на главную

ЗЕЛИГ (1983)
ZELIG

ЗЕЛИГ (1983)
#31501

Рейтинг КП Рейтинг IMDb
  

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Комедия
Продолжит.: 77 мин.
Производство: США
Режиссер: Woody Allen
Продюсер: Robert Greenhut
Сценарий: Woody Allen
Оператор: Gordon Willis
Композитор: Dick Hyman
Студия: Orion Pictures Corporation

ПРИМЕЧАНИЯна одном DVD вместе с "Манхэттен" (1979).
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Woody Allen ... Leonard Zelig
Mia Farrow ... Dr. Eudora Nesbitt Fletcher
John Buckwalter ... Dr. Sindell
Patrick Horgan ... The Narrator (voice)
Marvin Chatinover ... Glandular Diagnosis Doctor
Stanley Swerdlow ... Mexican Food Doctor
Paul Nevens ... Dr. Birsky
Howard Erskine ... Hypodermic Doctor
Ralph Bell ... Other Doctor
Richard Whiting ... Other Doctor
Will Hussong ... Other Doctor
Robert Iglesia ... Man in Barber Chair
Eli Resnick ... Man in Park
Edward McPhillips ... Scotsman
Gale Hansen ... Freshman #1

ПАРАМЕТРЫ частей: 1 размер: 2048 mb
носитель: DVD
видео: 704x576 MPEG-2 6422 kbps 25 fps
аудио: AC3 256 kbps
язык: Ru
субтитры:
 

ОБЗОР «ЗЕЛИГ» (1983)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

Смешной и серьезный фильм, искусно монтирующий старые кинодокументы с псевдокинодокументами. Это своего рода притча о человеке-хамелеоне по имени Леонард Зелиг (Вуди Аллен), который менял свою внешность и поведение, виртуозно подлаживаясь под тех людей, с кем должен был общаться в каждый конкретный момент своей жизни. Великолепно задуманный и снятый фильм-розыгрыш, гораздо более глубокий по философскому посланию, чем может показаться по первому впечатлению. (Иванов М.)

ПРЕМИИ И НАГРАДЫ

ОСКАР, 1984
Победитель: Лучшая операторская работа (Гордон Уиллис).

Отработав к середине 1970-х пародийную тему, Вуди Аллен совершил в 1983-м грандиозный прорыв, проникнув, по сути, в инобытие - в прошлое. Он снял вовсе не ретро-фантастическое кино в привычном понимании (типа «Назад в будущее»), а скорее псевдоисторическое: поселил своего героя в кинохронику ХХ века. Это кино рассказывает о фантоме-уникуме, конформисте-хамелеоне, способном принимать обличия окружающих людей. Умение мимикрировать позволяет маленькому человечку добиться невероятных социальных успехов, преодолеть множественные перипетии века, пережить войны, катастрофы и прочие форс-мажорные ситуации. Если во времена культа личности неведомые переписчики истории по приказу сверху запросто устраняли посредством фотомонтажа неугодных людей на снимках, то Аллен проделал обратную операцию - дополнил своим героем историю, обратив ее в философский розыгрыш. Собственно, культ личности и культ звезд (Зелиг - это просто мегазвезда середины ХХ века) - братья-близнецы, но Аллен добавляет к ним еще один глобальный культ: кино, исключительности которого посвятит через два года еще один фильм - «Пурпурную розу Каира».

Носатый коротышка Леонард Зелиг (Аллен), "человек-хамелеон", согласно газетчикам, "человек без свойств", согласно мифологии ХХ века, страдает странным недугом - он обращается в того, с кем общается: с толстыми он - толстый, с неграми - черный, с быками - тореро, а с Гитлером - нацист. Марсиане, не знающие Вуди Аллена в лицо, досмотрят картину, так и не поняв, что она игровая. В псевдодокументальном фильме нет ни одного незагримированного под хронику кадра, но почти нет и подлинно хроникальных. Не прибегая к помощи компьютера, снимая старой камерой и "портя" негатив, Аллен и его оператор Гордон Уиллис (создавший до этого бархатный мир "Крестного отца") блестяще стилизуют черно-белый документальный фильм 1930-1950-х годов. Дотошные киноманы обнаружат тут изощренную отсылку к началу "Гражданина Кэйна", также безупречно имитирующего давнюю хронику, но если Орсон Уэллс говорил о пустоте личности, существующей лишь в восприятии окружающих, Аллен повествует о личности, отсутствующей вообще. Кто-то увидит в "Зелиге" остроумный пастиш о механизмах мифотворчества, кто-то - постструктуралистский анализ Другого, а кто-то - медитацию на тему еврейской участи. Сам Аллен назвал "Зелиг" в тройке своих лучших картин, и с ним трудно не согласиться. (Михаил Брашинский, «Афиша»)

