на главную

ЛЮБОВНОЕ НАСТРОЕНИЕ (2000)
FAA YEUNG NIN WA

ЛЮБОВНОЕ НАСТРОЕНИЕ (2000)
#20156

Рейтинг КП Рейтинг IMDb
 IMDb Top 250 #237 

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Мелодрама
Продолжит.: 99 мин.
Производство: Гонконг | Франция
Режиссер: Kar-Wai Wong
Продюсер: Kar-Wai Wong
Сценарий: Kar-Wai Wong
Оператор: Christopher Doyle, Ping Bin Lee
Композитор: Michael Galasso, Shigeru Umebayashi
Студия: Block 2 Pictures, Paradis Films, Jet Tone Production

ПРИМЕЧАНИЯиздание Criterion Collection. две звуковые дорожки: 1-я - рус. проф. закадровый двухголосый перевод (R5); 2-я - оригинальная (Cn) + субтитры.
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Maggie Cheung ... Su Li-zhen (Mrs. Chan)
Tony Chiu-Wai Leung ... Chow Mo-wan
Ping Lam Siu ... Ah Ping
Tung Cho 'Joe' Cheung ... Man living in Mr. Koo's apartment
Rebecca Pan ... Mrs. Suen
Kelly Lai Chen ... Mr. Ho
Man-Lei Chan ... Mr. Koo
Kam-Wah Koo
Szu-Ying Chien ... Amah
Paulyn Sun ... Mrs. Chow (voice)
Roy Cheung ... Mr. Chan (voice)

ПАРАМЕТРЫ частей: 1 размер: 3621 mb
носитель: HDD2
видео: 1200x720 AVC (MKV) 4300 kbps 23.976 fps
аудио: AC3-5.1 448 kbps
язык: Ru, Cn
субтитры: Ru, En
 

ОБЗОР «ЛЮБОВНОЕ НАСТРОЕНИЕ» (2000)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

Су и Чоу снимают в доме соседние комнаты. Их супруги все время в отлучке. Однажды Чоу узнает сумочку Су, подаренную ей мужем, - у его жены такая же. А Су узнает галстук Чоу, подаренный ему женой, - такой же есть у ее мужа. Герои понимают, что их супруги изменяют им друг с другом...

Гонконг, 1962-й год. Журналист Чоу Мо-ван (Тони Люн Чу Вай) с женой (озв. Полин Сунь) и Су Ли-чжен (Мэгги Чун), работающая помощницей руководителя, которой приходится подолгу ждать, когда муж, господин Чан (озв. Рой Чун), возвратится из очередной заграничной командировки, в один и тот же день въехали в расположенные по соседству комнаты, арендованные в доходном доме. Их знакомство носило необязательный, случайный характер, пока Чоу и Су не начали догадываться о романе своих вторых половинок... (Евгений Нефедов)

Обыкновенный случай. Оказаться в одном месте, в одно время. Они встречаются в тесном коридоре одного из домов и снимают комнаты по соседству. Он женат, она замужем. Его жена подолгу засиживается на работе, ее муж постоянно в командировках. Время течет в ожидании правды о том, что семейные узы не всегда бывают крепки. Череда встреч, фраз, взглядов складывается в особое настроение, когда капли замирают и медленно разбиваются о мостовую, воздух наполнен особым пряным ароматом, а каждое движение превращается в танец. Это настроение любить...

Они - тени чужого романа, главные герои которого не появятся в кадре. Они - отражения чужого отсутствия. В Гонконге идет дождь, будто это Москва и июль. Но они не шагают по Гонконгу. Они крадутся вдоль своих незаметных чувств, скользят бесплотными тенями, болезненно нащупывая узелки эмоций, тем более сильных, чем более скрытых. Усталый гламур шестидесятых, фасон отношений, притворяющийся равнодушным к производимому эффекту. Томные платья китайского шелка, сумочки из Сингапура. Это фильм, как моряк с Гибралтара, выдуманный Маргерит Дюрас, в нем отсутствует все, кроме главного - атмосферы и лихорадки. Кажется, что воздух не движется в полутемных кадрах Кар-Вая, а время только снится минутным стрелкам, как это бывает в пространстве между двумя не принадлежащими друг другу людьми...

ПРЕМИИ И НАГРАДЫ

КАННСКИЙ КИНОФЕСТИВАЛЬ, 2000
Победитель: Технический Гран-При (Кристофер Дойл, Ли Пинбин, Уильям Чанг), Лучший актер (Тони Люн Чу Вай).
Номинация: «Золотая пальмовая ветвь» (Вонг Кар-Вай).
БРИТАНСКАЯ КИНОАКАДЕМИЯ, 2001
Номинация: Лучший фильм на иностранном языке (Вонг Кар-Вай).
СЕЗАР, 2001
Победитель: Лучший иностранный фильм (Вонг Кар-Вай).
ДАВИД ДОНАТЕЛЛО, 2001
Номинация: Лучший иностранный фильм (Вонг Кар-Вай).
БОДИЛ, 2002
Номинация: Лучший не американский фильм (Вонг Кар-Вай).
ЕВРОПЕЙСКАЯ КИНОАКАДЕМИЯ, 2000
Победитель: Приз «Международный экран» (Вонг Кар-Вай, Франция/Гонконг).
НЕМЕЦКАЯ КИНОАКАДЕМИЯ, 2001
Победитель: Лучший иностранный фильм (Вонг Кар-Вай, Гонконг/Франция).
ГОНКОНГСКАЯ КИНОПРЕМИЯ, 2001
Победитель: Лучший актер (Тони Люн Чу Вай), Лучшая актриса (Мэгги Чун), Лучший монтаж (Уильям Чан), Лучшая работа художника-постановщика (Уильям Чан), Лучшие костюмы и грим (Уильям Чан).
Номинации: Лучший фильм, Лучший режиссер (Вонг Кар-Вай), Лучший сценарий (Вонг Кар-Вай), Лучшая работа оператора (Кристофер Дойл, Ли Пинбин), Лучший оригинальный саундтрек (Майкл Галассо), Лучший новый исполнитель (Пинг Лам Сиу).
АВСТРАЛИЙСКИЙ ИНСТИТУТ КИНО, 2001
Номинация: Приз за лучший иностранный фильм (Вонг Кар-Вай).
НЕЗАВИСИМЫЙ ДУХ, 2001
Номинация: Лучший иностранный фильм (Вонг Кар-Вай, Гонконг/Франция).
ПРЕМИЯ «ХЛОТРУДИС», 2002
Победитель: Лучший фильм, Лучшая работа оператора (Кристофер Дойл, Ли Пинбин).
Номинации: Лучший режиссер (Вонг Кар-Вай), Лучший сценарий (Вонг Кар-Вай), Лучшая актриса (Мэгги Чун), Лучший актер (Тони Люн Чу Вай).
ПРЕМИЯ БРИТАНСКОГО НЕЗАВИСИМОГО КИНО, 2001
Победитель: Лучший иностранный независимый фильм (на иностранном языке).
КИНОПРЕМИЯ «FOTOGRAMAS DE PLATA», 2002
Победитель: Лучший иностранный фильм (Вонг Кар-Вай).
МОНРЕАЛЬСКИЙ ФЕСТИВАЛЬ НОВОГО КИНО, 2000
Победитель: Лучший художественный фильм (Вонг Кар-Вай).
АЗИАТСКО-ТИХООКЕАНСКИЙ КФ, 2000
Победитель: Лучшая работа оператора (Кристофер Дойл, Ли Пинбин), Лучший монтаж (Уильям Чан).
МКФ В ГЕНТЕ, 2000
Номинация: Гран-При (Вонг Кар-Вай).
МКФ В ДУРБАНЕ, 2001
Победитель: Лучший исполнитель главной роли (Мэгги Чун).
МКФ В ВАЛЬДИВИИ, 2001
Победитель: Лучший фильм (Вонг Кар-Вай).
КФ «ЗОЛОТАЯ ЛОШАДЬ», 2000
Победитель: Лучшая работа оператора (Кристофер Дойл, Ли Пинбин), Лучшая женская роль (Мэгги Чун), Лучшие костюмы и грим (Уильям Чан).
Номинации: Лучший художественный фильм, Лучший режиссер (Вонг Кар-Вай), Лучший сценарий (Вонг Кар-Вай), Лучшая мужская роль (Тони Люн Чу Вай), Лучшая работа художника-постановщика (Уильям Чан), Лучший оригинальный саундтрек (Майкл Галассо).
НАЦИОНАЛЬНОЕ ОБЩЕСТВО КИНОКРИТИКОВ США, 2002
Победитель: Лучший фильм на иностранном языке, Лучшая работа оператора (Кристофер Дойл, Ли Пинбин).
АЗИАТСКАЯ АССОЦИАЦИЯ КИНОКРИТИКОВ, 2001
Победитель: Лучшая актриса (Мэгги Чун).
СОЮЗ КИНОКРИТИКОВ БЕЛЬГИИ, 2001
Победитель: Гран-При.
АССОЦИАЦИЯ КИНОКРИТИКОВ АРГЕНТИНЫ, 2002
Победитель: Приз «Серебряный кондор» за лучший иностранный фильм (Вонг Кар-Вай, Гонконг).
ОБЩЕСТВО КИНОКРИТИКОВ НЬЮ-ЙОРКА, 2001
Победитель: Лучший фильм на иностранном языке (Гонконг/Франция), Лучшая работа оператора (Кристофер Дойл, Ли Пинбин).
ОБЩЕСТВО КИНОКРИТИКОВ ЛОНДОНА, 2001
Номинация: Лучший фильм на иностранном языке.
АССОЦИАЦИЯ КИНОКРИТИКОВ ЛОС-АНДЖЕЛЕСА, 2001
Номинации: Лучший иностранный фильм (Вонг Кар-Вай), Лучшая работа оператора (Кристофер Дойл, Ли Пинбин).
ВСЕГО 44 НАГРАДЫ И 49 НОМИНАЦИЙ.

