на главную

ВИДЕОДРОМ (1983)
VIDEODROME

ВИДЕОДРОМ (1983)
#20444

Рейтинг КП Рейтинг IMDb
  

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Фантастика
Продолжит.: 89 мин.
Производство: Канада
Режиссер: David Cronenberg
Продюсер: Claude Heroux
Сценарий: David Cronenberg
Оператор: Mark Irwin
Композитор: Howard Shore
Студия: Canadian Film Development Corporation (CFDC), Famous Players, Filmplan International, Guardian Trust Company, Victor Solnicki Productions

ПРИМЕЧАНИЯполная версия фильма (unrated). три звуковые дорожки: 1-я - проф. закадровый двухголосый перевод; 2-я - авторский (С. Кузнецов); 3-я - оригинальная (En) + субтитры.
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
James Woods ... Max Renn
Sonja Smits ... Bianca O'Blivion
Deborah Harry ... Nicki Brand
Peter Dvorsky ... Harlan
Leslie Carlson ... Barry Convex
Jack Creley ... Brian O'Blivion
Lynne Gorman ... Masha
Julie Khaner ... Bridey
Reiner Schwartz ... Moses
David Bolt ... Raphael
Lally Cadeau ... Rena King
Henry Gomez ... Brolley
Harvey Chao ... Japanese Salesman
David Tsubouchi ... Japanese Salesman
Kay Hawtrey ... Matron
Jayne Eastwood ... Woman Caller
David Cronenberg ... Max Renn in helmet

ПАРАМЕТРЫ частей: 1 размер: 3071 mb
носитель: HDD2
видео: 1280x694 AVC (MKV) 4256 kbps 23.976 fps
аудио: AC3 192 kbps
язык: Ru, En
субтитры: Ru, En
 

ОБЗОР «ВИДЕОДРОМ» (1983)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

Телевизионный продюсер Макс Ренн, разыскивая свежее и оригинальное порно для своего кабельного канала, случайно натыкается на «Видеодром» - ведущуюся из ниоткуда передачу про секс и убийства, многократный просмотр которой разлагает не только психику, но и плоть человека…

Новаторский фильм о влиянии на сознание людей телепередач, показывающих насилие. Макс Ренн работает оператором на телестудии оператором, на него вываливается поток циничной рекламы, секса и насилия. Он этого у него в желудке появляется нечто подобное влагалищу, куда можно вставлять кассеты. Кронинберга хвалили и проклинали за эту картину, резкой критике подвергся фильм со стороны общества феминисток и цензоров, проблемы с прокатом были очень существенны. Несколько эпизодов были вырезаны, в частности сцена вырастания пенисов у двух женских персонажей.

Макс Ренн, честолюбивый телевизионщик. Его страсти - секс и насилие. Он постоянно ищет что-нибудь новенькое, сенсационное для своей студии кабельного телевидения и натыкается на шоу "Видеодром". Каждую ночь, похоже, в этом шоу пытают и убивают по-настоящему новую жертву. Ренн начинает поиски программы и вовлекается в ходе своего расследования в странную, иногда необъяснимую игру телевидения, политики и контроля над сознанием, ведущую, как кажется, к установлению Нового порядка в обществе.

Самый смелый и эффектный в визуальном плане фильм Кроненберга. "Видеодром" - это завораживающее размышление о человеке, технологии, развлечениях, сексе, политике. С первого просмотра во все это погрузиться трудновато, и картину следует посмотреть внимательнейшим образом несколько раз, чтобы только начать один за другим снимать капустные листы. Добраться до кочерыжки сможет не каждый, но сам процесс весьма интересен. Для Джеймса Вудса - это одна из лучших ролей за всю его карьеру. Он играет Макса Ренна, честолюбивого телевизионщика, свободное время отдающего войеризму. Его страсти - секс и насилие. Он постоянно ищет что-нибудь новенькое, сенсационное для своей студии кабельного телевидения и натыкается на шоу "Видеодром", "пиратируя" сигналы с других "тарелок". Каждую ночь, похоже, в этом шоу пытают и убивают по-настоящему новую жертву. Ренн начинает поиски программы и вовлекается в ходе своего расследования в странную, иногда необъяснимую игру телевидения, политики и контроля над сознанием, ведущую, как кажется, к установлению Нового порядка в обществе. Кроненберг постоянно оперирует галлюцинациями и реальностью, грань между ними размыта, визуальные образы шокирующи и сменяют друг друга с шизофренической фантазией. Многие зрители могут быть разочарованы и даже обозлены. Тем не менее, фильм общепризнанно считается одним из самых значительных в истории кинематографа, и говорить о нем еще будут долго. (Иванов М.)

