на главную

СТЫД (1968)
SKAMMEN

СТЫД (1968)
#30042

Рейтинг КП Рейтинг IMDb
  

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Драма
Продолжит.: 103 мин.
Производство: Швеция
Режиссер: Ingmar Bergman
Продюсер: Lars-Owe Carlberg
Сценарий: Ingmar Bergman
Оператор: Sven Nykvist
Студия: Cinematograph AB, Svensk Filmindustri (SF)

ПРИМЕЧАНИЯдве звуковые дорожки: 1-я - проф. закадровый двухголосый перевод; 2-я - комментарии (En).
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Liv Ullmann ... Eva Rosenberg
Max von Sydow ... Jan Rosenberg
Sigge Furst ... Filip
Gunnar Bjornstrand ... Col. Jacobi
Birgitta Valberg ... Mrs. Jacobi
Hans Alfredson ... Lobelius
Ingvar Kjellson ... Oswald
Frank Sundstrom ... Chief interrogator
Ulf Johansson ... The doctor
Vilgot Sjoman ... The interviewer
Bengt Eklund ... Guard
Gosta Pruzelius ... The vicar
Willy Peters ... Elder officer
Barbro Hiort af Ornas ... Woman in the boat
Agda Helin ... Merchant's wife

ПАРАМЕТРЫ частей: 1 размер: 1800 mb
носитель: HDD3
видео: 720x544 XviD 2046 kbps 23.976 fps
аудио: AC3 192 kbps
язык: En
субтитры: нет
 

ОБЗОР «СТЫД» (1968)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

В картине "Стыд", одном из самых выдающихся фильмов Бергмана, Лив Ульман и Макс фон Сюдов играют супружескую пару. Их любовь основана на слабости и взаимных уступках, но она в состоянии выстоять. Начинается война, которую герои в начале не замечают, пока она не приходит к ним на порог. Тогда им приходится пересмотреть самих себя, друг друга и свои взаимоотношения с новым, честным и жестоким подходом.

Общая идея фильма прекрасно выражена в словах Бенджиамина Франклина: «Что началось гневом, кончается стыдом». И герой фильма - музыкант, показанный как олицетворение главных человеческих пороков, возможно, еще способен осознать это?

По жанру это антивоенная притча. Супруги Ян и Эва Розенберг - музыканты. Сердечная болезнь Яна заставила их поселиться на небольшом острове Балтийского моря. Начавшаяся война достигает острова и разрушает их идиллическое существование. Хотя Розенбергам чужды и непонятны цели враждующих лагерей, они оказываются униженными и несчастными. Чувство страха переходит в желание мстить. А что касается слова "стыд", вынесенного в название, каждый зритель определит его значение сам. У критиков единого мнения не было и нет до сих пор. (Иванов М.)

Родившийся и живущий в невоевавшей на его памяти стране, Ингмар Бергман как художник, естественно, не мог оставаться в стороне от исторических катаклизмов, потрясавших человечество в ХХ столетии. И прежде всего - от фашизма, который режиссер видел своими глазами. Фильм "Стыд" - с одной стороны, как бы возвращение к социальной проблематике ранних лент режиссера, с другой - попытка зрелого мастера представить самому себе и зрителю, как бы он, художник, повел себя, окажись в экстремальной ситуации нашествия вражеских войск на родную землю. Кинематографический вариант оккупации оказывается чем-то сродни неудачной попытке военного переворота, вызвавшей, однако, локальную гражданскую войну, уничтожающую на островке, где проживают действующие лица картины, не только мир и спокойствие, но и саму живую душу человеческую. Герои "Стыда" - супружеская пара музыкантов. Муж - композитор и руководитель симфонического оркестра, жена - кажется, пианистка. Вражеский десант парашютистов нарушает, нет, разрушает их счастливую семейную жизнь, требуя проявить качества, в людях искусства обыкновенно отсутствующие или глубоко спрятанные: принятие на себе ответственности за жизнь ближнего, волевое решение занять определенную позицию в противоборстве участников конфликта, проявить мужество в общении с врагом и милосердие к падшим, пожертвовать ради спасения любимого или во имя гуманизма не просто благополучием, но если надо собственной жизнью и - что страшнее всего для художника - творчеством.

