на главную

ИДИ И СМОТРИ (1985)
ИДИ И СМОТРИ

ИДИ И СМОТРИ (1985)
#20761

Рейтинг КП Рейтинг IMDb
 IMDb Top 250 #169 

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Драма
Продолжит.: 143 мин.
Производство: СССР
Режиссер: Элем Климов
Продюсер: -
Сценарий: Алесь Адамович, Элем Климов
Оператор: Алексей Родионов
Композитор: Олег Янченко
Художник-постановщк: Виктор Петров
Студия: Беларусьфильм, Мосфильм

ПРИМЕЧАНИЯдве звуковые дорожки: 1-я - 2.0 (Blu-ray JPN); 2-я - 5.1 (DVD). дополнительные материалы на диске: комментарии Э. Климова, А. Кравченко и художника В. Петрова; кинохроника времен Второй мировой ("Партизаны в Белоруссии" и "Зверства нацистов") [6 файлов; 60 мин.; 294 MB; *.mkv].
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Алексей Кравченко ... Флера (Флориан Гайшун)
Ольга Миронова ... Глаша
Любомирас Лауцявичюс ... Косач, командир партизанского отряда
Владас Багдонас ... Рубеж
Юрс Лумисте ... немецкий офицер
Виктор Лоренц ... майор
Евгений Тиличеев ... Гежель
Казимир Рабецкий
Александр Берда ... начштаба партизанского отряда
Василий Домрачев ... полицай
Евгений Крыжановский ... партизан
Виктор Манаев ... партизан
Анатолий Сливников ... партизан
Георгий Строков ... полицай
Татьяна Шестакова ... мать Флеры
Игорь Гневашев
Тахир Матиуллин
Петр Меркурьев
Валентин Мишаткин
Геннадий Матыцкий
Олег Шапко
Г. Вельцнемец
В. Васильев
Г. Елкин
Н. Лисиченок
Е. Полякова
Валерий Кравченко ... озвучивание (Косач)

ПАРАМЕТРЫ частей: 1 размер: 4238 mb
носитель: HDD2
видео: 962x720 AVC (MKV) 3453 kbps 23.976 fps
аудио: AC3-5.1 448 kbps
язык: Ru
субтитры: Ru, En
 

ОБЗОР «ИДИ И СМОТРИ» (1985)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

Белоруссия, 1943 год. Раздобыв винтовку, деревенский парнишка Флера (Алексей Кравченко) приходит в партизанский отряд. Командир отряда Косач (Любомирас Лауцявичюс), чтобы уберечь подростка, оставляет его при хозвзводе и пока не предполагает, какие испытания предстоят пережить людям в этом "тылу"... Фильм Элема Климова, пожалуй, один из самых страшных фильмов о войне. Не только о войне 1941-1945, а о войне как о разрушающей силе, сметающей природный порядок вещей.

Авторами выбрано именно то место и те события, которые стали символом народной беды и страдания. Герой ленты, Флера, - шестнадцатилетний мальчишка, отправившийся в лес на подмогу к партизанам. В начале фильма он совсем ребенок. В конце, пройдя через ужас карательной акции фашистов, становится взрослым, пугающе взрослым и даже - старым. Война исказила когда-то нежные, детские черты и превратила их в старческие морщины. Изменившееся лицо Флеры - это лицо Войны. Суровые в своей бескомпромиссной трезвости авторы сделали героем фильма не орденоносного партизана, а несмышленого паренька, еще не покинувшего детство.

ПРЕМИИ И НАГРАДЫ

МОСКОВСКИЙ МКФ, 1985
Победитель: Золотой приз (Элем Климов), Приз Международной ассоциации кинокритиков (ФИПРЕССИ) (Элем Климов).
ВСЕСОЮЗНЫЙ КФ, 1986
Победитель: Главный приз жюри (Элем Климов), Приз «За лучшее изобразительное решение» (Виктор Петров, Алексей Родионов), Приз за звуковое решение фильма (Виктор Морс).
МКФ В АВЕЛИНО, 1985
Победитель: Главный приз в конкурсе фильмов для молодежи.
МКФ В ТРОЕ, 1985
Победитель: Специальная премия.

ИСТОРИЧЕСКАЯ ОСНОВА
С 1940 года германскими правительственными структурами разрабатывался план «Ост», предполагавший культурное опустошение завоеванных территорий на востоке и физическое уничтожение значительной части их населения. Авторы плана рассчитывали уничтожить или переселить в Сибирь три четверти населения Белоруссии. Оставшихся жителей предполагалось превратить в рабов, лишив их каких-либо прав, а территорию республики использовать для выращивания нужных, но непригодных в пищу растений, например, кок-сагыза (каучуконос из рода одуванчик). Документы плана «Ост», «Инструкция об особых областях к директиве № 21 (план «Барбаросса»)», «О военной подсудности в районе "Барбаросса" и об особых полномочиях войск», «Двенадцать заповедей поведения немцев на востоке и их обращение с русскими» и другие директивы Гитлера освобождали нацистских солдат от ответственности за преступления и возводили зверства по отношению к мирному населению в ранг государственной политики.
Власти Третьего рейха приступили к реализации геноцида с первых дней войны. Согласно данным мемориального комплекса Хатынь, всего немцы и коллаборационисты провели в Белоруссии более 140 крупных карательных операций; коренное население уничтожалось, угонялось в лагеря смерти или на принудительные работы в Германию. Итогом нацистской политики геноцида и «выжженой земли» в Белоруссии стали 2 230 000 человек (каждый четвертый), уничтоженных за три года оккупации. В ходе карательных операций было уничтожено вместе с населением 628 населенных пунктов, из которых 186 так и не были восстановлены, так как были убиты все их жители.
В ответ на зверства оккупантов стали формироваться партизанские отряды. К концу 1941 года в рядах партизан сражались 12 000 человек в 230 отрядах. Численность белорусских партизан к концу войны превышала 374 тысяч человек. Они были объединены в 1255 отрядов, из которых 997 входили в состав 213 бригад и полков, а 258 отрядов действовали самостоятельно.
22 марта 1943 года два взвода 1-й роты 118-го полицейского охранного батальона попали в засаду, организованную партизанским отрядом «Мститель». В ходя боя были убиты трое и ранены несколько карателей. Для преследования партизан была вызвана помощь: из Логойска прибыла часть зондербатальона «Дирлевангер», а из деревни Плещеницы - часть 118-го украинского полицейского охранного батальона. Каратели расстреляли 26 жителей деревни Козыри, которых заподозрили в содействии партизанам, и в тот же день ворвались в деревню Хатынь. После кратковременного боя партизаны отступили под давлением значительно превосходящих сил противника. Каратели не стали их преследовать, а учинили расправу над жителями Хатыни. В огне погибло 149 человек, включая 75 детей. Название деревни впоследствии стало символом нацистских преступлений, и именно этот эпизод войны, по словам режиссера фильма, Элема Климова, подтолкнул его к созданию «Иди и смотри».
Элем Климов: "Я тогда задумался: а ведь про Хатынь в мире не знают! Про Катынь, про расстрел польских офицеров знают. А про Белоруссию - нет. Хотя там ведь было сожжено более 600 деревень! И я решил снять фильм об этой трагедии. Прекрасно понимал, что фильм получится жесткий. Решил при этом, что исполнителем центральной роли деревенского паренька Флеры будет не профессиональный актер, который при погружении в тяжелую роль мог бы защититься психологически наработанной актерской техникой, мастерством. Я хотел найти простого мальчика лет четырнадцати. Его надо было готовить к сложнейшим переживаниям, потом зафиксировать их на пленку. И в то же время защитить его от стрессов (эта система психологической защиты была подробно разработана со специалистами), чтобы не в дурдом его после съемок сдать, а маме живым и здоровым вернуть. К счастью, с Лешей Кравченко, сыгравшим в итоге Флеру и ставшим впоследствии хорошим актером, все прошло благополучно. Я понимал, что это будет очень жестокий фильм и вряд ли кто-нибудь сможет его смотреть. Я сказал об этом соавтору сценария - белорусскому писателю Алесю Адамовичу. Но он ответил: «Пусть не смотрят. Мы должны это оставить после себя. Как свидетельство войны, как мольбу о мире». Работа над картиной началась. У Климова снималось много непрофессионалов - пожилых людей, крестьян, помнивших войну. Съемочная группа работала как раз в тех местах, где все это в войну и происходило. Климов признавался потом, что ему страшно жаль было этих людей, которым по его воле приходилось вновь переживать этот ужас. Как-то снимали сцену сожжения деревни. Массовку - местных жителей - согнали в амбар. Но нужного накала эмоций никак не удавалось добиться. И тогда кто-то из актеров, игравших немцев, дал очередь холостыми в воздух. И тут же из амбара раздался такой человеческий вой, сымитировать который было бы не под силу ни одному актеру… Наверное, кого-то раздражал фильм «Иди и смотри», его «шоковая терапия». А вот немцы говорили: «Это мы должны были снять такой фильм!» Сам Климов так вспоминал о реакции немецких зрителей: «Как-то на одном из обсуждений фильма встал пожилой немец и сказал: «Я солдат вермахта. Больше того - офицер вермахта. Я прошел всю Польшу, Белоруссию, дошел до Украины. Я свидетельствую: все рассказанное в этом фильме - правда. И самое страшное и стыдное для меня - что этот фильм увидят мои дети и внуки»".

ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ ОБРАЗЫ
Действие фильма происходит в оккупированной Германией Белоруссии в 1943 году, однако авторам удалось выйти далеко за рамки описания героической борьбы белорусского народа против немецко-фашистских захватчиков. Помимо оккупантов и населения в фильме действуют и другие группы - партизаны, коллаборационисты. Все вместе они создают многоцветное и многослойное полотно, состоящее из человеческих характеров, попавших в страшные, неестественные обстоятельства. Почти все герои фильма (за исключением немцев) разговаривают по-русски с сильным белорусским выговором, что очень сильно добавляет достоверности.
В центре повествования - судьба юноши с незрелой, детской психикой, который на протяжении двух с небольшим часов, на глазах зрителей, проходит через настоящий ад, от чего лицо его приобретает выражение старческой гримасы. Это хорошо заметно в конце фильма. Но мальчик, пройдя через ужасы войны, сохранил в себе нечто человеческое. Это можно понять по следующему эпизоду. Когда он расстреливает на земле портрет Гитлера, параллельно идет нарезка документальных кадров с участием фюрера. Флера стреляет в каждое "воплощение" Гитлера, но когда хроника показывает фото Шикельгрубера-ребенка на руках у матери, Флера опускает оружие. Эпизод создает ощутимый контраст с тем, как час назад немцы сожгли белорусских детей в амбаре, показывая разницу "мы - они".
Блестяще в фильме «Иди и смотри» выведен образ немцев. Всю первую половину ленты они не персонифицированы, и оккупация Белоруссии выглядит как нападение инопланетян. Немцы возникают в виде пролетающего самолета-разведчика, разрывов снарядов, бутылки, выброшенной пилотами из самолета. В кадре их почти нет, но присутствие врага чувствуется почти физически. Во второй половине картины, изображающей уничтожение деревни, немцы выглядят людьми, утратившими человеческий облик, не выдержавшими постоянного психологического давления, вызванного одновременно страхом и безнаказанностью. В самой последней сцене они уже строго персонифицированы - среди них ясно видны бюргер, трус, фанатик.
В фильме, полном ненависти и жестокости, авторы нашли место для лирической линии, которую олицетворяет образ девушки Глаши, которая влюблена в командира партизанского отряда Косача.
Глубокая историческая и культурологическая проработка избранной темы позволила создать фильм, который является одним из крупнейших шедевров кинематографа, посвященных Второй мировой войне. Для зрителя, который хотя бы в какой-то степени знаком с темой, каждый кадр приобретает собственное значение.