ПРЕМИИ И НАГРАДЫ

ПРИЗ «ГЕНИЙ», 1984
Победитель: Лучшая режиссура (Дэвид Кроненберг).
Номинации: Лучший сценарий (Дэвид Кроненберг), Лучший актер второго плана (Лесли Карлсон), Лучший актер второго плана (Питер Дворски), Лучшая актриса второго плана (Соня Смитс), Лучшая работа оператора (Марк Ирвин), Лучший монтаж (Рональд Сандерс), Лучшая работа художника (Кэрол Спир).
МКФ В БРЮССЕЛЕ, 1984
Победитель: Лучший фантастический фильм (Дэвид Кроненберг).
КАНАДСКОЕ ОБЩЕСТВО КИНООПЕРАТОРОВ, 1984
Победитель: Лучшая работа оператора (Марк Ирвин).
ВСЕГО 3 НАГРАДЫ И 7 НОМИНАЦИЙ.

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

Роль любовницы Макса Ренна исполнила Дебора Харри, солистка и лидер new-wave группы "Blondie".
Тема опухолей, основана на городских легендах 40-х годов, которые гласили о том, что просмотр телепрограмм вызывает опухоль головного мозга.
В раннем варианте сценария рука Макса превращалась не только в пистолет (что и происходит в фильме), но и в гранату...
"СивикТВ" - ссылка на "СитиТВ", канадский телеканал, который на заре своего существования показывал порнографические фильмы.
Брайан О'Бливион - пародия на Маршалла Маклюэна (канадский философ, филолог, литературный критик, теоретик воздействия артефактов как средств коммуникации). Подробнее в Википедии - http://ru.wikipedia.org/wiki/Маклюэн,_Маршалл.
O'Blivion - стилизованное под ирландскую фамилию английское слово Oblivion, означающее "забвение".
Фильм «Видеодром» Энди Уорхол назвал "«Заводным апельсином» 1980-х".
Дэвид Цубоучи / David Tsubouchi, сыгравший в фильме японского порно-торговца, позже стал министром в правительстве Онтарио. Его роль в «Видеодром» пришлась на руку оппозиции.
Бюджет: $5 952 000.
Премьера: 4 февраля 1983 года.
Слоган - «A terrifying new weapon».
Станислав Битюцкий. "Мифология Дэвида Кроненберга" - http://cineticle.com/focus/497-david-cronenberg.html.

СЮЖЕТ

Макс Ренн (Джеймс Вудс) - директор маленького телевизионного канала СивикТВ. Его станция ловит сигнал канала, по которому показывают пытки и убийства. В поисках источника этого сигнала Ренн знакомится с профессором Брайаном О’Бливионом, который общается исключительно монологами на видеокассете. В процессе поиска Ренна начинают мучать галлюцинации, включая влагалищеобразное открытие в его животе, куда враги вставляют полуживые, шевелящиеся и пульсирующие видеокассеты, с помощью которых его программируют. Чем дальше, тем больше эти кассеты становятся похожи на опухоли. Становится все менее и менее ясно, что является реальностью, а что - галлюцинацией. Ренн узнает, что таинственное шоу скрывает специальный сигнал «Видеодром», который вызывает в зрителе опухоль, от которой и начинаются галлюцинации. Наконец, враги программируют Ренна убить своих бывших партнеров, что он и делает с помощью пистолета, причудливо сросшегося с кистью правой руки, которую он прячет в расщелине в своем животе. Когда он пытается убить и дочь О'Бливиона, она его убеждает бороться против «Видеодрома». Он убивает своих врагов, и скрывается на заброшенном корабле. Там, к нему приходит видение телевизора, из которого его бывшая любовница зовет его убить Видеодром и превратиться в «новую плоть», и показывает видение, в котором он, Ренн, встает на колени, прикладывает к голове пистолет, говорит «смерть Видеодрому, да будет новая плоть» и застреливается, после чего телевизор взрывается и из него вываливаются человеческие внутренности. Тогда Ренн повторяет увиденное, нажимает на курок, и экран гаснет, на чем фильм заканчивается.