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

«Любовное настроение» принято объединять с фильмами «Дикие дни» (1990 https://www.imdb.com/title/tt0101258/) и «2046» (2004 ) в неофициальную трилогию Вонг Кар-Вая (род. 1958 https://en.wikipedia.org/wiki/Wong_Kar-wai).
Рабочие названия: «Beijing zhi xia» (Beijing Summer / Лето в Пекине); «Flower Like Years» (Цветок как годы).
Съемки заняли 15 месяцев.
Место съемок: Бангкок (Таиланд); храмовый комплекс Ангкор-Ват (Камбодже https://en.wikipedia.org/wiki/Angkor_Wat); Гонконг [студия]; Сингапур.
Транспортные средства, показанные в картине - http://www.imcdb.org/movie.php?id=118694.
Номер комнаты, где живет мистер Чоу - «2046» - название следующего полнометражного фильма Кар-Вая.
В картине есть отсылки к лентам: «Чунгкингский экспресс» (1994 ) и «Счастливы вместе» (1997 https://www.imdb.com/title/tt0118845/).
Саундтрек (2000): 1. Yumeji's Theme [Shigeru Umebayashi]; 2. Mo-wan's Dialogue - Tony Chiu-Wai Leung; 3. Angkor Wat Theme I [Michael Galasso]; 4. ITMFL I [Michael Galasso]; 5. Aquellos Ojos Verdes - Nat 'King' Cole [Adolfo Utrera, Nilo Menendez]; 6. Shuang Yan - Deng Bai Ying [Yao Min]; 7. ITMFL II [Michael Galasso]; 8. Radio Broadcasting / Hua Yang De Nian Hua - Zhou Xuan https://en.wikipedia.org/wiki/Zhou_Xuan [Chen Xe Xin] https://youtu.be/jlzcKXFc6wM; 9. Quizas, Quizas, Quizas (Perhaps, Perhaps, Perhaps) - Nat 'King' Cole [Osvaldo Farres]; 10. Bengawan Solo - Rebecca Pan [Gesang Martohartono]; 11. ITMFL III [Michael Galasso]; 12. Si Lang Tan Mu - Tan Xin Pei [Traditional Chinese Song]; 13. Zhuang Tai Bao Xi - Zhu Xue Qing, Xie Hui Jun; 14. Blue [Michael Galasso]; 15. Hong Nian Hui Zhang Sheng - Zheng Jun Mian, Li Hang; 16. Li-zhen's Dialogue / Te Quiero Dijiste (Magic Is The Moonlight) - Nat 'King' Cole [Maria Grever]; 17. Angkor Wat Theme II [Michael Galasso]; 18. Yue Er Wan Zhao Jiu Zhou - Chiu Wai Ping [Liang Le Yin, Li Jun Qing]; 19. Casanova / Flute [Michael Galasso]; 20. Yumeji's Theme / Li-zhen's Dialogue [Shigeru Umebayashi]; 21. Angkor Wat Theme Finale [Michael Galasso].
Информация об альбомах саундтреков: http://soundtrackcollector.com/title/10962/; https://www.soundtrack.net/movie/in-the-mood-for-love/.
Картину снимали кинокамерами Arriflex 35 BL4 и Arriflex 535 с объективами Zeiss.
Кадры фильма: https://screenmusings.org/movie/blu-ray/In-the-Mood-For-Love/; https://www.blu-ray.com/In-the-Mood-for-Love/132988/#Screenshots; https://www.cinemagia.ro/filme/fa-yeung-nin-wa-o-iubire-imposibila-219/imagini/; https://www.cineol.net/imagenes/pelicula/6635_Deseando-Amar-(In-the-Mood-for-Love); https://www.epd-film.de/galerien/mood-love-2000; https://outnow.ch/Movies/2000/InTheMoodForLove/Bilder/.
Цитаты: https://citaty.info/movie/lyubovnoe-nastroenie-fa-yeung-nin-wa; http://citaty.vvord.ru/citaty-k-filmu/Lyubovnoe-nastroenie/ и текст фильма: http://cinematext.ru/movie/ljubovnoe-nastroenie-fa-yeung-nin-wa-2000/; http://vvord.ru/tekst-filma/Lyubovnoe-nastroenie/.
Премьера: 20 мая 2000 (Каннский кинофестиваль); начало проката: 29 сентября 2000 (Гонконг), 8 ноября 2000 (Франция).
Англоязычное название, и во французском прокате - «In the Mood for Love».
Слоган: «Feel the heat, keep the feeling burning, let the sensation explode».
Трейлер (фр.) - https://youtu.be/tVr3MUeLv3o.
Официальный сайт фильма - http://www.wkw-inthemoodforlove.com/.
Лента выдвигалась от Гонконга на премию «Оскар» в 2001 году, однако не вошла в «шорт-лист».
Обзор изданий картины: http://www.dvdbeaver.com/film/DVDCompare/inthemoodforlove.htm; https://www.blu-ray.com/In-the-Mood-for-Love/132988/#Releases.
«Любовное настроение» на Allmovie - https://www.allmovie.com/movie/v201762.
О картине на сайте Criterion Collection - https://www.criterion.com/films/198-in-the-mood-for-love.
Three Reasons: In the Mood for Love (Criterion Collection) - https://youtu.be/AfZbh4cteqI.
«Любовное настроение» во Французской синематеке - http://cinema.encyclopedie.films.bifi.fr/index.php?pk=69213.
На Rotten Tomatoes у фильма рейтинг 90% на основе 126 рецензий (https://www.rottentomatoes.com/m/in_the_mood_for_love_2001).
На Metacritic фильм получил 85 баллов из 100 на основе рецензий 28 критиков (https://www.metacritic.com/movie/in-the-mood-for-love).
Картина входит во многие престижные списки: «Лучшие фильмы всех времен» по версии издания Sight & Sound (25-е место); «100 лучших фильмов мирового кино» (снятых не на английском языке) по версии журнала Empire (2000) (42-е место); «Лучшие фильмы» по версии сайта They Shoot Pictures (45-е место); «50 лучших фильмов мирового кино» по версии сайта Time Out (25-е место); «501 Must See Movies»; «100 величайших фильмов XXI века» по результатам опроса BBC (2016) (2-е место); «Лучшие фильмы 21-го века» по версии газеты Guardian (2019) (5-е место); «100 лучших фильмов» по версии Entertainment Weekly (2013); «Лучшие фильмы нулевых» по версии издания A.V. Club (31-е место); «Лучшие фильмы» по версии главных режиссеров современности (2012) (72-е место); «Лучшие фильмы 21-го века» по версии сайта They Shoot Pictures (1-е место); «50 лучших фильмов десятилетия» по версии сайта Time Out - New York (2009) (5-е место); «100 лучших фильмов на иностранном языке» по результатам опроса BBC (2018) (9-е место); «Лучшие фильмы» по версии сайта Rotten Tomatoes; «Рекомендации ВГИКа».
Рецензии: https://www.mrqe.com/movie_reviews/fa-yeung-nin-wa-m100034732; https://www.imdb.com/title/tt0118694/externalreviews.
Видеоэссе: «'Любовное настроение': Границы внутри границ» - https://youtu.be/01E5otZCpqw; «Как Вонг Кар-Вай пишет кино светом» - https://youtu.be/TiUvXd2hMY8; «Вонг Кар-Вай: Одержимость цветом» - https://vimeo.com/201365254; «Абсолютный поток сознания Вонг Кар-Вая» - https://youtu.be/ID78WACgTvo.
Картина спародирована в комедиях: «Моей жене восемнадцать» (2002 https://www.imdb.com/title/tt0345685/); «Китайская история» (2005 https://www.imdb.com/title/tt0469050/); «DVD» (2006 https://www.imdb.com/title/tt0492875/).
19 марта 2019: Вонг Кар-Вай спустя шесть лет после выхода его картины «Великий мастер» (2013 https://www.imdb.com/title/tt1462900/) возвращается в кинематограф, сообщает «Indiewire» (https://www.indiewire.com/2019/03/wong-kar-wai-blossoms-sequel-in-the-mood-for-love-2049-1202052119/). В конце этого года или в начале 2020 он наконец начнет съемки давно задуманной картины - экранизации романа «Цветение» (Blossoms https://www.imdb.com/title/tt3881914/) Цзинь Юйчэна, повествующего о жизни трех жителей Шанхая во времена окончания культурной революции и уже в 1990-х. Этим проектом Кар-Вай живет уже долго - только четыре года он потратил на написание сценария. По словам режиссера, фильм продолжит его трилогию, в которую входят «Дикие дни», «Любовное настроение» и «2046», но, по всей видимости, будет больше иметь отношения именно к «Любовному настроению». Впрочем, к кастингу режиссер только планирует преступить.