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

2-х серийная картина основана на документальных фактах и обращается к «Хатынской повести» Алеся Адамовича.
«Хатынская повесть» (1971) - повесть А. Адамовича, посвященная борьбе партизан против немецких оккупантов в Белоруссии во время Великой Отечественной войны. Кульминацией повести является уничтожение карателями-гитлеровцами жителей одной из белорусских деревень, что позволяет автору провести параллели как с трагедией Хатыни, так и с военными преступлениями последующих десятилетий. Подробнее в Википедии - http://ru.wikipedia.org/wiki/Хатынская_повесть.
Съемки эпизодов фильма проходили в хронологическом порядке.
В фильме использована музыка Моцарта.
Это последний фильм режиссера Элема Климова.
Премьера: июль 1985 года (Московский МКФ).
Картина заняла шестое место в советском кинопрокате 1986 года: его просмотрели 28,9 млн зрителей.
Лучший фильм 1986 года по опросу журнала «Советский экран».
По мнению Александра Шпагина, Климов своим фильмом совершил «прыжок вверх», когда собрал распространенные мотивы и штампы советского военного кинематографа и «вывел их в метафизическую перспективу Ада». Шпагин считает, что Климов «закрыл тему войны в российском кино едва ли не на пятнадцать лет»: следующими значимыми произведениями, по его мнению, стали «Кукушка» и «Свои».
Лента оказала влияние и на признанных мастеров режиссуры. Эффект «глухоты» и звона в ушах, испытываемого Флерой после разрыва снаряда неподалеку, использовался Стивеном Спилбергом в военной драме «Спасти рядового Райана». Немецкий журнал «Ikonen» также отметил влияние «Иди и смотри» на более позднее творчество режиссера Терренса Малика.
Картина входит во многие престижные списки: «The 1001 Movies You Must See Before You Die»; «501 Must See Movies»; «105 лучших фильмов мирового кино» (снятых не на английском языке) по версии журнала Empire; «500 лучших фильмов» по версии журнала Empire; «50 фильмов, которые нужно посмотреть, прежде чем умереть»; «Лучшие фильмы всех времен» по версии издания Sight & Sound; «They Shoot Pictures, Don't They?»; «Лучшие фильмы по версии главных режиссеров современности» (Sight & Sound, 2012); «Лучшие фильмы» по мнению кинокритика Роджера Эберта; «100 лучших фильмов» по версии гильдии кинокритиков России; «Лучшие русские фильмы» по версии пользователей LiveJournal; «Рекомендации ВГИКа» и другие.
Рецензия Роджера Эберта (англ.) - http://rogerebert.com/reviews/great-movie-come-and-see-1985.
Другие рецензии (англ.): http://washingtonpost.com/wp-srv/style/longterm/movies/videos/comeandseenrkempley_a0ca58.htm; http://2or3thingsiknowaboutfilm.blogspot.com/2011/12/idi-i-smotricome-and-see-1985-elem.html; http://7capitalfilms.blogspot.com/2011/12/come-and-seeidi-i-smotri-elem-klimov.html; http://unsungfilms.com/9887/klimovs-come-and-see-and-the-war-film-genre/; http://beardyfreak.com/rvsee.php; http://billsmovieemporium.wordpress.com/2010/06/04/review-idi-i-smotri-come-and-see-1985/; http://eboydonato.blogspot.com/2007/10/come-and-see-1985.html; http://cinepassion.org/Reviews/c/ComeSee.html.
В 2001 году компанией RUSCICO фильм был выпущен на DVD в двухдисковом издании с дополнительными материалами. Специалисты сайта dvdreview.com раскритиковали издание за низкое качество изображения, отметив смазанные цвета и наличие цифрового шума. Аудио-дорожка на DVD удостоилась большей похвалы, но все равно продемонстрировала определенные недостатки. Например, указана слабость звукового оформления диалогов (при просмотре звук исходит из всех динамиков сразу, аннулируя преимущества стереозвуковой системы). Положительным аспектом DVD рецензенты назвали наличие дополнительных материалов, в которые входят интервью с Элемом Климовым, Алексеем Кравченко и с художником картины - Виктором Петровым. Дополнительные приложения на диске включают два документальных сюжета «Партизаны в Белоруссии» и «Зверства нацистов», которые наглядно демонстрируют жесточайшие реалии Восточного фронта. Суммируя отзыв, редакторы сайта поставили низкие оценки RUSCICO за техническую реализацию DVD, но благосклонно отозвались о самом факте издания картины в цифровом формате, так как некоторые технические недостатки успешно компенсируются «мощностью» самого фильма.
О фильме в Википедии - http://ru.wikipedia.org/wiki/Иди_и_смотри.
Элем Германович Климов (9 июля 1933, Сталинград - 26 октября 2003, Москва) - советский кинорежиссер. Народный артист Российской Федерации (1997). В 1986-1988 годах - председатель СК СССР. Подробнее в Википедии - http://ru.wikipedia.org/wiki/Климов,_Элем_Германович.
Александр (Алесь) Михайлович Адамович (3 сентября 1927, деревня Конюхи, Минская область - 26 января 1994, Москва) - белорусский советский писатель, сценарист, литературовед, доктор филологических наук (1962), профессор (1971), член-корреспондент АН БССР (1980). Подробнее в Википедии - http://ru.wikipedia.org/wiki/Адамович,_Алесь.
Алексей Евгеньевич Кравченко (род. 10 октября 1969) - российский актер театра и кино, заслуженный артист России (2007). Подробнее в Википедии - http://ru.wikipedia.org/wiki/Кравченко,_Алексей_Евгеньевич.

СЮЖЕТ

Деревенский подросток по имени Флера (уменьшительное от «Флориан»), несмотря на протесты матери, уходит в партизанский отряд. Там он знакомится с девушкой Глашей. Флеру не берут в бой из-за его юного возраста, и он, обидевшись, решает уйти из отряда. Спустя некоторое время немцы начинают контрпартизанскую операцию. Территория лагеря подвергается обстрелу, на его расположение высаживается немецкий десант. Чудом уцелев, Флера и Глаша вынуждены бежать из леса. Вернувшись в родную деревню Флеры, подростки никого там не застают. Решив, что жители спрятались на острове посреди болота, Флера с Глашей бегут из деревни. При этом Флера, в отличие от Глаши, не замечает, что за его домом, у стены, лежат недавно расстрелянные жители деревни. С трудом добравшись до острова, подростки находят группу жителей, спасшихся от немцев. Флера узнает, что его мать и две малолетние сестры-близняшки убиты. Шокированный подросток, решив, что его уход в партизаны стал причиной гибели родных, совершает попытку самоубийства, но жители его спасают. Крестьяне по очереди плюют в чучело Гитлера. В это время Флеру стригут ножом, а состриженные волосы, по народному обычаю, закапывают в землю. Трое вооруженных крестьян вместе с Флерой уходят на поиски продовольствия для оставшихся на острове мирных жителей. Взятое с собой чучело Гитлера они устанавливают на перекрестке. Не заметив предупреждающий щит, двое крестьян подрываются на минах. Придя под ночь в деревню, Флера с напарником отбирают у местного жителя корову. Мучимые голодом и впавшие в эйфорию, партизаны доят корову в открытом поле, но попадают под обстрел немцев. Напарник Флеры и корова гибнут. Изможденный подросток засыпает прямо на трупе животного. С утра он пытается разделать тушу, чтобы забрать мясо с собой, его замечает проезжающий мимо крестьянин. В это время в поле из бронемашины высаживается немецкая зондеркоманда. Крестьянин уговаривает Флеру спрятать оружие в стогу сена и отправиться с ним в деревню под видом его внука - Митрофана. Зондеркоманда входит в село, и после «проверки документов» каратели, издеваясь и избивая местных жителей, сгоняют их в большой амбар. Офицер СС, заглянув в амбар, разрешает выйти взрослым без детей, но никто не выходит. В окно вылезает Флера, постаревший от страха, а за ним - крестьянка с маленьким ребенком. Немцы хохоча отнимают у нее ребенка и через окно забрасывают его обратно в амбар, а саму женщину за волосы оттаскивают мимо лающих овчарок в грузовик. Продолжая грубо потешаться над местными жителями, немцы забрасывают амбар гранатами и бутылками с зажигательной смесью, слушая музыку, смеясь и аплодируя самим себе. Расстреливая сарай из разных видов оружия, каратели с помощью ранцевых огнеметов добавляют пламени. Расправившись с жителями, немцы начинают уходить из деревни, поджигая по пути дома и прихватив с собой всю оставшуюся живность. В то же время группа немцев во главе с командиром, приставившим к виску Флеры «вальтер», позирует с подростком перед фотокамерой на фоне полыхающего высоким пламенем амбара. Сфотографировавшись, немцы уходят, а обессилевший от увиденного ужаса Флера падает лицом вниз. Кроме него, немцы оставляют в живых только немощную старушку, лежащую на кровати посреди дороги. Очнувшись, Флера уходит в лес и обнаруживает, что группа немцев попала в засаду партизан. Взяв в поле свою винтовку, Флера возвращается в деревню, где встречается со своим партизанским отрядом. Там же он видит изнасилованную и жестоко избитую крестьянку. Взяв канистру бензина из брошенного немецкого мотоцикла, подросток идет на место суда над взятыми в плен немцами. Партизаны готовятся их расстрелять, но каратели, среди которых есть и коллаборационисты, начинают умолять о пощаде. Лишь эсэсовец-фанатик заявляет партизанам через переводчика, что не все народы имеют право на жизнь: «вас не должно быть». Флера по знаку командира подает немецкому переводчику канистру с бензином, и тот, в надежде спасти себя, поливает им кричащих пленных. Но, не выдержав отвратительной сцены, одна из женщин с ППШ начинает по ним стрелять; к ней немедленно присоединяются и остальные партизаны. После этого молодой партизан, призывавший сжечь пленных заживо, бросает уже бесполезный факел в лужу, и все молча расходятся. Партизаны уходят из деревни. Измученный, седой и морщинистый Флера чуть поодаль от места суда находит портрет Гитлера и начинает исступленно в него стрелять. Сцена сопровождается нарезкой кинохроники ключевых событий становления, развития и последствий немецкого национал-социализма, идущей в обратном хронологическом порядке: концлагеря - начало Второй мировой войны - приход нацистов к власти - Пивной путч и беспорядки в Веймарской республике - Первая мировая война и т. д. Звучит музыка - нацистские марши и фрагменты из произведений Рихарда Вагнера. Флера все это время стреляет, пока на экране не появляется младенческий портрет Гитлера с матерью, выстрелить в который Флера не находит в себе сил. Финальная сцена - подросток с лицом старика, искаженным ужасом и болью, и партизаны, уходящие в лес, покрывшийся снегом, под музыку «Реквиема» Моцарта.