Фантастический фильм. Канадский режиссер Дэвид Кроненберг приобрел первоначальную известность благодаря фильмам ужаса и фантастическим лентам, которые он снимал в конце 70-х - начале 80-х годов. И его «Видеодром» создан как будто специально для теле- и видеоманов, проводящих все свое время у экранов. Макс Ренн, владелец пиратской станции кабельного телевидения, занимается показом программ порнографического содержания. Желая заполучить во что бы то ни стало новое откровенное телешоу садомазохистского плана под названием «Видеодром», он сам оказывается жертвой интриги, когда реальность и запечатленное на экране меняются местами. Видеокошмары проникают за пределы телеканала, действуя галлюциногенно и полностью подчиняя волю Ренна. Получается, что как минимум на десятилетие Кроненберг предвосхитил внедрение в наше сознание виртуальной реальности, к которой, кстати, позднее вернулся на совершенно новом уровне в картине «Экзистенция». Но все же, как часто случается в творчестве этого постановщика, исходный замысел «Видеодрома», который Энди Уорхол назвал, между прочим, «Заводным апельсином» 80-х годов», намного интереснее воплощения. Сюжет постепенно теряет логику, становится запутанным, а к финалу и вовсе неясным. Создается впечатление, что Дэвиду Кроненбергу куда важнее спецэффекты, придумки мастера по гриму - для этой работы был приглашен Рик Бейкер, один из «асов Голливуда», неоднократно получавший премии «Оскар». (Сергей Кудрявцев)

Телевизионщик Макс (Вудс) в профессиональных поисках экранного секса и насилия натыкается на странное телешоу «Видеодром», транслирующее чересчур реальные людские мучения во имя секса и смерти. Сперва у него начинаются галлюцинации, а потом адепты «Видеодрома» вставляют ему в по-женски разверзшийся живот видеокассету, которая на выходе оборачивается слизистым сексуальным пистолетом. Певец пупырчатых отклонений, канадец Дэвид Кроненберг всегда снимал фильмы о первоначальной мутации тела и, уже как следствие, - духа. В лучшем своем фильме он не изменил себе. Мысли об агрессии виртуальной реальности и дистанционном управлении человеком, попавшем в сетку каналов, воплощены в «Видеодроме» с предельной в своей мясистой уродливости конкретикой. Слово «тело» здесь - производное от слова «телевизор». Братья-разбойники Телик и Видик влияют отнюдь не на сознание - они формируют новую плоть. Их задача - не столько снести крышу, сколько засесть в печенках. О пришествии этой новой плоти и кричит в микрофон замученный видеодромадер Макс. Шоу «Видеодром» - это уже не «масс», а «мясмедиа»: кожистый экран, взрывающийся кровью и кишками. Энди Уорхол называл «Видеодром» «Заводным апельсином» восьмидесятых. Пожалуй, эта его параллель вполне дожила и до двухтысячных. (Максим Семеляк)