СЮЖЕТ

Действие фильма происходит в Гонконге начала 1960-х. Журналист Чоу Мо-ван (Тони Люн Чу Вай) и Су Ли-чжен (Мэгги Чун) в один и тот же день въезжают в две соседние комнаты в доходном доме. У обоих есть супруги, часто задерживающиеся на работе. Несмотря на добродушие хозяйки дома и соседей, Чоу и Су часто скучают в одиночестве в своих комнатах. Вскоре между ними завязывается дружба. Чоу и Су делятся друг с другом сомнениями насчет верности своих супругов. Чоу предлагает Су восстановить в лицах то, что происходит между их супругами и их любовниками, и постепенно граница между игрой и настоящим романом начинает таять. Су предлагает Чоу помочь ему с книгой о боевых искусствах. Вместе с тем, как Чоу и Су становятся все ближе друг к другу, они пытаются убедить друг друга в том, что у них все не закончится так же, как у их супругов. Конец фильма печален, чередой в жизни г-н Чоу проходят поездки по региону Юго-Восточной Азии, но незадолго до конца фильма он возвращается в Гонконг, туда, где когда-то судьба свела его и он познакомился с Су, и когда понимает, что все то, что было, уже прошло и это не вернуть, он уезжает в Камбоджу, чтобы в Ангкор-Вате навсегда оставить свою тайну - любовь к Су...

Нулевые: Не-итоги. [...] Фильм напрочь мог испортить шаблонный сценарий, но актеры и оператор «Любовного настроения» выравнивают эту неровную и зияющую сюжетными пробоинами колымагу. Если же вы хотите посмотреть действительно хорошее кино про смерть, то достаточно посмотреть одну из серий оригинальной «Сумеречной зоны» с аналогичным сюжетом. Там хоть нет никаких излишеств, да и актеры не пытаются перепрыгнуть через себя. [...] (Макс Милиан, «Кино-Театр.ру»)

Стоял 1962-й. Жили в одной коммуналке, встречались вечерами в очереди за лапшой. Ее (Чун) муж пропадал в деловых поездках за границей, и вечера она коротала в кино. Его (Люн) жена пропадала в деловых поездках за границей, и он засиживался в своей редакции допоздна. Соседи до утра играли в маджонг, а стоило распахнуть окно - и теплый воздух весеннего Гонконга навевал особое настроение. Настроение влюбиться. «Приятно вспомнить в час заката любовь, забытую когда-то» - это про фильм Вонга Кар Вая. Он построен по тем же принципам, по каким работает память: во главе угла не объективная иерархия вещей, а превосходство минутных впечатлений над жизненными потрясениями. Все женщины в фильме носят платья одного фасона, единственного, что сохранила память героя из моды тех лет. Зато узор на платье героини может, как в волшебной сказке, вдруг измениться в одной и той же сцене, повинуясь смене эмоции. Чувство, называемое любовью, так же эфемерно, как память. Вонг Кар Вай снял величайшую из мелодрам, хотя бы потому, что нашел силы признать такие качества любви, как летучесть и случайность выбора ее объекта. Путешествуя в прошлое закончившейся любви, Вонг Кар Вай с запалом романтика напоминает разбитым сердцам об утраченной нежности. Навевает особое настроение. Настроение влюбиться. (Алексей Васильев, «Афиша»)

Встретились два одиночества. "Любовное настроение? Девушка, всегда есть!", - два года назад ответил мне разулыбавшийся вдруг продавец видеокассет, когда после выхода из кинотеатра я поняла, что этот фильм Вонга Кар-вая я буду смотреть еще не раз. "Нет, - говорю, вы не поняли... фильм такой должен был выйти". "Ааа ... нее, пока нет". В гонконгских шестидесятых было почти так же, как в советских: коммуналки, разговоры на кухне, работа от звонка до звонка, роман-газета, звуки радиолы, обшарпанные стены, тусклый свет, просьбы привезти сумочку из-за границы и досужие соседские сплетни. Только у нас не играли в маджонг и не ужинали китайской лапшой, как в последнем и, кажется, самом цельном и сильном фильме Кар-вая. Он и Она заселились в соседние квартиры. Он - с женой, Она - с мужем. Но его жены часто не бывает дома: командировки. Также часто не бывает дома ее мужа. Совпадение случайных деталей, и отгадка отсутствия ясна: оба супруга изменяют, а госпожа Чан и господин Чоу пытаются понять механизм рождения любви между своими неверными, но не влюбиться. Они влюбляются. Так и не поняв, как. Вонг Кар-вай не боится банальных сюжетов. Все его фильмы - о любви, точнее - о влюбленности, еще точнее - о том мгновении, когда мир концентрируется в пределах глаз. Тех, что напротив. "Любовное настроение" - нежная, чуть размытая акварель, рисуют которую полувзгляды, полуулыбки, внезапно заполняющие все человеческое существо, разламывая реальность неожиданным сдвигом времени, рапидом и музыкой Майкла Галассо в каплях дождя. Время в мире Кар-вая измеряется количеством выкуренных сигарет и длительностью взгляда. Только в финале он на минуту включит хронометр, сделает засечку в общем потоке времени кадрами хроники встречи Шарля де Голля. Частную историю режиссер соотнесет с мировой, как это сделал Тарковский в кино и Пруст - в литературе. Глаз неверных супругов Кар-вай не покажет ни разу, в них нет ничего интересного. Зато угадает нежность в глазах Тони Люна, и будет любоваться Мэгги Чун. Они попробуют сыграть пьесу об измене, а получится история новой любви. Дым его сигарет безуспешен в попытке сломать тонкую перегородку стены, за которой мисс "прекрасное одиночество" безуспешна в попытке заснуть. Пронзительная скрипка, немножко серебристого пепла сгоревшего сердца, чуть-чуть слез в самой глубине глаз - вот и все, что останется от жгучего напряжения нерва, от боязни нарушить красоту. Эта красота не ускользнула от жюри Каннского фестиваля, назвавшего роль Тони Люна "лучшей мужской". Мэгги Чун вручили "Золотого Коня" в Тайбэе на фестивале Китайского кино. Герои Кар-вая всегда одиноки, даже когда влюблены, все они - художники жизни, ее философы и поэты, глубокие актеры-трагики, вечные, как сама любовь. Быть вместе в пределах философии Кар-вая невозможно, но можно влюбиться, чтобы обладать своей человеческой тайной. "В древние времена, когда у человека появлялась тайна, с которой он ни с кем не хотел делиться, знаешь, что он делал? Он поднимался на гору, находил в нем подходящее дерево, проделывал в нем дупло и шепотом поведывал ему свою тайну. Потом брал влажную глину и заделывал ею дупло. И тайна на веки вечные оставалась тайной". Свою тайну Вонг Кар-вай, к счастью, не прячет в дупло, он ею делиться со зрителем. Чтобы "Любовное настроение" могли обрести и мы. (Елена Максимченко, «Киномания»)

