на главную

ВЕЛИКИЙ ДИКТАТОР (1940) GREAT DICTATOR, THE

ВЕЛИКИЙ ДИКТАТОР (1940)
#30429

рейтинг IMDb    рейтинг КП
 IMDb Top 250 #055 

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Комедия Сатирическая
Продолжит.: 125 мин.
Производство: США
Режиссер: Charles Chaplin
Продюсер: Charles Chaplin
Сценарий: Charles Chaplin
Оператор: Karl Struss, Roland Totheroh
Композитор: Charles Chaplin, Meredith Willson
Студия: Charles Chaplin Productions

ПРИМЕЧАНИЯдве звуковые дорожки: 1-я - проф. закадровый многоголосый перевод; 2-я - оригинальная (En) + 3 вида рус. субтитров (Абрамов; Вайлер; Шумов).
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Charles Chaplin ... Hynkel - Dictator of Tomania / A Jewish Barber
Jack Oakie ... Napaloni - Dictator of Bacteria
Reginald Gardiner ... Schultz
Henry Daniell ... Garbitsch
Billy Gilbert ... Herring
Grace Hayle ... Madame Napaloni
Carter DeHaven ... Bacterian Ambassador
Paulette Goddard ... Hannah
Maurice Moscovitch ... Mr. Jaeckel
Emma Dunn ... Mrs. Jaeckel
Bernard Gorcey ... Mr. Mann
Paul Weigel ... Mr. Agar
Chester Conklin ... Barber's Customer
Esther Michelson ... Jewish Woman
Hank Mann ... Storm Trooper Stealing Fruit

ПАРАМЕТРЫ частей: 1 размер: 2233 mb
носитель: HDD3
видео: 704x528 XviD 1835 kbps 23.976 fps
аудио: AC3-5.1 448 kbps
язык: Ru, En
субтитры: Ru
 

ОБЗОР ФИЛЬМА «ВЕЛИКИЙ ДИКТАТОР» (1940)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

Знаменитый кинофильм Чарли Чаплина, политическая сатира на нацизм и в особенности на Гитлера. Он играет сразу две роли: фашистского диктатора Аденоида Хинкеля (недвусмысленно загримированной под Гитлера) и еврея - парикмахера, который как две капли воды похож на него. Фильм сделан просто блестяще и изобилует большим количеством находок, которые затем были использованы другими комедиографами.

Блестящая антивоенная комедия великого Чарли Чаплина, пожалуй, единственная, которая полностью сохранила свою актуальность по сей день - несколько наивная, немного идиллическая, но, тем не менее жесткая, едкая и честная. Именно честная, ибо чаплинские глаза были первыми глазами, увидевшими, что таят за собой славные призывы Гитлера и всей их тройственной шайки...

Первый полностью разговорный фильм Чаплина. В этой замечательной и несколько необычной комедии Чаплин играет две роли: еврея-парикмахера из гетто и диктатора Аденоида Хинкеля вымышленной страны Тамании. Парикмахер был ранен еще в Первую мировую, и ему отшибло память. Придя в себя, он никак не может привыкнуть к диктатуре, к которой все привыкали постепенно. Наряду со смешными эпизодами в этой антифашистской комедии есть моменты истинного трагизма. (Иванов М.)

ПРЕМИИ И НАГРАДЫ

ОСКАР, 1941
Номинации: Лучший фильм, Лучшая мужская роль (Чарльз Чаплин), Лучшая мужская роль второго плана (Джек Оуки), Лучший оригинальный сценарий (Чарльз Чаплин), Лучший оригинальный саундтрек (Мередит Уиллсон).
КИНЕМА ДЗЮНПО, 1961
Победитель: Лучший иностранный фильм (Чарльз Чаплин).
ЮССИ, 1974
Победитель: Лучший иностранный режиссер (Чарльз Чаплин).
ОБЪЕДИНЕНИЕ КИНОКРИТИКОВ НЬЮ-ЙОРКА, 1940
Победитель: Лучшая мужская роль (Чарльз Чаплин).
ВСЕГО 5 НАГРАД И 6 НОМИНАЦИЙ.

