на главную

ЧТО МЫ ДЕЛАЕМ ВО МРАКЕ (2014) WHAT WE DO IN THE SHADOWS

ЧТО МЫ ДЕЛАЕМ ВО МРАКЕ (2014)
#30560

рейтинг IMDb    рейтинг КиПо
  

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Комедия
Продолжит.: 86 мин.
Производство: Новая Зеландия | США
Режиссер: Jemaine Clement, Taika Waititi
Продюсер: Taika Waititi, Chelsea Winstanley, Emanuel Michael
Сценарий: Jemaine Clement, Taika Waititi
Оператор: Richard Bluck, D.J. Stipsen
Композитор: Plan 9, David Donaldson, Steve Roche, Janet Roddick
Студия: Unison Films, Defender Films, Two Canoes Pictures, Park Road Post Production, New Zealand Film Commission

ПРИМЕЧАНИЯтри звуковые дорожки: 1-я - дубляж (iTunes); 2-я - закадровый двухголосый перевод (Ozz.Tv); 3-я - оригинальная (En) + субтитры.
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Jemaine Clement ... Vladislav
Taika Waititi ... Viago
Jonny Brugh ... Deacon
Cori Gonzalez-Macuer ... Nick
Stu Rutherford ... Stu
Ben Fransham ... Petyr
Jackie van Beek ... Jackie
Elena Stejko ... Pauline (The Beast)
Jason Hoyte ... Julian
Karen O'Leary ... Policewoman
Mike Minogue ... Policeman
Chelsie Preston Crayford ... Josephine
Ian Harcourt ... Zombie
Ethel Robinson ... Katherine
Brad Harding ... Vampire Hunter
Isaac Heron ... Fix Attendant
Yvette Parsons ... Vampire Witch / MC
Madeleine Sami ... Morana
Aaron Jackson ... Club Bouncer
Morgana Hills ... Child Vampire
Morag Hills ... Child Vampire
Frank Habicht ... Phillip
Maurice Kapua ... Big Kumara Bouncer
Dennis Welch ... Hypnotised Man / Vladislav's Victim
Mario Gaoa ... Bouncer Richie
Kura Forrester ... Viago's Victim
Luke Bonjers ... Vladislav's Victim
Rhys Darby ... Anton, Werewolf
Simon Vincent ... Dion, Werewolf
Cohen Holloway ... Clifton, Werewolf
Duncan Sarkies ... Declan, Werewolf
Nathan Meister ... Nathan M, Werewolf
Tanemahuta Gray ... Nathan G, Werewolf
Nathan Gray ... Werewolf
Ruby Vincent ... WW2 Nazi Vampire Footage
Jaxon Cook ... WW2 Nazi Vampire Footage
Matthew Harvey-White ... WW2 Nazi Vampire Footage
Matt Dravitzki ... WW2 Nazi Vampire Footage
Roland Hunter ... WW2 Nazi Vampire Footage
Stan Alley ... WW2 Nazi Vampire Footage
Lucy Marinkavich ... Succubus
Melanie Hamilton ... Succubus
Ana Flaherty ... Succubus
Aaron Lewis ... Zombie
Belle Gwilliam ... Zombie
Rodney Cook ... Mauled Cameraman (Dave)

ПАРАМЕТРЫ частей: 1 размер: 3376 mb
носитель: HDD3
видео: 1280x692 AVC (MKV) 4248 kbps 24 fps
аудио: AC3-5.1 448 kbps
язык: Ru, En
субтитры: Ru, En
 

ОБЗОР ФИЛЬМА «ЧТО МЫ ДЕЛАЕМ ВО МРАКЕ» (2014)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

"Что мы делаем во мраке" ("Реальные упыри", "Что мы делаем в тени", "Что мы делаем в темноте").

История жизни Виаго, Дикона и Владислава - трех соседей и по совместительству бессмертных вампиров, которые всего лишь пытаются выжить в современном мире, где есть арендная плата, фейсконтроль в ночных клубах, губительный солнечный свет и другие неприятности...

«Каждые несколько лет одно из новозеландских тайных обществ устраивает особое празднество под названием «Маскарад нечисти». За полгода до этого мероприятия несколько членов общества впервые допустили к себе группу документалистов. Съемочной группе были вручены распятия, и обещана неприкосновенность каждым героем фильма лично» - вступительные титры.

Фильм продемонстрирует быт и обычную жизнь загадочных созданий из народного фольклора. Сюжет картины крутится вокруг четырех друзей-соседей, являющихся вампирами и пытающихся как-то выжить в современном мире. Теперь помимо опасного солнечного света жизнь бессмертных вампиров полна еще таких неприятностей, как арендная плата, налоги, в конце концов фейсконтроль в ночных заведениях, который с вампирской внешности не всегда так уж легко пройти. Все подается с обилием юмора, остросоциальных шуток и пародий, так что эту черную комедию не могут пропустить все поклонники вампиров кинематографа!

Низкобюджетный и феноменально обаятельный проект создателей новозеландских «Летучих Конкордов» (2007; ) - ситком про полную неочевидных бытовых проблем соседскую жизнь троих вампиров. Мачо-неандерталец, нервный пижон и миротворец с французским акцентом исступленно ссорятся, чья очередь в этом году мыть от крови посуду, не могут пройти в заведение, пока фейсконтрольщик не пригласит их, стенка на стенку дерутся с оборотнями и в целом весьма успешно создают отрадное чувство, что вампиры, вообще-то, тоже люди.

В Веллингтоне, столице Новой Зеландии, на отшибе живут четверо вампиров: сравнительно юный бунтарь экс-фашист Дикон (Джонни Бруг), почти 400-летний денди Виаго (Тайка Вайтити), дракулоподобный гедонист Владислав (Джемейн Клемент), а также дремучий Петир (Бен Френшам), с которого явно гримировали Орлока для «Носферату. Симфонии ужаса». Кусачих и летучих решает заснять группа документалистов, которая несколько месяцев гостит в их кровавом домишке или бродит по улицам Веллингтона с разодетыми как троица сутенеров главными героями (Петир не покидает здания), узнает, чем живут вампиры, какие у них проблемы - ну и вообще, что как. Дикон, Виаго и Владислав с удовольствием делятся фактами биографии и проблемами: все по разным причинам покинули старушку-Европу и теперь предаются декадентскому веселью почти на краю мира, что не так-то легко. Чтобы выйти в ночь, приходится рисовать друг друга - зеркала же давние враги вампиров. Просто так в бар не войдешь - изволь дождаться приглашения от охранника (тоже фокус не из простых). Еще на улице могут не оценить красоту твоего камзола и крикнуть вдогонку обидное слово. Наконец, гоповатые оборотни во главе с вожаком Антоном (Риз Дэрби) норовят пристать с какими-то непонятными претензиями... (Алексей Филиппов)

ПРЕМИИ И НАГРАДЫ

БЕРЛИНСКИЙ МКФ, 2014
Номинация: «Хрустальный медведь» за лучший кинофильм (конкурс для юношества «Поколение 14+») (Тайка Вайтити, Джемейн Клемент).
АКАДЕМИЯ ФАНТАСТИКИ, ФЭНТЕЗИ И ФИЛЬМОВ УЖАСОВ, 2016
Номинация: Лучший фильм ужасов.
МКФ В ТОРОНТО, 2014
Победитель: Приз зрительских симпатий в категории «Полуночное безумие» (Тайка Вайтити, Джемейн Клемент).
ПРЕМИЯ ХЛОТРУДИС, 2016
Номинации: Лучший оригинальный сценарий (Джемейн Клемент, Тайка Вайтити), Лучший актерский ансамбль.
КАТАЛОНСКИЙ МКФ В СИТДЖЕСЕ, 2014
Победитель: Приз «Мария» за лучший художественный фильм (Тайка Вайтити, Джемейн Клемент).
ТАЛЛИННСКИЙ КФ «ТЕМНЫЕ НОЧИ», 2014
Победитель: Приз зрительских симпатий (Джемейн Клемент, Тайка Вайтити).
Номинация: Лучший молодежный фильм (конкурс молодежных фильмов «Just Film») (Джемейн Клемент, Тайка Вайтити).
МКФ В МЕЛЬБУРНЕ, 2014
Номинация: Приз зрительских симпатий за лучший художественный фильм (4-е место) (Джемейн Клемент, Тайка Вайтити).
МКФ В ТУРИНЕ, 2014
Победитель: Приз жюри за лучший сценарий (Джемейн Клемент, Тайка Вайтити).
Номинация: Приз города Турин за лучший художественный фильм (Джемейн Клемент, Тайка Вайтити).
МКФ В ВАРШАВЕ, 2014
Победитель: Приз зрительских симпатий за лучший художественный фильм (Джемейн Клемент, Тайка Вайтити).
НОВОЗЕЛАНДСКАЯ КИНОПРЕМИЯ, 2014
Победитель: Лучшая работа художника-постановщика (Ра Винсент).
НОВОЗЕЛАНДСКАЯ КИНОПРЕМИЯ (II), 2014
Победитель: Лучшая актриса второго плана (Джеки ван Бик), Лучшая работа художника-постановщика (Ра Винсент), Лучший самофинансируемый фильм.
Номинации: Лучший актер второго плана (Джонни Бург), Лучший дизайн костюмов (Аманда Нил), Лучшие спецэффекты (Стэн Элли), Лучший грим в художественном фильме (Даннелле Сатерли).
МФ ФАНТАСТИЧЕСКИХ ФИЛЬМОВ В НЕВШАТЕЛЕ, 2014
Победитель: Приз зрительских симпатий (Джемейн Клемент, Тайка Вайтити).
Номинация: Премия «Нарцисс» за лучший художественный фильм (Джемейн Клемент, Тайка Вайтити).
МКФ НА ГАВАЙЯХ, 2014
Победитель: Приз зрительских симпатий за лучший художественный фильм (Тайка Вайтити, Джемейн Клемент).
МКФ В ЭРМОСИЛЬО, 2016
Победитель: Приз фестиваля за лучший художественный фильм (Джемейн Клемент, Тайка Вайтити).
МФ ФАНТАСТИЧЕСКИХ ФИЛЬМОВ «FANTASPOA», 2015
Победитель: Почетное упоминание за художественный вклад (Джемейн Клемент, Тайка Вайтити).
МКФ «ТИТАНИК», 2015
Победитель: Приз зрительских симпатий (Тайка Вайтити, Джемейн Клемент).
ВСЕГО 25 НАГРАДЫ И 18 НОМИНАЦИЙ (на 29.10.2017).

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

Авторский ремейк короткометражки «Интервью с некоторыми вампирами» (2005; ).
Основой образа Виаго послужила мать Тайка Вайтити. А Джемейна Клемента во время подготовки к роли вдохновлял персонаж Гари Олдмана из фильма «Дракула» (1992).
Главные герои напоминают вампиров из известных фильмов: 8000-летний Петир - граф Орлок (Макс Шрек - «Носферату, симфония ужаса», 1922); 183-летний Дикон - граф Дракула (Бела Лугоши - «Дракула», 1931); 862-летний Владислав - Дракула (Гари Олдман - «Дракула», 1992); 379-летний Виаго - Луи (Брэд Питт - «Интервью с вампиром», 1994); Ник - Эдвард Каллен (Роберт Паттинсон - «Сумерки», 2008).
Джеки ван Бик была на ранней стадии беременности во время съемок.
Камерой Red Epic было отснято более 120 часов материала, большей частью которого была импровизация актеров.
Место съемок: Веллингтон (Новая Зеландия).
Бары и ночные клубы, которые посещали вампиры - реальные заведения в развлекательном районе Веллингтона, расположенном вокруг Кортеней Плейс.
Транспортные средства, показанные в картине - .
В начале заключительных титров звучит песня «Ласточка» группы Ленинград ().
После заключительных титров зрителя ждет короткий сеанс гипноза.
В картине есть отсылки к лентам: «Охотники за привидениями» (1984); «Пропащие ребята» (1987); «Сестричка, действуй» (1992); «Человек кусает собаку» (1992); «Дракула» (1992); «Сестричка, действуй 2» (1993); «Блэйд» (1998); «Вампиры» (2010). Пародируется: «Носферату, симфония ужаса» (1922).
Холм, где происходит столкновение вампиров с оборотнями, - тот же холм, на котором Фродо и компания прятались от Черных Всадников в фильме «Властелин колец: Братство кольца» (2001).
Бюджет: $1,600,000.
Ошибки: 1) В начале фильма Владислав говорит, что Виаго был денди, прежде чем стать вампиром, но Виаго родился в 1634 году, более чем за столетие до появления дендизма. 2) Вампиры рисуют друг друга, чтобы показать, как выглядят их наряды, отражение которых они не могут увидеть в зеркале, хотя чашка в руке Виаго отражается. Близость к телу вампира не должна быть решающим фактором.
Саундтрек: Module - Reflections Scatter; Norma Tanega - You're Dead; Black Ox Orkestar - Skocne; Printz Board - I Love LA; The Phoenix Foundation - The Captain; Beatbox Production Music - Enchanted Castle; Gloria RV 589 [Antonio Vivaldi]; Cuius Anima Gementem [Giovanni Battista Pergolesi]; The Bosnian Muslims - Svatovsko Kolo; Black Ox Orkestar - Shvartze flamen, vayser fayer; Komitas Vardabet - Alagyaz Khumki Tsar; Igbal Jogi and Party - Lal Mori Pat; Silver Daggers - New High & Ord; Printz Board - Don't Look At Me; Black English - Another Life; Lawrence Arabia - Sex Meat; El Condor Pasa [Daniel Alomia Robles]; Printz Board - Om Bop Diddy; Niko Ne Zna - Nebuchadnezzar's Nine Wives; Black English - Leave The Door Wide Open; Black Ox Orkestar - Nign; Orchestra of Spheres - Hypercube; DD Smash - Magic (What She Do); Largo [Antonio Vivaldi]; Niko Ne Zna - Fez; Ленинград - Ласточка; Elias Rahbani - Dance of Maria; Pepe Jaramillo & His Latin American Rhythm Band - Exotica; Lawrence Arabia - Dragon Man; Luke Buda - The Warewolf; Ria Hall - Taku Reo; Cloudboy - Red Rubicon; Silver Daggers - Joy; Plan 9 - Plan 9 Original Music; Quakers - The Turk.
Кадры фильма; кадры со съемок: ; ; ; ; .
Трейлеры: ; .
Премьера: 19 января 2014 (Кинофестиваль «Сандэнс»); 19 июня 2014 (Новая Зеландия).
Слоганы: «Some interviews with some Vampires»; «Умереть не встать».
Официальные сайты и стр. фильма: ; ; .
«Что мы делаем во мраке» на Allmovie - .
О фильме на сайте NZ On Screen - .
На Rotten Tomatoes у фильма рейтинг 96% на основе 157 рецензий ().
На Metacritic фильм получил 76 баллов из 100 на основе рецензий 33 критиков ().
Картина входит в списки: «Лучшие фильмы» по версии сайта Rotten Tomatoes; «38 лучших хорроров десятилетия» по версии сайта Collider (20-е место) - ; «Лучшие фильмы ужасов» по мнению пользователей сайта IMDb (36-е место); «20 картин года» по версии редакции Кино-Театр.ру (10-е место) - .
Рецензии: ; ; .
Интервью Тайка Вайтити и Джемейна Клемента: ; .
30.09.2016 - Тайка Вайтити планирует снять телевизионный спин-офф «Реальных упырей». Вновь в Веллингтоне, столице Новой Зеландии, из темных углов выползают разные потусторонние существа. Во всяком случае, если верит грядущему телевизионному спин-оффу «Реальных упырей», который снимет Тайка Вайтити. Идея создать комедийный сериал «Отдел паранормальных явлений» (Paranormal Activities Response Unit) пришла в головы Вайтити и Джемейну Клементу [...]. В центре сюжета приключения двух полицейских, защищающих жителей Веллингтона от всякой нечисти и сверхъестественных сил. Финансирующая организация NZ On the Air выделило миллион долларов на съемки 6 30-минутных серий. «Комедия - дело серьезное. Ее очень сложно снять как надо. Мы очень рады, что Тайка Вайтити и Джемейн Клемент наградят своим талантом телевизионные экраны» - сказала босс NZ On the Air Джейн Рингстон. Вайтити, который сейчас снимает «Тор: Рагнарек», говорил в январе, что хочет снять продолжение «Реальных упырей», только про оборотней. [...] (Алекс Ритман, «The Hollywood Reporter»)
Джемейн Клемент / Jemaine Clement (род. 10 января 1974, Мастертон) - новозеландский комик, актер, сценарист, режиссер и мультиинструменталист. Мать Джемейна - маори. После окончания школы он переехал в Веллингтон, где изучал драматургию и киноискусство в университете королевы Виктории. Там же познакомился с Тайкой Вайтити. Джемейн Клемент наиболее известен как участник комедийно-музыкального дуэта «Flight of the Conchords», вместе с Бретом Маккензи. Обладатель премии «Грэмми» (2008) за лучший комедийный альбом, также имеет 7 номинаций на прайм-таймовую премию «Эмми» (2008, 2009). Его актерский дебют состоялся на телевидении в 1996 году. С 2007 по 2009 Джемейн Клемент снимался в сериале «Летучие Конкорды». В 2012 сыграл Бориса «Животное» в фильме «Люди в черном 3». Озвучивал персонажей мультфильмов «Симпсоны», «Рио», «Наполеон Динамит», «Рио 2», «ТрипТанк», «Рик и Морти», «Моана», «Лего Фильм: Бэтмен». У Джемейна и его жены, театральной актрисы и драматурга Миранды Мэнезиадис, есть сын Софокл Ирайя Клемент, который родился в октябре 2008. Подробнее (англ.) - .
Джемейн Клемент в Твиттере - .
Неофициальный сайт Джемейна Клемента - .