60-е годы, Гонконг. В разные комнаты одной коммунальной квартиры въезжают две семейные пары. Госпожа Чан (Мэгги Чун) работает в турбюро секретаршей, господин Чоу (Тони Люн Чу Вай) - в типографии. Они часто встречаются в подъезде, строго и формально здороваясь друг с другом, но все меняется, когда они замечают, что галстук господина Чоу такой же, как у мужа госпожи Чан, сумочка которой, в свою очередь, абсолютно такая же, как у его жены. Без всяких сомнений, у их супругов роман, что лишь подтверждает их одновременный отъезд в Японию в служебную командировку. Это, в свою очередь, дает начало красивому, целомудренному роману между теми, кого покинула любовь. Максимальный эффект, которого может добиться своей работой режиссер, - сделать так, чтобы их фильм стремились пересматривать сразу же после его окончания. Когда чувства и мысли, заложенные в картину постановщиком, не вмещаются в тесные рамки экранного времени, и побуждают возвращаться к ленте снова и снова, с каждым новым просмотром снимая еще один слой и замечая новые, ранее пропущенные детали. Когда настроение фильма настолько уникально, что впитывается через кожу и, единожды проникнув в вас, заставляет удивляться, как можно было жить раньше без этого неповторимого ощущения причастности к чему-то прекрасному. Вонг Кар-Вай - именно такой режиссер, чьи предыдущие картины «Чунгкингский экспресс», «Падшие ангелы» и «Счастливы вместе» вызывали бурю эмоций и оставляли неизгладимый след в душе. Жаль, но теперь им придется потесниться - приближается «Любовное настроение». Во всех рекламных проспектах фильм подается как «ретро-мелодрама невысказанных чувств», и это действительно так. Роман между двумя главными героями настолько интимный и трепетный, что они не решаются довериться друг другу, и режиссер целиком и полностью на их стороне, ревностно охраняя их тайну не только от окружающих (каждый раз, когда герои встречаются на улице, она пустынна), но и от нас, зрителей - все, что мы увидим, это полунамеки, случайные взгляды, невольные движения (даже на пустынной улице камера как бы подглядывает за героями, из окон, из-за углов)... Персонажи не говорят о чувствах, но прекрасно знают, что происходит в душах друг друга: снаружи они спокойны и рассудительны, а внутри разрываются от эмоций, зараженные любовным недугом. К сожалению, рассказать, о чем фильм, невозможно, и сколько бы я о нем не написал, это будет лишь самая верхушка айсберга, а многие аспекты картины и мысли, которые заложил в ленту Кар-Вай, останутся неохваченными. Фильм многогранен и эмоционален, Кар-Вай виртуозно и бережно облекает в киноформу потаенные чувства и мимолетные переживания, рассказывая о том, что ускользает от взгляда в повседневной суете, и о том, что мы сами не всегда способны поймать в своих собственных мыслях, - четкие, яркие фотографии того, что блуждает в закоулках нашей души, не находя выхода. Каждая сцена «Любовного настроения» символична и безукоризненно точна, и в ленте нет ничего лишнего, что делает ее неподвластной исчерпывающему анализу - покадровый разбор лишь разложит ее на составляющие, но не выдаст сам рецепт. Для синефила «Любовное настроение» неоценимый подарок, благо что практически каждый кадр картины содержит в себе ключи, загадки, символы и намеки, разгадывать которые - отдельное удовольствие. Меняющиеся наряды Мэгги Чун, галстуки Тони Люн Чу Вая, часы, сигареты, дождь, стены, двери, лестницы, лампы - настроение фильма сплетается из причудливых узоров и мелких деталей, удивительно заснятых Кристофером Дойлом. Музыке в ленте отводится не меньшая роль, и ее подбор, как всегда у Кар-Вая, вызывает искреннее восхищение. Актеры в этой истории - статисты, одна из деталей композиции, пусть и самая важная для нее. И Тони Люн Чу Вай, и Мэгги Чун полностью подчинены воле режиссера, играя глазами, походкой, всем телом. Изящный изгиб бедра лежащей Мэгги Чун, строгая расслабленность сидящего в кресле Тони Люн Чу Вая - они тот самый последний штрих, финальный мазок на полотне, который вызывает его к жизни и придает ему завершенный, совершенный вид. Мы, кстати, так и не узнаем, имел ли место роман между супругами главных героев - возможно, они сами додумали его, как предлог почувствовать настроение любить. Вам, по счастью, надо куда меньше - найти и посмотреть этот фильм. Сценарий: 10. Актерская игра: 10. Визуальная часть: 10. Музыка: 9.0. Общая оценка: 10. (Борис Хохлов, «Hong Kong Cinema»)

