на главную

Т2 ТРЕЙНСПОТТИНГ (2017) T2 TRAINSPOTTING

Т2 ТРЕЙНСПОТТИНГ (2017)
#30566

рейтинг IMDb    рейтинг КиПо
  

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Драма
Продолжит.: 117 мин.
Производство: Великобритания
Режиссер: Danny Boyle
Продюсер: Danny Boyle, Andrew Macdonald, Christian Colson, Bernard Bellew
Сценарий: John Hodge, Irvine Welsh
Оператор: Anthony Dod Mantle
Композитор: Rick Smith
Студия: DNA Films, Decibel Films, Cloud Eight Films, TriStar Pictures, Film4, Creative Scotland

ПРИМЕЧАНИЯтри звуковые дорожки: 1-я - дубляж ("Пифагор"); 4-я - авторский перевод (М. Чадов); 3-я - оригинальная (En) + субтитры.
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Ewan McGregor ... Renton
Robert Carlyle ... Begbie / Begbie's Father
Ewen Bremner ... Spud
Jonny Lee Miller ... Simon
Kyle Fitzpatrick ... Fergus
Elek Kish ... Dozo
Bradley Welsh ... Doyle
Kelly Macdonald ... Diane
Shirley Henderson ... Gail
Anjela Nedyalkova ... Veronika
Pauline Lynch ... Lizzy
James Cosmo ... Renton's Father
Eileen Nicholas ... Renton's Mother
Irvine Welsh ... Mikey Forrester
Simon Weir ... Jailhouse
Steven Robertson ... Stoddart
Scot Greenan ... Frank Juror
Svetlana Yancheva ... Veronika's Mother
Emil Bonev ... Veronika's Son
Tom Urie ... Big Bear
Hamish Haggerty ... Young Renton
Daniel Jackson ... Young Begbie
John Kazek ... Tom (Rehab Group)
Scott Aitken ... Farmer
Gordon Kennedy ... Tulloch
Katie Leung ... Nurse
Thierry Mabonga ... Security Officer Wilson
Christopher Douglas ... Chris the Oracle
Pauline Turner ... June
Phil Coppola ... Boxing Instructor
Bryan Quinn ... Man in Music Video
Margaret Davies ... Social Club Singer
Alex Jackson ... Social Club Singer
Ged Hanley ... Social Club Band
Neil Thomson ... Social Club Band
Atta Yaqub ... Medical Student
Russell Dunsmore ... Hard Guy Driver
Nebli Basani ... Hardman
Tereza Duskova ... Tourism Girl
Lauren Lamb ... Baby Dawn
Devon Lamb ... Baby Dawn
Lewis Gribben ... Dealer
Dominic Maccoll ... Dealer
Calum Verrecchia ... Dealer
Amy Manson ... Woman in Club
Edyta Szewczyk ... Girl in Sauna
Fiori Miari ... Girl in Sauna
James McElvar ... Simon (aged 20)
Connor McIndoe ... Renton (aged 20)
John Bell ... Spud (aged 20)
Michael Shaw ... Tommy (aged 20)
Christopher Mullen ... Begbie (aged 20)
Logan Gillies ... Simon (aged 9)
Ben Skelton ... Renton (aged 9)
Aiden Haggarty ... Spud (aged 9)
Daniel Smith ... Begbie (aged 9)
Elijah Wolf ... Tommy (aged 9)
Charlie Hardie ... Fergus (aged 9)

ПАРАМЕТРЫ частей: 1 размер: 5223 mb
носитель: HDD3
видео: 1280x692 AVC (MKV) 4300 kbps 23.976 fps
аудио: AC3-5.1 640 kbps
язык: Ru, En
субтитры: Ru, Ru (forc), Ua, En, En (forc)
 

ОБЗОР ФИЛЬМА «Т2 ТРЕЙНСПОТТИНГ» (2017)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

"Т2 Трейнспоттинг" ("На игле 2"). Действие развивается спустя 20 лет после событий «На игле». Кайфолом поддерживает теткин паб, Бегби мотает срок, Рентон после микроинфаркта возвращается в Эдинбург, Кочерыжка никак не слезет с наркотиков - в общем, самое то для праздника. И это совершенно серьезно...

Прошло двадцать лет. Рентон возвращается в единственное место, которое может считать своим домом. Они все ждут его: Кочерыжка, Кайфолом и Бегби. А вместе с ними другие старые знакомые: месть и страх, ненависть и любовь, дружба, сожаление и надежда. Все они выстроились в шеренгу, приветствуя Рентона, и он, кажется, готов к ним присоединиться...

Двадцать лет спустя остепенившийся Марк Рентон (Юэн МакГрегор) возвращается в Эдинбург, где мир юности сразу накрывает его с головой. Там его ждут (и не очень) старые друзья Кочерыжка (Юэн Бремнер), Кайфолом (Джонни Ли Миллер) и Бегби (Роберт Карлайл), первая любовь (Келли Макдональд), безумие повседневности, криминал, бесконечность решений, угар смертельной опасности и эйфория падения, в чем бы оно не выражалось.

ПРЕМИИ И НАГРАДЫ

БРИТАНСКАЯ АКАДЕМИЯ (ШОТЛАНДИЯ), 2017
Номинации: Лучший режиссер (Дэнни Бойл), Лучший художественный фильм (Дэнни Бойл, Джон Ходж, Эндрю Макдональд, Кристиан Колсон), Лучший актер (Юэн МакГрегор), Лучший актер (Роберт Карлайл), Лучший актер (Юэн Бремнер).
МЕЖДУНАРОДНАЯ ПРЕМИЯ ОНЛАЙН-КИНОТЕАТРОВ (INOCA), 2017
Номинации: Лучший адаптированный сценарий (Джон Ходж), Лучший актерский ансамбль.
«ЗОЛОТОЙ ТРЕЙЛЕР», 2017
Номинация: Лучший трейлер к художественному фильму (Sony Pictures Home Entertainment, The Refinery).
(На 06.11.2017).

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

Продолжение культовой картины «На игле» (1996; ).
Это первый сиквел в режиссерской фильмографии Дэнни Бойла.
Хотя сюжет фильма основан на романе Ирвина Уэлша «Порно» (2002; ) лишь отчасти, самого писателя это нисколько не задевает. Более того, как утверждает Уэлш, «Т2 Трейнспоттинг» получился даже лучше своего предшественника. "Думаю, в некоторых аспектах сиквел точно получился сильнее. За 20 лет персонажи стали по-настоящему культовыми, а новый фильм только укрепит их статус. Лента выглядит как большое эпическое кино. Они совершили замечательное достижение, сохранив атмосферу книги, и при этом сняв современную британскую картину", - сказал Ирвин Уэлш.
Еще в 2009 году Бойл задумал снять сиквел. Натянутые отношения режиссера и Юэна МакГрегора долгое время не позволяли приступить к съемкам, но в ноябре 2014 Уэлш рассказал, что МакГрегор и Бойл помирились, и они начали обсуждать детали проекта.
27 сентября 2015 в интервью порталу ComingSoon.net Бойл заявил, что сценарий готов и он надеется выпустить фильм к концу 2016 года, чтобы успеть к 20-летнему юбилею первой картины.
На лондонской премьере своей картины «Стив Джобс» (октябрь 2015) Дэнни Бойл посетовал, что зрители могут его не простить за провал будущего сиквела: "Да меня просто распнут. Но если сыграть на этой потенциальной опасности и взять от риска все, можно получить достойный фильм". "Их [актеров из оригинальной ленты] барометр чуши очень силен, ведь именно им нужно заставить сценарий выглядеть убедительным и правдивым. Когда дело дошло до продолжения «На игле», они очень нервничали, для них всех этот фильм - огромный кусок репутации, и за своих персонажей они горой", - поделился режиссер.
В ноябре 2015 Роберт Карлайл подтвердил в телефонном интервью, что вернется в Великобританию для участия в проекте. Он похвалил сценарий Джона Ходжа, намекнув, что фильм заставит многих задуматься: "Fuck! Что я сделал со своей жизнью?".
Съемки начались 10 марта 2016.
Рабочее название - «Porno».
Бюджет: $18,000,000 (фильм 1996 года обошелся в $3,500,000).
Место съемок: Эдинбург, Глазго, Белсхилл (Шотландия, Великобритания); Болгария.
Транспортные средства, показанные в картине - .
Фильм снимали камерами Arri Alexa Mini и Arri Alexa XT Plus с объективами Leica Summicron-C, Noctilux-M, Kowa и Angenieux Optimo.
Четвертая совместная работа МакГрегора и Бойла («Неглубокая могила», 1994 - ; «На игле», 1996; «Менее привычная жизнь», 1997). Кроме того, МакГрегор должен был исполнить главную роль в картине Бойла «Пляж» (2000), но режиссер отдал предпочтение Леонардо ДиКаприо.
Это второй случай в карьере МакГрегора, когда он появляется на экране в одной и той же роли (первый раз - роль Оби-Вана Кеноби в приквелах «Звездных войн»).
Джонни Ли Миллер сам предложил побрить голову наголо, чтобы его персонаж выглядел старше, но Дэнни Бойл настоял на том, чтобы Саймон-Кайфолом остался со своими знаковыми белокурыми волосами.
Ирвин Уэлш, как и в первом фильме, исполнил роль Майки Форрестера.
Первые кадры «Т2 Трейнспоттинга» схожи с началом фильма «На игле», только теперь Рентон бежит не по улицам Эдинбурга, а на беговой дорожке.
Мемуары Кочерыжки - на самом деле, слово в слово, оригинальный текст романа Уэлша «Trainspotting» (1993).
Анжеле Недялковой, сыгравшей Веронику, было 5 лет, когда вышел первый фильм. "Мне «На игле» показала мама. Не помню, сколько мне было лет. Она вообще любила мне показывать всякую жесть. Она была рейвершей, так что мое детство было не очень простым", - рассказала актриса.
В фильме есть отсылки к лентам: «Из России с любовью» (1963) и «Сияние» (1980; ).
Саундтрек (дата релиза 27.01.2017): 1. Lust For Life (The Prodigy Remix) - Iggy Pop; 2. Shotgun Mouthwash - High Contrast; 3. Silk - Wolf Alice; 4. Get Up - Young Fathers; 5. Relax - Frankie Goes To Hollywood; 6. Eventually But (Spud's Letter To Gail) - Underworld and Ewen Bremner; 7. Only God Knows - Young Fathers (feat. Leith Congregational Choir); 8. Dad's Best Friend - The Rubberbandits; 9. Dreaming - Blondie; 10. Radio Ga - Queen; 11. It's Like That - Run-D.M.C. vs. Jason Nevins; 12. (White Man) In Hammersmith Palais - The Clash; 13. Rain Or Shine - Young Fathers; 14. Whitest Boy On The Beach - Fat White Family; 15. Slow Slippy - Underworld.
Музыкальные композиции и песни, которые не включены в официальный саундтрек, но звучат в фильме: 1. Perfect Day - Rick Smith; 2. Garota De Ipanema [Antonio Carlos Jobim / Vinicius de Moraes]; 3. No Way - Young Fathers; 4. Auf Wiederseh'n Sweetheart - Vera Lynn; 5. Deep Blue Day - Brian Eno; 6. Low - Young Fathers; 7. Penny Arcade - Alex Jackson, Ged Hanley and Neil Thomson; 8. Caledonia - Margaret Davis, Ged Hanley and Neil Thomson; 9. The Blue Sea of Ibrox [Billy King]; 10. Red Hot Salsa - Ged Hanley and Neil Thomson; 11. 007 - John Barry; 12. Intermezzo Sinfonico - Orchestra e Coro del Teatro alla Scala, Georges Pretre; 13. Born Slippy (NUXX) - Underworld; 14. Wot Do U Call It? - Wiley; 15. Caledonia - Ross Ainslie; 16. Dare Me - Young Fathers.
Кадры фильма; кадры со съемок: ; ; ; ; .
Откровенные кадры из фильма - .
Трейлеры: рус. - ; англ. - .
Премьера: 22 января 2017 (Эдинбург).
Дэнни Бойл: "Вообще мы назвали фильм «T2» [общепринятое сокращенное название картины «Терминатор 2: Судный день», 1991], чтобы немного досадить Джеймсу Кэмерону. Он прекрасный режиссер, и чем больше величие режиссера, тем сильнее нужно пытаться ему досадить".
Слоганы: «Face your past. Choose your future»; «Торчи от чего-то большего».
Фильм дублирован на студии «Пифагор». Режиссер: Михаил Тихонов; переводчик: Татьяна Омельченко. Роли дублировали: Илья Бледный (Юэн МакГрегор - Рентон); Константин Карасик (Юэн Бремнер - Спад-Кочерыжка); Александр Гаврилин (Джонни Ли Миллер - Саймон-Кайфолом); Александр Коврижных (Роберт Карлайл - Бегби / отец Бегби); Полина Щербакова (Келли Макдональд - Диана); Татьяна Абрамова (Анжела Недялкова - Вероника); Наталья Гребенкина (Ширли Хендерсон - Гейл); Анатолий Пашнин (Ирвин Уэлш - Майки Форрестер); Михаил Тихонов (Стивен Робертсон - Стоддарт); Кирилл Продолятченко (Скот Гринен - Фрэнк); Сергей Пономарев (Джон Кэйзек - Том); Денис Беспалый (Гордон Кеннеди - Таллох); Радик Мухаметзянов (Брэдли Уэлш - Дойл); Михаил Данилюк (Тьерри Мабонга - сотрудник службы безопасности Уилсон); Ольга Зверева (Полин Тернер - Джун); Анастасия Жаркова; Андрей Мишутин; Анна Киселева; Артем Маликов; Евгений Хазов; Иван Жарков; Мария Борисова; Роман Куперман.
Официальные сайты и стр. фильма: ; ; ; .
«Т2 Трейнспоттинг» на Allmovie - .
На Rotten Tomatoes у фильма рейтинг 78% на основе 193 рецензий ().
На Metacritic фильм получил 67 баллов из 100 на основе рецензий 42 критиков ().
Рецензии: ; ; .
Дэнни Бойл вспоминает тренды 1990-х (видео) - .
Boys are back in town: Интервью со звездами сиквела «На игле» (видео) - .
Как сообщил Роберт Карлайл у его персонажа есть шансы обзавестись отдельным фильмом. В 2016 году Ирвин Уэлш выпустил роман «The Blade Artist», посвященный Фрэнсису Бегби, который начал жизнь с чистого листа в США. Поэтому Карлайл признался, что надеется на появление экранизации этой книги: "Возможно, история Бегби пока что не подошла к концу... Мы вполне можем увидеть еще один фильм, поскольку Ирвин Уэлш недавно написал «The Blade Artist»".
Дэнни Бойл / Danny Boyle (род. 20 октября 1956, Манчестер) - британский режиссер и продюсер. Окончил Бангорский университет в Уэльсе. С 1982 по 1985 год работал арт-директором Королевского придворного театра. В 1980-х Дэнни Бойл начал карьеру на телевидении, выступив режиссером двух эпизодов британского сериала «Инспектор Морс» (1990, 1992) по романам Колина Декстера. Режиссерским дебютом в кино стал триллер «Неглубокая могила» (1994). Всемирная известность пришла к Бойлу после выхода его фильма «На игле» (1996). В 2012 году Бойл поставил церемонию открытия летних Олимпийских игр в Лондоне. Подробнее (англ.) - .
Ирвин Уэлш / Irvine Welsh (род. 27 сентября 1958, Эдинбург) - шотландский писатель, автор нашумевшего романа «На игле». Зачастую героями его произведений являются маргиналы и типичные представители эдинбургского рабочего класса, а сами произведения изобилуют черным юмором, социальной сатирой и различными шотландскими диалектизмами. Работы Уэлша неоднократно экранизировались. Подробнее (англ.) - .
Официальный сайт И. Уэлша - .
Ирвин Уэлш: «Опьянение - это часть жизни» - .

ИНТЕРВЬЮ ДЭННИ БОЙЛА
1. В 1996 году "Трейнспоттинг" принес славу не только исполнителю одной из главных ролей фильма Юэну МакГрегору, но и открыл новые перспективы для режиссера Дэнни Бойла, который до этого был известен только в качестве художественного руководителя театра Роял-Корт в Лондоне, а также автора картины "Неглубокая могила". Первая экранизация романа Ирвина Уэлша была первоначально независимым малобюджетным проектом про четырех бесшабашных парней из Эдинбурга, подсевших на наркотики. В одно мгновение фильм стал не только самой кассовой лентой года, но и самой культовой британской картиной за последние 60 лет.
- Вам понадобилось 20 лет, чтобы снять продолжение картины. Надо сказать, вы довольно щедро распоряжаетесь собственным временем...
- Фильмы снимаются быстро только тогда, когда ты молод и невежественен. С возрастом приобретаешь не только опыт, но и страх - как бы не ударить в грязь лицом. Мы долго не брались за второй фильм, потому что не хотели разочаровать зрителя, чтобы наш новый фильм был связан с предыдущим не только лишь номером "2". Так всегда бывает - после громадного успеха очень трудно рисковать своей удачей. Тот факт, что картина появились 20 лет спустя, когда любимые герои повзрослели на два десятка лет, уже сам по себе корректирует сюжет. Может быть, он заставит зрителя задуматься - как изменилась и его собственная жизнь в течение двух десятилетий. Ведь и Ирвин Уэлш не сразу написал свою вторую книгу. Между первой и второй прошло 10 лет. У меня также спустя 10 лет после первой картины была идея приступить к съемкам продолжения. Да и актеры выглядели тогда значительно моложе... Я бы даже сказал, что эти 10 лет почти их не изменили... Но у нас тогда не сработал сценарий. Не было в нем нужной весомости и серьезности, чтобы приступить к съемкам. Так что пришлось мне тогда работу отложить. А ребятам я посоветовал почаще пользоваться увлажняющими средствами для кожи (смеется) - на случай, если мы все же созреем для съемок продолжения. Вот этот момент и настал. Мы снова наладили контакты с нашими продюсерами. Пришли к ним с предложением - назвать вторую картину "Наименее незнакомые", но в ответ получили гробовое молчание. Поэтому оставили название "Трейнспоттинг", только прибавили к нему приставку "Т2". "Т2", потому что, мне показалось, так могли бы назвать фильм сами герои картины - Марк Рентон, Кайфолом, Кочерыжка и Ходячая Катастрофа. В честь самого крутого фильма всех времен и народов - "Терминатора-2" (смеется). Если серьезно, это такое замечательное чувство, когда работаешь со старой командой, с которой начинал работу в кино 20 лет назад. Потому что среди этих людей тебе не нужно притворяться, не нужно ничего доказывать... Нас всех объединяет одно общее - прошлое. И это такое редкое, исключительное чувство.
- Почему ваша первая картина "На игле" имела такой невероятный успех в середине 1990-х, как вы думаете? И что все-таки означает название "Трейнспоттинг"?
- Трейнспоттинг - хобби, когда люди наблюдают за поездами. Любители такого занятия легко могут рассказать целые истории о том, как это было, когда, какие двигатели у поездов... Потому комнату Марка Рентона украшают обои с видами поездов. Сцена, давшая название картине, была вырезана из первой части, и мы только частично повторили ее во второй. В ней речь идет о Марке и Бегби, которые использовали здание заброшенного вокзала в качестве туалета. Всегда сложно сказать, почему одному фильму сопутствует успех, а другому нет. Успех - явление случайное. 20 лет назад мы так же были обеспокоены результатом нашей работы, как и сегодня. Особенно мы опасались тех сцен, которые касались наркотиков, а также молодежной культуры Шотландии. Мы не были уверены, каким образом наш "открытый взгляд" будет интерпретирован зрителем. Но 20 лет назад, на фоне распространенных тогда скучноватых драм и многочисленных романтических комедий, наша картина стала словно бы дозой адреналина для британской киноиндустрии. Динамичный саундтрек, необычные герои - полные неудачники. Все это вдруг оказалось очень узнаваемым в обществе - словно мы уловили дух времени. Кто знал это тогда?.. И кто знает сегодня? Не хочу отрицать, я работал с сильнейшей командой. Всю мою труппу, включая декоратора и визажиста, я мог бы назвать "мини-режиссерами". Потому что каждый из них мог бы снять собственный фильм. Они не только имели собственное мнение на любой счет, обладали прекрасным визуальным талантом и способностью рассказчиков, но и открыто высказывали свое мнение. Думаю, все они не стали режиссерами лишь потому, что не хотели брать на себя чрезмерно большую ответственность за съемки, как это приходится делать мне. Фильм получился совершенно другим, отличным от того, что было задумано.
- Что было сложнее: организовывать открытие Олимпийских игр 2012 года в Лондоне, где вы были постановщиком церемонии открытия, или собрать вместе старую команду "Трейнспоттинга" 20 лет спустя?
- Процесс примерно одинаковый. Работа начинается так, что каждый каждому лучший друг. Все рады друг друга видеть, здороваются, обмениваются комплиментами, похлопывают обнадеживающе по плечу со словами: "Все будет замечательно!" Любезности исчезают через неделю после начала работы. У каждого оказывается свой распорядок дня, свое мнение. Начинаются дискуссии и разборки. Тут-то на сцену выходит режиссер. Еще в начале съемок я всех построил и пояснил, что поблажек никому и никаких не будет. Все актеры должны общаться друг с другом на равных, и, скажем, для Макгрегора не будет никаких привилегий из-за того, что он достиг большей славы, чем другие. Даже гонорар был предоставлен всем равный - небольшой, мы поделили все средства поровну. Сегодня с актерами стало сложно работать, потому что их окружает куча ассистентов, агентов и менеджеров, готовых сопровождать своих подопечных даже в туалет и считающих, что все переговоры должны вестись через них. Эти люди являются, на мой взгляд, угрозой творческому процессу. Кроме того, было очень сложно собрать всех исполнителей первой картины вместе. У нас не было того замечательного первого дня на съемочной площадке, который, может быть, представляют себе поклонники картины. Когда 20 лет спустя четверо моих героев радостно встретились на съемочной площадке и позировали для совместной фотографии. Все было совершенно по-другому. В начале съемок к нам не смог присоединиться Рой, который снимал картину в Лос-Анджелесе. Джонни и Бобби не могли оставаться со мной до конца работы, потому что снимались в популярных в Америке телевизионных сериалах. И только на четыре недели нам всем удалось воссоединиться на съемочной площадке - когда мы снимали сцену в баре. Но это было уже в конце картины.
- Нелегкая профессия! Наверное, сейчас жалеете, что не стали священником, как того хотели раньше?..
- Об этом я совсем не жалею, особенно после того, как узнал о поведении многих священников на протяжении многих веков... Это сделало Церковь для меня слишком непривлекательной организацией. Кроме того, будучи юношей, я никак не мог поверить в загробную жизнь. Мне всегда казалось, что волшебство есть, а потустороннего мира нет. Я и до сих пор верю в волшебство. Но не в том смысле, что я верю в сказки, а в том, что много явлений на земле недоступны нашему сознанию и необъяснимы. Прибавим к этому, что людям присуще лишь фрагментарное видение мира. Кстати, я ведь не только хотел стать священником; в детстве я мечтал водить поезда. Мне кажется, я иногда жалею, что этого не произошло. Когда мне исполнилось 60 лет, моя дочь отправилась со мной в путешествие по Транссибирской магистрали - 4 дня и 4 ночи. Каждый раз, когда поезд делал остановку, я выходил на станции и оправлялся к локомотиву полюбоваться на массивные советские двигатели. Какие эти были двигатели! Они до сих пор стоят у меня перед глазами. Кроме того, мне кажется, что нет такого понятия, как "карьера в кино". Что это такое? Планировать карьеру в кино совершенно нереально. В киноиндустрии могут найтись сотни причин, почему твой последний фильм действительно окажется последним. Каждую минуту может произойти крах, стоит принять лишь одно неправильное решение. Но ты никогда не знаешь, что произойдет с тобой завтра. И вообще, будет ли завтра или какая-нибудь работа, на которую найдутся спонсоры. Может, это и хорошо для режиссера - не знать, что принесет ему будущее. Иначе бы эта профессия исчезла. Режиссура - не какая-нибудь бюрократическая карьера служащего. Поэтому считаю, что мне повезло, не потому что я "сделал карьеру режиссера", а повезло, что все эти годы вообще сумел продержаться на плаву.
- В фильме речь идет о наркотиках, в какой-то степени об их последствиях. На сегодняшний день едва ли найдется юноша или девушка, у которых не было бы личного опыта той или иной зависимости. Как обстоят дела с вами? Знакомы ли вам чувства, переживаемые вашими героями? Есть ли у вас что-то, от чего вы зависимы?
- Мне кажется, я могу сказать с полной компетентностью, что никто из нашей съемочной труппы, ни я, ни ребята, наркотиков не принимал ни в молодости и уж точно для съемок в картине. Но я в каком-то смысле вынужден уважать "власть зависимости"! В первой книге Ирвин Уэлш очень ясно дает определения нескольких типов людей. Одни, однажды попробовавшие наркотики, навсегда оказываются в зависимости от них. И даже если им удается бросить, у них всегда будут моменты регресса, минуты кризиса, одиночества и другие эмоциональные драмы, во время которых они могут проявить слабость. А есть и другие люди, которые однажды пробуют наркотики, словно кока-колу, и сразу забывают о них. Мы не знаем, к какой из этих категорий каждый из нас относится. Но для некоторых эта проба может иметь трагические последствия. Поэтому следует уважать чужую зависимость, а не относиться к этому с высокомерием. Это трагедия. У меня, к счастью, не было подобного личного опыта, но во время фильма мы консультировались со многими людьми, которые были зависимы, и мне знакомы их страдания. В последнем фильме мы даже воспользовались услугами человека, который все еще был "на игле". Его страдания были настолько безграничны, что мы бы не решились повторить его историю на экране. Не спорю, что у каждого из нас есть своя зависимость. Я, например, долгое время бы зависим от музыки. Слушал ее, сам беспрерывно играл. Как последствие этой зависимости, выбор музыки для моих картин может длиться бесконечно. Но с возрастом это меняется. Когда ты молод, то впитываешь в себя информацию как губка и всегда в курсе, что вокруг тебя происходит. С возрастом все это куда-то девается. Потому сегодня я впал в новую зависимость. Меня стала увлекать фотография. Сам я не снимаю, но могу бесконечно долго смотреть на работы других. Таким образом, у меня уже накопилась солидная коллекция художественных каталогов. Часто я пользуюсь коллажами из понравившихся мне фотографий в качестве дальнего плана для своих картин.
- Вы представляете картину на Берлинском кинофестивале, который считается самым политизированным. Как вы относитесь к политическим событиям последних месяцев, в частности к "Брекситу"?
- Этот вопрос особенно важен, ведь мы снимали картину в Шотландии, в основном в Эдинбурге, а также пару дней в Глазго, как раз в тот момент, когда проходило голосование. И мы тоже сидели перед телевизором, как, скажем, жители США во время выборов президента, и перед нами были эти самые колонки голосов "остаться" и "выйти". Мы с напряжением следили за тем, как колонка за выход стремительно росла, но в какой-то момент остановилась. Однако колонка "остаться" ее так и не перегнала. В Шотландии, где 60 процентов голосовало за "остаться в Европе", а 40 процентов - "выйти из Союза", толпы людей высыпали на улицу с протестами. Тезис "'Брексит' - против мигрантов" мне мало понятен. Ведь мигранты составляют значительную часть экономики страны. Еще 20 лет назад, когда мы большую часть картины снимали в Глазго и только пару дней в Эдинбурге, последний был заспанным городишкой. Сегодня там все пришло в движение не только благодаря студентам, которые по причине дешевизны предпочли обучаться не в Англии, а в Шотландии, но и из-за приезжих, преобразивших город. Я не снимаю политических картин, даже если в моих фильмах люди часто говорят о политике. Может быть, это изменится. Сегодня я смотрю на "Брексит" глазами своих детей, потому что именно они пострадают от этих решений. Мои дети в шоке, они выросли в Европе, их воспитали европейцами. Мне кажется, если бы голосование состоялось вновь, большинство решило бы остаться в Европейском союзе. Но, к сожалению, процесс уже пошел, а мы, британцы, не любим открыто признавать свои ошибки. (Беседовала Татьяна Розенштайн, Берлин. «Огонек», 20.02.2017)

2. [...] - «Т2» - сиквел, но все-таки нестандартный. Обычно продолжение возникает из желания режиссера рассказать, что было дальше, - или намерения продюсеров заработать денег. Здесь же наверняка было еще и давление со стороны фанатов. Какой фактор стал самым важным? Не каждый решится повторно войти в ту же реку через два десятилетия.
- Все перечисленные вами причины собрались воедино, и из этого родился фильм. Я снимаю много, часто даю интервью, и вопрос о продолжении «На игле» мне задают все эти годы. Похоже, маленький снежок вырос со временем в лавину. Постоянно говоря на эту тему, мы с продюсерами пришли к выводу: сиквел неизбежен. Впрочем, мы пытались снять продолжение десять лет назад. Тогда ничего не вышло, сценарий был чудовищен - или просто недостаточно хорош. Мы махнули рукой. Пару лет назад попробовали еще раз. Этот фильм получился гораздо более личным, в нем была боль, но при этом не было ощущения самоповтора. Рентон в первой части был наблюдателем, комментировавшим происходящее за кадром, а здесь он вдруг оказался в центре событий, но его лишили этого голоса. Он обнажен перед событиями, беззащитен.
- Что именно было не так при первой попытке продолжения?
- Мы со сценаристом Джоном Ходжем десять лет назад просто не были готовы. Не повзрослели в достаточной степени. Еще было не время.
- То есть вы чувствуете себя как Рентон, который после двадцатилетнего перерыва вернулся домой? Но он же тотальный неудачник, а у вас, кажется, все прекрасно: победа на «Оскарах», режиссура Олимпиады в Лондоне, всеобщая любовь и успех.
- Это не мешает чувствовать тревогу и неуверенность в себе. Годы идут - могу ли я по-прежнему быть хорошим любовником? А какой из меня получится отец? Эти вопросы никуда не деваются. Профессиональный успех ничего не меняет. Так что «Т2» - один из самых личных фильмов для меня. И для Джона, который пережил инфаркт. Этот эпизод - из его жизни: когда он пришел в себя, доктора ему сказали: «Все в порядке, живи дальше». А он не мог понять, как жить.
- О чем этот фильм, по-вашему? Раз уж вы ощущаете себя внутри, а не снаружи этой истории.
- Он о времени, о маскулинности, о поведении мужчины в обществе и семье. А единственная успешная героиня фильма, сыгранная Келли Макдональд, здесь лишь для того, чтобы показать: ребята, существует и альтернатива. Все просили меня побольше экранного времени посвятить ей, а я объяснял: «Поймите, суть в том, что мои герои - в заднице, и фильм о них». Когда тебе 46 лет, у тебя нет профессии и семьи, и дети твои воображаемые, потому что настоящие не завелись, какими еще словами описать твою ситуацию? Ты в жопе!
- Выходит парадокс. Первый фильм был в меньшей степени о вас, чем второй? Теперь, когда вся ваша жизнь прошла, если так можно сказать, под знаком «На игле», это становится очевидным.
- «На игле» был о нашей безответственности: когда мы делаем что попало со своей судьбой, пихаем черт знает что в свое тело... и даже, как ни странно, выживаем. А тебе плевать, ты не замечаешь хода времени. И если тебе вдруг скажут, что надо подумать о пенсионном фонде, ты только рассмеешься в ответ: что может быть скучнее? Теперь все изменилось. Приходится принимать на себя ответственность - и уже невозможно, при всем желании, игнорировать время. Да и шансов выжить и ускользнуть все меньше. В молодости мы не тревожимся о времени, а с годами понимаем - это время не тревожится о нас. Конечно, в этом фильме море ностальгии - было радостно снова встретиться на съемочной площадке и посмотреть, как прекрасные актеры вернутся к своим давним персонажам. Очень весело, но тревогу мы все тоже ощущали; небо над головой перестало быть безоблачным. И облака сгущались на глазах.
- Интересно, вы сделаете «Т3» через 20 лет? Или еще через 10 - по модели Дюма-отца?
- Автор оригинального романа Ирвин Уэлш написал не только «Порно», на котором отчасти основан «Т2», у него еще есть отличная книга «Безумный художник», посвященная судьбе Бегби. Недлинная, что для Ирвина необычно, - он, как Достоевский, предпочитает развернуться страниц на 600, - и ужасно увлекательная. Бобби (Роберт Карлайл, исполнитель роли Бегби) мечтает об этом, но я еще не уверен, что ввяжусь в такую авантюру. Понимаете, все зависит от «Т2». Многие будут разочарованы, и это большой риск - разочаровать публику продолжением фильма, который им особенно дорог. Мы все очень беспокоились из-за этого. И я, и продюсеры, и актеры. Правда, еще опаснее сиквелов ремейки. Содерберг - прекрасный режиссер, но зачем он снял ремейк «Соляриса»? Катастрофа! Как он мог себе это позволить?
- Насколько сам Уэлш был вовлечен в проект? Он же даже снялся у вас, но в маленькой роли.
- Он сам хотел, чтобы его роль была небольшой. Во всех смыслах. Он пошел нам навстречу во всем, очень помог. Ирвин тонко чувствует то, что мы делаем, и реагирует на это как зрелый художник. Мы берем персонажей и помещаем их в иной контекст и среду, да и сами персонажи - не такие, как в его романах. Ирвин не против. Когда он возвращается к этим героям в своих книгах, они снова становятся его изобретениями, мало похожими на наших. Почти параллельные вселенные.
- Тем не менее, вы взяли крайне важную сцену с отцом Бегби, которая была в первой книге - но ее не было в первом фильме.
- Когда «На игле» вышел, само слово «Trainspotting» было непонятным для людей; книга была издана небольшим тиражом, мало кто ее читал. Все спрашивали, что значит заголовок. Этим эпизодом я дал свой вариант ответа.
- Можно тогда и я спрошу, что это для вас - «trainspotting»?
- Это ментальность, объединяющая всех героев фильма. У них, несмотря на все проблемы, потрясающий потенциал. Я люблю их и знаю, что, если бы они поступили в художественное училище, все у них было бы прекрасно. Рентон талантлив, Псих тоже, а Кочерыжка у нас на глазах становится писателем, причем очень одаренным. Его голос - это голос тех, кого обычно не слышно. Ирвин, думаю, для того и пишет свои книги, чтобы дать слово таким, как он. А Бегби... Он воплощенная сила природы! Пугающий, да. Но если бы вам пришлось драться со всеми чертями сразу в Аду, и у вас было бы право выбрать одного бойца для вашей армии, вы бы взяли Бегби. Все четверо - гики, зацикленные на прошлом и на своих неудачах. Кроме того, корень «train» важен: британская культура зациклена на поездах. Это важная часть нашей идентичности. К слову, вены на жаргоне наркоманов - это «рельсы», так что и это значение тоже звучит.
- Вы тоже поезда любите?
- Еще бы! Одно из самых сильных впечатлений моей жизни - путешествие на поезде с моей дочерью по Транссибирской магистрали, в течение четырех суток. Мы ехали к озеру Байкал, в которое я почему-то всю жизнь мечтал окунуться. И сделал это. Боже, как же было холодно...
- Расскажите об актерах и их возвращении к ролям в «Т2».
- Когда я читал сценарий Джона, я знал заранее: они все согласятся, не откажется ни один. Я сразу объяснил всем, что гонорары у них будут одинаковыми. И никаких привилегий. Денег не очень много, но, если нам повезет и фильм заработает денег, каждый из четверки получит свою долю. Настоящую прибыль, у них такого никогда не было. Обычно только звездам уровня Тома Круза достается такое. Они были счастливы - так мы ударили по рукам.
- Расскажите, как вы работали с оператором Энтони Дод Мэнтлом над созданием новой вселенной - и воссозданием старой, ведь вы постоянно цитируете первый фильм.
- Мы старались, чтобы стиль рождался органично, ненасильственно. Ведь это не блокбастер, мы не могли ждать подходящей погоды: снимали, что и как придется, приспосабливались на ходу. Разумеется, простые и открытые цвета первого фильма мы тоже старались соблюсти, напомнить публике о нем. Энтони - прекрасный оператор, виртуоз. Он, кажется, сейчас где-то в Москве снимает Путина в компании Оливера Стоуна (интервью состоялось 8 февраля). А еще снимал для Ларса фон Триера, там я его работу и увидел. Вот Триер - настоящий гений. Тот редкий случай, когда слово «гений» уместно. Помню, когда я увидел «Идиотов», не мог поверить глазам, что такая картина вообще возможна. Но мы отвлеклись.
- В России разные чиновники любят порассуждать о «пропаганде наркотиков», подгоняя под этот термин подчас любые фильмы или книги о наркоманах. Не боитесь, что вас могут в пропаганде обвинить?
- Надо стараться делать умные и честные фильмы, и публика станет умной и честной. Я стараюсь держаться подальше от дешевых голливудских трюков, в основе которых - соблазнение зрителя. Я против морализаторства и клише. Поэтому важно, чтобы персонажи были самими собой, не объясняли свое поведение и ни за что не извинялись. У нас в фильме нет героев и нет жертв. Хотя для нас они - именно герои, ведь мы дали им юмор и право на мнение, которого обычно такие персонажи лишены. Важен баланс. Но в одном я твердо уверен: нельзя гламуризировать героев. Это плохо, что вы, встретив актера после фильма, сразу кидаетесь брать у него автограф. Хотя такова уж химия кинематографа.
- Есть ли в вашем блестящем саундтреке песня, без которой этот фильм был бы невозможен?
- Конечно. «Lust for Life» Игги Попа. Рентон пытается послушать ее в начале фильма - и просто не может. Но в финале она все-таки звучит. Мы могли бы подобрать другую песню, если бы не удалось добыть права на эту, но как же это было бы обидно. Это как с прошлым. Или с первым «На игле». Можно игнорировать их существование, но рано или поздно они зазвучат и напомнят о себе. (Антон Долин. «Meduza», 7.03.2017)

3. [...] Один из вопросов затронул тему политики: "Сегодня в Шотландии, и в Эдинбурге в частности, происходят огромные перемены. Город стал намного динамичнее, чем он был 20 лет назад, он полон студентов и молодежи, и, конечно же, здесь есть мигранты, которые строят свою жизнь на новом месте. Наше сердце было разбито, когда произошел Brexit. И если Шотландия голосовала за то, чтобы остаться, то Англия приняла решение выйти из Союза. И я думаю, что Шотландия скорее всего выберет Европу, а не Англию, и останется частью Европы. Но больше всего, конечно же, всех собравшихся интересовал фильм".
Дэнни Бойл о жестких рейтингах и рабочих компромиссах: "Есть одна потрясающая вещь в этих персонажах - у них есть свой собственный голос. Он уникальный, иногда доставляющий неприятности, иногда очень забавный, но он индивидуальный для каждого и дает полное представление о героях. Самое главное, этот голос исходит от людей из рабочего класса, которым обычно не дают высказаться, на которых часто смотрят как на злодеев. Но они те, кто они есть, и мы никогда бы не пошли на компромисс, чтобы показать их иначе. Да, если бы мы могли получить рейтинг пониже, мы бы заработали больше денег, но мы не готовы идти на такие жертвы. Студии хотят более мягких рейтингов для своих проектов, так же, как и Голливуд, но опасность в том, что это будут такие фильмы, как у «Пиксар» - прекрасные фильмы для всех. Мир за окном гораздо шире, там есть и трудности, и опасные ситуации, бросающие нам вызов. Я недавно говорил с Ларсом фон Триером, который тоже увлекается фильмами о сложных проблемах и неоднозначных героях, и я считаю, что это важно доносить до людей".
О примирении с Юэном МакГрегором: "Мы с Юэном МакГрегором разругались из-за «Пляжа» (в фильме по требованию студии Дэнни снял не Юэна, а Леонардо ДиКаприо - прим. авт.). Мы не общались друг с другом много лет и это было очень неловко. В какой-то момент мы оба возвращались из Шанхая в Лондон. Мы сидели в одном самолете и по-прежнему не разговаривали. Британцы вообще не очень эмоциональны, но вы же понимаете, что такое - 9-12 часов полета? В конце концов, мы наконец поговорили. Юэн - чудесный, великодушный человек. Он простил нас за то, что мы не очень хорошо обошлись с ним тогда, и было чудесно вновь поработать с ним. Для меня он, как кларнет для Моцарта - когда вы слушаете концерты Моцарта, вы ощущаете нечто, выходящее за привычные рамки определения красоты. Его голос, манера игры, подача просто идеальны для этого фильма. И когда я услышал монолог «Выбери жизнь», а потом осознал, что Юэну уже почти сорок шесть, хотя он прекрасно выглядит, это было для меня настоящим шоком. Этот фильм - очень личный для меня и для нашего сценариста Джона Ходжа, это история о мужественности, о времени и о взрослении. И было замечательно восстановить отношения с Юэном чтобы создать такой фильм, можно сказать персональный, затрагивающий нас всех".
О том, чего ждали от сиквела: "Студия Сони, которая выпускает фильм на экраны, устраивала фокус-показы до того, как начались съемки. И они спросили: чего вы хотите от сиквела? Люди назвали три вещи. Первое - возвращение четверых главных актеров, никаких замен. Так что на этот раз никакого ДиКаприо. Второе - Келли Макдональд. И третье - чтобы саундтрек был так же хорош, как и в первой части. Но при этом никто не сказал, что хочет, чтобы режиссер остался прежним, что было довольно обидно. Мы бы не пошли на компромисс, как я говорил ранее, мы бы не согласились менять то, что должно быть на экране, даже если бы на это указали фокус-группы. Там есть довольно забавные и искушающие сцены, но в то же время происходят ужасные, отвратительные вещи. И эта смесь красивого и страшного - то, что определяет наш фильм. Если тебе нужна куча денег, чтобы снять кино, неважно для того, чтобы потешить свое тщеславие и жадность, или это просто фильм со взрывами, если ты берешь у кого-то 50-60 миллионов долларов на съемки, ты просто вынужден в нем что-то менять, чтобы сделать его более приемлемым. Но мы намеренно работали с небольшими бюджетами. Само собой, это была большая сумма, чем та, что мы потратили на первый фильм, но у нас все равно был полный контроль. Опять же, мы работали с группами людей, проходящими лечение от наркотической зависимости. Им очень понравился сиквел, многие говорили, что он им помог, хотя, конечно, некоторые сцены для них были довольно болезненны".
О творческих планах: "Существуют определенные мысли по поводу триквела «28 дней спустя». Не знаю, готов ли я заниматься этим проектом прямо сейчас, после съемок второго «Трейнспоттинга», к тому же идея еще не обговаривалась конкретно. С того момента как мы сняли первый фильм, «28 дней спустя», появилось очень много фильмов про зомби. Сложно придумать что-то новое, поэтому развивать идею, которая у нас есть, я не могу. Не то, чтобы я вам не доверяю, конечно же. Вы же журналисты, кому вы можете что-то рассказать? Я недолго был вовлечен в работу над четвертым «Чужим». Это было довольно давно, к тому же там был задействован большой бюджет, а я не очень хорош в создании таких масштабных фильмов... Вы знаете, блокбастеры - это не совсем моя территория, они мне не подходят. Я скорее предпочту работать над проектом поменьше, но который будет более агрессивным, авантюрным, и который будет иметь воздействие на зрителя. Это, собственно то, чего я всегда пытаюсь достичь. На самом деле у «Пляжа» был большой бюджет, и он был не совсем моим фильмом. Это вопрос личного отношения. Я намного лучше управляюсь с небольшими коллективами - с теми, кто заинтересован в том, чтобы вместе сделать кино, с теми, кого я могу зажечь идеей, чем с целой армией сотрудников. Я думаю, это просто невероятно, что титры у некоторых фильмов идут по десять минут, все эти люди, которые принимали участие в работе.... Физически невозможно запомнить их имена, потому что их слишком много, а это полная имперсонализация. Я же люблю, чтобы команда чувствовала, что все участники лично вовлечены в проект, над которым они работают".
О саундтреке: "Саундтрек к этому фильму представляет собой некоторую смесь из старого и нового. Мы использовали некоторые элементы, чтобы люди понимали музыкальные отсылки, поэтому сделали ремикс от The Prodigy «Lust for Life», пытались восстановить «Born Slippy» от Underworld, которые звучат как напоминания о первом фильме. Но в то же время, конечно, использовали современные треки. Музыка шотландской группы Young Fathers - словно сердечный ритм нового фильма. Их песни вышли через двадцать пять лет после того, как Ирвин Уэлш закончил свою книгу, но они идеально подходят в качестве саундтрека, потому что музыканты происходят из того же социального класса, из которого вышел Ирвин, и о котором он написал свой роман. Так что это связь сквозь время, очень здорово, что они звучат в «На игле 2»". [...]
О вырезанных сценах: "Когда фильм выйдет на дисках, там будет много вырезанных сцен. Первоначальный сценарий второго «Трейнспоттинга» был гораздо длиннее, было много сцен, когда персонажи еще не встретились. Но когда фильм начинается, ты хочешь, чтобы они столкнулись друг с другом как можно скорее. Я не имею в виду, что это ради каких-то рекламных целей, нет, это из-за динамики самой истории, она требует, чтобы четверка героев воссоединилась. Так что мы вырезали эти ранние эпизоды, где они друг с другом не пересекаются, в том числе сцен часть с Бегби и его адвокатом. И те эпизоды, когда они, наконец, встречаются, вышли очень сильными. Марк и Кочерыжка в момент, когда последний пытается убить себя, Марк и Саймон дерутся в пабе... Вообще-то, это была самая первая сцена, которую мы сняли по плану, и это был чудесный первый день, потому что я понял, что у актеров разгорелся самый настоящий аппетит к работе. Они ждали этого момента, были в полной боевой готовности".
О Глазго и Эдинбурге: "Сравнивать Глазго и Эдинбург - все равно, что противопоставлять Москву и Санкт-Петербург. Так что аккуратнее с этим. У этих шотландских городов по-настоящему грандиозное соперничество, хотя они находятся всего в пятидесяти милях друг от друга. Но они оба уникальны. Мы снимали первый фильм в Глазго, второй - в Эдинбурге. Я думаю, у меня не хватит смелости выбирать один из двух этих городов, у обоих свои удивительные черты. Эдинбург - очень историческое место, с прекрасной архитектурой. Весь город построен вокруг небольшого холма - мы снимали там некоторые сцены, представляете, гора в самом центре города. Глазго изначально не столь притягательный, у него репутация города с населением преимущественно рабочего класса. Но в то же время город обладает своим феноменальным, выдающимся характером. Можно сказать, стихийной силой. Очень многие юмористы, авторы, писатели, актеры выходят из этого города, и его характер отражается в них. Так что у обоих свои плюсы, и я не рискну выбирать".
О времени: "За все эти годы накопилось множество вопросов - о том, что на самом деле значит слово «трейнспоттинг», почему так называется фильм. Буквальный ответ - в первой книге, дословно - это наблюдение за поездами. Роман Уэлша для меня - шедевр, как «Улисс», это классика о жизни рабочего класса, о том, как звучит голос людей, которые к нему принадлежат. Вы так молоды, большая часть из вас... Когда ты становишься старше, ты думаешь, что если время - это прямая линия, по которой ты идешь, то все хорошие вещи остались в прошлом. Но во взрослении есть и свои преимущества, когда ты начинаешь воспринимать время как петлю, когда начинаешь чувствовать непонятную, странную, но нерушимую связь между прошлым и будущим. Это сложно объяснить, но мы все чувствовали, что мы делаем не такой сиквел (чертит в воздухе прямую линию), а вот такой (рисует петлю). Если говорить о взрослении и времени, то наша возможность вернуться к исходной книге и заново вспомнить ее идею, объединить прошлое и настоящее - была единственным возможным утешением". (Анна Ентякова. «25-й кадр», 16.03.2017)

