на главную

ЛЮБОВНОЕ НАСТРОЕНИЕ (2000)
FA YEUNG NIN WA

ЛЮБОВНОЕ НАСТРОЕНИЕ (2000)
#20156

Рейтинг КП Рейтинг IMDb
 IMDb Top 250 #240 

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Мелодрама
Продолжит.: 98 мин.
Производство: Гонконг | Франция
Режиссер: Kar Wai Wong
Продюсер: Kar Wai Wong
Сценарий: Kar Wai Wong
Оператор: Christopher Doyle, Pin Bing Lee
Композитор: Michael Galasso, Shigeru Umebayashi
Студия: Block 2 Pictures, Jet Tone Production, Paradis Films

ПРИМЕЧАНИЯиздание Criterion Collection. три звуковые дорожки: 1-я - рус. проф. закадровый двухголосый перевод (R5); 2-я - укр. проф. закадровый двухголосый (KWA Sound Production); 3-я - оригинальная (Cn) + субтитры.
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Maggie Cheung ... Su Li-zhen - Mrs. Chan
Tony Leung Chiu Wai ... Chow Mo-wan
Ping Lam Siu ... Ah Ping
Tung Cho 'Joe' Cheung ... Man living in Mr. Koo's apartment
Rebecca Pan ... Mrs. Suen
Kelly Lai Chen ... Mr. Ho
Man-Lei Chan ... Mr. Koo
Tsi-Ang Chin ... Amah
Roy Cheung ... Mr. Chan (voice)
Paulyn Sun ... Mrs. Chow (voice)

ПАРАМЕТРЫ частей: 1 размер: 4006 mb
носитель: HDD2
видео: 1200x720 AVC (MKV) 4139 kbps 23.976 fps
аудио: AC3-5.1 640 kbps
язык: Ru, Ua, Cn
субтитры: Ru, En
 

ОБЗОР «ЛЮБОВНОЕ НАСТРОЕНИЕ» (2000)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

Герои этого маленького шедевра Су и Чоу снимают в доме соседние комнаты. Их супруги все время в отлучке. Мы никогда не увидим их. Чоу узнает сумочку Су, подаренную ей мужем. У его жены такая же. А Су узнает галстук Чоу, подаренный ему женой. У ее мужа такой же. Без слов понятно, что их супруги изменяют им друг с другом. Что остается героям фильма? Мстить? А может просто окунуться в сладкую музыку любовного настроения?

Гонконг, 1962 год. Обыкновенный случай. Оказаться в одном месте, в одно время. Они встречаются в тесном коридоре одного из домов и снимают комнаты по соседству. Он женат, она замужем. Его жена подолгу засиживается на работе, ее муж постоянно в командировках. Время течет в ожидании правды о том, что семейные узы не всегда бывают крепки. Череда встреч, фраз, взглядов складывается в особое настроение, когда капли замирают и медленно разбиваются о мостовую, воздух наполнен особым пряным ароматом, а каждое движение превращается в танец. Это настроение любить.

В Гонконге начала шестидесятых в новое здание переезжают две молодые пары. Су Ли Жен, секретарша в крупной торговой компании, живет с мужем, который месяцами пропадает в командировках, журналист Чоу - с женой, которая никогда не приходит вовремя с работы и также часто уезжает из города. Вскоре Су и Чоу понимают, что у их супругов - любовная связь. Герои влюбляются друг в друга.

Они - тени чужого романа, главные герои которого не появятся в кадре. Они - отражения чужого отсутствия. В Гонконге идет дождь, будто это Москва и июль. Но они не шагают по Гонконгу. Они крадутся вдоль своих незаметных чувств, скользят бесплотными тенями, болезненно нащупывая узелки эмоций, тем более сильных, чем более скрытых. Усталый гламур шестидесятых, фасон отношений, притворяющийся равнодушным к производимому эффекту. Томные платья китайского шелка, сумочки из Сингапура. Это фильм, как моряк с Гибралтара, выдуманный Маргерит Дюрас, в нем отсутствует все, кроме главного - атмосферы и лихорадки. Кажется, что воздух не движется в полутемных кадрах Кар Вая, а время только снится минутным стрелкам, как это бывает в пространстве между двумя не принадлежащими друг другу людьми. Знаменитый фильм, множество наград.