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

Этот фильм был первым по-настоящему звуковым фильмом Чаплина (а вообще эпоха немого кино закончилась уже в 1920 годах), он также помог Чаплину избавиться от обвинений в луддизме, которые предъявлялись ему после выхода немого фильма «Новые времена» в 1936 году.
Идея фильма возникла из-за сходства «бродяги» (герой Чаплина во многих фильмах) и Гитлера, прежде всего из-за усов. Были и другие пункты сходства между Чаплином и Гитлером: оба родились в апреле 1889 года (Чаплин был всего на четыре дня старше Гитлера) и выросли в бедности. Также Чаплина волновал рост преследований евреев в Европе в тридцатых годах, о чём он узнавал напрямую от своих европейских друзей и коллег-евреев. Чаплин работал над сценарием в течение 1938 и 1939 годов. Съёмки начались в сентябре 1939 года, через неделю после начала Второй мировой войны. Через шесть месяцев, к моменту окончания съёмок фильма, Франция уже была захвачена нацистами. Речь в конце фильма была введена в сценарий уже во время съёмок, она была написана Чаплином под впечатлением событий в Европе.
Фильм был большей частью снят на киностудии Чаплина «Chaplin Studios» и в окрестностях Лос-Анджелеса (например, на улице Лорел Каньон).
Создание фильма совпало с ростом международной напряжённости. Ходили слухи, что этот фильм, как и некоторые другие антифашистские фильмы (например, «Mortal Storm» и «Four Sons»), не выйдет в прокат, чтобы не навредить нейтральным отношениям между США и Германией. Однако этого не произошло из-за того, что Чаплин был финансово и творчески независим от других студий. К тому же отказ вывести фильм в прокат привёл бы к банкротству Чаплина, так как он вложил в него полтора миллиона долларов.
В конце концов премьера фильма в Нью-Йорке состоялась в сентябре 1940 года, в остальной части США - в октябре, а в Великобритании - в декабре того же года. Во Франции премьера фильма состоялась в апреле 1945 года, после освобождения Парижа.
Когда позднее журналисты спрашивали Чаплина о создании фильма с таким щекотливым сюжетом, Чаплин отвечал: «В ходе создания фильма мне стали приходить беспокойные письма из "United Artists"… однако я был полон решимости доделать этот фильм, потому что Гитлер должен был быть высмеян».
Имена соратников Хинкеля похожи на имена соратников Гитлера. Гарбич (что звучит похоже на англ. garbage - мусор), правая рука Хинкеля, похож на Йозефа Геббельса, маршал Херринг был явно скопирован с шефа люфтваффе Германа Геринга. Также нет сомнения в том, что Бензино Напалони был пародией на Бенито Муссолини.
Фильм был хорошо принят после премьеры и был популярен среди американской публики. Реакции критиков были неоднозначны, многие критиковали речь в конце фильма. Многие также считали некорректным образ штурмовиков из фильма. Однако еврейская публика была тронута изображением еврейских персонажей, их верностью долгу, что было табу в тогдашнем Голливуде.
В своей автобиографии, опубликованной в 1964 году, Чаплин пишет: «Конечно, если бы я знал тогда о подлинных ужасах немецких концлагерей, я не смог бы сделать "Диктатора", не смог бы смеяться над нацистами, над их чудовищной манией уничтожения».
Фильм демонстрировался в Лондоне во время битвы за Британию и, как сообщалось, способствовал поднятию боевого духа.
В документальном фильме «The Tramp and the Dictator» (2001) сообщается, что фильм был послан Гитлеру, и Гитлер сам видел этот фильм (этот факт подтверждается свидетелями). По данным IMDb, Чаплин, услышав, что Гитлер посмотрел фильм, сказал: «Я бы отдал всё, чтобы узнать, что он думает об этом фильме».
Согласно мемуарам маршала Мерецкова, во время Великой Отечественной войны фильм был предложен для проката в СССР, но после закрытого просмотра для членов правительства Сталин дал низкую оценку художественным качествам фильма.
Фильм содержит некоторые из наиболее известных сцен Чаплина. Речь Хинкеля в начале фильма - весьма правдоподобная пародия на ораторский стиль Гитлера. Интересна сцена, в которой цирюльник бреет клиента под звуки Венгерского танца № 5 Иоганна Брамса. Но самая известная сцена фильма - та, в которой очарованный мечтой о мировом владычестве диктатор танцует «в паре» с глобусом (вернее, с воздушным шаром в виде глобуса) под звуки увертюры Вагнера.
Фильм кончается сценой того, как цирюльник, принятый за диктатора, читает речь на митинге по поводу захвата Томанией Остерлиха (явное указание на аншлюс Австрии Германией 12 марта 1938 года). Эта речь часто интерпретируется критиками как выражение собственных взглядов Чаплина. Часто эту спорную речь, полную политических мотивов, рассматривают как одну из причин изгнания Чаплина из США в эпоху маккартизма.
Более скрытым политическим посланием было то, что некоторые вывески на домах в еврейском гетто были написаны на эсперанто (международный язык эсперанто был создан Лазарем Заменгофом, польским евреем).
Ещё одной знаменитой сценой стала встреча Хинкеля и Бензино Напалони. Хинкель, чтобы подчеркнуть своё превосходство, пытается сесть выше Бензино Напалони. Затем они соревнуются в парикмахерской - кто выше сядет в поднимающемся кресле. Идея сцены появилась во время встречи Чаплина с королём Бельгии, который также намеренно садился на стул с более высокими ножками, чем был у Чаплина.
Бюджет - $ 2 млн. Кассовые сборы - ориентировочно $8 млн. (в пересчёте с учётом инфляции - $107,7 млн.), поскольку прокатная плата составила $3,5 млн.
В 1997 году внесен в Национальный реестр фильмов США.
Слоган - «Once again - the whole world laughs!»
70 лет «Великому диктатору»! -