В отношении Вонга Кар-вая видится особенно справедливым и точным высказывание о том, что истинный творец всю жизнь создает одно и то произведение, в применении к кинематографу - снимает фильм. Один и тот же, невзирая на обращение к разным сюжетам, вольное чередование места и времени действия, имен и характеров действующих лиц... И даже - вопреки радикальному изменению стилистики, как в случае с его девятой по счету постановкой. «Любовное настроение» принято считать (с подачи самого режиссера-сценариста) продолжением «Диких дней» (1991), но речь может идти о продолжении разве что косвенном, тематическом, а точнее, «настроенческом». Невозможно заставить себя поверить, что подразумевается та же самая (пусть вновь в исполнении красавицы Мэгги Чун) Ли Чжен - по истечении примерно двух лет после того, как оборвался ее бурный роман с нахрапистым, беспокойным Юдди, сыгранным Лесли Чуном в совсем иной манере. Не более строго задана связь и с третьей частью условной трилогии, формально - сводимая чуть ли не к табличке на дверях гостиничного номера, где остановился Чоу, пока не задумывающийся о тех фантастических событиях, что будут развертываться в 2046-м году. К слову, не сложнее провести параллель с двумя (предшествующим и последующим) опытами режиссера в жанре фильмов действия о восточных единоборствах. Задумчивая настойчивость, с какой Мо-ван вынашивает идею романа о кун-фу и берется за реализацию замысла (мы становимся свидетелями, в частности, написания главы с участием небезызвестного пьяного мастера), вдохновленный интересом издателя и, главное, поддержкой, оказанной Су Ли, позволяет, право, глубже понять смысл исканий отшельника Фэна Оуяна и великого Ип Мана... Любая картина Вонга Кар-вая таит в себе целую Вселенную чувств. И все-таки «Любовное настроение» резко выделяется в ряду его предшествующих работ, в которых - в большей или меньшей степени - кипели нешуточные страсти и бушевали эмоции, а сам автор заражал зрителя необоримым стремлением охватить окружающую действительность как можно стремительнее, всю и сразу. Врасплох! Максимально подвижная, словно старающаяся угнаться за рваным ритмом шумных и залитых разноцветными огнями улиц современного мегаполиса камера Кристофера Дойла вдруг обретает умудренную размеренность и деликатную плавность движений1, которую, словно достигнутого контраста было мало, дополнительно усиливает съемка в рапиде. А взамен причудливых музыкальных импровизаций режиссер раз за разом вводит в ткань повествования незабываемые, бередящие души сочинения: так называемую тему Юмэдзи, изначально написанную Сигэру Умэбаяси для одноименного фильма Сэйдзуна Судзуки, неисправимого лирика из Страны восходящего солнца, и песню кубинца Освальдо Фарреса Quizas, Quizas, Quizas. Между прочим, Кар-вай справедливо счел, что именно эта составляющая является универсальной, и не стал дословно переводить на английский язык оригинальный заголовок, навеянный творчеством китайской певицы Чжоу Сюань. Намек за замечательную композицию Брайана Ферри I'm in the Mood for Love (отсылающую в свою очередь к классическому джазовому опусу 1930-х) пришелся как нельзя кстати, исчерпывающе передав суть... Впрочем, с не меньшим основанием можно утверждать, что «Любовное настроение», открывшее новую страницу в творчестве постановщика, уникально для всего кинематографа рубежа столетий и тысячелетий. Обращение к реалиям начала 1960-х, воссозданным с редкостным тщанием и любовью (причем вынужденно воссозданным - в Бангкоке, поскольку чиновники КНР не имели права выдать разрешение на съемки в Пекине, не ознакомившись с законченным сценарием, которого у Вонга попросту не было), послужило достаточным оправданием для возвращения к подзабытой эстетике. И не столько к эстетике, сколько - в уже изрядно растраченные мироощущение и миросозерцание, по-разному выражавшиеся художниками на Западе и на Востоке, но и роднившие таких непохожих кинематографистов, как итальянец Микеланджело Антониони, японец Ясудзиро Одзу и даже француз Жан-Люк Годар2, тоже не чуждавшийся пронзительных сантиментов. Ничто не вечно под Луной, а уж феномену славного, поистине «оттепельного» (во многих аспектах, не сводимых к истории нашего Отечества) десятилетия, отмеченного явлением поколения шестидесятников, было тем более уготовлено краткое существование. Вот и история Су и Чоу, встретившихся случайно, не менее случайно открывших для себя неприятную тайну и с неизбежностью, невзирая на зародившиеся высокие чувства, расстающихся, носит мимолетный характер. А между тем миг их очередного свидания наедине, когда ни Он, ни Она так и не решаются поддаться любовному порыву - и элементарно признаться себе в том - разрастается, кажется, до бесконечности. Вонг прибегает к сильному (но лишенному навязчивой демонстративности, как у Алехандро Гонсалеса Иньярриту в драме «21 грамм» (2003)) монтажному решению, безо всякого объяснения и пауз чередуя фрагменты их непродолжительных встреч. Чередуя словно по прихоти памяти, без устали возвращающей нас в сладостные минуты, - позволяя догадываться о времени и месте робких свиданий лишь по ряду внешних деталей, прежде всего по разным платьям3 госпожи Чан. Именно такие мгновения фактически неотличимы от вечности, во всяком случае - в ее восприятии человеком. И грустное послесловие с размышлением о прошлом, на которое можно мысленно взирать, словно через тусклое, плохо вымытое стекло, но к которому нельзя прикоснуться, ничего, в сущности, не меняет. Быстротекущее время оказывается бессильно - и развалины древних храмов (увиденные журналистом в Камбодже, куда прибыл с визитом генерал Де Голль, то есть незадолго до военного переворота и террора красных кхмеров, что придает финалу еще и острый политический подтекст) кажутся самим воплощением величественной бесконечности. Картина оставляет с поразительно, несказанно светлым и радостным ощущением на душе, в умиротворенности и с воспоминанием о томительном, но и неизъяснимо прекрасном любовном настроении. Тот факт, что режиссер-сценарист не стал вводить уже отснятые интимные сцены, окончательно придав рассказу, таким образом, платонический характер (в одном из разговоров возлюбленные договариваются, что не станут, следуя пагубному примеру, опускаться до измены), глубоко символичен! Вонг Кар-вай как мало кто из коллег (тем более - из современников, все менее стесняемых цензурными запретами и негласными нормами приличия) приблизился к запечатлению мига зарождения любви, сумев чутко постичь процесс «кристаллизации», если воспользоваться метафорой Стендаля. Тайна так и останется навсегда сокрытой от людей в дупле дерева, а быть может, и от Су, которую мы видим спустя несколько лет воспитывающей сына, и от самого Чоу, ненадолго вернувшегося туда, где таится столько волнительных воспоминаний... Отдельно хочется отметить, что такой на первый взгляд старомодный, на поверку же - получающий вневременное звучание фильм не только снискал признание профессионалов от кинематографа в разных частях света (от самого Гонконга до Франции и Германии), но и был не без интереса встречен широкой публикой, собрав $12,85 млн. Авторская оценка 9/10.
1 - Правда, на сей раз талантливый австралийский оператор оказался не единственным, кто работал над лентой. 2 - Если не ошибаюсь, стилизованные вступительные и заключительные титры и эпиграф-комментарий являются данью уважения именно ему. 3 - Всего для актрисы было подобрано 46 (!) разных туалетов, а грим занимал по пять часов в день. (Евгений Нефедов)

Эстетская ретро-мелодрама. Этот фильм мог, наверно, называться примерно так: «Задержанная эякуляция», если бы рассказывал историю любви, происшедшую не в 60-е годы, а на рубеже XXI столетия. Вспомните хотя бы бельгийско-французскую «Порнографическую связь», в которой и в помине нет заявленной порнографии, и вообще все, что было между случайно встретившимися мужчиной и женщиной, останется сокрытой тайной, недоступной для посторонних наблюдателей. Вот и Вон Кар-вай, подобно своему более молодому коллеге Фредерику Фонтейну, тоже предпочел в самый последний момент исключить уже отснятые любовные сцены, посчитав их излишними. Тем более, что герои (еще один мужчина и еще одна женщина, судьбой сведенные вместе в большом мегаполисе) не раз говорят о нежелании быть такими, как все, то есть поддаться обычному адюльтеру и подтвердить сплетни, распускаемые любопытными соседями. К тому же режиссер намеренно не показывает на экране законных супругов обоих персонажей, заставляя только предполагать, как же они выглядят, и можно даже крамольно думать, что их словно и не существует в природе. И вообще кинематографическая реальность, которая любовно воспроизведена в бытовых подробностях безвозвратно ушедшего времени, вдруг замедляется в своем течении, искусственно продлевается в снятых рапидом эпизодах, закономерно приобретая вневременной и иносказательный смысл. Будто является реализованной метафорой «остановленного мгновения» или (в соответствии с даосской теорией любви) надолго задержанной эякуляции. Неразделенная страсть, неосуществленное влечение, незавершенный половой акт - это понятия отнюдь не из восточной культуры. Сам процесс переживания чувств с перехваченным дыханием, чуть ли не с замершим сердцем, в некой неправдоподобно длительной ситуации «королевской паузы», как бы на грани неизбежной потери внутренней энергии и бесконечного растворения «инь» в «ян», тут куда важнее и полнее для человеческого самосознания. И точно ценнее мгновенного выброса эмоций, пребывания словно в загнанном состоянии, неудержимого бега в поисках адреналина, скоротечного семяизвержения. Эта метаморфоза особенно знаменательна именно в связи с Вон Кар-ваем, который считался неисправимым «азиатским Годаром», наспех фиксирующим ручной камерой все, что проносится мимо с бешеной скоростью, существует только «здесь и сейчас». В лентах «Чунцинское экспресс-кафе» (перевод «Чункинский экспресс» является нонсенсом) и «Падшие ангелы» это неукротимое ощущение жизни «на последнем дыхании» было доведено уже до зрительно стробоскопического эффекта. Кадры подчас мелькали с такой быстротой, что глаз едва успевал заметить их стремительную смену, а иногда изображение вообще оказывалось смазанным, превращаясь в некие расплывчатые цветовые пятна, которые продолжали нервно пульсировать, будто сердце в резко повысившемся ритме. Отчасти переходной работой стал фильм «Счастливы вместе», где еще врываются в повествование хаотические движущиеся картинки, но это почти типичное road movie развертывается, скорее, в вендерсовском угасающем темпе, в свою очередь воспринятом у Микеланджело Антониони. И в данном плане «Любовное настроение» может показаться уже фирменно антониониевским произведением из его знаменитой пенталогии конца 50-х - начала 60-х годов, чем-то вроде «Затмения» или «Красной пустыни» с их тотальным впечатлением «некоммуникабельности чувств». Но эта ассоциация все же обманчива. Вон Кар-вай, достигнув значимого по разным параметрам 42-летнего возраста, решительно поменял свой стиль, а главное - отношение к миру вокруг себя, обратившись как раз к восточному представлению обо всем сущем, в котором можно найти гармонию и изначальный смысл даже в том случае, когда окружающая жизнь и личная судьба вроде бы не дают никакого повода для радости. Более того - чем печальнее и безысходнее человеческий удел, тем умиротвореннее, мудрее и возвышеннее знание о сути бытия. Вовсе не экзистенциальная тоска гложет нежданно влюбившихся друг в друга героев «Любовного настроения». И даже не грусть о неминуемо утекающем прочь, совсем неиспользованном времени, пусть примерно об этом сказано в финальном послесловии. Если уж искать аналогии для данной ленты Вон Кар-вая, то это многие работы так обожаемого еще и Вимом Вендерсом японца Ясудзиро Одзу, которые проникнуты светлым сожалением о тщете желаний и до сих пор поражают своим очищающим влиянием на душу. Сам Вон Кар-вай признавался, что любимым фильмом Одзу для него является предпоследнее творение классика - «Осень в семействе Кохаягава», созданное, между прочим, в 1961 году, то есть практически тогда, когда начинается действие «Любовного настроения». Это время еще памятно в ностальгическом ключе для гонконгского постановщика, который в 1962 году в четырехлетнем возрасте был перевезен родителями из родного Шанхая в казавшийся чужим Гонконг, где и говорили на ином (кантонском) диалекте. Но воссоздавая прошлое, Вон Кар-вай как будто вспоминает также и о своих впечатлениях от кинокартин великого японца, следуя за ним не только в деталях и нюансах - кроме того, наследуя животворный дух и неиссякаемую любовь к постоянно меняющейся и вместе с тем в корне неизменной реальности. Отказ от личного счастья в любви вовсе не исключает уравновешенного и проясненного приятия мира. Герои, которые должны были бы остаться несчастными по европейским представлениям, находят успокоение, правда, различное для каждого из них. Ребенок, видимо, рожденный от нелюбимого мужа, станет утешением на всю жизнь для чувствующей себя одинокой женщины. А мужчина, отдавшись целиком работе, поведав о своей несбывшейся любви лишь древней колонне в полуразрушенном храме и напоследок посетив тот дом, где возникло «запретное чувство», словно избавляется от тяжкого бремени, переводя продленное настоящее сразу в завершенное минувшее и оставив его в благодарной памяти. В первый момент после того, как фильм закончится под повторенную в очередной раз красивейшую и трогательную мелодию, от которой невольно пробегут мурашки по коже, и даже какое-то время спустя еще будешь думать о поведанном с привычной для западных людей непереносимой грустью... Пока внезапно не поймешь очевидную для восточной культуры истину, что можно быть счастливыми и порознь, а соединиться навсегда друг с другом вероятно лишь в некоем надмирном пространстве или за пределами этого бытия. Тут и постигаешь, что целомудренное «Любовное настроение», которое внешне выступает в качестве антитезы, допустим, сверхоткровенной «Корриды любви» / «Империи чувств», на самом-то деле, свидетельствует о той же тотальной и всепоглощающей любви, вознесенной из области физического наваждения в сферу идеального созерцания. Собственно говоря, не к этому ли пришел 24 года спустя после создания своего экстремального шедевра японец Нагиса Осима, преподав в «Табу» символический урок: красота заслуживает только стороннего восхищения, истинное чувство не терпит сексуальных притязаний. А любовное настроение, добавим, дороже навязчивого позыва второпях «перепихнуться». Так что же - последовать совету философии Дао и хранить в себе нерастраченными запасы своего мужского начала?! Ведь в ленте «Счастливы вместе» Вон Кар-вай, напротив, позволил в первых же кадрах выплеснуться открыто и понапрасну энергии двух гомосексуальных любовников, которые так и не обрели провозглашаемого счастья, поскольку один из них искал лишь обычный секс, а второй мучался от невозможности любви. И если бы «Любовное настроение» сделал какой-нибудь иной автор, его можно было бы заподозрить в «слюнявости» и «старомодности чувств». Но у Вон Кар-вая получилось искреннее и ничем не замутненное кино о том, что All You Need Is Love. И сохранить это хрупкое ощущение гораздо сложнее, чем задержать эякуляцию. Оценка: 9,5 из 10. (Сергей Кудрявцев)