Журналист Чоу Мо Вана (Тони Люн Чу Вай) и Су Ли Жен (Мэгги Чун) в один и тот же день вьезжают в две соседние комнаты в доходном доме. У обоих есть супруги, часто остающиеся на работе после окончания рабочего дня. Несмотря на добродушие хозяйки дома и соседей, Чоу и Су часто скучают в одиночестве в своих комнатах. Вскоре между ними завязывается дружба. Чоу и Су делятся друг с другом сомнениями насчет верности своих супругов. Чоу предлагает Су восстановить в лицах то, что происходит между их супругами и их любовниками, и постепенно граница между игрой и настоящим романом начинает таять. Су предлагает Чоу помочь ему с серией статей о боевых искусствах для газеты. Вместе с тем, как Чоу и Су становятся все ближе друг к другу, люди начинают замечать, что они пытаются убедить друг друга в том, что у них все не закончится так же, как у их супругов. Конец фильма печален, чередой в жизни г-н Чоу проходят поездки по региону Юго-Восточной Азии, но не задолго до конца фильма он возвращается в Гонгконг, туда, где когда-то судьба свела его и он познакомился с Су, и когда понимает, что все то, что было, уже прошло и это не вернуть, он уезжает в Камбоджу, чтобы в Ангкор Вате навсегда оставить свою тайну - любовь к Су. У фильма есть продолжение картина «2046», но суть той картины, в привязке к этой, уже не так ясна и понятна.

ПРЕМИИ И НАГРАДЫ

БРИТАНСКАЯ АКАДЕМИЯ, 2001
Номинация: Лучший фильм на иностранном языке (Вонг Кар-Вай).
СЕЗАР, 2001
Победитель: Лучший фильм на иностранном языке (Вонг Кар-Вай).
КАННСКИЙ КИНОФЕСТИВАЛЬ, 2000
Победитель: Серебряная премия за лучшую мужскую роль (Тони Люн Чу Вай), Технический гран-при (Кристофер Дойл, Ли Пинбинь, Уильям Чанг).
Номинация: Золотая пальмовая ветвь (Вонг Кар-Вай).
ЕВРОПЕЙСКАЯ КИНОАКАДЕМИЯ, 2000
Победитель: Приз "Международный экран" (Вонг Кар-Вай).
АВСТРАЛИЙСКИЙ КИНОИНСТИТУТ, 2001
Номинация: Лучший зарубежный фильм (Вонг Кар-Вай).
БОДИЛ, 2002
Номинация: Лучший не американский фильм (Вонг Кар-Вай).
ДАВИД ДОНАТЕЛЛО, 2001
Номинация: Лучший зарубежный фильм (Вонг Кар-Вай).
НЕЗАВИСИМЫЙ ДУХ, 2001
Номинация: Лучший зарубежный фильм (Вонг Кар-Вай).
НАЦИОНАЛЬНОЕ ОБЩЕСТВО КИНОКРИТИКОВ США, 2002
Победитель: Лучшая работа оператора (Кристофер Дойл, Ли Пинбинь), Лучший фильм на иностранном языке.
НЕМЕЦКАЯ КИНОАКАДЕМИЯ, 2001
Победитель: Лучший зарубежный фильм (Вонг Кар-Вай).
КИНОПРЕМИЯ ГОНКОНГА, 2001
Победитель: Лучшая мужская роль (Тони Люн Чу Вай), Лучшая женская роль (Мэгги Чун), Лучшая работа художника-постановщика (Уильям Чан), Лучшая работа художника по костюмам и гримера (Уильям Чан), Лучший монтаж (Уильям Чан).
КФ «ЗОЛОТАЯ ЛОШАДЬ», 2000
Победитель: Лучшая женская роль (Мэгги Чун), Лучшая работа оператора (Кристофер Дойл, Ли Пинбинь), Лучшая работа художника по костюмам и гримера (Уильям Чан).
ВСЕГО 44 НАГРАДЫ И 43 НОМИНАЦИИ.