ДЖОННИ ЛИ МИЛЛЕР О «ТРЕЙНСПОТТИНГЕ 2», ЭДИНБУРГЕ И МУЗЫКЕ В ФИЛЬМЕ
В прошлом 44-летний британский актер Джонни Ли Миллер утверждал, что фильм «На игле», который прославил его, Юэна Макгрегора и режиссера Дэнни Бойла, - это страшная сказка о дружбе. «Особенно, если учесть то, что герой сделал со своими друзьями в конце», - смеется Миллер. Вместе с основными фигурантами первого фильма - от Бойла до Келли Макдональд - Джонни Ли возвращается 20 лет спустя со второй частью ленты, которая называется «Трейнспоттинг 2» и выйдет в прокат 2 февраля. «Наш фильм похож на реальный мир, где на самом деле нет черного и белого, - продолжает Миллер, новый фильм которого даже позволил ему вернуться на журнальные обложки и напомнить миру, сколько шороху он наводил когда-то. - Если не обращать внимания на психологический аспект, то у «На игле» сюжета вообще нет. Просто группа друзей, которая нарыла наркотиков и попыталась провернуть сделку. Во второй части все также вокруг человеческих отношений. Если их выкинуть, ничего не останется. Так что «Трейнспоттинг 2» - это про то, как твои действия, полностью искажают мир других людей. Вот сюжет!».
- Когда Бойл впервые сказал тебе, что хочет снимать второй «Трейнспоттинг»?
- Я получил открытку в прошлом году, в ней говорилось, что у нас будет «T2». Сценарий последовал уже потом.
- Класс, и что потом?
- Я просто начал ждать. Я прекрасно понимал, что мы ничего делать не будем, если сценарий не будет достаточно хорош. И когда Дэнни написал, что фильм у нас появится, это значит, что его все удовлетворило. Он бы десять лет назад продолжение снял, если бы сценарий его действительно устраивал.
- И какая у тебя была реакция, когда текст со сценарием был получен?
- Да там все круто было. Прямо камень с души - мы же этот проект близко к сердцу принимали, очень за него переживали. А после того, как мы все сценарий прочитали, сразу стало понятно, что впереди у нас есть конкретная работа. Все почувствовали примерно то же самое. Мне понравилось, что там все немного иначе, там больше рефлексии, всяких трогательных моментов. И, разумеется, перед героями вырастают проблемы иного плана.
- И где оказался твой герой Сикбой 20 лет спустя?
- Мне кажется, что он немного затормозился в развитии. Не смог нормально повзрослеть. Думаю, что он двадцать лет спустя находился ровно в той точке, когда человеком овладевает тихое отчаяние.
- В новом «Трейнспоттинге» по-прежнему наркотики в центре внимания?
- Ну разумеется, как без них. Мой герой - по-прежнему кокаинист. У Сикбоя в фильме просто масса проблем, потому что он фактически никак не изменился. А надо бы, ведь в первом фильме четверо героев фигурируют в одной и той же ситуации, а в сиквеле расклад у каждого уже индивидуальный. Они в разных углах ринга.
- А ты к своему герою спустя все эти годы стал иначе относиться?
- Ну то, как я вижу его - это одно дело. В случае второго фильма важно было, как его видел сценарист Джон Ходж. Я просто приходил на площадку и играл то, что говорили. Но в первой ленте герои были крутыми. Зрители смотрели и думали: «О, Сикбой, он такой крутой». И он правда круто смотрелся - у него была эта прическа и все такое. Теперь он вообще не крут, потому что совсем увяз. Для меня в этом и состоял основной интерес - показать чувака, который по-прежнему старается действовать как крутой, но ничего при этом не работает. Думаю, зрители поймут.
- Кто-то из персонажей повзрослел или все застряли в прошлом?
- Да все они застряли по-своему. Рентон, которого играет Юэн Макгрегор, повзрослел чуть больше. Это логично - все-таки первый фильм был построен вокруг его внутреннего монолога, наверное, он сделал некие полезные выводы.
- Вам пришлось снова сниматься в Эдинбурге. Как проходил первый съемочный день?
- Меня постоянно об этом спрашивают, но как такового первого дня просто не было. Было несколько дней читки сценария и каких-то общих разговоров. Всем вместе встретиться долго не получалось из-за проблем с графиками, так что, когда мы засели в одной комнате вместе с Юэнами (Макгрегором и Бремнером) и Бобби (Роберт Карлайл) - это было просто замечательно. Мы потихоньку стали восстанавливать былые связи, сходили поужинать пару раз. Просто для того, чтобы провести немного времени вместе, поговорить о сценарии. И мы за эту возможность прямо схватились - как к сиське прильнули. Удивительное ведь дело - спустя двадцать лет ты встречаешься с теми же самыми мужиками. Это же чистой воды сюрреализм!
- А когда вы встречались все вчетвером в последний раз?
- Двадцать лет назад.
- Дэнни Бойл за эти годы изменился как режиссер?
- Думаю, что помимо прочего у него было уважение к тому, что все мы тоже не бездельничали. У нас тоже большой опыт накопился. Скажем, теперь он больше прислушивался к нашим комментариям. Он даже нас провоцировал на них, чего раньше не было. Но в остальном у него все было обставлено примерно также, как и раньше. За исключением времени на репетиции. И еще он лично приехал к каждому из нас - где бы мы ни находились. Он полетел в Канаду, чтобы увидеться с Бобби, и добрался до Нью-Йорка, где поговорил со мной, а потом направился в Лос-Анджелес - на встречу с Юэном Макгрегором. Дэнни вместе с нами читал сценарий, разговаривал о персонажах, потратил на эту кучу времени. Он по-прежнему остается визионером и загрузил нас информацией о героях по полной программе. И тогда ты тоже становишься визионером - по его образу и подобию, а Дэнни продолжает тебя подкармливать информацией о том, что чувствует персонаж. Это было раньше, его генеральный подход особенно не изменился. У него вся та же энергетика, то же дикое внимание к деталям.
- Интересно, что молодые люди по-прежнему считают, что фильм может оказывать сильный эффект. Даже двадцать лет спустя.
- Да я сам сталкиваюсь с кучей 20-летних ребят, которые боготворят «На игле». Мне по работе постоянно с ними приходится сталкиваться. Я такой: «Вам сколько лет-то было, когда фильм на экраны вышел? И когда они отвечают, что примерно шесть, ты сразу на легкую измену попадаешь (смеется). Но им правда нравится, да и я сам отлично знаю, что фильм прошел испытание временем. Думаю, что со второй частью они вполне отлично перекликаются. Вы прямо услышите эхо. Это как парни одного типа - первый фильм и новый «T2».
- Люди в Эдинбурге, наверное, с ума посходили, когда вы с Юэном Макгрегором начали там сниматься?
- Нас постоянно преследовали папарацци, которые постоянно нарушали съемочный процесс, пытались свистнуть наши костюмы. Я все время ржал, не понимая, какой в этом смысл. А Дэнни говорит, что для людей это как съемки «Звездных войн» (смеется). В общем, кругом было дикий респект и восхищение. И этот уровень обожания, честно говоря, немного нас пугал.
- Довольно странно, ведь речь идет, по сути, о продолжении независимого фильма.
- Раньше ты мог шляться повсюду и делать то, что ты хочешь. Всем было плевать. А теперь ты только мечтаешь о подобном раскладе. Но, если начистоту, это такое ничтожное препятствие в процессе съемок, что ты перестаешь обращать внимание.
- В первом фильме ты был единственным англичанином среди шотландцев. Не было проблем с акцентом по первому времени?
- Ну мне просто пришлось всю дорогу говорить с шотландским акцентом. Когда съемки закончились, и я начал говорить нормально, Юэн Бремнер вылупился на меня: «А что это вообще за чувак?» (смеется). Вот так я его напугал. Парню показалось, что я его всю дорогу обманывал (смеется). И он в целом угадал!
- В Сикбое есть какая-то черта, которая есть и в тебе самом?
- Знаешь, да - ну за исключением того, что он коварный бандюган (смеется). Люди обычно меня таким и воспринимают - скользким крутым парнем, который ведет себя так, как будто ему на все начхать. А я вообще по другую сторону нахожусь - я гиперчувствительный и скрытный (смеется). Так что да, мне не хотелось быть таким парнем, как мой персонаж.
- Как ты думаешь, что «Трейнспоттинг» значит для людей? И схватывает ли вторая серия дух нынешнего времени?
- Даже не знаю. Думаю, что просто созвучна времени. Это круто, что многие люди находят возможность сопереживать происходящему, но в то же самое время фильм и бунте, о гневе, о том, чтобы показать средний палец обществу и жить, как хочется. И обо всем этом рассказывается тоже круто - с мощным визуальным воздействием, с замечательной музыкой и крутыми персонажами. Там все реально очень смешно и забавно. И в этом смысле он, конечно, про то, как прикольно жить. Через несколько лет такой фильм уже не снимешь - персонажи будут уже другими, да и сюжет надо придумать иной.
- Важны ли наркотики для этих героев также, как и раньше?
- Я не знаю, это такой вопрос на миллион (смеется). Но я думаю, что этот второй фильм в большей степени о любви и потере, о том, с чем ты остаешься, когда проходят годы. Он в основном на такие вещи опирается. Думаю, что это правильно. Очень умный ход.
- Когда первый фильм вышел, многие очень ругались на Бойла за то, что он якобы выставлял героинщиков супергероями. Ребята слишком круто выглядели для наркоманов. К «T2» можно предъявить подобные претензии?
- Нет, я не думаю, что мы что-то там романтизировали. И мне не кажется, что мы старались снимать все точно так же. Дэнни Бойл обычно к работе очень честно подходит. Если ты участвуешь в его репетициях, то сразу понимаешь, что его интерес лежит в сфере человеческих отношений. Его увлекает, как герои говорят друг другу те или иные вещи, как взаимодействуют персонажи. Для него это мозаика. Именно поэтому его фильмы такие сложные и глубокие - там есть и забавные моменты, и очень глубокие. Это как наша чертова жизнь, мы сами так устроены. Думаю, что Дэнни больше был озабочен тем вопросом, почему люди принимают наркотики, а не процессом их приема. Тем более в документальном ключе. Для него важно было, что наркотики были необходимы людям для того, чтобы повеселиться. Вот где он правду искал. Не думаю, что эта картина может восприниматься как инструмент пропаганды наркотиков. Для того, чтобы рекламировать их, нужен положительный пример их воздействия. А там его вовсе нет.
- Когда ты первый раз читал сценарий, ты на это остро среагировал. Может, это оттолкнуло?
- Нет, этот фильм вовсе не выглядит оскорбительным по отношению к наркоманам. Все, кто варился в этом мире, поймут. Он не отталкивающий. Этот фильм правдивый. Может, он мог шокировать тех людей, который ничего не знали о мире героинщиков. Тех, кто не принимал наркотики, тех, кто не тусовался. Но картина все-таки не про наркотики, а про друзей и то, как ты с ними обходишься. И еще о том, что для тебя важно в жизни, насколько ты далеко готов зайти, обманывая друзей и семью.
- Можешь немного про музыку в фильме рассказать?
- Дэнни мне тут сказал, что люди обычно ему заготовленную порцию вопросов задают, когда узнают, что он вторую часть «Трейнспоттинга» снял. Первый всегда про саундтрек: типа, каким он будет. А третий всегда про то, будет ли в фильме Келли Макдональд (смеется). Я не знаю точного списка участников саундтрека, там вроде все местные шотландские группы использованы. Дэнни до самого конца будет держать в секрете название группы, вокруг музыки которой строится саундтрек. Это очень крутой коллектив, который пока нельзя называть. Про то, что они в центре внимания будут находиться, мы знали еще до начала съемок. И Дэнни все сделал для того, чтобы все звучало максимально круто и эпично. Он это умеет как никто другой. В фильме есть и оригинальная музыка - ее написал Рик Смит из Underworld. Он полностью отвечал за музыкальное содержание фильма и сработал просто гениально. В картине есть новая музыка, старая музыка - точно также, как и в первой части. Вас, конечно, удивит выбор, как и меня самого. Отчасти это из-за того, что для Дэнни важны были тексты, которые звучат за кадром. Правда, я тут Дэнни сказал, что может быть мы уже не крутые, и надо кому-то другому музыку выбрать (смеется). Это вообще хороший вопрос: достаточно ли мы крутые для этого проекта? Но есть и очевидные вещи - например, музыкальный вкус Дэнни. Он безукоризненный. Уж точно лучше моего. Правда, Дэнни постарше, и у меня еще будет возможность его нагнать.
- Вернемся к «Трейнспоттингу» - была какая-то сцена, которая тяжело далась в эмоциональном плане?
- Из первого фильма там только, наверное, пара локаций. Одну из них вообще почти узнать нельзя. А вот вторую еще как можно. Там есть сцена где Спад (Юэн Бремнер) что-то там написал, а Юэн (Макгрегор) это громко зачитывает. Очень пронзительный момент - не буду рассказывать подробнее, потому что получится спойлер. Но это был для всех нас очень крутой момент - прямо удар по яйцам. Не могу сказать, что это был трудный эпизод, но эмоциональный - сто процентов. Достаточно было в этот момент на лицо Дэнни посмотреть - он не то, чтобы эмоциональный парень, но видно было, как его проняло.
- А был момент, когда вы все вместе поняли, что стали на 20 лет старше?
- Да у меня такой момент каждый день (смеется). Обычно он наступает перед первой чашкой кофе, но случается каждый день! (Саманта Деллера, «Rolling Stone»)

Берлин-2017. [...] Еще одно яркое впечатление - «На игле 2» Дэнни Бойла, сенсационное продолжение культового фильма 1996 года. Бойлу удалось повторить чудесное превращение изначально фрагментарно-клипового сюжета романа Ирвина Уэлша в целостную картину, маргинальный нарко-хит - в демократичный кино-мейнстрим. Марк Рентон (Юэн МакГрегор) триумфально возвращается после двадцатилетней отсидки, а вот исполнит ли он свои планы, о которых лихорадочно докладывал зрителю, убегая от погони с шестнадцатью тысячами фунтов, смотрите сами, благо картина уже выходит в прокат. (Нина Цыркун, «Искусство кино»)

20 фильмов весны: [...] «Т2: Трейнспоттинг», режиссер Дэнни Бойл. Снятое с былым хулиганством и со всем накопившимся за двадцать лет опытом, продолжение культового фильма «На игле». Встреча старых (и уже не очень добрых) знакомых проходит под лозунгом «зависимость будет длиться вечно» - каждая эпоха подкидывает свою (на эту тему у МакГрегора есть образцовый монолог, снова в жанре «Выбирай жизнь»). Бойл не просто радует фанатов оригинальной картины и демонстрирует надвигающийся закат очередного «потерянного поколения», в «Т2» он констатирует, что любое поколение нуждается в летописце - и предоставляет его героям «На игле». [...] (Алексей Филиппов. Читать полностью - )

Долгая дорога. 13 сиквелов, заплутавших на пути к экрану. Зрители любят многозначительно побурчать в адрес Голливуда, слишком глубоко, по их мнению, погрязшего в самоповторах. Однако статистика сборов говорит о неизменном интересе к продолжениям: в топе самых кассовых фильмов 2015 года находятся «Форсаж 7», «Миньоны», «Мстители 2», «Миссия Невыполнима 5» и, конечно, «Мир Юрского периода». Порой мы готовы ждать возвращения любимых героев долгие годы и очень радуемся новостям из стана, казалось бы, забытых проектов. Ближайшая пара лет порадует поклонников несколькими сиквелами, на появление которых мы уже почти перестали надеяться. Вот лишь несколько проектов, которые подзадержались в пути, но вполне могут порадовать нас в обозримом будущем. [...] «Т2 Трейнспоттинг» (2017). Препятствий на пути Дэнни Бойла, автора «На игле», к сиквелу фильма, сделавшего его знаменитым на весь мир, казалось бы, не было никаких - его подгонял сам автор романа, лежащего в основе, Ирвин Уэлш. Свое литературное продолжение приключений Рентона и его приятелей Уэлш написал еще в 2002-м, но, вот беда, Бойлу новая книга не понравилась. Не особенно стесняясь в выражениях, режиссер раскритиковал предложения о сиквеле, но затем остыл и даже проникся теплотой к книге «Порно» - так Уэлш озаглавил свой Trainspotting 2. Планы на продолжение висели в воздухе до 2013 года, когда Бойл наконец обмолвился о своих мыслях относительно сиквела, на что моментально эхом отреагировал Юэн МакГрегор, заявивший, что готов снова с головой нырнуть в «самый грязный шотландский унитаз». Актер и режиссер даже успели помириться после размолвки, произошедшей несколько лет назад, и вполне готовы к работе. Сейчас идет подготовительная работа, премьера планируется летом следующего года. Первым шагом Бойла стало переименование сиквела из литературного «Порно» в более удобоваримое «На игле 2». Мы согласны. [...] (Евгений Ухов. Читать полностью - )

Прошло двадцать лет после событий фильма «На игле». Марк Рентон, успевший стать бухгалтером, жениться, переехать в Нидерланды, развестись и разочароваться в жизни, возвращается в родной Эдинбург. Здесь он встречается с бывшими друзьями, которых когда-то кинул на деньги. Судьба каждого из них сложилась по-разному. Кочерыжка так и остался сидеть на героине. Саймон перебрался на кокаин, руководит баром и мечтает превратить его в сауну-бордель. Франко Бегби пытается приобщить сына к кражам со взломом. Первая часть, вышедшая в 1996 году, моментально стала знаковым фильмом. Выбери жизнь, а вместе с ней - большой телевизор, отупляющие телешоу, костюм-тройку, работу, как у всех, отдых на курортах, как у всех. Считайся нормальным и тихо умри. Или выбери героин. Пожалуй, самое натуралистичное кино о наркоманах выставило их не просто изгоями и преступниками, а цельной субкультурой, обнажив все связанные с этим общественные проблемы. Продолжение, которому в русском переводе дали на редкость длинное и неудобное название «Т2 Трейнспоттинг (На игле 2)», увы, нельзя назвать примером лучшего сиквела. Однако с первых же кадров видно, с какой любовью Дэнни Бойл подошел к созданию второй части, как скрупулезно он воссоздавал локации из первой картины. Фильм получился не о наркоманах, не об их противопоставлении обществу и даже не о порно (именно такое название было у оригинального романа Ирвина Уэлша, легшего в основу сценария). Он о глубоком чувстве ностальгии. Люди, оставшиеся не у дел, вспоминают, как прошла их молодость. Ну и одновременно пытаются всячески отомстить Рентону за то, что в конце первого фильма он украл у них деньги, чтобы построить себе на них новую, нормальную жизнь. Поэтому стариковское брюзжание будет здесь органично перемежаться отличным черным юмором и задорным саундтреком. Ближайшее сравнение, которое приходит на ум - это «Страх и ненависть в Лас-Вегасе» Хантера Томпсона, в основе которого также была ностальгия по ушедшим годам, полным наркотического угара и попыток уйти от реальности. Натуралистических описаний в «Трейнспоттинге» в разы меньше, чем в первом фильме (все помнят сцену в худшем туалете Шотландии?), зато фирменные приемы съемки Бойла остались, так что смотрится сиквел значительно легче, чем оригинал. Однако далеко не всем он будет интересен - слишком уж грустным размышлениям способствует просмотр. (Павел Соломатин, «InterMedia»)

[...] Сиквел получил несколько корявое название "Т2: Трейнспоттинг", и, видимо, не решив, что с ним делать, наши прокатчики его так без изменений и оставили. Впрочем, это все, конечно, ерунда. Не ерунда - то, что, вернувшись через столько лет к незабываемым героям Ирвина Уэлша, Бойл показал всем, что такое правильный ностальгический сиквел, далекий от беспардонного эксплуатирования славы хитового оригинала и свободный от неоправданной отсебятины. Возвращение Рентона спустя годы домой означает встречу не только с экс-друзьями, которых он в свое время предал, но и со всем комплексом своих юношеских эмоциональных привязок. Что переводит его болезненную рефлексию, все это время, похоже, протекавшую где-то на задворках сознания, в активную фазу. А все, что его окружает, постоянно подливает масла в этот горячечный процесс. Яростно бунтовать и радикально бороться со всепроникающей экзистенциальной мерзостью уже никто не собирается. Не потому, что причины для мизантропии и самоненависти куда-то испарились или подверглись пересмотру. Наоборот - их за эти годы накопилось куда больше. Просто вместе с ними накопилась и усталость, и банальная закономерность этого факта удручает особенно сильно. А причины - да, все те же. И их Рентон перечисляет с мазохистским удовольствием и неожиданной пылкостью, рифмующими этот монолог с аналогичной кульминационной сценой в первой части. Потребительство, тупость, лицемерие, нарциссизм и прочие проявления тотальной инфантильности современного общества, бежать от которой некуда и скрыться от которой негде. Даже дома. Особенно дома. Тем более что там Кочерыжка так и не слез с героина, Бегби со своей неизбывной яростью борется с собственным старением, а бывший лучший друг Кайфолом бесповоротно превратился в сплошное воплощение рентоновой больной совести. Нет, конечно, не все в "Т2" настолько пронизано безысходной меланхолией. Бойл не был бы Бойлом, если бы не приправил этот печальный постскриптум к одному из главных британских фильмов девяностых старым добрым островным висельным юмором с неповторимым шотландским акцентом. Добавьте сюда уйму остроумных цитат из первого фильма и уэлшевских книг, бесподобный саундтрек (ремикс The Prodigy на титульный "трейнспоттинговый" хит Игги, уместный саморемикс от Underground и многое другое), эстетское визуальное буйство и увлекательные интертекстовые игры. И увидите, что лучшего послесловия к "На игле" и представить себе нельзя. Оценка: 4.5/5. (Дмитрий Сосновский, «RG.ru»)

Спустя 20 лет, после предательства своих близких друзей, Марк Рентон возвращается домой - в Эдинбург, решив встретится с Кочерыжкой и Саймоном. Марк узнает, что первый так и не слез с героиновой иглы и решил закончить жизнь в целлофановом пакете, полной своей блювотни, после очередного трипа, а второй перешел на кокаин и занимается шантажом влиятельных людей, с подругой проституткой Вероникой, которая разрабатывает зады чиновникам, огромным фаллосом. И если первая встреча с Кочерыжкой привела к спасению человек от смерти, то с Кайфоломом все совсем не так просто. Придя в Бар к старому другу и рассказав о том, как на общие деньги устроился в жизни, Марку пришлось пропустить пару ударов от своего брата по игле. В итоге все трое начинают работать над идеей Саймона - вместо старого бара устраивают бордель, который позволит купаться в деньгах. Одновременно с приездом Марка, из тюрьмы сбегает опасный преступник и один из четверки, участвовавший в деле двадцатилетней давности, Бегби. Изрядно постаревший психопат жаждет только одного - Мести. «Т2 Трейнспоттинг» не является фильмом про наркоманов, несмотря на то, что является сиквелом «На игле». В основном сюжет построен на ностальгии по былым временам и потребительском рабстве. Первое выражено через периодически всплывающие воспоминание друзей из оригинальной картины, а вот второе передано разговорами и их поступками. С детства, не осознавая этого, мы становимся рабами вещей и это настолько глубоко забирается внутрь каждого, что уже считается неотъемлемой частью жизни. Все мы смотрим на благополучие других и стремимся к своему собственному благу, что делает нас рабами. Однако, несмотря на желание ребят получить второй шанс и стать нормальными людьми, жизнь все равно не дает им возможности. Игра актеров на высоте: сразу видно, что они чувствуют своих персонажей и вместе с ними пережили события, которые происходили в течение 20 лет. Цвета, костюмы, грим - все это передает настроение фильма. Музыкальное сопровождение картины отлично подчеркивает каждый моменты и не вызывает ощущение дежавю, так как практически не повторяет саундтрек первой части. «Т2 Трейнспоттинг» рассказывает о жизни персонажей до и после событий «На игле». Это история каждого из компании, с того момента, как Марк уехал, забрав с собой деньги. Поэтому сиквел можно смело назвать хорошим продолжением первого фильма, в котором остались черный юмор и атмосфера. Оценка: 8/10. Плюсы/Минусы: + Отличное дополнение к оригиналу; + Музыка; + Юмор; - Уже ничего особенного. (Андрей Кирилловых, «Plugged In»)

В этом фильме ценно все! То, что сотворил Дэнни Бойл, без преувеличения, можно назвать проектом уникальным. Чуть более двадцати лет назад этот режиссер снял фильм «На игле» о жизни юных шотландских героинщиков, очень быстро ставший культовым, и вот, по прошествии двух десятилетий он снимает продолжение. Причем, с теми же актерами, но повзрослевшими на двадцать лет, как в жизни, так и на экране... Первый фильм закончился тем, что один из героев - Рентон - кинул своих друзей и сбежал с общими деньгами. Затем, как рассказывает уже новый фильм, Рентон жил в Амстердаме, был женат, занимался каким-то делом, но все развалилось, в том числе, брак, и вот он возвращается в Эдинбург. Потому что больше некуда... Тем временем, друзья Рентона живут своей жизнью. Кочерыжка - по-прежнему, на игле, Бегби - в тюрьме, но готовится оттуда бежать, Саймон заменил героин на кокс, занимается шантажом и мечтает открыть бордель для своей подружки. В общем, жизнь у всех сложилась по-разному, но ожидаемо не слишком успешно, и все они в той или иной степени горят желанием поквитаться с Рентоном. Особенно, Бегби, у которого тормозов нет абсолютно... В целом, что сюжет довольно увлекательный, динамичный, с неожиданностями, но сюжет в данном случае, все-таки, не главная ценность. А если говорить о главных ценностях, то... в этом фильме ценно все - потрясающая операторская и режиссерская работа, совершенно невероятный монтаж, прекрасное музыкальное наполнение, живые и неоднозначные герои, интересные и неожиданные диалоги, отличное актерское воплощение. Среди актеров даже трудно кого-то выделить особо. Все очень органичны и самобытны. Самобытнее прочих, пожалуй, Юэн Бремнер (Кочерыжка), а МакГрегор и Джонни Ли Миллер помимо прочего еще и в хорошей физической форме. Приятное впечатление произвела и Анжела Недялкова, сыгравшая подружку Саймона. Еще одной значимой ценностью фильма является то, как гармонично в нем сосуществуют серьезные темы-размышления, ирония, жестокость, черный юмор, натурализм и откровенное хулиганство - визуальное, событийное, разговорное. В картине довольно много отсылок к первой части, и, наверное, будет не лишним освежить ее в памяти. Впрочем, и без этого основной посыл фильма будет понятен. На этом, пожалуй, все. Не секрет, что побудительным мотивом для съемок подавляющего большинства сиквелов являются коммерческие соображения, но «Т2» - пожалуй, исключение. Если тут и есть деньги, то они глубоко вторичны. На первом плане - любовь к героям, к самой истории, к Эдинбургу, ностальгия по детству и юности, невеселые размышления о судьбах поколения и здоровое желание еще разок похулиганить. Браво, Дэнни Бойл, и спасибо. 8,5 баллов. (Олег Петров, «Uralweb»)

"Поезд" все-таки ушел: о фильме "Трейнспоттинг 2". Самое, конечно, любопытное - это попробовать предположить, как отреагирует на второй "Трейнспоттинг", он же - продолжение "На игле", молодой неискушенный зритель, не смотревший первый фильм, вышедший ровно 20 лет назад и тогда поразивший мир не меньше, чем "Криминальное чтиво", а также подаривший нам режиссера Дэнни Бойла и актера Юэна Макгрегора, ныне знаменитых на весь мир. Обрадуется? Удивится? Будет скучать? Ничего не поймет, как остается непонятным для российского зрителя фактически непереводимый термин "Трейнспоттинг" - подлинное название и первого фильма, известного у нас под пиратским названием "На игле", и его первоисточника, культового трагикомического романа шотландца Ирвина Уэлша? Начнем тогда с главного: "трейнспоттинг" - своеобразное наблюдение за поездами, отдающее дань чисто британской влюбленности в железнодорожную атрибутику, но также и метафора жизни, мимо которой несется реальность, а ты стоишь дурак-дураком на платформе и даже не надеешься ее догнать. В потоке бурной жизни квартет эдинбургских наркоманов - ироничный и едкий Рентон, забияка Бегби, простак и рохля Кочерыжка и вальяжный Псих - два десятилетия назад с трудом удержался на грани нервного срыва: все кончилось грандиозной аферой, предательством и расставанием. А теперь Рентон возвращается к друзьям из Амстердама. Ему за сорок, жизнь, если вкратце, не удалась. Как и у остальных троих, обвиняющих в этом его, сбежавшего. Бегби и вовсе в тюрьме, откуда планирует сбежать, Псих - на содержании у любовницы, юной и прагматичной болгарской проститутки, а Кочерыжка, расставшись с женой, вновь планирует покончить с собой. То, что было в 1990-х энергичным гимном жизни, отвергавшим мораль и здравый смысл, кружившим зрителя в дионисийском неполиткорректном хороводе, заржавело и комически замедлилось. Тот же стиль, который был источником и центром моды того шального десятилетия, сегодня источает чистую неразбавленную ностальгию по молодости. Говоря короче, "Т2" - так сокращенно называют фильм его авторы - доброе, милое, бесконечно грустное кино об утраченном и безуспешной попытке догнать давно ушедший поезд. Здесь нет революционности, драйва и попросту увлекательного сюжета оригинала, хотя есть все те же участники - постаревший и помудревший Дэнни Бойл и четверо артистов: ныне прославленный теми же "Звездными войнами" Юэн Макгрегор, плюс Юэн Бремнер, Роберт Карлайл и Джонни Ли Миллер. Зато этот фильм - пронзительно личный, трогательный и искренний: на нем, в отличие от предыдущего, многие уронят слезу. Хотя и смеяться, слава богу, тоже есть над чем. В общем, не веха и не этап в мировом кинематографе, а просто отличный фильм, горький и пронзительный, при этом легкомысленный и забавный. Что еще нужно? (Антон Долин, «Вести FM»)

Выдающийся сиквел великого фильма о самом прилипчивом наркотике. Те же, там же, двадцать лет спустя. Первый «На игле» кончался предательством Марка Рентона (Юэн Макгрегор), обчистившего своих друзей - Обрубка (Юэн Бремнер), Больного (Джонни Ли Миллер) и Бегби (Роберт Карлайл) - и сбежавшего от них, героиновой зависимости, трясины эдинбургских окраин. Где он затем скрывался, «На игле 2» дает понять сразу - нарезкой амстердамских пейзажей и голов сборной Голландии по футболу. Судя по тому, что застаем мы Рентона на беговой дорожке фитнес-клуба, он все-таки выбрал жизнь - вот только у самой жизни на этот счет находятся сомнения: с тренажера Марк эффектно слетает, тут же скрючиваясь от сердечного приступа. В Эдинбурге в то же время умирает его мама - и надо ехать назад. А значит, встречи со старыми друзьями не избежать - хотя сами они возвращению этого блудного сына района Лейт не обрадуются. Мягко говоря, Дэнни Бойл выстраивает весь второй фильм на диалоге с оригиналом - начиная с визуальных цитат (некоторые кадры здесь буквально накладываются на кадры из первой картины) и заканчивая рифмами в саундтреке. То же касается и сюжета - вся четверка героев безнадежно застряла в прошлом и не может сбросить с плеч его груз, пускай даже гориллу героиновой зависимости со спины им уже и удалось скинуть. А значит, шансов выбрать жизнь у них уже почти не осталось - что наделяет сиквел мощным зарядом ностальгии. Важнее, впрочем, другое. При том, что первый «На игле» мгновенно стал (и до сих пор остается) объектом вселенского культа, определить до конца, о чем именно хочет поговорить со зрителем это бойкое, но бессюжетное, фрагментированное кино, было решительно невозможно. О наркотиках? О молодости? О Шотландии? Любой ответ казался недостаточным. Что ж, «На игле 2» наконец расставляет все точки над i - и что бы ни думали противники любых сиквелов, уже это достаточный повод для его появления. Фильм, задействующий для оживления этих персонажей и этой истории максимум кинематографических средств (те же комбинированные кадры, почти экспериментальный монтаж и доведенный до уровня видеоарта монтаж звука, цитаты, рифмы, находки на уровне драматургии), становится в первую очередь свидетельством возможностей киноязыка и уже только потом возвращением культовых героев. Этот подход наконец поясняет и подлинную суть оригинала. «На игле», как и все великие фильмы, это прежде всего кино о кино. О том, что монтажная склейка может вставлять покруче вмазки. О том, что средний план способен как впечатать героев в ландшафт, так и освободить их от любой зависимости. О том, что даже серые улицы Эдинбурга могут выглядеть, как декорации для чудного трипа. О том, что кино это самый сильный и самый популярный наркотик на свете. Спасибо сиквелу за новую его дозу. (Денис Рузаев, «Time Out»)

Это тот редкий случай, когда отечественные прокатчики решили не менять оригинальное англоязычное название фильма, проигнорировав его уже существующую русскую версию - «На игле». Молодежное, резвое и борзое по тем временам кино, известное у нас под этим названием, вышло 21 год назад, вызвав взрыв мозга у целого поколения молодых людей и прославив писателя Ирвина Уэлша (оба фильма сняты по его романам, сиквел - экранизация вещи под названием «Порно»), режиссера Дэнни Бойла и актера Юэна Макгрегора, сыгравшего главную роль. Снятый всего за 2 миллиона долларов (и заработавший в 35 раз больше) фильм повествовал о четырех молодых героиновых наркоманах из Эдинбурга, из уст которых весьма парадоксально звучал призыв «Выбирай жизнь!» С тех пор прошло два десятилетия. Бойл стал звездой мейнстрима, получил «Оскара» за «Миллионера из трущоб», поработал с английской королевой на открытии Олимпиады в Лондоне, но не забронзовел и энергии не растерял - в Эдинбург к своим персонажам Сикбою, Спаду и Бегби он возвращается на щите, а не под щитом. В отличие от его любимого, хотя и потерявшего очарование юности главного героя Рентона (МакГрегор). Какое уж тут очарование, если в некогда пылкой груди бьется кардиостимулятор. И хотя Бой и Рентон легко могли не возвращаться в свой Эдинбург, вреда от их визита тоже нет. Впрочем, сиквел почти никогда не бывает лучше оригинала. В конце первой серии герой Макгрегора слинял с деньгами своих ближайших дружков и, будьте уверены, горячие шотландские парни и 20 лет спустя ему этого не простили. Самый неуравновешенный, взрослый и несносный из них, Бегби (Роберт Карлайл), ныне бежавший из тюрьмы уголовник, откровенно желает его замочить - несмотря на проблемы с потенцией, которые отвлекают его от праведной мести. Ставший сутенером Сикбой (Джонни Ли Миллер), пересев с героина на кокаин, тоже одержим этим желанием - но у него другое слабое место в виде болгарской девицы с «пониженной социальной активностью», которой он мечтает купить личный публичный дом/сауну. В криминальное дело входит и Рентон, успевший с ней переспать. Эта благотворительная коллизия еще менее интересна, чем разборки четырех экс-друзей - уже лишенных былой рьяности неудачников среднего возраста (Макгрегор, между тем, в отличие от своих партнеров совершенно не выглядит лузером). Поскучневших, побледневших и реально решивших, наконец, «выбрать жизнь» и прилагающийся к ней ЗОЖ. Знаменитый монолог Рентона в начале первого фильма заканчивался словами: «Я решил не выбирать жизнь. Причины? Кому нужны причины, если есть героин?». Во второй серии Рентон произносит на заданную тему уже гораздо менее вдохновенный монолог: «Если уж ты наркоман, то сиди на каком-нибудь другом наркотике. Выбирай тех, кого любишь. Выбирай будущее. Выбирай жизнь». Какой же это унылый и консервативный выбор. (Стас Тыркин, «KP.ru»)

На Берлинском кинофестивале показали "T2: Трейнспоттинг" - продолжение культовой картины Дэнни Бойла "На игле" про шотландских торчков, снятое тем же режиссером с теми же актерами в главных ролях 20 лет спустя. Сначала кажется, что "T2: Трейнспоттинг" - это отдельный фильм, вот и снят он по другой книге Ирвина Уэлша. Но нет, это скорее послесловие или приложение к первой части, а потому первое и главное при просмотре - как хорошо вы ее помните. Скажем, помните Марка (Юэн МакГрегор)? Помните, как он кинул своих друзей и скрылся с коллективно добытой сумкой денег? Так вот, трое его приятелей - Кайфолом (Джонни Ли Миллер), Кочерыжка (Юэн Бремнер) и Бегби (Роберт Карлайл) - этого тоже не забыли. И когда Марк возвращается через 20 лет в родной Эдинбург - женатым сотрудником фирмы по производству софта - встреча оказывается не самой приятной. Но дело тут не только в Марке: что-то выбрать жизнь у старых приятелей по-прежнему не получается. Главный вопрос к новому "Трейнспоттингу" при всем разнообразии возможных формулировок один: можно ли войти в одну реку дважды. Кажется, поиском ответа на него больше всех озадачен сам Дэнни Бойл. Лента показывает, что по сути в бедных кварталах Эдинбурга мало что изменилось за 20 лет: во все тех же унылых многоэтажках рядом со свалкой автомобилей живут все те же нарики и едва ли более счастливые законопослушные обыватели. Но это не все наследство "T2: Трейнспоттинга". Надо отдать ему - и произведению Уэлша (которое адаптировал Джон Ходж) - должное: диалоги в фильме емкие и ироничные, действие быстрое и рваное, и все так же лихо захватывает, толчками вбрасывает адреналин в кровь. И хотя создатели картины делают поправку на время (теперь не в моде криминальные аферы, лучше кинуть бюрократов из ЕС), все равно наступит момент, когда придется бежать за свою жизнь. Родом из 90-х монтаж фильма (кажущиеся уже невероятным ретро стоп-кадры). Наконец, услышав заглавную тему про жажду жизни невозможно не начать отбивать такт ногой. Под эту песню разболтанный поезд жизни все так же весело и радостно идет под откос. Ну а тот, главный вопрос? Так ответ на него известен сразу. Это понимаешь с одного взгляда, когда видишь обидную проплешину у Ли Миллера. Или не то что бы раздобревшего, но как-то оформившегося и потерявшего свою почти девичью гибкость МакГрегора. И, кажется, лучше всего это чувствуют сами герои фильма. Половина разговоров в нем звучит примерно так: "А помнишь, 20 лет назад мы ему так врезали? - Да, было время! - А помнишь то? А помнишь это?" В одной из сцен Кочерыжка выходит из подворотни и натурально видит, как его друзья двадцать лет назад бегут по той же улице от копов. В этом чудовищная несамостоятельность ленты. "T2: Трейнспоттинг" из-за этого напоминает встречу одноклассников: вспомнили, поговорили и, вроде, отпустило. Но тут такое дело: этот фильм - сеанс терапии для (кино)зависимых, ностальгирующих по старым временам, и им (героям), и нам (зрителям) ведь ничего больше и не нужно. К тому же такая отличная компания собралась. (Катя Загвоздкина, «Интерфакс»)

В тени первого. Когда я шел на этот фильм, то испытывал ощущения, схожие с чувствами, когда идешь на встречу одноклассников и не понимаешь для чего. Если бы не было первого фильма, который по опросам компании HMV был признан лучшим британским фильмом за последние шестьдесят лет, то сиквел был бы посредственной экранизацией местечковой истории про бывших наркоманов. На деле такая экранизация и получилась, но поддержанная внушительным бэкграундом первой части, она, естественно, претендует на что-то большее. Действие развивается динамично с первых же минут. Много фирменных бойловских визуальных фишек, в которых он часто цитирует себя (на что имеет полное право). За пару десятилетий, первый «Trainspotting» успел стать культовым фильмом поколения тех, кому сейчас в районе 40, оставить после себя недолгий бешеный шлейф условной свободы, великолепный саундтрек и благополучно покрыться пылью. Те, кому нужно, выучили, что термин «trainspotting» означает наблюдение за проходящими поездами (по уолшевской легенде - одно из любимых занятий шотландских наркоманов), и на сей раз в титрах и переводе никаких «на игле» нет. Дени Бойл и музыка. Как режиссер Бойл поступил безупречно и, вероятно, сделал лучшее продолжение из того что могло бы быть. По крайней мере, ощущение такое. Бойл безупречен, насколько это позволяет сделать сценарий двухчасового фильма, скроенный из романа Ирвина Уэлша «Порно» и собственного произведение двадцатилетней давности, которое сегодня легко могло стать материалом для десятисерийного сериала. Бойл поступает с собственными героями как честный отец. Они выглядят живыми и, что важно, производят впечатление, что их судьбы не могли бы сложиться по-другому. В повествовании много воды, в которой островками плавают снисходительные шутки, обшарпанные виды Шотландии, старые фотографии, поезда, флешбэки, гримасы и вырезанные из первой части сцены. Одним словом, все разбавлено очень качественными копиями собственного оригинала. И музыкой, которая отменна. Рок и массивная танцевальная электроника, никакого новомодного EDM-саунда и прочей ерунды эпохи каверов, когда даже «хмурый» стал розовым под окультуренные лаунж-аккорды «Born Slippy». Подробно разжевано, откуда взялась фраза «Choose Life». Часто возникает ощущение, что афганский героин пытаются заменить аптечным димедролом. Одним словом, качественно и скучно. Марк Рентон и провинциальные психопаты. Рентон в порядке. Он выбрал жизнь, твиттер и айфон. Украденных в свое время денег хватило на то, чтобы двадцать лет не колоться и поддерживать иллюзию о здоровой жизни. Одетый в хипстерскую замшевую куртку и шарф, он сначала производит впечатление человека если не совсем состоявшегося, то хотя бы вышедшего сухим из бурных вод эдинбургского унитаза. Однако стоило заглянуть на родные помойки, как все замаячило вновь. Естественное чувство, которое испытываешь к героям - это жалость. Жалость к просравшим жизнь чувакам и самозабвенно продолжающим это делать уже не как подростки в рейвовых очках, а как настоящие взрослые лузеры. С глубокими обидами, злобой и пониманием того, что прожито больше половины. И в этом цепляющая правда фильма. (Максим Капчиц, «Geometria.ru»)

Т2 Трейнспоттинг. Выбери сиквел. Выбери «Трейнспоттинг». Выбери из всех культовых фильмов девяностых. Выбери Дэнни Бойла, Марка Рентона, Кайфолома, Кочерыжку, Бегби. Выбери текст Ирвина Уэлша, его сумасшедших и самых обычных героев. Выбери Шотландию. Выбери шикарный саундтрек и потрясающую операторскую работу. Выбери рваный монтаж. Выбери обсуждение «Имени розы» Умберто Эко в фильме про наркоманов. Выбери постмодернистское произведение киноискусства. Выбери посмотреть продолжение - чтобы узнать, во что превратились герои спустя 20 лет. Пойми все отсылки к первой части. Выбери наконец-то узнать, почему фильм называется именно так, а не «На игле» как его обозвали переводчики. Выбери «Трейнспоттинг». Зачем тебе все это? Ты можешь не выбирать «Трейнспоттинг». Ты можешь выбрать остаться вне культурного контекста, который породил этот фильм, - вплоть до отсылок в My Little Pony. Выбери «Трейнспоттинг». Почему? Да потому... Какие могут быть почему, когда ты знаешь, что это главный британский фильм всех времен и народов! К 2017 году кино стало миром, где у каждой истории есть продолжение. Или пока еще нет, но будет. Или режиссер ищет средства для съемок сиквела или приквела. Киновселенная Marvel, три продолжения «Аватара», четыре - «Фантастических тварей», экспоненциальный рост вселенной «Чужого»... Но - прямо скажем - среди всех этих историй не так уж много тех, что действительно нуждаются в продолжении. Вряд ли кто-то действительно с нетерпением ждал сиквела «Образцового самца». Слухи о продолжении «Трейнспоттинга» ходили еще с 2009 года, но годы шли, а съемочный процесс - нет. Наконец в 2014 году Ирвин Уэлш объявил, что режиссер Дэнни Бойл и исполнитель главной роли Юэн Макгрегор смогли разрешить все былые противоречия - они не разговаривали с 2000 года - и что работа над сценарием второй части началась. В 2016 году команда приступила к съемкам, и все участники процесса в своих интервью подчеркивали предельно бережное отношение к оригиналу: мол, никто не хочет испортить впечатление от первого фильма, святое трогать не будем, а сделаем лучше, главное - верьте и не переживайте. Просмотр второй части категорически невозможен без просмотра первой - настолько там много отсылок. Повторяется все - вплоть до монтажных решений. Даже главная цитата про выбор повторяется - в современной, конечно же, интерпретации. И мы узнаем, откуда она вообще появилась. Как узнаем, откуда появилось название фильма. Вторая часть, в принципе, закроет многие лакуны первой, но разве зрителям было плохо от недосказанности? Скорее нет. Т2 (вторая часть называется именно так, даже Джеймс Кэмерон официально разрешил использовать это название) получился продолжением, которое смотреть приятно - в той же мере, в какой приятна любая ностальгия, - но совершенно необязательно. Первая часть в девяноста трех минутах уместила гнев, растерянность, боль целого поколения шотландцев. Вторая часть два часа рассказывает, как тяжко в современном мире живется тем, кто головой остался в диких девяностых. Т2 возвращает в 1996 год, параллельно пытаясь приспособиться к реалиям 2017-го. Итог: если вам тоже кажется, что мир слишком сильно ушагал вперед, - вы наверняка сможете проникнуться. Если snapchat ваше все - скорее нет. (Мария Печерская, «Мир фантастики»)