Вуди Аллен известен своей удивительной работоспособностью. Шутка ли, с 1975 года режиссер снимает по картине в год. Количество далеко не всегда переходит в качество, но формулировка «фильм Вуди Аллена» вызывает живой интерес киноманов вот уже на протяжении 30 лет. В 1982 году на экраны вышла «Сексуальная комедия в летнюю ночь», в 1984 - «Денни Роуз с Бродвея», а в 1983-м Аллен снял один из лучших американских фильмов десятилетия - «Зелиг». США. Конец 1920-х годов. Эпоха джаза, подпольных клубов и дешевого алкоголя (если, конечно, вы сможете его достать). Газеты готовы растиражировать любой скандал, раздуть из малоинтересного факта сенсацию мирового масштаба. Персона Леонарда Зелига подходит для этого идеально. Зелиг - человек-хамелеон, он с поразительной точностью перенимает повадки людей, с которыми вступает в контакт. Это относится не только к профессии или социальному статусу его окружения, но и к национальности и даже цвету кожи. Только что он был гангстером, вальяжно наблюдающим за танцполом одного из клубов, через несколько минут он уже играет на сцене в составе негритянского оркестра. Врачи помещают Зелига в больницу, где пытаются разобраться в причинах этого феномена. Наблюдение ведет молодой психиатр Эйдора Флетчер. Почуяв «жаренное», журналисты разносят весть о Зелиге по всей стране. США с замиранием сердца следят за судьбой нового любимца нации. Как и в большинстве своих режиссерских проектов, главную роль Вуди Аллен оставил за собой. Представить кого-то иного в образе Леонарда Зелига просто невозможно. Сценарист-Аллен писал главного героя, как говорится, с себя, сам же и сыграл - все закономерно. Зелиг - классический для Аллена-режиссера герой: во-первых, он явный неврастеник; во-вторых, конечно же, еврей; в третьих, хочет любить и быть любимым. Специально или нет, осознанно или по наитию, режиссер в кристаллизованной форме создает свое альтер-эго - неуверенного, закомплексованного, неуклюжего человека изо всех сил (которых очень мало) борющегося с ненавистным и «страшным» внешним миром. Отсутствие самоидентификации и почти физическое перевоплощение в «другого» - не более чем попытка убежать от себя, скрыться от собственных проблем за бесчисленным количеством масок. По примеру Чаплина (который, к слову, также промелькнет в фильме) Вуди Аллен воспевает образ маленького человека. В 70-х режиссер, как правило, помещал своего героя в остросатиритические, зачастую абсурдистские ситуации, в 90-х - в по-прежнему забавных и остроумных историях проступили драматические нотки, в 80-е Аллен пытается заставить работать на замысел эти важнейшие компоненты своего уникального киномира. «Зелиг» в этом смысле - одна из первых попыток. Множество блестящих шуток (чего только стоит обеспокоенность Ку-клукс-клана персоной Зелига, еврея, способного превращаться, как в индейца, так и в негра) не оттеняют лирическую линию фильма - взаимоотношений пациента и лечащего врача (молодой, но одинокой Эйдоры). Очевиден здесь и социальный протест, а точнее опасение Аллена. В образе Зелига режиссер жестоко высмеивает конформизм, приспособленчество, серость. Личная трагедия Леонарда Зелига, лишенного собственного мнения, постепенно трансформируется в проблему общества, делающего его своим героем. Общества, готового вознести на пьедестал почета одинокого, жалкого человека, чтобы спустя несколько лет забыть о нем навсегда. В этом заочном споре - социум против Зелига - режиссер выступает на стороне своего героя. Аллен иллюстрирует парадоксальную мысль - чтобы быть не таким как все, надо быть похожим на всех. В каком-то смысле «болезнь» Зелига - единственная возможность вырваться из круговорота механистического образа жизни. Скучно быть просто аристократом или просто рабочим. Намного интереснее и поучительнее быть и тем и другим. Нельзя не сказать и о чисто производственной стороне проекта. «Зелиг» являет собой один из выдающихся примеров псевдодокументального кино. Аллен мастерски стилизует картинку под хроники 20-х годов. Остается только догадываться, как в далеком 1983 году, когда компьютерные спецэффекты были предметом разговоров фантастов-футурологов режиссеру удалась подобная аутентичность изображения с участием главного героя. Но подобные рассуждения не будут занимать голову зрителя слишком долго. Быстро свыкшись с реалистичным миксом кино-правды и кино-вымысла, стоит просто наслаждаться просмотром, подчинив свое внимание сюжету картины. Настоящий кинематограф, как хорошее вино, всегда приятен на вкус. За свою карьеру Вуди Аллен снял много хороших картин. Их можно и нужно смотреть, но далеко не к каждой из них хочется возвращаться снова и снова. «Зелиг» определенно заслуживает того, чтобы быть пересмотренным. (Станислав Никулин)