СЮЖЕТ

Начало фильма - окопная сцена Первой мировой войны. Герой Чаплина, рядовой (в мирной жизни - еврей-цирюльник), сражается в составе армии Томании (вымышленное государство, явная пародия на Германию). Ему удаётся спасти лётчика Шульца (солдат помогает обессилевшему Шульцу вести самолёт), однако в результате жёсткой посадки солдат теряет память и попадает в больницу. Прошли годы. В проигравшей Первую мировую войну Томании к власти пришёл диктатор Аденоид Хинкель (пародия на Гитлера), по иронии судьбы, похожий на цирюльника, как близнец. Ему помогают править министры Гарбич (намёк на Геббельса) и Херринг (по-английски - «мусор» и «селёдка»). Еврейский квартал превращён в гетто. По улицам ходят штурмовики. Однако цирюльник - бывший солдат - не знает об этом: он пролежал двадцать лет в коме. Покинув больницу, он возвращается в свою парикмахерскую и начинает приводить её в порядок, готовясь к возвращению к работе. В это время штурмовик начинает писать на витрине парикмахерской «еврей». Парикмахер, всё ещё не ведающий о царящем в стране положении дел, пытается остановить штурмовика. Начинается драка, в которую на стороне цирюльника включается и симпатичная соседка Ханна. После этого штурмовики пытаются поймать и проучить цирюльника, и, наконец, им это почти удаётся. Цирюльника, которого штурмовики уже собрались повесить на фонарном столбе, спасает случайное появление Шульца (того самого лётчика), который за прошедшие годы стал приближенной к диктатору персоной. Тот узнаёт своего спасителя и требует прекратить его преследования. Между тем Хинкель под влиянием своего министра Гарбича начинает мечтать о мировом владычестве. Однако на пути к мечте, первым этапом осуществления которой должен стать захват страны Остерлих (явный намёк на Австрию, немецкое название которой - нем. Osterreich), встают трудности финансового плана. Ни одно государство не желает давать кредиты Томании; единственный, кто может дать деньги, - еврейский банкир Эпштейн. Чтобы задобрить его, Хинкель приказывает прекратить все преследования евреев. Кажется, что жизнь в еврейском квартале стала нормальной. Штурмовики не издеваются более над его жителями, а наоборот, ведут себя с ними вежливо и предупредительно. Цирюльник опять занимается своим ремеслом, как и до Первой мировой войны. Впрочем, кое-что всё-таки изменилось: цирюльник и Ханна явно испытывают друг к другу серьёзные чувства. Однако банкир отказывает диктатору. Месть диктатора - возобновление преследования евреев в ещё более широких масштабах. Штурмовики устраивают в еврейском гетто погром. Цирюльнику и Ханне удаётся спастись на крыше. Шульц, осознавший гибельность и бесчеловечность политики Хинкеля, в лицо заявляет ему протест, но у Хинкеля разговор с оппозицией короткий - Шульц попадает в концлагерь. Однако ему удаётся оттуда бежать, и он укрывается в гетто, где вместе с цирюльником и его соседями планирует заговор против Хинкеля. Цель заговора - взорвать дворец Хинкеля. Однако сам Шульц не может выполнить роль бомбиста (его все знают). Для определения героя, который должен будет пожертвовать собою ради свободы родины, устраивается своеобразная лотерея: все участники заговора (кроме Шульца) получают порцию пудинга. Тот, в чьей порции окажется запечена монетка, и станет героем. Однако Ханна, узнав о замысле Шульца, запекает по монете в каждую порцию. В результате заговорщики решают отказаться от своего замысла. Тем временем обостряются отношения между Хинкелем и его союзником Бензино Напалони, диггатиче государства Бактерия (намёк на Муссолини и Италию): он тоже намерен напасть на Остерлих и даже уже успел придвинуть свои войска к остерлихской границе. Для переговоров по данному вопросу Напалони приглашается в столицу Томании. Следует бурная комическая сцена между Хинкелем и Напалони; в конце концов Хинкель обманывает союзника, и тот соглашается отвести свои войска. Тем временем в гетто врываются штурмовики, разыскивающие Шульца. Цирюльник пытается помочь ему спастись; после погони по крышам, оба схвачены и отправлены в концлагерь, но некоторым соседям, в том числе и Ханне, удаётся бежать в Остерлих. Однако Шульц и цирюльник совершают побег, переодевшись в военную форму. Они направляются к границе с целью бежать в Остерлих. В это время всё уже готово к вторжению томанийских войск в Остерлих. Однако Хинкель, случайно упавший в воду во время охоты на уток, выловлен оттуда штурмовиками, разыскивавшими сбежавшего цирюльника, принят за него и отправлен в концлагерь. Зато военные принимают цирюльника за Хинкеля, и он въезжает в Остерлих как триумфатор. На митинге, организованном по поводу присоединения Остерлиха к Томании, диктатор должен произнести речь. Цирюльник на подкашивающихся ногах подходит к микрофону и начинает говорить. Однако говорит он совсем не то, что ожидают услышать от диктатора, - он говорит, что не хочет никого покорять. Он говорит о братстве всех людей, о том, что все должны помогать друг другу. Он говорит о том, что люди из-за своих амбиций перестали быть людьми. Он говорит, что людям нужно меньше техники и больше человечности. Он призывает всех людей объединиться в борьбе с тиранией. В конце своей речи цирюльник обращается к Ханне. Она слушала выступление по радио и, разумеется, была удивлена, услышав как диктатор обращается прямо к ней. Последние кадры фильма - Ханна, наполненная чувством оптимизма, смотрит вверх.