Создатели популярного комедийного шоу «Летучие Конкорды» новозеландцы Джемейн Клемент и Тайка Вайтити шутят напролом, закрывая вампирскую тему, где в прошлом году сразу высказались и авторы палпа для девочек («Академия вампиров», 2014), и высокобюджетные режиссеры-ревизионисты («Дракула», 2014), и Джим Джармуш. Позаимствовав манеру съемок у «Ведьмы из Блэр» (1999), Клемент и Вайтити показывают, что вампиры тоже люди, а не реальные упыри, как совершенно напрасно окрестили эту уморительную картину в российском прокате. (Алексей Филиппов, «Кино-Театр.ру»)

10 лучших хорроров 2014 года. [...] «Реальные упыри» («What We Do in the Shadows»). Чудесным образом вторая новозеландская картина в этом списке - а заодно самый смешной фильм года (название - на совести прокатчиков, которые собираются выпускать его весной). Мокьюментари про трех вампиров, которые переехали в Веллингтон из Европы и делят там дом (до поры есть еще четвертый, но он редко появляется из подвала). Они рассказывают в камеру о своей вечной жизни, достаточно беззаботной, но не без проблем: трудно привести себя в порядок, когда не отражаешься в зеркале, или попасть в клуб, если ты никуда не можешь войти без приглашения. Россыпи висельных шуток и гэгов, по большей части очень глупых и почти без исключения удачных, - этот фильм можно рассматривать как прививку против декадентской (и не менее, в сущности, подростковой) многозначительности «Выживут только любовники». [...] (Станислав Зельвенский. Читать полностью - )

Сюжет: Три вампира в старомодных платьях справляются с жизнью в мире на заре XXI века: подают своим жертвам консервы на ужин, пытаются пройти на модную вечеринку (безуспешно) и выясняют отношения с оборотнями в кожанках и джинсах. Проблем выше крыши, а тут у вампиров еще и заводится смертный друг, убить которого нельзя, хотя очень хочется. Что получаем: ещё одна потрясающая фигура речи, рожденная российскими прокатчиками: совершенно непонятно, какой взрослый человек в здравом уме решит идти на фильм под названием «Реальные упыри». Кажется, как-то так назывались молодежные шоу начала нулевых на MTV, в которых тинейджеры катались на лонгбордах с голыми попами. Ничего смешнее тем не менее нам в этом году видеть еще не приходилось. «Упыри» - это малобюджетная новозеландская комедия о (казалось бы) опостылевших всем вампирах, логичное продолжение линии, которой в прошлом году попробовал дать второе рождение Джармуш. Теперь, однако, наконец-то оказывается, что в мире людей могут выжить не только любовники с внешностью Тильды Суинтон - неудачникам среди утонченных вампиров тоже есть место. И смеяться над их попытками позвонить по скайпу слуге и найти в современной Новой Зеландии девственницу под гремящие за кадром песни группы «Ленинград» - то еще удовольствие. (Настя Курганская, «The Village»)

У смеха глаза велики. 15 лучших комедийных хорроров. Даже самым боязливым зрителям иногда хочется пощекотать себе нервы, хоть одним глазком глянув настоящий фильм ужасов. Таким «смельчакам» мы, конечно, не станем рекомендовать «Ведьму из Блэр» или «Заклятие», начинать приобщаться к ужастикам стоит издалека, например, с коктейлей, замешанных на хоррорах и комедиях, - среди подобных гибридов попадаются весьма недурные экземпляры. Если стартовавший в прокате «Парень с нашего кладбища» - ваше кино, то стоит обратить внимание и на зарубежные образцы жанра. Предлагаем список лучших, на наш взгляд, комедийных хорроров за последние 30 лет. [...] «Реальные упыри» (2014). Легко смеяться над зомби - они не слишком быстры и смышлены. А вы попробуйте подшутить над вампирами, эти могут и ответить, да так, что мало не покажется. Даже если вы все-все знаете о вампирах, не откажите себе в удовольствии посмотреть псевдодокументальный фильм «Реальные упыри» новозеландских кинематографистов. Это не только полная энциклопедия вампирских умений и слабых мест, это еще и возможность погрузиться в быт и рутину жизни этих ночных существ. Кроме познавательной стороны это еще и невероятно смешно - у этих парней проблемы такие, что нам и не снились, вампиром сегодня быть гораздо тяжелее, чем столетие назад. (Евгений Ухов, «Фильм.ру»)

Новозеландская вампирская комедия, острая, как пара клыков. Сегодня я расскажу вам о вампирском фильме для людей, которые не любят вампирские фильмы. Комедия «Реальные упыри» наполнена первосортным юмором! Создатели этой псевдо-документальной ленты, снятой в Новой Зеландии, предлагают зрителям понаблюдать за жизнью старомодных соседей-кровососов, которые нуждаются в людях, а точнее, в их крови для продления собственной жизни. Джемейн Клемент («Летучие Конкорды») играет любителя оргий Владислава - вампира, который прожил 862 года, но так ничему и не научился. Его приятель Дикон (Джонатан Бруг) - мальчишка 183 лет от роду, пытается скрыть некоторые подробности своего прошлого, особенно тех лет, когда он был нацистом. Но ему не очень-то хорошо это удается. Соавторы сценария и режиссеры Джемейн Клемент и Тайка Вайтити не обделяют вниманием и шутками и двух других персонажей - романтичного денди Виаго (роль которого исполнил сам Вайтити) и Петира (Бен Френшэм), самого древнего вампира, прожившего более 8000 лет. Но не волнуйтесь, вы сможете уследить за всеми героями. Просто расслабьтесь и наслаждайтесь происходящим: например, кровавой посудой в раковине и спорами о том, чья очередь сегодня ее мыть. «Реальные упыри» - это скетч, растянутый на целый фильм? Возможно. Но когда друзья-вампиры отправятся в город тусоваться с оборотнями, зомби и другими странными созданиями, вы не сможете удержаться от улыбки. А это хороший знак. (Питер Траверс, «Rolling Stone»)

«Реальные упыри» сняты теми же новозеландскими комиками, что ответственны за «Орла против акулы» и «Летучих Конкордов». Якобы проспонсированный несуществующим Новозеландским документальным советом (здесь даже есть титр о том, что члены съемочной группы не расставались с распятием), фильм проникает в жилище четырех самых трогательных вампиров Веллингтона. И узнает, что бессмертным ночным монстрам, нуждающимся в человеческой крови, прежде всего очень одиноко. Виаго (Тайка Вайтити) - самый вежливый в стае, дружелюбный и несчастный 379-летний вампир, пытающийся хотя бы развлекать жертв, раз уж ему суждено высосать их кровь. Владислав (Джемейн Клемент) - задумчивый зануда, одержимый древним врагом, известным, как «Зверь». Дикон (Джонатан Бруг), бывший нацист, все время хвалится своими навыками соблазнителя, а Питер (Бен Френшам), 8000-летний двойник Носферату, и вовсе вылезает из гроба, только чтобы поживиться цыпленком. Фильм выстроен как бы вокруг их подготовки к шабашу проклятых под названием Несвятой Маскарад, но большая часть немного раздутого хронометража отведена появлению новичка Ника - местного пацана, ставшего вампиром, когда Питеру не хватило сил его прикончить. «Реальные упыри» смотрятся лучше всего, когда соавторы Вайтити и Клемент освобождают своих персонажей от оков условного сюжета, позволяя им пускаться в глупые гэги всех сортов (привычка Виаго прокусывать не ту артерию бесценна) и трагикомические страдания. Владислав тонко подмечает суть их меланхолии: «У людей есть вредная привычка. Умирать». Получается обаятельная квази-варьете пародия на жанровые каноны, но этому фильму, как и его героям, не хватает зубастости. (Кит Улич, «Time Out»)

Сюжет этого необычного комедийного ужастика разворачивается в городе Веллингтон (Новая Зеландия), где проживает несколько вампиров-соседей. Они ссорятся, обсуждают домашние хлопоты, дают друг другу советы и, конечно же, вместе охотятся. Фильм снят в псевдодокументальном жанре, поэтому зрители могут полностью изучить жизнь «Реальных упырей». Традиционные штампы благодаря этому только идут в плюсы. Каждый найдет для себя героя, который ему импонирует. Виаго - живет в этом мире с восемнадцатого века, был когда-то изысканным модником-дворянином. Он переехал в Зеландию в поисках возлюбленной, но его слуга запутался в документах, поэтому гроб с Виаго путешествовал по миру дольше, чем планировал. Этот герой немного занудный и слишком педантичный. Влад - классический вампир, которые любит пытать людей. Влад умеет превращаться в животных, обладает строгим нравом. Живет еще со времен Средневековья. Дикон - бунтарь, который вынужден был скрыться из Европы после неудачной попытки возглавить армию вампиров-фашистов. Любимое хобби - вязание. Дикон не любит мыть посуду, умеет перевоплощаться в летучую мышь. В вампира его обратил Петир. Петир - самый старый и самый загадочный из всех очень вампиров. Разговаривает мало, любит уединяться в своем каменном гробу. В «Реальных упырях» все вампиры могущественны, но в обычной жизни иногда очень наивны и беспомощны. К примеру, они не знают, как пройти фейсконтроль в ночном клубе, старомодно одеваются и не знакомы с современными понятиями. Поэтому в знакомстве с современным миром нашим героям помогают Стю и Ник. В фильме «Реальные упыри» будет все, что можно ожидать от такого жанра - и кровь, и жертвы, и схватка с охотниками на вампиров, и разборки с местными оборотнями, и бал нечисти, и много казусов. Эта черная комедия оставляет после себя приятное послевкусие. Посмотрите ее - не пожалеете! (Надежда Клименко, «KinoDom»)

Съемочной группе разрешается заснять обычную жизнь трех вампиров - Владислава, Дикона и Виаго. И понять, что же это такое, жизнь после смерти. Фильм Реальные упыри - Что получилось: сколько не живи, а люди постоянно удивляют. Вот и Тайка Вайтити и Джемейн Клемент написали и сняли фильм Реальные упыри. В Новой Зеландии. И прославились на весь свет. Фильм вышел отпадным. Съемочная группа подпускается насколько можно близко к обычной жизни вампиров, как они устраивают вечерние сборы на кухне, спорят о «вечном»: Кто моет посуду? Кто убирается в квартире? Юмор превосходен, а актеры бесподобны. Стеб на все и всех. Так уморительно снять блюющего кровью вампира после съеденной картошки фри - это надо постараться. Вампиры эстеты - они пьют кровь лишь у девственников и девственниц. У них есть специальные «помогайки», которые за будущую вечную жизнь приводят в дом таких людей. Особенно приколен флегматичный Ник, после укуса ставший костью в горле аристократизма трех опытных вампиров. Он не скрывает свою вампирскую сущность. Знакомит их со своим еще более флегматичным другом Стю, человеком, до последнего державшегося в стане живых. Фильм Реальные упыри наполнен пародиями и убойными приколами, чего стоит первая сцена встречи с оборотнями, и потоком крутых шуток и стебного юмора. Но, откровенно, по прошествии получаса такой юмор начинает утомлять. Идея замечательная и как влитая вошла бы в сериальную нишу, где серии по двадцать минут, а историй с такими персонажами можно придумать огромное множество. Фильм хоть и идет 80 минут, надоедает нестандартным юмором и обилием «черного». Восхитительная шутка про нацистов и вампиров, озвученная Диконом, самым гибким и болтливым из троицы. Благо она вначале и мозг еще не устал от фильма. Для любителей черного юмора, пародий, тонкой сатиры и всего нестандартного - фильм Реальные упыри обязателен к просмотру. (Lindon, «Якинолюб»)

Вампиры Новой Зеландии дружат с оборотнями. «Что мы делаем в тени» (также фильм известен под названием «Реальные упыри») - очень смешное и стильное мокьюментари на тему вампиров и прочей нечисти. Четверо вампиров живут дружной семьей в новозеландском городе Веллингтоне, где всего обитает примерно 60-70 кровососов. Самый старший и наименее адекватный из компании - Питер (Бен Френшам), которому 8000 лет. Повествование ведется от лица Виаго (Тайка Вайтити, одновременно - и режиссер фильма) - ему 317 лет. 862-летнего Владислава играет Джемейн Клемент - второй режиссер «Что мы делаем в тени». Самый младший - 183-летний Дикон (Джонатан Бруг). Младший до тех пор, пока Питер не укусит новичка Ника (Кори Гонсалес-Макуэр), который успешно вольется в компанию. Он же приведет к вампирам своего друга-программиста Стю: не теряя человеческого обличья, он станет их другом - уникальный случай. Самое приятное в фильме «Что мы делаем в тени» - жанр, в котором он снят: комедийное мокьюментари. То есть мы вроде бы смотрим документальный фильм, который смешон не только ситуациями, связанными с вампирами, но и самой манерой повествования. Структура документальных фильмов, столь модных в последнее время, обстебывается авторами картины с не меньшим энтузиазмом, чем тема загадочных созданий, издавна пугающих человечество. Кажется, ничего, связанного с вампирами, Тайка Вайтити и Джемейн Клемент не упустили. Особенно забавно наблюдать, как новичок Ник захлебывается кровавой рвотой после того, как съел обычную картошку: что ж поделаешь, не положено вампирам питаться ничем, кроме крови... Кстати, Тайка Вайтити - известный в Новой Зеландии кинематографист; в частности, и украинские зрители могли видеть его милый фильм Мальчик (2010). Что мы делаем в тени не обойден вниманием критики, и вполне заслуженно: фильм по-настоящему смешной, а также изобретательный и, несмотря на кровавые сцены, позитивный. (Катерина Лебедева, «SUTKI.net»)