Казалось бы, на военную тему уже создано немало фильмов. Но Элем Климов в фильме "Иди и смотри" сумел найти свой, неповторимый ракурс: война как безумие, как противоестественное, античеловеческое состояние. Два юных героя фильма - Флера и Глаша мечутся в аду крови и огня, с канцелярским сарказмом названном нацистскими карателями "акцией по борьбе с партизанами"... Многие кадры картины смотреть нелегко - ужасна кровавая вакханалия эсэсовских палачей, крики горящих заживо, корчащихся под ударами прикладов стариков, женщин, детей... И даже редкие кадры, дышащие покоем и безмятежностью природы, кажется, изнутри наполнены взрывным зарядом. Танцующая под струями дождя Глаша, на которую завороженно смотрит главный герой, в любую минуту ждет беды. Грохот немецких бомб, чавканье коварной трясины болот, свирепый лай овчарок - все это сливается в фильме в страшную симфонию смерти. Но эта картина - не апокалипсическое видение безысходности. Картина гуманистична по своей глубинной сути. Это гневный приговор войне. Ее безумие показано глазами подростка. Алеша Кравченко играет эту роль на пределе человеческих возможностей, словно пропуская сквозь себя испепеляющую молнию страдания и ненависти. В финале фильма Флера исступленно стреляет в портрет Гитлера, брошенный кем-то в дорожную грязь. Еще и еще раз раздаются выстрелы, в промежутках между которыми словно оборачивается вспять история Германии. Документальные кадры возвращают нас в тридцатые, потом - в двадцатые годы... Вот Гитлер в начале карьеры. Вот он - мальчик. Вот - младенец. И тут Флера опускает винтовку. Он ненавидит этого толстощекого малыша. Он знает его будущее. Но не может выстрелить. Захлебываясь слезами, пытается нажать на курок. Но не может... Такая метафора, такой емкий художественный образ доступен лишь подлинному Мастеру... (Александр Федоров)

Фильм Элема Климова по сценарию Алеся Адамовича, вышедший в 1985 году, пожалуй один из лучших фильмов о войне. Не только о войне 1941-1945, а о войне как о разрушаюшей силе, сметаюшей природный порядок вещей. Картина основана на документальных фактах и обращается к «Хатынской повести» Адамовича. Авторами выбрано именно то место и те события, которые стали символом народной беды и страдания. Фильм не дает расслабиться. С каждым кадром усиливаются ощущения душевного неуюта. Зритель словно превращается в главного героя - Флеру. Начинает видеть мир его глазами, слышать его ушами. Флера - этот шестнадцатилетний мальчишка, откопавший среди обрывков колючей проволоки, ржавых пулеметных лент и простреленных касок карабин, и отправившийся в лес к партизанам. В начале фильма он совсем ребенок. В конце, пройдя через ужас карательной акции фашистов, становится взрослым, пугающе взрослым и даже - старым. Война исказила когда-то нежные, детские черты и превратила их в старческие морщины. Жутко смотреть на изменившееся лицо Флеры, потому что это лицо Войны. Задумываешься о суровой бескомпромиссной трезвости авторов, которые сделали героем фильма не орденоносного партизана, а несмышленного паренька, еще не покинувшего детство. Война неизбежно выбирает себе в жертву не ожесточенное, нежное - авторы не могли идти против этой правды. В военном лагере Флера знакомится с Глашей, юной девушкой. Она предстает как воплощение природного, женского. Она словно взывает к людям, просит любви, добра, мира... Этого нет. Остается только идти. И Флера вместе с Глашей пробирается в свою деревню. Но там все пусто - выжжено. Хочется кричать, чтоб не слышать вой самолетов, свист бомб, чтоб не слышать жужжание мух, летящих на трупы... Это в нашем сознании и в сознании Флеры. И опять какая-то сила толкает идти дальше, идти вместе с Флерой. А куда? К сараю с горящими в нем женщинами и детьми, в руки к насильникам-фашистам, как Глаша, или быть сфотографированным с револьвером у виска, в окружении эсесовцев? Что ни делай, не положить конец войне. ... Эпизод расстрела немцев. Кто-то без сомнения стреляет в них, а другой, только что переживший ужас карательной акции, не может бросить факел в облитых бензином фашистов. Также Флера не решается убить Гитлера-ребенка, образ которого возникает перед ним за усатым портретом. Кстати, первоначальное название фильма - «Убейте Гитлера». Флера видет перед собой не монстара, а младенца, ни в чем не повинного, сидящего на руках у матери. И Флера опускает винтовку. Звучит моцартовский «Реквием». Нашему взору открывается чистое небо. Что это? Победа? Или поражение? Так или иначе последний эпизод остается загадкой. Безусловно только одно: даже предельная, нечеловеческая жестокость и злоба не в силах погубить жизнь в ее истоках. (Лиза Филимонова)