Все выжившие в первом «Трейнспоттинге» - Рентон, Сикбой, Кочерыжка, Бегби - совсем как мушкетеры Дюма возвращаются 21 год спустя, чтобы проверить, насколько образцовые нигилисты из 90-х соответствуют современным реалиям. Если вы желаете познакомиться с результатом этой проверки, цели у вас с режиссером ленты Дэнни Бойлом примерно одинаковые - он тоже большой любитель поностальгировать и ради продвижения проекта едва не сложил голову. Пришлось потерпеть и компанию Макгрегора, с которым у Бойла давние разногласия, и дать более полусотни интервью, обосновывая причины напавшей ностальгии. Перед началом фильма много говорилось о том, что «T2» - это экранизация «Порно» Ирвина Уэлша (сам маэстро изображает бандюгана в эпизоде), но поклонники прозы шотландца найдут немало расхождений с первоисточником. В версии Бойла Марк Рентон (Макгрегор) возникает в Эдинбурге после того, как у него пошло все прахом в Амстердаме. Для более мягкой посадки Рентон везет Саймону «Сикбою» Уильямсону четыре тысячи украденных в свое время фунтов. Тот находится при этом в отчаянном положении - красит волосы, пытается руководить доставшимся в наследство пабом, все время нюхает кокаин и находится под каблуком у проститутки Вероники (Анджела Недялкова), прибывшей из далекой Болгарии. Как поставленная тем же Бойлом церемония открытия Олимпийских игр в Лондоне, «Т2 Трейнспоттинг» является грандиозным мегамиксом всего и вся - от религиозных догм до иллюстрации плачевного состояния умов представителей эпохи брит-попа. Надо сказать, что все центральные персонажи фильма, включая Бегби (наиболее оформленный с точки зрения мотивировок герой ленты в исполнении Роберта Карлайла), выглядят лучше современных им музыкантов Великобритании. Видимо, это некий вымирающий вид образцового эдинбургского самца, и Бойл с гордостью нам о нем напоминает. По темпу и настроению фильм напоминает звучащий за кадром ремикс The Prodigy на трек Игги Попа «Lust For Life». Оригинал постоянно пытается завести на виниле Рентон в родной комнатушке, и все что-то не заводится. А вот ремикс - совсем другое дело. Рик Смит из Underworld проделал столь удивительную работу, что даже Бойл с его визуальным даром в какой-то момент перестает успевать за настроением собранных вместе хитов и новинок, всмешанных и взболтанных электронщиком. И эта слегка запыхавшаяся интонация взрослого человека, окруженного мессенджерами и образами, органично передалась всей ленте. Со скрипом, удачными и неудачными шутками, обрывками старых хитов и деликатным количеством обнаженки «T2» ближе к финалу становится душевнее. Торжествуют семейные ценности, а герои сбрасывают маски. На финише бред подается уже с оперным накалом. Только на этот раз поток сознания уже не молодецкий, как в первом фильме, а нудный и часто неприятный. Если вы готовы к столкновению с морально устаревшими призраками прошлого, с которыми надо решить некие кармические проблемы, вторая часть ленты Дэнни Бойла подоспела очень кстати. Тем же, кто предпочитает жить настоящим моментом и назад особенно не оглядываться, «Т2» покажется обычным британским фильмом с порывистым настроением. Лишнего тут чрезвычайно много, но скучать не придется - не всем ностальгическим проектам дашь такую характеристику. (Александр Кондуков, «Rolling Stone»)

«Т2: Трейнспоттинг» Дэнни Бойла построен на ностальгии по кинохиту 1996 года. Его герои постарели, но не поумнели, и в этом нет сюрприза. Хочется сказать «все это очень печально» и поставить точку. Марк Рентон (Юэн Макгрегор) выбрал жизнь, но она не удалась. Двадцать лет назад в финале первого «Трейнспоттинга» он уходил в светлую даль с сумкой денег, стыренной у спящих друзей - Больного (Джонни Ли Миллер), Бегби (Роберт Карлайл) и Кочерыжки (Юэн Бремнер). Он хотел слезть с иглы и получить все, что есть у нормальных людей: дом, жену, костюм и большой телевизор. Теперь заматеревший герой Макгрегора после развода приезжает из Амстердама в родной Эдинбург, и это похоже на встречу одноклассников. С поправкой на то, что на нее пришли одни второгодники, которых жизнь не научила ничему. Герои боевиков возвращаются, чтобы, кряхтя, надрать задницу оборзевшим малолеткам - это тоже печальное, но все-таки объяснимое явление. Герои фильма о наркоманах возвращаются лишь для того, чтобы доказать, что им лучше было умереть молодыми. «Трейнспоттинг» по роману Ирвина Уэлша стал хитом видеопроката и путевкой в Голливуд для британца Дэнни Бойла, чей визуально броский и монтажно прыткий стиль прекрасно вписался в мейнстрим и в 2009 г. принес режиссеру «Оскара» за «Миллионера из трущоб». «Т2» основан на другом романе Уэлша - «Порно» (2002), но это чистая формальность. Перед нами, конечно, сюжет «героинщики 20 лет спустя», пусть в фильме и есть сцена со страпоном и история с попыткой реновации непопулярного паба в бордель, которую предпринимают Больной, пересевший с героина на кокаин, и его молодая подружка - болгарская проститутка Вероника (Анжела Недялкова). При поддержке вернувшегося Рентона и Кочерыжки, который изменился меньше всех и по-прежнему торчит. Сегодня старый «Трейнспоттинг» кажется идеальным мифом о лихих 90-х: весело, страшно и очень много дерьма. «Т2» - откровенный сеанс ностальгии, на котором нам предлагают вспомнить ударные шутки первой серии. Например, «худший сортир Шотландии», в котором герой Макгрегора нырял в унитаз за таблетками. Теперь Дэнни Бойл сажает в соседние кабинки того же туалета (ставшего чуть почище) Рентона и Бегби, который сбежал из тюрьмы и больше всего хочет найти и убить бывшего приятеля, укравшего их общие деньги. И вот они сидят через перегородку, таблетки роняет уже Бегби - и это виагра, которая сработает не тогда и не там, где надо. Как и сам «Трэйнспоттинг-2». Действие постоянно вязнет во флешбэках, призванных не столько напомнить ровесникам героев о том, что было в фильме 1996 г., сколько коротко пересказать его содержание новым зрителям, не понимающим, кто все эти шотландские лохи и почему мы должны на них смотреть. Характерный эпизод - разговор юной Вероники с Рентоном, которому приходится многословно объяснять, почему он произносит слоган «Выбери жизнь» с таким сарказмом. Такие же напоминалки - фирменные визуальные приемы Дэнни Бойла: надписи поверх картинки, анимация, стоп-кадры (иногда точь-в-точь повторяющие первый фильм). И, конечно, саундтрек, который опять можно продавать отдельно. И хотя в «Т2» есть вдохновляющий сюжет о том, как из нелепого Кочерыжки получился Ирвин Уэлш, а значит, все было не зря, хочется поскорее сбежать с этой встречи второгодников, на которой с самого начала очевидно, что собравшимся придется наступить в то же дерьмо повторно. (Олег Зинцов, «Ведомости»)

Продолжение культового фильма о шотландских аутсайдерах посвящено кризису среднего возраста. 20 лет понадобилось Дэнни Бойлу, чтобы добраться до съемок второй части «На игле». Вопреки опасениям фанатов, продолжение получилось удачным. Новый фильм также основан на романе Ирвина Уолша, хотя от первоисточника здесь мало что осталось. Режиссер вписал постаревших героев в современный контекст, не забыв о многочисленных ностальгических отсылках к фильму 1996 года. «Т2 Трейнспоттинг» (другое название - «На игле 2») собрал ту же бравую четверку: Юэна Макгрегора (Рентон), Юэна Бремнера (Кочерыжка), Джонни Ли Миллера (Кайфолом) и Роберта Карлайла (Бегби). В конце первой части Рентон сбегает из Эдинбурга с украденными деньгами, «кинув» друзей. Впереди, казалось, его ждет радужное будущее. Он был молод, свободен и относительно богат. Однако оказалось, что это все - иллюзия. Если нет ни образования, ни умения распорядиться деньгами, то из одного замкнутого круга ты просто попадешь в другой. Постаревший Рентон через 20 лет оказался в полной яме: с женой разводится, детей нет, на работе грядет сокращение - предпенсионный возраст и отсутствие квалификации. Попытки вести здоровый образ жизни, выкладываясь на тренажерах, приводят к инсульту. Рентон погружается в ностальгию и неожиданно понимает, что у него в жизни не было и нет ничего лучше старых друзей. На пике кризиса среднего возраста герой возвращается в Эдинбург, где находит Кочерыжку и Кайфолома. У тех в жизни такая же разруха. И только Бегби по-прежнему неукротим, хотя и сидит в тюрьме. Бойл снова рисует портрет типичных «героев нашего времени» - и опять это получается у него с редкой меткостью и откровенностью. Мир вокруг изменился, но персонажи - нет. Да, героин в прошлом, но Кайфолом и Рентон снова оказываются на том же продавленном диване. Только теперь таращатся они не в пустую стену под кайфом, а в телевизор на трезвую голову. В карманах пусто, в душе - тем более. И вся трагедия в том, что эти 20 лет были самообманом: от себя не убежишь. Бойл интуитивно уловил общий тренд на ностальгию в кино. Бесконечные ремейки и сиквелы культовых картин заполнили экран. Недавний успех «Ла-Ла Ленда» - пример той же тенденции. Будущее оказалось не восхитительным, а образцово скучным. Самое время вернуться в прошлое. Но сегодня Бойл (да и никто другой в Голливуде), разумеется, не снял бы такой предельно откровенный фильм про наркотики, как 20 лет назад, - даже для узкой фестивальной ниши. Времена откровенных и жестких картин о темной стороне жизни миновали, намекает режиссер. В наши дни модно принятие себя, веганство, здоровый образ жизни и т.д. Не случайно предыдущим фильмом Бойла был дорогостоящий байопик о Стиве Джобсе, соответствующий всем голливудским стандартам, прилизанный и выстроенный по растиражированной сценарной схеме. Но куда деваться тем, чья молодость пришлась на 1990-е, кому скучно пить белковые коктейли, жевать салат и тратить время на посты в Instagram? Разве что уступить дорогу новым поколениям: сын Бегби не желает воровать вместе с отцом, а юная любовница-мигрантка Кайфолома зевает со скуки, когда друзья предаются воспоминаниям. В каком-то смысле «Т2» - протест против одряхления кинематографа. Блестящее ироничное кино о том, что люди не меняются. Впрочем, возможно, оставаться самим собой 20 лет спустя - не всегда плохо, если брать пример с Дэнни Бойла. (Анастасия Рогова, «Известия»)

После 20-летнего отсутствия Марк Рентон (Юэн МакГрегор) возвращается из Амстердама в родной Эдинбург. Он, кажется, изменился, а вот его друзья - не особо. Саймон-«Кайфолом» (Джонни Ли Миллер) снимает, как его болгарская подружка Вероника (Анжела Недялкова) содомирует страпоном состоятельных бизнесменов, чтобы затем их шантажировать, и нюхает слишком много кокаина. Уволенный с работы и ставший отцом, но лишившийся родительских прав, Спад-«Кочерыжка» (Юэн Бремнер) продолжает сидеть на героине. Бегби (Роберт Карлайл) мотает срок в надежде на условно-досрочное, а когда надежда умирает - бежит из тюрьмы. Встреча с друзьями, которых он кинул на забитую деньгами сумку не то что бы очень теплая. Спад, которого он в качестве приветствия спасает от суицида, вместо благодарности шлет его к черту. Саймон, несмотря на полученные назад деньги, набивает ему рожу. Ну а Бегби, понятное дело, хочет Рентона попросту найти и убить. Впрочем, трансформация Рентона тоже оказывается всего лишь фасадом - бизнеса лишился, жена бросила. Так что почему бы не провернуть аферу со старым дружком? Как говорили в одном хорошем фильме, прямо как в старые времена. Приключений будет в избытке, а Спад проявит себя с неожиданной стороны. Когда Дэнни Бойл пообещал, что возьмется за экранизацию «Порно», своеобразного «20 лет спустя» Ирвина Уэлша про повзрослевших и помудревших (ой ли?) Рентона, Спада, Больного и Бегби, поклонники испытывали нетерпение напополам с вполне понятными опасениями. Правда, в интервью двухлетней давности режиссер оговаривается, что это не тщательная экранизация «Порно» - скорее кино по мотивам, как, строго говоря, и первый «На игле». Естественно, ведь если бы режиссер перенес на экран все сюжетные линии и всех персонажей принесшего успех Уэлшу романа в 1995 году, то получившееся вполне потянуло бы на сериал. «Героиновый шик» ушел вместе с девяностыми, в компании с группой Nirvana и модой на Кейт Мосс. Так будет ли интересно следить новые похождения уже не молодых подонков зрителю, для которого и сам первый фильм, и связанная с ним эпоха - всего лишь пустой звук? Наверное, не очень - это явное кино для поклонников (и они не будут разочарованы). Дэнни Бойл словно специально последние годы снимал не самые интересные фильмы, чтобы здесь выложиться по максимуму. Но если непосвященный зритель пересмотрит перед походом в кино на продолжение оригинальную картину, то сможет убедиться, что «Трейнспоттинг 2» составляет с ней интересную пару. Вроде бы и технические приемы те же, от пресловутого клипового монтажа до стоп-кадров, и цитаты из «На игле» рассыпаны щедро. Есть даже важная из первой книги сцена с отцом Бегби, которую Бойл решил все же включить в продолжение, появляющаяся на пару минут бывшая подружка Рентона, Дина (Келли Макдональд), и сам изрядно заматеревший Уэлш в роли барыги, правда, уже не порошками, а краденным. Но новая версия песни Underworld «Born Slippy» называется здесь «Slow Slippy», а эйфория и угар сменились похмельной горечью. Саймон обвиняет Рентона, что он сейчас всего лишь турист, приехавший посмотреть на собственную молодость. Так и есть, дружба осталась, только молодость давно ушла. Если заиграться в ностальгию, это может обернуться большими неприятностями - все-таки удача и лихость с годами имеют свойство улетучиваться. Но не будем о грустном. Когда МакГрегор все-таки ставит в финале ставшую визитной карточкой фильма песню Игги Попа, сложно противиться приливу мальчишеской радости. Как молоды мы были, в самом деле. (Дмитрий Карпюк, «The Hollywood Reporter»)

То, что в 96 было откровением, бушующим андердогом, и разнеслось на цитаты, сейчас, когда участники постарели, обзавелись сединами, их новые приключения смотрятся симпатичной стилизацией и не более, не сильно то и хватающей за грудки, так, поигрывающей в кислотный сюр. Картина даже и не скрывает, что основная задача - растеребить прошлое, поиграть на струнах ностальгии, все эти флешбэки, многозначительные позы. Дэнни Бойл «Миллионер из трущоб», «Стив Джобс» чересчур сентиментален и необъективен, привязан к персонажам сверх нормы. Они изменились, но не так радикально, как трезвонило их прошлое, как поменялся мир. Марк Рентон внешне респектабельный, с наркотой завязал, женат, двое детей. Половина из этого - фикция, сотканная стыдом и гордостью. В свои 46 он чрезвычайно инфантилен. Юэн МакГрегор «Невозможное», «Молодая кровь», «Фарго» уже не тот юнец, парящий над асфальтом и ныряющий в толчок, и его Рентон, несмотря на сценарий, весьма отличается от молодняка двадцатилетней давности. Вот не верю, что он был заядлым наркошей, статус у актера изменился, мимика и стать не уличного прощелыги. С остальными персонажами все замечательно. Особенно удались обрусевшие Кочерыжка (Юэн Бремнер «Исход: Цари и боги») и Бегби (Роберт Карлайл «Пляж»). Первый - худой, дерганый, с искалеченной судьбой, депрессивный, но с творческой изюминкой. Второй заматерел в тюрьме, стал Франком, но свой взрывной, жестокий характер так и не смог унять. Он вносит в сюжет интригу и напряжение, так называемую жанровость, движим местью и злостью, именно из него льется чернейший юмор, именно его характер максимально глубок. Персонажи выросли, обзавелись детьми, но так как сами не повзрослели, то и коммуникации с детьми не получается, либо не общаются, либо общение через жопу, как у Бегби с сыном. Мне категорически не понравился саундтрек, хотя он, как и в первой части символичен и отражает действительность. Цифровой, тактовый - не симфония, а судороги. Еще когда эти судороги накладываются на ядовитые картинки, вульгарные визионерские зарисовки, то подкатывает тошнота. Видимо, на это и рассчитано. Но все-таки содержание не настолько отвратительное, чтобы использовать такие технические примочки. Опять же, игра с привкусом фальши. Все так же поражает нищета, люмпенизированные дома аккурат возле помоек и кладбищ машин, совсем не предназначенные для жизни, когда вокруг электроника, соцсети, огромные телевизоры и упакованные по современным стандартам лофты. История с юной болгарской девушкой (Анжела Недялкова), ловко скачущей между Кайфоломом (Джонни Ли Миллер) и Рентоном, скорее дань феминизму, заядлым сторонником которого, похоже, стал Дэнни Бойл, вспомните «Транс». Тут тоже самое, только менее эффектно и вразумительно, неоправданно ни сюжетом, ни смыслом постановки. Показательная порка помятых экзистенцией мужиков. Они не готовы анализировать и принимать действительность, их мир эфемерен, планы сказочны, а мораль атрофирована, нет ни прошлого, ни будущего, обнаженные в толпе. Дэнни Бойл, наконец, показывает железнодорожное депо - место стыда, воспоминания о котором толкают Фрэнка на глубинный самоанализ. И это то самое, что нужно и соответствует возрасту персонажей - рефлексия. Этим степенная вторая часть отличается от безудержной первой. Фильм Т2 Трейнспоттинг (На игле 2) щеголяет модной операторской работой, все еще клиповым, хоть и не сильно расторопным монтажом, классной, одухотворенной актерской игрой и сентиментальными кадрами молодости, но не несет в себе того заряда эмоций, бурлящей атмосферы нигилизма, что были в оригинале. Мушкетеры живы и хорошо. (Lindon, «Yakinolub.ru»)

На экранах - «Т2. Трейнспоттинг», или попросту «На игле-2». Редкий случай, когда сиквел культового фильма не паразитирует на оригинале, а по всем статьям превосходит его и придает значительности. Обычный для сиквелов вопрос «зачем снимать продолжение?» здесь звучит странно. А к какому сюжету еще возвращаться, если не к этому? Дэнни Бойл выбрал для своего «Т2» идеальный момент: из 2017-го девяностые кажутся «золотым веком», эпохой свободы и стабильности. Когда музыка гремит, новые миры открываются с каждой новой дозой, а миром правят пухлые добродушные бюргеры. Куда это все подевалось? Где вы теперь, торчки и дилеры? Вопросов много, пора искать на них ответы. Бойл ставит себе низкую планку: он всего-то хочет посмотреть, что стало с героями «На игле» теперь, спустя двадцать лет. И нам заодно показать. Ушлый Марк, персонаж Юэна Макгрегора, уехал в Амстердам и окончил курсы бухгалтеров. Добродушный дурень Кочерыжка все торчит: с работы выперли, с сыном видеться не дают. Кайфолом, друг детства Марка, содержит что-то вроде борделя; на жизнь зарабатывает шантажом его посетителей. Усатый Франко сидит в тюряге, и не видать ему УДО за примерное поведение, как своих ушей. В общем, жизнь у всех сложилась по-разному. Общее у них одно: никому нет места в нашем времени. Все они увязли в своих девяностых с «Нирваной», техно и клубной культурой. Планка низкая, но результат превосходит ожидания. Этот сиквел уместен хотя бы потому, что четверка премьеров - МакГрегор, Юэн Бремнер, Джонни Ли Миллер, Роберт Карлайл - чувствуют себя в старых образах, как рыбы в воде. Это не самоповтор, а именно возможность вернуться и завершить начатые двадцать лет назад роли. Бремнер в первом фильме был только забавным дурачком, здесь же получает выпуклую, физиологичную партию престарелого наркомана. Карлайл в образе усатого зека приобретает совсем уж бронебойный колорит. По большому счету, за мыканьем четверки неудачников мы и следим два часа в «Т2». Здесь нет особых интриг и авантюрных линий. Но некоторую вялость сюжета Бойл с лихвой искупает своим фирменным клиповым визуальным решением. Буковки-циферки носятся и ползают по экрану, композиция перекособочена, каждое слово, произнесенное с экрана, мгновенно материализуется в виде вставного кадра (сказал «меня со стройки уволили» - на экране Кочерыжку в каске выталкивают с площадки). Стиль этот филигранно создает постоянный соавтор Триера и Винтерберга Энтони Дод Мэнтл. С одной стороны, ловко копирует решение «На игле». С другой - развивает его и доводит до совершенства. Но главное не филигранность и отточенность «Т2» - «На игле», кстати, этими качествами похвастаться не мог, там было, скорее, обаяние молодости и энергия. «Т2» во всех отношениях серьезнее и основательнее двадцатилетней давности предшественника. В оригинальной ленте не было сцены, объясняющей смысл названия: когда герои оказываются на заброшенной станции, где колоритный бомж замечает, что те пришли «на поезда попялиться» (trainspotting это и значит). В «Т2» этот эпизод есть - в качестве флешбэка. Случай почти исключительный: «На игле» до сих пор был лишь культовым фильмом для тех, кто вырос в 90-е. Культовым - в худшем смысле: понятным только тем, кто «в теме». «Т2» его из такого зрительского гетто выводит. Бойл возвращается к героям 90-х, чтобы договорить о них самое важное. Это не про поколение и не для его представителей. Это про трагедию тех, кто имел неосторожность пережить свое время. И про тех, кто никогда не устроится в новой эпохе. Таких - тьмы и тьмы, и Бойл дал им своим «Т2» право голоса. Эмтивишный клип на полтора часа обрел смысл в первую часть большой и серьезной драмы взросления. (Иван Чувиляев, «Фонтанка»)

Было бы преувеличением сказать, что известие о предстоящей встрече - после двадцатилетней разлуки - с Марком "Рентой" (Юэн МакГрегор), Дэниелем "Кочерыжкой" (Юэн Бремнер), Саймоном "Кайфоломом" (Джонни Ли Миллер) и Фрэнсисом "Франко" (Роберт Карлайл) доставляло радость. Век бы их не видать. Бойл уже показал все, что можно и нельзя показать из героиновой жизни. Уже запустил с экрана мощное и единственно действенное антигероиновое послание: героин плох не потому, что убивает (кого напугаешь смертью), а потому, что превращает в живое недоразумение (кому охота быть объектом насмешек). Перспектива же лицезреть торчков с 30-летним стажем вызывала содрогание. Однако первая же сцена, в которой Кочерыжка повествует собранию анонимных наркоманов о делах своих скорбных, успокаивает. Живой руиной его не назовешь. Он похож скорее одновременно на страуса и грифа из мультика "Крылья, ноги и хвосты". Тем более что с тяжелой руки Ренты пытается оздоровить свой бедный организм занятиями бегом и боксом. Рента, в свою очередь, с иглой завязал и вернулся из Амстердама, где отсиживался 20 лет, на место преступления, к некогда ограбленным им друзьям. Франко тоже вел все эти годы исключительно здоровый образ жизни: отбывая 25-летний срок, не оттянешься по полной. Кайфолом переквалифицировался в сутенеры болгарской стервочки Виктории (Анджела Недялкова) и перешел на кокаин. Что, конечно, катастрофически портит характер, но все-таки лучше быть злобным драчуном, чем живым трупом. Воссоединение друзей "двадцать лет спустя" неизбежно навевает ассоциации с романом Александра Дюма. Что ж, эдинбургская четверка - своего рода мушкетеры. Если, конечно, осмелиться представить ситуацию, в которой Портос-Франко гоняется за своими побратимами, мечтая порезать их на мелкие кусочки. В то же время, поскольку фильм посвящен попыткам Ренты, Кайфолома и Кочерыжки замутить свой бизнес - обустроить бордель, слупив муниципальный грант в рамках программы благоустройства города и развития культурных традиций Шотландии, - вспоминаются подвиги Остапа Бендера. Только если планы великого комбинатора вдрызг разбивала социалистическая реальность, то планы шотландских жуликов хоронит невидимая рука рынка и, само собой, бабье вероломство. Неочевидная изначально жанровая природа "Т2" окончательно проясняется к середине фильма. Это безусловный плутовской роман, вполне, как любой плутовской роман, предсказуемый, но способный порадовать удачными гэгами. Главный из них - проникновение Ренты и Кайфолома на вечеринку шотландских реднеков. В мире политкорректности оранжисты утешают себя, празднуя победу Вильгельма III Оранского над католическим воинством Якова II на реке Бойн в 1690 году. Застигнутые врасплох воры вынуждены, прикинувшись своими в доску парнями, сымпровизировать кретиническую песню с рефреном "Всем католикам трындец", вызвав восторженную истерику почтенной аудитории. Но прелесть "Т2" придает совершенно неожиданный привкус еще одного жанра: фильма о соре, из которого растут стихи, то есть о становлении писателя. Уэлш подчеркивал автобиографический характер "На игле", но вот кто из четверых героев - его альтер эго, оставалось гадать. "Т2" расставил точки над i. Уэлш - это никчемный, нелепый Кочерыжка. Ну, а кто же еще, писательство предстает как одна из последних стадий падения: надо окончательно сбрендить, чтобы покрывать бумагу каракулями анекдотов из героиновой жизни. Но это именно та разновидность безумия, которую именуют "священной". Поэтому символическим кажется перевоплощение эпизодического персонажа, сыгранного самим Уэлшем, из дилера в барыгу, вполне довольного жизнью. (Михаил Трофименков, Газета «Коммерсантъ»)

В 1996 году фильм "На игле" ("Трейнспоттинг") сделал культовым британского режиссера Дэнни Бойла. За прошедшие 20 лет Бойл получил "Эмми" за режиссуру открытия лондонской Олимпиады и "Оскара" за "Миллионера из трущоб", но его главным фильмом все равно остается "На игле" - наркотическая ода гранжу, молодости и идиотизму, предъявившая миру восхитительно грязные простыни 90-х. Двадцать лет спустя Бойл решил вернуться к тому, с чего начинал, и снял "Т2: Трейнспоттинг" - черную комедию о постаревших, но так и не повзрослевших эдинбургских торчках, с теми же актерами и с тем же драйвом. В видеосалонах "На игле" просили так: "Кино, где наркоман ныряет в унитаз". Двадцать лет спустя Марк Рентон (закабаневший и растерянный Юэн МакГрегор), главный герой первого фильма, ныряет в унитаз еще более грязный: он возвращается в Эдинбург, к своим друзьям, у которых в финале первого фильма украл все деньги. Роман Ирвина Уэлша "Порно", продолжение "На игле", вышел в 2004 году. В нем герои собирались заниматься порнобизнесом. "Т2: Трейнспоттинг" следует сиквелу Уэлша, но лишь отчасти: здесь и герои взрослее, и бизнес жестче. Кочерыжка (Юэн Бремнер, похожий на иссохшего Олега Гаркушу) все еще на игле, ходит на собрания анонимных наркоманов, сын его презирает. Кайфолом Саймон (возмужавший Джонни Ли Миллер) перешел на кокс, нашел напарницу, молодую болгарскую проститутку Веронику (Анжела Недялкова), и шантажирует любителей секс-подчинения. Бегби (Роберт Карлайл, играющий на этот раз не социопата, а постаревшего разъяренного гопника) сидит в тюрьме, но это ненадолго. Первый "На игле" был настолько живым, настолько наглым, настолько важным, что второй и не собирается выходить из его тени. Визуально Бойл так же изобретателен, а новый саундтрек так же бьет по нервам. И, к счастью, режиссера ничуть не смущает, что все эти флешбэки, анимация, буквы на экране, рваный резкий монтаж, лица не в фокусе - все это уже 20 лет как устарело. Иногда "Т2" становится слишком сентиментальным, слишком предсказуемым, глуповатым, немолодым - но это намеренная, жестокая сентиментальность. В "Т2" есть гениальная метафора всей затеи - этого сиквела, возвращения к Уэлшу, к Эдинбургу, к героиновому романтизму, к актерам, с которыми режиссер за эти 20 лет ссорился и мирился (Макгрегор сильно обиделся на Бойла, когда тот не взял его сниматься в фильм "Пляж"). Рентон заходит в свою комнату в родительском доме, где все осталось, как 20 лет назад. Берет грампластинку, ставит на проигрыватель, игла опускается, и начинается "Lust For Life" - кавер той самой песни Игги Попа, под которую происходило все самое важное в первом фильме. Не дослушав даже первые пару секунд, Рентон в ужасе вырубает проигрыватель. Прошлое слишком страшно, слишком громко. И слишком близко. Сам режиссер считает, что его сиквел - о том, что за все приходится платить. Но на самом деле получился фильм о том, что за все уже заплачено дурацкой молодостью. Надо бы перестать винить ее во всех своих неудачах, но это невозможно. "На игле" был фильмом о маргиналах. "Т2" - фильм о тех, в кого они превращаются: о людях. В одной из ключевых сцен Рентон объясняет Кочерыжке, что они всегда будут торчками и никакой "детокс организма" не сработает. Просто эту энергию надо куда-то направить, начать торчать от чего-то другого. От чего угодно - хоть от бега, хоть от бокса. Кочерыжка честно пробует заняться боксом, но по-настоящему его вставляет только тогда, когда он начинает складывать буквы в слова. Так на наших глазах из портрета "лишнего поколения", каким был "На игле", дилогия Бойла внезапно вырастает в портрет поколения, которое останется в истории. Потому что оно нашло своего летописца - такого старомодного и сентиментального, как Кочерыжка. Как Дэнни Бойл. (Ксения Рождественская, «Коммерсантъ Weekend»)

«Т2: Трейнспоттинг»: выбери жизнь. Прошло двадцать лет, и Рентон возвращается домой. Его попытка начать жизнь заново, сбежав в Амстердам с набитой деньгами - чужими деньгами! - сумкой, не увенчалась успехом. Он знает, что оказался в тупике и рассчитывать не на кого; ни друзей, ни близких не осталось, он сам когда-то вычеркнул их из жизни. Что хуже, у бывших друзей дела тоже никуда не годятся, но они твердо знают: в их неудачах виноват именно он, Рентон. Не снимешь этот фильм, и поклонники тебя возненавидят. Снимешь, и наверняка их разочаруешь. Входить столько лет спустя в ту же реку не рекомендуется. Но как не попробовать? Будь ты сто раз обладатель «Оскара» и постановщик лондонской Олимпиады, дамокловым мечом над тобой будет висеть вечный вопрос: где сиквел «Трейнспоттинга»? Положение Дэнни Бойла - почти такое же безвыходное, как у его героя, сыгранного двадцать лет спустя все тем же Юэном Макгрегором. Кстати, большую часть этого времени режиссер и прославленный им артист друг с другом не разговаривали, но теперь, вздохнув и помянув старое, помирились. Так же помирятся герои фильма, не сумевшие друг друга простить. Естественно, «Т2» по всем статьям уступает «Т1» (известному россиянам под придуманным видеопиратами заголовком «На игле»), стилеобразующему шедевру 1990-х, в котором четверка эдинбургских героиновых наркоманов «выбирала жизнь». Тот фильм был в центре своей эпохи, он был ей рожден и сам ее создал. А этот - источник чистейшей, действующей сильнее самой забористой дури, ностальгии. Никого уже этим не возмутить, не удивить, не переполошить. Как бы ни пыжились главные герои, сыгранные все теми же артистами, суждено им плыть по волнам нашей памяти - и только по течению, на другое силенок не хватит. Они снова выбирают жизнь, куда им деваться, но жизнь их больше не выберет, а пронесется мимо на всех парах. С другой стороны, есть какая-то печальная, почти безнадежная истина в мысли о взрослении как катастрофе для мужчины - даже худшей, чем бегство из дома, расставание с друзьями или смерть близкого человека. Как ни странно, при всей рискованности задачи «Т2» справляется с балансом между продюсерским проектом - по фильму разбросаны умные подсказки-маяки, адресующие нас к первой картине и напрямую заводящие диалог с нашим подсознанием, - и сугубо авторским фильмом. Очевидно, что Бойл касается своих интимных фрустраций, разбирается с собственным прошлым, препарирует сформировавший его культурный код. Это до такой степени его картина, что он отказывается от очевидного хода - заимствования сюжета из «Порно», романа Ирвина Уэлша, напрямую продолжающего его «Трейнспоттинг». Хотя Уэлш принял участие в фильме и даже снялся в небольшой роли. Здесь есть блистательно смешные эпизоды (пересказ которых убьет весь кайф, потому на сей раз - без спойлеров), есть подлинно трогательные. Есть классный саундтрек с Игги Попом во главе. Есть, кроме Макгрегора, Джонни Ли Миллер (Псих), Роберт Карлайл (Бегби) и Юэн Бремнер (Кочерыжка). Даже Келли Макдональд ненадолго и эффектно выходит на сцену - вот уж кто за эти годы не изменился. Но самое лучшее, как ни странно, - абсолютно новая героиня, болгарская проститутка Вероника, отлично сыгранная 26-летней Анжелой Недялковой. Она единственная в фильме действительно выбирает жизнь, доказывая делом и телом: «быть собой» - недостижимая иллюзия, чувства - избыточная роскошь, дружба или любовь - понятия в высшей степени условные, а любые попытки усомниться в этих старых, как мир, тезисах - прерогатива неисправимо инфантильных, даже когда им изрядно за сорок, мужчин. Бесконечно грустное кино, другими словами. Именно поэтому хорошее. Для кого: для всех зрителей первого «Трейнспоттинга» и тех, кто с возрастом не устал искать смысл жизни. (Антон Долин, «Meduza»)

Ностальгический марш эдинбургской «четверки». Создатели «Трейнспоттинга», кинохита 90-х о похождениях дружков-подонков из Эдинбурга, известного у нас как «На игле», таки собрали всех его героев снова, сняв сиквел «T2 Трейнспоттинг». На радость фанам, команда вернулась практически в полном составе. Режиссер Дэнни Бойл смог увлечь проектом всех актеров, сыгравших главных персонажей одноименного романа Ирвина Уэлша в славном 96-м (за исключением Кевина МакКида, чей герой Томми умер от СПИДа). Говорят, сценарий, написанный все тем же Джоном Ходжем по роману все того же Уэлша, оказался так хорош, что устоять было невозможно. Плох ли хорош, вопрос спорный, но сдается, парням просто очень хотелось вернуться в ту историю, в своих героев, вдохнуть в них жизнь и, кстати, в себя тоже. Да и сам Бойл не скрывал, что давно хотел снять продолжение. Чертова ностальгия. Надо сказать, возвращаются ребята на свой страх и риск. Потому что репутацию себе подмочить можно серьезно: фаны народ горячий, на проклятья скупиться не станут. И еще потому, конечно, что успех 96-го года повторить в принципе невозможно. Собственно, никто и не собирался. Роман «Порно», легший в основу сценария, по признанию режиссера, слабее «Трейнспоттинга» в разы, так что пришлось изрядно потрудиться, чтобы превратить его в нечто снимабельное. История начинается просто: Рентон (МакГрегор) возвращается в родной город, где не был 20 лет, чтобы вернуть долг Саймону (Ли Миллер). Последний бьет ему морду, и понятно за что - в конце предыдущей серии Рентон украл у друзей деньги и дал деру. Третьего - так и не слезшего с иглы Обрубка (Бремнер) - фактически вытаскивают с того света, куда он явно наметился с пакетом на голове. Бегби (Карлайл) объявляется сам, сбежав из тюрьмы, где сидел за убийство в пабе. Узнав, что Рентон в городе, он собирается расправиться с ним, как с главным виновником всех его бед. Тут уже мордобитием обойтись никак нельзя. За «ушедший поезд», или потерянные 20 лет, полагается мера посерьезнее. Ностальгическое ралли превращается для Рентона в квест «уйти от Бегби», в котором все герои принимают посильное участие... Никогда не возвращайтесь в прежние места, это еще поэт сказал. Даже если пепелище выглядит вполне. «Пепелище» и правда ничего: тот самый паб, те самые поезда на обоях в комнате Марка, тот самый, ага, «худший туалет в Шотландии». Беготня по улицам Эдинбурга, закипающий в ложке «священный» раствор, уходящий поезд посреди печальных шотландских холмов... Действие фильма постоянно скачет по «местам боевой славы», заставляя сердца экс-зрителей культового фильма дрожать от радости узнавания. Но это же блуждание в прошлом превращает фильм в одно большое послесловие. Отброшенные за ненадобностью сюжетные нити первого фильма получают во втором право на жизнь и быстро достигают дна. Новые же истории - мошеннические авантюры друзей а-ля «Большой куш», включая попытки создать порно-бизнес, тускнеют, не успев оформиться. Однако будет и большой неправдой сказать подобно Саймону на поминках Томми «я ничего не чувствую». Одна только рожа охреневшего от драйва Рентона, чуть не сбитого (опять!) машиной, стоит того, чтобы сказать Бойлу спасибо. Спасибо, что парни хорошо сохранились и что их шутки кажутся по-прежнему смешными. Спасибо, что не стал оживлять Томми. Спасибо, что вернул нам дух 90-х, хотя новый монолог Рентона в фирменном стиле «выбери жизнь, выбери будущее бла-бла-бла» и смахивает на манифест ворчащих стариков. А вот говорить Бойлу спасибо за то, что досказал нам конец истории, будет, пожалуй, рановато. Режиссер уже заикнулся, что подумывает о третьей части - благо, Ирвин Уэлш уже поставил точку в новеньком романе про одного из героев «Трейнспоттинга». Впрочем, времена нынче такие, что точку всегда можно превратить в запятую. Выбери будущее. Выбери «Трейнспоттинг-4, -5, -6...». (Елена Юртаева, «Кино-Театр.ру»)

Выбери... взросление. Если 20 лет назад мы выбрали жизнь, то сегодня нужно понять, что же с ней делать. Примерно такой синопсис я написал бы для этого фильма. Боюсь, людям младше 27-25 лет, не живших в то время, когда был снят первый фильм "На игле" будет не очень понятно, о чем сняты эти ленты. Первый Trainspotting был словно слепком времени, когда героин чуть не стал причиной вымирания целого поколения - по крайней мере, именно в таком формате этот "продукт" предстал в моей жизни. На улицах регулярно можно было встретить то ли приведений, толи зомби в странных позах с благоговением на лице. Те, кто не знал, что с ними, пытались помочь: "Мужчина, вам плохо?" "Нет, бабушка, ему хорошо!.." - отвечали понимающие прохожие. Регулярно доносились слухи о друзьях друзей или даже одноклассниках, об их нелепых смертях. Заражение крови, абсцесс, передозировка. Поэтому фильм "На игле" смотрелся в нашей компании так, будто его сняли в нашем районе. Даже сейчас в персонажах ленты я вижу реальных людей из моей жизни. Чтобы понять "Т2 Trainspotting (На игле 2)", нужно понять и прочувствовать первый фильм "На игле (Trainspotting)". Посмотреть первый фильм можно и в интернете, но прочувствовать его поможет именно опыт жизни в том времени. Вернемся в Т2. Прошло 20 лет, и главный герой возвращается в родной город, из которого он сбежал в Голландию, кинув лучших друзей на деньги. Если в больших городах ритм жизни заставляет двигаться и развиваться, то в мелких время течет как некий аморфный материал - ничего не изменилось люди живут в тех же мирах и теми же проблемами. Изменился только возраст героев, но стали ли они старше? Складывается ощущение, что город ждал возвращения Рентона (Юэн МакГрегор). Да, T2 - качественное продолжение первой ленты, которое не то чтобы ссылается на моменты из первого фильма - режиссер просто вставляет фрагменты старой ленты в новую, создавая у зрителя эффект личных воспоминаний. Такой прием моментально вновь привязывает зрителя к героям, создавая впечатление, что мы давно их всех знаем. Перед началом фильма в кинотеатре показали стандартную строчку о вреде табакокурения, на что публика, знавшая, о чем пойдет речь, вслух спросила: "Сигареты вредно, а все остальное нормально?.." Но не все так просто. Фильм повзрослел вместе с некоторыми героями и зрителями. Наркотики теперь не являются центром его внимания. Основной вопрос, который пару раз пробьет вас, зрителей, на слезу заключается в том, что же мы все-таки выбрали? Жизнь, ее реальные ценности или то, что в наши головы сеют маркетологи через телевизор, социальные сети, моду и т.п. Наше общество спаслось от медикаментозных наркотиков, но подсело на ментальные, мы живем в мире выдуманных удовольствий и сомнительных ценностей. Как и в первом фильме, в продолжении отлично подобрана музыка, но, почему-то, ее стало гораздо меньше. Саундтрек первой картины автоматически стал легендарным, в нем присутствовали как модные hоuse-композиции, так и проверенная классика. В этом фильме режиссер будто стеснялся и использовал только музыку, подтеняющую сцены. Сложилось впечатление, что экономили на бюджете или просто стеснялись быть смелыми в выборе. Основная часть актеров - та же, что и в первой ленте, и это - одно из основных достижений продюсеров. Не нужно объяснять, кто есть кто и раскрывать суть героев. Краткий рассказ о последних 20 годах, и достаточно. Ведь, как я и говорил, в эдинбургских героях вообще ничего не изменилось. "Драйвовость" картины тоже чуть уменьшилась, но все же осталась узнаваема. Тем более, проверенные своей безумностью герои принесли свой хаос и в эту ленту. Оценю фильм на 4, хотя бы за то, что его нельзя воспринимать как автономный продукт. Его необходимо посмотреть всем тем, кому нравится первый фильм "На игле". Людям младше 25, возможно, будет не очень понятно, но это лишь моя гипотеза. Давайте ее проверим! (Петр Десятов, «Киноход»)

«Т2 Трейнспоттинг»: Barbara Barbara, We Face a Shining Future. Марк Рентон возвращается в Эдинбург из Амстердама, Кочерыжка так и не слез с иглы, Саймон «Кайфолом» Уильямсон стал мелким вымогателем. Вновь повстречавшись, они начинают купаться в волнах ностальгии и помогают друг другу выкарабкаться из тяжких условий, в которых оказались. Все бы ничего, вот только Фрэнсис Бегби, мотающий срок в местной тюрьме, решает выбраться на волю. Мечты сбываются: Дэнни Бойл вместе со всем съемочным составом вернулся и снял продолжение к настоящей иконе 90-х - великому «Трейнспоттингу». Сложно даже пытаться осознать влияние этого произведения, ибо фильм стал настоящим слепком, повестью временных лет, а кучка эдинбургских наркоманов - супергероями поколения Икс. В том числе и моими. Еще в стародавние времена с большими деревьями и интернетом с трафиком 250 мб в месяц уже не вспомнить, откуда ваш покорный слуга узнал о книге Ирвина Уэлша и стал одержим ей еще до прочтения, обходя все книжные. Но, так как благодаря усилиям Госнаркоконтроля найти ее нигде не удалось, оставалось только одно - посмотреть экранизацию. Мир больше никогда не был прежним. Музыка, эстетика, стиль жизни - «Трейнспоттинг» повлиял на все, фразы были заучены наизусть, а количество просмотров с той поры увеличилось на столько, что на пальцах рук и ног не сосчитать. Так что да, воспринимать «Т2» умом получается от силы минут пять. С первых кадров становится понятно, что Бойл пытается воссоздать тот же немного безумный и срывающийся на бег ритм оригинала с его резким монтажом, сюрреалистичными вставками и вплетением в визуальный ряд хроники от открыточных видов городов до великих голов Джорджи Беста. И в общем и целом это удается, хотя в глаза порой бросается фрагментарность и недосказанность сюжетной канвы - это отличает картину от «Трейнспоттинга», который при многообразии методов обладал удивительной цельностью. Хотя ностальгическое ощущение имеется, вторая часть наполнена мощнейшей горечью, уводящей фильм из туристической области. Это не те же персонажи, которых мы видели прежде, ждущие своего часа в криокамере - это побитые жизнью постаревшие мужчины, винящие друг друга в своих неудачах. Даже когда фильм приводит нас в знакомые места, это каждый раз болезненно, буквально как лишний взгляд бывшего наркомана на шприц, вату и ложку. И сценарист Джон Ходж рассказывает историю именно трансформации, не просто вытаскивая старых наркоманов на свет божий, но создавая их заново в дивном новом мире современности. В этом, пожалуй, состоит главная удача: на Рентона, Кайфолома, Кочерыжку и Бегби действительно интересно смотреть, и их истории находят отклик. В особенности если вы знали этих людей раньше. А вот если нет, то могут возникнуть проблемы: Бойл в принципе не ставил перед собой задачи снять кино с низким порогом вхождения, чтобы, так сказать, случайный зритель остался доволен, и «T2» в последнюю очередь можно назвать самостоятельным. Актерские работы при таком раскладе становятся важнейшим фактором, и тем более радостно, что буквально все они прекраснейшие: Юэн МакГрегор, Джонни Ли Миллер, Юэн Бремнер и Роберт Карлайл не утратили первоначальный нерв персонажей, добавив к нему тяжелый багаж минувших лет. На зверином обаянии этого квартета можно было бы протащить весь фильм и без текста, но горько-сладкий, ситуационно-комедийный и драматический сценарий позволяет актерам развернуться как следует. Морды бьются, злость растворяется, выбрана жизнь, а обрывки воспоминаний, записанные как попало на листах, складываются в своеобразный трибьют главному роману Ирвина Уэлша. Нынешний фильм, конечно, поколенческим и важным никогда не станет, но, тем не менее, факт его существования греет сердце. Правда, ждать новой встречи очень долго: месяц до проката, а у меня пока загнут только один палец на руке. Мне нужна доза. Одна гребаная доза, чтобы пережить этот долгий тяжелый год. (Сергей Кощеев, «Cinemaholics»)