Человеку с нашим воспитанием ни за что не понять нюансы азиатской любви. Мы и в своей-то не больно разбираемся. У азиатов все тоньше, деликатнее, поэтичнее. По крайней мере, именно такова их любовь, когда изображать ее берется Вонг Кар-Вай. Он берет ситуацию замысловатую, но стерильно простую. В многоквартирный курятник (гонконгский вариант хрущевок) въезжают семьи Чан и Чоу (это две разные семьи). В первой муж постоянно в отъездах. Во второй где-то по вечерам постоянно задерживается жена. Госпожа Чан и господин Чоу скучают в одиночестве, и от нечего делать начинают общаться и встречаться. О нет, не подумайте - никакого close contact! Они говорят о своих половинах. Быстро вычислив, что супруги им изменяют, причем друг с другом, герои Кар-Вая начинают упоительную игру, имитируя эту любовь. Глупенькие! Они не понимают, что такие игры безнаказанными не бывают. Тони Люн за господина Чоу в Каннах-2000 получил главный актерский приз. Но все же, «Любовное настроение» - фильм откровенно режиссерский. И я вам скажу: трудно припомнить столь безупречную режиссуру. Не могу, конечно, ручаться, что я понимаю замысел Кар Вая, но впечатление такое, что замысел свой он воплотил стопроцентно. А это под силу только самым великим. Признаюсь: мне не слишком по душе так называемое «авторское», «элитарное» кино. Я его не слишком понимаю, потому и не могу толком растолковать свои впечатления (а ради этого - изложения впечатлений - собственно, и был затеян в свое время сайт JSPV). Диск с «Любовным настроением» пролежал у меня на полке больше года в ожидании того момента, когда сойдутся звезды. В конце концов, желание возникло, но в конструктивный конечный итог я не верил. Как выяснилось - совершенно напрасно. Несмотря на вялотекущий сюжет (а есть ли там вообще сюжет?), фильм просмотрелся на одном дыхании. У Кар-Вая получилась одна из лучших любовных историй кинематографа, и уж во всяком случае - одна из самых красивых. Для азиатов внешняя сторона дела вообще имеет колоссальное значение. Чжан Имоу, например, доводит ее до эстетического абсурда, четвертуя свои фильмы по цветовому признаку (вспомните «Героя», например). Или корейские боевики - тупые до безобразия, кровавые до отвращения и прекрасные наружно. Азиаты живут в сладостном плену символов и ритуалов, с этим ничего не смогли поделать ни Мэйдзи, ни Квентин Тарантино, ни фирма «Сони». Этика восточных отношений совершенно чужда нашему мозгу (и глазу, в частности). Азиатская жизнь по своим внешним проявлениям нам, бледнолицым, глубоко инородна. Поэтому, когда смотришь «Любовное настроение», трудно отделаться от ощущения, что это - фильм про роботов. Настолько неестественны и непонятны экранные эмоции и поступки. А они так живут, на самом деле. Я знаю, я консультировался со специалистами! Кар-Вай заставляет своих героев проигрывать одну и ту же ситуацию по нескольку раз. Они пытаются совершить немыслимое - еще и еще войти в ту же реку. Их чувство возникло искусственно, и так же искусственно развивается. Следить за этим - настоящее наслаждение: там столько нюансов и полутонов, столько вариаций отношений между влюбленными! И, черт возьми, постепенно понимаешь: никакие они не роботы, эти двое на экране. И сам ты переживал многое из того, что они заставляют себя переживать. Вот этот взгляд исподлобья - точно так же ты когда-то смотрел, пытаясь понять, что чувствует твоя университетская подружка. А другая женщина в другом месте точно так же нервно постукивала пальцами, пытаясь вызвать тебя на откровенный разговор. В «Любовном настроении» важен каждый вздох - только так его и смотреть, не упуская ни мгновения. Потому что, как у всякого большого режиссера, в каждом кадре у Кар-Вая - послание для вас. Лично. (Джон Сильвер)