Виаго (Тайка Вайтити) 379 лет, что по вампирским меркам - сущие пустяки: скажем, его соседу Владиславу (Джемейн Клемент) давно за 800, а редко выходящий из подвала Питер и вовсе разменял девятую тысячу. Ах да, на дворе при этом XXI век, за окном - декорации современного Веллингтона, а наблюдает за буднями вампиров состоящая из людей съемочная группа. Первым делом необходима традиционная оговорка: русскоязычный перевод оригинального названия фильма не делает чести его авторам и вводит в заблуждение доверчивых зрителей. Спору нет, вампиров в славянской мифологии действительно зовут упырями, однако «Что мы делаем в тени» - это не только мокьюментари с прокатным рейтингом «16+», но и вполне себе бытовая драма - неравнодушная к собственным героям, внимательная к деталям и бесконечно обаятельная. Над проблемами новозеландских вампиров можно - и нужно - смеяться, но и сопереживать им, в общем, получается: один жаждет большой и чистой любви, другой до того огорчен расставанием с подругой, что награждает ее, Полин Иванович, прозвищем Зверь (русская тема продолжается песней группировки «Ленинград» на финальных титрах), третий чувствует себя аутсайдером, четвертый очень не любит мыть посуду, и практически у всех имеются объяснимые проблемы с клубным фейсконтролем. Единственного по-настоящему страшного, похожего на графа Дракулу вурдалака предусмотрительно гасят дневным светом, а подружившегося с вампирами компьютерщика, напротив, упрямо щадят, потому что уж больно славный он малый. Когда вампирская бытовуха слегка приедается (именно что слегка - хронометраж у картины лаконичный, и наскучить она не успевает), в кадр заглядывают герои второго плана - оборотни, зомби и ведьмы, иногда устраивающие макабрические балы-маскарады, но в основном вынужденные иметь дело с теми же радостями и гадостями XXI века, что и все мы. Впрочем, для того, чтобы получить от фильма удовольствие, сопереживать упырям и прочей нечисти не обязательно - хватит и того, что это самая смешная комедия года. 7/10. (Сергей Степанов, «ELLE»)

Давно ли вы смотрели фильмы, где весь сюжет основан на немыслимом гротеске, на юморе с приправой абсурда? Если нет, то самое время это исправить! В этом вам помогут два молодых новозеландских режиссера: Джемейн Клемент («Ужин с придурками», «Люди в черном 3») и Тайка Вайтити («Зеленый фонарь», «Игрушечный мальчик»). Их новый фильм повествует о жизни вампиров в современном обществе. Но сама суть не в этом: картина идет вне рамок, она не ориентируется на массовый спрос на бесконечные «туалетные» шутки и пошлость. Это ощущается сразу и невольно подкупает, потому что свобода самовыражения всегда притягивает как отрицательные мнения, так и положительные. Речь пойдет о четырех вампирах, преспокойно живущих в наши дни. Они такие разные, и каждый из них обязательно найдет свою аудиторию. Фильм снят как документальное кино, поэтому атмосфера тут особенная. Обыденные дела, которые в рутине дней мы просто перестаем замечать, здесь показаны с милым юмором. Но при этом фильм наполнен драками, кровью и балами для нечисти и многим другим, на что действительно интересно посмотреть. В ролях снялись: Джонатан Браг («Всемогущие Джонсоны», «Тандживай»), Кори Гонсалес-Макуэр («Орел против акулы», «Команда Холли»), Стюарт Рутерфорд («Мальчик»), Бен Френшам («Легенда об Искателе», «Небесные создания»), Риз Дэрби («Любовные пташки», «Как я встретил вашу маму»), Джеки ван Бик («Орел против акулы», «Гондола»), Елена Стейко («Пик милости», «Русская рулетка»), Джейсон Хойте («Ненасытная луна», «Шпионы и ложь»). Учитывая низкий уровень комедий в наше время, данная картина смотрится совсем неплохо. Ее юмор хоть и напоминает уже давно выпущенные фильмы, но свой собственный взгляд создателей на свою работу сглаживает неровности ее восприятия зрителем. Они взяли буквально все возможные стереотипы о вампирах и их жизни и преподнесли по-новому, в очень необычной форме. Тем, кто полностью поймает юмористическую волну съемочной группы, придется периодически переводить дух, ведь шутки и преувеличения так и сыпятся друг за другом. Работа двух молодых и амбициозных молодых людей из Новой Зеландии уже вышла на российские экраны, ищите в кинотеатрах! (Анастасия Сычевая, «FashionTime»)

Вампиры - фри. Проникновенное трагикомическое мокьюментари из жизни новозеландских вампиров. Новая Зеландия, наше время. В дряхлом сквоте живут четыре вампира. Виаго - 379 лет, страдает от несчастной любви. Дикан - 183 года, любит вязать, принципиально не моет за собой посуду. Владислав - 862 года, граф Дракула, уже несколько столетий не может отойти от расставания с девушкой (в связи с ее уходом утратил большую часть паранормальных способностей), любит мыть пол, при этом практично перетаскивая трупы с места на место, чтобы не мешали. Петер - 8 тысяч лет, большую часть времени проводит в каменном гробу, вылезает наружу, только чтобы найти жертв, перекусить. Парни хотя и живут в современном обществе, никак не могут адаптироваться к реалиям времени. Тогда они обращают в вампиры вчерашнего выпускника университета Ника, модника в курсе актуальных тенденций. Казалось, что тема вампиров давно исчерпала себя: боевики, комедии, мелодрамы, мультфильмы, сериалы - чего только мы на эту тему с момента появления кинематографа ни насмотрелись. Но век живи - век учись: из «Реальных упырей», к примеру, можно узнать, что, если накормить вампира картошкой-фри, бедняге гарантированы несколько часов кровавой рвоты (есть новости и об оборотнях). Новозеландцы Джемейн Клемент и Тайка Вайтити (неоднократный призер «Сандэнса», «Оскара» и Берлинского кинофестиваля за короткометражки) нашли новый подход, сняв нечто среднее между реалити-шоу и документалкой. Деньги на проект собрали через интернет и до сих пор рассылают футболки «спонсорам». Поучаствовавшие о потраченных долларах и центах не жалеют. «Реальные упыри» - не копеечная (но при этом коммерчески нацеленная) страшилка вроде «Ведьмы из Блэр» или «Паранормальных явлений», а настоящая драма «лишних людей». Смешная, безусловно, но и пронзительная: на сцене, когда четверо друзей по наводке Ника смотрят в интернете видеозапись рассвета, и всплакнуть не стыдно. А еще проникнуться невеселыми размышлениями, что летать и не таскаться в супермаркет - это, конечно, здорово, но до чего же горько, когда любимые стареют и умирают, а ты остаешься все таким же. Хотя... Как мудро заметил Дикан, быть бессмертным куда лучше, чем, например, сделав маску из печенек, оказаться атакованным агрессивными гусями, лебедями и утками. И ведь не поспоришь. (Анна Румянцева, «Ваш Досуг»)

От нацистов до кидалтов: про что снимают вампирские фильмы. Бытовые трудности. Если посмотреть на вампиров с практической точки зрения, они окажутся достаточно нелепыми и беспомощными созданиями - то есть идеальными героями для комедий, которые и стали появляться, как только жанр набрал популярность. А учитывая, что в классическом вампирском каноне быт исчерпывается перечислением утомительно серьезных правил и ритуалов, именно он порождает больше всего шуток - вроде книжки «Вампиризм - гид по альтернативному стилю жизни», которую получает в качестве руководства растерянный после укуса школьник Джереми из фильма «Когда я был вампиром» (1987). Тему сожительства под одной крышей представителей всех викторианских фантазий еще в шестидесятых достаточно подробно раскрыл культовый британский сериал «Мрачные тени», ремейк которого снял потом Тим Бертон, но попытки сделать межвидовой флэтшеринг-ситком не прекращаются и сегодня - среди них, например, неудавшийся британский сериал «Быть человеком», где в одну квартиру поселили нервного оборотня, истеричную девушку-призрака и вампира в кожаном плаще. «Реальные упыри», сделанные создателями «Летучих Конкордов» Тайкой Вайтити и Джемейном Клементом из их же короткометражки 2006 года, пока что стали самой успешной попыткой пошутить про соседские проблемы. Под одной крышей здесь живут четыре колоритных персонажа. Один, восьмитысячелетний, предпочитает проводить время в подвальном чулане, но зато остальные трое - бойкие и резвые - предпринимают все усилия, чтобы вести насыщенную жизнь. Они надевают свои лучшие рубашки с жабо и ходят в ночные клубы (куда не могут попасть без приглашения фейсконтрольщика, что создает определенные трудности), обсуждают, кто будет в этом году мыть гору заляпанной кровавыми пятнами посуды, забивают стрелки вервольфам и бесконечно ссорятся из-за того, что невежливо убивать жертву на антикварном диване соседа и оставлять на нем пятна. В общем, делают все, что могли бы делать кидалты, снимающие вместе дом, но только у них есть серьезная причина снимать вместе дом уже пару сотен лет.ъ [...] (Наиля Гольман. Читать полностью - )

На районе три недели нету крови. [...] Вампиры в клыкастой мокьюментари-комедии новозеландцев Джемейна Клемента и Тайка Вайтити, создателей сериала «Летучие Конкорды», - это и ретрограды, и сидящие по домам задроты, любящие стрельбу из лука и старинные музыкальные инструменты, и создания нетрадиционной пищевой ориентации, и мифические существа. Прям меньшинство из меньшинств (на улицах недоброжелатели их как раз обвиняют в принадлежности к одному из). Долгие лета им не слишком помогают: вампирское трио - это еще и кидалты, развлекающиеся с жертвами (хотя еда - это не игрушки), обижающиеся на нечистоплотность соседей, ругающиеся из-за того, почему посуда вся грязная от крови. За этими многовековыми детьми нужен глаз да глаз - и без прислужника или прислужницы, разумеется, не обойтись. Тут новозеландцы снова несколько переписывает канон: Джеки (Джеки ван Бик), исполняющая прихоти Дикона, согласно букве времени, похожа на соцработника, а не на верного, слегка безумного приспешника. Собственно, вампирская мифология только за прошлый год была переосмыслена и Джармушем, и создателями ревизионистского Дракулы, и режиссерами картин пост-«Сумеречного» толка. Выворачивать - выворачивали, а посмеяться забыли - и тут как нельзя кстати пришлись Клемент с Вайтити, чьи сюжеты про веселых раздолбаев оказались из разряда вечных, то есть для многолетних вампиров - в самый раз. Гораздо точнее и смешнее, чем те же насупившиеся «Мрачные тени» Тима Бертона (и даже обаятельный «Бал вампиров» Романа Полански). В «Реальных упырях» (в оригинале - «Что мы делаем в темноте») пересекаются не только старинные обряды и XXI век, магия трансформации и магия мобильного телефона, документалистика и вдохновенный, во многом импровизационный стеб над жанром, но аудитория фестиваля «Сандэнс» и поклонники неунывающего жанра комедии. Вайтити и Клемент хоть и шутят более-менее постоянно, нашпиговывают кадр визуальными цитатами (от «Носферату» Мурнау до «Сатурна, пожирающего своего сына» Гойи), впроброс упоминают видные картины жанра, а на покой финальных титров уходят под «Ласточку» «Ленинграда». И главное - за всем этим выдающимся хулиганством скрывается по-настоящему декадентская начинка: люди имеют склонность умирать, отчего страдают и ужасный Дракула, и милейший Виаго. Выживут, действительно, только любовники, а если ты вампир, то уж будь любезен - стой на потолке, как мужик. (Алексей Филиппов, «Кино-Театр.ру»)

Фильм "Что мы делаем в тени?" (What We Do in the Shadows?), обозванный в нашем прокате "Реальные упыри", действительно имеет ряд параллелей с российским сериалом, к которому нас отсылает локализованное прокатное название. Так как картина Джемейна Клемента и Тайка Вайтити это 1) комедия; 2) мокьюментари, а точнее стилизация под реалити-шоу; 3) она тоже про бытовые сложности в современном мире. Только если в российском сериале речь идет о пермских гопниках, то здесь главные герои - новозеландские вампиры. И да, если вы еще не обратили внимание на необычные имена режиссеров - фильм из Новой Зеландии, что довольно экзотично. Собственно, перед нами пример того, как имея небольшой бюджет и огромную фантазию можно сделать шикарный фильм, который будет интересно смотреть в любом уголке планеты. Пример этот должен стать другим (хотя бы нам) наукой, но боюсь, что рассчитывать на это не приходится. А ведь секрет прост: создаются яркие типажи героев, в данном случае вампиров (один Петир чего стоит), которые с одной стороны отсылают нас к узнаваемым образам (от самого раннего "Носферату" до "Интервью с вампиром"), а с другой обладают своими собственными личными характерами. Именно на этих характерах во многом и строится сюжет. Добавляется к этому юмор, который зиждиться на сочетании нереального и фантастического с бытовым и обыденным. Получается такая "Теория большого взрыва", только с вурдалаками. Ну, а дальше все зависит от того куража, который будут ловить актеры и создатели фильма. Большинство диалогов в картине снято на основе импровизаций. Съемки на улицах Веллингтона с простыми людьми, некоторые из которых даже не подозревали, что участвуют в создании фильма, тоже придает пикантность. В итоге и получаем оригинальный веселый и приятный фильм. Но все же замечу, что эта картина все же кое-чего требует от зрителя. Во-первых, не чураться черного юмора. Во-вторых, обладать некими познаниями в, так сказать, вампироведении. Ну, хотя бы в том, что есть о вампирах в массовой культуре. Тогда вам будет доступна тонкая ирония над известными образами и стереотипными представлениями о вампирах. Так как главный смысл комедии - это посмеяться, то ждать каких-то глубин от "Реальных упырей" не стоит. Хотя и здесь кое-что есть. Думаю, что главный мессидж заключается в том, что вампирам, а уж тем более людям, нужно меняться, а не держаться за старые традиционные представления. И тогда извечный враги, и даже те, кого вы считали едой, могут стать друзьями. В общем-то поэтому я рекомендую эту комедию. Это правда интересно посмотреть на то, как живут в XXI веке вампиры и с какими трудностями они сталкиваются в быту. (Евгений Савойский, «Афиша»)

Мертвый, но аппетитный. Виаго, Дикон и Владислав - соседи и по совместительству вампиры. Они живут в старом, демонстративно дряхлом доме, ничего не знают про Google и солнечный свет, но при этом ведут весьма активный образ жизни: ходят в клубы, знакомятся с интересными людьми и даже позволяют какой-то мифической съемочной группе делать про их занятное бытие документальный фильм. Казалось бы, тему вампиров затерли уже до такой степени, что из нее можно делать защитную сетку от насекомых, однако из года в год кто-нибудь умудряется удачно оживить штамп. В прошлом году это успешно сделал Джармуш с «Only Lovers Left Alive», в этом - Джемейн Клемент и Тайка Вайтити, сценаристы сериала «Flight of the Conchords» и приятели Эдгара Райта. «What We Do in the Shadows» (давайте сделаем вид, что локализованное название нам просто приснилось в страшном сне) - дельное лыко в строку небанальных комедий, прекрасно работающих с клише, условный представитель жанра ozploitation (это такие специальные низкобюджетные австралийские хорроры). Фильм сделан, по сути, за три копейки (авторы собирали деньги на картину с шапкой на кикстартере), но он не выглядит дешево в плохом смысле слова - легкая нелепость обстановки только усиливает комический эффект. Несмотря на несколько кровожадных сцен и общую мрачную тематику, лента кажется очень, простите, уютной - чудеса на расстоянии вытянутой руки, как будто к друзьям на огонек заглянул. Здесь нет сложных постмодернистских отсылок, свойственным комедиям «не прямого действия», но есть море иронии и отличных шуток. Постоянная попытка героев сломать «четвертую стену» придает фильму сюрреалистический налет, и поэтому все время кажется, что происходит не то, что должно происходить. И это странно и здорово. По идее, создатели фильма идут по проторенной дороге - в броский и понятный образ упаковывают разные светлые мысли по поводу мироустройства. Например, нужно ли сдирать с человека кожу только из-за того, что он отличается от тебя. Умирает ли любовь / дружба, когда твой партнер меняется до неузнаваемости и т.д. Впрочем, тот же Эдгар Райт, с которым ребята вроде как дружат, легковесную на первый взгляд историю про зомби тоже разворачивал порой в такую сторону, что становилось не до смеха (вспомните эпизод про «не смей стрелять в маму»). Однако, в отличие от Райта, Джемейн и Тайка максимально расслаблены. Если при просмотре того же «Зомби по имени Шон» не успеваешь дух перевести, настолько там все насыщенно, то What We Do in the Shadows скорее напоминает ночную прогулку под ручку с ласковым чудовищем: всегда есть вероятность, что тебя укусят в шею, но в конечном итоге все будет хорошо. (Мария Ремига, «Cinemaholics»)