Редкий пример коммерчески успешного и при этом бодрого сиквела культового фильма; гимн предательству как залогу настоящей дружбы. Обуржуазившийся Рент (Юэн МакГрегор) возвращается из Амстердама в Эдинбург, где его и ждут, и не ждут друзья, которых он двадцать лет назад кинул на деньги. Кайфолом (Джонни Ли Миллер) перешел с героина на кокаин, заправляет баром-борделем, промышляет шантажом и намерен замутить с Рентом аферу, а потом подставить его в порядке запоздалого алаверды. Кочерыжка (Юэн Бремнер) по-прежнему торчит на всем, что движет. Но запал уже не тот - Рент вламывается к нему в разгар кропотливо подготовленного самоубийства: «Ты мне жизнь сломал, а теперь и смерть испоганил». Отсидевший, поседевший, но не присмиревший и ничего не простивший Бегби (Роберт Карлайл) маневрирует по пабам спятившей боеголовкой со сбитой системой наведения; эта дура по-чеховски рванет в финале. За играми стариков-разбойников наблюдает и счет ведет юная болгарская проститутка Вероника (Анжела Недялкова), девушка с внятным чувством перспективы, которым прочие герои похвастать не в состоянии. Отсидевший, поседевший, но ничего не простивший. Воротишься в край родной на день-другой, да и завязнешь, как оперная дива из «Юрьева дня» Серебренникова. Такая уж малая родина шевчуковская уродина, что по-чистяковски зарубает не время от времени, а постоянно. Целует так по-летовски горячо, что летят последние копейки и силы из-за пазухи долой. Обнимает до удушья и сломанных ребер, поит соком не березовым, но желудочным. Очаровывает, разочаровывает, выбрасывает опустошенным, оставляет равнодушным, и непонятно, зачем было возвращаться. К схожим сомнениям и вопросам располагают и сиквелы киноклассики, благонамеренные дорожки в ад. Особенно когда проекты возникают внезапно, будто вывалившись из временной дыры (первый «На игле» вышел в 1995-м). Мотивы их создания - либо коммерция, либо сантименты (что реже). Результат (за редкими исключениями) - безвоздушный междусобойчик или пышный маразматический треш с перьями на сиськах вроде какого-нибудь российского «Возвращения мушкетеров». В «Т2», поставленном тем же Дэнни Бойлом с теми же артистами по книге того же Ирвина Уэлша, почти все это есть. Даже оправдавшийся коммерческий расчет; для истории на умеренно аппетитную тему «Героинщики двадцать лет спустя» (сюжет скорее из области фантастики) у картины вполне приличные сборы. Не без элементов междусобойчика: возникающий в эпизоде порноделец, плешивый господин малоприятной наружности - сам Уэлш. Бестрепетная дама-адвокат в пятиминутной сцене - школьница-соблазнительница из первого фильма; на площадку в память о своем актерском дебюте заглянула звезда «Подпольной империи» Келли Макдональд. Про «Т2» никак не скажешь, что он из тех ловко склепанных сиквелов, когда смотреть первую ленту не обязательно. Обязательно. Чего точно нет, так это маразма. Кино, поджарое и гибкое, как и сами артисты, - ни единого лишнего кадра, безупречный саундтрек - бодро стартует и не снижает темпа до финальных кадров. Сентиментальное - о да; на обоях в комнате Рента все также катят в никуда знакомые паровозики. Беззастенчивую кабацкую слезу авторы пускают не раз и не два, соединяя в фирменном прихотливом монтаже кадры обоих фильмов. Но дозировка меда и дегтя строго выверена бывалой рукой; это не «Мушкетеры» со шприцами вместо шпаг, а скорее «Однажды в Америке». Заклятую дружбу тоже цементирует лейтмотив, сформулированный Кочерыжкой: «Сперва возможность, а потом предательство». В ранней бойловской «Неглубокой могиле» и его зрелом поп-хите «Миллионер из трущоб» алчность предсказуемо разрушала дружбу. В «На игле» и «Т2», сделанных тоньше и сильнее, предательство оказывается необходимо острой приправой в отношениях - ржавыми, но крепкими граблями, которые исправно бьют в толоконные шотландские лбы и спустя десятилетия. Героев оно тонизирует круче героина, да и держит дольше. (Сергей Синяков, «Ваш Досуг»)

Застрявшие в прошлом. 20 лет прошло с тех самых пор, когда Рентон (Юэн Макгрегор) «кинул» своих друзей: забрал нечестным трудом заработанные деньги и сбежал. Теперь он возвращается в родной город, и призраки прошлого атакуют бывшего наркомана. Кайфолом (Джонни Ли Миллер) перешел на кокаин, и вместе с молодой подельницей Вероникой (Анжела Недялкова), приехавшей на заработки из Болгарии, проворачивает нехитрые криминальные схемы. Кочерыжка (Юэн Бремнер) все еще пытается завязать и издали наблюдает за своим взрослым сыном и бывшей подружкой, которые в нем давно разочаровались. Бегби (Роберт Карлайл) к приезду закадычного друга бежит из тюрьмы. Он не забыл о предательстве Рентона, и его переполняет жажда мести. Встреча бывших друзей обещает быть жаркой. И печальной... Уже столь весомый отрезок времени говорит о том, что Дэнни Бойлу вряд ли удастся снять просто продолжение хорошо знакомой киноманам истории. Режиссер на этом и не настаивает. «Т2: Трейнспоттинг» также нельзя назвать и исключительно экранизацией другого романа Ирвина Уэлша «Порно». Новый фильм Бойла наполнен отсылками к «На игле», чувствуется, что создатели ленты приложили немало усилий, чтобы сохранить эстетику фильма-предшественника, но настроение в сиквеле отличается от того, что царило в ленте 1996 года. «Т2: Трейнспоттинг» - подведение итогов и тоска по прошлому, когда безысходность, хоть и парила в воздухе, но еще казалась иллюзорной. За 20 лет герои фильма, конечно, изменились. Но эти изменения не означают того, что парни повзрослели. Почти у каждого из четверки друзей появились дети, но никого из них язык не поворачивается назвать хорошим отцом. Между детьми и их горе-папашками выстроена стена: они не живут рядом с сыновьями, не воспитывают своих детей и не знают, о чем те мечтают. Эта пропасть между поколениями в фильме Бойла выглядит как надежда на светлое будущее: на пустынной почве все же удалось зародиться жизни, вопреки тяжелым условиям. Светлое будущее режиссер пророчит только детям, а не их отцам. В середине пути Бегби, Кочерыжка, Кайфолом и Рентон черпают энергию лишь из прошлого, перерезая на своем пути вполне осязаемые перспективы. И через 20 лет они не способны найти себе место в жизни, и выбирают бегство от нее. С помощью флешбэков, кадров, не вошедших в первый фильм, и его нарочитых цитат Бойл пытается осмыслить настоящее четверки друзей, увязших в днях минувших. Но это возвращение к прошлому не похоже на попытку его переконструировать, чтобы дать возможность героям «Т2: Трейнспоттинг» освободиться от него. Одержимость событиями двадцатилетней давности больше напоминает тоску по тому времени, когда будущее еще имело смысл. Не тяготится прошлым разве что бывшая подружка Рентона Диана (Келли Макдональд), мельком появляющаяся на экране, хотя она явно бережно хранит воспоминания о своем бурном взрослении. Бойл не скатывается до нытья об упущенных возможностях. «Т2: Трейнспоттинг» не выдает того драйва, который был присущ ранней работе режиссера, и все же фильм не лишен колкого юмора, а современная интерпретация саундтрека так и просится в плейлист. За двадцать лет Макгрегор заматерел и утратил завораживающее безумие и подростковую наглость, его пластика изменилась и стала тяжеловесней. Но чудаковатая угловатость сохранилась в движениях Бремнера. Его Кочерыжка, сводящий счеты то с наркотиками, то с жизнью, приковывает к себе внимание больше, чем разборки с озверевшим Бегби и выяснение отношений между все столь же блондинистым Кайфоломом и Рентоном. Создатель «На игле» признается в том, что фильм получился настолько тяжелым и приближенным к жизни наркоманов, что для многих людей, пытающихся избавиться от пагубной зависимости, просмотр ленты 1996 года оказывается испытанием. В сиквеле акценты смещены, время внесло свои коррективы и вышло в повествовании Бойла на передний план. «Т2: Трейнспоттинг» упивается прошлым, возможно, потому что персонажи Макгрегора, Бремнера, Миллера и Карлайла - реликты, и будущее их весьма сомнительно. (Елена Громова, «Daily Culture»)

Без порно задорно. Экранизация дебютного романа Ирвина Уэлша вышла более 20 лет назад и заслуженно стала даже более культовой, чем оригинал, превратив набор разношерстных баек из жизни шотландских героинщиков в увлекательное повествование: местами визуально шокирующее, но благодаря экспрессивным актерским работам и забойному саундтреку на удивление притягательное. В начале века писатель продолжил открытый финал наркодилерской авантюры, погрузив уцелевших трейнспоттеров в менее опасную и значительно более массовую - съемки и продвижение порнографической продукции. Те, кто ни одно из вышеперечисленных произведений в глаза не видел, ничуть не потеряют, ознакомившись с ними после просмотра нового фильма Дэнни Бойла - собрав команду из сценариста и ведущих актеров первой части, знаменитый режиссер по сути сотворил альтернативную историю на основе тех же предпосылок, что и Уэлш. И все, что нужно знать, чтобы в полной мере насладиться его с Джоном Ходжем фантазиями, сами персонажи быстренько озвучат: Рентон возвращается в родной Эдинбург, пытается помириться с бывшими друзьями, вернув украденную долю общей добычи, и соглашается поучаствовать в проекте одного из них, не ведая, что наиболее обиженный из криминального квартета своевременно покинул стены тюрьмы и жаждет мести. Незамысловатый сюжет, как и прежде, дает лишь фундамент для демонстрации не затупившихся взаимоотношений героев - теперь уже не столь необычных и маргинальных, зато вопреки возрасту еще более харизматичных, чем прежде. Учитывая, что единственная участница (прежние подруги не в счет, их роли немногим больше определения камео) в основном лишь слушает рассказы давнего партнера и нового ухажера об их буйной молодости, лишь на несколько секунд оправдывая возрастной рейтинг картины, ту вполне можно представить подарком к 8 марта. Стройные и мускулистые Юэн МакГрегор и Джонни Ли Миллер демонстрируют отличную физическую форму, Юэн Бремнер веселит с мастерством опытного "грустного клоуна", а брутальный Роберт Карлайл, моментально вызывая ненависть к своему упорному до упоротости персонажу, ближе к развязке успеет добавить немало сентиментальных ноток в ненавязчиво драматическую атмосферу. Вдобавок создатели отказались от состязания в откровенности с комедиями о любительских съемках порно, коих со времен написания книжного сиквела вышло в количестве, да и физиологический юмор используют лишь однажды с размахом, далеким от говнофеерии 90-х. По сути непосредственно из романа взята лишь идея мошенничества с кредитками, да и та из монотонного процесса превратилась в роскошный музыкальный номер в логове фанатиков-юнионистов. Добавим к этому ночную погоню соседей по "толчку" и финальную разборку, и смею вас заверить - скучать во время сеанса не придется даже тем, кто не сумеет разглядеть многочисленные отсылки к событиям первого фильма. Что же до поклонников гимна "выбравших кое-что другое", который здесь тоже прозвучит, но в гораздо более печальной форме - им ожидать повтора юношеских безумств точно не стоит, а вот приступы ностальгии весьма вероятны. Без ироничных монологов и пояснений Рентона поначалу будет непривычно, но на звание главного его, подозреваю, никогда не прочил и сам автор. Прототипом, которого неожиданно становится чудак Кочерыжка: грезит историей портовых трущоб, дословно зачитывает ирвиновские тексты и очень переживает, что "мушкетеры" современности не приемлют давних идеалов. Сцену, давшую название оригиналу, Дэнни почему-то не пожелал снять ранее, но неожиданно нашел для нее место в воспоминаниях непутевых отцов, все еще мнящих себя молодым поколением, способным не только выбирать назло всем, но и менять этот выбор, осознав, что зло причиняли прежде всего себе. И какой бы итог не ждал их отношения, приятельские или финансовые, трагедии из этого никто делать не собирается. В конце концов, слезть с иглы и не помереть - уже немалое достижение. А там, глядишь, мировой прокат и другой повод для встречи предоставит. Хоть бы и еще десять лет спустя, не привыкать. Оценка: 8/9 (отлично). (Александр Казанцев, «Киноинфо»)

Т2 Трейнспоттинг - Выбери жизнь! Не мне вам говорить, чем для конца девяностых и начала нулевых являлся второй полноценный фильм Дэнни Бойла под названием «На игле». Там, где многие сейчас бы ожидали увидеть морализаторство и наставничество, молодой британец представил безудержный драйв из обличительного цинизма и бытового ужаса. Это было просто невероятно: кино о наркотиках и наркоманах, полное жизни, которое не смог превзойти даже Даррен Аронофски со своим «Реквием по мечте» 5 лет спустя. Зачем такой яркой картине продолжение, да еще по прошествии такого количества времени - вопрос, которым задавался явно не один киноман. Однако за всю свою фильмографию Бойл если чему-то и научил своего зрителя, так это тому, что ему можно и нужно доверять. Заполучив в свои руки стартовый капитал из 12 тысяч, Рентон (Юэн МакГрегор) действительно сумел вырваться из той выгребной ямы, куда его затянуло плохое окружение и желание пробовать что-то новое и запретное. Но неожиданные проблемы со здоровьем, появившиеся прямо во время тренировки в спортзале, заставляют уже немолодого героя вернуться на улицы родного Эдинбурга, дабы встретиться с призраками прошлого и понять, чего он хочет от своей жизни. Правда, бывшие друзья отнюдь не настроены предаваться приятным воспоминаниям: кто-то сидит в тюрьме и строит планы побега, другому по наследству достался провинциальный бар, в котором никто почти не бывает и приходиться заниматься шантажом, дабы сводить концы с концами, а третий по-прежнему не может слезть со злосчастной иглы, ибо, на фоне постоянно меняющегося мира, героин единственная вещь, которая никогда не подводит. Если проводить самые простые и близлежащие аналогии, то «T2 Трейнспоттинг» больше всего напоминает идеальный вечер встречи выпускников, которого у вас никогда не было. Сделав максимально антисоциальный слой населения вашим лучшим приятелем, британский постановщик двадцать лет спустя говорит, что у этого поколения «прожигателей жизни» все еще есть поводы для рефлексии и циничных замечаний миру, заменивших один наркотик другим. При этом важно сказать, что условный первоисточник под названием «Порно» здесь присутствует на самом деле лишь как повод для создания ленты, а основной сюжет вертится вокруг совсем другой аферы. И это, конечно, правильно, потому что в современном 2017-м году трудно шокировать человека с широкополосным доступом в интернет и встроенным в браузер анонимайзером. Именно поэтому данное кино еще больше комедия, чем первая часть. Но берет фильм не только этим, а еще удивительно тонкой и местами неподражаемой игрой Бойла на ностальгии. То есть хваленые «лор», «фан-сервис» и «отсылки» - это не просто игра на публику и фанатов, они так же важны для повествования, как сами герои. Отдельно стоит обратить внимание и на то, как временами режиссер выстраивает сцены. Распрощавшись с отточенной филигранностью «Стива Джобса», где надо было обязательно попадать в пулеметный ритм диалогов Соркина, здесь у лауреата премии Оскар иногда натурально творится хаос и нарочная небрежность монтажа, как будто человек за камерой сам немного находится под хмурым. От этого итоговый эффект от просмотра вполне легко можно сравнить с небольшим опьянением, которое отлично продлевается после переслушивания идеально подобранного саундтрека. Хотя последний вряд ли сыскает такую же славу обожания и культа, как это было с первым «Trainspotting». Тем не менее, войти в одну реку дважды британцу, без сомнений, удалось. Начинающаяся как ностальгическая прогулка, к финалу лента превращается в настоящий кошмар для того самого поколения, которому было посвящено. Из-за этого в итоге для молодых «На игле 2» останется приятной комедией, а для людей постарше ужасным тезисом беспристрастного фатализма о том, что самая главная гонка в твоей жизни в итоге не сдвинула тебя с места ни на метр. Но самое ужасное не это, а то, что скорее всего Рентон, Рыжий, Кайфолом и Бегби так никогда и не смогут добраться до третьего «Трейнспоттинга», ведь что в 1995-м, что в 2017-м каждый раз следуя заветам современного потребительского общества и выбирая жизнь, ты поступаешь ровно наоборот. 8,5/10. (Иван Шапкин, «Котонавты»)

Горящий тур в молодость. Не поверите, но он снова бежит. Бежит, как и лет двадцать назад. Только тогда он был вечно под наркотой - и давал стрекача от полиции и проблем. Сейчас же Рентон вполне респектабельный представитель офисного планктона - поэтому его не самые дешевые кеды имеют дело лишь с беговой дорожкой. Однако, как показала практика, улепетывать от стражей порядка у Рентона получалось лучше. Потому что с ними он еще хоть как-то справлялся - а вот с тренажером...увы. В общем, герой наш с дорожки падает... и зарабатывает микроинфаркт. Оклемавшись, Рентон (Юэн МакГрегор) посылает свою респектабельность куда подальше и сваливает в родную Ирландию: старых корешей навестить, да и должок им вернуть. Но штука в том, что расстался-то он с ними не шибко здорово: можно сказать, слинял, прихватив кругленькую сумму из общака. И один из них - Бегби (Роберт Карлайл) - до сих пор спит и видит, как бы отправить бывшего подельника к праотцам. Правда, Бегби можно не опасаться: ему диагностировали «ограниченную вменяемость» и заперли в местной тюрьме. Остальные же кореша вполне миролюбивы. Так, например, Саймон (Джонни Ли Миллер) профессионально занимается шантажом, а Кочерыжка (Юэн Бремнер) меряет время дозами героина... Не хотелось бы начинать с банальностей, но куда же без них. Вдруг кто-то не знает. «Трейнспоттинг» (у нас почему-то названный «На игле») появился в 1995 - и сразу же был назван одним из самых скандальных фильмов за всю историю кино. Но провокация и успех часто идут рука об руку, особенно если за дело берется талантливый человек. Поэтому «Трейнспоттинг» моментально стал культовым. Так в мировом кинематографе возникло имя Дэнни Бойла. Кстати, даже если вы не считаете себя киноманом и с трудом отличаете Эйнштейна от Эйзенштейна, то будьте уверены - с Бойлом вы все равно немного знакомы. Потому что именно он снял «Миллионера из трущоб», не слышать о котором вы попросту не могли. Кстати, о «Миллионере». За него, как известно, Бойл получил не только «Оскар», но и «Золотой глобус», а также приз за режиссуру от Британской академии и много чего еще. Что же касается остальной его фильмографии, то желающие в ней покопаться легко обнаружат и «Пляж» с Леонардо ДиКаприо, и «Франкенштейна» с Бенедиктом Камбербэтчем, и «Стива Джобса» с Майклом Фассбендером. И все-таки свой самый главный фильм Бойл не забыл. Спустя почти четверть века он возвращается к тому, с чего начал - снимает сиквел картины, от которой в середине 1990-х киномир вздрогнул. И как выяснилось, «не стареют душой ветераны». Градус безумия, конечно, немного снизился, но все равно остался запредельным. «Т2: Трейнспоттинг» - это забойное хулиганское действо, провоцирующее и безбашенное. Да, конечно, прошло двадцать лет - и мир изменился. Вместе с ним изменилась и жизнь обывателя. Но, на самом деле, все эти изменения носят лишь внешний характер. Они не серьезнее, чем новая штукатурка в подъезде. Ибо респектабельные граждане все так же жаждут лишь одного - стабильности и комфорта. А герои Бойла все так же не совместимы с этим самым пресловутым комфортом. Они как не могли ужиться в этом мире - так и не могут. Они остались людьми с обочины - маргиналами, просто мусором. Но именно поэтому Бойлу они и нужны. Кстати, если вы смотрели «На игле» 1995-го довольно давно, то очень советую пересмотреть. И желательно до набега на кинотеатр, а не после. Ибо новый «Т2: Трейнспоттинг» упивается самоцитированием, намеками, отсылками к фильму-первопроходцу - и кое-какие нюансы могут пройти мимо вас. Впрочем, общая канва будет понятна и тому, кто ни разу об «Игле» даже не слышал. Если же говорить про эстетику, то «Т2» не копирует своего предшественника, а органично ее развивает - появляется несколько новых приемов. При этом стилистическое единство фильмов нисколько не нарушается. И все-таки, кое-чем новый «Трейнспоттинг» от старого отличается. Появляется новая тема - тема взросления. А еще Бойл внезапно находит выход из тупика, которым он и выведет одного из своих героев. Да-да, оказывается такой выход есть - даже для торчка, просидевшего на героине лет тридцать. Так что если вы не боитесь экспериментов и готовы упиваться ядом в каждом кадре, если ловите кайф от адского сочетания красоты и уродства, то могу вас обрадовать: фильм с аляповато-жутким названием «Т2: Трейнспоттинг (На игле-2)» снимался в том числе и для вас. Поэтому - не пропустите. (Вера Аленушкина, «Киноафиша»)

Рентон снова выбирает жизнь. Через 20 лет после того, как Марк Рентон (Юэн МакГрегор) сбежал с деньгами своих так называемых друзей - в Амстердам, как выясняется, - он наконец решается посетить Эдинбург. Кочерыжка (Юэн Бремнер), все это время честно сидевший на героине, как раз собирается покончить с собой. Бегби (Роберт Карлайл), сидевший в тюрьме, как раз оттуда сбегает. Саймон (Джонни Ли Миллер) переключился на кокаин и по-прежнему пытается разбогатеть: поскольку доставшийся ему от тетушки паб прибыли не приносит, он занят видеосъемкой людей, занятых в нестандартных сексуальных практиках с его болгарской подругой Вероникой (Анжела Недялкова), с целью шантажа. Наконец, Диана (Келли Макдональд) стала успешным адвокатом. Никто, кроме Кочерыжки, Марку особенно не рад - а Бегби и вовсе мечтает его убить. Второй фильм начинается с того, что Рентон привычно падает без чувств, но наркотики тут уже ни при чем: дело происходит на тренажере в фитнес-клубе. Этот эпизод позднее будет объяснен, но при желании возвращение героя домой можно понимать, как предсмертное видение, фантазию о несбывшемся; во всяком случае, фирменный визуальный стиль Дэнни Бойла такую версию поддерживает. Бойл, как диджей (работа монтажера - превосходная), вклеивает в «Т2» даже не фрагменты, а ноты первого фильма и его знаменитого саундтрека. Прошлое проносится - как те самые поезда под пристальным наблюдением, раз - и нету. Ирвин Уэлш держался меньше десяти лет: сиквел «На игле» под названием «Порно», на котором в самых общих чертах основан «Т2», вышел еще в начале нулевых. Дэнни Бойл выдержал классическую двадцатилетнюю паузу. Все ключевые участники в сборе (только оператор - ставший с тех пор любимцем Бойла Энтони Дод Мэнтл), и все они провели это время с пользой, но главная звезда на сегодня, пожалуй, сам режиссер: вот уж кому нет нужды паразитировать на своих старых заслугах. И обаяние «Т2» - в том числе в заведомой неуместности проекта. Коммерчески эта история, направленная на небольшой и ленивый сегмент 35-45-летних, выглядит сомнительно. Идеологически тоже: к манифестам не пишут послесловий. При этом в фильме нет ни пустого кокетства, ни апломба, и обычный в таких случаях вопрос «а зачем это вообще?», в принципе, не возникает. А зачем прошли эти двадцать лет? Прошли - значит, надо было. Бойл со сценаристом Джоном Ходжем, к счастью, избегают соблазна одеть героев в костюмы и рассадить по офисам. Рентон застает дом почти таким же, как его оставил. Мы видим, что его бывшие приятели очень недурно (учитывая образ жизни - фантастически) сохранились внешне и мало изменились внутренне, хотя у двоих уже выросли дети. И сам он, пройдя за кадром испытание «нормальной жизнью», вернулся в ту же точку, где был двадцать лет назад, - к растерянности и непониманию, что делать дальше. Времени осталось меньше, но его по-прежнему то ли слишком много, то ли слишком мало. И его главный урок в том, что оно ничему не учит. Мир, конечно, поменялся - и какие-то необходимые акценты тут расставлены, - но «Т2» даже не пытается его понять, почувствовать его дыхание: дважды такие вещи не проходят. И сцена, где Рентон произносит проапдейченный монолог «выбери жизнь» (про соцсети и т. д.), - едва ли не единственный момент, где фильм вдруг начинает походить на юбилейный концерт заслуженных артистов. Впрочем, эта вспышка ярости повисает в воздухе: кризис среднего возраста, который так или иначе переживают все герои, - процесс интимный, а не общественный, и не нуждается в трибунах. Бегби выясняет отношения с сыном. Саймон пытается открыть бордель. Спад пишет мемуары. Рентон сидит в своей старой комнате и ищет в себе мужество поставить пластинку Игги Попа. «На игле» был чудом, маленькой революцией: бессюжетная зарисовка про моральные компромиссы шотландских героиновых наркоманов почему-то нашла что сказать каждому двадцатилетнему эпохи бритпопа. «Т2» сказать этим людям (а тем более двадцатилетним сегодняшним) особенно нечего. Тут есть несколько смешных сцен, визуальная энергия, подобающая возрасту сентиментальность, пара иронических сюжетных поворотов, новые песни и море ностальгии, но в какое-то внятное послание основные темы фильма - сожаление, старение, мужские печали - складываться не желают. Честно говоря: и бог с ним. При встрече со старыми знакомыми ценнее, чем слова, только понимающее молчание. (Станислав Зельвенский, «Афиша»)

Афера № 19962017. Дэнни Бойл опять в Эдинбурге? Как можно сюда возвращаться? В пабе «Порт радости» то же, что и во всем Лейте, - грязь и уныние. Посетили в подавляющем большинстве местные алкаши. Старичье приходит сюда, чтобы поныть о былых временах. Молодежь если и заглядывает, так лишь для того, чтобы намутить таблов и здесь же ими закинуться в перерывах между пинтами. Лейт не изменится и никогда не умрет. Сегодня здесь почти никого нет. Саймон стоит у барной стойки и разливает пиво. Судя по всему, дела у его заведения идут замечательно, раз больше некому это делать. - Ну че, Псих, как дела? - приветствую я его и с удовольствием наблюдаю, как надутая морда кривится от услышанного. Он что-то мычит в ответ и кивает на столик, стоящий в углу паба. Дэнни уже сидит там, Марк Рентон и Кочерыжка с ним. Подхожу, коротко здороваюсь и присаживаюсь. Марк недавно вернулся из Дама. Печальный взгляд, свежие ссадины на лице, одет в засаленную зеленую куртку и потертые кеды - паршивый вид, в общем-то. Хуже выглядит только Кочерыжка - вечно потерянный, да еще, похоже, на остаточных приходах. Бедные Гейл и их сын. А сам Дэнни вроде как и не изменился. Постарел только, как и все мы. Саймон ставит на липкий стол пивные кружки и подсаживается сам. Холли Джонсон из музыкального автомата призывает расслабиться. И вот мы сидим и вспоминаем прежние времена. Дружки, футбол, тусовки - сколько же всего было. Первая вмазка, кражи, опять джанк, Томми... да, бедняга Томми. Воспоминания давно ушедшей юности. Кочерыжка понемногу приходит в себя и даже улыбается, так что у него все лицо покрывается морщинами: - Отличная история, брат... Похоже, он давно живет только прошлым. Когда ностальгия понемногу отпускает, выясняется, что Дэнни приехал не просто так. Он предлагает провернуть одно дело с пабом Саймона. - Как в старые добрые времена, - говорит он. За этим, типа, всех и собрал. Дэнни рассказывает, а Псих энергично кивает, явно считая себя идейным вдохновителем этой аферы. - Что скажете? - улыбается он. Я выпиваю свой лагер залпом и ставлю пустую кружку на стол: - Афера? О чем ты говоришь, Дэнни? Прошло двадцать гребаных лет! Посмотри на Марка: ни дома, ни работы, развод и сердечная недостаточность. Кочерыжка сторчался настолько, что его сын не хочет с ним общаться. Даже Саймон, хоть все еще пытается себя кем-то здесь воображать, но ты оглянись вокруг. Какие старые времена? Сами-то вы не старые? Виагра вместо экстази, а правильное питание уже нельзя не выбирать. Даже этот лысый пи*ор Микки Форрестер сейчас толкает какое-то занудное дерьмо вместо того, что он выдавал раньше. Не опоздал ли ты со своей аферой, Дэнни? Мы же выбрали жизнь еще двадцать лет назад! Саймон собирается было что-то возразить, но, видимо, передумывает и молча идет к барной стойке за добавкой. Кочерыжка тоскливо глядит в свою пустую кружку. Музыкальный автомат замолкает. - Ты хоть сам-то веришь в эту аферу, Дэнни? - тихо спрашивает Рент, но ответ получить не успевает, потому что открывается входная дверь и в паб заходит он. - Франко... привет! - даже отсюда видно, как напрягся Псих за барной стойкой. Седой и слегка разжиревший, в нижней челюсти не хватает зуба. Какого хера, он же должен быть в тюрьме. - Саймон, - кивает ему Бегби. А вот голос не изменился - от него все так же натурально становится не по себе. - Пиво будешь? - Псих пытается выглядеть невозмутимым, и ему это плохо удается. Бегби смотрит на него с порога удивленно и весело: - Нет, бл*! В паб же ходят не за этим! Он медленно идет к стойке, осматривается и сразу же замечает Марка и нас рядом с ним. Мы все буквально онемели. Молчание музыкального автомата вдруг сменяется металлическим ревом и каким-то лаем. - Франко! - зовет Саймон, но тот его не слышит. Он молча смотрит на нас тяжелым парализующим взглядом дикого зверя. Смутно начинаю узнавать мешанину звуков из музыкального автомата. Это же Игги, черт подери. Раньше он звучал иначе. Ремикс? На хер. Хотя его и этим не испортить. В руке Бегби появляется заточка, а лицо его перекашивает от тупой и неистовой ярости. Вот кого старость не берет. Вот кто если и меняется, так только к лучшему, бл*! Побледневший Марк, глядя ему в глаза, крепче сжимает ручку пустой кружки. Я тянусь за своей. - Спасибо за то, что опять всех собрал! А остальное уже давно не важно, - успеваю сказать я Дэнни, пока осколки стекла, перемешавшись с кровью, пивом и криками, еще не начали наполнять «Порт радости». (Григорий Кармелюк, «КГ»)

Моложавый Рентон (Юэн МакГрегор), двадцать лет назад укравший у друзей юности все деньги, после долгой разлуки навещает родной Эдинбург. План устроить жизнь не хуже обычной провалился - и потянуло в сентиментальное путешествие на родину. Тут многое изменилось, но обои в его детской помнят тень матери, а игла патефона жаждет вцепиться в пластинку с Lust for life Игги Попа, но Рентон пока сам не готов. Он недоуменно осматривает столицу Шотландии, напялившую одежды благополучия, и встречается с теми самыми друзьям, которые про деньги, разумеется, не забыли. Кочерыжка (Юэн Бремнер) все еще на игле, но обзавелся семьей и ходит на собрания анонимных наркоманов. Саймон (Джонни Ли Миллер), он же Кайфолом, теперь предпочитает героину кокс, а на жизнь зарабатывает при помощи скрытой видеокамеры и болгарской девушки с огромным черным страпоном. Та посещает в мотелях женатых мужчин, готовых заплатить круглую сумму сверх, чтобы никто про их досуг не знал. Бегби (Роберт Карлайл) сидит в тюрьме и большую часть времени агрессивно рычит с густым шотландским акцентом. У него тоже жена и сын - спокойный юноша, который хочет не бить задротов по кабакам, а работать в гостиничном бизнесе. Мир изменился и оказался гораздо шире, чем любимые тропы наркоманов из Эдинбурга. Среди знаковых фильмов 90-х у «На игле» было больше всего шансов на сиквел. Автор первоисточника Ирвин Уэлш еще в 2002-м написал «Порно» - продолжение нашумевшего дебютного романа. Так что «На игле 2» звучало куда адекватнее, чем продолжение «Криминального чтива» или «Бойцовского клуба» (Паланик, кстати, сделал сиквел в виде комикса, получилось плохо). Затея легко могла превратиться в растерянную встречу выпускников, но - нет смысла тянуть интригу за хвост - у Бойла получилось. Режиссер и сам будто бы преобразился, собрав наконец на проекте главных артистов. Тех карьера разбросала по миру гораздо сильнее, чем персонажей фильма. Бойл помирился с МакГрегором, обиженным, что роль в «Пляже» досталась не ему, а ДиКаприо. Нашел Миллеру коуча по шотландскому акценту. Двадцать лет назад английский артист успешно имитировал его, ориентируясь на произношение Шона Коннери, теперь же понял, что не сдюжит. Карлайл, кажется, превращает английские слова в неразборчивую шотландскую кашу без чужой помощи. Насколько бы хорош ни был перевод, смотреть в дубляже продолжение культового фильма, столь богатого на языковые нюансы, безусловно, кощунство. Все равно, что зайти в хорошую пражскую пивную и откупорить втихаря «Балтику 9». Пестрая речь, разумеется, лишь один из инструментов. Важнее, что такого Дэнни Бойла мы тоже не видели лет двадцать. В «Т2» он не только пускает в ход все накопившееся клиповое мастерство, но и играючи воспроизводит эстетику «На игле», наследующую «рассерженным молодым людям» - движению в английской культуре, которое вылилось в обшарпанные и остросоциальные фильмы, например, Майка Ли и Кена Лоуча. «Т2» - это «На игле» под виагрой: молодящееся, очень находчивое кино, не скрывающее морщины с сединой. Демонстративно искусственные интерьеры сочных цветов сочетаются с эффектным проездом камеры на крыше трамвая, а клиповый монтаж - с поэтическим. В сиквеле Бойл не просто показывает, как все изменилось за двадцать лет и как жизнь раскидала обиженную друг на друга четверку. Они-то все такие же - «потерянное поколение», коптившее ложку зажигалкой. Измотанные, обремененные семьей, но так и не нашедшие место под солнцем. Все попытки «выбрать жизнь» оборачивались крахом. Но Бойл не сводит «Т2» и к памятнику поколения, хотя это магистральная линия. Он напоминает, что человека окружает множество наркотиков: как запрещенных, так и вполне легальных. Фейсбук, тиндер, инстаграм, одержимость фитнесом и здоровой пищей - все это становится поводом для нового монолога Рентона. Тот, правда, проповедует не здоровый образ жизни, а зависимость поцелесообразнее. Например, бег, который не раз спасал и еще спасет ему шкуру. «Трейнспоттинг» и есть дилогия про бег: от самого себя, от прошлого, от изменчивого мира. От реальности, которая все равно нагонит. Выскочит из подворотни зазевавшимся автомобилем. И тогда Рентон обопрется о капот и вновь улыбнется, как он уже 20 лет не улыбался. И вновь где-то загрохочет Lust for life, чье появление - один из главных аттракционов сиквела. И в этот самый момент, попадая в ритм, у всех поклонников «На игле» помчатся мурашки по коже. (Алексей Филиппов, «Kinomania.ru»)

"Т2 Трейнспоттинг": чего мы ждали 20 лет. Марк Рентон (главный герой первого "Трейнспоттинга") возвращается в Шотландию после 20 лет вынужденной эмиграции. Его родной Лейт все такая же дыра, зато в Эдинбурге появились трамваи и длинноногие девицы из Восточной Европы. В прошлой жизни Марк кинул своих лучших друзей. Теперь ему надо собраться с силами и навестить их. Дэниел Мерфи по прозвищу Кочерыжка по-прежнему сидит на героине и собирается покончить с собой. Саймон Уильямсон по прозвищу Псих держит бар и промышляет мелким шантажом. Фрэнсис Бегби бежал из тюрьмы и мечтает убить Марка. И да, все постарели. Второго "Трейнспоттинга" ждали очень давно. Дело в том, что Ирвин Уэлш свою работу сделал: в начале нулевых он написал роман с теми же героями и игривым названием "Порно". Марк Рентон возвращается в Шотландию 10 лет спустя, Саймон промышляет разным мелким мошенничеством, Фрэнсис выходит из тюрьмы, Кочерыжка остается Кочерыжкой. Саймон и Марк начинают снимать порнофильм, что позволяет Уэлшу остроумно пародировать штампы взрослой киноиндустрии и высмеивать различные секс-стереотипы. Бойл планировал экранизировать "Порно" еще в середине нулевых, но вроде как роман не понравился МакГрегору. О проекте на время забыли. Оригинальный "Трейнспоттинг" не просто фильм-легенда. Культовыми стали даже отдельные его фрагменты. Например, финальный эпизод. Марк, укравший у корешей деньги, идет по мосту в светлое будущее. И мечтает о новой жизни, в которой не будет героина, воровства, драк, сомнительных связей, а будет мелкое буржуазное счастье. Марк смотрел на восходящее солнце, и нам казалось, что у него все получится. Не получилось. Год назад, когда съемки все-таки начались, фанаты Уэлша начали гадать - насколько бережно Бойл отнесется к тексту романа. Так вот, новый фильм - это не порно. Что, кстати, жаль. Книга очень хороша. Тема порнографии, эротики и секса в фильме затрагивается по-минимуму. Главная героиня романа, английская студентка Никки, превратилась в болгарскую массажистку Веронику. В отличие от первого фильма, это вообще не экранизация. Вольная фантазия на тему придуманных Уэлшем персонажей. И собственно фильм про другое. "Порно" - комедия, возможно, одна из самых смешных книжек веселого, но довольно мрачного Уэлша. Фильм же скорее грустный, про то, что убежать от себя нельзя. А вот фанаты первого фильма будут довольны. В новом "Трейнспоттинге" много самоцитат, иногда персонажи из первого фильма даже пробегают перед глазами героев второго. Интересно смотреть на актеров и думать об их судьбе. Для Юэна МакГрегора, который играет Марка, оригинальный "Трейнспоттинг" стал первой большой ролью. С тех пор он превратился в одного из самых востребованных актеров Великобритании, играл и у Романа Поланского, и в "Звездных войнах". Джонни Ли Миллер (Саймон) успел недолгое время побыть мужем молодой Анджелины Джоли, добился многого в театре, а сейчас больше всего известен как Шерлок Холмс из американского сериала "Элементарно". Режиссер Дэнни Бойл снял "Пляж", "28 дней спустя", "Стива Джобса", получил "Оскара" за "Миллионера из трущоб". Оригинальный "Трейнспоттинг" не просто фильм-легенда. Один мой одноклассник отрастил усы как у Фрэнсиса Бегби, говорил его фразами и пытался стать таким же агрессивным психопатом. Один мой однокурсник гордился природным сходством с Саймоном и красил волосы в тот же светлый оттенок. Культовыми стали даже саундтрек и отдельные фрагменты фильма. Как, например, финальный эпизод. Марк, укравший у корешей деньги, идет по мосту в светлое будущее. И мечтает о новой жизни, в которой не будет страшных эдинбургских новостроек, героина, воровства, драк, сомнительных связей, а будет нормальная работа, страховка, налоги, телевизор с широким экраном, семья, жена, дети, мелкое буржуазное счастье. Марк шел в новый мир, смотрел на восходящее солнце, и нам казалось, что у него все получится. Не получилось. Да, среди мрачных кварталов Лейта появились дома из стекла и бетона, а Эдинбургская тюрьма похожа на офис компании из Силиконовой долины, да, даже у гопников появились "айфоны", но в реальности мир не поменялся. Марк и Саймон по-прежнему выдумывают какие-то аферы, Кочерыжку бросила жена, и его уволили с работы, Фрэнсис все такой же псих. В этот момент зритель, смотревший первый фильм в 1996-1997-м, неизбежно задумывается: так, друг, а о чем ты мечтал тогда? И чего добился за эти 20 лет? (Константин Мильчин, «ТАСС»)

«Т2 Трейнспоттинг»: Generation T. Дэнни Бойл и Юэн МакГрегор преодолели разногласия, тянувшиеся с 2000 года, и воссоединились для ностальгического сиквела «Т2 Трейнспоттинг». Как ни странно, упрекнуть сомнительный изначально проект, презентованный на Берлинском кинофестивале, критикам всего мира оказалось не за что. Однажды двадцать лет спустя. Какова необходимость (кроме коммерческой) спустя двадцать один год после культовой экранизации романа «На игле» браться за сиквел? Дэнни Бойл за это время окончательно стал современным британским классиком, получил «Оскар», срежиссировал оглушительную постановку «Франкенштейна» и открытие Олимпийских игр. Но ностальгия - сильное чувство, в чем-то родственное героиновому бегству от обывательской реальности. Тем более, для продолжения всегда был доступен литературный источник - сюжет романа «Порно» того же Ирвина Уэлша. Правда, ни для порно, ни для героина здесь уже нет места. Марк Рентон (Макгрегор) возвращается в родной Эдинбург из Амстердама. Двадцать лет назад, в конце первого Трейнспоттинга, он взял деньги, предназначавшиеся ему, Кочерыжке (Юэн Бремнер), Саймону (Джонни Ли Миллер) и Бегби (Роберт Карлайл) и исчез в неизвестном для «друзей» направлении. Сегодня Бегби сбежал из тюрьмы, Кочерыжка стал отцом, но с наркотиками не завязал, «Кайфолом» держит унылый бар и бесперспективно планирует открыть баню для очаровательной компаньонки из Болгарии (Анжела Недялкова). Все четверо вроде и «выбрали жизнь», как призывал издевающийся над обывательской мечтой слоган первой части. Но отказаться от иглы - не значит попасть в засасывающую, но желанную рутину. С капиталом или без, герои так и остались заложниками своих обид и неудач молодости. Фанатам посвящается. Дэнни Бойл с трепетом возвращает не только весь любимый актерский состав (хотя, к примеру, блистательной Келли Макдональд до обидного мало), но и доводит иногда до колющей глаз крайности клиповую эстетику первой части. Для ностальгирующих с режиссером соблюдено все: грязноватый колорит Эдинбурга и режущая зелень загородных долин, «рваный» монтаж, стремительные проезды камеры, компьютерные эффекты, неоновые подсветки. Бережней всего он вкрапляет визуальные цитаты. Любимые кадры плавно падающего на спину МакГрегора, смеющегося в кадре МакГрегора, разговоров с родителями за столом воссозданы дословно. Но разговоры ведутся уже не с родителями, а их тенями, убегать от преследования в 40 уже не так задорно, как в 20 - в цитатах сквозит горечь постаревших и обиженных персонажей. Особое наслаждение доставляет чуть заметное вступление композиции «Born Slippy» британских электронщиков Underworld. Как только Рентон сосредотачивается на отголосках прошлого, волнующий мотив первой части (композиция сопровождала сцену того самого предательства) пытается ворваться в настоящее. Но «Born Slippy» не разгорается до своего бешеного ритмичного апогея, значит, и измученный герой МакГрегора ничего по-настоящему безрассудного сделать уже не в состоянии. Для поколения «Т1» эти новые истории, новые проблемы хорошо знакомых героев станут остроумным дополнением к экшену, заученному за двадцать лет наизусть. Не фанатам. Те, кто на слово «трейнспоттинг» равнодушно вскидывает брови, а при уточнении «Это же "На игле"» смутно что-то припоминает, не были целевой аудиторией Бойла. Сиквелы редко получаются лучше оригинала, но иногда выходят как совершенно самостоятельный удачный продукт. К «Т2» не относится ни то, ни другое. Случайный зритель в лучшем случае задастся вопросом, зачем снимать картину о четырех неудачниках среднего возраста, явно не отпустивших демонов безбашенной юности. В худшем - поставят крест на режиссере Дэнни Бойле. Героиновый шик, как и харизма молодых и бешеных, поблекли. Но в этом-то и таится особое настроение: развенчание максималистских манифестов. Единственное, что может приободрить скучающего зрителя - вновь со вкусом подобранный саундтрек. В первой части Бойл открыл бездну стиля, оформил взрывную историю кислотными композициями New Order, Sleeper, Iggy Pop. Во второй раз за кураж отвечают High Contrast, Young Fathers, Queen. Это значит, что если проникнуться историей и не получится, то скачать полную OST-подборку захочется наверняка. Вердикт. Несвоевременное возвращение постаревших, но не сильно повзрослевших героев 90-х неожиданно оказалось достойным ностальгическим посланием для возмужавших поклонников. Пусть даже повлиять на новое поколение оно уже не сможет, да и не стремится. 7/10. (Мария Бунеева, «Cinemaflood»)