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

«Любовное настроение» вместе с фильмами Вонга Карвая «Дикие дни» (1991) и «2046» (2004) неофициально считают одной трилогией.
Цитата из фильма: "Это решающий момент. Она не поднимает головы, чтобы дать ему возможность подойти ближе. Но он не может. Ему не хватает мужества. Она поворачивается и уходит."
Несмотря на то, что действия фильма происходят в Гонконге, на самом деле съемки проходили в Бангкоке (Таиланд). Одна сцена фильма также снималась в Ангкор-Вате (Камбоджа).
В этом фильме используются два нестандартных художественных приема: кажущийся повтор похожих сцен и отрывки, которые выглядят одной сценой, но на самом деле являются коллажем из многочисленных встреч главных героев. Спасибо за это оператору Кристофер Дойлу. Эти приемы создают у зрителя впечатление, что два главных героя повторяют одни и те же действия каждый день в течение очень долгого времени. Однако, если внимательно следить за платьями ципао, в которые одета Мэгги, можно заметить, что в каждом новом кадре в этих сценах на ней надето новое платье. Очевидно, что это не одна сцена, переснятая много раз, а отдельные самостоятельные дубли, каждый с новыми костюмами и новым гримом. Супруги Чоу и Су редко появляются в кадре, но когда это происходит, зритель не видит их лиц. Эти сцены полностью сняты с одной стороны, таким образом, что видны только Чоу или Су.
Премьера: 20 мая 2000.
Слоган - «Feel the heat, keep the feeling burning, let the sensation explode».
Пока Джон Ву делает кассовые хиты стильными, Вонг Кар-Вай делает стильное кино кассовым. Его фильмография включает весь спектр культового арт-хауса: от постмодернистских нарезок в духе Годара ("Чунгкингский экспресс") до пронзительных гей-мелодрам ("Счастливы вместе"). Он снимал кровавые гонконгские боевики еще до того, как Тарантино ввел на них моду. Задолго до Энга Ли с его "Крадущимся тигром, затаившимся драконом" он показал в "Прахе времен" балетное совершенство и глубокий эротический подтекст восточных боевых искусств. А триллером "Падшие ангелы" он предвосхитил знаменитого "Пса-призрака" Джима Джармуша. Стиль интеллектуального клипа позволяет ему мгновенно улавливать самое актуальное в современном кино и конспективно набрасывать черты будущей киномоды.
«Любовное настроение» вошел в список тридцати лучших фильмов о любви.
Официальные сайты и странички фильма - http://inthemoodforlove-wkw.com/; http://wkw-inthemoodforlove.com/eng/homepg/homepg.asp.

