему тем странам, в которых творится подобное. Я не говорю, что надо двигаться в сторону феминизма и матриархата, считаю этот путь неверным, однако мустанги не должны жить в клетках! Выпустите их на свободу! (dina7911)

Снятая турецкой женщиной-режиссером история пяти сестер, которых за невинный флирт с одноклассниками опекуны - бабка с дядей - сажают под домашний арест и начинают воспитывать по всем правилам турецкого Домостроя. Ну, то есть, решетки на окнах, телефоны под запретом, осмотры у гинеколога на предмет девственности, принудительная выдача замуж, чтобы "все как у людей" и прочие духовные скрепы. Кино очень трогательное, молодые актрисы нежны и обаятельны (почти все они - дебютантки, кстати), на орехи достается и темному деревенскому укладу, где девичий удел - кухня-дети-церковь, и мужскому шовинизму с его двойными стандартами, и лживым поборникам морали. Само по себе появление этого фильма говорит о том, что Турция, похоже, переживает далеко не самые прогрессивные времена. (radolini)

Тройная свежесть. Свежестью восприятия себя женщиной, прежде всего, обращает внимание фильм. Было бы бессмысленно рассуждать сейчас о бесправии слабого пола в мусульманских странах, хотя бы потому, что чужая культура не так проста, как может показаться заглянувшему туда на мгновение гостю. Примеров влиятельных дам, отбросивших на деле и чадру, и не приглянувшиеся им традиции, но умело делающих вид, что играют роль второй скрипки, хватает - одна такая шейха рулит сейчас всеми мужами Катара сверх успешно для страны. А вот поразмышлять о том, что сегодня восточная женщина не хочет искать обходные пути, не желает быть тем ручейком, что тихо обогнет по касательной тяжелый камень на своем пути, не стремится исподтишка достигать поставленных целей, но предпочла бы громко заявлять о том, чего она добивается, и ожидает, что с ней будут считаться мужчины, стоит. Сила решимости действовать тут обратно пропорциональна возрасту героинь. Бабуля полностью по власти традиций, старшие девочки бунтуют в душе, но выбирают тихие методы протесты, а вот самая юная дева готова к открытой конфронтации и смелым рискованным поступкам. Малышке суждено определять будущие тенденции турецкого общества. Свежей кровью очаровывает кино. Пятеро молодых прекрасных актрис - такие же новички в большом кино, как и сама режиссер, их отыскавшая, не играют ничего концептуального, сложного, а просто остаются собой - свежими, полными сил и надежд, расцветающими день ото дня пылкими и дерзкими юными созданиями. Девушки готовы и хотят сделать и увидеть больше, чем уготовано им традиционными рамками, довольствоваться приготовление домашних пирогов не позволяет им их буйная природа, их сердца рвутся узнать, что же там за пределами изгороди, которой укрыли их близкие. Напор силен, и преградам рано или поздно суждено быть если не сметенными напрочь, то как минимум проломленными. В этом не остается сомнений, когда наблюдаешь за ленивым томлением красавиц, чьи мышцы сильны и готовы к стремительному движению чуть только привязывающие их «цепи» слегка ослабевают. Это ощущение возведенного курка держит в напряжении и является самой сильной стороной повествования. Не будь его на первый план вышла бы излишняя документальность и простота сюжета, напрочь лишенного каких-либо художественных ярких приемов, врезающихся в память, но задор юности позволил закрыть глаза зрителю на многие слабости фильма. Свежим взглядом берет дебютантка Дениз Гамзе Эргювен, турчанка по происхождению, ныне француженка европейцев. Они финансируют ее работу, помогают со сценарием и даже выдвигают фильм на Оскар, как лучший иностранный, при очевидном многообразии собственных. Не удивительно, ведь в спокойной и благополучной Европе нет таких животрепещущих не политических проблем, которые могли бы найти отклик у людей разного уровня дохода и образования, а тут сто процентное попадание в умы и меткий удар по чувствам белого зрителя, обреченного на сопереживание. Надо лишь отдавать себе отчет в том, что подобная картина могла родиться лишь на границе слияния востока и запада. Да, режиссер, вне всякого сомнения идентифицирует себя с девочкой-мустангом решительной Лале, делая свои воспоминания об Анкаре частью истории подростка, но ведь посмотреть на прошлое другими глазами Эргювен помогли европейское образование, европейские ценности и европейская коллега. И, возможно, это единственный путь развития, ведь взаимопроникновение культур всегда рождает что-то новое и прекрасное. (ginger-ti)

comments powered by Disqus