Чаплин задолго до выхода фильма, иронизируя по поводу похожести на него Гитлера, обвинял «великого диктатора возрождённой Германии» в плагиате – «краже» усов. Но, по всей видимости, потерял уже всякое терпение после того, как этот политик, популист и мистик, предстал в новом качестве – маниакально одержимого навязчивыми идеями строителя Тысячелетнего рейха, свирепого и беспощадного к врагам. И создал, вероятно, лучшую за всю историю существования кинематографа сатирическую комедию, ничуть не утратившую своей остроты и спустя десятилетия. А ведь исходил кинематографист из двух простых в общем-то предпосылок. Во-первых, «маленький человек», бедный парикмахер-еврей, живущий в вымышленной Томании, который ещё во время Первой мировой войны получил ранение и контузию, потеряв память и на долгие годы угодив в больницу. Чаплин, состоявший в личной дружбе со многими именитыми советскими режиссёрами, наверняка видел один из шедевров «монтажного кинематографа», «Обломок империи»/1929/, хотя и развил идею Фридриха Эрмлера творчески. А остроумный пролог, вскрывающий абсурдность боевых действий, когда всё идёт вкривь и вкось (между прочим, Луис Бунюэль приписывал себе авторство гэга, когда ядро из-за слабой выталкивающей силы падает недалеко от пушки), не просто стилизован под ранние короткометражки, прежде всего под пацифистскую «На плечо!» /1918/, но является сущим реквиемом по «слэпстику», умершему с приходом звука. Во-вторых же, режиссёр сделал (словно по наущению самой жизни) грозного Аденоида недостойным двойником своего героя – типажа Бродяги. Уморительны и едки, подчас символичны сцены с Хинкелем. Он самозабвенно играет глобусом, воображая, что точно так же будет жонглировать миром, и упоённо читает речь, изрыгая сотни похожих на немецкие слова звуков, заставляя внять проклятьям и угрозам даже микрофон. В неизбежное соперничество по поводу доминирования… кресла выливается встреча с коллегой и союзником Бенцини Наполони из страны Бактерия; «говорящей» фамилии и гротесковой игры ненадолго появившегося на экране Джека Оуки хватило, чтобы высмеять наполеоновские амбиции Муссолини, вознамерившегося вернуть Италии славу Древнего Рима. И, безусловно, гениален неожиданный финал, когда внешне идентичные персонажи меняются местами (мотив марктвеновского «Принца и нищего» привлечён на редкость удачно) – и уже парикмахеру приходится обращаться к миру с посланием. Но в проникновенной речи, в сущности, самого автора, напрямую адресованной зрителю («Обломок империи», к слову, завершался точно также), слышится не только надежда на скорое выздоровление человечества, что было отмечено почти сразу. Воззвание словно вобрало в себя без преувеличения всю боль, накопившуюся за долгие годы (не только в связи с нацизмом) в душе Чаплина, этого великого гуманиста… Он предельно честен в анализе природы тоталитарной власти, органически чуждой, хочется верить, людской натуре, – власти, которая выглядела бы смешной, не приноси столько горя и зла. (Евгений Нефедов)