Коммунальные любовники. 1960-е годы, Гонконг - мегаполис, населенный среди прочего эмигрантами из Шанхая. Две молодые супружеские пары оказываются соседями по коммунальной квартире. Скоро вместе с главными героями - Чоу, редактором престижного журнала, и Су, секретаршей туристической фирмы, начинаешь догадываться, что их регулярно отсутствующие супруги изменяют им друг с другом. Собственно, на эту мысль наводят вещи-дубликаты - женская сумочка и галстук, которые обманутые муж и жена случайно обнаруживают. Адюльтер их супругов развивается где-то за кадром: из очередной командировки не возвращаются ни жена Чао, ни муж Су. Несмотря на взаимное влечение, брошенная пара не рискует нарушать канонов светского общежития. Нравы в городе-клетке, каковым принято считать Гонконг 60-х, были строги и целомудренны: тогда все старались выглядеть добропорядочными и по возможности скрывать неприглядные стороны своего бытия. Однако Чао и Су неудержимо тянет друг к другу, но они всячески пытаются обуздать свои чувства. Все, что могут позволить себе влюбленные соседи, это совместное посещение ресторана, а если им приходится уединяться, так только для написания книги о... восточных единоборствах, которую в свободное от основной работы время сочиняет Чао. Они так и не рискнут переступить через строгие нормы морали и собственные табу. Они будут самозабвенно скрывать свой роман даже от самих себя. Они будут изысканы и непорочны: их укрощенной чувственности вполне достаточно будет очарования грезами... Вонг Кар-вай, один из лидеров гонконгского, азиатского, а c некоторых пор и мирового кино, в своем седьмом фильме в согласии с китайской экранной традицией избегает откровенных сцен: не позволяет героям никакого интима, более того - даже поцелуя. Он рассказывает историю двух конформистов с хрупкой душой, так и не набравшихся храбрости изменить жизнь, хотя основание для этого было более чем серьезное - обоюдная супружеская неверность. Но однообразная и смиренная жизнь Чао и Су не становится от этого ущербной. Наоборот, в трактовке Кар-вая она преисполнена глубокого духовного и философского смысла. Совместно поедание лапши обретает для влюбленной пары примерно то же значение, что чайная церемония для японцев. Несмотря на эмоциональную сдержанность, это минималистское, меланхоличное ретро о «нереализованной любви» никак не получается назвать монотонным. Все, даже самые мельчайшие изменения настроений тут же передаются через узоры платьев Су или, например, расцветку галстуков Чао. Тем самым вещи из личного гардероба героев становятся отражением их так и не высказанных чувств. Игра цветов с преобладанием красного и оранжевого оттенков, завораживающая сомнамбуличность персонажей и околдовывающая магическая музыка не дают впасть в сонное оцепенение даже при кажущемся внешнем отсутствии действия и сколько-нибудь значимых событий, так и не случившихся за четыре года близких отношений Чао и Су. С этим фильм Кар-вай окончательно перешел из разряда просто культовых режиссеров в ранг классиков. Подтверждением его нового статуса стали многочисленные призы и самые престижные регалии, доставшиеся этой картине. 8,5 из 10. (Малоv, «SQD»)

Фильм оставляет след в душе. В нем режиссер затронул волнующую многих тему супружеской измены, со свойственным ему умением превратить банальный сюжет в уникальный. Весь фильм мы наблюдаем за тем, как воспринимают измену покинутые супруги, живущие по соседству - Тони Люн и Мэгги Чун (имена героев не помню, так что пишу имена актеров). Вонг Кар-Вай очень тонко и глубоко передал переживания героев. Это ему удавалось благодаря повышенному вниманию к деталям, которые он подчеркивал постоянной игрой света и тени, а также частыми остановками камеры на конкретных объектах - это мог быть взгляд, выражающий боль и скорбь по ушедшей любви; что-то непрерывно перебирающие руки, передающие волнение; просто дым от сигарет или развевающиеся на ветру шторы... В фильме был минимум слов, но каждая фраза составлена настолько искусно, что любую можно принять за готовую цитату. Вот некоторые из них: 1. «Если обращаешь внимание на вещи, начинаешь их замечать». 2. «Не хочу тратить время на размышления, что я сделал не так. Жизнь и так очень коротка». И вот еще одна: 3. «Все, что было в прошлом, ушло. Это больше не существует. Он вспоминает эти ушедшие годы, будто смотрит в плохо вымытое мутное оконное стекло. Вроде что-то видно, но расплывчато и неясно. Прошлое - это нечто, что можно мысленно увидеть, но невозможно коснуться». - Признаюсь честно, у меня возникает желание выучить эту цитату наизусть! Очень поэтично. Теперь хочу сказать о музыке. На ней держалось постоянное психологическое напряжение. Душещипательная мелодия скрипки на фоне тяжелых аккордов в ритме вальса была основной музыкальной темой, она давала возможность по-настоящему ощутить сердечную боль. Мой поклон Майклу Галассо и Сигэру Умэбаяси, копаюсь в инете в надежде скачать саундтреки из фильма. Еще отмечу то, как точно передал в своем фильме Вонг кар-Вай атмосферу 60-х годов. Дух 60-х присутствовал во всем - интерьеры, музыка, цвета, одежда... Вот, собственно, мое мнение о фильме. Рассуждать о нем я могу, конечно, гораздо дольше, но не хочу утомлять читателей. Спешу откланяться! :) (Lalla_Rookh)

Память о первой любви... Этот фильм, он не о любви. Это фильм о воспоминаниях, о том, как мы помним первую любовь. Все что мы помним это куски, мозаика. И другие люди в фильме появляются не потому, что они что-то значат. Они там потому, что с ними связаны воспоминания о любви. Хозяйка квартиры, друг с работы они там потому, что вклеены намертво в эту старую фотографию. По-хорошему надо было сделать, чтобы каждый эпизод играла немножко другая актриса, потому что мы уже не помним нашу первую любовь, если постараться можно вспомнить какие-то подробности, но общий образ ускользает, не дается. В фильме актриса все время надевает разные платья, но они все на один фасон, а что есть тело человека как не платье? Нет ни ее мужа, ни его жены они уже стерлись из памяти, а такие мелочи как термос для лапши, и тапочки, и зонтик и сотня других мелочей остались, потому что связаны с ней. На самом деле он все время пытается вспомнить не ее, а свою любовь, к ней. И когда у него это получается звучит грустная музыка. Эта музыка и есть его любовь... (sinbad7)

Еще не любовь, только предчувствие любви. Ее легкое дыхание. Едва-едва заметное мановение крыл в воздухе. Уже не любовь, только воспоминание о ней. Горько-сладостная тайна, которую нельзя доверить никому-никому. Вонг Кар Вай рассказывает изумительно красивую историю о неслучившейся любви. О любви, которая так и не узнала разочарований, не превратилась в обыденность, в грубую повседневность, глупую банальность. Медленные, тягучие, как медово-сладкая капля, кадры. Музыка, которая будто бы растворяется в южной ночи, в свете огней, в узоре на шелковой ткани платья... Сюжетная линия важна: это лишь условность. Важны детали, запечатленные цепкой памятью. Яркий узор на ее платье. Его беспомощный взгляд. Душный чад уличного кафе. Теплый летний дождь. Ее фарфоровое личико, освещенное ночной лампой. Его усталая поза. Еле различимый аромат духов. Густой сигаретный дым. Ее тонкое запястье. Отражение в зеркале. Шумные соседи за тонкой стеной. Неумолимые стрелки часов. Кар Вай насыщает незаметные бытовые детали смыслом, цветом, ароматом. Картина складывается из полутонов, полутеней. Как полотна импрессионистов. Если подойти слишком близко - только цветные пятна, всего несколько шагов назад - и тянутся ввысь ажурные башни собора в лучах заходящего солнца... (vetersdunaya)