Первый фильм, в котором Дэвид Кроненберг начал искривлять пространство, насыщать ткань фильма многочисленными галлюцинациями, играться с виртуальной реальностью и "вложенностью" миров. При этом не изменил себе прежнему: "Видеодром" - это мегаломанские фантазии, круто замешанные на сексе и насилии (садо-мазо, пытки, убийства). Забавно, что когда у Кроненберга было мало денег (его скудно финансировал канадский киноинститут), он неизменно снимал глобальные фильмы о захвате мира разными сволочами - от людей до вампиров. Именно о таких амбициях повествует чуть более богатый "Видеодром". Джеймс Вудз играет президента порнографического кабельного телеканала. Так себе канальчик, ничего особенного. У него даже название незапоминающееся - "83-й канал". Но Вудз старательно ищет темы, которые могли бы привлечь аудиторию. Его техник отлавливает чужой зашифрованный канал "Видеодром". Сигнал удается удержать всего лишь на минуту. На экране - натуралистичное убийство девушки двумя палачами. Вудза абсолютно заклинивает на этой программе, он пытается выйти на связь с ее создателями и показывать эти штуки в своем эфире. Но минутный просмотр этой программы становится для него роковым: мир вокруг начинает изменяться. Более того, начинает изменяться сам Вудз. Вскоре одна пожилая дама, поставщица порнухи, выводит его на загадочную "Миссию катодного луча", привечающую отщепенцев, которые не могут жить без порнографии. В зале миссии находится множество кабинок с картонными перегородками, (все это очень напоминает современные офисы). Неряшливо одетые люди самых разных возрастов, бомжи, быдло всех мастей и расцветок втыкают в экраны телевизоров, где происходит всяческое непотребство. Здесь он узнает, что "видеодром" - это искусственно вызванная опухоль головного мозга, порождающая галлюцинации. Опухоль вызывает специальный телевизионный сигнал, причем важнейшую роль играет содержимое сигнала: на экране непременно должен быть показан садомазохистский акт - подобное зрелище открывает некие рецепторы. Странная организация, занимающаяся производством ракетной техники и, почему-то, очков для стран третьего мира разработала этот телевизионный сигнал, чтобы в конечном итоге господствовать над миром. Вот тут-то, подобно тому, как это случилось в "Экзистенции" Кроненберга, главный герой перестает понимать, где реальность, а где галлюцинации. Ясно только одно, что им пытаются воспользоваться. В его животе открывается глубокая щель (края этой щели представляют собой подсохшее мясо и забелевшую кожу), куда создатели видеодрома запихивают видеокассеты с директивами, - все это выглядит как чудовищный половой акт. Теперь Вудз будет исполнять то, что велит ему проигрываемая нутром видеокассета… Потрясающий фильм со своей философией. Великолепный сюжет, великолепный сценарий, великолепная постановка. Сказать по правде, такие безумные сюжеты я обожаю более всего. Шикарные спецэффекты Рика Бейкера, создателя многочисленных оборотней ("Вой", "Американский оборотень в Лондоне", "Волк" и грядущий "Человек-волк"). Но самое прекрасное в фильмах Кроненберга - это, пожалуй, удивительно реалистичная ирреальность. Фантасмагорические, зачастую доходящие до абсурда фильмы Кроненберга выглядят гораздо убедительнее большинства социальных драм. В общем-то, так снимать, как Кроненберг, не умеет никто. (Владимир Гордеев)