"Любовное настроение? Девушка, всегда есть!", - два года назад ответил мне разулыбавшийся вдруг продавец видеокассет, когда после выхода из кинотеатра я поняла, что этот фильм Вонга Кар-вая я буду смотреть еще не раз. "Нет, - говорю, вы не поняли… фильм такой должен был выйти". "Ааа … нее, пока нет". В гонконгских шестидесятых было почти так же, как в советских: коммуналки, разговоры на кухне, работа от звонка до звонка, роман-газета, звуки радиолы, обшарпанные стены, тусклый свет, просьбы привезти сумочку из-за границы и досужие соседские сплетни. Только у нас не играли в маджонг и не ужинали китайской лапшой, как в последнем и, кажется, самом цельном и сильном фильме Кар-вая. Он и Она заселились в соседние квартиры. Он - с женой, Она - с мужем. Но его жены часто не бывает дома: командировки. Также часто не бывает дома ее мужа. Совпадение случайных деталей, и отгадка отсутствия ясна: оба супруга изменяют, а госпожа Чань и господин Чоу пытаются понять механизм рождения любви между своими неверными, но не влюбиться. Они влюбляются. Так и не поняв, как. Вонг Кар-вай не боится банальных сюжетов. Все его фильмы - о любви, точнее - о влюбленности, еще точнее - о том мгновении, когда мир концентрируется в пределах глаз. Тех, что напротив. "Любовное настроение" - нежная, чуть размытая акварель, рисуют которую полувзгляды, полуулыбки, внезапно заполняющие все человеческое существо, разламывая реальность неожиданным сдвигом времени, рапидом и музыкой Майкла Галасса в каплях дождя. Время в мире Кар-вая измеряется количеством выкуренных сигарет и длительностью взгляда. Только в финале он на минуту включит хронометр, сделает засечку в общем потоке времени кадрами хроники встречи Шарля де Голля. Частную историю режиссер соотнесет с мировой, как это сделал Тарковский в кино и Пруст - в литературе. Глаз неверных супругов Кар-вай не покажет ни разу, в них нет ничего интересного. Зато угадает нежность в глазах Тони Люна, и будет любоваться Мэгги Чун. Они попробуют сыграть пьесу об измене, а получится история новой любви. Дым его сигарет безуспешен в попытке сломать тонкую перегородку стены, за которой мисс "прекрасное одиночество" безуспешна в попытке заснуть. Пронзительная скрипка, немножко серебристого пепла сгоревшего сердца, чуть-чуть слез в самой глубине глаз - вот и все, что останется от жгучего напряжения нерва, от боязни нарушить красоту. Эта красота не ускользнула от жюри Каннского фестиваля, назвавшего роль Тони Люна "лучшей мужской". Мэгги Чун вручили "Золотого Коня" в Тайпее на фестивале Китайского кино. Герои Кар-вая всегда одиноки, даже когда влюблены, все они - художники жизни, ее философы и поэты, глубокие актеры-трагики, вечные, как сама любовь. Быть вместе в пределах философии Кар-вая невозможно, но можно влюбиться, чтобы обладать своей человеческой тайной. "В древние времена, когда у человека появлялась тайна, с которой он ни с кем не хотел делиться, знаешь, что он делал? Он поднимался на гору, находил в нем подходящее дерево, проделывал в нем дупло и шепотом поведывал ему свою тайну. Потом брал влажную глину и заделывал ею дупло. И тайна на веки вечные оставалась тайной". Свою тайну Вонг Кар-вай, к счастью, не прячет в дупло, он ею делиться со зрителем. Чтобы "Любовное настроение" могли обрести и мы. (Елена Максимченко)