Это решающий момент. Она не поднимает головы, чтобы дать ему возможность подойти поближе. Но он не может, ему не хватает мужества. Она поворачивается и уходит. Гонконг, 1962 год. Дом, перенаселенный эмигрантами из Шанхая. Вполне обеспеченные люди вынуждены снимать комнаты, по сути, в коммунальных квартирах, где каждый шаг на виду у любопытных соседей. Он - журналист Чоу Мо Ван, она - секретарша Су Ли. Они въезжают в соседние квартиры. У обоих есть супруги, часто отсутствующие по работе, их мы почти не видим. Чоу узнает сумочку Су, подаренную ей мужем. У его жены такая же, а Су узнает галстук Чоу, подаренный ему женой. У ее мужа такой же. Ответ очевиден: его жена изменяет ему с ее мужем. А госпожа Су и господин Чоу захотят понять, как же началась связь между их неверными супругами. Но постепенно граница между игрой и настоящим романом начинает таять... В шестидесятые люди, во что бы то ни стало, старались выглядеть добропорядочными, скрыть неприглядные стороны своего бытия. Герои фильма вынуждены притворяться, делать вид, что ничего не произошло. Два человека, потерявшие себя. Уязвимые, Несмелые. Они так и не решаются изменить свою жизнь. Они лишь робко репетируют свой роман, слишком возвышенно и нежно, чтобы кого-то можно было обвинить в измене. Вонг Кар-Вай рассказывает нам историю простую и даже чуть-чуть банальную. Но сюжет здесь ничего не значит, важно лишь уникальное настроение, которое создает режиссер. Гламур 60-х, тонкий силуэт Мэгги Чун, облаченный в томные платья из китайского шелка, стук ее каблуков по лестнице, медленные встречи и робкие взгляды, недосказанность, дым сигарет Тони Люна, слезы в глубине его глаз, пронзительная музыка Сигэру Умэбаяси - полная печали и томления, одиночество... Герои Кар-Вая всегда одиноки. В его философии двум героям невозможно быть вместе, но можно влюбиться, чтобы обладать своей тайной. Любовное настроение - это умение уважать таинство любви. «В старые времена, когда у человека была тайна, которой он ни с кем не хотел делиться, знаешь, что он делал? - он шел на гору, находил дерево, проделывал в нем дупло и шепотом рассказывал в него свою тайну. Потом брал влажную землю и залеплял ею дупло. И тайна навечно оставалась внутри». Вонг Кар-Вай ввел в моду платоническую любовь. Любовное настроение - выражение желание, которое не может быть удовлетворено и поэтому сохраняет свою силу. После просмотра «Любовного настроения» хочется надевать красивые платья, как у Мэгги Чун, влюбится в незнакомца и тосковать, не делая никаких попыток познакомиться с ним, просто окунуться в сладкую музыку любовного настроения. Расстаться навсегда. И пусть эта любовь навсегда останется как воспоминание, как настроение. Все, что было в прошлом, ушло. Это больше не существует. Он вспоминает эти ушедшие годы, будто смотрит в плохо вымытое мутное оконное стекло. Вроде что-то видно, но расплывчато и неясно. Прошлое - это нечто, что можно мысленно увидеть, но невозможно коснуться. (Giulia)

Очень сложно писать отзывы на фильмы, которые запали в душу. Всегда боишься испортить рецензию. Чтобы ты ни написал, всегда чувствуешь, что мог бы написать лучше и сказать больше, а еще лучше - не писать ничего, оставив впечатления в сокровенном уголке памяти. С «Любовным настроением» Вонга Кар Вая как раз такая история. Слишком чистый фильм, чтобы его комментировать, а каждое написанное слово в комментариях - как мазок пошлости. Неисправимый романтик Вонг Кар Вай в 2000 году в составе международной съемочной команды подарил миру «Любовное настроение», удивительную минималистическую картину с простым сюжетом и глобальным радиусом поражения сердец, о любовниках, которые и не любовники, а лишь стараются притворяться ими, быть другими, не переходя черту, за которой теряют честь. «Любовное настроение» как раз о том тонком, неуловимо возникающим, чувстве между мужчиной и женщиной. Перенося действие в 1962 год, Вонг Кар Вай сохраняет обаяние того времени и целомудренность, которой так часто брезгуют современные режиссеры. Именно отсутствие интимных сцен меня больше всего покорило: то, как можно показать пересечение женского и мужского начал, не спекулируя на физиологии. Женственность Су, отраженная в виде фильма, когда сюжет можно прочесть по женскому платью, и мужественность Чоу, выраженная в скупом проявлении чувств при их явном наличии. Ощущение остановки и незначимости окружающего мира для двух влюбленных, демонстрируемое отсутствием лиц супругов. Тончайшими приемами Вонг Кар Вай облагораживает историю, превращая ее в шедевр, который очень трудно описать, но нельзя отрицать. Все происходящее, я бы окрестил одним словом - Таинство. Вступая в игру, стараясь понять как их супруги вступили в связь, Чоу и Су поддаются искусственно созданному любовному настроению, и происходит Таинство. Мужчина влюбляется в женщину, а женщина в мужчину. Таинство от слова «тайна», а значит даже Вонг Кар Вай не объяснит, откуда взялась любовь. Это останется между героями, а мы увидим лишь бытовые поэтические зарисовки и короткие встречи, замедленные кадры и услышим замедленное дыхание. И почувствуем, что что-то изменилось, и очередная репетиция следующего шага уже не игра, а настоящий момент расставания. Многие отметили прекрасную музыку Майкла Галассо и Сигэру Умэбаяси, которую позже можно отрывками будет услышать в «Моих черничных ночах». Заглавная тема подобрана гениально, как и весь остальной саундтрек, создающий не только любовное настроение, но и настроение времени. Здесь прозвучал и Нэт Кинг Коул, позже позаимствованный Альмодоваром для «Дурного воспитания». Музыкальные темы делают фильм доступным пониманию широчайшей аудитории, что недоговаривают герои, то отражено в переливах скрипки. «Любовное настроение» неспособно оставить равнодушным. Оно, как недостижимая мечта, о всепоглощающей чистой любви без намека на пошлость и животное происхождение человека. Это любовь ангелов, рудимент человеческого сердца. (Igor Sinelnikoff)

Рефлексия. Безусловно, гонконгский автор Вонг Кар-вай уже много лет считается мастером элегического жанра. Его фильмы отличает простота сюжета, естественность и деликатность в изображении чувств, визуальный эстетизм и немногословная мудрость, выражаемая редко, да метко. Любовное настроение - это magnum opus режиссера, творческая вершина, аккумулирующая достижения его изысканно-меланхоличного стиля. Главные герои поселяются в соседних комнатах коммунальной квартиры и становятся жертвами обоюдной измены их супругов. Пытаясь найти выход из ситуации, они решают инсценировать историю знакомства и сближения изменников. Но переписывая пролог чужих взаимоотношений, персонажи постепенно осознают, что репетируемые чувства становятся настоящими. Но будут ли настоящими их слова, интонации, жесты, образы действий? Ведь не могут же добропорядочные семейные люди, привыкшие поступать правильно и которым есть что терять, играть в любовников на виду у всех. Противоречие состоит в том, что яркость и разнообразие гардероба героини Мэгги Чун преобладает над внешней экспрессией чувств, которые позволяют влюбленные. Дух романтики в данном случае заключен в неловких улыбках, обсуждении сиюминутных проблем, совместном приеме пищи, робких прикосновениях, ночных вылазках на улицу и, конечно, молчании, в котором герои на время забывают об обстоятельствах и просто позволяют себе наслаждаться присутствием друг друга здесь и сейчас. В отсутствии слов приобретают символическое значение предметы быта, мельчайшие детали окружения, на которых заостряется внимание зрителя. Среди них одно из главных мест занимают часы, отмеряющие срок романтических отношений. Таким образом, новоиспеченные влюбленные вынуждены соблюдать дистанцию по отношению друг к другу, потому что боятся выйти за рамки социальных ожиданий. Тайна сия велика есть - вот девиз их любовных отношений. По иронии судьбы, каждый из центральных героев фильма встречается на своем опыте с неоднократным нарушением правил добропорядочности. Начальник героини Мэгги Чун не стесняется обсуждать дела его любовницы, а друг героя Тони Люна регулярно попадает в переделки на почве увлечения выпивкой и женщинами. Особое значение приобретает некоторая статичность главных героев, которые мало перемещаются в кадре, аналогично статична и камера. Эти признаки стиля подчеркивают внешнюю скупость эмоциональных проявлений и общую медитативность повествования. В этом контексте значительную роль играют безмолвные музыкальные сцены, в которых время ненамного замедляется, а движения камеры становятся очень плавными и порой цикличными, будто подчиняясь определенному ритму. Вонг Кар-вай, испытывая ностальгию по Гонконгу 60-х годов, в котором он провел детство, выбрал очень удобную для себя и подходящую для стиля форму повествования - форму воспоминаний. Главный герой как будто прокручивает пленку назад и заново переживает главу своей жизни, анализируя свои поступки. И действительно, изображение событий фильма имеет субъективный характер и часто фокусируется на, казалось бы, малозначащих вещах, а временные границы даже в пределах одной сцены бывают крайне размыты. Избегая прямой, непосредственной демонстрации идей, Вонг Кар-вай достигает максимальной изощренности в их показе через отражения, причем на самых разных уровнях. Размноженные отражения лиц в зеркалах, роман, являющийся отражением романа их супругов, воспоминания - отражение реальных событий, произошедших несколько лет назад. Пройдя через галерею отражений, история в конечном счете отображается в вечность, где, по идее, должны быть похоронены самые печальные воспоминания. Сколько может жить любовь в сердце человека после разрыва отношений? Можно ли забыть любовь навсегда? Возможно, ответ на этот вопрос находится в маленькой нише внутри одной из каменных стен Ангкор-Вата. (Injir)

comments powered by Disqus