В начале 80-х "Видеодром" считался одним из самых провокационных и шокирующих фантастических фильмов своего времени. Теперь он способен вызвать разве что снисходительную улыбку. Все-таки с развитием техники и внедрением новейших спецэффектов изменилась и природа зрительского страха. Вываливающимися внутренностями и врастающими в кожу пистолетами сейчас никого не удивишь, и уж тем более не напугаешь. Не такое видали. И вообще, не нужно нам больше ни оторванных ручек-ножек, ни желеобразных оборотней, неубедительно пускающих слюни и сопли. Нам теперь снова саспенс подавай, чтоб мурашки по коже, чтоб убийца с ножом из-за угла, чтобы было, как у Хичкока. В "Видеодроме" никакого саспенса, понятное дело, нет. Так что не будет при просмотре фильма ни напряженного ожидания, ни страшной музыки, ни приятного холодка вдоль позвоночника. Кроненберга ("Муха", "Паук") все эти нервные реакции не интересует. Он - мастер эффектных метаморфоз. Ему нравится оживлять предметы и умерщвлять человеческую плоть, растягивая ее, разрывая и разжижая до неузнаваемости. В 1991 году Кроненберг снял "Обед нагишом", где агрессивная и драчливая пишущая машинка превращается в инопланетянина. В "Экзистенции" (1999) по радиоактивной Земле разгуливают двухголовые мутанты-амфибии, чьи органы используются людьми при создании новейших виртуальных игр. В наркотическом кошмаре кроненберговских фильмов герои превращаются в мух, взрывают друг другу головы, испытывают оргазм во время столкновения машин, а игровые приставки втыкают себе прямо в позвоночник. Первым гимном биотехнологиям стал "Видеодром" (1983), в котором Кроненберг воспел свирепое клыкастое лицо технического прогресса и предал поруганию нелепое и беспомощное человеческое тело. Главный герой "Видеодрома" - директор кабельного телевизионного канала, рассудительный и уравновешенный Макс Ренн (Джеймс Вудс). Целыми днями просматривает он видеокассеты в поисках чего-нибудь этакого, способного приковать к экранам многомиллионную зрительскую аудиторию. Поскольку о "телевидении в реальном времени" он никогда не слышал и ни один из поставщиков не удосужился принести ему запись телевизионного шоу "Большой брат" или хотя бы "Дети за стеклом", Максу приходится искать другие варианты. И вскоре он находит. Первоначально проект "Видеодром" привлекает его большим количеством садомазохистских сцен. А подружка телевизионщика по имени Никки (Дебора Хэрри), которая всегда не прочь была во время бурной романтической ночи сигаретку об собственную грудь затушить или иголочку в ухо воткнуть, увлекается проектом настолько, что укатывает на видеодромовскую студию сниматься в садистском порно. Позже, однако, выясняется, что суть проекта в другом. Оказывается, при просмотре видеодромных кассет мозг зрителя подключается непосредственно к видеомагнитофону (или к телевизору, или к видеозаписи, или еще к чему-то: Кроненберг-сценарист не дает себе труда вразумительно объяснить происходящее), отчего возникают страшные галлюцинации. Вот и целуется свихнувшийся Макс с губами, свисающими из телеэкрана, натыкается в собственной кровати на трупы сотрудниц, а из дырки в животе вытаскивает трясущейся рукой то чуть запачканный липкий револьвер, то новенькую видеокассету. Казалось бы, технический прогресс у нас в полном разгаре - а страх перед говорящими головами тревожит человечество по сей день. У американцев он проявляется в форме параноидального бреда, как в "Видеодроме", у японцев - в форме суеверий: недаром в "Звонке" зелененькая ведьма-утопленница вылезала прямо из телевизора и пугала до смерти всех, кто за неделю до этого посмотрел некую безымянную кассету. Вероятно, ожидание агрессии со стороны "ящика" - это просто архетип такой. Или же здравый смысл: ведь, как мудро отметил Карлсон, который живет на крыше, толстая тетка фрекен Бокк ни за что на свете в телевизоре не поместится. (Анна Старобинец)