ПРЕМИИ И НАГРАДЫ

ЗОЛОТОЙ ГЛОБУС, 1969
Номинация: Лучший иноязычный фильм (Швеция).
ЗОЛОТОЙ ЖУК, 1969
Победитель: Лучшая актриса (Лив Ульман).
НАЦИОНАЛЬНЫЙ СОВЕТ КИНОКРИТИКОВ США, 1969, 1970
Победитель: Лучшая актриса (Лив Ульман) (1969), Лучший иноязычный фильм (Швеция) (1970).
НАЦИОНАЛЬНОЕ ОБЩЕСТВО КИНОКРИТИКОВ США, 1969
Победитель: Лучшая актриса (Лив Ульман), Лучший фильм, Лучший режиссер (Ингмар Бергман).
ОБЪЕДИНЕНИЕ СЦЕНАРИСТОВ ИСПАНИИ, 1970
Победитель: Лучший зарубежный фильм (Швеция).
ОБЪЕДИНЕНИЕ КИНОКРИТИКОВ КАНЗАСА, 1970
Победитель: Лучший зарубежный фильм.

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

Съёмки фильма были проведены на маленьком острове Форё (Faro), расположенном севернее большого шведского острова Готланд вне юго-восточного побережья Швеции.
Премьера фильма состоялась 29 сентября 1968 года в Швеции.
Бюджет: 2 800 000 шведских крон.
Ингмар Бергман был один из последних мастеров интеллектуального, философского кино, убежден директор Института культурологии, известный киновед Кирилл Разлогов: "Бергман пришел в кино из театра со своими актерами, своими традициями, своей концепцией и завоевал весь мир. Когда кино стали признавать как искусство, Бергман стал его символом. Именно он основал Европейскую киноакадемию и объединил кинематографистов-художников. Ингмар Бергман - фигура уникальная. Это мастер с большой буквы, принадлежащий не только Скандинавии, но всей мировой культуре."
Ингмар Бергман: "Кино будет существовать вечно" (интервью) - http://www.cinematheque.ru/post/137926.
Владислав Шувалов, Бергман - наш герой (к 90-летию гения) - http://www.cinematheque.ru/post/137921.

Экзистенциальная драма-антиутопия. Этот фильм может показаться неожиданным для тех зрителей, которые знают и любят Ингмара Бергмана, прежде всего, как поэта глубоко личных исповедей и в то же время хирурга интимного мира человеческих отношений, упорного исследователя замкнутой вселенной отдельного индивидуума, который уже утратил способность к контактам с другими людьми, а вот в себе обнаружил разверзнувшуюся пропасть. Однако политическая и антивоенная по своей сути притча «Стыд» снята в резкой, почти хроникальной манере, даже с внешней экспрессией. Камерное пространство типичных бергмановских драм вдруг оказалось открытым всем ветрам сумасшедшего времени начавшейся где-то войны (гражданской? третьей мировой?), хотя можно вспомнить, что намёки на внезапно случившийся резкий слом привычного миропорядка содержались ещё в «Молчании». А тут в малонаселённый, обособленный мир острова врываются, как чуждые завоеватели, какие-то посторонние люди: солдаты, телерепортёры, представители власти. Но главные и необъяснимые ужасы происходят где-то вдали: лишь трупы людей в море свидетельствуют - и это намного страшнее - о творящейся бойне, своеобразной чуме истребления, которая поразила человечество. Кроме того, «Стыд» явно перекликается с «Седьмой печатью», знаменательно снятой по двенадцатилетнему циклу тоже в Год Обезьяны, однако символизм и библейские мотивы теперь спрятаны в самом повествовании. Бергман словно реализует предсказание из Апокалипсиса (с того момента, когда ангел снимает седьмую печать), но делает это в довольно простой форме, максимально адекватной реальности. Страшный Суд, который имеет обличье обыкновенного земного кошмара, производит куда более сильное впечатление, чем живописание фантастических событий. Пророчество и предостережение выдающегося режиссёра точнее и глубже многих пугающих антиутопий о будущем. Апокалипсис, по Ингмару Бергману, наступает буднично и быстро - но неотвратимо и неисповедимо. Только чувство стыда - всеобщее и каждого человека в отдельности - может спасти человечество от неминуемой гибели. Да избавится устыдившийся - таков философски горький финал послания (иначе не скажешь) шведского мастера кино всем людям. Надо добавить, что внимательный зритель ныне обнаружит родственную связь этой картины с «Жертвоприношением», последней работой-завещанием Андрея Тарковского, которая по закономерному совпадению была создана именно в Швеции, и оператором являлся тот же Свен Нюквист. (Сергей Кудрявцев)