Выбери сиквел! Печальная и ностальгическая трагикомедия о новой встрече персонажей культовой шотландской картины «На игле». Разведясь с женой и разочаровавшись в жизни в Голландии, Марк Рентон (Юэн МакГрегор) после двадцатилетнего отсутствия возвращается в Эдинбург. Там он встречает своих старых друзей - Дэниела Мерфи (Юэн Бремнер), который стал отцом, но так и не слез с героина, и Саймона Уильямсона (Джонни Ли Миллер), который переключился на кокаин и занялся шантажом в паре с болгарской проституткой Вероникой (Анжела Недялкова). Вместе приятели решают превратить запущенный бар Саймона в популярную сауну-бордель. Тем временем Франко Бегби (Роберт Карлайл) сбегает из тюрьмы и пытается приобщить сына-студента к семейному бизнесу - кражам со взломом. Есть истории, которые продолжать ни в коем случае нельзя, даже если публике очень нравятся их персонажи. В первую очередь это относится к историям, которые отражают историческую эпоху и характерных для нее людей. Так как герои меняются медленнее, чем времена, персонажи, которые прежде были «в струе», в продолжениях неизбежно оказываются на обочине. И произведение о них столь же неизбежно сводится к ностальгическому стариковскому нытью по временам, когда мороженое было вкусным. Или по временам, когда мушкетеры имели дело со столпом государства Ришелье, а не с мелочным Мазарини. «Т2 Трейнспоттинг» Дэнни Бойла наглядно подтверждает это правило, когда вновь собирает на экране персонажей культовой шотландской ленты 1996 года «На игле» («Трейнспоттинг»). Что могут сказать друг другу Марк, Дэниел и Саймон? Если не считать матерных слов и обвинений в предательстве (напомним, что Марк в финале первой картины сбежал с общими деньгами), герои могут лишь жаловаться, что повзрослели, но ничего толком не добились. Даже Рентон, вырвавшийся из криминального мира, в итоге остался у разбитого корыта - без дома, семьи и востребованной честной профессии. Хотя героям еще рано в дом престарелых, их жизнь - это бесцельное стариковское доживание. И они могут лишь надеяться, что дети, в воспитании которых они не участвуют, не повторят их ошибок. По крайней мере, мушкетеры в зрелости могли ностальгировать по подвигам во имя короны. Когда же герои «Трейнспоттинга» вспоминают «славные деньки», им на ум приходят лишь страшные события - гибель друзей, смерть сына Саймона, тюремные отсидки, первая доза героина... Лишь психопат Бегби может найти в таких воспоминаниях что-то приятное. Для других прошлое - повод уколоться и забыться. Что они и делают в одной из самых грустных сцен фильма. К счастью для зрителей, «Трейнспоттинг» брюзжанием не исчерпывается. Это «черная» комедия, и в фильме есть удачные - мрачные и ироничные - шутки и гэги, преимущественно связанные с недотепистыми и полувменяемыми Бегби и Мерфи. Впрочем, самый смешной эпизод картины развивается без их участия. Это момент, когда Рентон и Саймон пробираются на собрание ирландских протестантов, чтобы обчистить их карманы, и героев заставляют сымпровизировать песню в честь победы Вильгельма Оранского над католиками-якобитами (то есть сторонниками шотландской династии Стюартов) в 1690 году. В результате преступный вечер превращается в куражную вечеринку. Также в картине присутствуют фирменные визуальные трюки Бойла, отчасти ностальгический, отчасти современный угарный саундтрек, и прочерченная пунктиром криминальная сюжетная линия, которая режиссера интересует в последнюю очередь (романтическая линия, которая в фильме тоже есть, Бойла вообще не волнует). От «Трейнспоттинга» можно получить удовольствие как от зрелища, но суть картины не в этом, а в мыслях о бездарно потраченном времени и о мириадах упущенных возможностей. «На игле» был страшным, но залихватским портретом эпохи, а «Трейнспоттинг» - это порой забавный, но в основном печальный портрет бездарной неудачливости. И решать, стоит ли идти на фильм в кино, нужно в зависимости от того, насколько вы любите истории о людях, у которых все в прошлом. Оценка: 7/10. (Борис Иванов. «Film.ru», 07.02.2017)

Когда мы были молодыми. На экраны вышел «Т2». Миллениалы не знают, старики не помнят. Но, вообще-то, первая часть - документ эпохи. И, наверное, антиманифест, нигилистический плевок в лицо культурному истеблишменту, даже той его половине, которая специализируется на контре. Фильм larger than life. Со Вселенной larger чем в «Звездных войнах», с эпопеей Лукаса «Трейнспоттинг» роднит еще и актер Макгрегор, главные роли его карьеры - Рентон и Кеноби. В мировом кинематографе мало примеров, когда зазор между персонажем и исполнителем, да и еще в форме временного континуума, стремится к нулю. Разве что «Секс в большом городе». Что сделал героин, вернее, жизнь с любимыми героями юности? В 1996 году мне 15 лет. Типичное дитя перестройки. На стене плакат Курта. В холодильнике - вьетнамские вяленые бананы. В телевизоре - Ельцин. На полке видеокассеты: «Мертвец», «Прирожденные убийцы», «Криминальное чтиво», «Брат» (чуть позже) и, конечно, «Трейнспоттинг». На тот момент из капстран я посетила только Болгарию (не считается), про Шотландию в рамках школьной программы учила стихотворение Роберта Бернса, «хмурым» было утро, а не героин. И тем не менее приключения эдинбургской четверки сразу запали в душу. С тех пор я видела «Трейнспоттинг» тридцать раз. Со временем пришло осознание всех аллюзий и оммажей - и Фрэнсису Бэкону, и «Заводному апельсину» и «огородной школе». Но разве в культурологии дело. «Трейнспоттинг» говорил со мной о главном. О том, что в молодости нужно и должно посылать мир в жопу. И вместе с тем, что мир все равно возьмет верх, как бы ты ни сопротивлялся. Взрослые окажутся правы. Твой бунт - поколенческая показуха, ты сам станешь взрослым, предашь других и себя и даже не сможешь вспомнить, за что боролся. «Трейнспоттинг» был неполиткорректен, и даже больше - это злое кино. Быть злым - честно. Злость не устаревает и не выходит из моды. Все «телеги» первого фильма актуальны и сегодня, любой монолог Рентона - провидческий. И про дружбу, которой не существует. И про нелюбовь к Родине, которая сплошная тоска и разочарование. И про то, что каждый из нас сволочь, а если нет, то, значит, блаженный, как очаровашка Спад, герой Юэна Бремнера. Времена меняются, музыка меняется, наркотики меняются, мужчины и женщины меняются. Становятся хуже. Только героин, по-прежнему, лучший товарищ. В отличие от Бегби, Дэнни Бойл в курсе. Поэтому «Т2» не ностальгический. Вспоминать не о чем. «Ну, не чувствую я ничего», - говорит Кайфолом про покойника Томми. Да, и сами они покойники. Перспектива прозябать еще лет тридцать - ужасающа. Чем заполнить эти годы. Сожалениями о 100 тысячах фунтов, которые у них увела проститутка из Болгарии, страны, так и не ставшей капиталистической? Еще одна метафора нынешней эпохи. Старую Европу поимела новая. Прелести глобализации и прогресса, которые опять толкают тебя выбирать не жизнь, а something else. Разумеется, как любой сиквел, «Т2» на порядок хуже «Т1». Здесь без сюрпризов. Смотреть продолжение - все равно что выпивать с обрюзгшими и полысевшими одноклассниками. Если не понял, что все зря, значит мало выпил. Трудно сказать, зачем Бойлу понадобилось снимать вторую серию. Чтобы приложить 2017-й? Чтобы поднять «бабла»? Нет и нет. Это, скорее, как обмен паспорта в 45 лет. Предъявить миру тело во всем безобразии последствий. Оригинал поражал верными пропорциями трагикомического. Копия избрала пошловатый язык мелодрамы. Визуально «Т1» ходил по лезвию бритвы, вот-вот, казалось, свалится в китч. «Т2» намеренно вульгарен. Ну, а как иначе. Циферки, смайлики, имоджи на экране - они зрителю в помощь, он, болезный, рад бы мыслить иначе, да не с руки. Наглый юмор первой части, ночной конфуз Спада, эпизод про 100 лучших голов, вечное быкование Бегби etc, ощущался как прожитое лично, такое бывало с каждым, в это верилось. Эти байки мы любим травить двадцать лет спустя. Оттого именно байками, набором предсказуемых гэгов, выглядят шутки второго «На игле». Они тащат фильм дальше. В отсутствие драйва и туалетный юмор сгодится. Интересно, что главный герой «Т2» не Рентон, хоть фильм начинается и заканчивается именно его странно моложавой физиономией. Главный герой - Спад. Последние станут первыми. Летописцем средневозрастной деменции назначен Кочерыжка, жалкий торчок, которому Рентон и жизнь испортил, и смерть обломал. Героиновые приходы он сублимирует в прозу. По сути Спад - альтер эго Ирвина Уэлша, сыгравшего, кстати, скупщика краденого. Свои «записки и выписки» Спад адресует Веронике. Варварский мир европопа и евротрэша должен знать, какими были последние славные деньки метрополии. На дворе 2017-й. Мне 35. В телевизоре - Путин. На полке - флешки и жесткие диски. В холодильнике - санкционные продукты. На стенах пусто: жалко дорогую покраску. Я взрослая, я ничего не могу. Я смотрю на Рентона, Кайфолома, Спада и Бегби и ничего не чувствую. (Зинаида Пронченко, «Сноб»)

Поезд, который смог. Почему продолжение «На игле» называется «Т2: Трейнспоттинг», а не «На игле 2». Шотландская криминально-наркоманская драма «На игле» была одним из культовых фильмов 1990-х. Сейчас, когда постаревшие герои фильма Дэнни Бойла вернулись на экран в долгожданном сиквеле, было бы логично прочесть на афише «На игле 2». Однако новая картина называется «Т2: Трейнспоттинг». Что означает это странное название и почему оно больше подходит фильму, чем «На игле 2»? В этом стоит разобраться. Начнем с очевидного. «Трейнспоттинг» - это оригинальное название фильма 1995 года и романа Ирвина Уэлша, на основе которого был написан сценарий. Заглавие «На игле» было дано российскими переводчиками. Поэтому «Т2: Трейнспоттинг» - не что-то оригинальное, а возвращение к лингвистическим истокам, буквальный перевод (точнее, транслитерация) английского названия новой ленты. Но почему Уэлш и Бойл уже второй раз настаивают, что история преступников и наркоманов из Эдинбурга должна называться в честь «трейнспоттинга» (буквально «наблюдение за поездами»)? Какое отношение имеет это распространенное хобби к сути картины? На эти вопросы можно дать два разных ответа, один из которых принадлежит писателю, а другой - режиссеру. Ирвин Уэлш назвал свою книгу в честь печального эдинбургского жаргонизма, который родился из-за того, что в 1980-х многие городские наркоманы собирались на заброшенной железнодорожной станции, чтобы без помех «колоться», «нюхать» и «курить». Когда их спрашивали, что они делают на станции, наркоманы отвечали, что наблюдают за поездами. Понятно, они никого этим не могли обмануть, и со временем жители Эдинбурга начали называть прием наркотиков «трейнспоттингом». В романе есть сцена, которая объясняет связь железной дороги с шотландской наркоманией, так что понять, причем здесь «трейнспоттинг», могут и те, кто никогда в Эдинбурге не жил и не бывал. В свою очередь, для Дэнни Бойла трейнспоттинг - это воплощение сугубо мужского занятия (женщины редко фотографируют и изучают поезда), которое абсолютно бесполезно и которое при этом отражает подсознательное стремление мужчин к мощи и силе. Интерес к поездам - явление того же рода, что и интерес к машинам, но мало кто может похвастаться собственным локомотивом. Так что Бойл видит в трейнспоттинге обреченное стремление к несбыточному, отражающее кризис маскулинности в современном западном обществе. Люди грезят наяву вместо того, чтобы идти к реалистичной цели, и это связывает трейнспоттинг с наркоманией. У двух, казалось бы, совершенно разных явлений оказывается схожая суть. Как видите, «Трейнспоттинг» - название многоплановое, с двойным и тройным дном. Всего одно слово увязывает воедино наркоманию, кризис мужественности, несбыточные грезы, проблемы шотландской индустрии (железнодорожные станции так просто не закрывают)... Это куда более глубокое заглавие, чем плоское «На игле», и оно намного лучше передает все грани повествования. Особенно во втором фильме, где наркомания отходит на второй план, а все остальные темы заостряются. Однако каким бы отличным ни было заглавие, оно не стоит ломаного гроша, если не выполняет свою главную задачу - привлечение аудитории. Когда шотландские зрители в 1996 году видели афиши «Трейнспоттинга», они понимали, о чем идет речь. После просмотра же они при желании могли уловить все или почти все грани смысла, вложенные в заглавие авторами картины. В России же тогда, когда «На игле» начал распространяться по стране, название «Трейнспоттинг» было лишь непонятным сочетанием букв. Конечно, можно было бы перевести заглавие как «Наблюдение за поездами», но положение от этого бы не улучшилось. Мы не знали про заброшенную станцию в Эдинбурге, не знали про шотландский жаргон, не относились к фотографированию поездов так, как к этому относятся на Западе... И так далее. Конечно, мотивированные киноманы могли теми или иными трудоемкими способами найти всю необходимую информацию. Но для этого их надо было сперва заинтриговать фильмом, а заглавие «Трейнспоттинг» с этим не справлялось. Название «На игле» не было многогранным, но оно было понятным, и оно намекало на культовый позднесоветский фильм «Игла», который знал любой любитель отечественного рока. Сейчас все иначе. «На игле» стал культовым не только на Западе, и те, кто у нас любит это кино и ждет новой встречи с его героями, легко могут найти в Интернете всю необходимую информацию о значении заглавия фильма и о тех смыслах, которые в это заглавие вложены. «Т2: Трейнспоттинг» уже не должен заинтриговывать новых, ничего не знающих о нем зрителей, поскольку он предназначен почти исключительно для ценителей оригинала, которые в основном знают, как первый фильм назывался по-английски. При этом, как уже отмечалось, название «На игле 2» создавало бы неверное представление о сути новой картины, поскольку это уже не кино о наркомании (хотя без «препаратов» повествование не обходится). И, кстати, в новом фильме есть сцены с поездами, поясняющие смысл заглавия. Так что если двадцать лет назад заглавие «На игле» было уместным, то сейчас «Т2: Трейнспоттинг» лучше, чем «На игле 2». Можно только порадоваться, что слово «трейнспоттинг» все же попало на российские афиши. (Владислав Копысов, «Film.ru»)

Застоялся мой поезд в депо. 20 лет назад эдинбуржец Марк Рентон (Юэн МакГрегор) украл вырученные от продажи наркотиков деньги у своих друзей и сбежал в Амстердам. Там он занялся здоровьем, устроился на работу и женился, но есть такое слово - Родина. И вот Рентон приезжает в похорошевший Эдинбург, приходит домой, заходит в спальню, где на обоях все так же нарисованы паровозики, на которые он в свое время смотрел под кайфом. Встреча с друзьями неминуема, хотя и не сулит ничего хорошего. Саймон (Джонни Ли Миллер) пересел на кокаин, держит паб и снимает БДСМ-порно с участием болгарки Вероники (Анжела Недялкова). Бегби (Роберт Карлайл) из гопника превратился в рэкетира и вора, планирующего направить по своим стопам сына. Наконец, Кочерыжка (Юэн Бремнер) завел детей, продолжает торчать, но при этом начал писать книжки. Троица (за исключением Кочерыжки) имеет на Рентона зуб, но общее прошлое для детей «поколения икс» значит больше старых обид, а, следовательно, впереди новая авантюра и новые способы «выбрать жизнь». 22 года назад англичанин Дэнни Бойл снял свой второй фильм - экранизацию романа контркультурного классика Ирвина Уэлша под названием «На игле», чем немедленно заработал себе практически нерушимую репутацию визионера и голоса поколения. Нерушимую потому, что неоднократно проверил ее на прочность - болливудской вампукой («Миллионер из трущоб»), формальными упражнениями («127 часов»), странноватой фантастикой («Пекло»). Есть в этом списке даже параноидальный триллер про интимную стрижку («Транс»). Репутация репутацией, но за прошедшие годы Бойл (ставший еще и постановщиком церемоний Олимпийских игр) прослыл сумасбродом и режиссером без стиля и мысли. Для восстановления статуса-кво почти 60-летний Дэнни решил предпринять ход конем, вернувшись к героям своего главного фильма. Затея сразу выглядела дикой, опасной и, в общем, глупой. Время назад не повернешь, болезненные красавцы Макгрегор и Миллер стали героями глянца и мировыми звездами, сквозь образцово гопническую внешность Карлайла проросло какое-то специальное дворняжье благородство. Более того, даже сам режиссер еще несколько лет назад говорил, что снимать «На игле - 2» нет смысла, потому что артисты стали слишком красивыми и никто из них не собирается неделями голодать для роли, как это делал Макгрегор в 90-х. Иными словами, несмотря на понятные ностальгические чувства и наличие легитимной литературной основы в виде романа Ирвина Уэлша «Порно», «Т2» грозил обернуться большим провалом, от которого не спасет даже как следует заряженная мутная водица эдинбургских девяностых. В которую, как и в любую другую, дважды не войти. В принципе, все ожидания фильм оправдывает. Формально здесь есть и ностальгический концерт по заявкам с остроумно аранжированными цитатами из первого фильма, почти что КВН для своих. И именно потому, что фильм сразу выдает тебе примерно то, чего ты ждешь, невозможно объяснить ту волну невероятной эйфории, которая моментально накрывает зрителя, хотя бы мало-мальски погруженного в контекст. Вот пробежки по эдинбургским улицам, вот «самый грязный туалет Шотландии», вот паровозики на обоях, вот новая версия монолога «выбери жизнь» со словом «слатшейминг». Но при этом - ни ноты, ни кадра фальши. Бойлу каким-то невероятным образом удалось снять фильм, который будто бы сам собой вырос из первой части. Будто бы герои все это время были здесь, только некому было наставить на них объектив камеры. И неслучайно именно в «Т2» флешбэком вставлен выброшенный из первого фильма эпизод на заброшенном вокзале, благодаря которому получили свое название исходный роман и первый «Трейнспоттинг» (то есть в вольном переводе - «рассматривание поездов»). В интервью по случаю премьеры 60-летний режиссер подтверждает очевидное: этот фильм, как и предыдущий, Бойл снимал про себя и свое поколение. Его задача заключалась лишь в том, чтобы нужным образом порезать уэлшевскую книжку и найти визуальные методы для выражения своих мыслей. В первом случае помог верный компаньон-сценарист Джон Ходж, во втором - полученный за два десятилетия опыт метаний между жанрами. Итог этих экспериментов - способность устроить полный фейерверк на пятачке любого размера. И это, вероятно, и есть та самая искомая ключевая черта неуловимого бойловского стиля. «Т2», скорее всего, не станет такой же классикой, как первый фильм, - но только из-за специфики нынешней эпохи прокрастинации, а также из-за среднего возраста зрителя, которому он адресован. «Т2» поставлен крепче и изобретательнее первой части, здесь есть намертво врезающиеся в память кадры, остроумные и точные шутки, потрясающие актеры - и при этом еще что-то совершенно неуловимое. Когда Рентон впервые возвращается в свою спальню, он ставит на проигрыватель пластинку с «Lust for Life» Игги Попа, но убирает иглу через полсекунды. По этому кадру можно ставить тесты - если надо объяснять, то не надо объяснять. При этом, несмотря на всю свою ностальгичность, «Т2» - это неожиданно очень зрелое кино, которое не хочется сводить к рассуждениям о принятии прошлого, потерянном поколении и прочем. Нет никакого будущего, ты можешь выбрать жизнь, а можешь что-то другое. Мы будем делать все, что мы захотим, а сейчас мы хотим - правильно, «Lust for Life». (Ярослав Забалуев, «Газета.ру»)

И не друг, и не drug, а так. На чем сидят герои «На игле-2». Через двадцать с лишним лет после выхода на экраны фильма «На игле» режиссер Дэнни Бойл и его команда возвращаются в Эдинбург, чтобы поговорить о ностальгии - новом наркотике, на котором сидит весь мир. С Кайфолома, значит, градом лил пот, он весь дрожал. А что, отличное начало. То есть это, конечно, отличное начало первого «Трейнспоттинга», причем даже не фильма, а книги, но какая разница? Новую картину Дэнни Бойла сложно назвать сиквелом истории про эдинбургских торчков, которые снова встретились, спустив двадцать лет в самый грязный туалет Шотландии, - и книга, и сам фильм 1996 года здесь так часто цитируются, в том числе и визуально, что это, скорее, ремикс, а не продолжение. Формально, конечно, на экране уже 2016 год, и Марк Рентон, завязавший наркоман, который в прошлом тысячелетии кинул друзей на 16 тысяч фунтов (божьему человеку Кочерыжке он, впрочем, оставил его долю в камере хранения), непонятно зачем возвращается в Эдинбург. То ли чтобы отдать Кайфолому Саймону четыре тысячи, то ли чтобы ответить за свои грехи, то ли просто чтобы оказаться в своей детской комнате с поездами на обоях. Зритель, разумеется, надеется на долгожданное отмщение или трогательное воссоединение старых друзей, и, в общем, не слишком обманывается в своих ожиданиях: иуда повисает в петле, бойцы вспоминают минувшие дни и даже планируют новые аферы, - однако все это кажется каким-то ненастоящим, так что в конце концов ощущение дежавю укутывает его, словно мягкий ковер Матери-Настоятельницы. Все осталось как было: Кайфолом потеет, Кочерыжка что-то вещает, сидя на стуле, Рентон бежит, Бегби ломает мебель. Время никого не лечит, ничему не учит и ничего не расставляет по своим местам. У героев вообще странные отношения с этой материей: Кочерыжка не знает, что летом нужно куда-то переводить стрелки, а Саймон использует часы как скрытую камеру, чтобы шантажировать любителей нетрадиционного секса. Время для них словно не существует, особенно учитывая, как мало они изменились за двадцать лет: те же уши Юэна Бремнера, те же обесцвеченные волосы Джонни Ли Миллера, та же ямочка на подбородке Юэна МакГрегора, и только персонаж Роберта Карлайла основательно раздобрел на тюремных харчах. Еще большой вопрос, живы ли они: не исключено, что в начале фильма Рентон умер от сердечного приступа, Кочерыжка задохнулся в полиэтиленовом пакете, Бегби не оправился после удара заточкой в печень, да и с Кайфоломом наверняка что-нибудь произошло - например, отомстила очередная жертва шантажа. И кажется, что теперь они обречены провести вечность в этом чистилище, бесконечно вспоминая прошлые грехи и раз за разом проживая свой perfect day. Одержимость героев воспоминаниями (Марк с Саймоном наперебой рассказывают о своем детстве, а Кочерыжка и вовсе пишет мемуары) становится настолько чрезмерной, что их подруга, болгарская проститутка Вероника, в какой-то момент не выдерживает и объясняет, что там, откуда она родом, прошлое принято забывать, а шотландцы только о нем и разговаривают. В этот момент, пожалуй, и становится понятно, что «Т2» - не столько ностальгический фильм, нацеленный на сравнительно честный отъем денег у выживших в 90-е, сколько фильм о ностальгии. Слоган картины «Торчи от чего-то большего» - вовсе не про занятия боксом или бегом, которыми Рентон в разговоре с Кочерыжкой предлагает заменить наркотики. Весь мир давно уже торчит от ностальгии и никак не может слезть с этой иглы. Дэнни Бойл не скрывает, что речь идет не только о прошлом главных героев. В одной сцене Рентон с Кайфоломом оказываются на слете шотландских лоялистов, до сих пор вспоминающих победу над католиками в битве на реке Бойн в 1690 году, в другой - получают ссуду на открытие борделя, утверждая, будто хотят вернуть былую славу эдинбургскому порту Лейт, в третьей - зажигают на какой-то «дискотеке 80-х» под «Radio Ga» и «It's like that». Остров 90-х, архипелаг 30-х, снова великая Америка, опять белая Европа - у светлого прошлого может быть много имен, но это все тот же суккуб, и только он еще способен нас возбудить. Ничего удивительного, что Бегби, глотающий горстями виагру, испытывает долгожданную эрекцию только во время погони за Рентоном. Ностальгия, бесплодная, бессмысленная и беспощадная, - вот новая чума XXI века. Никто не хочет извлекать из прошлого уроков или исправлять старые ошибки - всем нужна только старая песня о том, что казалось главным, закольцованная в бесконечный луп. Но с каждым оборотом запиленная пластинка звучит все глуше. Ремиксованный монолог про «выбери жизнь» еще способен произвести впечатление на проститутку в кафе, но самому уже скучно: нужно либо увеличивать дозу, либо слезать с этой иглы. Вот только в ситуации, когда торчит весь мир, за исключением разве что выдуманной Бойлом райской Болгарии, завязать уже невозможно. Остается только снова проживать с незначительными вариациями историю двадцатилетней давности: снова деньги, снова предательство, снова бегство. Грешники не будут наказаны, добродетель не будет вознаграждена, злодеи не исчезнут, герои не объявятся. Выбора нет: колеса поездов все так же стучат на стыках рельс, ударные по-прежнему гремят в «Lust for life», и детская комната растягивается до бесконечности, постепенно занимая всю вселенную. (Саша Щипин, «Сноб»)

Разговоры мужчин среднего возраста. Жизнь - это история, рассказанная идиотом, полная шума и ярости, но лишенная всякого смысла. - Уильям Шекспир, «Макбет». Паровозики на наших вечеринках лучшие в Риме. Потому что они никуда не едут. - Паоло Соррентино, «Великая красота». Марк Рентон (Юэн МакГрегор) улетает с беговой дорожки в бетонную колонну и обморок. Врачи диагностируют сердечную недостаточность, но заверяют, что лет тридцать он еще проживет. Планов у героя находится от силы года на два, и - видимо, в поисках занятия на оставшиеся двадцать восемь - он возвращается в родной Эдинбург. Напомним, что дома беглец не был двадцать лет - с тех самых пор, как кинул товарищей на шестнадцать тысяч фунтов и выбрал жизнь. В это самое время Кочерыжка (Юэн Бремнер), запутавшийся в особенностях рационального использования светового дня, в очередной раз садится на героин, изгоняется из дома и решает покончить с собой. Саймон (Джонни Ли Миллер) пытается держать на плаву оставшийся от тетки бар, но в качестве основного источника дохода использует шантаж. Еще он влюблен в болгарку с «пониженной социальной активностью», для которой обещает открыть публичный дом под вывеской сауны. Бегби (Роберт Карлайл) получает отказ в УДО, организует побег из тюрьмы и принимается за воспитание сына-студента по своему образу и подобию. Рентон выглядит успешно, Кочерыжка ему радуется, Кайфолом мечтает при случае ударить побольнее, а Бегби - просто прикончить. Первый «Трейнспоттинг» вышел в прокат на излете эпохи «героинового шика» - уже через год известный фотограф Давид Сорренти скончается от передозировки, и анорексичная худоба Кейт Мосс уступит дорогу здоровой сексуальности Жизель Бундхен. Но фильм, как и одноименный роман Ирвина Уэлша, стал культовым. Это было не столько шокирующее кино про наркоманов, вобравшее в себя деградационную мелкокриминальную романтику и атмосферу грязных сквотов. Это был вопль поколения, не желающего выбирать примитивную мелкобуржуазную идеологию, но из других путей отстраниться от общества придумывает только героин. Поколения, которое не имеет шансов выбраться с социального дна, поэтому решает там обосноваться. Поколения, ощущающего тщетность бега за уходящими поездами и поэтому располагающегося на вокзале в качестве наблюдателя. Бойл экранизировал контркультурную прозу Уэлша дерзко и вдохновенно. Он перенес на экран логику расстроенного частыми приходами разума, используя рваный монтаж, нелинейное повествование со вспышками флешбэков, стоп-кадры и таймлапс, агрессивные цветовые решения и адреналиновый саундтрек. По всему очевидно, что это кино, прочное связанное с контекстом, впаянное в 1990-е, застывшее на игле винилового проигрывателя. И почему-то Дэнни Бойл все же выбрал сиквел. Сила второй части «На игле» в ее стремительности: в том, как она с первых кадров хватает за горло, отпуская только к середине. Фильм не оставляет шансов задуматься, хорош ли он, плох ли и зачем вообще нужен. А потом становится слишком поздно. Остается только недоумевать, как Бойл заставляет работать ровно те же художественные приемы, какие использовал двадцать лет назад. Еще интереснее, каким образом при этом получается диаметрально противоположное кино. Оригинальный «Трейнспоттинг» был о надежде, его сиквел - о разочаровании. Монолог, заученный наизусть целым поколением, это наглый вызов, в который молодой Рентон вкладывал всю свою дерзость. Зеркальный вариант той же речи - вербализированный похмельный синдром, оставшийся после опьянения большими надеждами. Показательно, что именно в отличающийся фрустрированностью сиквел режиссер возвращает флешбэком сцену, не вошедшую в первый фильм. Ту самую встречу на заброшенном вокзале, из которой выросло само название книги и фильма. Наблюдать за поездами - значит, пропускать мимо себя любые возможности. Наблюдать за поездами на заброшенном вокзале - значит вовсе не иметь никаких перспектив. Вторым символом упущенных шансов и загубленных жизней становятся злополучные шестнадцать тысяч франков, заработанные на продаже героина. Саймон и Бегби, затаившие обиду на Марка, на самом деле переносят на него злость на самих себя. Гораздо легче тешить себя иллюзией, что кто-то отобрал твой счастливый билет, чем признаться, что сам же его и промотал. «Т2» местами комичен, но очевидно, что усмешка здесь печальная. Как сказал один из великих (возможно, Черчилль, но это не точно), кто в молодости не был радикалом - у того нет сердца, кто в зрелости не стал консерватором - у того нет мозгов. Единственный шанс любых идеалистов, нигилистов и прочих -истов - встроиться в систему. Нет ничего прекраснее бунтарского духа юности, даже если суть его в показательном саморазрушении. Нет ничего ничтожнее, чем группа мужчин среднего возраста, копирующая подвиги молодости. Есть что-то обидное и несправедливое в том, что, не успевая толком повзрослеть, «все мы стареем и, типа, становимся импотентами». Нам уже многое поздно, и морщины незаметно сложились в карту прожитых лет. Через постаревших героев «Трейнспоттинга» просвечивают их лица то двадцатилетней давности, а то и совсем мальчишеские. И кажется, что они все те же, и все впереди, и их нелепая жизнь может начаться заново. Но все, что, по сути, от них осталось - исписанные крупным неровным почерком листы дешевой бумаги. История, рассказанная очаровательным идиотом, где все они молоды и полны шума и ярости. В действительности же каждый получил то, что выбирал на протяжении сорока шести лет. Не забывайте свои вещи в вагонах, поезд дальше не идет. (Виктория Горбенко, «Postcriticism»)

«Т2: Трейнспоттинг» Дэнни Бойла: открытый финал и смутное будущее. [...] С момента последних событий прошло 20 лет. Герои пережили много хорошего и плохого, но вот повзрослели ли они? Дэнни Бойл постарался сохранить атмосферу культовой первой части с ее угарным юмором и бодрыми музыкальными композициями, добавив при этом ностальгические нотки о безуспешно прошедшей бурной молодости. Марк Рентон, или Рыжий (Юэн МакГрегор), после долгого отсутствия возвращается в Эдинбург. Он приезжает не только на поминки матери, но и желает раздать давние долги. Шустрый Марк предал своих друзей и украл общие деньги, чтобы избавиться от наркотической зависимости. Он хотел изменить жизнь, занялся спортом и почти добился своего. Но карьера бухгалтера и внешне благополучный брак с голландкой рухнули, как карточный домик, и Марк теперь не у дел. Он возвращается туда, откуда сбежал много лет назад. Его друзья никуда не уехали из Эдинбурга, некоторые обзавелись семьями, но мало чего добились в жизни. Кочерыжка (Юэн Бремнер) перебивается пособиями по безработице, Саймон Кайфолом (Джонни Ли Миллер) занимается эротическим шантажом на пару с молодой болгарской девушкой, а Бегби (Роберт Карлайл) сбегает из тюрьмы после 20-летнего срока. Старые друзья не особо рады незваному гостю, который украл их «общак», но после бурного выяснения отношений быстро забывают обиды и готовы построить совместный бизнес. Они решают открыть сауну в заброшенном районе. Вот только получится ли у дилетантов начать свое дело, когда в городе уже есть босс всех ночных заведений? Перед режиссером Дэнни Бойлом стояла непростая задача: повторить успех фильма 1996 года, но при этом не забыть показать трансформацию героев. Хотя, если честно, никакой трансформации и эволюции с героями не случается, скорее, это история долгой деградации. Бойл намеренно не ставит эксперимент «было - стало», а логически продолжает линии жизней героев. Понятно, что прошлое человека определяет его будущее, а у героев оно очень смутное. Конечно, вторая часть тоже сделана тщательно, с любовью, но она не смотрится как отдельный фильм. С первых кадров видно, что технически сиквел снят лучше первой части, но сейчас у режиссера есть деньги. В 1996 году у него был ограниченный бюджет, смелое видение действительности (по сути, «Трейнспоттинг» стал негласным видео манифестом контркультуры 90-х годов) и горящие глаза. Самобытность режиссера при экранизации романа Ирвина Уэлша высоко оценили зрители. «Трейнспоттинг» стал лучшим британским фильмом за последние 60 лет, несмотря на то, что в нем романизируется героиновый шик, и главные герои - не образец добродетели. Сам фильм стал гимном для целого поколения молодых британцев и простых работяг с окраин. Культ молодости, бунтарство, панк, безудержное веселью под композиции Лу Рида, Игги Попа, Underworld и Prodigy - вот, что делает «На игле» уникальным. На пресс-конференции в Москве Дэнни Бойл рассказал, что любит работать с небольшим бюджетом и малочисленной командой. Так было и с сиквелом, который режиссер снял менее чем за год. Бойл давно замыслил этот проект, но не хватало времени, да и ведущие актеры были заняты в других проектах. В итоге на экране мы видим события спустя 20 лет, а в книгах «На игле» и Порно» Ирвина Уэлша хронологически проходит почти десять лет. Такой большой временной разрыв существенно меняет характер героев. Да в них есть еще беспечность, безбашенность и желание тряхнуть стариной, вот только их бунтарство никому не нужно. Мир не стоит на месте: в тренде быть умным, здоровым, успешным, а не с зависимостью и печальным багажом молодости. Нездоровые замашки и музыкальные рейвы 90-х остались далеко позади, но герои застряли в прошлом. Сам Бойл то и дело, внедряет в сюжет эпизоды из первой части: вот юный Рентон бежит по улице и чуть не врезается в машину, еще темноволосый Бегби с усами в баре бросает кружку и затевает драку, или момент, где четверка друзей стоит на железнодорожной платформе, словно ожидая поезд. Стоит отметить, что сиквел получился на удивление лиричным: взрослые мужчины то и дело вспоминают о молодости, в которой было мало чего хорошего, но их нынешняя жизнь лишена надежды на светлое будущее. Они много говорят, обсуждают, рассуждают. Посреди этой ностальгии зритель видит горькие моменты жизни друзей: гибель ребенка Саймона, смерть близких друзей, многочисленные ломки, первая доза и галлюцинации. Однако Бойл не позволяет героям превратиться в стареющих и брюзжащих нытиков, для чего щедро добавляет в «Т2: Трейнспоттинг» забавные моменты. Рентон и Саймон распевают песню о ненависти к католикам в пабе (чистый экспромт в духе «Умри, католик»), они же разгуливают голышом на ферме, Бегби учит криминальному ремеслу послушного сына, Рентон повторяет свое видение выбора жизни, но с поправкой на засилье «айфонов» и вездесущего «фейсбука», а Кочерыжка неожиданно открывает в себе писательский дар. Бойл не дает оценки действий героев, просто следуют за ними как безмолвный свидетель. Зритель ожидает в конце завершения гештальта, но Бойл намеренно делает концовку открытой. Неизвестно, что ждет Кайфолома и Рентона, мирно просматривавших трансляцию футбольного матча, писательский дар Кочерыжки может сыграть роковую роль в жизни близких, а Бегби вполне способен совершить очередной побег. Но это уже совсем другая история. «Т2: Трейнспоттинг» определено стоит смотреть - не только из-за того, что первая часть определила целую эпоху, но и чтобы вновь встретиться с полюбившейся четверкой друзей. По сути, «Т2» - некий междусобойчик актеров и режиссера, и, что бы не говорили скептики, на этот междусобойчик приятно смотреть. Даже спустя 20 лет, даже когда у героев морщинки на лице и подросшие дети. (Александра Эрднеева, «365»)

Т2: Трейнспоттинг. Торчки от жизни. Ко всем фильмам, конечно, можно применить эту фразу: либо нравится, либо нет. Но именно «На игле» или «Trainspotting» в оригинале кажется экранизацией этого определителя вкуса. Тот давний фильм Денни Бойла - как укол прямо в вену, впрыскивает дозу, от которой тебя либо вывернет наизнанку, и ты больше не захочешь смотреть подобное кино, либо ты словишь такой кайф, что можно смело присоединяться к четверке торчков из Эдинбурга. И лично я до сих пор не могу сама себе объяснить, почему мне нравится картина 1996 года. Но она определенно входит в топ моих персональных кинонаркотиков, действие которых, нет-нет, да хочется ощутить на себе. Очевидно, Дэнни Бойл и его актеры тоже впали в зависимость от своего фильма. Иначе как объяснить, что через 20 лет они, противники сиквелов (МакГрегор не в счет, у него особый статус), в полном составе снова с головой нырнули в продолжение истории «Трейнспоттинга». Только зависимостью. И ностальгией, которую в отличие от ломки можно и не сдерживать. Выбравший когда-то жизнь со стиральной машинкой Марк Рентон решил вернуться в Эдинбург. И, кажется, я могу его понять. Когда в жизни все идет не так, хочется домой. Понятно, что его поступок и бегство по-кинематографичному драматичнее и весомее, но даже я без особых поводов иногда борюсь с желанием сгонять на выходные на родину, просто посмотреть, как она там без меня. А у человека реально жизнь не складывается, хотя он чист, стилен и в общем-то при деньгах, чего не скажешь о его старых во всех смыслах друзьях. Для Рентона эта поездка, как горящий тур в молодость - он давно не позволял себе так кутить, и вместе с тем визит к незримому психоаналитику - разобраться, в какой момент его жизнь пошла под откос, и лучшие друзья стали лучшими врагами. По старинным улицам Эдинбурга в буквальном смысле бродят призраки прошлого. А чтобы подчеркнуть незыблемость исходного мира, несмотря на вторжение в него новых скоростей и технологий, Дэнни Бойл реконструирует самые запоминающиеся сцены «На игле». В «Т2» Рентон уже не центральный персонаж, несмотря на то, что именно Юэн МакГрегор единственный из четверки вырвался в безоговорочные звезды мирового масштаба. (И, если вам кажется, что сериальная слава Джонни Ли Миллера способна поспорить с полнометражной славой МакГрегора, третий сезон «Фарго» будет вам ответом). Он лишь катализатор сюжета. Денни Бойл в этом плане довольно беспардонно обходится со своей главной знаменитостью, с которой долгое время был в ссоре, а «Трейнспоттинг 2» воссоединил не только маргинальный квартет, но и режиссера с актером. Но стоит оценить виртуозные пассы режиссера и сценариста Джона Ходжа: я не заметила, как акцент с рефлектирующего и деятельного Марка сместился на безнадежного, казалось бы, Кочерыжку. Образ летописца истории торчков, с одной стороны, низко кланяется Ирину Уэлшу, давшему превосходный книжный материал для первого фильма и материал чуть похуже для второго. А с другой, звонко щелкает по носу всех нас, подросших, но не повзрослевших поклонников «На игле»: пока мы тут в Фейсбуке публикуем отретушированные фотографии своей успешной, с точки зрения социума, жизни, наш одноклассник-двоечник негромко начал жить по-новому. Без лозунгов, а по-настоящему. Юэн Бремнер даже не пытается на экране выглядеть взрослее и серьезнее. В отличие от остальных героев, его Кочерыжка продолжает нелепо одеваться, ширяться, а его жестикуляция Буратино как будто стала еще заметней. Но посмотрите, сколько ему досталось сольных сцен, и поймете: перед вами не только освободившийся от зависимости от других людей персонаж, перед вами самостоятельный яркий актер. Самая простая и отчасти неблагодарная задача стояла перед Робертом Карлайлом: его Бегби - олицетворение всех людей, застрявших в прошлом. Ходячий типаж, место которому в музее 90-х. Его устрашающее в первом фильме поведение в «Т2» напоминает убийственную клоунаду. А его неделикатные методы ведения дел лишь подчеркивают изящество аферы, которую за спиной у четверки проворачивает новая героиня. Ну, правда, вы же не думали, что «Трейнспоттинг 2» скатится в ностальгические сопли и не даст своим зрителям драйва, погонь, преступлений и сумасбродства (и забойного саунда, но о нем я писать не умею). И вот тут как раз стоит наконец вспомнить, что вторая книга Ирвина Уэлша называется «Порно». Сам Дэнни Бойл просил не называть его фильм экранизацией этого романа, однако воспользовался указанной темой, чтобы Рентон, Саймон «Кайфолом» и его молодая (читайте: новое поколение) подружка, болгарская проститутка Вероника могли провернуть одно весьма прибыльное дельце. Ну, и, разумеется, главная интрига рождается сама собой. Чтобы возвращение домой было стопроцентным, кто-то кого-то обязательно должен кинуть. Хотя по факту, обманул тут всех Дэнни Бойл. Обманул ярых фанатов «Трейнспоттинг», которые ждали яркого наркотического трипа под номером 2. Обманул поклонников Уэлша, которые думали, что идут на экранизацию дерзкого романа. Обманул скептиков, которые думали, что режиссер снимал фильм ради прибыли. И обманул тех зрителей, которых трейлер фильма заставил думать, что их ждет непрерывный угар. «Т2: Трейнспоттинг» - это такое камерное кино для своих. Просто этих «своих» у Бойла, Рентона, Кайфолома, Бегби и Кочерыжки по всему миру - легион (тут вам снова не повредит заглянуть в интервью). Фильм о взрослении знакомых героев, чью жизнь было сложно примерить на себя в прошлом, но, оказывается, в настоящем они стали ближе и понятнее. Их инфантилизм и рефлекторное принятие обновленной реальности похожи на то, что переживает целое поколение зрителей по всему миру. А главный наркотик, который их все объединяет - это неуемное желание жить полноценной, яркой, насыщенной жизнью. Ведь торчать на самом деле можно на чем угодно. И лично я вместе с зависимостью от жизни выбираю зависимость от кино. Оценка: 9 из 10. Грандиозно. (Вероника Скурихина, «Ten Stars»)

Сиквел «На игле»: При чем тут Бриджет Джонс? У героев нового фильма Дэнни Бойла больше общего с непутевой британкой, чем с персонажами Ирвина Уэлша. Когда в 1996 году команда молодых кинематографистов во главе с продюсером Эндрю Макдональдом экранизировала роман Ирвина Уэлша «На игле», картина почти сразу стала культовой, а ее герои - или, правильнее сказать, антигерои - стали такой же частью британской поп-культуры, как песни Oasis и Blur. Знаменитый монолог «Выбирай жизнь» в виде постеров разошелся по сувенирным магазинам и стал обычным предметом интерьера студенческих комнат. Странно, что продюсеры новой ленты Дэнни Бойла не стали дожидаться открытия 67-го Берлинского кинофестиваля, чтобы устроить его мировую премьеру. Сиквел, названный «Т2» (не для того ли, чтобы запутать зрителей?), уже вышел в Великобритании и заработал более 6 млн долларов. Это самый успешный в кассовом отношении уик-энд по сравнению с другими фильма Бойла, а также третий в списке самых кассовых первых уик-эндов Британии среди фильмов с рейтингом 18+. «Мы не хотели называть фильм просто "На игле 2", и мы решили придумать, как бы его назвали сами персонажи, если бы могли их спросить. Наверное, они бы хотели, чтобы он назывался так же, как один из величайших фильмов в истории - "Терминатор 2". Они бы сделали так, чтобы одновременно почтить и позлить режиссера!» - со смехом рассказал на пресс-конференции в Берлине режиссер Дэнни Бойл. Как же сделать сиквел фильма, определившего целое поколение, фильма о безудержной, разрушительной энергии юности? Дэнни Бойл берет очевидное, но самое логичное решение: да, герои «На игле» постарели; да, их раскидала судьба; да, они почти ничем не отличаются от среднестатистических британцев своего возраста. И проблемы перед ними стоят те же самые: как жить, когда вообще-то жизнь наполовину позади, а ты такой же, как 20 лет назад. Родители умирают, дети растут, а ты все такое же ничтожество. В этом герои «Т2» начинают подозрительно смахивать на хорошо всем знакомую Бриджет Джонс. И действительно, от сиквела «На игле» на душе становится так же хорошо, как от встречи с постаревшими одноклассниками (спойлер: у них все тоже уныло) и просмотра с бокалом вина комедии о непутевой Бриджет. Все поправимо. Настоящая дружба существует. Старые грехи можно искупить. Марк Дарси тоже где-то ждет. Мы все ностальгируем. Иногда. Кайфолом (Джонни Ли Миллер) кое-как поддерживает теткин паб, нюхает кокс и промышляет шантажом при помощи хорошенькой молодой проститутки из Болгарии, Вероники (Анжела Недялкова). Бегби (Роберт Карлайл) мотает срок, бросается на адвоката с кулаками («Ты им что, сука, не сказал на апелляции про ограниченную вменяемость?!») и мечтает сбежать из тюрьмы. Кочерыжка (Юэн Бремнер) все никак не слезет с иглы, и проще уже удавиться, дабы не мучить Гейл (Ширли Хендерсон) и малыша Фергюса. Рентон (Юэн МакГрегор) разводится с женой, он перенес микроинфаркт и решил вернуться в родной Эдинбург, чтобы снять камень с души. Дэнни Бойл прекрасно понимал, что ностальгия - одновременно и ресурс, и угроза. «Ее нужно было держать под контролем, это очень мощный инструмент. Когда Кайфолом говорит Рентону: "Да ты просто турист в мире собственной юности!" - это звучит как обвинение. Зачем он вернулся? Этот вопрос задает себе и сам Рентон», - говорит Бойл. Герою Юэна МакГрегора предстоит обнаружить, что один из его бывших друзей вот-вот покончит с собой, второй Рентона ненавидит, а третий окончательно помешался, мечтает его прикончить, да к тому же вырвался-таки из тюрьмы. «Сценарист Джон Ходж написал что-то гораздо более личное, чем мы ожидали. Это и стало ключом к сиквелу. Конечно, в фильме много юмора, но также в нем много откровенного разговора о тревогах, которые приносит возраст, о разочарованиях. Это все очень болезненные темы, которые позволили нам определить фокус фильма. Я понимал, что актерам, в свою очередь, будет интересно привнести свои переживания на эту тему в образы героев. Надеюсь, это сработало», - поделился на пресс-конференции в Берлине режиссер Дэнни Бойл. «Годы стали своего рода спецэффектом в этом фильме, - смеется Юэн Бремнер. - Время не купишь, не нарисуешь с помощью компьютерной графики. Мне кажется, поначалу мы недооценивали, насколько это хорошо сработает». «Первый фильм ухватил дух времени, вышел в нужное время и в нужном месте. Повторить это было невозможно, - добавляет Джонни Ли Миллер. - И смысла в этом не было никакого. Мне было интересно сыграть в сиквеле как раз потому, что это происходит 20 лет спустя. Если хотите, это уже посмертное кино!» Если в мир «На игле» зрителя погружал задиристый закадровый голос главного героя Марка Рентона, то в сиквеле Дэнни Бойл решил отказаться от этого приема. «Это было нашим первым решением. Дело в том, что Рентон в каком-то смысле потерял свой голос. И, соответственно, свою напористость тоже. Он уже не может быть гидом по этому миру. Это было важно, ведь теперь на его рассказ нельзя было опереться. Нужно было сконцентрироваться на конфликте между персонажами, спросить себя, как они встретят друг друга. О чем им вообще говорить? Моменты, в которых они видят друг друга впервые после 20 лет, едва ли не самые впечатляющие в фильме», - объясняет Бойл. Голос к Рентону возвращается, но ненадолго. Сиквел монолога «Выбирай жизнь» звучит уже не как саркастичная пародийная проповедь, но как полное горечи разочарование по поводу собственной жизни. Зато настоящий голос обретает самый слабовольный персонаж из четверки, торчок Кочерыжка. Новая встреча с Рентоном позволяет ему почувствовать почву под ногами, а воспоминания о былых временах, которыми Кочерыжка делится с Вероникой, вдруг начинают обретать литературную форму. «Ты же зависим не от героина, тебе просто нужно на чем-то сидеть! Обрати эту энергию в другое русло», - проповедует Рентон. Кочерыжка начинает записывать свои истории крупным почерком в большом блокноте. Если что-то и спасет от бездны, то искусство, литература, текст. И, конечно, записанную на бумаге историю всегда можно переписать. Была бы фантазия. (Дарико Цулая, «КиноПоиск»)