Данный фильм Дэвида Кроненберга смело можно рассматривать как квинтэссенцию его специфического творчества. Здесь, пройденный со времен «Судорог» (1975) путь отлился в определенный и оригинальный стиль, в котором четко различимы авторские пристрастия и предпочтения, виден горизонт дальнейшего развития, который наиболее интересно, зрело и закончено воплотится в головоломной «ЭкЗистенции» (1999), вполне логично ставшей своеобразной омегой для канадского мастера. Все последующие работы постепенно отходят от фирменного знака «алхимических экспериментов с плотью», стилистически выдыхаются и вливаются в общий поток голливудского кинопроизводства. Во всяком случае, они малоценны для тех, кто хочет познакомиться с настоящим Кроненбергом. Именно в «Видеодроме» наиболее резко поставлена важная для режиссера проблема субъект-объектной дистанции в форме телесно-предметной отчужденности, которой сопутствует незаметный переход культуры из индустриального в постиндустриальное состояние. Эти границы, разрывы, перегородки, переходы, столкновения, разбеги и их изменения позволяют Кроненбергу смело играть с материей: трансформировать метафоры в плоть, а плоть в метафоры, органику сливать с неодушевленными предметами, гипертрофировать тело, психику и технику в единый гротеск «новой плоти». Он буквально (аллегорически) переводит стремления человека к свободе от любых материальных ограничений - начиная с технических средств и заканчивая собственным телом. Он отталкивается от фундаментального разрыва бытия, которое состоит из отчужденных, но стремящихся друг к другу тел и подробно изображает уродство и боль этой рваной «жажды целостности». И даже все усиливающаяся в информационном обществе виртуальная «дематериализация», интерактивные эксперименты, 3- и 4-D форматы, сенсорно-тактильные усовершенствования еще далеки от желанной размывки границ (дельфин, выплывающий из экрана - это всего лишь реклама) и не свободны от плоти, из которой состоит человек. Техника поддается совершенствованию, плоть - нет. Она - груз, бремя, тюрьма, она удерживает, тянет назад, не дает пробиться к объекту желания, гармонично слиться с ним. Она может достигнуть этого только посредством сложного, мучительного, болезненного слияния с этим объектом («Связанные насмерть» 1988). Виртуальный мир тянет за собой кровавый след человеческого мяса, перекрученного в апории преодоления телесно-предметного отчуждения (телевизор, взрывающийся мясными кусками). Допотопная техника начала 80-х гг. (время создания фильма) позволяет наиболее остро проиллюстрировать эту апорию: топорно сделанные транзисторы, трансформаторы, приемники, телевизоры с угрожающе выпуклыми кинескопами (не зря в народе прозванные «ящиками»), чудовищные видеопроигрыватели с проемами в виде vagina dentata, готовой проглотить кассету вместе с рукой, да и сама кассета - громоздкая пластмассовая коробка с «километрами» пленки. Тяжелые носители, застрявшие между эпохой механики и электроники, сами по себе являющиеся уродливым сплавом этих эпох, сложным в обращении мутантом, взывающим о прекращении своих «телесных» страданий. Не потому ли эстетствующие любители ретро отдают предпочтение не видеомагнитофонам с кассетами, а патефонам и пластинкам? Создания любых переходных периодов выглядят неказисто и эклектично: американский архитектор Ф. Л. Райт, всегда в своих проектах стремившийся к гармоничному взаимодействию с природой, однажды эмоционально воскликнул - «эклектика - это самое уродливое, что может создать человек!». И Кроненберг самым непосредственным образом подтверждает этот тезис: формы интеракции между человеком и такой, пока еще слишком неорганической, инородной, и даже враждебной техникой приводят к монструазным образованиям, которые, преодолев определенную границу синтеза вступают в процесс общего разложения и приходят, в конечном счете к полному самоуничтожению. Это - антиутопия «новой плоти», телесная реализация трансгрессии, интерактивности и интерсубъективности: любая телепортация тела приводит к ужасным последствиям, иначе - она невозможна. Для Кроненберга важен еще один лейтмотив, присутствующий как в этой, так и во многих других его картинах - психологический. Психика для него может выступать движущей энергией, ползающим тонким «телом», которое, травмируясь при продвижении, начинает наращивать массу и вскакивать в виде нароста на исходном теле, прорываться нарывом, опухолью, фурункулом, или даже мутантом («Наседка» 1979). Телесные травмы могут вызвать экстраординарные психические тревоги-видения, которые получат конкретное плотское оформление в будущем («Мертвая зона» 1983). В этом плане «Видеодром» - это фильм об инициации, посвящении в таинства психических превращений, вход в мир, где все предрасположено к плотскому воплощению и плотским трансформациям. Герой продвигается по дромосу видео туда, где смешиваются иллюзии и реальность, психика и плоть, фантазмы и их реализации, и из всего этого синтезируется гибрид «нового тела», способного переваривать и воспроизводить предметы, продолжать себя в предметах, которые в свою очередь способны воплощаться и продолжать себя в человеческом теле. Во всем этом присутствует непередаваемое насилие, которое может быть вызвано только насилием - снаффом, проникшим прямо в голову герою и начавшим влиять на его плоть посредством психики. Все происходящее в этом мире - имеет телесные последствия. Здесь правит Рок и рак тела. Кроненберг, как монах-бенедиктинец, в духе средневековых клерикальных экфрасисов использует уязвимость плоти в качестве наглядной картинки, призванной проиллюстрировать духовное разложение личности. Он - художник, и потому - рисует. Некоторые обвиняют его в том, что к концу фильма он закрутил сюжет, отошел от всякой логики и акцентировал внимание на спецэффектах. Я думаю, что он не только «закрутил», но и «перекрутил» сюжет, поступил с ним так же, как и с человеческой плотью. Ищите логику в этом. Но также нельзя не согласиться с тем - хотя об этом открыто никто не говорит - что Кроненберг часто отходит от изначальных идей и посылов и увлекается анатомическими подробностями, выпячивая на передний план отвратительное зрелище телесной девиации («Муха» 1986). Безусловно, в этом есть доля сладострастия, но только доля. Как только, по мере просмотра вы почувствуете себя средневековыми зрителями - вы нащупаете саму догму фильма. Созерцайте образы и не пытайтесь построить логику сюжета, и не в коем случае не читайте аннотации к этому неспокойному и ключевому фильму. (questor)