Чарующе-бесчеловечный фильм, который видится мне красным аппетитным яблоком, изъеденным изнутри червями безумия. Приманка определенно сработала: я откусил кусок от комка червей, прожевал и проглотил, а теперь мой желудок требует еще, несмотря ни на что. Что такое "Иди и смотри"? Если судить-рядить по сюжету - то очередной антивоенный пафосный фильм: два дня из жизни простого белорусского пацана Флеры, который за два дня натерпелся больше, чем за всю свою жизнь, если его последующую жизнь можно таковой назвать. К сожалению, для человеческой души (это я сужу по себе) фильм гораздо больше ценнен, чем документальная хроника тех же самых событий. Документально запечатлененные (это не опечатка) ужасы таковыми и остаются: ужас порождает ужас, и любой шаг в сторону от этого ощущения непременно вызовет осуждение со стороны гуманного общества, которому, как будто, мы все принадлежим. А фильм "Иди и смотри" является художественным фильмом, с очень прямолинейной, фактически документальной сюжетной основой, но с чудовищно красочным видеорядом, который эту основу точно так же основательно подтачивает. При этом фильм предельно серьезен (а где серьезность - там и печаль), поэтому ни у кого, даже у самого предвзятого, недалекого, ханжески настроенного зрителя не возникнет идеи обвинить режиссера в смаковании насилия. Желание и умение Климова не только быть достоверным, но и сопереживать, превращает фильм в замкнутое произведение искусства - со скелетом (четкой композицией) и живой плотью (отличным изображением действия), которое именно осмысленностью изображения возвышается над документальными хрониками. Помимо того, как и полагается настоящему произведению искусства, фильм уводит в сторону от реальности, и к ней же приближает, неизменно вызывая приятный холодок в позвоночнике. Туманный флер двухмерных пейзажей, насыщенная цветовая гамма, движение камеры в пространстве, выхватывающей с каждым разом новые неожиданные детали (например, ручной лемур на плече пожилого эсэсовского офицера-садиста, мухи, ползающие по глазу умирающей коровы, нелепая свистулька в губах избитой и оттраханной девочки, разбросанные аккуратной дугой по полу куклы - символ спланированной смерти, и т.д.) все это неизбежно заостряет на себе внимание. В Климове восхищает умение сделать массовое движение в кадре осмысленным: не имитацию жизни, а настоящую жизнь, когда статисты не являются тупой массовкой, а живут своей жизнью, которая, конечно же, управляется внешними факторами - в данном случае: 1) партизанский отряд фотографируется "на память" (сразу приходит на ум известная картина "На привале") 2) сжигание жителей деревни отрядом карателей. В первом случае кинокамера почти статична, взяв на себя роль фотокамеры (и люди вбегают в кадр, чтобы остаться в памяти фотоснимка, подбадриваемые шутками-прибаутками своих боевых товарищей), во втором случае кинокамера непрерывно движется, вырывая из "закадровой" жизни самые неприятные, но, на первый взгляд, случайные моменты, без акцентов, творцами которых являются вполне натуральные люди, спустившие зло с тормозов и погрязшие в эйфории безнаказанности, в эйфории с запахом крови. Основная мысль Климова, которую он пытался донести до зрителя в своем фильме, вполне ясна: человеческая цивилизация по сути своей кошмарна, склонна к садизму, и только жестокие страдания, испытания и муки способны остановить страсть среднестатистического человека к насилию и уничтожению себе подобных. Лишь собственное бессилие, которое он смог так хорошо почувствовать несколькими часами раньше, останавливают постаревшего на десятки лет, исстрадавшегося, всего в морщинах и седого Флеру в ключевом моменте фильма: когда он в очевидной и очевидно-бессмысленной злобе разряжает винтовку в тонущий в луже портрет Гитлера, и в "его" воображении проносится история жизни Гитлера, естественным образом почерпнутая из кинохроник, которые, возможно, он никогда и не видел - но и фильм сделан не для него. Флера с трудом прекращает стрелять лишь когда перед его глазами остается семейная фотография во всей своей беззащитности: мать Гитлера с младенцем-Гитлером на руках. Флера останавливается на самой грани, но что тогда говорить о других? (Владимир Гордеев, ekranka.ru)