Укол молодости. Они стали старше, но едва ли мудрее и уж точно не счастливее. Самые известные в кинематографе наркоманы Рентон, Кайфолом, Кочерыжка и Бегби вернулись на экраны спустя два десятка лет с послесловием легендарного британского фильма 1996 года про героиновые будни шотландской молодежи. При поддержке режиссера Дэнни Бойла они рассказали нам печальную, но поучительную историю о том, что бывает после того, как ты все-таки выбрал жизнь. В романе «На игле» Ирвин Уэлш писал, что пытаться завязать с героином - это самый большой вызов, который ты можешь бросить этой самой жизни. Марк Рентон к выходу сиквела на экраны завязал. Похоже, все эти годы он ждал, что небеса отблагодарят его. Но небесам оказалось глубоко плевать на личный подвиг отдельно взятого наркомана. Тотально разочарованный правильным осознанным бытием, в попытке хоть ненадолго вернуться в то состояние, когда единственной проблемой был поиск очередной дозы, Рента едет из Амстердама в родной Эдинбург. Там его встретят те, кого он ограбил в финале «На игле». По сюжету трагикомедии «Т2 Трейнспоттинг», Кайфолом теперь держит паб и промышляет шантажом в компании миловидной работницы секс-индустрии, которую считает своей девушкой. Неуклюжий Кочерыжка не смог совладать с современными реалиями и снова подсел, а неистовый Бегби сбежал из тюрьмы и напал на след Рентона с целью покарать его за предательство. Кроме них, Марка ждет в Эдинбурге все то, с чем ему когда-то помогал справиться героин, - страх и отвращение, безнадега и тоска, обида и ненависть, боль и депрессия. Со всей беспощадностью они обрушиваются на мужчину средних лет, и его вены вновь просят огня. Или хотя бы чего-то похожего, чем можно утолить ту самую lust for life. Но вот беда - старые способы уже не подходят, а новые не идут ни в какое сравнение с наркотиками, помноженными на бьющую ключом энергию молодости. И наши герои начинают делать то, что делают многие 40-летние неудачники с целью хоть как-то себя раскачать, привести в чувство - пытаются организовать совместный бизнес. И как у многих 40-летних неудачников, получается у них не бизнес, а безумное приключение. Оно-то и возвращает им блеск в глазах, почти наркотический. И кто, как не Дэнни Бойл, смог бы организовать подобный капустник с залихватской выразительностью, бешеной энергетикой, особым шотландским юмором и сентиментальной нежностью к бедовой четверке? За прошедшие с выхода «На игле» годы Бойл о чем только не снимал: в «Пляже» он отправил своих героев на райский остров, где ситуацию несколько омрачали кровожадные акулы, в хорроре «28 дней спустя» заселил постапокалиптический Лондон яростными и довольно прыткими зомби, в «Пекле» амбициозно познакомил нас с погибающим Солнцем, за «Миллионера из трущоб» собрал восемь «Оскаров», а в фильме «127 часов» из камерной драмы о застрявшем в скале альпинисте сделал суровый экшен о боли, ее преодолении и принятии. Так что развлечь престарелых наркоманов ему не составило особого труда. В «Т2» четверо потрепанных мужчин разной степени вменяемости как угорелые носятся по Эдинбургу, с остервенелой жадностью употребляют спиртное и не только, устраивают кретинский беспредел на вечеринке шотландских реднеков, а в процессе дружеской драки, развернувшейся, конечно же, в пабе, «лимонадят» друг другу лица барным оборудованием. В общем, здесь у нас тот случай, когда «хороший тамада, и конкурсы интересные». Почерк Бойла виден в «Т2» невооруженным взглядом: клиповость, психоделическая игра с цветом и светом, смешение жанров, оригинальные ракурсы. Кажется, оператору пришлось на съемках изрядно попотеть и проявить недюжинные акробатические способности. Вкупе с обилием трогательных пасхалок (к ним можно причислить и обновленный саундтрек), а также с ностальгией, которую сами авторы метко назвали «пульсирующей», и красивейшим, прямо-таки изящным финалом это сделало сиквел неожиданно бодрящим. Подобное продолжение, больше похожее на яркий постскриптум, способно доставить зрителям такое же удовольствие, как Рентону его кратковременный трип в юные годы. Во время промокампании проекта сам Дэнни и каждый из четырех шотландских «мушкетеров» неоднократно заявляли журналистам, что съемки «Т2» были для них делом чести, а не способом заработать лишнюю копейку. Больше они могут не оправдываться перед нами - качество конечного продукта говорит само за себя. При этом стариковское брюзжание и воспоминания тех времен, когда трава была зеленее, представлены здесь в гомеопатических дозах. Это кино грустное не по жанру, а по заявленной тематике. Иначе и быть не могло, сколько не впихни туда шуток и гэгов. «Выбери разочарование», - говорит теперь Рентону мир. Выбери стихийные экспресс-туры по собственной молодости и вымученные флешбэки, от которых остается лишь стыдное послевкусие и головная боль. Выбери твиттер, сиквел, квадрокоптер, вейп и джентрификацию, но жизнь все равно пронесется мимо тебя, как поезд, на который ты опоздал еще 20 лет назад. И дело не в том, что мир изменился, а в том, что ты не успел измениться вместе с ним. В 90-е тема героина была настолько актуальна, что породила такое модное направление, как «героиновый шик». Сегодня употреблять наркотики не круто даже среди молодежи, не говоря уже о более сознательной публике. Оригинал был портретом целого поколения и ознаменовал собой переход из культуры 80-х в 90-е, когда запрещенные вещества участвовали в создании новой музыки, а музыка, в свою очередь, побуждала их употреблять. Сиквел ничего собой не знаменует, не отражает духа времени (если вы не считаете таковым разочарование во всем на свете) и ему не суждено стать культовым фильмом. Помимо всего прочего, «Т2» довольно беспощаден к тем великовозрастным разгильдяям, в чьих головах все еще гуляют шальные ветра. «На игле» был взглядом в душу поколения, его продолжение - взгляд в замызганное зеркало, без иллюзий, но с усмешкой на губах. Бойл не ворчит и не вздыхает, не призывает нас жалеть Рентона со товарищи или осуждать их. Но, используя силу кинематографа и прекрасных актеров, он делает зрителю такой укол молодости, от которого зрачки расширяются, дыхание учащается, а пульс подхватывает ритм железнодорожного перестука. Если и другие режиссеры научатся ностальгировать по 90-м так азартно и по-мальчишески задорно, то не за горами тот день, когда киноманов перестанет тошнить от слова «сиквел». («Lostfilm.info»)

В картине, где описываются события, происходящие через 20 лет после финала предыдущего фильма, который в свое время российские прокатчики бесхитростно обозвали "На игле", снялись все актеры из исходника, должным образом повзрослевшие. О возможности сиквела речь заходила еще в 2009 году, но его появлению препятствовало одно досадное обстоятельство. С конца 90-х режиссер и исполнитель роли Марка Рентона, Юэн МакГрегор, не общались: последний крепко обиделся на Бойла за то, что тот взял на главную позицию в свою постановку "Пляж" не его, а Леонардо Ди Каприо. Однако в 2014-м движение вокруг второго "Трейнспоттинга" приняло нешуточные масштабы, со всех сторон полетели интервью от участников процесса, и довольно скоро выяснилось (новость сообщил лично автор романа-первоисточника Ирвин Уэлш), что Макгрегор и Бойл уладили все недоразумения и уже воссоединились для совместной работы над фильмом. Сиквел, судя по отзывам первых зрителей, получился по-хорошему ностальгический. Критики картину хвалят (рейтинг 79% на Rotten Tomatoes), общий настрой рецензий - "опьяняющий, эмоционально вовлекающий постскриптум" к "Трейнспоттингу", пусть и не такой задорный и эпатажный, как предшественник. Все обратили внимание на отдельный визуальный поклон умершему год назад Дэвиду Боуи. Музыкант был большим поклонником дебютной работы Дэнни Бойла "Неглубокая могила" и в 1995-м помог режиссеру незадорого собрать для саундтрека "Трейнспоттинга" кучу культовых песен. В частности, Бойл получил "Perfect Day" Лу Рида и "Nightclubbing" Игги Попа с большой скидкой, а "Lust for Life" - практически бесплатно, так как Боуи в ней автор музыки. Во всех рецензиях подчеркивается гармоничное воссоединение актеров на главных ролях - что, кстати, было отнюдь не просто с организационной точки зрения. Джонни Ли Миллер и Роберт Карлайл прописались на западном побережье США, снимаясь в телесериалах, и вытащить их на съемки в Эдинбург оказалось нетривиальной задачей. Как минимум все сцены с одновременным участием четырех героев снимались в сжатые сроки. Кстати, Миллер в процессе подготовки был вынужден нанять специалиста по акцентам, потому что самостоятельно воспроизвести специфический эдинбургский говор уже не смог. Коллега Макгрегор шутил в интервью, мол, в этот раз Джонни Ли не квасит дни напролет, вот уменье и ушло. Свою порцию похвал получил и лично режиссер Дэнни Бойл. Как минимум ему удалось сдержать обещание и не посрамить чести первого фильма, удостоенного звания "Лучший шотландский фильм всех времен", на секундочку. Правда, пока сиквел не смог повторить финансовые показатели прародителя. На данный момент создатели могут записать себе в актив прокатное лидерство второго "Трейнспоттинга" среди фильмов категории R в родной Великобритании и успешно собранные $25,4 млн дома и в континентальной Европе. Чтобы получить достойный коэффициент кассового успеха (ККУ), $18-миллионной постановке придется заработать не меньше $36 млн, что в целом не представляется проблемой. Но пока формируется ощущение, что большинство истинных поклонников первого "Трейнспоттинга" просто не пошли в кино на сиквел, ожидая его появления на торрент-трекерах для последующей бесплатной закачки. Следует заметить, что чаще всего работы Бойла приносят очень неплохие сборы. По крайней мере, топ-5, состоящий чуть меньше чем из половины всей его фильмографии, замыкает картина с $60,7 млн в кассе. Это "127 часов" с Джеймсом Франко в главной роли. Основанная на реальных событиях драма о том, как выжить, когда твою руку придавил многотонный валун в каньоне, обошлась всего в $18 млн, поэтому собранного хватило на приличный ККУ 3,37. В активе имеются три номинации на "Золотой глобус", шесть - на "Оскар" и восемь - на британскую BAFTA (ни одной победы). Четвертое место в рейтинге принадлежит как раз оригинальному "Трейнспоттингу"/"На игле". Фильм, из описания которого уже не выкинуть слова "культовый", снимался на GBP1,5 млн (около $2,2 млн по тогдашнему курсу), которые были получены от британского общественного телеканала Channel 4, известного поддержкой независимого кино. Мировой прокат принес ошеломляющие $72 млн - главным образом из Европы, кинотеатры в США заработали всего $16,4 млн. Это дает лучший ККУ в пятерке: 32,72. Третье место облюбовала бойловская версия зомби-апокалипсиса "28 дней спустя". Режиссер снова показал высочайший класс владения ремеслом, без труда реанимировав жанр зомби-хоррора за неполные два часа, которые идет картина. Таким образом, благодаря Бойлу постановка за $8 млн растрясла мировую аудиторию "18+" на $84,7 млн (ККУ 10,59) и позволила создать сиквел, вышедший в 2007-м. А возможно, таланты Бойла еще и выходу триквела посодействуют. До второй позиции добрался во многих смыслах злополучный "Пляж", экранизация романа-бестселлера Алекса Гарленда. Ходили слухи, что Бойл отказал Макгрегору и привлек Ди Каприо в связи с тем, что под Лео ему пообещали дополнительное финансирование. Очень может быть, учитывая увесистость окончательного бюджета, $50 млн. Однако нет смысла отрицать, что появление американской звезды на главной позиции помогло "Пляжу" собрать $144,1 млн и показать ККУ 2,88. Особой радости, правда, создатели картины испытать не смогли: их больше шести лет таскали в суд в Таиланде из-за того, что они нанесли урон природе тропического острова Пхи-Пхи-Ле, где проходили съемки. А некоторые тайские политики очень старались испортить международную репутацию кинокомпании 20th Century Fox, выпустившей "Пляж", или хотя бы запретить прокат постановки на территории страны. «Миллионер из трущоб». Бюджет $15 млн Сборы $377,9 млн ККУ 25,19. Венчает личный рейтинг кассовых рекордов Дэнни Бойла настоящий чемпион, "Миллионер из трущоб". Фильм, основанный на книге индийского дипломата Викаса Сварупа "Вопрос-ответ", был снят в 2008 году за $15 млн, и поначалу его прокат никаких особых сюрпризов не приносил. Однако затем заработало сарафанное радио, народ потянулся в кинотеатры. Слухи об успехе среди простых зрителей дошли до Американской киноакадемии, а та взяла и выдала "Миллионеру" восемь "Оскаров", в том числе в номинациях "Лучшая картина", "Лучшая режиссура" и "Лучший адаптированный сценарий". После чего началась уже конкретная жара, и в итоге фильм по миру собрал $377,9 млн, из них более $140 млн в США. Отсюда преотличный ККУ 25,19. (Владимир Боровой, «Коммерсантъ Деньги»)

- Если не вернемся через час - звони в полицию. - И что мне им сказать? - Что нас убили. Рентон, поборовший героиновую зависимость много лет назад, приезжает в Эдинбург из Амстердама. За душой - ни семьи, ни денег: развод и не слишком удачная бухгалтерская карьера привели его к еще большему разочарованию к жизни. Экзистенциализм подпитывается недавно перенесенным инфарктом и полным отсутствием перспектив: «промотать пару-тройку лет я еще смогу, а вот что делать с двумя-тремя десятками, отпущенными врачами, я не знаю». В родном городе его дождались все, кроме матери; все и осталось почти что по-прежнему. Кочерыжка, неожиданно открывший в себе дар писателя, пытается слезть с героина ради встреч с женой и сыном, но теряет все в один час, из-за чего снова срывается и даже пытается покончить жизнь самоубийством. Бегби в очередной раз отказывают в досрочном освобождении, и он, обозленный на весь мир, решает взять дело в свои руки и устраивает побег. А Саймон крепко подсел на кокаин и бросил занятия шантажом только для того, чтобы переключиться на более прибыльный бизнес и вместе с болгарской студенткой-проституткой Вероникой превратить старый паб, доставшийся ему от тетки, в бордель. Второй «Трейнспоттинг» - это скорее свободный пересказ романа Уэлша с нелирическим названием «Порно», хоть автор и встречался с Дэнни Бойлом, чтобы обсудить ключевые детали и помочь переложить сюжет на кинематографическую канву «без отрыва от оригинала». Так, например, с момента событий первой части прошло двадцать лет, а не десять: персонажи достигли среднего возраста, но в душе так и остались подростками, бегущими от проблем все с той же непосредственностью и легкомыслием. Почти у всех есть неудавшийся опыт отношений и дети, и герои все чаще мысленно обращаются к старым временам, из-за чего повествование стойко пропитано ностальгией и грустью по невозвратно ушедшему. А еще глубоким, тоскливым, беспросветным одиночеством. По словам Бойла это - осознанный прием: демонстрация того, что поколение сменилось, время создало своеобразную повторяющуюся петлю. Что мир вокруг изменился, а герои - нет: они на это попросту не способны. «На игле 2» можно смотреть, даже ничего не зная о первой части, лента выглядит как самобытный проект, не требующий каких-то фоновых знаний. Как минимум потому, что в ней, так или иначе, показаны основные сюжетные линии первого фильма. Зачастую они поданы в лоб: неожиданное и не очень дружеское воссоединение заставляет героев постоянно оглядываться и вспоминать старые грешки, из-за чего повествование наводнено флешбэками - по городу буквально разгуливают призраки прошлого. С другой стороны, это отличный пример правильного сиквела, когда продолжение истории не паразитирует на оригинале, а имеет свои идеи, проблематику и настроение. Само собой, здесь присутствуют уже знакомые приемы, включая фирменные бойловские фишки, вроде клипового монтажа, частого использования голландского угла (это такой заваленный ракурс, усиливающий драматичность момента или искаженное восприятие реальности), а также цветовой гаммы. В конце концов, этот фильм создавала та же команда, что и предыдущий, из-за чего неизменными остались места и персонажи. Но, к счастью, все это больше напоминает ироничный, хоть и несколько грустный привет первому фильму, его молодым героям и аудитории, нежели самолюбование и самокопирование. Имеются и более очевидные различия: к сценарным правкам, вроде укороченных или не использованных линий «Порно», добавился перенос почти всего действия в Эдинбург, а если сравнивать с первым фильмом, «На игле 2» лишен закадрового голоса. Да и определить главного из четверки стало довольно проблемно: Рентон, Бегби, Саймон и Кочерыжка делят между собой сюжет и пространство примерно поровну. Знаменитый монолог Рентон тоже проговаривает иначе: за столиком в кафе, специально для Вероники. Воспроизводит, как бы в шутку, говоря о том, что они и считали его шуткой, протестом против невыносимой действительности, но в голосе взрослого Марка, вспоминающего о прошлом, слышится могильная тоска: шутка обратилась реальностью. Реальностью, в которой бывшие приятели снова вынуждены встретиться (удивительно, как они вообще выжили за эти годы), в которой все пошло не так, как планировалось, в которой шантаж, вымогательство и мошенничество в компании людей, не стоящих доверия, остается лучшим вариантом за неимением других. Предательство, доверие, любовь, дружба - тематика тоже осталась прежней, разве что проявляется острее: несмотря на то, что разрыв между героями даже спустя двадцать лет остается крайне болезненным, некоторые предпринимают усилия к принятию факта предательства и своеобразному прощению. Например, лояльнее всех к Рентону относится Кочерыжка, но в то же время пеняет на его недальновидность: «Ты оставил деньги наркоману, о чем ты думал?». По-настоящему разъярен Бегби, проведший все эти двадцать лет за решеткой. Саймон колеблется, хоть и встречает бывшего друга с бильярдным кием наперевес. К запутанным отношениям персонажей добавляется тема отцов и детей (та самая петля времени), национальный менталитет, тема зависимостей («Торчи от чего-нибудь другого», - говорит Рентон Кочерыжке, задыхаясь от долгого подъема на гору) и, конечно, криминала. Все это провоцирует создателей на введение большого количества абсолютно уморительных сцен, в числе которых мошенническая бизнес-идея с привлечением госструктур, кража кредитных карточек у завсегдатаев общества «1690» и последующее гениальное в своей простоте угадывание пин-кодов, случайная встреча Марка и Бегби в туалете клуба и многое, поверьте, многое другое. Череда последовательных эпизодов - мрачных или абсолютно отвязных - приводит к тому, что в середине действие начинает немного провисать. Да и развязку с деньгами, которые будут фигурировать в сюжете и на этот раз, при желании можно окрестить разочаровывающей. Тем не менее, вторая часть «На игле» - определенная удача: давние поклонники вряд ли разочаруются таким мощным запасом ностальгии, фанаты Уэлша получат от экранизации все, что хотели и даже больше, а незнакомые с культовой лентой зрители скорее всего захотят исправить это досадное недоразумение. Бережно переданный дух оригинала, по-хорошему злой, черный юмор, жестокость (хоть здесь и нет таких натуралистичных сцен, как в первой части), откровенный и оригинальный стеб над традициями, бюрократизмом и идиотизмом окружающих - «Трейнспоттинг 2» можно назвать безбашенным, ностальгическим и философским одновременно. Это странная смесь жести, угара, цинизма и неизбывной тоски; новая история старых персонажей - бешеных, изворотливых или просто измученных, но по-прежнему отказывающихся признавать себя жертвами, поданная под абсолютно ядерный саундтрек, и сама по себе вызывающая зависимость. Оценка: 4,5/5. (Анна Ентякова, «25-й кадр»)

«Т2. Трейнспоттинг»: Выбирая шизнь. Внутривенный впрыск прошлого в будущее. Достойное продолжение культового джанк-хита, не позорящее, но и не покрывающее оригинал. Как опиумная свеча - отпускает медленно и постепенно... Они улетали и не обещали вернуться. Мы спокойно жили, выбирая работу, карьеру, семью, телевизор с большим экраном и низкий уровень холестерина, а героиновые карлсоны под душераздирающее нытье Лу Рида вдавливались в ковер мироздания и растворялись в сети и на потертых видеоносителях, оживая лишь долгими киноманскими вечерами. Рентон, Обрубок, Бегби, Больной... Они остались там, когда мы пришли сюда. Но Бойл решил иначе... И вновь вошел в ту самую реку, мутные воды которой некогда вынесли его с окраин Эдинбурга на вершину мира. Вошел сам и потянул за собой всех. И вдруг оказалось, что мир, мать его, колоссально изменился, а мы - нет. Что все эти телевизоры с холестерином и семьи с карьерой - лишь мираж, в который попадает каждый, кого пересадили с натурпродукта на синтетику. Герафаэль против Метадонателло, ага. В процессе рассуждений о том, что раньше трава, определенно, была зеленее... И это оказалось жутко грустно, ибо прошлое почило в воспоминаниях, кино ушагало глубоко в будущее, а Бойл завис где-то посерединке, на голом классе вознося свои эполеты над плинтусом, но не целя в небеса. Потому и второй «Трейнспоттинг» вышел крепким, душевным, но безжизненным, как утекающие сквозь пальцы минуты, которые вот-вот буду пожраны лангольерами. Профессиональное иглоукалывание в пустоту, на месте которой некогда билось дикое сердце. Симпатичный волк, что никогда не вырвется за флажки, несмотря на бунтующую жажду жизни. 20 лет назад нечестный, рыжий и возбужденный Рентон выбрал жизнь и отбыл в неизвестном направлении с сумкой наличных и диковатой улыбкой на лице, оставив бывших товарищей на растерзание судьбе. За это время Больной успел постричься, получить в наследство паб и поднатореть в шантаже. Обрубок - прогулять оставленные Рентоном деньги, окончательно сторчаться и растерять работу, семью и желание жить. Бегби - стать профессиональным зэком с 20-летним стажем. Сам Рентон за напускным здоровьем и благополучием тоже скрывает фрустрацию и сердечную недостаточность. И только Томми выкрутился - умер от СПИДа... И вот судьба (рок?) вновь сводит бывших товарищей на районе. Рентона - в поисках давно ушедшего, Обрубка - в процессе суицида, Больного и Бегби - в остром желании отомстить. История еще не дописана. Игла вновь готова поразить цель. Да уж, мир действительно изменился. Достаточно уже того, что перед стартовыми титрами на экране всплывает убийственная в своей клинической наивности фраза о том, что фильм изобилует сценами курения, традиционно вредящего здоровью. И то правда: в картине, где есть страпон, ширево, кокаин, блевота в пакет и вырубание человека унитазом, действительно стоит опасаться сцен курения. Такая вот забота о биомассе. Такой вот протоплазменный социал. Вы серьезно, мистер Бойл?! Желаете плеснуть старины в этот отважный новый мир?! Ну-ну. Это с самого начала было опасной затеей - вновь расчехлять покоившуюся в недрах культа иглу. «Трейнспоттинг», на котором (неочевидно и безусловно) выросла уже пара поколений британских и не очень киномастеров, давным-давно перестал быть просто фильмом. Разодранный на словесные, визуальные и поведенческие цитаты, он стал золотым стандартом, одним большим жирным эталоном, натягивающим сразу все меры и веса в этой вашей Парижской палате. Словно цезий и стронций из лопнувшей АЭС, он въелся в кинопространство - и теперь сложно найти тот фильм о британцах, наркотиках, криминале или бурной молодости, в котором нет хотя бы частички молодого Бойла. Только вот Бойл уже не молодой. Он успокоился. Отъелся. И загрустил. А потому и продолжение лютого, аки вздыбленный кислотой нерв, фильма стало спокойным, сытым, грустным и по самую маковку погруженным в ностальгию. Раз за разом в тело сценария вплетаются целые куски первой серии, настоящее навязчиво цитирует прошлое, саундтрек плюется теми же нотами, герои смотрят на себя молодых, а традиционно непричесанный Эдинбург лишний раз убеждает, что 20 лет - лишь плевок в громаду Вселенной. Повторяются ситуации, повторяются монологи и диалоги, повторяются ошибки молодости. Вот только чем дальше, тем отчетливее видно, что река, в которую повторно въехал этот отмороженный экспресс, уже не такая мокрая, как раньше. Это приговор поколению. Диагноз образу жизни. Могильная плита надеждам и чаяниям. И это, увы, зацепит лишь тех, кто в середине 90-х, повизгивая от удовольствия, взахлеб смотрел на то, как юный МакГрегор погружается то в ковер, то в сортир, юный Миллер стреляет питбулю в яйца, а юный Бремнер сражается за обгаженные простыни. Для обновленной платежеспособной аудитории «На игле» сегодня выглядит не более чем занятным ретро. Молодежь не боится героина, про злые улицы им в слоу-мо бает Гай Ричи, а забойные саундтреки умеют клепать даже школьники. Да и снимать в том пульсирующем бешеном ритме, сегодня уже не принято. Киноистерика прошла. Публика пересела с киногеры на опиумные свечи. На них же пересадил свое кино и заматеревший Бойл. Все герои, ситуации, запилы и операторские приемы второй серии выглядят так, словно их на постпродакшене покрыли мутной пленкой, снабдили цифровой одышкой и три недели не давали спать. Ни один из ударных эпизодов не поднимается до легендарного уровня заплыва в унитазе, галлюциногенного рейда куклы по потолку или подковерного провала. Даже Обрубок (которого опять беззубо обозвали Кочерыжкой) кривляется как-то устало и через силу, а его традиционный эпизод в стиле «приятного аппетита» выглядит много преснее массированного похода по большому в гостях у невесты. Теперь это уже кино не про дружбу, наркоманское болото и выборе своего пути, а про кризис среднего возраста, потерянное поколение и усталость от жизни. И давайте будем честны: на эту тему существует немало хороших фильмов и многие будут посильнее обозреваемого. Это не значит, что «Т2» - плохое кино. Оно очень хорошее и половине современных режиссеров до такого никогда не дорасти, но не ждите прорыва, отрыва или взрыва. Только многократное подмигивание старым фанатам, усталость, многомудрость, годами выпестованное качество и встреча со старыми друзьями 20 лет спустя. Бойл отпускает своих героев и предлагает нам поступить так же. И финальный отъезд от Рентона в бесконечный однокомнатный тоннель, оклеенный лютыми обоями, безусловно, перекликается с тонущим в расплавленном металле «лайком» Терминатора - зря, что ли, Бойл выпрашивал для сиквела у Кэмерона литую аббревиатуру Т2? Жажда жизни побеждает смерть, но некоторым лучше не возвращаться. Все это смотрится на одном дыхании, проглатывается в один прием, изжоги не вызывает и послевкусие вполне приятное. Сборная Британии по дурному кино не подвела, пусть и в нирвану не завела. Оставила традиционно под забором, где можно встретить всех тех, кто когда-то выбрал не то. Впрочем, все мы, в общем, выбираем жизнь. Просто количество шизы в ней у каждого свое. (Александр Дудик, «KP.ru»)

Где родился, там и пригодился. Культовая британская драма о бездельниках на дне «На игле» постоянно преследовала ее режиссера Дэнни Бойла. В итоге он снял сиквел, который получился менее лихим, но все же ярким, сентиментальным, седовласым воспоминанием о юности. В феврале экранизации одноименного романа шотландца Ирвина Уэлша исполнился 21 год, поэтому в разговоре о продолжении нельзя не замолвить пару словечек об изобретательной формально и дикой сюжетно картине Бойла. «На игле» - арт-кино о бессобытийной жизни безбашенных, хамоватых, циничных и беззаботных наркоманов. Нет, фильм Бойла не похож на мрачный «Реквием по мечте». Все-таки, кроме одурманенности наркоманских будней, «На игле» обладает пионерским задором. По дозе? А почему нет? И так весь фильм - круговорот головокружительного отравления телесного и нравственного. Поколение, не желающее перемен. Лента захлебывается мерзостью, абсурдом и нахальством. Оператор Брайан Тьюфано («Билли Эллиот») и монтажер Масахиро Хиракубо («Пляж») создали ирреальную, галлюциногенную реальность, перевешивающую всякий здравый смысл. Словом, «На игле» - сущий дурдом с маниакальным драйвом. «На игле 2» получился у Дэнни Бойла совершенно другим. Объединяют фильмы персонажи и их прошлое. Новая картина главным образом толкует о предательстве и возвращении, сожалении и воссоединении. «На игле» заканчивался побегом героя Юэна МакГрегора с полной сумкой денег, которые он с товарищами получил с продажи наркотиков. В нем авторы проиллюстрировали сразу несколько видов зависимости: всевозможные вещества, секс и насилие, а также дружба. И вот персонаж МакГрегора отказывается от наркотиков и дружбы в пользу одиночества. Просмотр второго фильма невозможен без первого. Обе ленты, представляющие экзистенциальные откровения, пересекаются еще в одном - эгоизме, доверии и гневе. При этом сиквел - это бесконечно грустная трагикомедия о дружбе - междусобойчик, от которого скучать не придется. Здесь значительно меньше наркотиков - здоровье уже не то, поэтому и скорость рваного повествования сбавлена. Картина снова начинается с бега главного героя Марка «Рента» Рентона (МакГрегор), но уже на беговой дорожке спортивного зала. Все изрядно постарели. Социопат Фрэнсис «Франко» Бегби (Роберт Карлайл) располнел, Саймон «Кайфолом» Уильямсон (Джонни Ли Миллер) успел жениться и разойтись, а оболтус Дэниел «Кочерыжка» Мерфи (Юэн Бремнер) продолжает увлекаться героином, поэтому чудовищно тощий, но такой же добродушный и беззащитный. Жизнь самоубийством почти никто не кончает. Но поумнели ли герои? Тут-то и закрадываются сомнения. В фильме больше тишины, раздумий, ностальгии, а внутри персонажей ощутима тоска, но мужики такие же жалкие неудачники с неизживаемой тягой к прошлому: то пограбить, то уколоться, то нюхнуть, то набить кому-то морду. Казалось бы, что же было хорошего в те угарные времена, когда жутко ломало без очередной дозы? А хорошо то, что тогда мы были молодыми, трава была зеленее, а небо голубее. И невзирая на пестрое изображение фильма, для героев все сильно обесцветилось. Что продолжение может сказать о дне сегодняшнем? Не так уж много. Фильм и его герои изменились внешне, и попутно появилась насмешка над тоскующими по британскому империализму - Бойл иронизирует над противостоянием протестантов и католиков. Кино менее хипповое, а более попсовое, что ли. Если первая арт-трагедия с суматошным повествованием извергалась нигилизмом и грязью, то вторая часть - трезвая, глянцевая, без звериного бешенства. Помните, как Рентон ядовито высмеивал современность? «Выбери работу. Выбери карьеру. Выбери семью. Выбери недвижимость и аккуратно выплачивай взносы. Выбери диван, чтобы развалиться и смотреть отупляющее шоу. Набивай брюхо всякой всячиной. Выбери свое будущее. Выбери жизнь. Но зачем мне все это?», - заявляет персонаж в начале первого фильма. Дом, работа, семья... Рутинная жизнь среднего человека приравнивалась к игле. Психология толпы и потребления - игла. Двадцать лет спустя Рентон, сидя в том же Эдинбурге, вспоминает свой монолог, но его глазки уже слезятся. Может, выбрать жизнь, пусть скучную, пресную, как у всех, - не такая уж и плохая мысль? В «На игле 2» меньше дури, множество цитат из оригинала, поэтому новая картина не самостоятельна, но Бойл не паразитирует на воспоминаниях. Сиквел обладает тем, что называется интертекстуальностью - отсылками, которые будоражат нашу память. При этом у каждого героя есть своя история, поэтому зритель может посмотреть на «Рента», «Кочерыжку», «Кайфолома» и «Франко» в более-менее равной степени. И хотя повзрослевшую школьницу Диану (Келли Макдональд), юную девушку Рентона, заменяет болгарская проститутка Вероника (Анжела Недялкова), малюсенькое камео у нее все же есть. Мощью «На игле», конечно, была и остается музыка. В этом смысле продолжение не проигрывает: Wolf Alice, Iggy Pop, High Contrast, Queen... Британская пластинка радует уши, а сочное изображение бьет в глаза. Пара эпизодов вообще блестящие как отдельные короткометражки. Шедевром можно назвать тот фильм, который обладает каноничными образами и сценами. Эпизод с Марком Рентоном из «На игле», где в наркоманской эйфории он проваливается в пол, будто опускается в могилу - квинтэссенция гениальности киноязыка. А что скажете о сцене в загаженном туалете, где Рентон ныряет в унитаз за опиумными свечами? Эпизод читается как метафора - в кучу дерьма парня засасывает наркотическая зависимость. Оба момента навеки врезались в память зрителей и кинематографа, а сам фильм порой вызывает зверское отвращение, что аж мысленно становится тошно. И, наконец, в «На игле 2» режиссер визуализирует сцену из произведения Уэлша, что дала название «Трейнспоттинг» - люди пялятся на проносящиеся мимо поезда, а в жаргонном смысле - это просто-напросто «колоться». Суть всего - бестолково убивать время, подобно киногероям, загоняющим иглу себе в вену. Да и поезд, как лейтмотив, присутствует в обеих лентах. Появление сиквелов полюбившихся картин, как правило, у публики вызывает опасения: продолжение может оказаться слабее предшественника. В случае с «Чужими» и «Терминатором 2» Джеймса Кэмерона или «Темного рыцаря» Кристофера Нолана для многих зрителей дела обстояли иначе. Дэнни Бойл, постоянно играющий с языком кино, понимает, что повторить успех оригинала - непосильный труд. Свежесть воспроизвести невозможно, а воссоздать дух 90-х из 2000-х непросто. Да и зачем? Все равно будут сравнивать. А с «На игле 2» его создателям удается увлечь новых зрителей и освежить память старым. В общем, «На игле» - молодежный, во многом помоечный романтизм, а «На игле 2» - философский, с сединой, стилизованный под оригинал, потому что герои вечно предаются воспоминаниям. Кстати, унитаз никуда не пропал: в первом фильме в него погружаются, а здесь им наносят сокрушительный удар. «На игле 2» не обладает лютой прытью, но его герои предстают все теми же балбесами, поумневшими лишь на пару граммов. Или меньше? Кто взвешивал? Оценки. Для глаз: 9. Для ума: 7. Для сердца: 7. Вердикт: Дэнни Бойл сделал продолжение драмы, скорее, на радость поклонникам. «На игле 2» - фильм о фильме, чем о персонажах. Диалог сиквела и оригинала. Средний балл: 7.7. (Артур Завгородний, «Lumiere»)

Академия кислоты: фильм недели «Трейнспоттинг-2». В прокат вышло продолжение знаменитейшего фильма Денни Бойла, снятого по сочинениям Ирвина Уэлша. Мало не покажется, но могло быть и больше. В мае 1996-го я испытал одно из самых сильных киновпечатлений. Тогда на Каннском фестивале в 00.30 в главном зале «Люмьер» на почти 2500 мест показали вне конкурса для продвинутой ночной публики из числа критиков и молодых дельцов кинорынка фильм Trainspotting англичанина Денни Бойла. Trainspotting - вид европейского хобби, заключающегося в отслеживании поездов и записывании номеров локомотивов. Но наименование «Пересчитывая проходящие поезда» показалось нашим видеопиратам скучным (а именно они заправляли тогда на нашем внутреннем рынке, в легальном прокате фильмов было мало, и они выходили с опозданием). Они выпустили фильм на пиратской кассете под названием «На игле». С изумлением я обнаружил на криминальной коробке часть своей рецензии на фильм, причем честно подписанную моим именем, разумеется, о праве на перепечатку меня никто не спрашивал. В итоге пиратское название «На игле» укоренилось. Под ним вскоре вышли легальная кассета с фильмом, а потом и роман эдинбургского писателя-хулигана Ирвина Уэлша, на основе которого фильм был снят. Лучшие дни нашей жизни. На Каннском фестивале на сеанс 00.30 ставили в те годы только те фильмы, которые могли обрести славу культовых, то бишь особенно модных в прогрессивных кинокругах. Так, например, именно в 00.30 несколькими годами ранее в Канне презентовали «Бешеных псов» никому тогда не известного Квентина Тарантино. На сеанс 00.30 мужчинам не требовалось в обязательном порядке (иначе не пропустит охрана) надевать смокинги, накрахмаленные белые сорочки, галстуки-бабочки и туфли от Gucci, как на главные вечерние сеансы в 19.00 и 22.30. На него можно было прийти хоть в майке, но все-таки - желательно - надев поверх пусть мятый летний и светлый, но пиджак. Часть публики уже знала, чего ожидать от Денни Бойла, недавно посмотрев его «Неглубокую могилу»: стильную, стебную, очень-очень черную. Про то, как в том фильме смешно труп распиливали, киноманы середины 1990-х вспоминали часто. «Трейнспоттинг» - столь же черный, стебный, клиповый, сюрреалистический. Гиньоль и данс макабр. Нижепоясной, иногда концептуально сортирный юмор в преддверии скорого Апокалипсиса. Фильм оправдал не просто, а все-все ожидания. В самом начале один из главных персонажей в исполнении малоизвестного тогда Юэна Макгрегора (впрочем, уже сыгравшего в упомянутой «Неглубокой могиле»), засунув себе в известный проход пилюли с наркотиком, забегал в барный сортир, поскольку прихватило (на экране возникал титр «самый омерзительный туалет во всей Шотландии»). Успевал опорожнить желудок в неисправный - не смывается - унитаз... и только тут соображал, что пилюли шмякнулись тоже. Чуточку посомневавшись, персонаж лез руками в вековую жижу, потом... нырял в нее с головой, проваливался по ботинки и... (глюки) ощущал себя плывущим в кристально-прозрачной воде. В этот момент публика на фестивале в Канне в восторге вскочила с мест и коллективно ощутила, что жизнь прожита не зря. После фильма, продлевая удовольствие, я в три ночи бодро вышагивал по уже умытой поливальными машинами и редкостно прохладной для дней фестиваля Круазетт вместе со съемочной группой, слегка ошалевшей после пережитого триумфа. Рядом шагали Бойл, Уэлш и главная актерская четверка фильма: Юэн МакГрегор (которого я всегда именовал Эван, но мне объяснили, что это неправильно: Ewan - имя иного национального происхождения и произносится иначе, в отличие от Evan), Юэн Бремнер, Роберт Карлайл, Джонни Ли Миллер - еще один нынешний Холмс из сериала, где Ватсон - это китаянка Люси Лью. Вокруг бегали, пытаясь делать снимки - всего 20 лет прошло, а ведь снимали мыльницами, около ста поклонников фильма и столько же папарацци. Мода на «Трейнспоттинг» достигла тогда такого размаха, что почти во всех модных журналах рубрики были переделаны так, чтобы иметь окончание «ing». От привычных офшоринг и лизинг до стайлинг, вечеринкинг, слухинг, сплетнинг и т. д. «Трейнспоттинг №1». Теперь серьезнее. Фильм «Трейнспоттинг» Денни Бойла, как и роман Ирвина Уэлша, по которому он снят (написанный в начале 1990-х, он занял первые места в списках бестселлеров разных стран), - о быте шотландских придурков, обитателей заплеванных квартир: наркоманов, неудачников, воров, драчунов, психопатов, тех, кого определяют словом junkies (утиль, отбросы). По-нашему, гопников. Их жизнь мелькает и проносится - не жизнь, а световые пятна, как от проходящих поездов. Не реальность, а глюки. За «Трейнспоттингом» и Бойлом сразу укоренились две славы, обе неуместные. Во-первых, слава британского Тарантино - но куда ближе к Тарантино экс-муж Мадонны, создатель смешного криминального хита начала 2000-х «Карты, деньги, два ствола» Гай Ричи. И во-вторых, что серьезнее, слава создателя нового «Заводного апельсина» - образца 1990-х. На самом деле общего мало. Да, персонажи тоже говорят на новоязе, но совсем иного типа: наркоязе. Темы насилия, поколенческого фашизма, тоталитаризма, важные для «Апельсина», Бойлу и Уэлшу не интересны. Но, конечно, оба произведения отличает антибуржуазность. Главный персонаж в лице Юэна Макгрегора, очевидно, занимается саморазрушением. Предпочти жизнь, выбери работу, выбери семью, сиди в воскресенье перед телевизором, жуя отвратительную стандартную пищу и радостно наблюдая, как уроды играют в свои траханные «поля чудес» - от подобного героя воротит. Уж лучше, считает он, героин. Однако, разрушая себя и сознательно воюя с правильно-буржуазным миром, ребята из окружения героя постепенно становятся социальными беспризорниками. Публике постарше в «Трейнспоттинге» не хватает морализаторства и социального пафоса. По мне, напротив, авторы фильма пошли на уступки и чуть было не превратили свой чернохарактерный фильм в обычную соцреалистическую драму, объясняющую, что ширяться и воровать лошадей нехорошо. Но, ура, все же не превратили. Фильм приятен отсутствием здорового банального финала. Самых больших негодяев из окружения главного героя все-таки арестовали, а он решил исправиться. Предпочесть упомянутую выше траханную жизнь. Убедить себя в том, что иного варианта нет. Стать как все: работа, семья, большой гребаный телевизор (это его собственный монолог), стиральная машина, автомобиль, компакт-диски. Крепкое здоровье, низкий уровень холестерина, зубная страховка. Три выходных костюма, досуг, обычная пища обычных остолопов. Прогулки в парке, работа с девяти до пяти, мытье машины в субботу. Рождество в кругу семьи, индексируемая пенсия - смело гляди вперед, мужик, там день, когда ты наконец подохнешь. «Трейнспоттинг №2». В титрах нового фильма Денни Бойла сказано, что он снят по роману Ирвина Уэлша «Порно», написанному лет десять спустя после «Трейнспоттинга». Но «Порно» имеет к сюжету «Трейнспоттинга-2» примерно такое же отношение, как «Незнайка на Луне» к «Титанику». И это меня смущает, ведь без первого фильма, полного неожиданных ударов-кульбитов, новые зрители во втором ничего не поймут. Это абсолютно разные штуковины. Никакого «Порно» (ну, почти никакого) в «Трейнспоттинге-2» нет. Разве что один из четверых бывших приятелей - выкрашенный Джонни Ли Миллер - подставляет свою новую подружку-болгарку под солидных мужиков, которым требуется наказание в виде кожаной одежды с хлыстом и не только, фиксирует на камеру их извращенную связь, а потом пытается заниматься шантажом. Ну а трое остальных персонажей за 20 лет не очень-то и изменились. Постаревший персонаж Роберта Карлайла (вот главное впечатление от фильма - как заматерел вчера еще молодой Карлайл!) - все тот же психопат, бежит из тюрьмы, где отбывает срок за убийство и больше всего мечтает встретить и замочить героя Юэна Макгрегора, который сбежал в конце первого фильма с их общими деньгами, вырученными за наркотики. Намять ему бока надеется и крашеный аморалист Джонни Ли Миллера. В Эдинбург возвращается вор общака, пытавшийся начать пакостную буржуазную жизнь герой Юэна Макгрегора. У него свои проблемы. Но выясняется странное. Жизнь четверых эдинбургских гопников все-таки стала плавильным котлом, из которого родилась как минимум литература. И ее создателем по все той же литературной традиции стал тот, от которого ничего не ожидали, - дурачок с лицом актера Бремнера. Не Том Сойер, а Гекльберри Финн. Четверо главных персонажей, которые ширялись не просто так, но еще и потому, что им не нравился тоскливый окружающий мир обыденных людей, озабоченных добыванием копейки, все-таки породили своего мессию. Он написал роман про их жизнь. Насколько он в нем проповедует, не знаю. (Юрий Гладильщиков, «Forbes»)