Родившийся и живущий в невоевавшей на его памяти стране, Ингмар Бергман как художник, естественно, не мог оставаться в стороне от исторических катаклизмов, потрясавших человечество в ХХ столетии. И прежде всего - от фашизма, который режиссер видел своими глазами. Фильм "Стыд" - с одной стороны, как бы возвращение к социальной проблематике ранних лент режиссера, с другой - попытка зрелого мастера представить самому себе и зрителю, как бы он, художник, повел себя, окажись в экстремальной ситуации нашествия вражеских войск на родную землю. Кинематографический вариант оккупации оказывается чем-то сродни неудачной попытке военного переворота, вызвавшей, однако, локальную гражданскую войну, уничтожающую на островке, где проживают действующие лица картины, не только мир и спокойствие, но и саму живую душу человеческую. Герои "Стыда" - супружеская пара музыкантов. Муж - композитор и руководитель симфонического оркестра (Макс фон Сюдов), жена (Лив Ульман) - кажется, пианистка. Вражеский десант парашютистов нарушает, нет, разрушает их счастливую семейную жизнь, требуя проявить качества, в людях искусства обыкновенно отсутствующие или глубоко спрятанные: принятие на себе ответственности за жизнь ближнего, волевое решение занять определенную позицию в противоборстве участников конфликта, проявить мужество в общении с врагом и милосердие к падшим, пожертвовать ради спасения любимого или во имя гуманизма не просто благополучием, но если надо собственной жизнью и - что страшнее всего для художника - творчеством. Труден выбор для жены композитора, но еще труднее он для него самого - мужчины, которому ранее не приходилось ни осуществлять на практике судьбоносного выбора, ни проявлять качества, свойственные воину, защитнику слабых. Герой поначалу сам оказывается слабым, уступает инициативу жене, ищет возможности договориться с оккупантами, а когда тех изгоняют - с законной властью, имеющей теперь к музыканту определенные претензии. Для того чтобы выжить, персонажу М. фон Сюдова приходится не только претерпеть разнообразные унижения, но и буквально переродиться, изолгаться, озлобиться, вывернуть себя наизнанку. Только тогда он отыщет в себе мужчину и воина, готового защищать все, что ему дорого. Но дастся ему эта победа слишком дорогой ценой: он утратит гармонию и любовь, он воочию увидит подноготную тех, кого считал друзьями, он познает, насколько хрупка и дешева человеческая жизнь в мире, лишенном привычной устойчивости. По большому счету, "Стыд" - фильм, конечно, не политический. Это глубокая психологическая драма частного человека, вынужденного как-то реагировать на требования, неожиданно предъявленные ему общественным конфликтом. Сам режиссер рассказывает о своем фильме следующее: "Первоначальным фоном фильма "Стыд" был страх. Я собирался показать, как бы я вел себя в период нацизма, если бы Швеция была оккупирована... я пришел к выводу, что я и физически и психически труслив, за исключением тех моментов, когда впадаю в ярость. Но в ярость я впадаю на момент, а труслив постоянно. Во мне силен инстинкт самосохранения, но моя ярость может сделать меня храбрецом. Это физиологическое явление. Но как бы я смог вынести долгую, изматывающую, холодную угрозу?.. Что от фашиста сидит в нас самих? В какой ситуации мы можем из добропорядочных социал-демократов превратиться в активных фашистов. Я все больше убеждаюсь в том, что, когда на человека оказывают сильное давление, он впадает в панику и исходит лишь из соображений собственной выгоды. Этой теме и посвящен фильм" (Цит. по: Бергман о Бергмане. М.: Радуга, 1985. С. 247 - 250). В финале картины выжившие и почти до неузнаваемости изменившиеся герои покидают "остров мертвых" на барке вместе с еще несколькими измученными людьми. Но едва отплыв от него, они застревают среди поражающей воображение (даже сегодня, несмотря на титанические усилия по этой части, предпринятые создателями последней версии "Титаника") массы трупов... Выберутся ли они на чистую воду, покинут ли мир смерти? Автор не дает ответа. Каждый волен решать сам. Почему фильм так называется - "Стыд"? Можно поразмышлять над этим, но лучше, пожалуй, еще раз предоставить слово И. Бергману, ответившему на аналогичный вопрос журналиста и конкретно, и столь же неопределенно, точно так, как завершает свою картину: "Можно сказать, что фильм построен на двух снах. Он начинается со сна Яна о мирной работе в оркестре и заканчивается сном Евы об утраченной любви. Как раз в середине фильма Ева сидит и говорит, что это приснилось кому-то. "О, как ему будет стыдно, когда он проснется!" В этом и заключается, попросту говоря, моя эстетическая и этическая позиция по отношению к этому фильму. Я считал, что взялся за непосильную задачу и что мне будет стыдно, когда фильм выйдет на экран, хотя вышло лучше, чем я ожидал" (Там же. С. 251 - 252). Стыд, таким образом, если оставить за скобками сомнения автора в своем детище, выступает здесь как стимул возрождения человека и человеческого общества, прошедших беспощадный художественный анализ, осуществленный шведским режиссером подобно своего рода медицинскому опыту, проведенному, между прочим, прежде всего на себе самом. И он особенно символический, знаковый, этот опыт честного художника - фильм "Стыд", поставленный Ингмаром Бергманом в роковом для большей части европейской интеллигенции 1968 году. (Виктор Распопин)