Сатирическая политическая комедия. Замысел этой картины Чарльза Спенсера Чаплина возник ещё в 1937 году, когда многие не считали Адольфа Гитлера настоящей угрозой для всего человечества. Между прочим, на внешнее сходство экранных персонажей Чаплина и нацистского вождя впервые обратил внимание британский продюсер и режиссёр Александр Корда, венгерский еврей по происхождению. Сам Чарльз Чаплин потом с изумлением обнаружил другие «общие черты» с Гитлером: они родились с разницей всего лишь в четыре дня, были примерно одного роста и веса, в детстве и юности встретились с бедностью и житейскими лишениями. Позднее Чаплин признался, что не смог бы просто пародировать фюрера в «Великом диктаторе», если бы ведал всю правду о концентрационных лагерях и истреблении евреев. Производство фильма началось 1 января 1939 года, а непосредственные съёмки - 9 сентября, то есть на девятый день после объявления второй мировой войны. К концу работы над лентой, когда стало известно о вторжении фашистов во Францию, Чаплин решил изменить более комедийный финал. Он ввёл в повествование знаменитую речь, разоблачающую не столько Аденоида Хинкеля (в латинской транскрипции сохранены инициалы A и H, которые соответствуют имени и фамилии Adolf Hitler), диктатора в выдуманной стране Томании, а уже реального агрессора из нацистской Германии. Неудивительно, что «Великий диктатор» был запрещён для демонстрации во всех оккупированных странах и вышел, например, во Франции только 4 апреля 1945 года, то есть после полного освобождения от захватчиков. А в Испании не показывался вплоть до смерти другого диктатора - Франко. Интересно, что единственные премии, которые с опозданием эта картина получила, были инициированы в Японии и Финляндии, то есть у бывших союзников гитлеровского режима. Ну, и в СССР она не демонстрировалась обычным зрителям аж до 31 марта 1989 года, когда именно «Великим диктатором» был открыт Музей кино в Москве. Однако и после того, как фильм Чарльза Чаплина повторно выпустили на экраны в начале 2000-х годов в пятнадцати странах мира, он так и не появился официально в российском кинопрокате. И только в апреле 2004-го, в рамках ретроспективы великого режиссёра по случаю его 115-летия, на телеканале «Культура» наконец-то показали «Великого диктатора» более широкой аудитории. Своего рода «взрывоопасность» этой ленты заключается не только в её антидиктаторской направленности, что позволяет свободно подставлять под образ Аденоида Хинкеля любого другого «властителя народов», в том числе - и Иосифа Сталина. Но в «Великом диктаторе» наличествует и проклятый «еврейский вопрос», поскольку абсолютным двойником вождя оказывается скромный и даже трусоватый еврей-парикмахер, столь «маленький человек», что он вовсе не нуждается в обычном имени. Любопытно и то, что в самой первой звуковой, точнее - разговорной (ведь шумы и музыка есть и в «Огнях большого города», и в «Новых временах») работе Чаплина, который целых 13 лет сопротивлялся присутствию речи на экране, персонажи пользуются неким эсперанто, выдуманным всего за два года до появления на свет Адольфа Гитлера и Чарльза Чаплина польским евреем Людвигом Цаменхофом. Сейчас уже трудно постичь, что в момент выхода «Великого диктатора» 15 октября 1940 года в США, где картина пользовалась большим зрительским успехом, примерно вчетверо превзойдя свой бюджет (а вот ни один из «Оскаров» так и не достался!), публика была поражена, что типичный чаплиновский герой-бродяжка заговорил в кино. И прежде униженный и оскорблённый человек, осознающий отчаянность и безвыходность своего положения, вдруг не пожелал дальше смиряться с этим. Он произносит гневную речь против самого абсурдного из всего абсурдного на свете - против фашизма и диктатуры. Поэтому «Великий диктатор» - поистине великий сатирический фильм. Абсурд, обличаемый Чаплином, реален. Он не выдуман, а существует в действительности. Является порождением не какого-то злого рока, а вполне объективных историко-политических причин. И у этого абсурда есть свой абсурдный лидер. Для того, чтобы раскрыть абсурдность происходящего, автор картины использует мотив двойничества. Жалкий еврей-парикмахер и самовлюблённый диктатор - словно отделённые друг от друга, существующие в разных слоях общества, несущие добро или зло «доктор Джекил и мистер Хайд». На одном полюсе - сострадание и человечность, на другом - бессердечие и жестокость. И абсурд заключается как раз в том, что постепенно вытесняется и уничтожается человеческое, а торжествует дьявольское. Самая же абсурдная сцена в «Великом диктаторе» - встреча Аденоида Хинкеля с Бендзини Напалони из некой страны Бактерии (разумеется, под этим «подражателем Наполеона», породившим фашизм, имелся в виду Бенито Муссолини). Два политических маньяка пытаются поделить между собой весь мир, по-детски или же как клоуны играя с большим глобусом (любопытно, что подобную шутку Чаплин придумал ещё в 1928 году в любительской «домашней ленте»). Но пока «мистер Хайд» не стал единственным обличьем человека, создатель «Великого диктатора» стремился при помощи своего смелого антидиктаторского кинопроизведения призвать людей к борьбе с всеобщим абсурдом, которому не стоит слепо повиноваться. Кстати, ценность и актуальность этой картины не теряется с течением десятилетий. В 1997 году она была включена в США в Национальный регистр фильмов, где собраны очень редкие или значительные произведения американского кинематографа. По мнению пользователей imdb.com, входит с оценкой 8,3 из 10 баллов чуть ли не в сотню самых рейтинговых лент за всю историю. И на Берлинском кинофестивале 2003 года была показана отреставрированная копия «Великого диктатора» вместе с дополнительными киноматериалами, отражающими процесс съёмок и разные версии некоторых сцен. (Сергей Кудрявцев)