«T2 Трейнспоттинг»: Как сделать идеальный сиквел 20 лет спустя. Юэн МакГрегор сомневается, что в американских версиях фильмов показывают члены. «Я очень не уверен», - с невозмутимым выражением лица заявляет актер. Дэнни Бойл, навострив уши, спрашивает: «Подожди, разве твой пенис не там? Разве они его не стерли?» Разразившись смехом, он добавляет: «Это объяснило бы многое!» «Им нужно импортировать их из Шотландии», - добавляет Джонни Ли Миллер, и в этот момент каменное лицо Макгрегора наконец-то теплеет. «Шотландская колбаска! - встревает в разговор Юэн Бремнер. - Именно отсюда и пошел этот термин». «Нет, я действительно думаю, что в американской версии их как-то стирают, - продолжает Макгрегор, - потому что в британской версии вы довольно отчетливо видите...» «Да, Юэн, поверь мне, ты довольно отчетливо это видишь!», - отмечает Бойл, и все за столом дружно хохочут. Если бы десять или даже пять лет назад вы сказали бы режиссеру и большей половине актерского состава, что когда-нибудь они, сидя в гостиничном номере Нью-Йорка, будут заниматься промоушном нового фильма и шутить над обнаженкой МакГрегора, пока за окном свирепствует буря, они бы подумали, что вы точно сидите на галлюциногенах. Да и сиквел, честно говоря, не очень-то похож на первый - наполненный бунтарским шиком брит-попа. Теперь речь идет о странноватых трогательных мужчинах, внутри каждого из которых по-прежнему живет ребенок. Джонни Ли Миллер признается, что испытал облегчение, когда узнал, что по сценарию ему больше нет нужды притворяться героем первой ленты. «Я сразу расслабился, - говорит Миллер, - Больше не надо было быть классным парнем. В новом герое от крутизны ничего не осталось - ну разве что платиновые волосы». В 2002 году, когда автор книги «Трейнспоттинг» Ирвин Уэлш решил написать роман «Порно», многие спрашивали Бойла, не собирается ли он, в конечном итоге, превратить его в сиквел. Режиссер готов был привлечь к этому Рентона и всю компанию снова; но он не хотел торопиться, пока не почувствует себя на сто процентов уверенным. «Около 10 лет назад у нас действительно был написан сценарий для фильма, - говорит Бойл. - Но он был полным дерьмом». Сценарист Джон Ходж винит в таком раскладе себя. «Джон будет первым, кто скажет вам об этом, - говорит Дэнни. - Я даже не посмел отправить его этим парням, - он обводит комнату жестом. - Они бы только фыркнули на это, если бы вообще ответили». Бойл отказался от этой идеи и продолжил работу над фильмом «Миллионер из трущоб», впоследствии получившим «Оскар», а в 2012 году он в качестве художественного руководителя отвечал за церемонию открытия лондонской Олимпиады. Но когда наступила двадцатая годовщина первой части фильма, он решил, что правильное время пришло. Суть заключалась в том, что Рентон, которого мы в последний раз видели, уматывающим из страны с деньгами своих дружков, последние два десятилетия живет в Амстердаме. Он выбрал жизнь, карьеру, жену, но решил вернуться в Эдинбург, чтобы загладить свою вину перед друзьями. Спад тем временем снова подсел на героин и опустился на самое дно. Сикбой, продававший героин под видом кокаина, теперь управляет покосившимся пабом. Поскольку бизнес денег не приносит, он занимается вымогательством, используя свою болгарскую подружку-проститутку. Параллельно из тюрьмы сбегает психопат Бегби (Роберт Карлайл), и над всеми героями сразу повисает угроза. В начале первой части наркоман в исполнении МакГрегора несется по улице, в начале второй он уже бежит на тренажере в фитнес-клубе. «Круто, что в начале фильма герой оба раза не идет, а бежит, - ликует Бремнер. - Ты такое в сценарии читаешь и думаешь: «Ого, а это амбициозно!». И потом я сразу же начал ломать голову: а как же нам все это на деле осуществить?». Постепенно Бойл начал собирать компанию вместе - разумеется, МакГрегор, с которым режиссер поссорился в конце 90-х, был в составе. Эти двое не разговаривали почти 10 лет - до того момента, как Юэн вручил Дэнни специальную награду BAFTA в 2009 году и положил конец ссоре. Макгрегор вспоминал, что пересмотрел американскую версию первого фильма в самолете - и не обнаружил в ней пенисов. Может, их там и не было? Нудно было срочно искать в себе внутреннего Рентона. «Я даже домотался до Бремнера, когда мы ждали обеда, - вспоминает МакГрегор. - «Я даже не знаю, во мне ли он еще», - сказал я ему. А Бремнер, храни его Господи ответил: «Мы все немножко подссыкаем, но скоро все будет ясно. Выходи на площадку, и все будет круто». И он был прав! У меня заняло примерно десять минут, чтобы найти в себе Рентона - ну а кроме того в первый день работы мне заехал по голове кием Сикбой. Вот так прошел мой первый день работы». «Тот самый» грув был найден, с этим согласилась вся съемочная группа. Теперь главным было не переусердствовать в проявлениях почтения первой ленте - иначе все превратилось бы в прогулку по «местам боевой славы первого «Трейнспоттинга». «В фильме есть только одна связующая с первым сцена, - говорит Бойл. - Это та, в которой Спад и Рентон бегут по улице - как в сцене из первой ленты». Все остальные «связные» эпизоды появились неосознанно. Макгрегор полагает, что к таковым относится момент, где он ползает по стропилам здания, по-своему имитируя выход Рентона из «худшего туалета в Шотландии», а также - перелет через машину. «Я потом у Дэнни на автомате спросил: «А я должен после этого встать и засмеяться?». В голове сидела ситуация, в которой меня сбивает тачка в оригинальной картине». «Мы сняли и так, и так, - рассказывает про эпизод Бойл. - Потому что Юэн беспокоился, не слишком уж явная цитата. А я потом посмотрел готовый вариант со смехом и подумал: «Черт, а ведь прикольно. Надо это оставить». Также возник вопрос, нужно ли возвращаться к саундтреку первой части, который стал не менее культовым явлением 90-х, чем сам фильм. Да, это есть, но только фрагментами. Как мы уже говорили, Дэнни Бойл старался избежать прямой цитатности и даже фактически избавился от закадрового голоса, чтобы минимизировать сравнения. В одном моменте звучит нарастающий гул «Born Slippy» Underworld, а в другом Рентон ставит виниловую пластинку Игги Попа, а потом тут же ее выдергивает - «Lust For Life» звучит слишком круто. Но однажды Бойл получил необычное смс. «Это был Лиам Хоулетт из The Prodigy, - вспоминает режиссер. - Мы использовали один из их треков в «Менее привычной жизни», но лично знакомы не были. Я обычно не тусуюсь с рокерами. Каким-то образом Лиам раздобыл мой номер и пишет такой: «Я слышал, что ты опять за старое... Я тут начал делать ремикс на «Lust For Life». Не хочешь послушать? Просто надо решить - заканчивать или нет». «То есть это не ты его попросил?», - удивляется МакГрегор. «Нет, он просто прислал полторы минуты трека, - отвечает Бойл. - Я подумал: «Ох ты, черт. Ну ладно». Потом включил, и раздался этот скрежет. «Р-р-р-р», как будто ложка в механизме застряла. А потом начались открывающие ноты, и я сразу понял: «Вот оно!». «И он такой ходил с секретным треком в кармане на протяжении полугода», - восклицает Миллер, а все за столом взрываются смехом. «Я его постоянно упрашивал: «Ну дай послушать, можно мне?». А он мне не отвечал». «Потому что тогда она у половины Лондона бы была», - орет МакГрегор, вызывая новую волну хохота. «Это на самом деле была философская вещь. Нет, правда, - продолжает Бойл. - Смотрите, фильм стал настоящим культурным прорывом для многих людей. Он для них определяет культуру 90-х. Благодаря фильму состоялось несколько карьер. Моя уж точно. И, конечно, все мы испытывали давление: «Ну вы должны включить это, и то, и еще вот то. «А где же это?». Но есть и еще одна абсурдная схема, по которой строятся сиквелы - если ты делаешь абсолютно то же самое, значит, ты уже мертв. Картина должна «напоминать» первую часть, а не быть такой же. Сиквел должен быть с одной стороны точно таким же, с другой, совсем иным». «Но, если вы все сделаете правильно, - продолжает Бойл. - То вы сможете найти правильный баланс. Мы, кажется, нашли. Я думаю, это именно то, чего хотели фанаты. Я вообще понял, о чем первый «Трейнспоттинг», только тогда, когда начал собирать черновые варианты для второго фильма. Люди всегда говорили, что первая часть о наркотиках, о молодости, о дружбе. А на самом деле лента была о мужественности и том, какой она была в середине 90-х. Как люди ее воспринимали. И тогда я понял, что вторая часть будет фильмом-заявлением. Картиной, которая рассказывает о мужественности более старшего поколения. И как все у героев зачахло, как они разрушают все вокруг себя. Особенно в отношении женщин. И про то, что происходит, когда излишняя мужественность начинает мешать. Как она мешает всем этим парням». Широкая улыбка Бойла становится еще шире, а все остальные улыбаются ему в ответ. В этот момент кажется, что все они за столом становятся вдруг на двадцать лет моложе. А потом этот момент проходит. (Дэвид Фир, «Rolling Stone»)

Жажда жизни. Времена изменились, а люди все те же. Главным героям первого «Трейнспоттинга» после оригинала, как оказалось, было предписано стареть да тешить себя иллюзиями о светлом будущем, тогда как ничего, кроме разочарования, оно не предполагало. Марк Рентон (Юэн МакГрегор), сломленный инфарктом, решает вернуться в свою наркоманскую альма-матер - Эдинбург. Кочерыжка (Юэн Бремнер) как торчал, так и торчит на героине, помышляя о суициде. Кайфолом (Джонни Ли Миллер) безуспешно пытается разбогатеть и завоевать любовь своей визави - болгарской проститутки, помогающей ему в черных делах. Неистовый Бегби (Роберт Карлайл) спустя двадцать лет «отсидки» сбегает из тюрьмы в тот же Эдинбург, чтобы крушить все на своем пути и начать жизнь с чистого листа. Да все они, в сущности, хотят начать жизнь с чистого листа. Выбрать ее заново. Проблема в том, что она-то их выбирать не хочет. «Трейнспоттинг-2» впору назвать кинооткровением: Дэнни Бойл, чье имя прогремело на весь мир после сеанса первого «Трейнспоттинга» в Каннах, словно вышел из галлюциногенного трипа и вдруг понял, что постарел. В «Т2» он искусно суммирует все свои режиссерские принципы и художественные приемы, наработанные за долгие годы. За такой промежуток времени (20 лет) можно навысказываться вдоволь, облечь назидательный месседж в пятичасовой хронометраж, и плюсом ко всему выпустить автобиографию в форме моралистской исповеди, если не проповеди. Бойл поступает более приземленно, сжимая посыл двухчасового «Т2» в первые минуты хронометража: видимость успешности Марка Рентона, несущегося по беговой дорожке в престижном фитнес-клубе, нарушается падением - Рентон влетает в бетонную стену. И это, говорит Бойл, то ли саркастично, то ли удручающе, сама жизнь: ты бежишь, бежишь, бежишь, выбираешь, мечтаешь о великом, хватаешься за прошлое, смотришь в будущее, но в итоге она, жизнь, как эта самая дорожка, внезапно скидывает тебя наземь. Остается лишь валяться бездыханным, пока все твои мечты резко сходят на нет и приходит осознание фатума. То, что когда-то было важным, вдруг перестает существовать. И ведь Бойл даже эти пять минут превращает в подобие наркоманского аттракциона: роковая пробежка Рентона оформлена динамичным монтажом, кислотными визуальными вставками и расфокусированной улыбкой Марка из финала первой части - своего рода предтечей злого рока на фоне стыка двух времен. Параллельно играет драйвовый трек группы High Contrast, возвещающий о «начале конца», «встрече старых друзей» и «упущенных возможностях». На этом, пожалуй, все мастерство Бойла (а оно далеко не тривиально), как ни странно, исчерпывается. Еще раз: он мог нагло пустить по кинотеатрам пятиминутную копию вступительного эпизода, ничего не потеряв. Тем не менее, сиквел «портрета поколения» 90-х висел над ним как Дамоклов меч, так что продолжение, как говорит сам Бойл, было лишь вопросом времени, парадоксальным образом так нещадно погубившем главных героев. Режиссер, в угоду поклонникам, не останавливается и разворачивает на экране полноценную киноисторию. Выбери жизнь. Выбери сиквел. В 2006 году на все том же Каннском кинофестивале американский режиссер Кевин Смит показал многотысячной аудитории «Клерков-2» - продолжение истории так и не повзрослевших друзей, оказавшихся на обочине жизни. А герои «Трейнспоттинга» и «Клерков», к слову, очень похожи: просто одни зависимы от героина, а другие от «Звездных войн» (что, по сути, почти одно и то же). Зал, если верить данным, рыдал навзрыд и аплодировал больше десяти минут. Оно и понятно: Смит, любя своих героев душой и сердцем, оставляет им в лиричном финале фильма светлую надежду. Дэнни Бойл в сотрудничестве с отцом «Трейнспоттинга» Ирвином Уэлшем проявляет к персонажам меньше симпатии, но без моралите. Скорее, он сознательно выхватывает в них частички самого себя (не говоря об Уэлше, вложившем в них все). И не оставляет им и намека на надежду. Если первый фильм был о сладостях жизни, о трамплинах в яркую и успешную карьеру, то второй фильм, скорее, о разочаровании, обреченности, непринятии реальности, в которой все ребята неожиданно для себя оказались. Ни Уэлша, ни Бойла, ни тем более исполнителей главных ролей это не смущает, для них это как сеанс коллективной психотерапии: встретились, поговорили, стало легче, разошлись. На сюжетном уровне все проще: Бойл пустил оригинал по вене сиквела. Актеры пошли той же дорогой, синтезировав свой жизненный опыт с опытом своих персонажей. Не на шутку потрепанные, почуявшие приближающуюся старость, они без доли фальши живут или, скорее, доживают своих героев. Удивительно и то, как Бойл ностальгирует по прошлому. Например, Джей Джей Абрамс в седьмых «Звездных войнах» педалировал тему ностальгии до одури. Так что если «Звездные войны» - своеобразный тур по миру чьей-то юности, то «Т2» - серьезная переоценка ценностей с крепко выдержанным градусом ностальгии. Виртуозный монтаж вкупе с операторской работой Энтони Дода Мэнтла («Догвилль»), одарившей «Т2» самыми дикими и непредсказуемыми ракурсами на свете, творят чудеса: мир сегодняшнего дня буквально «замиксовывается» с миром 96-го года. Периодические интермедии носят скорее уважительный характер, работают как дань поклонникам и, прежде всего, самому себе. Первый фильм, кроме прочего, иллюстрировал смену одной эпохи на другую, проделывая это с помощью забойного саундтрека. Бесшабашные композиции Игги Попа сменялись электронщиной Underworld. «Т2» не остается в стороне, также следуя тенденциям: Игги Поп жив, но нещадно замиксован группой Prodigy, однако в фильме находится место и старомодным хитам, навроде песни «Relax» группы Franky Goes To Hollywood или тотему 80-х - группе Blondie. Это в некоторой степени смешно и забавно, что в 96-м, в эпоху рейвов и тусовок до упаду, все это входило в разряд кондовых вещей, а сейчас они вновь входят в моду, образовывая эклектичную культуру. Бойла мало интересует спекуляция на прошедшем времени - вектор его режиссерских изысканий смещается на то, что происходит в данный момент. А то, что было вчера или 20 лет назад - ну, разве что для красоты. Нельзя уйти от прошлого - оно неизбежно, но красиво. А мир, в который Бойл и Уэлш забрасывают свою четверку, значительно изменился. Бойл определенно тоскует по временам, когда вместо инстаграма и твиттера можно было выбирать стиральную машинку или кассетный плеер. «Общение сейчас - это набор нолей и единиц», - отчаянно постулирует Марк Рентон в реинкарнации своего легендарного вступительного монолога, теперь звучащего как эпитафия всему и вся, и не во вступлении, а в середине фильма, как некий шоустоппер. Действительность, которую Бойл переносит на экран, можно увидеть хоть сейчас, выйдя в Facebook или YouTube. Сегодня человек ограничен не только в нормальном живом общении, но и во всей своей индивидуальности. Герои «Т2» периодически лишаются своих лиц, теряя их на камерах видеонаблюдения или в безостановочных монтажных кульбитах, где мы видим лишь их фрагменты. Все, что от них остается - миллион едва различимых пикселей на экране монитора. В эпоху медиакультуры мы все обезличены. Все, что останется от человека после смерти, помимо его достижений на том или ином поприще, всего лишь страничка в социальной сети да 20 «лайков» на аватарке. Но все это не значит, что Рентон, Кочерыжка, Кайфолом и Бегби «не вписаны» в этот мир ввиду утраты ценностей поколения, из которого они вышли. Это значит лишь одно: персонажи «Трейнспоттинга» сами упустили свои шансы, оказавшись среди тех, к кому они испытывали ненависть в 96-м году. Рентон боялся оказаться в числе «среднего класса», другие мечтали разбогатеть и зажить счастливо. Все хотели запрыгнуть в этот мимо несущийся поезд. Судя по всему, парни даже не попытались. Поезд, конечно же, ушел. Что делать? Да ничего. Они уже здесь и двигаться им некуда. Поезд изредка проскакивает мимо них без остановки. «Т2» обладает невероятной пронзительностью и выразительностью, но он ни в коем случае не становится пособием по выживанию в мире, когда тебе под сорок, детей нет, счастье за горами, а на счету ни копейки. Он всего лишь честно говорит о насущном, рисует натуральную картину печального развития событий. Так или иначе, это ждет многих. И на вопрос «что делать?» ответит, скорее, автор одноименного романа, и не ошибется: делать нужно, прежде всего, себя. Тогда не придется возвращаться домой с мыслью о неудачном браке, спасать приятеля от самоубийства, убегать от слетевшего с катушек преступника и переживать предательство друга. Так что на протяжении всего фильма Бойл как бы намекает тем, кто еще не перешагнул роковую черту, но чувствует приближающееся начало конца. Хотя бы диалогом между Рентоном и Кочерыжкой, восседающих на высоте шотландского холма после утомительной пробежки. «Не знаю, как завязать», - говорит Кочерыжка. «Попробуй торчать от чего-то большего. Начни писать рассказы!», - воодушевляюще отвечает Марк. И это, наверное, самая светлая мысль за весь фильм. Потому что торчать от чего-то большего - то, что так или иначе двигает вперед. И, учитывая биографию Ирвина Уэлша, чей образ в фильме моделирует Кочерыжка, действительно начавший писать рассказы и дописавшийся до целого романа - это правда. (Павел Мальцев, «Mirumaximum»)

«T2 Трейнспоттинг»: Внутри одной из главных премьер начала года. В зимнем Лондоне, где съемочная группа «T2 Трейнспоттинг» представляет продолжение истории из жизни эдинбургских наркоманов, чувствуется немалое напряжение. За пару дней до пресс-мероприятий в одном из лондонских отелей Юэн Макгрегор снова до предела обострил отношения с режиссером картины Дэнни Бойлом, отказавшись участвовать в утреннем эфире шоу «Good Morning Britain», одним из ведущих которого был человек по имени Пирс Морган. 24 января Морган и его коллеги пали жертвами праведного гнева Юэна, который решил наказать телевизионщиков за высказывания Пирса относительно протестных женских маршей, которые прошли по всему миру. Может быть, это была реакция убежденного либерала, а может быть, просто усталость от вереницы интервью, которых к сегодняшнему дню по поводу второго «Трейнспоттинга» накопилось до полусотни. Обычный для Макгрегора мальчишеский энтузиазм, с которым он подходит ко многим вещам - от путешествий на мотоциклах до съемок очень серьезных режиссерских работ (видели «Американскую пастораль»? Она немало говорит об амбициях и пафосе Макгрегора, которого очень зря воспринимают как шотландского простака). Из-за нервозной ситуации с телевидением Макгрегор и Бойл при общении с журналистами разделились - Юэн предстал в компании Джонни Ли Миллер, ну а предельно разговорчивому Бойлу ассистировал обаятельный харизматик Роберт Карлайл. «Ну давайте начнем со «Звездных войн», потом перейдем к «Трейнспоттингу», обсудим Джеймса Бонда и поговорим о том, какой я Иуда», - красовался он в том же самом отеле Corinthia год назад, представляя шпионскую драму «Такой же предатель, как и мы». Теперь настрой Макгрегора ничуть не лучше - по отношению к Бойлу, наладившему с ним отношения после пресловутой истории с «Пляжем», когда роль, написанная якобы для Макгрегора, перешла к Леонардо ДиКаприо, он повел себя вполне предательски. Впрочем, едва ли отсутствие Юэна в эфире телешоу, под которое британцы уминают плотный завтрак, сыграло в прокатной судьбе ленты какую-то важную роль. Разговоры о продолжении «Трейнспоттинга», «поколенческого» хита независимого кино 90-х, велись уже очень давно - с 2002 года, когда Ирвин Уэлш выпустил продолжении истории Марка Рентона и его друзей под названием «Порно». Действие истории развивалось через десять лет после событий картины «На игле», а внимание было сфокусировано на порнографическом бизнесе. «За все эти годы никто даже не давал мне сценария в руки, - признается Макгрегор, чью своенравность обычно винят в том, что с продолжением так затянули. - Мне вообще не очень нравится пребывать в роли человека, который кинул своих друзей и не дает им проявить себя и привлечь к себе нужное внимание». Макгрегор не является фанатом книги Ирвина Уэлша «Порно» и полагает, что тот написал неплохой сиквел для первого фильма Дэнни Бойла, но совсем ужасный - для первого оригинального романа. «В отличие от первой, книга меня не потрясла, - констатирует Юэн, - и было сложно поверить в то, что по легенде «Трейнспоттинга» при ее экранизации не будет нанесен удар. А мне лично этот проект был очень дорог». Макгрегор смотрит поверх голов журналистов и рассуждает о том, что его главным требованием к сценарию было то, чтобы он снова почувствовал в нем оригинальность. В мире же так много безобразных сиквелов классики, зачем было плодить еще один. Первый фильм, если кто не помнит, рассказывал о невеселой жизни четырех эдинбургских торчков. То был визионерский сюрреалистический шедевр 90-х с героем Макгрегором, ныряющим толчком и призраком мертвого ребенка, путешествующим по комнате. Для брутального английского кино 90-х он был очень важен - яркий и броский, он был антитезой классическому пониманию реализма в кино, но сам при этом в демонстрации пороков и странных добродетелей был максимально правдив и четок. «Возьмите лучший оргазм, который у вас был, умножьте на тысячу, и все равно это будет даже не рядом», - рассказывал о воздействии героина главный герой - нигилист Рентон, которого сыграл 25-летний Юэн Макгрегор. Впрочем, для кинозрителей тех лет описанный эффект производил не наркотик, а сам новаторский фильм Дэнни Бойла, который стал на многие годы образцово-показательным в изображении жизни гедонистов. Отчасти кое-кто из актеров ленты до сих пор пребывает в образе вечно молодых негодяев, как это заметно по Макгрегору, который после десятков лет работы в кино до сих пор считает журналистов подсобными рабочими и при разговоре с ними обычно смотрит куда-то вдаль - словно человек, обдумывающий какие-то более важные дела. Режиссер фильма - Дэнни Бойл - совсем другое дело. Ему уже за шестьдесят, но о своем детище он готов говорить сутки напролет. Тем более что успех первой ленты он до сих пор может постичь с большим трудом. «Мы сняли первую картину очень легко, - утверждает Дэнни, когда настает его очередь появиться перед журналистами в Corinthia. - Тогда мы даже сами не могли осознать, что удалось провернуть. Например, я даже не помню, откуда взялось решение, чтобы у героев был максимально выраженный шотландский акцент, доводящий их речь до смешного. Нас убеждали, что так делать нельзя, что никто не поймет диалогов. Но получилось ровно так, как надо - максимально аутентично. Может быть, именно акцент и добавляет нужную ударную дозу реализма». Дэнни Бойл полагает, что и акцент, и клиповое строение «Трейнспоттинга» (которое сильнее всего связывает между собой части, разделенные двумя десятками лет) ни в коем случае не были позерством. Это было решение, принятое из-за полного доверия к персонажам книги Ирвина Уэлша, удивительной Библии эпохи героина, футбола и Игги. «Просто поймите степень нашего погружения, - призывает Дэнни. - Карлайл из Глазго, но он досконально имитировал акцент жителей Эдинбурга, которые, поверьте, говорят совсем иначе, чем в Глазго. Это два совершенно разных языка, в том числе и по степени выразительности». Пропагандируя второй «Трейнспоттинг», Бойл делает упор на честность истории, которая была нагружена еще и дополнительными факторами помимо странноватого криминального сюжета с организацией борделя и возвращением Рентона из Амстердама. «Наши герои испытывают кризис среднего возраста, - заявляет Бойл. - И для того, чтобы понять суть их проблем, мы вернулись не только к истории 20-летней давности, но и ко времени, когда они впервые встретились. Когда им было по девять». В отличие от Макгрегора, который рассказывает о «T2» немного свысока и отстраненно, Бойл даже умудряется демонстрировать чувство юмора. «Во всех наших четырех актерах проглядывает женская сущность. Вы как-нибудь присмотритесь, как они движутся - все виляют бедрами, - сообщает Дэнни. - Однако в кадре они настоящие мачо, мужественность так и сочится с экрана. Того и гляди перельется через край». По словам Бойла, в его жизни был и собственный «Трейнспоттинг», соединявший все цвета радуги, мужское с женским, а брутальный реализм с невероятным сюром. Речь идет о «Заводном апельсине» Стенли Кубрика, который также завоевал умы целого поколения, хотя и был запрещен к демонстрации. «Думаю, что и о нынешних временах я тоже буду когда-нибудь тосковать, - говорит Дэнни рассуждая о накопившейся усталости после такого количества интервью, организованных представителями студии, желающими успеха. - Склонен ли я к ностальгии? Ох, как и все мы, мужчины, - чудовищно склонен». «Ничего плохого в том, чтобы испытывать ностальгию нет, - включается в беседу сидящий рядом Роберт Карлайл. - Время-то было прекрасное, и ради того, чтобы его вернуть, пришлось немало потерпеть. Чего только эпопея с усами моего персонажа стоила. Я все никак не мог к ним привыкнуть. Однажды они просто отвалились, и я не знал, что со всем этим делать». Карлайл вспоминает, что чувствовал себя полным придурком, когда он в образе Бегби выходил на улицы родного Глазго. «Казалось, что весь город с недоумением косится на меня, - говорит он. - Впрочем, был в этом и положительный момент. Я лучше понял своего отца, который всю жизнь носил усы. И внутренне папа был со мной на съемках почти на протяжении всего съемочного процесса. Стоило просто посмотреться в зеркало». И Роберт, и Бойл сходятся в одном - «Т2 Трейнспоттинг» является уникальным фильмом об умении прощать, причем съемочный процесс отчасти стал иллюстрацией того утверждения, что вечные распри не приводят ни к чему хорошему. Словно герой рыцарского романа, Бойл наносил визиты актерам из первого фильма, предлагая им, как и 20 лет назад, пуститься в авантюру. И, как и тогда, Дэнни великолепно умеет прощать - уже через пару недель после дурацкой ситуации с телепередачей в Лондоне они вместе с Макгрегором дурачились во время прямой трансляции с очередной премьеры. Как известно, простить трудно только первый раз, а потом ты уже просто имеешь дело с дурными привычками старого друга, под которого мудрый человек просто подстраивается. «Да, мы действительно поссорились с Юэном и какое-то время не разговаривали, - признается Дэнни. - Но потом, по воле случая, оказались на одном рейсе, который летел из Шанхая. К концу 12-летнего перелета мы все-таки разговорились. И знаете что? Все как-то сразу забылось, все трудности ушли, и он снова показался мне чудеснейшим человеком. Просто надо было под него подстроиться, без него же, скажем, не могло быть продолжения этого фильма. Вот я и подстроился. Я - дирижер, а он, скажем, кларнетист. Надеюсь, Макгрегор не обидится на то, что я опять тут немного над ним доминирую!» (Александр Кузнецов, «Rolling Stone»)

В прокат выходит долгожданное продолжение одного из главных фильмов 90-х «На игле» - о тех же парнях из неблагополучного Эдинбурга, промышляющих мелкими криминальными схемами. Прошло 20 лет с тех пор, как Марк Рентон бросил своих корешей и с лозунгом «Choose Life» и большой сумкой денег удрал в светлое будущее. The Village разбирается, насколько «Т2: Трейнспоттинг» связан с первым фильмом и почему Дэнни Бойл и команда не предали честный и остроумный фильм о молодежи 90-х. Ирвин Уэлш. «Т2: Трейнспоттинг», как и первая часть, снимался с непосредственным участием автора. Когда-то торчок, шотландец из неблагополучного района Ирвин Уэлш, недалеко ушедший от своих героев, сейчас живет в Америке на прибыль от депрессивных и полуавтобиографичных историй - «На игле» был его прорывом в литературный мир и одним из главных бестселлеров о поколении Х. С литературным сиквелом «На игле» - романом «Порно» - новый фильм распоряжается достаточно свободно, но Уэлш все равно приезжал на съемки. Сам автор идеи называет кино беспрецедентно амбициозным для британского фильма, «европейским "Крестным отцом"», намекая, что в этом случае изготовление сиквела стало делом чести для огромной команды, а не способом заработать быстрые деньги. В целом Уэлшу скорее повезло с экранизациями: по его фильмам вышли «Кислотный дом» и «Экстази», описывающие наркотические забеги писателя и его приятелей в молодости. К сожалению, пока никто не поставил феноменальные «Кошмары аиста Марабу», но зато повезло его роману Filth, переведенному на русский язык как «Дерьмо»: история о коррумпированном шотландском копе с Джеймсом МакЭвоем стала одним из самых смешных и удачных британских фильмов последнего десятилетия. Эдинбург. По мнению Уэлша и Бойла, любовь к родине совсем не отменяет критического взгляда на нее и тем более иронию. Раздавленный безработицей и вечериночный для молодого поколения Эдинбург был в центре повествования «На игле». Залипание на электрички, скользкие мостовые и бетонные спальники, где встретить гопника куда вероятнее, чем увидеть дерево, получили вечную жизнь в экранизации середины 90-х. Во второй части главный герой, возвратившийся в родной город после долгого перерыва, не может скрыть недоумения от декоративных перемен. Центр переполнен магазинами мировых брендов, по улицам носятся быстрые трамваи, а по приезде в город каждого встречают работницы туристического офиса в комично коротких шотландках. «Добро пожаловать в Эдинбург!» - «А вы откуда?» - «А мы из Словении!» Режиссер с улыбкой комментирует стремление любого мало-мальски важного города монетизировать туристический потенциал: отполированный центр города с удобной навигацией для случайных приезжих никак не отменяет излома абсолютного большинства шотландцев, живущих в депрессии еще со времен выхода «На игле». Ностальгия. Сценарист «Т2: Трейнспоттинг» Джон Ходж рассказывает в интервью, как трудно было воссоздать смысловой и эстетический мир главных героев, который так запомнился нам в первом фильме. И дело даже не в том, что каких-то зданий уже нет, а Шотландия визуально выглядит совсем иначе: большинство героев и стилевых ориентиров мировой и британской культуры просто ушли целым поколением. Нет в живых Лу Рида, Дэвида Боуи и Джо Страммера, а на смену наркотической лихорадке приходит быт провинции во времена неолиберализма. Создатели фильма говорят о ностальгии с дистанцией - по выражению одного из героев, нет ничего более огорчающего, чем «быть туристом в собственной юности». «Т2: Трейнспоттинг», играя на ностальгических чувствах, при этом является самоценным фильмом о том, как яркие воспоминания заменяют многим из нас динамику настоящего момента. Этот фильм - лекарство от ретромании и идеализации времени и эпохи: без звукового ряда с Игги Попом и «Born Slippy» комната молодости выглядит всего лишь как брошенная детская. Оригинальный актерский состав. Единственный способ снять продолжение «На игле» - позвать на главные роли весь актерский состав: без этого не было бы сиквела. Снимать продолжение раньше никому из участников не хотелось: Уэлш и Бойл волновались, что у актеров и зрителей еще не возникла дистанция к героям и эпохе. Продолжение «На игле» посреди ностальгической моды на 90-е - укол критики и трезвости, и каждому из четырех героев было придумано новое остроумное перевоплощение. Марк Рентон (Юэн МакГрегор), проживший в Амстердаме много лет, возвращается к старым друзьям с бизнес-проектом, потому что его европейская жизнь не то чтобы задалась. Спад (Юэн Бремнер) - самая трагичная фигура фильма, джанки и без пяти минут самоубийца, продолжает жить на лезвии, и даже оставленная давным-давно подачка от друга никак не изменила его жизненный сценарий. Псих Саймон (Джонни Ли Миллер) промышляет шантажом вместе с болгарской нелегалкой, продолжает нюхать кокаин и изредка наливает пиво в баре. А психопатичный Бегби (Роберт Карлайл) сбегает из тюрьмы, но встречает насмешку на лице подросшего сына, который не хочет грабить квартиры в компании отца. Из всей компании удачнее всего карьера сложилась у МакГрегора (его фильмография - целиком голливудская), но среди многих его фильмов особого внимания стоит «Молодой Адам» - не самый известный триллер с Тильдой Суинтон, где Юэн играет компульсивного писателя с темным прошлым. Дэнни Бойл. В фильмографии Дэнни Бойла есть все - и оскаровский слезовыжимательный хит о жизни в стране третьего мира, и зомби-апокалипсис, и саспенс о застрявшем в скале Джеймсе Франко. Его всеядность может для кого-то выглядеть как беспринципность, но истории о наглых ребятах в поисках куска счастья все же доминируют среди его мотивов. Для всех, кто хочет пропитаться ранними 90-ми и скучает по юному МакГрегору и умной криминальной истории, снятой на несколько ролей, дебют Бойла «Неглубокая могила» показан к просмотру. Это свежий и сейчас, компактный и напряженный фильм о криминальных соседях, где никто не в курсе об истинных мотивах другого, что очень роднит «Могилу» с обеими частями «На игле». У денежной лихорадки обеих частей «Трейнспоттинга» есть еще один неочевидный близнец в фильмографии Бойла - якобы детская история о мальчиках и миллионе фунтов, упавшем с неба. «Миллионы» - фильм из середины нулевых, сказка и фантазия, но и очень жесткая сатира об осознании бедности, воплощении желаний и меркантильных мотивах, которые не обходят даже невинных. Два брата после смерти матери получают состояние - и выясняют на собственном опыте, насколько радость зависит (или нет) от огромного мешка денег. Один из самых недетских фильмов с маленькими актерами и точно незаслуженно пропущенный опыт Бойла в сатире и социальном кино. Удачный сиквел. Идеи о продолжении «На игле» заставили зрителей повспоминать удачные и провальные сиквелы в истории кино и разобраться, что отличает вдумчивый сиквел от спекуляции на любимых героях. Оставив за скобками супергеройские фильмы, франшизы и фантастику, мы понимаем, что отличных сиквелов в драме было очень немного: это вечный «Крестный отец - 2», дающий новое измерение первой части, продолжение сюжета о детском взрослении в «Истории игрушек - 2» и «Перед закатом» Ричарда Линклейтера, столкнувший расставшихся влюбленных в Париже спустя десять лет. Мелкие мошенники. Как и первая часть «На игле», продолжение касается мелких мошеннических схем, в которые включены главные герои. Саймон зарабатывает шантажом местных бизнесменов и политиков, вступив в сговор с восточноевропейской проституткой (Анжела Недялкова). Бегби собирается промышлять грабежом, несмотря на тюремные сроки. Но главная бизнес-идея, которая должна перевернуть жизнь четверых, - это проект превращения затрапезного бара около автомобильной свалки в бордель под вывеской гостеприимного клуба. Его концепцию герои питчат на встрече с местным самоуправлением, ожидая финансирования от Евросоюза (дело происходит еще до Brexit). В фильме много подобных уморительных моментов, но финал расставляет все по своим местам: мошенничество ради куража и наркотиков уступило дорогу аферам для выживания. И, конечно, «На игле» идеально рифмуется с двумя другими отличными британскими фильмами о преступлениях без наказания - первыми двумя работами Гая Ричи, отголосках брутальных и диких 90-х в Британии. Кризис маскулинности. «Жизнь может быть ужасной, когда тебе 20 с чем-то и еще есть надежда. И жизнь может быть окей, когда тебе больше 50 и надежды уже нет», - рассказывает сценарист «Трейнспоттинга» Джон Ходж, которому пришлось перепридумывать героев в изменившихся обстоятельствах. Его сиквел - во многом о том, как выглядят бунтарство и маргинальность, когда мятежные мальчики становятся старше и превращаются в мужчин. Их ждет или карьера рецидивистов, или мелкие аферы с эксплуатацией беспомощных, или группы поддержки в попытках вырваться из заколдованного круга. Герои «Т2» застряли в прошлом не просто так: их бунтарскому поведению во взрослом возрасте не придумано применение. Да и любое их движение в рамках пацанской модели покажется инфантильным по сравнению с выбором героинь-женщин (они как раз выглядят куда прагматичнее, собраннее и упрямее). 20-летний опасный парень - это вечеринка, а вот 45-летний бандит - человек, которого хочется обойти стороной. Еще страшнее понять, что ты только им и можешь быть и единственные люди, которым не плевать на тебя, - те, кого ты кинул 20 лет назад. Хмурый британский юмор. «Т2: Трейнспоттинг» - смешной фильм, работающий с британским контекстом и фирменным местным чувством юмора, где горечь, сарказм и нежность перемешаны между собой. В продолжение можно подряд отсматривать фильмы Саймона Пегга и Эдгара Райта (или, например, уморительный мини-сериал Spaced), роуд-муви «Путешествие» Майкла Уинтерботтома о поездке по Англии заклятых друзей (Стив Куган и Роб Брайдон), черные комедии Бена Уитли («Список смертников», «Раз! Два! Три! Умри!»), а еще фильмы Мартина и Джона Макдонахов. По меланхоличному настроению с сиквелом на «На игле» совпадают «Мужской стриптиз» о мужчинах в беде после закрытия градообразующего сталелитейного завода и «Кролик и бык» - независимая грустная комедия о депрессии, дружбе и разговорах с самим собой. (Алиса Таежная, «The Village»)