Эстетская ретро-мелодрама. Этот фильм мог, наверно, называться примерно так: «Задержанная эякуляция», если бы рассказывал историю любви, происшедшую не в 60-е годы, а на рубеже XXI столетия. Вспомните хотя бы бельгийско-французскую «Порнографическую связь», в которой и в помине нет заявленной порнографии, и вообще все, что было между случайно встретившимися мужчиной и женщиной, останется сокрытой тайной, недоступной для посторонних наблюдателей. Вот и Вон Карвай, подобно своему более молодому коллеге Фредерику Фонтейну, тоже предпочел в самый последний момент исключить уже отснятые любовные сцены, посчитав их излишними. Тем более, что герои (еще один мужчина и еще одна женщина, судьбой сведенные вместе в большом мегаполисе) не раз говорят о нежелании быть такими, как все, то есть поддаться обычному адюльтеру и подтвердить сплетни, распускаемые любопытными соседями. К тому же режиссер намеренно не показывает на экране законных супругов обоих персонажей, заставляя только предполагать, как же они выглядят, и можно даже крамольно думать, что их словно и не существует в природе. И вообще кинематографическая реальность, которая любовно воспроизведена в бытовых подробностях безвозвратно ушедшего времени, вдруг замедляется в своем течении, искусственно продлевается в снятых рапидом эпизодах, закономерно приобретая вневременной и иносказательный смысл. Будто является реализованной метафорой «остановленного мгновения» или (в соответствии с даосской теорией любви) надолго задержанной эякуляции. Неразделенная страсть, неосуществленное влечение, незавершенный половой акт - это понятия отнюдь не из восточной культуры. Сам процесс переживания чувств с перехваченным дыханием, чуть ли не с замершим сердцем, в некой неправдоподобно длительной ситуации «королевской паузы», как бы на грани неизбежной потери внутренней энергии и бесконечного растворения «инь» в «ян», тут куда важнее и полнее для человеческого самосознания. И точно ценнее мгновенного выброса эмоций, пребывания словно в загнанном состоянии, неудержимого бега в поисках адреналина, скоротечного семяизвержения. Эта метаморфоза особенно знаменательна именно в связи с Вон Карваем, который считался неисправимым «азиатским Годаром», наспех фиксирующим ручной камерой все, что проносится мимо с бешеной скоростью, существует только «здесь и сейчас». В лентах «Чунцинское экспресс-кафе» (перевод «Чункинский экспресс» является нонсенсом) и «Падшие ангелы» это неукротимое ощущение жизни «на последнем дыхании» было доведено уже до зрительно стробоскопического эффекта. Кадры подчас мелькали с такой быстротой, что глаз едва успевал заметить их стремительную смену, а иногда изображение вообще оказывалось смазанным, превращаясь в некие расплывчатые цветовые пятна, которые продолжали нервно пульсировать, будто сердце в резко повысившемся ритме. Отчасти переходной работой стал фильм «Счастливы вместе», где еще врываются в повествование хаотические движущиеся картинки, но это почти типичное road movie развертывается, скорее, в вендерсовском угасающем темпе, в свою очередь воспринятом у Микеланджело Антониони. И в данном плане «Любовное настроение» может показаться уже фирменно антониониевским произведением из его знаменитой пенталогии конца 50-х - начала 60-х годов, чем-то вроде «Затмения» или «Красной пустыни» с их тотальным впечатлением «некоммуникабельности чувств». Но эта ассоциация все же обманчива. Вон Карвай, достигнув значимого по разным параметрам 42-летнего возраста, решительно поменял свой стиль, а главное - отношение к миру вокруг себя, обратившись как раз к восточному представлению обо всем сущем, в котором можно найти гармонию и изначальный смысл даже в том случае, когда окружающая жизнь и личная судьба вроде бы не дают никакого повода для радости. Более того - чем печальнее и безысходнее человеческий удел, тем умиротвореннее, мудрее и возвышеннее знание о сути бытия. Вовсе не экзистенциальная тоска гложет нежданно влюбившихся друг в друга героев «Любовного настроения». И даже не грусть о неминуемо утекающем прочь, совсем неиспользованном времени, пусть примерно об этом сказано в финальном послесловии. Если уж искать аналогии для данной ленты Вон Карвая, то это многие работы так обожаемого еще и Вимом Вендерсом японца Ясудзиро Одзу, которые проникнуты светлым сожалением о тщете желаний и до сих пор поражают своим очищающим влиянием на душу. Сам Вон Карвай признавался, что любимым фильмом Одзу для него является предпоследнее творение классика - «Осень в семействе Кохаягава», созданное, между прочим, в 1961 году, то есть практически тогда, когда начинается действие «Любовного настроения». Это время еще памятно в ностальгическом ключе для гонконгского постановщика, который в 1962 году в четырехлетнем возрасте был перевезен родителями из родного Шанхая в казавшийся чужим Гонконг, где и говорили на ином (кантонском) диалекте. Но воссоздавая прошлое, Вон Карвай как будто вспоминает также и о своих впечатлениях от кинокартин великого японца, следуя за ним не только в деталях и нюансах - кроме того, наследуя животворный дух и неиссякаемую любовь к постоянно меняющейся и вместе с тем в корне неизменной реальности. Отказ от личного счастья в любви вовсе не исключает уравновешенного и проясненного приятия мира. Герои, которые должны были бы остаться несчастными по европейским представлениям, находят успокоение, правда, различное для каждого из них. Ребенок, видимо, рожденный от нелюбимого мужа, станет утешением на всю жизнь для чувствующей себя одинокой женщины. А мужчина, отдавшись целиком работе, поведав о своей несбывшейся любви лишь древней колонне в полуразрушенном храме и напоследок посетив тот дом, где возникло «запретное чувство», словно избавляется от тяжкого бремени, переводя продленное настоящее сразу в завершенное минувшее и оставив его в благодарной памяти. В первый момент после того, как фильм закончится под повторенную в очередной раз красивейшую и трогательную мелодию, от которой невольно пробегут мурашки по коже, и даже какое-то время спустя еще будешь думать о поведанном с привычной для западных людей непереносимой грустью… Пока внезапно не поймешь очевидную для восточной культуры истину, что можно быть счастливыми и порознь, а соединиться навсегда друг с другом вероятно лишь в некоем надмирном пространстве или за пределами этого бытия. Тут и постигаешь, что целомудренное «Любовное настроение», которое внешне выступает в качестве антитезы, допустим, сверхоткровенной «Корриды любви» / «Империи чувств», на самом-то деле, свидетельствует о той же тотальной и всепоглощающей любви, вознесенной из области физического наваждения в сферу идеального созерцания. Собственно говоря, не к этому ли пришел 24 года спустя после создания своего экстремального шедевра японец Нагиса Осима, преподав в «Табу» символический урок: красота заслуживает только стороннего восхищения, истинное чувство не терпит сексуальных притязаний. А любовное настроение, добавим, дороже навязчивого позыва второпях «перепихнуться». Так что же - последовать совету философии Дао и хранить в себе нерастраченными запасы своего мужского начала?! Ведь в ленте «Счастливы вместе» Вон Карвай, напротив, позволил в первых же кадрах выплеснуться открыто и понапрасну энергии двух гомосексуальных любовников, которые так и не обрели провозглашаемого счастья, поскольку один из них искал лишь обычный секс, а второй мучался от невозможности любви. И если бы «Любовное настроение» сделал какой-нибудь иной автор, его можно было бы заподозрить в «слюнявости» и «старомодности чувств». Но у Вон Карвая получилось искреннее и ничем не замутненное кино о том, что All You Need Is Love. И сохранить это хрупкое ощущение гораздо сложнее, чем задержать эякуляцию. (Сергей Кудрявцев)