"Реальные упыри": вампиры - это смешно, а не страшно. Это само по себе тянет на сенсацию: новозеландский фильм на российских экранах, причем снятый не Питером Джексоном для студии Warner Brothers за полмиллиарда долларов, а независимый, артхаусный, сделанный энтузиастами за гроши. Но раз уж это происходит, придется объяснить, почему "Реальные упыри" - прекрасная комедия, возможно, лучшая в этом году. Сентиментально вспоминаю, как оказался на прошлый Хэллоуин в Нью-Йорке и попал на вечеринку одного киноведческого журнала, где лучшие критики этого прекрасного города собрались в зале на премьере "Реальных упырей" и хохотали как дети, до слез, размывавших густую тушь под глазами ряженых вампиров, зомби и оборотней. Причем представляли картину ее создатели - новозеландские комики Тайка Вайтити и Джемейн Клемент, которые даже ради Нью-Йорка отказывались выйти из амплуа, сыгранных ими в фильме, который они также спродюсировали и срежиссировали. Их совместная картина на самом деле называется "Чем мы занимаемся в тени?", хотя российское прокатное словосочетание "Реальные упыри" тоже отражает суть: фильм по жанру - мокьюментари, ложная документалка, рассказывающая об общежитии, в котором проживают четверо вампиров. Официальная легенда - съемка то ли телепередачи, то ли кинокартины об их повседневности. Итак, Виаго, он же Вайтити, которого любители голливудского кино могут теоретически знать по небольшой роли в "Зеленом фонаре", - 379-летний вампир, самый жизнерадостный и склонный к общению из обитателей захламленного дома. Владислав, он же Клемент, известный многим как Борис Животное из "Людей в черном 3", - склонен к сексуальным излишествам. Третий вампир - самый молодой, бывший нацист, который бежал из Европы. Четвертый - самый старший, он чаще спит головой вниз, чем пьет кровь - возраст уже не тот. Вампиры питаются, беседуют, ходят на вечеринки, устраивают вечеринки сами, а потом - буквально веками - ругаются о том, кому мыть посуду. А еще решают экзистенциальные вопросы бессмертия и непрочности человеческой жизни, такой краткой и бессмысленной на фоне долгих вампирских биографий. Иногда и с оборотнями доводится схлестнуться: в этом фильме те - вонючие гопники, которых склонные к хипстерским изыскам вампиры, разумеется, недолюбливают. В общем, перед нами - и пародия на все бесконечные фильмы вампирского жанра, от "Носферату" и "Дракулы" до "Сумерек" и "Выживут только любовники", и мастерская издевка над телевизионными сенсациями псевдодокументалистов, и умелая игра на ожиданиях зрителя, которого то щекочут, то удивляют, то даже пугают, но в основном - веселят, как никто и никогда. Кто бы мог подумать, что у новозеландцев такое превосходное чувство юмора. (Антон Долин, «Вести FM»)

Карикатура сразу на все фильмы о всевозможной нечисти. В полку «Блейдов», «Других миров», «Сумерек» и, прости, Господи, «Ночных дозоров» прибыло. Пока свежезакрытый сериал про настоящую кровь кто-то еще помнит, а Кристен Стюарт только-только начали хвалить, известный в узких кругах новозеландский режиссер Тайка Вайтити, подтянув себе в соавторство чуть более известного и в чуть менее узких кругах новозеландского актера Джеймена Клемента (мужчина недавно вполне успешно засветился в ленте про людей в черном в роли главного антагониста), снял мокьюментари (то бишь, псевдодокументальный фильм) о вампирах. Благодаря невероятно теплому приему работы маэстро среди самых разных критиков на самых разных фестивалях, она была куплена в американский прокат, и теперь в лицо его знает каждый тамошний хипстер киноман. За приход сего кинопродукта на наши экраны мы должны сказать спасибо «Вольге», и это не реклама, потому что кто, если не эти ребята. И все же, «Реальные упыри» сильно выделяются на фоне фильмов, указанных выше. Более того, это неподражаемый стеб над ними. С включением в этот стеб всех присущих кровососам атрибутов, и даже охотники на них на экране оказываются, но акцент сделан на личностях главных героев. Все они родом из разных веков, и поведение их кардинально друг от друга отличается. Самый старый из кровососов (8000 лет) не может связать и двух слов, вампир из средних веков увлекается пытками, а его собратья из новых времен имеют привычки и склад характера, отражающие то время, в котором они перестали стареть. Плюс, к этим индивидуальным привычкам добавлено то, как каждый из героев обживается в современном мире, например, контактирует с современными технологиями. В итоге, четыре достаточно интересных (уж на один просмотр - точно, не Джармушовские вампиры-хипстеры, в свободное время пишущие пост-рок и читающие Дэвида Фостера Уоллеса, но тоже ничего) характера воплощаются на экране во вполне себе занятной форме в виде псевдодокументалистики. Почти сразу после выхода «Сумерек» создатели «Очень страшного кино» выпустили свою пародию, которая с треском провалилась и в целом собрала отзывы даже худшие, чем экранизация книги Стефани Майер. Новозеландцы проделали гораздо более качественную работу. Они представили занятную карикатуру сразу на все фильмы о всевозможной нечисти. Начиная с того самого «Носферату» Мурнау и заканчивая телесериалом «Сверхъестественное». Они пошутили даже над тем, что такой фильм вообще возможно было снять. То, насколько качественно авторы данного произведения выстроили повествование, насколько преуспели в абсурдистском юморе и отработали с актерами, позволяет сравнить их с творчеством великой комик-группы «Монти Пайтон», что, в сущности, является высшей похвалой для комедийного произведения. (Владимир Стремилов, «Postcriticism»)

Discovery Horror. Праздничный выпуск. Программа создана при поддержке двух крупнейших производителей штампов - «Мокьюментари» и Vampire Inc. «Мокьюментари»: «Мы медленно снимаем клише. Возбуждение гарантировано». Vampire Inc.: «Высосем досуха. Вплоть до последнего пальца». Добрый день, дорогие зрители! Канал приносит свои извинения за предыдущий выпуск нашей мистической передачи: вместо репортажа из Каира эксперты по ошибке обследовали очередную низкопробную поделку в жанре «мокьюментари». В этот раз все ошибки исключены, мы показываем вам достоверные кадры. Больше никаких «найденных пленок» и «скрытых камер» - только реальные записи! Итак, наша съемочная группа отправилась в Новую Зеландию. Широкую известность страна приобрела за счет ряженых эльфов и хоббитов. Однако стоило этому костюмированному балагану уехать, как под прицел камер попало настоящее событие из мира потустороннего - Unholy Masquerade. На мероприятие съезжаются самые разные представители «темного мира»: банши, демоны, зомби, вампиры. Перед большим праздником мы решили пообщаться с реальными упырями, живущими в особняке в Веллингтоне. Владислав, 862 года: Что я думаю про фильмы о вампирах? Пф-ф-ф! Нет, я, конечно, несколько веков назад жил в замке, но теперь это все в прошлом. Пафосные речи и [изображает Гэри Олдмена] «Мина, я люблю тебя!» - полная ерунда. Или лощеные педики из «Интервью с вампиром»... Все очень надуманно, искусственно. Мы же совсем как нормальные люди, поверьте. Ну, с поправкой на эпоху разве что. Старомодные одежды, привычки... Кстати, рабство уже отменили, да? Жаль. Discovery Horror: Если бы вы снимали фильм о вампирах, каким бы он был? Владислав: Я бы снял все по правде. Дескать, встаешь по будильнику из гроба - и до самого рассвета. К черту сопливые сюжеты! У каждого из нас есть свои любовные истории, но цедить из них деланную драму? Нет! Вот Полански знает толк, словно он один из наших. Его «Бал вампиров» прямо не в бровь, а в клык [смеется]. Все как есть показал. Как комедия? Серьезно? Не знал. Ах да, о моем гипотетическом фильме. Вообще нам даже грим не нужен. Я вылитый Дракула, ну, который нормальный, с гравюр. Виаго сойдет за тех... про которых Энн Райс пишет. Как-как вы их сегодня называете? «Метросексуалы»? Сам себя он «денди» величает. А Петир вроде как даже у Мурнау снимался. Дикон? К черту Дикона! Он еще слишком молод для большого кино. Дикон, 183 года: В основном мы шатаемся по ночным клубам, дразним блохастиков [оборотней. - прим. DH] и, разумеется, ищем новых жертв. И знаете, на деле питание выглядит не так клево, как в кино. Красавчик-кровосос эротично прокусывает шейку, и все дела. А так попадешь не в ту артерию - кровищи будет, фе-е. В общем, не верьте киношникам, они все врут. Напоследок мы решили задать несколько вопросов старейшему из четырех вампиров - Петиру. Discovery Horror: Петир, вам восемь тысяч лет, вы наверняка успели застать Вавилон. Как вы относитесь к локализа... Не-е-ет! (Филипп Вуячич, «КГ»)

Новая Зеландия возвращает себе репутацию одного из мировых центров мокьюментари, которую она заслужила в середине 90-х благодаря «Забытому серебру» Питера Джексона и Косты Боутса - одному из лучших образцов жанра и уж точно лучшему фильму Джексона. Однако если «Забытое серебро» имитировало архивную работу с документами, покушаясь на создание археологии кино, то «Реальные упыри» пожинают плоды на ниве документального репортажа в режиме реального времени, транслируя феерический видеоотчет из вампирской коммуналки. Собственно, в оригинале фильм называется, не в пример откровенно вульгарному российскому заголовку, весьма элегантно: What We Do in the Shadows, то есть «Что мы делаем в тени», или «Что мы делаем в сумерках», или «Что мы делаем в темноте». «Делание» происходит в Веллингтоне, как выясняется - столице Юго-Восточного Заупырья, где некие неустановленные и не предъявленные публике операторы ведут репортаж о повседневном быте сначала четырех, затем пяти разно- и острохарактерных вампиров, старшему из которых восемь тысяч лет, а младшего укусили прямо на глазах у зрителя. Тайка Вайтити и Джемейн Клемент, чрезвычайно известный у себя на родине комедийный дуэт, - режиссеры, сценаристы и исполнители главных ролей в What We Do in the Shadows - хлестко проходятся по всем носфератским штампам, умудряясь при этом не уйти в сатиру, а сохранить незабываемо обаятельную лирическую интонацию. Фильм, заканчивающийся песней Шнурова, начинается с долгого выяснения вопроса, кто будет мыть заляпанную кровью посуду, не мытую уже пять лет, и кто наконец подметет пол. Один из персонажей робко замечает, что он как бы подмел пол - неким мужиком, которого тащил по коридору после кусания в шею. Прения о мытье посуды и сухой уборке перерастают в разбирательство о необходимости подстилания газет под гостей, у коих брызжут артерии, пачкая пол и диваны. Попутно выясняются биографии главных героев (один из них, по имени Владислав, - не кто иной, как Влад Дракула), всплывает неразрешимая проблема: не попасть в ночные клубы (вампир не может никуда войти без приглашения), начинаются словесные перепалки с гуляющими неподалеку оборотнями - простыми, рабочими парнями, тусующимися на районе. Уличные конфликты сменяются препирательствами с прислуживающей вампирам смертной, своего рода соцработником, которая относит в химчистку одежду с кровавыми пятнами и выполняет разные иные нехитрые поручения - в надежде быть вскоре укушенной и обрести бессмертие, а пока нудно жалуется на сексизм и неисполнение обязательств со стороны работодателя. Постепенно вокруг импровизированного реалити-шоу выстраивается целая драматургия: нехорошая квартира обрастает новыми жильцами, постоянными посетителями, а также незваными гостями - полицейскими, пришедшими по жалобе соседей на периодически раздающиеся вопли, и даже охотником на вампиров, умудряющимся залезть в дом и наделать весьма членовредительского шороху. Дело уверенно движется к праздничной, многофигурной развязке, а в кинематографе меж тем возникает новый поджанр (вампирепортаж), исходный новозеландский образец которого явно будет вскоре не единожды клонирован и в сатирическом, и в мягко-ироническом, и в совсем недошуточном ключе. (Сергей Терновский, «Киноафиша»)

Простое счастье кровопийц. В прокат выходит мокьюментари про жизнь вампиров из Новой Зеландии в XXI веке - пожалуй, самый смешной фильм прошлого года. В новозеландском Веллингтоне, в небольшом обветшалом доме, сохранившем остатки былого великолепия, живут четверо соседей - один совсем старенький, ему 8000 лет, и он в основном спит в подвале в полной темноте, остальные трое - помоложе, они любят веселиться, живут довольно бурной жизнью и беспрестанно препираются по какому-нибудь поводу. Все четверо - вампиры, и бытовые проблемы у них в связи с этим достаточно своеобразные - отмывать кровь с антикварных диванов и одежды труднее, чем что бы то ни было, это даже простым людям известно. Так или иначе эта непростая особенность Владислава, Дикона и Вьяго не останавливает - как могут, они развлекаются, общаются со всеми, с кем можно и с кем нельзя, дерутся с вервольфами, ходят на вечеринки для вампиров и для простых людей и вообще проводят время как нормальные человеческие бездельники. В вампирской комедии, снятой на собранные краудфандингом деньги Тайкой Вайтити и Джемейном Клементом, создателями "Полета Конкордов", все как в жизни: герои веселятся, спорят, наряжаются, позируют для фотографий (правда, пересматривают их потом с ностальгией, которую человеку представить трудно: "а вот мы 200 лет назад, а вот - 150, о, это было весело!"), ходят в клубы, что тоже проблема, потому что войти они могут только по приглашению, страдают от того, что по ночам все закрыто, а солнечный свет для них смертелен. Более того, это мокьюментари - вампиры то и дело обращаются с экрана напрямую к зрителю, рассказывают в камеру о своей вечной жизни, действие стремительно переходит от одной сценки к другой. Джемейн Клемент - пожалуй, самый известный новозеландский комик сегодня, половина комического дуэта "Полет Конкордов", где каждая песня - хит, а шутят смешно, но, к сожалению, через раз. В "Реальных упырях" (не стоит обращать внимание на чудовищное локализированное название - в оригинале они называются "Чем мы занимаемся в тени?") структура в принципе та же - только если герои "Конкордов" были бездельниками, которые хотели стать великими музыкантами и прославиться, то тут Клемент оставляет в центре действия простые человеческие проблемы, но переносит их в фантазийную плоскость. И это работает - кажется, даже лучше, чем в случае с музыкальными приключениями раздолбаев в Америке. Почему же "Реальные упыри" так попали в нерв сегодняшнего дня? По двум очень простым причинам, которые в вампирском жанре очень мало кому приходило в голову совместить: здесь все смешно и все по-настоящему. Все окупает общий градус идиотизма и верность избранной концепции: вампиры, как это ни странно, тоже люди - им надо платить за интернет и квартиру, разобраться, как выжить в XXI веке и как приводить себя в порядок, если не отражаешься в зеркале, они искренне переживают, когда кто-то из них умирает, а война между одним из вампиров и его бывшей любовницей не очень-то и гиперболизирована по сравнению с любой житейской мелодрамой. Это совсем непритязательный и - как редко бывает с вампирским кино - совсем не многозначительный фильм с россыпью по большей части очень глупых и от этого всегда удачных шуток, в котором вампиры в какой-то степени оказываются сатирой на избалованное общество кидалтов, а не утонченными и притягательными декадентами. (Анна Сотникова, «Коммерсантъ Weekend»)