Без иглы. Все, что мы можем рассказать о новой криминальной драме «Т2: Трейнспоттинг». Культовая шотландская криминальная драма «На игле», также известная как «Трейнспоттинг», завершилась бегством главного героя из мира шотландских преступников-наркоманов. Марк Рентон ограбил своих «корешей», и он не планировал возвращаться в родной Эдинбург. Но его жизнь сложилась так, что двадцать лет спустя он все же вернулся на родину и вновь встретился с теми, кого некогда предал. Что было дальше? Об этом рассказывает давно обещанный, но лишь недавно завершенный сиквел «На игле», который называется «Т2: Трейнспоттинг». Мы не можем до выхода ленты в прокат раскрыть все ее тайны, но мы многое можем рассказать о новой картине Дэнни Бойла, в которой новые трагикомичные злоключения эдинбургских преступников перемежаются с ностальгией по 1990-м и сожалением о бесцельно и бессмысленно растраченной жизни. Создание «На игле». Шотландский писатель Ирвин Уэлш сочинил роман «На игле» не для того, чтобы разбогатеть и прославиться. Ни он, ни его издатель не верили, что книгу ждет оглушительный успех. Напротив, они сомневались, что удастся распродать 3000 экземпляров первого тиража. Как настоящие шотландцы, Уэлш и издатель в день начала продаж пили в пабе «за успех нашего безнадежного дела». Почему же эта книга все же была написана? Потому что Уэлш не мог поступить иначе. Он хотел отразить на бумаге колорит и трагедию бывшего шотландского рабочего класса, который из опоры нации превратился в героиново-криминальную язву на ее теле. Конечно, люди того круга, о котором писал Уэлш, всегда были склонны к преступной жизни, нарушению общественного порядка и приему веселящих напитков и «веществ». Но то, что раньше было гранью жизни, в 1980-х и 1990-х стало гранью смерти. Прежде люди лишь во время войны и чумы жили так безумно и умирали так рано, порой не оставляя после себя никакого следа. Уэлш лично наблюдал и пережил многое из того, о чем писал, и он не мог не рассказать об этом читателям. Хотя «На игле» было не только шокирующим, но и экспериментальным произведением, страхи автора по поводу продаж оказались напрасны. Роман был опубликован в 1993 году, и ко времени выхода его экранизации в 1996-м читатели приобрели 150 тысяч экземпляров - превосходный результат для дебютного произведения неизвестного автора. Стиль и суть книги оказались куда ближе и интереснее людям, чем Уэлш и его издатель смели надеяться. Правда, это было поводом не только для радости, но и для горя. Успех «На игле» означал, что автор затронул темы, больные для сотен тысяч людей. И дальнейшая жизнь книги и фильма показала, что эти темы были больными отнюдь не только в Шотландии. Экранизация «На игле» была вторым полнометражным проектом начинающего шотландского постановщика Дэнни Бойла. Бойл и его продюсер Эндрю Макдональд не были первыми претендентами на право перенести книгу на экран, но их конкуренты хотели превратить «На игле» в скучноватое и сугубо мрачное кино о вреде наркомании. Уэлш же хотел, чтобы лента отразила всю сложность и неоднозначность романа, и чтобы она показала, как «падения», так и наркотические и преступные «взлеты» героев. Он понимал, что картина должна быть не только умной, но и увлекательной, а также правдивой и честной. И Бойл получил права на экранизацию, когда пообещал, что создает энергичную, динамичную и захватывающую картину, которая увлечет и киноманов, и рядовых посетителей кинотеатров. Стоит заметить, что, хотя Бойл планировал успех «На игле» у зрителей, финансы не были для него на первом месте. Так, он отверг предложение инвесторов из кинокомпании Film4 (полнометражное ответвление британского телеканала Channel 4) увеличить бюджет картины в обмен на отказ от самых жестких и шокирующих сцен вроде смерти родившегося у наркоманов младенца. Как и для Уэлша, честность и искренность повествования были для Бойла на первом месте. Выделенный Бойлу бюджет в 1,5 миллиона фунтов стерлингов (около 2,5 миллиона долларов) был не копеечным, но очень скромным по меркам профессионального кино. Поэтому о приглашении больших звезд не могло быть и речи. Тем не менее режиссер смог собрать отличную команду актеров во главе с Юэном МакГрегором, который в дальнейшем стал звездой приквелов «Звездных войн». МакГрегор получил роль Марка Рентона, ставшего главным героем фильма. В книге это тоже самый значимый персонаж, но повествование романа, в отличие от сценария Джона Ходжа, уделяет очень много места другим персонажам. Для экранизации книжный сюжет был упрощен и сосредоточен на Рентоне, дабы кино получилось собранным и стремительным. Бойл считал МакГрегора, с которым уже работал над своей первой картиной «Неглубокая могила», очень обаятельным актером, и он справедливо полагал, что если тот сыграет Рентона, то публика будет переживать за персонажа, какие бы неприглядные поступки тот ни совершал. Это было существенно, поскольку в Рентоне нет почти ничего от обычного, положительного киногероя. Роль наивного наркомана Дэниела Мерфи по прозвищу Кочерыжка досталась Юэну Бремнеру, который во времени приглашения в фильм успел сыграть Рентона на сцене, в театральной версии «На игле». Возможно, Бойл тоже взял бы Бремнера на роль Рентона, если бы не был знаком с МакГрегором. Будущий герой «Мужского стриптиза» и антигерой сериала «Однажды в сказке» Роберт Карлайл получил роль Фрэнсиса «Франко» Бегби, самого зловещего и агрессивного из персонажей фильма. Будущий герой сериала «Элементарно» Джонни Ли Миллер сыграл наркомана-сутенера Саймона Уильямсона. В отличие от коллег, Миллер был англичанином, а не шотландцем, и Бойл нанял его лишь потому, что актер отлично имитировал шотландский акцент. Наконец, бывшего атлета Томми изобразил Кевин МакКид, будущий герой сериалов «Рим» и «Анатомия страсти». Помимо ярких актеров, криминального сюжета и визуальных трюков, иллюстрирующих «глюки» героиновых наркоманов, ключевой составляющей ленты был мощный саундтрек, который после выхода картины пользовался большим самостоятельным успехом. В нем были собраны модные хиты 1970-х, 1980-х и 1990-х. Поскольку действие развивалось на протяжении ряда лент, Бойл хотел, чтобы смена эпох была отражена не только в переменах жизни персонажей, но и в закадровой музыке. «На игле» вышел в британский прокат в феврале 1996 года. Он пользовался огромной популярностью. Зрители сделали картину самой финансово успешной национальной постановкой года, а критики наперебой хвалили ее за мастерство, с которым Бойл превратил кошмарные события в умное и залихватское искусство на стыке жанрового кино и экстремального артхауса. Международный успех тоже оказался значительным. Лента заработала в мировом прокате 72 миллиона долларов и удостоилась номинации на «Оскар» в категории «лучший адаптированный сценарий». Впрочем, ни для кого картина не была такой значимой, какой она стала на родине, в Шотландии. В 2004 году британский журнал The List провел опрос на тему «лучший шотландский фильм», и «На игле» одержал победу. Даром что это отнюдь не самое приятное на свете кино для уроженца Глазго или Эдинбурга. Предыстория «Т2: Трейнспоттинг». Уэлш не собирался сочинять продолжение «На игле», но когда он в начале 2000-х взялся писать роман «Порно», повествующий о приключениях организаторов подпольных порносъемок, автор в определенный момент заметил, что главный герой очень походит на Саймона Уильямсона из «На игле». Поэтому Ирвин объединил персонажей и сделал Саймона и его знакомых основными персонажами нового повествования. Отметим, что в «Порно» действие вращается вокруг Саймона, и Рентон играет в нем существенную, но не определяющую роль. Естественно, выход книги в свет немедленно породил разговоры о съемках сиквела «На игле». Уэлша просили продать права на экранизацию «Порно», но писатель настаивал, что может доверить книгу лишь Бойлу и его команде. Бойл был готов заняться фильмом, однако он не мог экранизировать «Порно» по очень простой причине - режиссер крепко поссорился с Юэном МакГрегором. МакГрегору в то время было грех жаловаться на то, как развивается его карьера, но он все же очень сильно обиделся на Бойла, когда тот сперва пообещал ему главную роль в экранизации романа Алекса Гарленда, а затем в 2000 году выпустил картину с Леонардо Ди Каприо. Говорят, что Бойла «продавили» голливудские инвесторы, которые объявили, что оплатят картину лишь в том случае, если главным героем будет американец и, если его сыграет герой «Титаника». В отличие от «На игле», «Пляж» с его экзотическими локациями нельзя было снять за копейки, и Бойл согласился на студийные условия. МакГрегор воспринял это как предательство и на годы перестал общаться с режиссером. Без МакГрегора же возвращаться в мир «На игле» не имело смысла. В 2007 году отношения актера и режиссера улучшились, но тогда уже Бойлу не хотелось приступать к съемкам. Он признался в интервью, что ждет, пока звезды «На игле» внешне постареют, чтобы вторая картина была отражением нового периода в жизни персонажей, а не просто продолжением событий. Также Бойл пошутил, что ждать придется долго, потому что актеры заботятся о своей внешности и стареют медленней, чем обычные люди. Была и другая причина, по которой Бойл больше не рвался экранизировать «Порно». Как признавал Уэлш, его роман был написан на волне популярности так называемой «гонзо-порнографии» (то есть дешевых, бессюжетных съемок) в начале 2000-х, и многое из того, что описывалось в книге, ко второй половине 2000-х изменилось или исчезло. Конечно, сюжет можно было доработать с учетом новых реалий порно, но этот бизнес менялся так стремительно, что не было никакой гарантии, что картина не устареет еще до выхода на экран. Ясно было, что новую историю о Рентоне и К нужно сочинить в значительной мере «с нуля», а на это тогда не было времени и вдохновения. Так что проект не умер, но заглох, и его потенциальные участники годами не виделись и общались лишь по телефону и электронной почте, а также в социальных сетях. Тем не менее публика и журналисты продолжали интересоваться, как дела с «Порно» или с каким-нибудь другим продолжением «На игле». И когда в 2014 году Бойл после хитов «Миллионер из трущоб» и «127 часов» выпустил коммерчески неудачную ленту «Транс», режиссер, как это нередко бывает в подобных ситуациях, вновь всерьез задумался о сиквеле «На игле». Благо, что к тому времени звезды ленты уже точно не выглядели так молодо, как в середине 1990-х. По словам Ирвина Уэлша, главным «виновником» того, что «Т2: Трейнспоттинг» был запущен в производство, стал сценарист Джон Ходж, прежде работавший с Бойлом над «Неглубокой могилой», «На игле», «Пляжем» и «Трансом». После того как однажды Уэлш, Бойл, продюсер Эндрю Макдональд и Ходж встретились и обсудили темы, которые стоило поднять и раскрыть в новой картине, Ходж в одиночку написал всем очень понравившийся сценарий. Новый текст высоко оценили и актеры, которых стоило вернуть на экран, и все наконец-то загорелись идеей вновь вместе снять кино. К тому времени МакГрегор и Бойл окончательно помирились, и их прежний конфликт перестал омрачать проект. Работа над фильмом. Прежде чем дальше рассказывать о картине «Т2: Трейнспоттинг», стоит объяснять ее странное название. «Трейнспоттинг» - это оригинальное, английское название книги Уэлша и фильма Бойла. Буквально оно переводится как «наблюдение за поездами», но вообще-то это эдинбургский жаргонизм, который возник из-за того, что в городе была заброшенная железнодорожная станция, где собирались наркоманы. Горожане горько шутили, что наркоманы «наблюдают за поездами». Поэтому слово «трейнспоттинг» стало обозначать «прием наркотиков». В книге есть сцена, которая объясняет смысл заглавия, но в фильм эта сцена не вошла. Поэтому российские переводчики поступили правильно, когда дали картине новое, понятное в России заглавие. В «Т2», однако, есть сцена на железной дороге, и потому российские прокатчики вернуло слово «трейнспоттинг» на его законное место в названии. Также отметим, что наблюдение за поездами - вполне реальное хобби, распространенное и в нашей стране. В то время как действие «Порно» развивалось через десять лет после событий «На игле», действие «Т2» было перенесено на двадцать лет после прежних событий. Мерфи за эти годы слез с наркотиков, но затем снова к ним вернулся, Бегби провел все время в тюрьме (он был арестован сразу после завершения событий «На игле»), а Саймон занялся вымогательством с помощью знакомой славянской проститутки. Рентон смог начать законопослушную жизнь в Голландии, но когда он расстался с женой и потерял работу, Марк осознал, что в Амстердаме ему делать нечего. Поэтому Рентон вернулся домой, увиделся с родителями... И вновь наткнулся на Мерфи и Саймона. Так закрутились события, о которых повествуется в «Т2». Основными темами картины стали ностальгия и сожаление. Все основные персонажи ощущают, что ничего не добились и прожили жизнь зря. Даже те из них, у кого есть дети, не участвуют в воспитании отпрысков и не могут честно назвать себя «отцами». Наркотики отняли у них многих друзей, криминальная жизнь поставила их вне общества, и им приходится с теплотой вспоминать кровавые, омерзительные сцены, потому что лучших ностальгических воспоминаний у них нет. Впрочем, подобно «На игле», «Т2» не сочинялся как исключительно депрессивное повествование, полностью обращенное в прошлое. В сценарий вошли новые приключения героев, забавные сцены, экшен-моменты, объяснения в дружбе... В общем, все то, что было необходимо, чтобы публика смогла проглотить горькую пилюлю, которую преподносит ей фильм. Вместо съемок порно герои картины пытаются превратить полузаброшенный бар в сауну-бордель. Это, по мнению создателей «Т2», куда более «вечная» и «универсальная» криминальная тема, чем выпуск гонзо-порнографии. Как уже говорилось, Бойл и Макдональд смогли договориться со звездами первого фильма, и те с удовольствием воссоединились на экране. МакГрегор в роли Рентона, Бремнер в роли Мерфи, Джонни Ли Миллер в роли Саймона, Карлайл в роли Бегби... Все они вернулись в кадр. Равно как и Келли Макдональд в роли Дианы, Шерли Хендерсон в роли Гейл и Джеймс Космо в роли отца Рентона. Впрочем, у трех последних актеров экранного времени очень мало. Главным экранным новичком ленты стала Анжела Недялкова - известная в Болгарии актриса, которая сыграла работающую на Саймона проститутку Веронику. Два первых болгарских фильма с ее участием - «Восточные пьесы» 2009 года и «Аве» 2011 года - пользовались успехом на международных кинофестивалях. До «Т2» Недялкова сыграла в голландской картине 2015 года «Райский номер». Для создателей «Т2» было не особенно важно, из какой бедной страны происходит героиня, и потому во время кастинга Недялкова конкурировала с множеством молодых актрис из разных стран. Когда она победила, Веронику сделали уроженкой Болгарии. Отметим, что Вероника в картине - отнюдь не «сексапильная декорация». Она играет существенную роль в сюжете «Т2». У нее куда большая роль, чем у девушек в «На игле». По соображениям экономии «На игле» преимущественно снимался на заброшенной фабрике Глазго. В Эдинбург группа выезжала лишь тогда, когда надо было снять узнаваемый городской пейзаж. У «Т2» особых проблем с бюджетом не было (картина обошлась в 18 миллионов долларов), и потому в нем куда больше настоящих эдинбургских сцен. Впрочем, в Глазго съемки тоже были. Съездила группа и в Болгарию. Мы не будем рассказывать, кого из актеров свозили на родину Вероники, чтобы не испортить вам сюжетный сюрприз. За скромные, но все же присутствующие в фильме спецэффекты (в основном это пиротехника и бутафорские раны) отвечала лондонская студия Artem, название которой не имеет отношения к русскому имени «Артем». Саундтрек картины вновь удался на славу и вышел весьма эклектичным. В нем можно найти такие знаменитые композиции, как Radio Ga Ga группы Queen, Lust for Life Игги Попа в ремиксе группы The Prodigy, Relax группы Frankie Goes To Hollywood, Dreaming группы Blondie... А также записи недавно прославившейся шотландской хип-хоп группы Young Fathers, которая очень нравится Ирвину Уэлшу. И, очевидно, не только ему. Персонажи «Т2: Трейнспоттинг». Марк Рентон - главный герой фильма. Бывший вор и наркоман, Рентон сбежал из Британии с криминальными деньгами, которые должен был разделить с товарищами. После двадцати лет законопослушной жизни в Голландии Рентон развелся, потерял работу и в депрессии вернулся в Эдинбург. Сюжет картины завязывается, когда Рентон натыкается сперва на Мерфи, а затем на Саймона. Марка сыграл Юэн МакГрегор. Саймон Уильямсон - старый знакомый Рентона, который некогда был его другом. Теперь Саймон ненавидит Марка за то, что тот сбежал с общими деньгами. Саймон унаследовал бар, но в его заведение почти никто не ходит, и Уильямсон зарабатывает шантажом и прочими криминальными махинациями. Саймона сыграл Джонни Ли Миллер. Дэниел Мерфи - старый знакомый Рентона. Это безобидный и не особенно умный наркоман, который пытается, но не может покончить с наркотиками. У него был длительный период «очищения», однако он сорвался и вновь начал «колоться». Мерфи сыграл Юэн Бремнер. Фрэнсис Бегби - старый знакомый и заклятый враг Рентона. Это закоренелый преступник, обожающий распускать кулаки. По вине Марка он лишился денег и на много лет сел в тюрьму. Он все еще кипит злобой. Бегби сыграл Роберт Карлайл. Вероника - проститутка, которую Саймон использует для шантажа состоятельных мужчин. Хотя они вместе работают, они друг с другом не спят. Когда Саймон задумывает превратить свой бар в сауну-бордель, он рассчитывает, что Вероника будет заведовать заведением. Веронику сыграла Анжела Недялкова. Ожидания. «Т2: Трейнспоттинг» вышел в английский прокат 27 января этого года. Картина была принята далеко не так восторженно, как «На игле», но многим критикам понравилась новая глава из жизни центральных персонажей. Конечно, это не такое свежее и сильное полотно, как кино 1996 года, но и не постыдный и бессмысленный сиквел, созданный только ради того, чтобы нажиться на зрительской ностальгии. Сборы «Т2» отразили оценки критиков. При бюджете в 18 миллионов долларов лента к настоящему времени собрала в мировом прокате 25 миллионов долларов. Видимо, к концу проката кино более-менее окупится, но сборов, которые бы заставили снять еще одно продолжение, «Т2» не видать. Что ж, для занятного эпилога это неплохо. А на новое яркое начало фильм никогда не претендовал. (Борис Иванов. «Film.ru», 01.03.2017)

Рецензия. Various Artists - «T2 Trainspotting Original Motion Picture Soundtrack». Вполне вероятно, что те, кто ждал продолжения «Трейнспоттинга», не менее живо интересовались музыкой, которая попадет на саундтрек. Все-таки два диска к первому фильму в некотором роде сформировали вкусы целого поколения, ну а для жителей восточной Европы вообще стали кладезем новых артистов. Напомним, что главными героями первого фильма с музыкальной точки зрения были Игги Поп и его «Lust For Life», а также матерые электронщики Underworld, придумавшие рейв-гимн «Born Slippy». Все это отлично вписывалось в энергичный мир первой ленты, где все внимание было приковано к саморазрушению персонажей. На втором альбоме тоже представлен микс из молодых талантов и ветеранов, которые исполняют убойные хиты (Queen, Run-D.M.C., Blondie, причем все с самыми своими заезженными номерами). Отчетливо звучит и эхо первого саундтрека - начинается он с необязательного индустриального ремикса The Prodigy на «Lust For Life», а завершается болотистым номером Underworld «Slow Slippy» с узнаваемыми клавишными аккордами - символом стремительно увядающих в героях гедонизма и желания жить. Все то, что уже недоступно героям прошлого и потрепанным персонажам, любовно воплощают более молодые герои, отобранные Дэнни Бойлом. Центральные фигуры - это шотландский последователи TV On The Radio и вокальных экспериментов Can, Young Fathers. Тут и электро-хит «Get Up», и минималистичный номер «Only God Knows», и альтернативный соул «Rain Or Shine». Гитарные команды тоже на месте - Fat White Family и Wolf Alice появляются со своими уже раскрученными номерами, так что сюрпризами эти песни станут только для тех, кто современной музыкой вообще не интересуется. Им и стоит адресовать «T2 Trainspotting Original Motion Picture Soundtrack» - пластинку, составленную из хорошего материала и напоминающую плейлист классной зарубежной радиостанции, которую совсем не хочется выключать - так уж составители грамотно распределили силы. (Алексей Старостин, «Rolling Stone»)

ЮЭН МАКГРЕГОР. Примерно год назад, если быть точнее, 31 марта, шотландский актер Юэн МакГрегор отметил 45-летие - возраст, который традиционно считается временем основательной ревизии, промежуточного подведения итогов и, коли прана позволяет, перехода на новый уровень. Как подобает прожженному киношнику - а необходимость ежедневно отмечаться на голливудской фабрике заставила его 9 лет назад переехать с семьей из Лондона в Лос-Анджелес, - свой безукоризненный отчет он воплотил в фильмах, и сейчас они выставлены на всеобщее обозрение. За отчетный год МакГрегор навестил собственного персонажа двадцатилетней давности, который сделал его звездой эпохи, совершил символическое возвращение блудного сына в лоно телевидения, откуда вышел как актер, осуществился как демиург, дебютировав в режиссуре, и, наконец, прочел детям сказку на ночь, изобразив поющий канделябр в диснеевском фильме, который уже до премьеры то ли вошел, то ли влип в историю, но точно стал камнем преткновения в вопросах толерантности. Подобно всем великим золотой эры Голливуда, не имея ни одной номинации на «Оскар», зато самую парадную и шизофренически несовместимую компанию киногениев в качестве своих режиссеров - его снимали в главных ролях Джордж Лукас, Вуди Аллен, Роман Полански, Питер Гринуэй, Ридли Скотт, Тодд Хейнс, Рон Говард, Баз Лурманн, Тим Бертон, Стивен Содерберг, Майкл Бэй и, да, Дэнни Бойл, - главный герой поколения 1990-х и в этот раз сделал за нас домашнюю работу. Изучая годовой отчет актера, поколение «На игле» и бритпопа изучает нынешнее отражение своего идеального «я» и получает четкое представление, куда катится мир. «Т2 Трейнспоттинг»: МакГрегор как символ поколения. В 1996 году британская звукозаписывающая индустрия пережила небывалый бум, обойдя по уровням продаж рекорды времен The Beatles и The Rolling Stones. Виной тому был в первую очередь бритпоп - гитарная музыка, в которой героиновый отрыв женился со старообразными голливудскими сюжетосложением и образностью, что со стопроцентным попаданием резюмировал лидер группы Suede Бретт Андерсон в припеве своей песни «I’m aching to see my heroine» («до боли жду встречи с моей героиней»), а во вторую - мощная волна нонконформистской электроники. Пластинкой-дайджестом этого года-прорыва, торчавшей во всех плеерах на всех ветках метро, был саундтрек к фильму «Трейнспоттинг», он же «На игле», - от бритпопа на ней представительствовали Blur и Pulp, от электроники - Underworld, Leftfield и примкнувший к ним старик Брайан Ино плюс чисто британское предложение «диско для умных и душевных» в лице New Order и Лу Рид с Игги Попом, чтобы знали, откуда уши растут. Это было поколение на наркотиках, по уши в любви, и его лицом был Юэн МакГрегор - уже потому, что эта его рожа украшала диск «Трейнспоттинг», ну и он был лирическим героем фильма. Он выбирал героин, потому что жизнь, где тебе втюхивают телевизоры, здоровое питание и тренировочную обувь, с которыми ты, аккуратно выплачивая кредиты, благополучно доберешься до смерти, представлялась ему неподъемной обузой. Было в этом поколении и нечто отличавшее его от наркоманов 1960-х: они не пытались перелопатить мир, но стремились к его уюту, только в очеловеченных формах. К успеху «Трейнспоттинга» прицепился более ранний, не столь замеченный на выходе фильм Бойла и МакГрегора «Неглубокая могила», смаковавший радости жизни трех друзей в снятой на паях квартире, - в нем был предложен прообраз нынешней суррогатной семьи. С дисков героям МакГрегора и Бойла вторили Pulp - «I Wanna Live Like Common People» («Хочу жить как простолюдин»), смакуя поход в супермаркет с тем, кто по душе. Однако совместить то и это - именины души в кругу друзей и уют отчего дома - персонажу МакГрегора, как и всем тогдашним ребятам, оказалось не по плечу, и в финале «Трейнспоттинга» он с хапнутыми у друзей тыщами, вырученными от продажи герыча, сбегал навстречу жизни с пылесосами, телевизорами, здоровым питанием и тренировочной обувью. Без наркотиков и душевной компании. В 1998 году МакГрегор зацементировал свой статус экранного лица бритпопа, сыграв - и оглушительно спев - свою самую пронзительную, налитую сокрушительной любовью роль, списанную с Игги Попа, в ретрофильме Тодда Хейнса о глэм-роке «Бархатная золотая жила». А пару лет назад уже сам бум британской звукозаписывающей индустрии 1996 года впервые стал объектом ретрокино в дельной картине «Убей своих друзей» с английским пацаном Николасом Холтом, которого именно МакГрегор (к тому моменту ветеран «Звездных войн») провожал к рыцарству голливудской славы в доспехах начальника королевской охраны в «Джеке - покорителе великанов». Дискотека 1990-х назрела как чирей, и как споры разлетаются билеты на мировое турне Джейсона Кея, плотное расписание которого заставляет серьезно волноваться за здоровье и жизнь этого бестелесного духа танцполов 20-летней давности. В сложившейся ситуации возвращение в «Трейнспоттинг» выглядит более чем своевременно: герою МакГрегора поставили стент (это такая микропружинка, внедряется в коронарную артерию при инфаркте), забирали в реанимацию прямо из тренажерного зала, реальная, как подсмотренная, история - типичный эпикриз наркомана 1990-х, которого в 40 лет веяния XXI века затолкали в пыточные казематы фитнес-клуба. Помимо конкретной клинической картины, которая, может, кому еще сгодится как предостережение, а не как чисто приветик, фильм послужил примирению МакГрегора с Бойлом - они не разговаривали, с тех пор как Бойл не отстоял его кандидатуру на главную роль в свой первый студийный проект «Пляж», - и напомнил мудрость, которую кто-то предпочтет черпать в библейской притче о возвращении блудного сына, кто-то - в более поэтичной, а оттого верной сказке Гессе «Ирис»: цель всякого пути всякого мужчины всегда была за нарисованным очагом в каморке папы Карло. И стентированный Рентон пускается в язычески радостный пляс среди нетронутых постеров своей детской спальни, родившей все его грезы, под песню со старой виниловой пластинки, запиленной в школьные дни. Кстати, и это тоже тема года: два главных оскаровских лауреата, белый и черный - «Манчестер у моря» и «Лунный свет», - толкуют о том же. В случае МакГрегора нарисованный очаг дождался его в Эдинбурге, и папа Карло - Дэнни Бойл совсем не растерял меткости взгляда, чтобы выточить ему роль по фигуре. «Красавица и чудовище»: МакГрегор как флюгер общественных перемен. За семь лет, до того как диснеевскому фильму «Красавица и чудовище» присвоили в России рейтинг 16+ из-за персонажа-гея, в широком российском прокате преспокойно демонстрировалась дублированная версия гей-комедии с МакГрегором и Джимом Кэрри «Я люблю тебя, Филлип Моррис», в то время как русскоязычная «Википедия» сетовала на цензуру голливудской заботы о прибылях, которая сперва обрекла картину с двумя суперзвездами на купюры слишком откровенных сексуальных сцен, а затем долгое время держала продюсера фильма в напряжении, что фильм придется выпускать сразу на DVD, минуя кинотеатры. В своей первой гей-роли, в «Бархатной золотой жиле», герою МакГрегора пришлось плакать, петь, кричать и чуть не свалиться с кресла карусели от своей любви к другому парню (Джонатан Рис-Майерс). Время бритпопа - это еще и время всепроникающей жажды любви, доводящей до сексуальной амбивалентности. По мере того как рисунок МакГрегора в ролях геев от размашистого мазка мелодрамы все больше затачивался в острое перо сатиры - сперва на гейское потаскушничество («Сцены сексуального характера»), затем - мещанство и паразитизм («Я люблю тебя, Филипп Моррис»), - все больше обмещанивались и геи на Западе, требуя себе жизни как у всех, с кольцами, ипотеками, разделом имущества и детьми в качестве гаранта благополучной старости. Даже в саму детскую колыбель Голливуда - студию Диснея с ее сказками на потоке - вошли активисты, настолько агрессивные, насколько может быть только быдло, со своим цензурным кодексом, сводящимся ко вполне террористическому требованию «Gay or Die». То, что было во времена старта МакГрегора романтическим бегством от пылесосов, деградировало до воинствующей ячейки общества потребления. Тут нелишне вспомнить, что МакГрегор прославился на весь мир во многом еще и потому, что первым из актеров снимался совершенно голым во всех своих фильмах. Сам он в то время шутил, что так он борется за женское равноправие, принимая на себя роль объекта сексуальных вожделений, которую прежде в кино навязывали женщинам. К концу нулевых и эта его революция обернулась организованным и жалким, как сезонная распродажа, культом мужского тела: одной из заметных кинофраншиз стала дилогия о стриптизерах «Супер Майк!», а главным аттракционом костюмных сериалов вроде «Игры престолов» стали бицепсы и пенисы. Как пел тот же Джейсон Кей, «this is definitely sad, can someone tell me when something good became so bad» («это определенно печально, кто может мне сказать, когда добро обернулось во зло»). Но в том и отличие звезды-самородка от ринувшихся под копирку последышей, что все эти расколбасы МакГрегор минует, как рыба мутные воды. Он снимался голым, просто потому что разгуливать голышом клево, и после всех перипетий культурно-массового сознания он не утратил первобытной свежести этого удовольствия. В новом «Трейнспоттинге» он снова голый - но за время, когда актеры наращивали себе мышечные массы и полировали рельефы, он ничуть не озаботился своим плоским задом и неспортивной фигурой. Сегодня после всплеска коммерциализированного спартанства снова набирает обороты шкетство, поэтому качалка обречена опять стать убежищем для неблагополучных подростков, которым больше не на что надеяться, кроме как на свои телеса. Последовательное небрежение МакГрегора кашей, которую отчасти он сам же невольно и заварил, начинает приносить дивиденды сродни тем, что обещает восточная мудрость: «Просто сядь у реки и не шелохнись, и рано или поздно мимо тебя проплывет труп твоего врага». «Американская пастораль»: МакГрегор как глава семьи. Режиссерским дебютом МакГрегора стала экранизация удостоенного Пулитцеровской премии романа Филипа Рота «Американская пастораль». Хотя речь в нем идет об Америке 1940-1970-х годов, сам роман - из дней первой славы МакГрегора. Он был опубликован в 1997 году, когда МакГрегор и Дэнни Бойл совершили свою первую вылазку в Америку - в комедии «Жизнь хуже обычной» актер впервые продемонстрировал приталенные рубашки от Gucci с расстегнутыми манжетами до кончиков ногтей, вкус к клоунаде и вокальные данные: в дуэте с Кэмерон Диас он исполнил на барной стойке отголливудизированную версию послевоенной песни Шарля Трене «La mer (Beyond the Sea)». «Американская пастораль» вышла в российский прокат в начале зимы, но ее мало кто видел. Качество постановки вряд ли можно назвать иначе, чем корректным, зато внутри этого стандарта МакГрегору удалось взогнать вневременную трагедию. История везунчика-отца и дочери-заики в романе Рота была той каплей росы, в которой отражалась послевоенная история Америки: в 1950-е ее настраивает против родителей психоаналитик, в 1960-х рвут прочь из дома всякого рода радикалы, а в 1970-х все поедают язвы хиппизма. Фильм же МакГрегора заставляет остолбенеть перед всегдашней историей рождения и развития ненависти к родителям у подростков. То, что по стилю сам фильм корректен и в этом совпадает с корректным капиталистом, счастливым представителем белого здорового обеспеченного большинства, каким является герой-отец персонажа МакГрегора, понуждает разделить именно отцовские чувства, спасовать в непонимании, ужасе, неверии - что я сделал не так? Его было бы полезно смотреть подросткам 13-14 лет: невозможно вспомнить другой фильм, который бы так выпукло выставлял необоснованную жестокость подростковых бунтов против родителей. Фильм и созданный МакГрегором образ ждущего, как брошенный пес, так надрывают сердце, что после просмотра незамедлительно лезешь в интернет: уж не случилось ли чего, ведь у него четыре дочери. МакГрегор подтверждает, что старшая покинула дом, переехав в Нью-Йорк учиться, и в фильме он постарался передать то чувство, что охватило его, когда он впервые спустился к завтраку и не досчитался одной из дочерей. Считается, что всякое горе следует оплакать, чтобы стресс не затаился и не вернулся в форме тяжелой болезни. В таком случае МакГрегор блестяще использует служебное положение, чтобы застраховать себя от проблем со здоровьем. В кино он неизменно исчерпывающе живописует формы семейного неблагополучия. Причем, по странному совпадению, когда он в это пускается, ради него маститые режиссеры с устоявшимся почерком идут на риск работы в совершенно несвойственном им стиле. Когда в «Свидетеле» он играл агента ФБР, кочующего от Флориды до Аляски в компании воображаемой погибшей дочери, австралиец Стивен Эллиотт, прославившийся трансвеститской комедией «Присцилла - королева пустыни» и исповедующий жаркое буйство, отправился на север в Канаду и опробовал дорожный транс. Когда в «Мечте Кассандры» пошел на брата в исполнении Колина Фаррелла, нью-йоркский богемный пересмешник Вуди Аллен захлебнулся в британской пролетарской уголовной трагедии. Когда в «Рыбе моей мечты» с комической невозмутимостью Кэри Гранта высмеял современный брак, где муж в большей степени является сыном, шведский автор сатиновых пасторалей Лассе Халльстрем запустил руку в осиное гнездо старомодной комедии характеров. И хотя всем троим режиссерам славы эти демарши не прибавили, именно в них актер создал персонажей из числа тех, которых не вытряхнешь из памяти, сколько ни старайся. Сам он женился в 1995 году и остается этому рад. Это к вопросу о богатых и бедных. Точно так же - можно найти или не найти свою любовь. Если нашел - ты идешь по жизни в коконе чувства безопасности и делаешь все, что вздумается. Возможно, поэтому именно МакГрегора выбрал Роман Полански протестировать на своем «Призраке» - политическом триллере в готическом стиле. Один из самых безукоризненных фильмов века вылеплен из дождей, стеклянных стен и лестниц без перил как монолит зыбкости и тревожности. Какой-нибудь бедняга Депп свихнулся бы и развалил всю картину (что тот и сделал с Полански в «Девятых вратах»). МакГрегор с видимым удовольствием хичкоковского франта прокатился на аттракционе «Паранойя» и благополучно вернулся к своим. «Фарго», 3-й сезон: МакГрегор как человек своего возраста. Когда-то Кэтрин Хепберн заклеймила телевидение как «ад, куда отправляются плохие фильмы», но нынче все наоборот. Телесериалы генерируют суперзвезд, которых Голливуд рекрутирует в надежде гальванизировать кинопрокат. Кинозвезды бегут в сериалы, едва успев откланяться с благодарностями за «Оскар». Когда МакГрегор начинал на телевидении, это была просто обычная стартовая площадка для новичков. Но сегодня он возвращается в сериал, слава которого пробила даже российский Первый канал на демонстрацию: он будет главной звездой - причем сразу в двойной роли - третьего сезона «Фарго», трансляции которого начнутся в ночь на 20 апреля. Телесериал - это форма оседлости и для зрителя, и для занятых в нем актеров, и МакГрегор примеряет домашние тапочки в 45, ни годом раньше, ни годом позже. Любуясь МакГрегором, мы любуемся человеком с поразительным чувством времени. В 24 года он женился. В 29 бросил пить. В 33 пересек на мотоцикле Европу, Украину, Казахстан, Монголию, Восточную Сибирь от Якутска до Магадана и Америку с Канадой, о чем был сделан семи-серийный документальный фильм. Еще были Африка и белые медведи, которые ему, с его пшеничными бровями, пришлись очень к лицу. В 45 он забирается в телевизор, начитывает сказки и записывает на диски колыбельные. В лабиринтах этой статьи наш мир рисовался непоследовательным, легковозбудимым, запутанным и напористым. Случай МакГрегора показывает, что из тех же ингредиентов, не минуя ни один, ничего не запрещая и не насаждая, создается совершенно иной коктейль, если признать, что нет хорошо и плохо, нельзя и надо, а есть всему свое время. Колоться и бедокурить в 18. Лизаться с парнями в 20. Разгуливать голым в 23. Жениться в 25. Махать мечом джедая в 28. Спиваться в 29. Завязывать в 30. Паломничать в 33. Наслаждаться статусом в 37. Возвращаться домой и надевать тапки в 45. Сыграть в положенный час все роли, чтобы осталась еще куча времени на то, чтобы насладиться этой сладкой усталостью от прожитого, когда уже можно расслабиться и заказывать собственную музыку. (Алексей Васильев, «Афиша Daily»)

Сначала появляется возможность... (с) Двадцать лет прошло! Очешуеть. Фильм безумно глубокий, гораздо глубже первой части. С многогранными философскими ответвлениями, которые можно дорисовать у себя в голове самостоятельно. Мне нравится этот английский стиль работы съемочной группы! Кадр построен нестандартно. Через экран буквально чувствуешь эту энергетику и сам пропитываешься ей. И выходишь слегка другим человеком после просмотра. Все: от и до - вышка! Смотрел, разумеется, в оригинале, увы, с русскими субтитрами. P.S. Забавно было почитать отрицательные рецензии. Что тут скажешь? Мозг у всех работает по-разному. Да, фильм специфичен и несет за собой шлейф олдскула, понятный не каждому. P.S 2. Анжела хороша. Я влюбился. (Maxim Borisov)

Баланс сил. Гармония мира заключается в сохранении баланса. Баланс может быть разным потому что сферы анализы совсем неединичны. Так как Ирвин Уэлш растянул свою историю на две полных книги, то и Дэнни Бойл имел перед собой задачу передать единую и неразрывную историю. А данная задача является одной из самых сложных в киноиндустрии. Современный конструктивизм основан на личных отношениях. Дэнни Бойл достаточно сильно поссорился с Юэном МакГрегором на почве обиды последнего на исключение из актерского состава в 2000-м году из-за фильма «Пляж». Вполне очевидно, что отношения обострились, и мы рисковали не увидеть продолжения оригинальной истории. Тем не менее конфликты прошлого были забыты, и новой картине был дан зеленый свет. Дэнни Бойл передал прекрасный личный взгляд на оригинальную новеллу. В случае с романами Уэлша, Бойл всегда пытался придать чуточку от себя, не забывая о главных плюсах в оригинале. В-основном, Бойл старается осовременить историю, сохраняя в героях характерные личностные черты. В «T2» самый очевидный пример этого метода заключается в манере разговора главных героев. Бегби говорит на самом очевидном саксонском Scots, а Саймон использует смесь Estuary English c эдинбургским оттенком языка. Это - первый ход, который сразу же бросился в глаза. Во-вторых, в фильме, как обычно, прекрасное музыкальное сопровождение. Для Дэнни Бойла важно найти правильных вокальные и инструментальные треки для поддержания определенного визуального ряда. Возвращаясь к названию рецензии, Бойл удачно сохранил баланс между новыми и старыми темами. Скорее всего, имя композитора останется в тайне, но в лицензионном саундтреке будут и Underworld, и Young Fathers и многие другие. Так что, любой меломан может быть уже втройне счастлив насчет данного компонента. В-третьих, фильм можно смотреть в любом состоянии. Если вы выпили немного вина или пива, то можно не переживать о том, что будет скучно и вы заснете. Наоборот, в фильме много первоклассного юмора. Юмора гораздо больше чем жизненной драмы. Будущее с прошлым рассмотрены с разных сторон. Не упущен, практически, ни единственный запоминающийся момент из первого фильма. Сюжетная линия каждого героя, как и в романе, имеет свое определенное место. Это придает глубину сюжету абсолютно любого Бойловского фильма. Можно сказать спасибо всем актерам за их работу. Каждый подошел достаточно ответственно к своим обязанностям, и отработал все до мелочей. Проблема смены поколений показана достаточно реалистично, и действительно не оставляет возможности не задуматься о чем-то личном. Что важно, каждый потенциальный любитель найдет какие-то свои аналогии с тем, что происходит на экране. Говорить об увиденном можно часами. Возникает ощущение, что возможно это и было то самое путешествие в свое прошлое, о котором мечтает каждый романтик, странник, циник. Да и просто обычный человек. 10 из 10. Меньше и не может быть. Все было очень эмоционально и эстетично. (RichardFairbrass)

Невероятно круто. Как всегда, удивляюсь разноплановостью отзывов на афише. Я из того поколения, которые засматривали и зачитывали до дыр это произведение. И я приятно удивлен тем, как ненавязчиво и талантливо даны стилистические отсылки и флешбэки к первой части (ну давайте честно, все ж ради удовлетворения ностальгии на него идут, исключая совсем уж детей), вместе с тем нет никакой пошлой спекуляции на первой части при полной бездарности второй (как например, у того же Бекмамбетова с Иронией-2) - вторая часть вообще не про наркоту. Общего по сути только герои. И она про то, что люди не меняются, даже если очень хочется. И что, если предал один раз - предашь и второй. И про итоговое принятие себя вот такого, совсем и не в белом (не всем же быть д'Артаньянами) - последняя сцена с пластинкой Игги просто огонь. (Andrey)

Выбери жизнь... Происходит нечто невероятное. 2017 год только начался, а мой список любимых фильмов уже успели пополнить три картины. Потрясающий, ошеломительный, дестабилизирующий, самый известный отныне «оскаровский» неудачник «Ла-Ла Ленд». Невероятно трогательная, самая правдивая в мире сказка, о которой почему-то почти никто не слышал из массового зрителя - «Голос Монстра». И вот теперь он (без лишних слов) - «Т2 Трейнспоттинг». К 2017 году кинематограф стал миром, где у каждой истории есть продолжение. Или по крайней мере будет. Киновселенная Marvel, киновселенная DC, четыре продолжения «Аватара» и «Фантастических Тварей», экспоненциальный рост вселенных «Звездных Воин» и «Чужого». Можно очень долго рассуждать о качестве всякого современного сиквела той или иной кинофраншизы. Однако стоит признать нечто бескомпромиссное - второй «Трейнспоттинг» пополнил не только список моих любимых фильмов, но и крайне скупой список сиквелов, которые получились лучше своих оригиналов. Режиссерский почерк Денни Бойла чувствуется с первых же секунд. Эти около Тарантиновские диалоги. Этот рваный монтаж и мгновенные паузы, словно моменты фотографии. И, о Боже, эта операторская работа! Покойная и одновременно резкая камера, выдающая сбивающие с толку оптические фокусы, не дающие разглядеть задницу и пенис Юэна МакГрегора, и экстремально крупные планы, настолько крупные, что кажется, словно зловещий усатый стивидор Боба Карлайла проник в твое личное пространство. А если серьезнее, то все технические аспекты «Трейнспоттинг» воплощены чуть более чем гениально. И я буду окончательно разочарован в Киноакадемии, если они не номинируют «Т2» пускай не за лучший адаптированный сценарий, так за лучший монтаж и работу оператора. Денни Бойл, пожалуй, есть режиссер с самыми лучшими музыкальными предпочтениями. У «Т2» нет конкретного композитора, и тем самым фильм состоит исключительно из плейлиста Денни, который гармонично сочетает животрепещущие электронику и рейв (High Contrast, Wolf Alice, Underworld) c ретроспективным панком и новой волной восьмидесятых (Blondie, Queen, Iggy Pop). Честно говоря, я считаю саундтрек «Трейнспоттинг» настолько гениальным, что он достоин отдельной подборки и поста, которая и случится, и которую я буду слушать на протяжении нескольких недель. Во время просмотра я ощущал предельно бережное отношение к оригиналу от съемочной группы и актерского состава. Никто не хотел испортить впечатления от первого фильма. Просмотр второй части категорически невозможен без просмотра оригинала 1995 года. Фильм на 30% состоит из отсылок и референсов к первой части. В «Т2» дублируется все: от монтажных решений до главной идеи первого фильма (выбор). И это никоим образом нельзя назвать самокопированием. Это была дань безграничного уважения, бесспорное право на которое имели не кто иные, как Денни Бойл, Юэн МакГрегор, Джонни Ли Миллер, Юэн Бремнер и Роберт Карлайл - личности, ответственные, за выход в свет первой части. И даже в том случае, если ты не фанат оригинала (коим и я, каюсь, тоже не являюсь), это все равно не освобождает тебя от просмотра сиквела. Суть в том, что «На Игле» и «На Игле 2» при всех очевидных дублированиях и референсах и при всем соответствии почти всего творческого коллектива, есть в корне разные картины. В то время как действие оригинала сосредоточено на игле, героине, проблеме молодого поколения шотландцев, и вообще представляет из себя около трешовую историю с элементами черной комедии, повествование которой полностью соответствует персонажам, о которых она рассказывает, то вторая сводит фокус на деньгах и бизнесе и является бизнес-драмой с элементами триллера, где совсем не осталось места комедийной составляющей. «Трейнспоттинг» рассказывает о том, как тяжело в современном мире живется тем, кто головой остался в диких девяностых, возвращая нас в 1995 год, параллельно пытаясь приспособиться к реалиям 2017. Это был первый раз, когда я еще задолго до окончания фильма настолько влюбился в него, что еще на середине повествования поставил свою максимальную оценку (9). Честно, весь зал (численностью аудитории - три человека) аплодировал на финальных титрах. Свидетелем аплодисментов в кинотеатре я был лишь однажды - год назад на фильме «Омерзительная Восьмерка». Почему все хотят, чтобы их жизнь была похожа на рекламу Пепси, а мне вдруг хочется отправиться жить в Шотландию и открыть там бордель? Нечто необъяснимое постигает тебя после просмотра «Т2». Может я запутался? А может я сделал выбор? А что же выбрать тебе? Выбери «На Игле». Выбери из всех культовых фильмов девяностых. Выбери Денни Бойла. Выбери старину Ирвина Уэлша и его сумасшедших и самых обычных героев. Выбери Шотландию. Выбери шикарный саундтрек и потрясающую операторскую работу. Выбери рваный монтаж. Выбери постмодернистское, слегка артхаусное произведение искусства. Выбери сиквел спустя 20 лет. Выбери «Т2 Трейнспоттинг». Выбери жизнь... 9 из 10. P.S. Как же забавно было наблюдать перед сеансом предупреждение: «Внимание, в фильме демонстрируются табачные изделия. Помните, курение вредит вашему здоровью!» Просто напоминаю о том, что мы с тобой смотрим фильм под названием «На Игле 2». (MrKessedy)

Иногда они возвращаются или последний реквием по игле. "Мир изменился. Мы - нет» Ф. Бегби. В жизни есть фильмы, которые настолько глубоко западают в закрома души, что они взрослеют, стареют и умирают вместе с нами. События, случившиеся с героями ленты становятся нам настолько близки, что впору ставить их в одни ряд с явлениями собственной жизни. Персонажи оказываются настолько яркими и естественными, что воспринимаешь их уже не иначе как старых знакомых. Понятно, что на этом чувстве необъяснимого родства, сокровенного «утраченного времени» и неподдельной ностальгии, то и дело греют руки алчные кинопроизводители. Из года в год на экраны выходят ремейки нетленной классики, которые уже одним своим существованием опорочивают все святое, что вложил в наши души почитаемый оригинал. Однако в редчайших, почти невероятных случаях в этом правиле встречаются исключения. Бывает, сиквел оказывается не только абсолютно органичным, естественным и закономерным продолжением, но при этом еще и значительно обогащает первоначальную идею, с неимоверным пиететом относится к воспоминаниям и чувствам зрителей, более того склоняет поклонников переосмыслить не только первоисточник, но и по-новому взглянуть на жизнь - сиквел словно вкрадчиво говорит зрителю: «Друг мой, я вернулся к тебе, но посмотри - я уже не тот, я поменялся, как и ты, как и весь мир вокруг.» Чтобы такая картины вышла в свет необходимо как минимум Божье благословение или хотя бы совпадение бесконечного количества факторов - актеры должны воскресить своих героев из небытия с той же степенью самоотречения, режиссер не должен растерять своего мастерства и уникального чутья, породившего неповторимую атмосферу первого фильма, а автор идеи не может бросить героев на произвол судьбы и обязан вывести их к логическому финалу. Все это уже случилось несколько лет назад, когда на экраны вышел поразивший всех «Безумный Макс». И вот нечто подобное произошло опять. Дэнни Бойл, несущий полную меру ответственности за свое легендарное творение и долго отрекавшийся от рискованной затеи сиквела, все же собрался и не ударил в грязь лицом, доказав многомиллионной армии почитателей первой ленты, что при желании можно снять по-настоящему стоящее продолжение даже для самого культового фильма. Итак. Герои постарели. На их лицах лежит печать подступающей старости, длань времени покрыла волосы сединой и выкосила проплешины. Они уже не так часто улыбаются, все больше задумываясь о бремени прожитых лет и смысле дальнейшего бесцельного существования. Расхожая судьба, захватившая основную массу населения в лице стабильной работы, (не)счастливой семьи и регулярной уплаты налогов обошла героев стороной. Бездонную пустоту, которую оставил героин в их душах не заполнит ни здоровый образ жизни, ни карьера, ни религия. Как жить, если ты обломок бытия, выброшенный на берег чуждого и непонятного мира, который меняется быстрее, чем видения в героиновом трипе? Эти вопросы окружают героев подобно непроходимому лабиринту, загоняя их в ловушку кризиса среднего возраста, который десятикратно тяжелее для бывших торчков. Угарный наркотический приход сменился обыденным, удушливым существованием, драйв уступил место скуке и бесплодному ожиданию лучшей доли, которая что-то не торопится. Комедия сменилась драмой, и вот уже бешеный бык Френсис Бегби оказывается не способен удовлетворить собственную супругу, а Кайфолом за весь фильм так и не поимеет ни одной красотки. Да, с одной стороны они поменялись. Но с другой это все та же неразлучная четверка веселых и бесшабашных парней, знакомых с первого класса, которых мы все хорошо знаем... Или еще не совсем? Дэнни Бойл решился на отважный шаг и полностью отформатировал свой безбашенный шедевр в психологическую, почти экзистенциальную драму о судьбе и времени, порой возвышаясь чуть не до уровня древнегреческой трагедии. Однако победителей не судят, и задумка режиссера сработала как часы. Если первый фильм можно описать гедонистической фразой того же Кайфолома «нет ничего вне текущего мгновения», то сиквел напоминает нам о том, что мы скопом пребываем в вечности, причем каждый в своей собственной, которая подчас выглядит довольно неприглядно. Бойл успешно репрезентирует само дыхание времени - текучего, изменчивого и абсолютно безжалостного. Если присмотреться, то в каждой минуте фильма обнаружится целый пласт разнообразных метафор, ориентированных на глубокое и философское прочтение всей истории - тень умершей матери Рентона за семейным столом, поезда, проносящиеся мимо окон Кайфолома, свалка морально устаревших автомобилей, кажется, еще вчера бывших топовыми моделями, возле квартиры Кочерыжки и т. д. Главным же действующим лицом картины является вовсе не четверка друзей, а сама судьба - совокупность жизненных обстоятельств и событий, из которых складываются их жизни. Это нагромождение фактов, бег времени, на всех порах, как в поезде несущий потерявшихся в жизни приятелей в никуда... неожиданно приостанавливается и получает осмысление, полноту и завершенность благодаря художественному гению Кочерыжки, который слезает с иглы и пишет книгу под названием Trainspotting. В результате, именно в таком, казалось бы, довольно банальном и заезженном виде творческой интерпретации, легендарная история и преподносится аудитории. Этот прием, как ни странно действительно обогащает фильм, придает ему законченную форму. Прелесть первого фильма заключалась в его верности реализму. Ирвин Уэлш попросту правдиво запечатлел жизнь свою и своих друзей, а Дэнни Бойл сумел придать его истории удачное кинематографическое воплощение, оказалось, что судьбу автора разделяет чуть ли не вся молодежь девяностых. Тогда художественно увековеченным оказалось бытие целого поколения. Однако второй фильм обращается не к массе, ведь молодая и кипящая энергией международная молодежная тусовка распалась на атомы, которые за прошедшее время сильно повзрослели и постарели, поэтому фильм говорит с каждым зрителем в отдельности, пытаясь охватить не судьбу поколения, а удел отдельных личностей, выброшенных в свое одиночество. И у него получается! Это все равно что задумать сиквел «Бесславных ублюдков» и в итоге, снять «Список Шиндлера». Однако оба фильма равнодостойны. Следует сказать о совершенно блестящей технической реализации ленты, являющей собой один из лучших образчиков стиля Дэнни Бойла. За двадцать прошедших лет в методах творческого подхода постановщика мало что поменялось - фильм все также напоминает безумно изящный галлюциногенный трип, нафаршированный взрывными музыкальными темами, идеально подходящими к видеоряду. Лента по-прежнему удивляет потрясающими, неожиданными и обескураживающими ракурсами и углами съемки, а грань между приходом и реальность так и не появилась, отчего фильм подчас напоминает гениальный музыкальный клип. Картинка попросту безукоризненна - ни одного натянутого плана, а некоторые эпизоды (попытка самоубийства Кочерыжки или встреча Бегби с отцом) сделаны попросту шедеврально и достойны отдельных аплодисментов. Хлесткий и слегка чернушный юмор первого фильма уступил место аккуратной и утонченной иронии, бьющей в сердце, надрывающееся от тоски по уходящему сквозь пальцы времени. И тут уже не до смеха. Время смеяться кануло в лету, ведь как оказалось не ты выбираешь жизнь, а она выбирает тебя. (shnur777)

comments powered by Disqus