Человеку с нашим воспитанием ни за что не понять нюансы азиатской любви. Мы и в своей-то не больно разбираемся. У азиатов все тоньше, деликатнее, поэтичнее. По крайней мере, именно такова их любовь, когда изображать ее берется Вонг Кар-Вай. Он берет ситуацию замысловатую, но стерильно простую. В многоквартирный курятник (гонконгский вариант хрущевок) въезжают семьи Чан и Чоу (это две разные семьи). В первой муж постоянно в отъездах. Во второй где-то по вечерам постоянно задерживается жена. Госпожа Чан и господин Чоу скучают в одиночестве, и от нечего делать начинают общаться и встречаться. О нет, не подумайте - никакого close contact! Они говорят о своих половинах. Быстро вычислив, что супруги им изменяют, причем друг с другом, герои Кар-Вая начинают упоительную игру, имитируя эту любовь. Глупенькие! Они не понимают, что такие игры безнаказанными не бывают. Тони Люн за господина Чоу в Каннах-2000 получил главный актерский приз. Но все же, «Любовное настроение» - фильм откровенно режиссерский. И я вам скажу: трудно припомнить столь безупречную режиссуру. Не могу, конечно, ручаться, что я понимаю замысел Кар Вая, но впечатление такое, что замысел свой он воплотил стопроцентно. А это под силу только самым великим. Признаюсь: мне не слишком по душе так называемое «авторское», «элитарное» кино. Я его не слишком понимаю, потому и не могу толком растолковать свои впечатления (а ради этого - изложения впечатлений - собственно, и был затеян в свое время сайт JSPV). Диск с «Любовным настроением» пролежал у меня на полке больше года в ожидании того момента, когда сойдутся звезды. В конце концов, желание возникло, но в конструктивный конечный итог я не верил. Как выяснилось - совершенно напрасно. Несмотря на вялотекущий сюжет (а есть ли там вообще сюжет?), фильм просмотрелся на одном дыхании. У Кар-Вая получилась одна из лучших любовных историй кинематографа, и уж во всяком случае - одна из самых красивых. Для азиатов внешняя сторона дела вообще имеет колоссальное значение. Чжан Имоу, например, доводит ее до эстетического абсурда, четвертуя свои фильмы по цветовому признаку (вспомните «Героя», например). Или корейские боевики - тупые до безобразия, кровавые до отвращения и прекрасные наружно. Азаиты живут в сладостном плену символов и ритуалов, с этим ничего не смогли поделать ни Мэйдзи, ни Квентин Тарантино, ни фирма «Сони». Этика восточных отношений совершенно чужда нашему мозгу (и глазу, в частности). Азиатская жизнь по своим внешним проявлениям нам, бледнолицым, глубоко инородна. Поэтому, когда смотришь «Любовное настроение», трудно отделаться от ощущения, что это - фильм про роботов. Настолько неестественны и непонятны экранные эмоции и поступки. А они так живут, на самом деле. Я знаю, я консультировался со специалистами! Кар-Вай заставляет своих героев проигрывать одну и ту же ситуацию по нескольку раз. Они пытаются совершить немыслимое - еще и еще войти в ту же реку. Их чувство возникло искусственно, и так же искусственно развивается. Следить за этим - настоящее наслаждение: там столько нюансов и полутонов, столько вариаций отношений между влюбленными! И, черт возьми, постепенно понимаешь: никакие они не роботы, эти двое на экране. И сам ты переживал многое из того, что они заставляют себя переживать. Вот этот взгляд исподлобья - точно так же ты когда-то смотрел, пытаясь понять, что чувствует твоя университетская подружка. А другая женщина в другом месте точно так же нервно постукивала пальцами, пытаясь вызвать тебя на откровенный разговор. В «Любовном настроении» важен каждый вздох - только так его и смотреть, не упуская ни мгновения. Потому что, как у всякого большого режиссера, в каждом кадре у Кар-Вая - послание для вас. Лично. (Джон Сильвер)