Этот фильм стоит посмотреть каждому интеллигентному человеку, чтобы понять, как тонка грань, отделяющая человека от зверя. Пожалуй, этот одна из сильнейших антивоенных картин, которую я видела. Фильмы Ингмара Бергмана я вообще люблю за неповторимость сюжетов и за то, как он показывает основные проблемы, волнующие людей вне зависимости от течения времени и изменений контекста бытия. В этом для меня его основное отличие от многих других мастеров авторского кино. В частности, исчерпывающее представление о почерке Бунюэля и Феллини можно получить на основании 3-4 фильмов. Многие из них, оставаясь азбукой кинорежиссуры, к сегодняшнему дню потеряли львиную долю своей актуальности, которая в свое время ошеломляла современников этих мэтров. Притом, что «Стыд» не похож ни на один другой его фильм - это чисто Бергмановская картина. Все время просмотра не покидает ощущение, что это документальное кино, снятое на любительскую кинокамеру прошлого века. На скрытую камеру… Вроде бы и нет в сюжете захватывающего действия, а оторваться невозможно. Точнее, оторваться можно, а вот не досмотреть до конца - нет. И, поверьте, глубина впечатлений, которые он оставляет, оправдывает все. Сюжет достаточно прост для пересказа, но он только шампур, на который нанизана психологическая составляющая и эмоции, которые испытываешь сам, глядя на происходящее на экране. Вероятно, создать столь достоверную картину о войне и фашизме в Европе Бергману помогли личные воспоминания, тот эмоциональный заряд, который он передал зрителям через свое вИдение событий тех лет. Безусловно, ему понятны и близки чувства героев - супружеской пары музыкантов филармонии, оказавшихся в предельно беспомощном положении перед ужасами войны. И режиссер представил нам историю о поведении таких людей в обстоятельствах, о которых очень хорошо знал сам. Надо сказать, достойного в их поступках, чувствах и взаимоотношениях осталось мало… А стыдного - много. Наблюдать за этой трансформацией тяжело. Не сопереживать им - невозможно. Судить людей за то, что в нечеловеческих условиях они теряют идеалы и проявляют трусость, глупость, изворотливость, жестокость не берусь. Не приведи Господь, оказаться на их месте! (tinon)