Чем дальше во времени отступала Великая Отечественная война, тем больше снимали о ней фильмов. Киноруководство особо благоволило к этой теме. Пользуясь этим, ремесленники от кинематографа с запоздалым инфантилизмом "играли в войну", представляя ее на экране временем приключений и незатруднительных побед. К счастью, именно на военном материале, может быть даже более чем на каком-либо ином, были созданы и выдающиеся произведения, ставящие корневые вопросы человеческого бытия. В их числе и фильм режиссера Элема Климова. Уже в самом его названии - строке, взятой из Откровения святого Иоанна Богослова, высказана не только косвенная полемика со слащавой экранной ложью о войне, но и библейски-суровое предупреждение зрителю: ему предстоит увидеть апокалипсическую картину мира. В Апокалипсисе слова "иди и смотри", обращенные к Иоанну, прозвучали "громовым голосом": "И я взглянул, и вот, конь бледный, и на нем всадник, которому имя смерть, и ад следовал за ним, и дана ему власть над четвертою частью земли - умерщвлять мечом и голодом, и мором и зверями земными". В Белоруссии в годы войны погиб каждый четвертый житель, и это первая ассоциация с Апокалипсисом, которая приходит на ум, когда смотришь фильм Климова. Насыщенно-метафорический образный ряд фильма подскажет и другое. Само пророчество святого Иоанна, о котором, вероятно, постоянно помнил режиссер, явлено в изображениях иносказательных, в олицетворениях эмблематических и аллегорических. Поэтому его текст, вопреки некоторым ошибочным истолкованиям, не может быть воспринят как описание только того конкретного отрезка истории, когда первохристиане терпели жестокие гонения от язычников. Смысл текста широк, носит всевременной характер. К масштабным, философски насыщенным обобщениям стремится и режиссер фильма "Иди и смотри", хотя и опирается в своем повествовании на неоспоримо-документальные факты, жестко привязанные к конкретному месту и времени. О чем свидетельствует уже название первой части: "Белоруссия. 1943 год". Сценарий писателя Алеся Адамовича вобрал в себя сюжетные мотивы из его романа "Партизаны", во многом автобиографического: подростком, как и его герой, Адамович ушел в партизанский отряд, где испытал тяготы войны наравне со взрослыми. Вошли в показанную в фильме историю также факты из "Хатынской повести", из сборника документальных свидетельств "Я из огненной деревни", записанных Адамовичем совместно с журналистами Янкой Брылем и Николаем Колесником, и, наконец, из документально-философской притчи Адамовича "Каратели". Фабула фильма разворачивается как ряд событий, участником или потрясенным свидетелем которых становится подросток Флера. Партизанский отряд, куда он только что был принят, отправляется на опасное задание, оставив в лагере Флеру и девушку Глашу. Пережив бомбежку и убедившись в исчезновении отряда, Флера ведет Глашу в родную деревню, но обнаруживает, что все дома в ней опустели. Тогда он идет с девушкой на остров, где спасаются уцелевшие от расстрела его односельчане. Им требуется продовольствие, на поиски которого отправляются Флера и еще двое мужчин. Попутчики Флеры гибнут, а сам он, заприметив появление карателей, ищет спасения в соседней деревне. Но жители ее в тот же день будут заживо сожжены зондеркомандои. Партизанский отряд настигнет карателей по дороге из деревни и уничтожит их, Флера с отрядом уйдет в лес. Фильм показывает беспрецедентную для предшествующей истории человечества, но характерную для XX века практику изуверских массовых ликвидации людей, заставившую гуманистическую философскую мысль заново поставить вопрос о возможностях Добра в условиях тотального наступления Зла. Над этой проблемой размышляют и авторы фильма "Иди и смотри". Проблема эта не отвлеченная, не придуманная, а трагически насущная, что и доказывается авторами ничем не скрытым ужасом воссозданного на экране опыта самой истории. Художники при этом не щадят зрителей, понуждая их "идти и смотреть" свой фильм на пределе сил и возможностей. Тем не менее фильм демонстрировался при битком набитых залах, его увидели 30 миллионов человек. Повышенную, "сверхнормативную" экспрессию фильма сами авторы определили словом "сверхкино", один из рецензентов назвал то же самое "новым градусом реализма". Режиссер Элем Климов по-своему настаивает на "реализме" в смысле подлинности фактического ряда фильма, с документальной точностью воссоздавая приметы партизанского быта и костюмы, приближая человеческие типажи к тем, какие увидел в сохранившихся со времен войны хроникальных кадрах. В массовых сценах фильма заняты сельские жители, приглашенные режиссером на месте съемок - в Белоруссии. На главные роли Климов выбрал непрофессионалов - школьника Алексея Кравченко (Флера) и студентку художественного училища Ольгу Миронову (Глаша), рассчитывая не столько на мастерство исполнения, сколько на глубину и чистоту их действительных личностных переживаний в предложенных трагических обстоятельствах. И не ошибся. Однако, подчеркивая историческую реальность изображаемых событий, Элем Климов создает вместе с тем философскую притчу о Добре и Зле, взяв Зло в момент его торжества. Действие разворачивается на фоне сельского ландшафта и девственной природы, традиционно выступавших образами покоя и гармонии, в картине же Климова обратившихся в декорации, а то и живые персонажи ада. На протяжении всего фильма Флера существует в пространстве, где нет ни земли, ни неба в обычном значении этих слов. Уже в первых кадрах Флера, пыхтя, ковыряется в песке, но это не мальчишеская игра: с огромным трудом мальчик выдирает винтовку из цепких объятий раскопанного им мертвеца. Зыбучий песок, набитый трупами, сменится позже черной жижей засасывающего болота, потом полем, расчерченным горящими линиями низко летящих трассирующих пуль. Затем по полю выстелится, словно чад, выпущенный из преисподней, густо-серая мгла, из которой возникнут каратели на мотоциклах и вывезут на прицепе труп обнаженного и истерзанного человека. Наконец, почва заполыхает языками пламени, отскакивающими от гигантского костра, устроенного карателями из деревянного амбара, в котором заперты и гибнут жители Хатыни. И только в самом финале землю, вновь ставшую надежной и твердой опорой, укроет незапятнанно-чистый снег, как "белые одежды" укутывают святых страдальцев, описанных в Апокалипсисе. Небеса в картине "Иди и смотри" закрыты от людей висящей над головами непроглядно-серой мутью. На ней черным мистическим знаком, словно нарисованный тушью, непрерывно маячит рогатый квадрат вражеского самолета - "рамы". Только однажды в колдовской пуще около партизанского лагеря, откуда-то с вершин гигантских елей прольются на Флеру и Глашу струи чистого дождя вперемешку с солнечными лучами, но ненадолго: вскоре с высоты посыпятся со свистом и воем бомбы. Флера после бомбежки почти ничего не слышит, кроме поселившегося в ушах назойливого, зудящего звука, который, как и гудение "рамы" над головой, будет неотступным знаком беды сопровождать дальнейшие события. Поразительные и зачастую необъяснимые шумы, а также внезапные, летучие фрагменты искаженной, будто на дребезжащих, расстроенных инструментах сыгранной музыки звучат, наслаиваясь друг на друга, в этом фильме. Вот и в пуще доносится откуда-то орган, звенят птичьи голоса, жужжат насекомые, но сквозь все пробивается и не дает покоя пронзительный, будто бесовский посвист, звук. Но Флера еще не догадывается о предстоящем. Он возвращается с Глашей в свою деревню, ведет ее в родную избу, вынимает из печи неостывший чугунок с супом, угощает девушку. Тем временем множество предзнаменований надвигающейся катастрофы, мастерски соединенных режиссером в сцене, продолжают усиливать ее трагическую напряженность. Почти физически ощущается вязкая духота дома, жужжат жирные, неотвязные мухи, тряпичные куклы маленьких сестренок Флеры распластались, растоптанные, на полу. Флера и Глаша выходят из дому в немоту обезлюдевшей деревни, чья мертвенность дополнена предгрозовой безветренностью абсолютно недвижного воздуха и деревьев. Нечаянно обернувшись, Глаша видит у крайней избы груду сваленных, как бревна, покойников - недавно расстрелянных жителей деревни. Короткий, как удар, дальний план и холод мгновенного, окончательного и предельного знания. У Алеши Кравченко, который играл Флеру, изначально рядовая, обычная внешность. Он выглядит подростком с неосложненной душевной организацией, но стойким, прочным и земным. Именно такой - спокойный, основательный и выносливый крестьянский сын и является героем фильма. Более впечатлительный, хрупкий и нервный исполнитель попросту бы не справился не только с психологическими заданиями режиссера, но и с тяжестью физических действий: например, с необходимостью без трюков, в реальности продраться сквозь сопротивляющуюся и тянущую на дно густую болотную топь. Сквозь нее ведет Флера девушку на островок, где спасаются уцелевшие от расстрела люди. Матери и сестренок Флеры, большинства его соседей здесь нет, они погибли. Услышав упреки от умирающего старосты деревни, Флера приходит к выводу, что карательная акция над его односельчанами была совершена из-за того, что он ушел в партизаны: "Это я виноват". Пройдя несколько шагов по колышущемуся островку, мальчик как подкошенный падает на колени и опускает покаянную голову лицом в жидкую грязь. Груз невольной вины непосилен, Флера не хочет жить. Но женщины на острове, сердобольно причитая, поднимают его с колен, лицо ему умывают, чистую рубаху надевают. Босым отроком из мифологического всевременья войдет Флера в следующий круг ада - хатынский. Вторая часть фильма "Иди и смотри" называется "Хатынь. Огненная деревня". В повести Алеся Адамовича "Каратели" описывались стадии нравственного падения людей, выбранных из среды умиравших от голода военнопленных, раскрывались внутренние драмы тех, кто, уже вступив в зондеркоманду, тщетно пытался уклониться от палаческих функций. Для Климова все это абсолютно несущественно... И каратели-немцы, и каратели, которые говорят по-русски, для него не люди, деградировавшие до зверей, а собственно звери, на время и неумело прикинувшиеся людьми. Режиссер не считает нужным вглядываться в их лица, каратели даны преимущественно на общих и дальних планах - принципиальны только пластика и поведение существ, поступающих как звери в Апокалипсисе. Вот низкорослый, изрыгающий матерщину и гогот, подпрыгивает, как веселая горилла, с удовольствием гонит людей в амбар. Вот его ушастый собрат сноровисто на четырех лапах поднимается наверх, чтобы провести сеанс дьявольского искушения: разрешает взрослым пленникам выйти из амбара на волю при условии, что они оставят гореть заживо своих детей. Полыхает облитое бензином деревянное строение, отчаянный крик и плач жертв поднимается к черному небу, составив вместе с тысячью неизъяснимых звуков апокалипсическую симфонию. Флера на площади рядом с амбаром оказывается в центре бесовского роения карателей, мизансцена выстроена кругами: полукружье образуют цепи палачей, кругами ездят грузовики и мотоциклы. Скорчившись на земле, Флера погружается в летаргию: не явь и не сон, окаменение от предельного ужаса. В одночасье седеет его голова, морщинится лицо, отрок превращается в старца. В финале, когда партизанский отряд уничтожает зондеркоманду, Флера расстреляет полузатонувшую в луже эмблему насилия - портрет Гитлера. На экране возникнет пущенная в обратную сторону нацистская хроника: движутся вспять парады гитлеровских войск. После очередных выстрелов Флеры будет омолаживаться фюрер на документальных фотографиях: вот он в зрелом возрасте, вот школьник и, наконец, ребенок на коленях у матери. Флера словно бы гонит бесовскую силу: она уходит, сворачивается, зримо уменьшаясь в масштабах. Последний выстрел должен прийтись на Зло в его семени: на Адольфа-младенца. Но... Флера опускает винтовку. Предпочти Климов сугубо мифологический ряд образности, жест Флеры следовало бы трактовать как проявление его нравственного бессилия. Однако авторская мысль, соединявшая до того мифологическое и документальное начало, именно в этот момент четко смещается в традиционно-реалистический план, что заставляет воспринимать Флерин жест как свидетельство неиссякающей нравственной силы героя. Нельзя стрелять в младенца, даже если есть все основания предполагать, что из него вырастет злодей. Потому что тот, кто убивает невинного, сам, несомненно, является злодеем На вопрос коренного смысла - может ли Добро самосохраниться в условиях тотального наступления Зла? - фильм "Иди и смотри" отвечает утвердительно. Флера не озлобился и не потерял разума, то есть не уподобился своим врагам Он остался человеком, вопреки всему, что видел и пережил. (Марина Кузнецова, Лилия Маматова)