Дневники вампира. Представьте себе, что будет, если в одном помещении соберутся три нестандартных личности: Виаго - молодой педантичный денди и блюститель чистоты, носящий изысканные костюмы XVIII века; Дикон - нахальный малый и выскочка, бывший нацист, любимым занятием которого является вязание; Владислав - средневековый мачо, обладатель густого баса и шевелюры, обожающий мучить людей. Да, получится настоящий ситком, приправленный изрядной долей фарса! Но самое главное, что все три приятеля - вампиры. Они спят в гробах, смотрят на восход солнца по компьютеру, спорят о том, почему никто не мыл посуду последние пять лет, играют на средневековых балалайках и размышляют о том, что неплохо было бы завести рабов. Ночью эти старомодные, неряшливо одетые мужчины бродят по Веллингтону в надежде получить приглашение в ночной клуб (а без этого вампир не вправе войти в помещение) и выискивают среди населения жертв, в чем им помогает женщина-слуга, жаждущая обрести бессмертие. Есть в доме и еще один вампир, самый древний, который никуда не выходит и чей облик до боли напоминает знаменитого графа Орлока. Все вместе они пытаются выжить в наступающем по всем фронтам XXI веке. Как ни странно, ближайшим фильмом, который приходит на ум после просмотра «Реальных упырей», являются вовсе не низкосортная пародия «Вампирский засос» или макабрическая готика, вроде «Мрачных теней», а кассовый хит трехлетней давности «Хроника», в котором три школьных друга обнаруживали в себе супер-способности после соприкосновения с упавшим метеоритом. Подобно ленте Джоша Трэнка, «Реальные упыри» выполнены в жанре мокьюментари и практически от первого лица рассказывают о том, каково быть «не таким, как все» в современном мире, но, в отличие от серьезной «Хроники», делают это с юмором. Бытовые проблемы вампирского существования, тяготы соседской жизни и неуклюжие попытки идти в ногу со временем - вот главные темы картины, которые делают ее похожей на сериал «Друзья», приправленный первоклассным киноманским стебом над вампирской тематикой. И, несмотря на то, что выбранный предмет обсуждения многим зрителям успел поднадоесть (спасибо «Сумеркам»), создатели ленты Джемейн Клемент и Тайка Вайтити, по совместительству играющие две главные роли, умудрились найти свежий и оригинальный подход к вроде бы безнадежно потерянному сегменту кинематографа. Единственный, но существенный минус фильма в том, что он не довольствуется своей скромной, но интригующей историей о мытарствах группы вампиров в современном мире и ближе к финалу вырастает до масштабной по количеству появляющихся на экране существ картины: тут вам и зомби, и оборотни, и ведьмы. Режиссеры всячески пытаются выйти за рамки малобюджетного кино и создать полноценный загробный мир, своеобразный новозеландский андеграунд, полный нежити, оставаясь при этом такими же смешными. Однако этот кусок оказывается им не по зубам: шуток на всех мертвецов, увы, не хватает, и вместо того, чтобы прогрессировать, в большинстве массовых сцен по части юмора фильм пробуксовывает. Вместе с тем среди забавных и не очень гэгов и уморительных отсылок к классике жанра (преимущественно тут глумятся над «Носферату») в ленте находится место и для серьезных мыслей. В конце концов, быть вампиром - значит не только существовать вечно и уметь превращаться в летучую мышь, но и «смотреть, как все вокруг тебя умирают». Оказывается, глубоко внутри вампиры тоже испытывают чувства. И вот за это очеловечивание традиционно бесстрастных существ авторам хочется сказать отдельное спасибо. (Андрей Писков, «Filmz.ru»)

«Реальные упыри»: жизнь вампиров без прикрас. Тематика нечистой силы всегда была, есть и будет актуальной. Ничто не привлекается внимания, как нечто ненормальное, отклоняющееся и отличающееся от обыденности. Многие художники, писатели не раз изображали в своих творениях разного рода нечисть. Время идет, искусство развивается, меняется, но мистика остается неизменной. С появлением кинематографа появилась возможность показывать, визуализировать, придавать реалистичность вампирам, оборотням и прочим пугающим существам. Об этом свидетельствуют такие фильмы как «Вампир: Сон Алена Грея» (1932), «Носферату: Симфония ужаса» (1922) и «Франкенштейн» (1931). Несмотря на все многообразие монстров, вампиры являются самыми популярными. Есть просмотреть статистику, то фильмов про клыкастых существ, обожающих человеческую кровь, обнаружится в разы больше фильмов с участием, например, зомби или оборотней. Вампиров боялись («Дракула», 1931), жалели («Дракула», 1992), любили («Сумерки», 2008), высмеивали («Вампирский засос», 2010), ими восхищались («Интервью с вампиром», 1994). Некоторые же сами хотели стать вампирами и жить вечно. Новозеландские постановщики Тайка Вайтити и Джеймен Клемент, которые к тому же исполнили в фильме одни из ведущих ролей, решили рискнуть и показать, чем же на самом деле занимаются вампиры в настоящее время, сняв псевдодокументальный фильм «Реальные Упыри». Жанр мокьюментари придает фильмам правдоподобную окраску реалистичности. Самыми популярными проектами в этом жанре являются «Паранормальное явление» (2007), «Ведьма из Блэр: Курсовая с того света» (1999), «Патруль» (2012). Более точный перевод этой «упырской» комедии звучит по-другому: «Что мы делаем в тени». Но, чтобы привлечь внимание зрителей к этой картине, российские прокатчики дали ей другое название, вероятно, ссылаясь на стилистическую схожесть с «Реальными пацанами». Идея фильма абсурдна, но именно эта абсурдность вызывает интерес. После просмотра вспомнился такой же необычный фильм. «Человек кусает собаку» (1992) - комедийный фильм, тоже снятый в псевдодокументальном стиле, в котором группа репортеров следит за жизнью серийного маньяка. За несколько месяцев до начала «Маскарада Нечисти», скрытое от лишних глаз секретное общество решает дать своеобразное интервью новозеландской кинематографической группе. Это общество состоит из четырех вампиров: Виаго, Владислава, Дикона и Петра, который является самым древним вампиром (ему 8000 лет). Все четверо живут в одном доме. Спят днем, пробуждаются вечером. Сталкиваются, как и обыкновенные люди, с разными бытовыми проблемами: от мытья посуды, до полной чистки дома. Но у вампиров есть свои особые проблемы: они не могут есть обычную пищу, заходить в клубы без приглашения, посмотреть на себя в зеркало. У них есть помощница по имени Джеки, которая является связующим звеном между вампирами и людьми, так как сама она смертная женщина, которая желает стать вампиром. Она находит жертв, тщательно отбирая их, чтобы угодить гурманским предпочтениям своих кровососущих хозяев. Но случайное стечение обстоятельств добавляет в ряды вампиров новенького, который сначала удивляется приобретенным способностям, потом радуется и в итоге разочаровывается в них, так как не может получать те удовольствия от жизни, которые получал, будучи человеком. На первый взгляд может показаться, что документальная реалистичность фильма может привести в уныние, но это далеко не так. Именно документалистика помогает «вампирскому» жанру выйти на новый уровень. Уморительная и остроумная комедия порадует зрителей своей злободневностью, необычностью и тонким черным юмором. (Владимир Гузов, «365»)

Реальность кусается. Российские, американские и интернациональные премьеры нашего проката столкнулись с весьма необычным «соседом по экрану» - независимым фильмом из Новой Зеландии. Давайте честно спросим себя: что нам известно о Новой Зеландии? Пожалуй, только то, что она находится где-то далеко и то, что там снимали «Властелина колец» и «Хоббита». Может быть, именно факт малой осведомленности остального мира о двух островах, омываемых Тасмановым морем (третий полезный факт о Новой Зеландии), и развязал создателям картины руки. И они сняли фильм о том, как в Новой Зеландии живут простые... вампиры. Оригинальное название картины - What we do in the shadows (дословно - «Чем мы занимаемся в темноте»). Отечественные прокатчики опрометчиво назвали картину «Реальные упыри» - согласитесь, звучит не так романтично и интригующе. Однако логика в этом названии все же присутствует: достаточно вспомнить популярное отечественное телешоу «Реальные пацаны», сделанное в жанре мокьюментари (то есть игровая картина, маскирующаяся под документальное кино). И «Реальные пацаны», и «Реальные упыри» глобально рассказывают об одном: о жизни некоей социальной группы. И если в первом случае это пермские парни, покоряющие Москву, то во втором - вампиры, покоряющие Веллингтон (четвертый полезный факт о Новой Зеландии). Виаго (Тайка Вайтити), Дикон (Джонатан Бруг) и Владислав (Джемейн Клемент) живут вместе. Они - вампиры. Они умеют летать, превращаться в разных животных и гипнотизировать людей. Они пьют кровь, спят в гробах и боятся солнечного света. Но помимо этого они спорят о том, чья очередь мыть посуду и пылесосить, в какой клуб им сегодня пойти и стоит ли застилать диван газетой, чтобы не запачкать его кровью жертвы. Режиссеры Джемейн Клемент и Тайка Вайтити приглашают зрителя в ту самую тень, о которой говорится в названии, чтобы он окунулся в быт (да-да, именно быт!) вампиров. Мы узнаем о том, что вампиры смотрят восход солнца на YouTube; что им тяжело выбирать одежду, потому что они не отражаются в зеркале, и что они тоже плачут... Действительно, весь юмор фильма основан на быте - ведь бессмертные вампиры вынуждены жить в мире смертных. И - соответственно - вынуждены сталкиваться с теми же проблемами. Этот фильм нельзя описывать словами, вроде «абсурд» или «трэш». Наоборот: все сработано настолько четко, что действительно веришь в реальность этой истории. Порой кажется, что можно зайти в Facebook, найти там всех троих и добавить в друзья. Каждый герой наделен уникальными качествами: Виаго - денди и педант, Дикон - мачо и альфа-самец, а Владислав последнюю сотню лет больше всего боится встречи с бывшей девушкой. Непохожесть героев друг на друга рождает поток нелепых ситуаций, которые складываются в их сумасшедшую жизнь под одной крышей. И парадокс этого фильма в том, что вампиры получаются человечнее, чем многие люди! «Реальные упыри» заставляют задуматься, насколько мокьюментари - поразительный жанр. Фактически, он не накладывает никаких ограничений - это такая квинтэссенция постмодернизма, такая «игра кино с самим собой». Режиссеры взяли столь популярную в последнее время вампирскую тему («Сумерки», «Выживут только любовники», «Мрачные тени») и «проехались» по ней своим безбашенным юмором. Чего стоит герой Петер (Бен Френшам) - 8000-летний вампир, живущий в подвале и поразительно напоминающий Носферату Вильгельма Мурнау. При этом все каноны документального кино налицо: съемка без штатива, погони с подпрыгивающей камерой, интервью героев и съемки смены дня и ночи в режиме таймлапс. Оценки. Для глаз: 9. Для ума: 9. Для сердца: 10. Вердикт: Здесь есть все для того, чтобы фильм мог похвастаться гордым званием «Независимое кино»: странные персонажи, смесь жанров, киноцитаты и - конечно же! - ни с чем не сравнимый юмор и акценты главных героев. Средний балл: 9.3/10. (Софья Скалдина, «Lumiere»)

Сегодня, когда «Форсаж 7» вот-вот достигнет миллиардных мировых сборов, а любители кино заняты обсуждением новости о снятии с российского проката фильма «Номер 44» с Томом Харди и Гэри Олдманом, на наши экраны тихонько выходит новозеландская авторская мокьюментари-комедия What We Do in the Shadows, название которой специально для российского зрителя было локализовано как «Реальные упыри». Только на протяжении 2014-го года картина успела принять участие в конкурсах кинофестивалей США, Канады, Германии, Австралии, Чехии, Швейцарии, Швеции, Норвегии, Финляндии, Польши и т.д. В качестве основных героев фильма выступают вампиры, проживающие под одной крышей в городе Веллингтон: романтик Виаго, отличающийся некоторой мягкотелостью, Владислав, в прошлом питавший слабость к пыткам, несколько самовлюбленный Дикон, старательно избегающий мытья посуды на протяжении последних пяти лет, а также старый Петир, который в основном скучает в каменном склепе (ему 8 тысяч лет и уж наверняка он подустал жить). Согласно сюжету, в преддверие ежегодного слета новозеландской нечисти в гости к друзьям приезжает съемочная группа. В серии коротких интервью вампиры с радостью делятся подробностями своей жизни, в компании операторов занимаются повседневными делами, выходят на променад, охотятся на людей, а также ежеминутно попадают в глупые ситуации. События фильма даже разделены на привычные три акта с затемнениями (пусть и несколько искусственно), но все же сюжет задвинут на второй план: он здесь для того, чтобы скрепить между собой абсурдно-уморительные скетчи, раскрывающие перед зрителем всю трудность вампирского существования (и сосуществования), омраченного тем, что кровососам приходится исполнять кучу разных обременительных ритуалов. Имеющие ситкомовское прошлое, создатели комедии Джемейн Клемент и Тайка Вайтити, которых можно увидеть в фильме в ролях Владислава и Виаго, рассмотрели с комической точки зрения множество стереотипов о самых известных представителях европейского фольклора. Как со вкусом подобрать наряд на вечеринку, если ты не отражаешься в зеркале? Как куда-то войти, если тебя обязательно должны туда пригласить? Трудно быть вампиром - они, словно невротики, вынуждены не наступать на слишком большое количество трещин на асфальте. Вся их жизнь, по версии авторов, только и состоит в избегании таких трещин. Культовый псевдодокументальный британский телесериал «Офис», как и его американский собрат, к которым этот фильм, конечно, отсылает нас в первую очередь, предлагали окунуться в повседневную жизнь рядового офиса. А вот рейтинговое же российское шоу «Реальные пацаны», исполненное в жанре мокьюментари, знакомит зрителя с проблемами обособленного мира так называемых гопников (как вы понимаете, наши прокатчики неспроста присвоили What We Do in the Shadows наименование «Реальные упыри» - некоей извращенной логикой они все же в этот раз руководствовались). Новозеландцы действуют по тому же принципу: предлагают взглянуть через объектив камеры на закрытый вампирский универсум. Виаго, Владиславу, Дикону и Петиру не удалось ассимилироваться с прочими жителями Новой Зеландии. Под крышей своего дома они образовали закрытый мирок, где ревностно сохраняют вычурную культуру своего народа. И нам ли, что пару лет назад были свидетелями преследования авторов сатирической сказки «Жид-вампир», не понять, что Клемент и Вайтити вовсю шутят над стереотипами о еврейской общине, находясь в рамках вампирского дискурса? А шутят они очень и очень здорово, талантливо соединив в пространстве фильма киноманские реверансы в сторону как классики жанра ужасов, так и одной известной в сугубо узких кругах вампирской саги; не снижая планки на протяжении полутора часов, штучно отмеряя количество шуток ниже пояса. What We Do in the Shadows - событие в мире арт-хауса. Давно не было так смешно. Оценка: 80/100. (Максим Генинг, «Age of Geeks»)