Первый "говорящий" фильм Чаплина - злая и мужественная политическая сатира, полнометражный шарж на пришедших к власти в Европе фюреров, неизбежно толкающих человека в пропасть тоталитаризма, а человечество - к мировой бойне. Америка тогда еще пыталась с Гитлером дружить или, по крайней мере, договориться, поэтому бескомпромиссность чаплиновской сатиры едва не обернулась для него серьезными неприятностями. На сей раз высшая справедливость восторжествовала: едва ли не в день премьеры с огромными трудностями снятого фильма японцы разбомбили Перл Харбор, и, вместо обструкции, Мастеру устроили овацию: ты, мол, оказался прозорливее всех нас. А то сомневались!.. Картина же рассказывает о двух встречах: в первой встречаются два негодяя. Одного зовут Аденоид Хинкель и "ботает" он вроде бы по-немецки, другого - Наполони из страны Бактерии, и наполеончик этот приезжает навестить своего соратника, чтобы договориться о разделе соседней обоим диктаторам свободной покуда земли Устерии. Свидание сие чистый гротеск, выпендреж одного идиота перед другим: кто кого тяжелее, выше, значительнее - демонстрация неувядаемого мастерства актера, бесконечной фантазии выдумщика гэгмена, гения и классика "девятой музы". Другая встреча - на самом деле не встреча, а замещение одним двойником другого. Дело в том, что некий еврей парикмахер, в первую мировую спасший жизнь большому командиру, едва не погибший сам, потерявший память и вышедший из больницы, ни черта не соображая, уже после захвата власти "коричневыми", как две капли воды похож на самого Аденоида. Претерпев множество обид и гонений от подручных заплечных дел фюрера, чудесным образом и под руководством тоже впавшего в немилость спасенного командира парикмахер бежит из концлагеря, переходит границу с Устерией и, принятый всеми за Хинкеля, произносит торжественную речь... за демократию, человеколюбие, гуманизм. Что его ждет по окончании речи, мы можем только догадываться, Чаплин же, блистательно играющий и Хинкеля-Гитлера, и парикмахера, гуманно оставляет финал открытым. Есть в фильме и любовь, и гетто, и сопротивление, и мягкий юмор, и жестокость, и война. Но главное - сатира. Центральный эпизод, вошедший во все учебники кино, являет зрителю фюрера, самозабвенно забавляющегося с глобусом, начертанным на воздушном шарике. Уж он его и глазками поедает, и ручками поглаживает, и подкидывает кверху и сапожком, и попкой, и ловит, и вновь подкидывает, пока, наконец, ни с того, ни с сего шарик не лопается, оставляя Аденоида в недоумении и досаде. Чаплиновские находки в "Диктаторе", как и во всех прочих случаях, давным-давно и бесконечное число раз повторены в мировом кино. Вся экспозиция, являющая взору хохмы первой мировой, на мой взгляд, особенно хорошо усвоена французской и английской комедией 50-х - 60-х: от "Питкина" и лент с участием де Фюнеса до "боевиков" с Ришаром, Депардьё и Бельмондо. Политическая же сатира Чаплина, сама использовавшая пропагандистский и карикатурный плакат современной прессы, в свою очередь, безусловно отразилась в рисунках Кукрыниксов и Бор. Ефимова, не говоря уж о кинолубке сороковых годов. Чистейшая классика, "Великий диктатор", по достоинству оцененный в свое время зрителями и комментаторами, и сегодня смотрится великолепно, можно сказать, на одном дыхании, несмотря на значительную свою продолжительность. Тех из посетителей сайта, кто хотел бы прочесть более подробное и специальное толкование картины, я отошлю к старой, излишне заидеологизированной, но в иных (и в данном - тоже) случаях вполне еще актуальной монографии Александра Кукаркина "Чарли Чаплин" (М.: Искусство, 1960), где "Диктатору" посвящены десятки проникновенных страниц. Сам же, заканчивая эти короткие размышления, приведу из названной работы несколько цитат, представляющих прежде всего высказывания автора фильма и его коллеги, другого создателя и гения мирового кино, Сергея Эйзенштейна. "Во время работы над картиной Чаплин обронил слова, облетевшие весь мир: "Диктаторы смешны. Я хочу, чтобы люди над ними смеялись". Фильм был закончен до того, как жесточайшие трагедии второй мировой войны потрясли человечество. Иначе, без сомнения, истерик Хинкель приобрел бы более резко выраженные черты кровавого убийцы... Как писал в свое время Сергей Эйзенштейн, Чаплин "создает в "Диктаторе" великолепную и убийственную сатиру во славу победы Человеческого Духа над Бесчеловечностью. Этим самым Чаплин равноправно и твердо становится в ряд величайших мастеров вековой борьбы Сатиры с Мраком - рядом с Аристофаном из Афин, Эразмом из Роттердама, Франсуа Рабле из Медона, Джонатаном Свифтом из Дублина, Франсуа Мари Аруэ де Вольтером из Фернэ. И даже, может быть, впереди других, если принять во внимание масштаб Голиафа фашистской Подлости, Злодейства и Мракобесия, которого сокрушает пращой смеха самый младший из плеяды Давидов - Чарльз Спенсер Чаплин из Голливуда..."" (С. 190 - 191). (В. Распопин)