«Я не видел войны, я смотрел только фильм, Но я сделаю все непременно, Чтобы весь этот мир оставался таким И не звался потом довоенным» (Олег Митяев). Самый страшный, и, что самое худшее, самый правдивый фильм о войне. Снятый под закат Союза, фильм подвел жирную риску под всеми лентами советского периода на тему Второй Мировой. История одной белорусской деревни, затерянной где-то в густых лесах. История одного мальчика, не по годам постаревшего. История о губительном влиянии войны на человеческую психику. Мой учитель истории очень любил повторять фразу о том, что самое страшное в войне, на самом деле, не всеобщая разруха, и разрушенные судьбы, а то, что в условиях войны человеческая жизнь обесценивается донельзя. «Смерть одного человека - трагедия, смерть миллионов - статистика», - такую мудрость выдал когда-то один циничный ум, и, к большому сожалению, оказался прав. «Хатынская повесть» Алеся Адамовича послужила сценарной основой для этого фильма. А в основу знаменитой сцены уничтожения жителей деревни под тирольские напевы и кровожадные взгляды не лучших представителей рода человеческого лег один эпизод печально известной истории об одной из жесточайших карательных акций нацистов на оккупированных территориях. «Иди и смотри» по силе воздействия можно поставить в один ряд с «Заводным апельсином». И если фильм Кубрика - это кошмар под музыку Бетховена, то у Климова в финале очень символично играет Вагнер и «Реквием» Моцарта. И Климов, и Кубрик ставят весьма неутешительные диагнозы всему человечеству, и порой не согласиться с ними невозможно. Первое, что хочется после просмотра климовской истории - это громко и беззлобно ругнутся матом, накатить сто грамм водки и просто помолчать. Помнится, Кроненбергу в свое время в Каннах вручили специальную премию с довольно странной формулировкой «За художественное мужество». Многие недоумевали тогда по поводу того, что же это за категория такая малопонятная. Так вот, эта работа как раз и есть то самое мужество. Мужество воплотить на экране саму Войну в чистом виде, мужество не уйти в ненужные морализаторство и пафос, мужество буквально вживую пропустить через себя и всю съемочную группу весь ужас 1943 года, мужество сделать все это при очень ограниченных возможностях, мужество в правильный момент остановить финальные выстрелы по фотографии «асвабадзіцеля»… Вряд ли много из присуждавших тогда приз канадцу, были ознакомлены с творением Климова, которому относительную известность обеспечил Стивен Спилберг, восхищавшийся этой картиной и подобно Кубрику, крутившему на съемках «Сияния» линчевскую «Голову-ластик», организовывал для творческой команды «Списка Шиндлера» просмотры картины. Фильм «Иди и смотри» ни секунды не щадит своего зрителя. Наоборот, он будто пытается ударить как можно больнее и задеть как можно глубже. Вместе с героем будто сходишь постепенно с ума, переживая все тягости и зарабатывая все новые и новые морщины на лице и все более и более печальный взгляд. Погружаешься во всю эту какофонию внутренних и внешних звуков, таким же болезненным взором окидываешь происходящее вокруг, также обессилено хочешь уснуть на коровьей туше и украсть повозку с лошадью, так же исступленно смотришь на плененных немцев и «мыненемцев» с канистрой бензина в руке и окончательно погружаешься в атмосферу всеобщего безумия, разряжая магазин винтовки в потрет майнфюрера, а в кульминационный момент хочется так же обхватить руками голову и громко-громко заорать. Потому что, такое нельзя держать в себе, ведь когда мир сходит с ума, поневоле сходишь с ума вместе с ним. «Иди и смотри» - отличный способ обломать себе настроение и/или загнать особо впечатлительного зрителя в депрессию. И, тем не менее, он из той категории фильмов, которые хотя бы раз просмотреть должен каждый. Просто потому, чтобы раз и навсегда уяснить для себя, что самая страшная вещь в этом чер(с)т(о)вом мире - это война, и ее лицо именно такое. Забудьте большинство красочных боевиков и пафосных военных фильмов, вернее оставьте их как-нибудь на потом, а вместо этого лучше проследуйте за плавно лавирующей между деревьями камерой Алексея Родионова, сопровождающей обшарпанный партизанский отряд, к которому надолго примкнул пятнадцатилетний старик по имени Флера… Идите и смотрите. (orange3005)