«Телевидение - это реальность, а реальность - менее реальна, чем телевидение». Ожидаемо необычный и местам и по-настоящему жуткий фильм Дэвида Кроненберга, как и практически все остальные его работы. И, кстати, одна из самых понятных, потому что тут хотя бы понятно, что происходит с главным героем и почему. По сравнению с совершенно сумасшедшим «Обед нагишом», «Видеодром» - полноценный фильм ужасов с умеренной долей фантастики и даже детектива. ТВ-продюсер Макс Ренн в исполнении Джеймса Вудса проваливается в фактически виртуальную реальность, где с ним происходят всяческие кошмары. А виной всему непонятно откуда взявшаяся ТВ-передача «Видеодром», демонстрирующая насилие, секс, смерть и т д и т п. Смысл в том, как может изменяться сознание человека под воздействием на него телевидения. Эта тема уже затрагивалась в голливудских сценариях много-много раз, вот только так, как это представлено в «Видеодроме», ни разу. Обычно говорят про массовое зомбирование человечества, телевизор и прочие мультимедиа-средства, при помощи которых можно манипулировать обществом, как душе угодно. Отчасти так оно и происходит на самом деле. Но то, что демонстрирует режиссер Кроненберг, выглядит совершенно иначе. Это уже не просто воздействие на людей, а полная его трансформация, причем настолько ужасная, что лучше и не представлять подобное в действительности. Лучше посмотреть «Видеодром» и хотя бы на минуту задуматься о том, что нам пытаются показать. К тому же, фильм снабжен отличными спецэффектами, для 1983-го уж точно. Как и в некоторые другие картины Кроненберга, начинается «Видеодром» как некий триллер-детектив, потом плавно переходит в фильм ужасов, а заканчивается совсем уж трэш-кошмаром, объяснить который совсем непросто. У главного героя Ренна не только меняется осознание вымысла и действительности, он еще и начинает изменяться физически. Такие вещи, как погружение руки в собственный живот, превращение ее в пистолет, проход сквозь ТВ-экран, если и не шокируют, то здорово удивляют. А Макс Ренн, который по задумке фильма все искал что-то новое и чрезвычайно интересное, в конечном итоге хватил даже больше, чем мог себе представить. «Видеодром», несмотря на ряд отталкивающих моментов, также необычен и интересен, поклонникам подобного кино понравится. На мой взгляд - одна из самых интересных и качественных работ Дэвида Кроненберга. Впечатляет! (ProActor)

comments powered by Disqus