Кушать подано. Несмотря на железобетонный перевод (оригинальное название предполагает поэтическую таинственность), эта изящная комедия вызовет скорее уютную иронию - теплую как первый глоток коньяка, чем гомерический хохот обильных застолий. Реальные зрители здесь не дождутся особых спецэффектов или пожирающего сердца сладострастия. Вампиры современного мира больше не обитают в старинных замках, не держат прислугу и не позируют для популярных гравюр и дагерротипов. Они держатся скромно, едят мало и стараются не привлекать лишнего внимания. Однако для команды документалистов, снимающих программу о монстрах накануне Маскарада нечисти, они сделали исключение. Идущие в ногу со временем кровопийцы устроили скромный холостяцкий притон в большом доме, где у каждого чудовища свой темный шкаф, винтажный гроб или подвал со встроенным склепом. Дождавшись первых сумерек, они просыпаются и зевая плетутся на кухню, где можно обсудить насущный быт бессмертных, удивительно похожий на наш: вымыть годами копившуюся посуду, завести рабов или не забывать стелить газетку, когда собираешься прокусить чью-то артерию на белоснежном диване в гостиной. События не собраны в сюжетный пучок, а разбросаны тут и там как попало. Не стоит ждать суровых размышлений о любви и вечности, которые так часто запихивают в подростковые мелодрамы, но, к счастью, это и не очередная пародия. В конце концов, настало время обыкновенных людей - герои уже надоели, все смотрят сериалы про самих себя и читают блоги, где закономерно ничего не происходит. Инстаграм есть даже у нарисованных Питера Гриффина и инопланетянина Роджера, Нога Анджелины Джоли все еще популярна в Твиттере, идеи и явления отдыхают от главных своих функций и все чаще отправляются в отпуск. Неприкаянные вампиры тоже в тренде. Нормкор во всей красе. - Бывает, укусишь кого-то, а потом смотришь: о, симпатичные брючки! Например, Вьяго (379 лет) - самый воспитанный из четырех, носит шейные платки с брошью, немного застенчив, был несчастно влюблен в девушку, которая теперь коротает свой век в доме престарелых. Играет на дудочке. Или Дикон (183 года) - молодой, бунтующий вампир из народа. Уверен в собственной неотразимости, исполняет эротические восточные танцы для друзей, не любит мыть посуду. А вот Владислав (862 года) - средневековый вампир, раньше увлекался мучением людей и особенно любил тыкать в них разными приспособлениями, имеет душевную травму романтического происхождения (возлюбленная посадила его на кол и беспощадно бросила). И наконец Петер (8000 лет) - молчалив и не очень любит покидать свой склеп, о нем мало что можно рассказать - интроверты есть почти в каждой компании. Как и большинство из нас, они не делают ничего особенного: гуляют, общаются, иногда ругаются по мелочам или покупают столик в интернете. Самое главное тут - не последовательность событий, а возможность наблюдать и подглядывать. - Мой образ называется «Мертвый, но аппетитный». Сложно сказать, что именно здесь смешно и интересно: кривое отражение нашей жизни, обаятельные герои или забавные ситуации, в которые они неизбежно попадают. Юмор часто необъясним, а слишком подробный анализ может оставить от легкой комедии прохладный труп. Несмотря на псевдодокументальную кособокость, образы вампиров хорошо продуманы и сыграны с небрежным остроумием. Особенно нужно отметить на редкость удачный дубляж - у каждого упыря своя отличительная манера говорить и сочный акцент. Средневековые картинки про ужасы грешной жизни убедительно дополняют биографическую справку. Постепенный отказ от традиционной истории и жесткой структуры (большая часть отснятого материала была актерским экспромтом) - закономерный этап развития искусства в обществе потребления. Документальное кино уже теснит игровое, онлайн-шоу, где люди просто едят перед камерой или занимаются сексом, набирают популярность. На первый план выходит просто факт существования, а не искусно разыгранная подделка. Самые хитрые и талантливые объединяют приемы и создают мутантов, способных бороться за зрительское внимание даже с непобедимыми котиками. Кровососы, которые едут кутить в клуб на автобусе, - тому прекрасный пример. Используя опыт сверхпопулярных кулинарных программ, вампиры-обыватели помогают нам совершить сложный мировоззренческий скачок и почувствовать себя тем, чем мы были всегда - продуктом ненасытной культуры. К счастью, подобные видения возникают только если пересмотреть фильм раз десять. В рекомендуемых дозах будет просто смешно. (Матвей Меркулов, «Рабкор.ру»)

Гениальная вампирская комедия из Новой Зеландии. В 6 часов вечера звонит будильник и из гроба поднимается Виаго (Вайтити), закутанный в плащ молодой мужчина с романтическими бачками и слегка натужной улыбкой, обнажающей развитые резцы. Виаго 379 лет, как сообщает титр. Убедившись, что за окном темно, он отправляется будить своих соседей. Дикон (Бруг) спит в шкафу вниз головой, в комнатке у Владислава (Клемент) происходит отвратительная оргия. Четвертый жилец, Питер (Франшам), большую часть времени проводит в подвале за могильной плитой, но оно и к лучшему. После неприятного коммунального собрания (Дикон уже пять лет не мыл посуду, хотя это входит в его обязанности), герои представляются подробнее. Дело происходит в Веллингтоне, столице Новой Зеландии. Вампиры эмигрировали туда из Европы - каждый по собственным обстоятельствам: Виаго, скажем, последовал за любовью (которая сейчас в доме престарелых), а Дикон, самый молодой из компании, бежал после Второй мировой, поскольку он был вампиром-нацистом. Этот чудесный фильм сняли Тайка Вайтити и Джемейн Клемент (т.е., собственно, Виаго и Владислав), дуэт новозеландских комиков широкого профиля, очень популярный у себя на родине. Они выступают с концертами, снимают сериалы и иногда выезжают на небольшие странные роли в Голливуд: Вайтити играл, скажем, в «Зеленом фонаре», а Клемент, например, изображал Бориса Животное в последних «Людях в черном». Вайтити еще поставил как режиссер сентиментальную комедию «Бой», самый кассовый в местном прокате новозеландский фильм всех времен (копродукции с Америкой, естественно, не считаются). «Упыри» сделаны в жанре мокьюментари - пародии не столько даже на документальный фильм, сколько на телевизионное реалити-шоу: пара операторов ходит за героями по дому и по городу и иногда записывает на камеру их монологи. Авторы не слишком следят за чистотой жанра, да и вообще не очень часто вспоминают о формате. Но он дает им огромную фору, позволяя не тратить силы на полировку шероховатостей, на монтажный ритм и прочую головную боль обычного кино, и максимально сокращает дистанцию между камерой и актерами. Что получается особенно смешно ввиду постоянного трения между тривиальностью приема и экзотичностью материала. По сути это набор скетчей, но собранный с таким мастерством (даже спецэффекты выглядят вполне прилично), что это быстро перестаешь замечать: в истории, которая как бы ни про что, выстраивается полноценная драматургия. Вампирская коммуналка обрастает внутренними конфликтами и дополнительными персонажами. Недоеденный ужин, который сам превращается в вампира, да еще приводит с собой приятеля, румяного сисадмина. Женщина, которая помогает упырям по хозяйству в обмен на обещание вечной жизни, а потом становится яростным борцом с сексизмом. Конкурирующая банда оборотней - ребята пролетарского типа, которые бесят декадентов-вампиров своими привычками и особенно запахом. Десятки вампирских комедий, от раннего Поланского до позднего Бертона (через уйму дешевого барахла 70-80-х), страдали от невозможности растянуть нехитрую, в общем, шутку на полный метр - ко второму часу они почти неизменно начинали топтаться на месте. Авторы «Упырей» каким-то чудом шутят по десять раз в минуту и при этом только разгоняются - весь фильм кажется, что за кадром осталось что-то не менее смешное. Возможно, секрет в том, что они не стремятся спародировать все фильмы, которые вспомнят, - тут есть положенные отсылки, от «Носферату» до «Сумерек», но они даны скороговоркой и очевидно второстепенны. Вайтити с Клементом скорее идут по пути Джармуша в «Выживут только любовники»: пытаются представить, каково бессмертному кровососу в XXI веке, да еще в провинциальной дыре (однажды герои отправляются на бал нечисти в Собор отчаяния, который оказывается боулинг-клубом). И понимают, что вместо изысканной меланхолии он вправе испытывать нормальные человеческие чувства. Дома антисанитария - лужи крови, позвоночники валяются. Соседи жалуются в полицию на вопли. В клубах тоска - да туда еще и не попасть. Гардероб явно вышел из моды. Собственные и чужие хобби - один лепит горшки, другой танцует эротические танцы в кожаных штанах - давно осточертели. Некоторое оживление вносит появление в доме интернета, но тоже ненадолго. Словом, это наконец-то вампиры, которым можно искренне посочувствовать - а значит, их можно и полюбить. Вдобавок они не забыли свои восточноевропейские корни - иначе, пожалуй, трудно объяснить, почему фильм с другой стороны глобуса кончается старой песней группы «Ленинград». (Станислав Зельвенский, «Афиша»)

Реальные упыри - Веселье по-вампирски. Фильмов на вампирскую тематику в последние годы снимали много. Очень много. Были и культовые для определенной аудитории «Сумерки», и артхаусная любовная драма «Выживут только любовники», и возвращение к самым истокам в новом «Дракуле». Всем уже стало понятно, что тема изжила себя, однако парочке чудаков из Новой Зеландии удалось сделать что-то действительно свежее и оригинальное, совершив настоящую революцию не только в жанре фильмов про вампиров, но и в псевдодокументальном кино. Джемейн Клемент и Тайка Вайтити - известные у себя на родине ребята. Первый является участником популярного комедийно-музыкального дуэта Flight of the Conchords, а второй даже как-то получил номинацию на «Оскар» за короткометражный фильм «Две машины, одна ночь», но для нашего зрителя картина What We Do In The Shadows (об адаптации названия чуть позже) стала первым полноценным знакомством с их творчеством. В центре повествования Виаго, Дикон, Владислав и Питер, четверо классических вампиров. Они живут в старом доме в пригороде Веллингтона и вынуждены ежедневно испытывать на себе плюсы и минусы совместного проживания и решать различные бытовые проблемы, начиная от мытья пять лет валяющейся в раковине посуды и заляпанного кровью дивана, заканчивая банальной установкой пожарного извещателя. При этом они стараются держаться в тени и не контактировать с обычными людьми (только если они не выступают в роли закуски). Но однажды вымышленной группе новозеландских кинодокументалистов удалось провести несколько дней с вампирами и снять фильм об их повседневной жизни. Собственно, сами вампиры являются главной фишкой фильма. Виаго (Тайка Вайтити) - педантичный немец-денди из 19 века, Владислав (Джемейн Клемент) по прозвищу Тычок - граф из Трансильвании, гроза средневековья (отсылка к Дракуле), Дикон (Джонатан Бруг) - вампир-фашист, бывший участник секретной армии вампиров Гитлера, а Питер (Бен Френшам) - олдскульный упырь, который почти никогда не выбирается из своего склепа. Каждый из них по-своему уникален, имеет за плечами порой тысячелетнюю историю, которая также показывается в виде фотографий и средневековых фресок. К такой разношерстной компании просто невозможно не проникнуться симпатией уже после первой сцены с обсуждением домашних обязанностей. Вскоре к ним присоединяется Ник (Кори Гонсалес-Макуэр), который изначально должен был стать жертвой, но случайно был превращен Питером в вампира. И тут уже начинается конфликт поколений, ведь новичок знает о вампирах только по «Сумеркам» и не желает чтить вековые традиции. Юмор в картине строится на обыгрывании различных классических вампирских особенностей вроде отсутствия отражения в зеркале или невозможности войти в помещение, пока кто-нибудь не пригласит. Большинство гэгов основано именно на проблемах, возникающих у героев из-за этого в современном мире. Вообще, с юмором здесь подана каждая ситуация, каждый кадр, серьезных ситуаций попросту нет в фильме. И даже несмотря на то, что периодически кого-то жестоко убивают, смотрится это ни капли не мерзко, а наоборот, очень даже забавно. Кого-то может напрягать то, что в «Реальных упырях» нет целостности повествования и какого-то конкретного сюжета. Весь фильм является просто набором комичных ситуаций, которые возникают сами собой и порою не приводят к какому-то логическому завершению. Но в то же время это и делает фильм еще более привлекательным, позволяет зрителю погрузиться в атмосферу и, несмотря на полную нереалистичность и абсурдность происходящего на экране, даже на какое-то мгновение поверить, что это все происходит взаправду. К слову, Клемент и Вайтити так удачно выбрали формат повествования, что все минусы и недочеты не только не режут глаз, но порой и вовсе становятся плюсами. Хочется только порадоваться за режиссерский дуэт - оторвались по полной и реализовали все свои самые смелые задумки, а в итоге получилось в своем роде уникальное произведение, которое придется по вкусу самым разным категориям зрителей. В конце стоило бы упрекнуть российских локализаторов в очередном извращении над названиями фильмов. Как ни странно, делать этого даже не хочется, поскольку «Реальные упыри» - это один из немногих случаев, когда действительно можно понять, чем руководствовались прокатчики при адаптации названия. В самом деле, немногим захочется идти смотреть по всем параметрам сомнительное кино с ни о чем не говорящим оригинальным названием. «Новая Зеландия? Про вампиров? Ужастик какой-то, наверное... Да ну его, пойдем лучше на «Форсаж»». А вот возможная аналогия с популярным ситкомом «Реальные пацаны» с гораздо большей вероятностью позволит привлечь внимание массового зрителя к одной из лучших комедий 2014 года. 9/10. (Антон Коляго, «Котонавты»)