Блестящая антивоенная комедия великого Чарли Чаплина, пожалуй, единственная, которая полностью сохранила свою актуальность по сей день - несколько наивная, немного идиллическая, но, тем не менее жесткая, едкая и честная. Именно честная, ибо чаплинские глаза были первыми глазами, увидевшими, что таят за собой славные призывы Гитлера и всей их тройственной шайки! Именно Чарли был первым, кто осмелился честно и прямо высказать это через экран, в то время как другие отмалчивались, отворачивались, заминали страшную войну. Пусть взгляд Чаплина несколько поверхностный, пусть он не так уж глубоко копнул в поиске причин великой войны, пусть его взгляд немножко отстраненный - это самая сильная антифашистская картина до сих пор, которая без зверств, крови и пыток сумела передать весь ужас, несомый диктатурой фашизма. Фильм, за который Чаплина возненавидела вся Германия, фильм, из-за которого задрожали испуганные американские чиновники, фильм, который нес чистую, бескомпромиссную правду. Совершенство стиля, блестящее пародирование Гитлера и Муссолини, потрясающие экспрессивные монологи, раскрывающие сущность фашизма, невероятные аллегорические номера, как, например, с глобусом-миром, делают этот фильм величайшим достижением кино того времени. «Великий диктатор» - это великий фильм о свободе, о равенстве, о братстве. Этот фильм о самой великой беде 20-го века. Этот фильм о судьбе человечества. Это потрясающе эмоциональный фильм, в котором Чаплин открыто призывал людей всего мира к свержению диктатуры, к борьбе с фашизмом и нацизмом! Фильм, завершающийся пламенной речью, которую сказал самый большой маленький человек в мире. Эта речь - жгучая, правдивая, яркая - речь уже не киноперсонажа, это речь самого Чаплина, свято верившего в торжество человечности и справедливости, в мир равенства, в мир, где всем есть право на счастье - в мир без войн! Этот фильм нужно показать всем современным политикам, а особенно американским - может быть они одумаются, может быть прав был Чаплин, и все-таки есть надежда на торжество мира на земле! (Боб)