В 1968-м, 30 сентября, после премьеры "Стыда", Бергман запишет в своем дневнике: "Разумеется, хочется, чтобы и критики, и зрители хвалили тебя постоянно. Но как давно этого уже не было. У меня такое чувство, будто меня отодвинули в сторону. Что вокруг меня установилась вежливая тишина. Трудно дышать. Как я смогу продолжать работать?.. " Режиссер, безусловно, утрировал происходящее с ним, прекрасно понимая, что "отодвинуть в сторону" его чрезвычайно сложно. Он, как никак, знаковая фигура в истории кинематографа. Наверное, осознание этого более всего и пугала его. Он всегда старался избегать делать так называемые бергмановские фильмы как, например, Бунюэль, который, по его мнению, в основном только бунюэлевские фильмы и делал; или как Феллини, который в конце своего творчества тоже не избежал феллиниевских картин. Несмотря на это, "Стыд" типично авторское кино. Как истинный художник Бергман не мог остаться в стороне от исторических катаклизмов, потрясших человечество в ХХ веке, в том числе от фашизма, который режиссер видел своими глазами. Сам Бергман рассказывает о своем фильме следующее: "Первоначальным фоном фильма "Стыд" был страх. Я собирался показать, как бы я вел себя в период нацизма, если бы Швеция была оккупирована... я пришел к выводу, что я и физически и психически труслив, за исключением тех моментов, когда впадаю в ярость. Но в ярость я впадаю на момент, а труслив постоянно. Во мне силен инстинкт самосохранения, но моя ярость может сделать меня храбрецом. Это физиологическое явление. Но как бы я смог вынести долгую, изматывающую, холодную угрозу?.. Что от фашиста сидит в нас самих? В какой ситуации мы можем из добропорядочных социал-демократов превратиться в активных фашистов. Я все больше убеждаюсь в том, что, когда на человека оказывают сильное давление, он впадает в панику и исходит лишь из соображений собственной выгоды. Этой теме и посвящен фильм". Апокалипсис наступает внезапно, хотя весть о конце света может звучать годами. Война – это апокалипсис локального масштаба. Мгновение назад ты спокойно пропалывал огород и был не в состоянии зарубить курицу, а теперь, чтобы выжить, необходимо убивать людей. Бергман погружает героев в экстремальную ситуацию, словно спрашивает, как бы вы повели себя, будь на их месте. Вывернуться наизнанку, стать другим человеком. И человеком ли вообще? Когда оказываешься возле тельца маленького мертвого ребенка очень трудно оставаться самим собой. И в этом весь Бергман. Мрачный, тяжелый, давящий… Визуально "Стыд" выглядит как пришелец из далекого прошлого. В то время как весь кинематографический мир начинал купаться в цвете, Бергман, словно в противовес, предлагает нам вычурную черно-белую картинку. Минимум декораций, минимум актеров, максимум энергетики, заключенной внутри кадра. Вообще, это феномен Бергмана и Тарковского – снимать скучно и длинно, передавая на длинных общих планах, казалось бы, ничего не несущих, совершенно сумасшедшую энергетику. Погружать зрителя посредством созерцания на невероятную глубину, когда чувствуешь, что время, которое ты тратишь на просмотр, тебя обволакивает, и его количество переходит в иное эмоциональное качество восприятия. Это высочайшее мастерство. Но почему именно стыд? Неужели чувство стыда отдельного человека и всех людей, вместе взятых способно спасти человечество от катастрофы? Или же стыд выступает как стимул возрождения человека, новой жизни? Ответы на эти вопросы режиссер предлагает каждому искать самостоятельно. Может да, а может, и нет. Смогут ли герои выбраться из ада войны? Или же разделят участь тысяч погибших? А если смогут, то получиться ли у них начать ту самую новую жизнь? Мнение Бергмана – нет. Это ясно дает понять финал картины, когда герои и еще несколько измученных войной людей покидают злосчастный оккупированный остров и на лодке устремляются в море. Через какое-то время кормчий кончает жизнь самоубийством, а лодка застревает в огромном количестве трупов солдат. Раздутые мертвые тела, скрюченные пальцы, открытые в безмолвном крике рты… выхода нет. Сам Бергман вот что говорил о своем детище: "Можно сказать, что фильм построен на двух снах. Он начинается со сна Яна о мирной работе в оркестре и заканчивается сном Евы об утраченной любви. Как раз в середине фильма Ева сидит и говорит, что это приснилось кому-то. "О, как ему будет стыдно, когда он проснется!" В этом и заключается, попросту говоря, моя эстетическая и этическая позиция по отношению к этому фильму. Я считал, что взялся за непосильную задачу и что мне будет стыдно, когда фильм выйдет на экран, хотя вышло лучше, чем я ожидал". (Подковыров)

comments powered by Disqus