Невыносимая легкость небытия. Одновременно трогательно любительская и необыкновенно профессионально задуманная и исполненная картина о том, как вампиры справляются с прессингом современности. Задорно, весело, кроваво и бесконечно талантливо - настоящее киноманское удовольствие. В фильмах ужасов и старинных книгах нам рассказывают истинную правду - вампиры существуют! Им непросто, они вынуждены скрываться, искать пропитание и кандидатов на продолжение рода - в наше время эти задачи становятся все боле трудновыполнимыми. Группа документалистов знакомится с компанией вампиров, живущих в пригороде Веллингтона в Новой Зеландии. Вместе с вурдалаками операторы проводят несколько ночей, узнавая о происхождении, привычках и характерах своих героев. Упыри же ведут свою обычную жизнь - днем спят в гробах, ночью бродят по городу, ссорятся с оборотнями, конкурируют за чужое внимание и, конечно, пьют кровь. Они же реальные упыри! Питер Джексон о своими «Властелином Колец» и «Хоббитом» все последние пятнадцать лет убеждал нас, что новозеландская кинематография заключается только в рытье хоббичьих нор да рисовании компьютерных эффектов для больших голливудских проектов. На деле же все не так плохо, есть в Новой Зеландии ребята, у которых играет кровь, которые умеют с душой подойти к делу, которым по силам столкнуть в одном фильме несколько жанров и высечь яркую запоминающуюся искру. Мы говорим о создателях псевдодокументального комедийного хоррора, получившего в российском прокате название «Реальные упыри». На первый взгляд может показаться, что перед нами дебютанты, ведь с малобюджетных хорроров очень любят начинать молодые кинематографисты. Это не так, Джемейн Клемент и Тайка Вайтити, выступившие в «Упырях» режиссерами, сценаристами, продюсерами и исполнителями главных ролей, давно и весьма успешно работают в Голливуде. Клемент, например, гонял по экрану агентов Джея и Кея в образе Бориса в «Людях в черном 3», а Вайтити засветился в «Зеленом Фонаре» Мартина Кемпбелла. И вот вдруг приятели отправляются на родину и снимают кино, которое не похоже ни на что другое, раньше создававшееся в жанре. Похоже, это прозрение! В чем же оригинальность «Упырей»? В умелом сочетании нескольких кинематографических жанров, прежде всего. Фильм является одновременно псевдодокументальным репортажем, сильно напоминающим некогда популярные программы одного из российских телеканалов, в которых съемочные группы отправлялись к магам и колдунам понаблюдать за их жизнью и работой, добротным хоррором, где количеству пролитой крови в кадре может позавидовать средней руки слэшер, и гомерически смешной комедией, в которой штампы и ярлыки, развешанные на вампиров, демонстрируются с весьма необычных, скажем так, повседневных сторон. Последнее - безусловный плюс картины. Взять хотя бы быт вампиров, ведь мы привыкли к тому, что «дракулы» должны жить в мрачных замках. Герои фильма, объясняя свое общежитие нежеланием всю жизнь провести в одиночестве, живут в обычном доме в пригороде, ничем не примечательном, не обнесенном кладбищенскими крестами и не украшенном каменными горгульями. Вампирам тяжело жить в компании, никто из них не желает заниматься уборкой или мойкой посуды, а приглашение сторонних работников чревато очередным кровавым пиршеством. Сложно нечисти и ходить в рестораны или бары, ведь для того, чтобы войти в какое-то помещение, вампирам нужно приглашение. Так и слоняются вурдалаки по темным улицам Веллингтона, скорее напоминая не слишком трезвых психов, чем представляя смертельную опасность для зазевавшихся прохожих. Из-за невозможности жить жизнью обычных новозеландцев, а также в силу своего весьма почтенного возраста герои «репортажа» частенько попадают в нелепые ситуации, открывая для себя попутно внешний мир, сцена знакомства с Интернетом, например, чрезвычайно занятна. При этом юмор ни разу не заваливается в пошлость или, наоборот, ханжество, вампиры - это весело! Временами на экране, впрочем, начинается форменный фарс, но сделано это только для того, чтобы зритель не заскучал, не стал вглядываться в нелепые полеты на тросах или дешевые костюмы оборотней. Кстати, о дешевизне. Есть в фильме и вполне серьезная сцена с крутящейся комнатой, похожая на ту, что делал Нолан в «Начале». Вот и подумайте, так ли все глухо в Новой Зеландии с кинематографом. Сложно представить, на какие уловки теперь нужно будет пойти авторам вампирских фильмов, чтобы перетянуть одеяло с «Реальных упырей» на себя, - новозеландская картина вскрыла все архетипы, прошлась по всем главным фольклорным героям-вурдалакам, простебала все кровососные истории. Возможно, сами того не желая, «Упыри» и их авторы запустили новую эпоху в жанре, заложили новую точку отсчета, придали новое направление всему вампирскому эпосу. Главное, чтобы все это пошло на пользу, иначе вся кровь была пролита впустую. (Евгений Ухов, «Фильм.ру»)

Возможно, некоторые из вас при всей своей нелюбви к реалити-шоу все-таки имели несчастье заметить эпизод из какой-нибудь "Топ-модели по-американски", где дюжина девиц безостановочно обмусоливает, как Таниша обожгла лицо Жизель плойкой, Николь упала на дефиле, а Бриттани вообще ушла в другую комнату. То есть понятие имеете. Зато вы точно никогда не видели реалити-шоу, снимающееся по инициативе коммуны вампиров в их особняке. Трудности у ребят в общем мало отличаются от бед Таниши и Бриттани: они тоже обсуждают вопросы совместного житья, тоже помогают друг другу выбрать наряды для похода на вечеринку, тоже ошибаются и ссорятся, и у каждого свой характер и своя история. Идея пригласить съемочную группу принадлежит самому изящному вампиру - Виаго, ему 379 лет, он куртуазен, дружелюбен и любит расшитые камзолы, как носили при дворе Людовика XIV во времена его молодости. Он водит киношников по дому и знакомит с домочадцами. Дикону 183 года, он был мелким торговцем, который по нелепой случайности забрел со своими коробами в те самые владения Дракулы, что описывал Брэм Стокер. От старого Дикона в нем остались только еврейский акцент и любовь к вязанию, нынче же он одевается в кожу и гордится, что вампир - это вери секси. Владислав - брутальный западный славянин, ему 862 года. Виаго считает, что у Владислава характер так себе, "он ведь рос в средневековье". Похоже, Владислав - истинный прототип Дракулы, потому что славился в свое время изумительной жестокостью, похотливостью и привычкой рассаживать врагов по кольям. В доме есть еще один жилец: хтонический вампир Петир. Когда Виаго собирает друзей на кухне для хозяйственного совещания (на повестке распорядок темного времени суток, уборка дома и мытье посуды), он сразу извинительно сообщает всем: "Петир не придет на собрание, ему же восемь тысяч лет!" Петир живет в отдельном каменном шкафу и по старости уже плоховато соображает, а выглядит и вовсе хреново, но друзья все равно любят и уважают его. Ребята живут в городе Веллингтон, что в Новой Зеландии. В этом городе помимо них есть еще около 60 вампиров (среди них и дети-вампиры, промышляющие педофилами), несколько зомбаков и небольшая стая оборотней. Неотесанные оборотни, конечно, не упускают случая крикнуть вслед Виаго оскорбительную глупость наподобие "Граф Пидоракула!", а вампиры в ответ демонстративно зажимают носы и советуют друг другу не нахвататься блох. Но это не главное. В Веллингтоне проходит важнейшее событие: ежегодный бал-маскарад нечисти, куда приглашают всю местную теневую элиту, и где ребята раз в год могут нормально повеселиться и объявить о своих достижениях. Чтобы добавить своему клану популярности перед предстоящим событием, Виаго и нанимает съемочную группу, гарантировав ей безопасность во время съемок при условии наличия на шее у каждого оператора святого распятия. Должна заметить, что режиссеры фильма Джемейн Клемент (он же Владислав, он же Boris The Animal из "Людей в черном - 3") и Тайка Вайтити (он же Виаго) умудрились в относительно небольшом фильме раскрыть все тайны вампиров и заодно как следует угореть. Тайка как режиссер давно набил руку на подростковой теме, и, похоже, по его логике вечный вампир, законсервированный в возрасте обращения, по сути и есть тот же переросток, кидалт и подросток-дебил в одном флаконе. И, соответственно, трудности вампира очень напоминают подростковые проблемы, разве что без прыщей и без родителей. В их жизни существуют свои аутентичные плюсы и минусы. С одной стороны, когда умеешь летать, гораздо легче делать уборку: пылесосить гардины и верхние книжные полки. Если владеешь гипнозом, даже в самой катастрофической ситуации не составляет труда договориться с полицией. С другой стороны, ужасно неудобно наряжаться, когда не отражаешься в зеркале, особенно если ты модник. Стало очевидно, насколько сильно рядовой вампир зависит от своего тупого прислужника, и почему обещание сделать прислужника вампиром остается, как правило, не исполненным (потому что марку правильную надо на гроб клеить, идиот). Трудностей много, да. Но ребята не теряют оптимизма. Они используют свой дар внушения для веселого подшучивания над будущей едой, танцуют для друзей домашний эротический танец, и даже водят дружбу с человеком. Джемейн и Тайка взяли реалити-шоу, комедию о встрече выпускников и готический роман, хорошенько перемешали, наперчили, плеснули чуть кровушки и вдосталь дури, и отлично повеселились. В русском варианте фильм называется "Реальные упыри", что создает заведомо ложное впечатление. В веллингтонских вампирах, конечно, есть что-то от пермских гопников, особенно когда новообращенный вампир Ник шарится по городу, выкрикивая "Twili-ight!", но на этом сходство и заканчивается. Очень советую смотреть для смеха и шуток, и хочу выразить отдельную благодарность семейству Свешниковых, которые в полной мере разделили со мной любовь к этому фильму, став горячими поклонниками Виаго. Оценка: 5/5. (Юлия Ульяновская, ekranka.ru)

«Реальные упыри»: Как Джемейн Клемент и Тайка Вайтити сняли лучший вампирский фильм последних лет. «RS» поговорил с создателями псевдо-документального фильма о соседях-кровососах. Добро пожаловать в чисто мужскую коммуналку: гора грязной посуды в раковине, толстый слой пыли, покрывающий мебель... Несмотря на то, что интерьер жилища выполнен в готическом стиле, вокруг царит та самая холостяцкая атмосфера, которая появляется, когда четверо друзей снимают вместе жилье. А вот и сами обитатели квартиры: нервный Виаго, иногда устраивающий общие собрания в попытках навести в доме порядок, и его соседи: дамский угодник Влад, молодой бунтарь Дикон и самый старший из четверых - Петир, ведущий затворнический образ жизни. Странная компания, не правда ли? Но это вовсе не означает, что они не любят тусоваться по ночным клубам. Если, конечно, их туда приглашают. Дело в том, что четверо друзей - вампиры, а вампиры, как гласит старинное поверье, не могут входить в дом без приглашения. Также, за ними везде следует съемочная группа, документирующая все происходящее - например, их пассивно-агрессивные споры о том, кто будет отмывать квартиру от кровавых последствий вчерашнего ужина. «Реальные упыри» («What We Do In The Shadows») - это псевдо-документальная комедийная лента режиссерского дуэта Джемейна Клемента («Летучие Конкорды») и номинанта на премию «Оскар» Тайки Вайтити («Мальчик»). Джемейн и Тайка также являются исполнителями главных ролей в картине. «Обычно в псевдо-документальных комедиях речь идет о вполне реальных вещах. Взять, к примеру, «Победителей шоу» - отличный же фильм! - говорит Вайтити. - Но однажды у нас появилась идея снять документальную ленту о чем-то необычном и нереальном». Давние коллеги и друзья Клемент и Вайтити начинали вместе как комедийный дуэт Humourbeast на заре 2000-х годов. Позже Вайтити снял несколько эпизодов «Летучих Конкордов», а Клемент сыграл в его фильме 2007 года «Орел против акулы». Идея снять псевдо-документальную комедию появилась у них около десяти лет назад. Изначально главной темой фильма должно было стать вторжение пришельцев, но в итоге Джемейн и Тайка остановили свой выбор на вампирах. Вайтити сыграл в «Реальных упырях» романтичного зануду Виаго, а Клемент отлично подошел на роль горячего соблазнителя Влада, чей образ является неприкрытой иронией над сексуализацией персонажа графа Дракулы. В общем, идея друзей оказалась неожиданно удачной, несмотря на то что на ее осуществление ушло целых десять лет. У большинства людей слово «вампир» ассоциируется с графом Дракулой или Эдвардом Калленом, но у старомодных кровососов, из «Реальных упырей» мало общего с их сородичами из сериала «Настоящая кровь» или фильма «Сумерки». Виаго, Влад, Дикон и Петир - кучка уставших от банальности жизни неудачников, которые пытаются выглядеть крутыми. Другими словами, они такие же, как мы с вами. «Я думаю, что каждому из нас когда-либо приходилось участвовать в занудных спорах о том, чья очередь мыть посуду, - говорит Вайтити. - Многие сцены в фильме вдохновлены нашим собственным опытом студенческой жизни, когда нам было лет по двадцать». Иногда мы можем застигнуть кровососов за традиционным вампирским времяпрепровождением, но большая часть фильма посвящена детальному рассказу о том, чем они занимаются в повседневной жизни: смотрят реалити-шоу, разговаривают с друзьями в Skype, покупают барахло на eBay. «Люди привыкли видеть вампиров прекрасными сверхъестественными созданиями, - говорит Клемент. - Мы же пытаемся показать их «закулисную» жизнь». Клемент и Вайтити в «Реальных упырях» переворачивают с ног на голову не только традиционные представления о вампирах, но и другие клише хоррор-фильмов: например, местные оборотни оказываются интеллигентными и воспитанными ребятами, а зомби робко интересуется у человека: «А ты уже умер?». «В фильме много крови, но нашей целью было не напугать зрителей, а рассмешить, - говорит Клемент. - Мы не задумывали «Реальных упырей» как фильм ужасов - скорее, как комедию об ужасных вещах, которые люди обычно наблюдают в хоррорах». «Иногда мы просматривали отснятый материал и думали: «Да это уж точно никого не испугает!», - соглашается с ним Вайтити. - Так что будет большой удачей, если страшные моменты действительно покажутся вам страшными». Съемки фильма «Реальные упыри» проходили на родине Клемента и Вайтити, в Новой Зеландии, и заняли чуть больше пяти недель. Вероятно, поэтому картина наполнена довольно странным новозеландским юмором и сленгом. Хотя, может быть, своеобразное чувство юмора - это фирменный стиль Тайки и Джемейна, в котором неловкость всегда граничит с пафосом: первая половина фильма явно была вдохновлена их беспечной юностью и студенческой жизнью, а вторая - проблемами людей средних лет, вроде сожалений и утрат. «Обычно ты пишешь о том, что произошло с тобой за последнюю пару лет или о ценном опыте, который ты получил, - признается Клемент. - Проблемы дружбы и смерти, отношений и обид - это то, с чем все мы сталкиваемся, становясь старше». Затем они с Вайтити шутят о том, что за последнюю декаду постарели «больше, чем на десять лет», но повзрослели всего лишь на год. «Большую часть нашей жизни мы просто пытались понять, что происходит», - говорит Вайтити. Он имеет в виду кино, но ведь это ощущение хорошо знакомо многим людям. И, может быть, даже нескольким вампирам. (Сара Тибум, «Rolling Stone»)