Америка, конец 20-х годов. Джаз и расколбас, бутлегеры и мазерфакеры. Не подозревая еще о надвигающейся Великой депрессии, Америка развлекается по полной программе. Чарли Чаплин и Гарри Гувер, Нельсон Рокфеллер и двойной гамбургер. Народ хочет зрелищ и сенсаций, народ покупает газеты для того, чтобы прочесть историю об очередной бородатой женщине или чечеточнике с острова Ява. И вот - новая сенсация: Человек-хамелеон. Его зовут Леонард Зелиг. Он еврей. Что еще лучше для Америки - он уникален. Он - идеальный приспособленец. В компании негров его кожа чернеет, рядом с толстяками у него отрастает пузо. С гангстерами он ведет себя как типичный чикагский «капи», с греками - как настоящий контрабандист. Он такой от рождения. Он хочет быть любимым, в этом вся штука. Америка встревожена. Америке нужно объяснение феномена, и Зелига помещают в психиатрическую клинику, где лечат электричеством и задают идиотские вопросы. Доктор Юдора Флетчер заинтригована небывалым пациентом. Она начинает копать глубже. Призом ей будет правда и кое-что еще, кроме правды. История Леонарда Зелига снята в стилистике документального кино. Скажем больше: Вуди Аллен сделал потрясающее документальное кино. Жаль, что Зелига никакого, на самом деле, не существовало. Впрочем, многие на уловку Аллена попались и в Зелига поверили всерьез. Америка любит это дело: вспомним блестящую провокацию Орсона Уэллса с марсианами. Вуди Аллен сделал кое-что более долговечное: его «Зелиг» и сегодня работает. Публика стала более искушенной, но быть обманутой - одно из самых искренних ее желаний. Условия этой игры не меняются со временем. Считать «Зелиг» лучшей работой Вуди Аллена легко хотя бы потому, что ничего похожего он больше не снимал («Сладкий и гадкий» - не в счет: Эммет Рэй, конечно, тоже фигура вымышленная, но фильм - художественный, а там обман - дело обычное). То, что в описании выглядит как прикол, как режиссерский эксперимент, на самом деле - демонстрация чистого профессионализма. Режиссура безупречна. Как определить безупречную режиссуру? Очень легко: фильм должен продолжаться ровно столько, сколько нужно. Меньше нельзя - не все будет сказано. Больше - зритель начнет скучать. Когда режиссер хорошо знает свое дело, он ставит точку именно там, где требуется: история рассказана, ничего не упущено, зритель испытывает легкое сожаление по поводу того, что все уже позади. Аллен прекрасно воссоздал Нью-Йорк той эпохи. Это я цитирую многочисленные рецензии: все твердят о безупречности алленовской реконструкции - даже те, кто знает Нью-Йорк не лучше, чем Марс. Суть в том, что Алену веришь в любом случае, даже если он не безупречен. Нью-Йорк он знает, наверное, лучше, чем Советский Союз -большевистские демонстрации у него получились не без изъяна. Но это не имеет никакого значения. Поняв правила игры, ты перестаешь придираться к мелочам и просто смотришь замечательное кино. Которое захватывает совсем не достоверностью Нью-Йорка - конечно же, нет! «Зелиг» - потрясающе придуманная и замечательно рассказанная история о человеке, которому не хватало любви и немножко - самоидентификации. (Джон Сильвер)