"Я бы отдал все на свете, чтобы только узнать, что Гитлер думает об этом фильме." - Чарли Чаплин. Все меняется в нашей жизни и кинематограф тоже. Мне кажется это больше плохо, чем хорошо. Кинематограф ведь вечен в отличие от людей. Согласитесь это немножко грустно. Ведь все когда-нибудь будет существовать без нас. Я бы хотел сейчас немного рассказать о самом смелом, о самом честном и о самом грустном фильме Чарли Чаплина. По крайней мере, для меня. Ведь нет ничего печальнее, чем закат легенды в кинематографе. Это я про Бродягу. Никогда раньше не думал, что увижу фильм Чаплина, где не будет Бродяги. Потому что времена нас меняют. Пришел… Великий диктатор (я люблю этот фильм). Этот фильм очень сильно отличается от других фильмов Чарли Чаплина. Самое главное изменение в этом фильме нет Бродяги. Нет, он не умер, он ушел к Новым временам. Вы можете в этом убедиться, посмотрев предыдущий фильм Чаплина. Еще этот фильм стал полностью звуковым, а это сразу конец для Бродяги. Ведь он не может говорить, потому что ему слова не нужны. Чаплин в это очень сильно верил. В этом фильме Чаплин сыграл две роли одновременно. Растяпу еврея, который работает парикмахером. И конечно безумного фашистского диктатора Аденоида Хинкеля. Две блестящие роли в великом фильме. Эти роли навсегда останутся в истории кино. Конечно это самый опасный фильм Чаплина. В открытую высмеивать Гитлера и всю его политику во время войны, не каждый рискнет на такой смелый поступок. А Чарли рискнул и снял один из самых своих сильных фильмов. Настоящее культовое кино. Этот фильм, нужно обязательно хотя бы один раз посмотреть. А всем почитателям творчества Чарли Чаплина забирать его в коллекцию. Мне кажется, для киномана это позор не знать культовый момент с шаром Земли. Великий кадр. Настоящая магия кино. В фильме очень много смешных моментов, но для меня этот фильм все равно будет грустным. Я пишу субъективно, поэтому я буду немножко непонятен, но по-другому я не могу. Конечно все из-за женщины. Великая и моя самая любимая актриса в кинематографе американка Полетт Годдард. Я ее очень люблю. Это мой идеал женщины и актрисы. А фильм Великий диктатор стал последним для Чарли и Полетт. После него они расстались, и я никогда больше не видел такой тонкой и доброй пары в кинематографе. Поэтому когда я смотрю этот фильм, мне всегда становится грустно. Я думаю, вы меня поймете. Любовь опаснее любой войны. Жизнь порой преподносит сюрпризы. Парикмахер становится похож на диктатора. А кинематограф всегда отражал реальную жизнь. Мы все чем-то похожи друг на друга. Но не один Великий диктатор не способен рассказать великую речь, которую скажет нам всем обыкновенный парикмахер. Мне кажется, именно это и хотел показать Чаплин, но Великий немой, к сожалению ушел. (zombion)

comments powered by Disqus