Это "Сумерки" для реальных пацанов. - Отзыв кота Бублика. Дикон: Я думаю, что мы пьем кровь девственников, потому что это просто круто звучит. Владислав: Я на эту тему думаю так. Если ты собираешься съесть сэндвич, то тебя порадует знание о том, что его еще никто не трахал. - Диалог из фильма. Вьяго (Тайка Вайтити), Владислав (Джемейн Клемент) и Дикон (Джонатан Брух) - трое вампиров, живущих в столице Новой Зеландии Веллингтоне. Точнее, их четверо, потому что с ними живет еще и вампир Питер (Бен Френшам). Но Питеру под восемь тысяч лет, выглядит он неважно, поэтому его обычно не приглашают на традиционные собрания жильцов, проходящие на кухне. Вьяго - денди из XVII века, который и в XXI веке не изменил своим великосветским привычкам. Владислав - упырь из средних веков, приверженец традиционных ценностей: осиновые колы, инквизиция, оргии и много-много насилия. Дикон - совсем еще дитя, ему всего 183 года. Дикон был упырем-нацистом, и это некоторым образом отражается на его поведении: он такой вампир-бунтарь, хулиган. У Дикона есть помощница Джеки (Джеки ван Бик). Помощница она не слишком расторопная, но Дикон ей ничего не платит, отделываясь обещанием как-нибудь потом превратить Джеки в вампиршу. Как-то раз Джеки приводит в дом к вампирам своего бывшего по имени Ник. Ну, просто Дикон просил помощницу подкинуть им свежатинки, а у нее под рукой больше никого не было. Но Ника покусал Питер, и он тоже стал вампиром. Трем упырям не слишком хочется общаться с новообращенным, однако им приходится принять Ника в свою компанию, потому что он отлично адаптирован к XXI веку, не то что они. Тем более что Ник еще и приводит в дом отличного парня по имени Стю (Стюарт Рутерфорд), который работает айтишником и сетевым администратором в крупной компании, и Стю открывает вампирам мир Google, Facebook и прочего Интернета. Джемейн Клемент - участник комедийного дуэта из Новой Зеландии под названием Flight of the Conchords ("Полет Конкордов"). Вместе с Клементом в дуэте состоит Брэт Маккензи. Дуэт очень популярен не только в Новой Зеландии и Австралии, но еще в Великобритании и Штатах: Джемейн с Брэтом вели радиошоу на BBC, а в 2007 году на HBO вышел сериал Flight of the Conchords, где они играют вроде как самих себя - участников группы Flight of the Conchords, но только в сериале они - чертовы неудачники и группа их никому не известна. Сериал, кстати, показывали и по российскому телевидению на канале "2х2" под названием "Летучие Конкорды", причем песни дуэта там были адаптированы российской группой "Градусы". Я смотрел сериал в оригинале, не под градусами. Он слегка психоделический, но очень прикольный - посмотрел с удовольствием. Ребята очень забавные, а песенки - просто отличные. Кроме того, в сериале зажигает неистовая Кристен Шаал, играющая единственную фанатку ансамбля. (Кто смотрел сериал "Студия 30", тот помнит демоническую Хэйзел Вассернейм.) И еще там есть совершенно роскошный персонаж - Мюррей Хьюит, который работает мелким клерком в новозеландском посольстве, а в перерывах занимается продвижением группы - ну, то есть тем, что он считает продвижением. Мюррея играет Риз Дэрби. Один из шести режиссеров, работающих над этим сериалом, - Тайка Вайтити. Ну и в какой-то момент Тайка Вайтити вместе с Джемейном Клементом придумали идею фильма с реалити-шоу из жизни современных вампиров. Они написали сценарий этого фильма, стали продюсерами, поставили этот фильм и сыграли в нем главные роли. Что у них из этого получилось? По-моему, получилось просто отлично! Вся эта модная вампирья тема давно достала, все эти сумерки, другие миры и прочие мрачные тени. Их давно надо было продернуть - Клемент с Вайтити это сделали совершенно шикарно. Идея с реалити-шоу - замечательная: кажется, что ты действительно смотришь реалити-шоу о жизни слегка специфических, но совершенно обычных вурдалаков, которые несколько выпадают из нашего времени и пытаются с этим как-то справляться. Вайтити играет эдакого манерного вампира, напоминая об "Интервью с вампиром: вампирские хроники", говорит с очень забавным акцентом - типа немецкого и выглядит самым утонченным в этой компании. Клемент изображает Влада Дракулу, говорит с железобетонным славянским акцентом, и типаж у него получился более чем впечатляющий. Дикон, сыгранный Джонатаном Брухом, наименее колоритный из этой компании, но что с него взять - дитя еще, ему всего 183 года. Невероятно трогательно в этой компании смотрится вполне еще себе живой Стю, которого сыграл Стюарт Рутерфорд. Застенчивый айтишник и сетевой администратор, к тому же еще и девственник, но Стю очень нравится всей компании, поэтому никто из них не собирается его загрызть. А как они мужественно защищали Стю на балу всякой веллингтонской нечисти - это что-то с чем-то! Ну и Мюррей из сериала - Риз Дэрби - здесь тоже играет: предводителя группы оборотней, крутейшего альфа-самца. Кстати, многие вещи в фильме были построены на чистой импровизации: они отсняли порядка 120 часов киноматериалов и потом из этого монтировали фильм. Мне очень понравилось. Весело, забавно, отличная идея и более чем достойная реализация. Вот такие "Сумерки" мне нравятся. В России фильм прокатывался, причем ему сделали хороший дубляж: бережно сохранили все акценты, да и перевели, насколько я мог судить, очень качественно. Кстати, в торрентах гуляет еще двухголосый войсовер, с которым картину лучше не смотреть - это только портить себе все впечатление. Ну и сериал Flight of the Conchords, на мой взгляд, тоже можно посмотреть. Он очень специфический, даже как бы и неприметный, но чем-то очень цепляет. P. S. Оригинальное название переводится как "Что мы делаем в наших тенях", и тут содержатся отсылки к тому, что вампиры не выносят солнечного света и не отбрасывают тени. А "Реальные упыри" - очевидно, отсылка к "Реальным пацанам". Оценки по пятибалльной шкале. Зрелищность: 4. Актерская игра: 4+. Режиссерская работа: 5. Сценарий: 4. Кратко о фильме: очень забавно. Нужно ли смотреть: вполне можно. (Алекс Экслер)

Лишенные души герои комедии «Реальные упыри» целиком поглощены хозяйственными вопросами самого приземленного характера. Это мокьюментари, где в титрах на полном серьезе значится «Совет по документальному кинематографу Новой Зеландии», рассказывает о повседневных буднях четверых вампиров, проживающих небольшой коммуной в Веллингтоне. Режиссеры, они же исполнители двух главных ролей, Джемейн Клемент и Тайка Вайтити, вероятно, знакомы любителям сериалов по ситкому «Летающие Конкорды», и «Реальные упыри» тоже имеют вполне сериальную консистенцию, немного жидковатую даже для минимального хронометража в 80 минут. Впрочем, само направление юмора выбрано очень обаятельное, как и псевдодокументальная стилистика, заставляющая героев откровенничать на камеру с таким видом, как будто до сих пор никто ничего о вампирах не слыхивал. Сумма общеизвестных сведений об упырях подвергается в фильме пародийному переосмыслению с помощью бытовых примеров и аналогий - так, вампирское пристрастие к девственницам поясняется следующим образом: «Если хочешь съесть бутерброд, приятно знать, что его до этого никто не трахал». Раскрыв все свои мнимые секреты, вампиры на прощание, уже после финальных титров, пытаются загипнотизировать зрителя, внушая: «Вы забудете содержание этого фильма», но, при всей симпатии к «Реальным упырям», это тот случай, когда никаких сверхъестественных способностей для моментальной очистки памяти не требуется. (Лидия Маслова, «Коммерсантъ»)

За моральное здоровье нации. Четверка товарищей-вампиров коротает бесконечность в новозеландском захолустье: джедайским гипнозом клеит будущий ужин по танцулькам, мастурбирует в гробах, прикалывается над отсутствием отражений. Разнообразия в жизнь вносят только бытовые ссоры по поводу немытой посуды и забрызганных кровью жертв ковровых покрытий. За героями шастают операторы, на всякий случай вооруженные распятиями, и по им одним известной причине снимают эдакое подобие реалити-шоу. Не стоит спешить в желании отругать маркетологов - «Реальные упыри» - вполне подходящее название, и не только из-за навязываемых чудовищной озвучкой ассоциаций с продукцией канала ТНТ. What we do in shadows - холостяцкий капустник с колоритом, набор скетчей разной степени забавности и идиотичности - временами гомерически смешной, временами невообразимо стыдный, но всегда по-своему обаятельный. Повсюду понатыканы очевидные и внезапные отсылки к вампирскому кино - а куда без них! - от «Впусти меня» до Брэма Стокера - часто талантливые, периодически дурацкие, но душевные и добрые. Таким, к примеру, мог быть дебютный фильм Эдгара Райта (может, разве что получше) - неряшливым, целиком полагающимся на харизму акцентов и гримас (убили переводом), с глупыми шутками, но с хорошим ритмом, плавностью, разнообразием и заканчивающимся ровно за несколько минут до того, как успеет надоесть. Не стоит искать в абсурдистике сатиры и подтекстов - да, при желании можно сказать, что вампиры в принципе устарели и проживают закат своей вечной жизни (на конкретном примере), как в кино и искусстве в целом, так и в качестве тренировочного чучелка для средней руки остроумия. А толку? «Реальные упыри» - комедия, веселая скорее на уровне гэгов, чем концепций. В принципе - spoiler alert - исчерпывающее впечатление можно составить по сценке с Дракулой, который при упоминании своего прозвища («Пронзатель») забавно двигает бровями, дескать, «понимаете, о чем я?» Антигламурный компот, зарисовки из жизни придурков, где от кровососов только антураж, и тот не педалируется до раздражения. Немного геронтофилии, немного сексизма, немного пронзительного отчаяния - в мире, где уже полвека вампиры выглядят положительными героями, несмотря на специфические гастрономические пристрастия, никогда еще они не были настолько близки к народу, как унылые пузаны из «Реальных упырей». Может, один из них - ваш человек-сосед? Дворовый алкоголик за доминошкой? Сантехник из ЖЭКа? Как знать. Не «Daybreakers» и уж тем более не «Священный Грааль», но по крайней мере шаг от какого-нибудь «Очень вампирского кино», и шаг в правильном направлении. (Глеб Тимофеев, «Postcriticism»)

Плохая кровь. Стараниями Зельцеров и Фридбергов пародия в последние годы действительно превратилась в какое-то подобие реального упыря. Исправно сосущее кровь зрителя, худосочное и бледное, так и просящее кол в сердце. Можно, конечно, «Хижину в лесу» пародией назвать, «Черный динамит» или замечательного «Зомби по имени Шон» вспомнить, но со времен последнего уже десять лет прошло. Новозеландцы Клемент и Вайтити создали удивительную вещь в плане значения для жанра. Это одновременно и дань уважения классическим пародиям, со всеми этими неимоверно нелепыми вещами, проделываемым с абсолютно каменным лицом, сочетаемая с удачной игрой современными трендами, понятными и смешными для молодежи. Грех не посмеяться с трехсотлетнего вампира, фотографирующегося для Инстаграма (хорошо хоть не с едой), или другого такого же, пытающегося с помощью Гугла найти свой платок, пропавший 100 лет назад. Рука из гроба с ненавистью бьет по нудящему будильнику, в раковине стоит гора окровавленной посуды, которую вот уже 5 лет не моет один из постояльцев вампирского общежития, кровососущие собачатся с оборотнями, и за всем этим наблюдает съемочная группа, которую клятвенно пообещали не трогать. Красной нитью через весь фильм проходит тема скуки от вечной жизни и своей оторванности от жизни настоящей, совсем как у Джармуша, только смешно. Образ каждой нежити проработан настолько аккуратно, они так не похожи друг на друга, что им очень легко сопереживать, понимать их проблемы, а это позволяет авторам выстраивать нешуточную драматургию. Да, у пародии, фактически слепленной из гэгов и скетчей, есть сюжетная линия, есть свои неожиданные повороты, есть свое лицо. При всем этом видимом профессионализме не покидает ощущение, что кино это снимали люди очень воодушевленные, по-аматорски такие дерзкие и резкие, с юмористическим огоньком внутри. И это подкупает. В один замес здесь попадает и комедия положений, и игра слов, и пародии на самые знаменитые вампирские фильмы, подмена стереотипов (например, самым брутальным из четверки оказывается наибольший милаха-джентльмен Виаго, не умеющий обращаться с сонной артерией жертв, а 800-летний ужасающий Петер ака Носферату становится самым дружелюбным членом «семьи», таким себе дедушкой, то и дело бросающимся на теплокровных с обнимашками, и всего лишь обращающим их в нежить). И, что самое главное, разнообразия шуток действительно хватило на все полтора часа, и песню группы «Ленинград» в финальных титрах ты встречаешь все с той же улыбкой, что и будильник в начале фильма. Псевдодокументалистика не обращается с первыми лучами солнца в псевдокомедию, философские вопросы бессмертия могут быть дико смешными, а румяный программист-девственник - предметом всеобщего обожания нежити. Пародия еще способна смешить, нужна лишь бурлящая кровь в венах ее создателей, да черная курица, принесенная в жертву на языческом капище. (Fenolftalein)

Уже снят легион фильмов на вампирскую тематику, и, наверное, впереди зрителей ждет еще больше лент подобного рода. Но вот с пародиями на этот жанр пока туговато, в смысле с качественными пародиями. Мало взять ленту какого-то направления и в гротескной форме подать такую мешанину зрителю. Нужно как, например, Мел Брукс в «Космических яйцах» и других своих замечательных картинах, внятно простебаться над выбранным материалом. Не впадая в крайности преувеличений, но умело играя на контрастах, когда как говорится, легким движением руки, могучий пафос повествования, превращается в сплошную ржачку. Фильм снят в жанре реалити-шоу, когда съемочная группа повсюду следует за группой вампиров, изучая их образ жизни, беря интервью. В компании четыре вампира: манерный Виаго, приехавших в город Веллингтон в Новой Зеландии, лет семьдесят назад, за своей любимой, но пока он плыл, та вышла за другого; Дикон - бежавший из Европы по причине того, что сотрудничал в нацистами, пытаясь создать для тех, армию вампиров; Владислав - очевидно тут намек на Дракулу, потому что образ создан с явными отсылками к этому классическому вампиру всех времен и народов и наконец, есть еще Петер, самый древний из всех вампиров возрастом аж восемь тысяч лет (говорит мало, в основном шипит и смотрит с ненавистью). Лента, на мой взгляд, удалась, сценаристами умело, взяли все стереотипы о киношной и книжной нежити и преподнесли их в очень необычном формате. Невольно улыбаешься, когда смотришь на то, как вампиры пытаются попасть в ночной клуб, но не могут из-за того, что их не приглашают. Или видеть стаю оборотней, которые в лесном парке, как раз на кануне полнолуния ругаются из-за того, что после перевоплощения не у всех останется целой одежда. (kir1-lc)

Уморительно! Ни одна рецензия не опишет фильм лучше, чем кадр из трейлера с цитатами из разных обзоров: «Уморительно». Мне кажется, я начал смеяться еще до того, как успел сесть в кресло. Это, действительно, полтора часа концентрированного юмора. Картину следует употреблять как профилактическое средство после всех этих вампирских саг и потока комедий про кризис среднего возраста. Нет более уморительного кризиса, чем быть многовековым вампиром из Европы в Новой Зеландии 21 века. Моменты, когда быт и размеренное существование трех друзей-кровососов сталкивается с реальным миром, настолько нелепы, но в то же самое время реалистичны и правдоподобны, что невозможно не рассмеяться от абсурдности происходящего на экране. Но еще больший смех вызывают диалоги и монологи героев, построенные на несоответствиях и неправильном восприятии упырями внешнего мира и себя в нем. Как правильно замечает ново обращенный вампир Ник: «Ребята они отличные. Но с восприятием внешнего мира у них явно проблемы». Текстовых шуток в фильме, действительно много. Нет, их действительно много! Если герои не влипают в какую-либо абсурдную ситуацию, они начинают общаться. Друг с другом, с «гостями» из настоящего мира, со зрителем. И перестать смяться тут уже невозможно. И, что самое удивительное, при русской озвучке они не потерялись и не затерлись. Сохранились даже акценты героев и особенности их речи. Это тот самый редкий случай, когда наша ОЗВУЧКА творит чудеса и, кажется, что персонажи говорили на русском уже в момент съемок. Три героя - три уже классических образа вампиров в истории кинематографа. Владислав - румынский упырь, классический образ средневекового кровососа, навевавший страх на всю Восточную Европу, в 21 веке полюбил... селфи. Виаго - образ из книг и фильмов середины 20 века. Гламурный и утонченный вампир, словно из произведений Стокера и Райс, застилает пол и мебель газетами, чтобы не запачкать их кровью. Дикон, сексуальный (он сам так считает!) вампир-бунтарь, - уже более поздний образ, рожденный современной массовой культурой. Вряд ли он понравится поклонницам Эдварда Паттинсона, но именно таким бы был Эдвард, добавь авторы Сумерек в его образ реализма. Образ квази-вампира Носферату также присутствует в фильме. Только зовут его Патрик и вызывает он не «симфонию ужаса», а умиление. Со всех них просто сняли весь налет загадочности, эротизма и страха и поместили в наш реальный мир. Они испытывают те же бытовые трудности, что и мы: отлынивают от мытья посуды, часами выбирают одежду для походов в клубы, пытаются в эти клубы попасть. Авторы делают упырей милыми, беззащитными и реальными, смело нарушая мифы многих поколений. В то же самое время, фильм не скатывается в треш-балаган с костюмами из ТЮЗа. Напротив, здесь есть тягучая атмосфера вампирской ночи. Как и герои, мы не видим солнечного света, слышим только балканские напевы и, вообще, живем в декорациях фильма Джармуша. Постоянно рефлексирующие герои Суинтон и Хиддлстона и трио Реальных упырей могли бы жить по соседству и ходить друг к другу в гости. Просто жизнь одних - трагична, а других - бесконечно комична. (Grechcha)

comments powered by Disqus