Заурядный человечишка по имени Леонард Зелиг становится знаменитой личностью после того, как обнаруживает уникальную способность физически и духовно перевоплощаться в кого угодно - от Чарли Чаплина до Адольфа Гитлера, от толстяка до китайца. И, главное дело, великий имитатор не знает пределов совершенству. Отработав к середине 1970-х пародийную тему, сделав затем себя самого объектом для самоиронии, побыв немного американским Бергманом, Аллен совершил в 1983-м грандиозный прорыв, проникнув, по сути, в инобытие - в прошлое. Он снял вовсе не ретро-фантастическое кино в привычном понимании (типа «Назад в будущее»), а скорее псевдоисторическое: взял и поселил своего героя в кинохронику ХХ века. Вы, наверно, еще не забыли, как 10 лет назад, в 1994-м, все сходили с ума от похождений Форреста Гампа. Прием его хроникальных приключений так понравился служителям масс-медиа, что скоро начал активно тиражироваться. Одним из первых откликнулся на новинку наш Леонид Парфенов, сделав из этой фишки целую серию заставок для своего «Намедни». Однако этой новации в 1994-м было уже, без малого, 11 лет, Вуди Аллен своего «Зелига» целиком простроил именно на этом приеме. Это кино рассказывает о фантоме-уникуме, конформисте-хамелеоне, способном принимать обличия окружающих людей. Умение мимикрировать позволяет маленькому человечку добиться невероятных социальных успехов, преодолеть множественные перипетии века, пережить войны, катастрофы и прочие форс-мажорные ситуации. Если во времена культа личности неведомые переписчики истории по приказу сверху запросто устраняли посредством фотомонтажа неугодных людей на снимках, то Аллен проделал обратную операцию - дополнил собой, вернее, своим героем историю, обратив ее в философский розыгрыш. Собственно, культ личности и культ звезд (Зелиг - это просто мегазвезда середины ХХ века) - братья-близнецы, но Аллен добавляет к ним еще один глобальный культ: кино, исключительности которого посвятит через два года еще один фильм - «Пурпурную розу Каира». В «Зелиге» можно обнаружить «предголоски» самого свежего скандала: имеется в виду использование лика покойного Лоуренса Оливье, без его ведома задействованного в фильме «Небесный капитан и мир будущего». Аллен еще 21 год назад поставил на повестку дня вопрос (а)моральности эксплуатации исторических персонажей, предсказав, что эпоха грандиозных манипуляций и мистификаций так или иначе захочет подчинить прошлое своим интересам. Уже 21 год назад Аллен проработал механизм позиционирования: как можно посредством мифотворчества сделать звездой человека-фантома. За три года до этого Аллен уже опробовал прием «кино в кино» в «Воспоминаниях о "Звездной пыли"». Но только в «Зелиге», в этой своеобразной мнимодокументальной антиутопии, он, по большому счету, смог вытащить на поверхность метафизический пласт. Но прежде ему пришлось просмотреть 6 километров хроникальной пленки и, выбрав лучшее, внедриться в нее. На пару с оператором Гордоном Уиллисом (снимавшим «Крестного отца»), они сделали свое черно-белое дело, не прибегая (в отличие от Земекиса & Парфенова) к посредничеству компьютера. То есть колдовали за монтажным столом, в химических лабораториях, потратив на это гораздо больше усилий и времени, чем их последователи-эпигоны. «Зелиг» создал очередной прецедент «незамеченного шедевра». Так время от времени случается: Кубрика, например, не побаловали призами за два его фильма-прорыва - «Космическую одиссею» и «Заводной апельсин». Осталось не удел и «Последнее танго в Париже» Бертолуччи. «Коаянискаци» Реджио сразу не восприняли всерьез. Эти фильмы делали слишком большие рывки вперед, на которые окружающие просто не успевали отреагировать должным образом. И этот список, к сожалению, можно множить.

comments powered by Disqus