«И когда он снял четвертую печать, Я услышал голос четвертого животного: Иди и смотри! И я взглянул. И вот конь бледный, И на нем всадник, Имя которому смерть». Теперь я знаю, как выглядит Апокалипсис. Он гремит в ушах заезженными патефонными пластинками и чьим-то идиотским подвыпившим смехом. От него пахнет бензином и сгоревшей плотью. Сам же он состоит из пугающих мелочей: нелепой свистульки, торчащей изо рта изнасилованной всем взводом девицы, коляски с трупом, нарезающей бессмысленные круги или безразличия в глазах немецкого офицера, который одновременно играет со зверьком. Апокалипсис свершился, но все были слишком заняты, чтобы его заметить. Звезды с неба пока не падали, но реки уже покраснели. К середине 80-х годов тема Великой Отечественной Войны считалась в советском кинематографе практически исчерпанной. Что нового можно было добавить после виртуозно прочувствованных трагедий одного человека («Летят журавли»), отдельно взятой семьи («Баллада о солдате») или целого народа («Они сражались за Родину»). Но Климов пошел дальше, и его фильм гораздо глобальнее трагедий отдельных людей и наций, ибо он подводит неутешительный итог деятельности всей человеческой цивилизации. История пугает своей обыденностью для того времени. Жители белорусской деревни отказываются выдать немцам местоположение партизан, и захватчики принимают решение стереть ее с лица земли. Процесс стирания опробован до мелочей, все роли расписаны заранее, и каждый выполняет свою с точностью часового механизма. Однако, заставляя зрителя встать на место крестьянина, сгорающего в амбаре, Климов прекрасно понимает одну из основных заповедей киноискусства: главное - не то, что происходит на экране, а то, что воображение зрителя дорисует в своей голове. По сравнению с современными натуралистическими веяниями его фильм почти аскетичен. Нынешние режиссеры для усиления эффекта понапихали бы расчлененки, реки крови, стекающей с рукавов палачей, крупные кадры сгорающей человеческой плоти. Климов обходится без этих дешевых приемов, но благодаря виртуозной работе камеры и блестящему монтажу добивается полного эффекта присутствия на месте событий. Это и отличает его фильм от прочих на ту же тему: другие предлагали зрителю прочувствовать трагедию, Климов же заставляет ее пережить. И вместе с тем, фильм совсем не о войне. Здесь нет противостояния идеологий, а палачи - обычные люди в немецкой форме и без нее. Один из ключевых образов - старосты из своих, охотно отправляющие соотечественников на смерть и получающие от нее явное удовлетворение. Что это - простое желание выжить любой ценой? Или опьянение маленького человека, которому наконец дали хоть какую-то власть над другим, и теперь он ее использует на полную катушку? Показывая акты жестокости, Климов намеренно вызывает у зрителя полное отвращение к происходящему. И вместе с тем, это один из тех фильмов, который во время просмотра меняет своего зрителя. К финалу мальчик Флера полностью седеет, превращаясь в старика. Зрителя ждет та же участь, только внутренне - начиная смотреть фильм юным и несведущим в вопросах глубин человеческого падения, он заканчивает просмотр глубоким стариком, видевшим такое, что нельзя видеть. Фильм рождает отвращение не к нацизму, не к Гитлеру, не к войне, а к любым формам человеческого принуждения и насилия, которые в сознании смотревшего, в первые дни после просмотра будут неизбежно мутировать в образы догорающего крестьянского амбара. И режиссер дает зрителю такой выход в мир, где это не повторится. Первоначально Климов хотел назвать картину «Убейте Гитлера» с подзаголовком «Убейте Гитлера везде….» Но не стоит буквально понимать финальную сцену с расстрелом портрета фюрера - уничтожение одного психопата, горстки людей или даже целой системы ничего не решит, только сами реки начнут течь в обратную сторону. Ведь вторая часть подзаголовка картины - «Убейте Гитлера в себе», и корень решения этой проблемы находится в людских душах. Ключ к спасению лежит в милосердии, только оно сможет остановить насилие. И Флера, даже после того что пришлось ему вынести, останавливается, не в силах пристрелить на портрете невинного ребенка, хотя и прекрасно знает о том, в кого он превратится. А мы так сможем? Увы, но и спустя 25 лет после выхода фильма современному человеку столь же сложно разрубить этот гордиев узел. Насилие и жестокость повсеместно маршируют нога в ногу на очередную ступень человеческой цивилизации. А это значит, что мы не смогли усвоить самый суровый урок, и наши реки по-прежнему красные. Апокалипсис продолжается. (fox m)

Вот ведь случается такое - фильм, как реальность. К слову, о таком кино даже рассказывать тяжело. Просто трудно. В названии фильма отражана вся суть, о которой рассказывать даже и нечего. Тем не менее, кое-что все же поведать стоит. Фильмов о Второй Мировой в СССР было снято совсем немало и многие из них сегодня держат статус абсолютных шедевров. Что и говорить, но самые лучшие фильмы на эту тему, пожалуй, удавались именно у нас. «В бой идут одни старики», «Они сражались за Родину», «Семнадцать мгновений весны», «А зори здесь тихие » и другие картины о тех суровых (мягко сказано) временах отлично демонстрировали нам войну с различных ракурсов, собирая, так сказать, мозаику на тему войны. И вот - «Иди и смотри ». Фильм - точка, поставленная на эту тему. Шестнадцатилетний мальчишка Флера, живший в деревне и отпраляющийся на войну - необычный герой для фильма про войну. Однако Элем Климов все четко рассчитал и лучшего героя для такого фильма не найти. Просто фильм сам по себе - о войне в принципе. А главным героем я бы назвал даже не сколько самого Флеру, а его лицо. Довольно не редко в кадре не показывают ничего, кроме лица этого парня, а оно с каждой минутой становится более… старым, что ли. Там где раньше было нежное личико - морщины старика, а вместо радостной улыбки появляются страх и отчаяние. Фильм кишит всеми подробностями о войне. Кто не плохо знаком с историей тех лет и примерно знает, что вытворяли фашисты с нашими людьми - увидит все это здесь во всей «красе». Фильм немногословен, но нужны ли там слова? Когда австрийское отродье загоняет в огромный хлев почти всех жителей (обязательно включая всех детей и младенцев), а потом все это сжигает - никакие слова не нужны. Смотреть фильм чертовски страшно. Что там все эти ужастики последних лет с их карикатурными маньяками? Да ничто по сравнению с этими «зверями», которые жизнь человеческую ни во что не ставят. В свое время, Спилберг перед съемками «Списка Шиндлера » заставлял всех актеров смотреть этот фильм. А после съемок «Иди и смотри », молодой тогда Кравченко ушел лечить свою голову - тогда он узнал о войне слишком много. Я после просмотра этого фильма сидел в чертовски смурном настроении. Фильм просто заставляет чувствовать этот дух войны. И упаси нас Боже оказаться на месте этого мальчика… Такие фильмы случаются очень редко. Наверное, раз в десятилетие. Но такие фильмы обязаны смотреть практически все бесключения. Потому, дамы и господа, уделите этому фильму свое пристальное внимание. Не факт, что вы потом еще к нему вернетесь - фильм страшный и тяжелый, а такое кино едва ли будешь смотреть каждый день. И тем не менее - это неоценимое для кинематографа произведение искусства, кто бы что не говорил… (John McClane)

comments powered by Disqus