Это решающий момент. Она не поднимает головы, чтобы дать ему возможность подойти поближе. Но он не может, ему не хватает мужества. Она поворачивается и уходит. Гонконг, 1962 год. Дом, перенаселенный эмигрантами из Шанхая. Вполне обеспеченные люди вынуждены снимать комнаты, по сути, в коммунальных квартирах, где каждый шаг на виду у любопытных соседей. Он - журналист Чоу Мо Ван, она - секретарша Су Ли. Они въезжают в соседние квартиры. У обоих есть супруги, часто отсутствующие по работе, их мы почти не видим. Чоу узнает сумочку Су, подаренную ей мужем. У его жены такая же, а Су узнает галстук Чоу, подаренный ему женой. У ее мужа такой же. Ответ очевиден: его жена изменяет ему с ее мужем. А госпожа Чань и господин Чоу захотят понять, как же началась связь между их неверными супругами. Но постепенно граница между игрой и настоящим романом начинает таять… В шестидесятые люди, во что бы то ни стало, старались выглядеть добропорядочными, скрыть неприглядные стороны своего бытия. Герои фильма вынуждены притворяться, делать вид, что ничего не произошло. Два человека, потерявшие себя. Уязвимые, Несмелые. Они так и не решаются изменить свою жизнь. Они лишь робко репетируют свой роман, слишком возвышенно и нежно, чтобы кого-то можно было обвинить в измене. Вонг Кар-Вай рассказывает нам историю простую и даже чуть-чуть банальную. Но сюжет здесь ничего не значит, важно лишь уникальное настроение, которое создает режиссер. Гламур 60-х, тонкий силуэт Мэгги Чун, облаченный в томные платья из китайского шелка, стук ее каблуков по лестнице, медленные встречи и робкие взгляды, недосказанность, дым сигарет Тони Люна, слезы в глубине его глаз, пронзительная музыка Шигеру Умебаяши - полная печали и томления, одиночество… Герои Кар-Вая всегда одиноки. В его философии двум героям невозможно быть вместе, но можно влюбиться, чтобы обладать своей тайной. Любовное настроение - это умение уважать таинство любви. « В старые времена, когда у человека была тайна, которой он ни с кем не хотел делиться, знаешь, что он делал?- он шел на гору, находил дерево, проделывал в нем дупло и шепотом рассказывал в него свою тайну. Потом брал влажную землю и залеплял ею дупло. И тайна навечно оставалась внутри». Вонг Кар-Вай ввел в моду платоническую любовь. Любовное настроение - выражение желание, которое не может быть удовлетворено и поэтому сохраняет свою силу. После просмотра «Любовного настроения» хочется надевать красивые платья, как у Мэгги Чун, влюбится в незнакомца и тосковать, не делая никаких попыток познакомиться с ним, просто окунуться в сладкую музыку любовного настроения. Расстаться навсегда. И пусть эта любовь навсегда останется как воспоминание, как настроение. Все, что было в прошлом, ушло. Это больше не существует. Он вспоминает эти ушедшие годы, будто смотрит в плохо вымытое мутное оконное стекло. Вроде что-то видно, но расплывчато и неясно. Прошлое - это нечто, что можно мысленно увидеть, но невозможно коснуться. (Giulia)

comments powered by Disqus