на главную

ИСЦЕЛЕНИЕ (1997)
CURE

ИСЦЕЛЕНИЕ (1997)
#30698

Рейтинг КП Рейтинг IMDb
  

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Триллер Мистический
Продолжит.: 111 мин.
Производство: Япония
Режиссер: Kiyoshi Kurosawa
Продюсер: Tetsuya Ikeda, Satoshi Kanno, Atsuyuki Shimoda, Tsutomu Tsuchikawa
Сценарий: Kiyoshi Kurosawa
Оператор: Tokusho Kikumura
Композитор: Gary Ashiya
Студия: Daiei Studios

ПРИМЕЧАНИЯтри звуковые дорожки: 1-я - одноголосый перевод (liosaa) [5.1]; 2-я - авторский (В. Штейн) [2.0]; 3-я - оригинальная (Jp) [5.1] + субтитры: рус. (liosaa; srt); англ. и исп. (sub/idx).
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Koji Yakusho ... Kenichi Takabe
Masato Hagiwara ... Kunio Mamiya
Tsuyoshi Ujiki ... Makoto Sakuma
Anna Nakagawa ... Fumie Takabe
Yoriko Doguchi ... Dr. Akiko Miyajima
Yukijiro Hotaru ... Ichiro Kuwano
Denden ... Oida
Ren Osugi ... Fujiwara
Masahiro Toda ... Toru Hanaoka
Misayo Haruki ... Tomoko Hanaoka
Shun Nakayama ... Kimura
Akira Ohtaka ... Yasukawa
Shogo Suzuki ... Tamura
Toshi Kato ... Psychiatrist
Hajime Tanimoto ... Takabe no shacho
Tsuyoshi Mikami ... Truck Driver
Makoto Kakeda ... Policeman at the Hotel
Yasujiro Tamura ... Middle-Aged Man at Dry Cleaners
Yasuharu Sato ... Dry Cleaners Employee
Shinichiro Inoue ... Dr. Miyajima's Young Patient
Yuri Shimada ... Nurse
Kae Egawa ... Waitress
Mitsuyo Suwa ... Hotel Murder Victim
Tetsushi Tanaka
Kazutaka Arayama ... Police Detective at the Hotel
Emiko Hattori ... Suzu Murakawa
Setchin Kawaya ... Kakarikan #1
Takayuki Konishi ... Kakarikan #2
Taro Suwa ... Apato no shacho
Makoto Togashi ... Policewoman
Masato Yamaji ... Police Detective
Kae Minami
Hiromi Suzuki
Yuu Yamazaki

ПАРАМЕТРЫ частей: 1 размер: 4284 mb
носитель: HDD3
видео: 1280x690 AVC (MKV) 4412 kbps 25 fps
аудио: AC3-5.1 384 kbps
язык: Ru, Jp
субтитры: Ru, Ru (forc), En, Es
 

ОБЗОР «ИСЦЕЛЕНИЕ» (1997)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

"Исцеление" ("Снадобье", "Лекарство"). Кенити Такабэ расследует серию убийств, совершаемых в состоянии аффекта разными, никак не связанными друг с другом людьми, которые объединяет одна деталь: жертвам нанесены в области шеи раны в форме латинской буквы «X». Детектив полиции и привлеченный им к сотрудничеству психолог Макото Сакума пытаются разобраться в крайне непростом деле... (Евгений Нефедов)

Город захлестнула волна загадочных жестоких убийств. По каждому делу был задержан подозреваемый. Все они признают свою вину, но не в состоянии объяснить мотивы преступления... Детективу Такабэ (Кодзи Якусе) и психиатру-криминалисту Сакуме (Цуеси Удзики) поручают установить причину продолжающихся злодеяний. Вскоре в руки полиции попадает странный молодой человек (Масато Хагивара) с явными признаками амнезии...

ПРЕМИИ И НАГРАДЫ

ЯПОНСКАЯ КИНОАКАДЕМИЯ, 1998
Номинация: Лучшая мужская роль второго плана (Масато Хагивара).
МКФ В ТОКИО, 1997
Победитель: Лучшая мужская роль (Кодзи Якусе).
Номинация: Гран-при (Киеси Куросава).
ПРЕМИЯ «ГОЛУБАЯ ЛЕНТА», 1998
Победитель: Лучшая мужская роль (Кодзи Якусе).
КФ В ИОКОГАМЕ, 1999
Победитель: Лучший фильм, Лучший режиссер (Киеси Куросава), Лучшая мужская роль второго плана (Рен Осуги).
Рен Осуги).
КИНОПРЕМИЯ «ХОЧИ», 1997
Победитель: Лучшая мужская роль (Кодзи Якусе).
КИНОПРЕМИЯ «МАЙНИТИ», 1999
Победитель: Лучший художник-постановщик (Томоюки Маруо).
ЯПОНСКАЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ КИНОПРЕМИЯ, 1998
Победитель: Лучший фильм (Киеси Куросава), Лучшая мужская роль второго плана (Масато Хагивара).

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

Место съемок: Оамисирасато, Тиба, Теси (Тиба); Кавасаки (Канагава).
Оружие в фильме - http://www.imfdb.org/wiki/Cure.
В картине есть отсылки к лентам «Молчание ягнят» (The Silence of the Lambs, 1991; ) и «Фейерверк» (Hana-bi, 1997; ).
Бюджет: JPY1,000,000.
Музыкальное сопровождение присутствует только в начальной и финальной сценах фильма (в ресторане).
Кадры фильма: https://medialifecrisis.com/acting-out/octoblur-2015-27-cure-1997.html#gallery; http://moviescreenshots.blogspot.com/2011/05/cure-1997.html.
Премьера: 6 ноября 1997 (МКФ в Токио); начало проката: 27 декабря 1997 (Япония).
Альтернативное название - «Kyua» (Япония).
Слоганы: «Madness. Terror. Murder»; «The power of suggestion»; «With just one word, you will do anything».
Трейлер - https://youtu.be/gwl9bfy4qKg.
«Исцеление» на Allmovie - https://www.allmovie.com/movie/v160659.
Информация в Японской базе данных фильмов - http://www.jmdb.ne.jp/1997/du003440.htm.
О картине на сайте Eureka Entertainment - https://www.eurekavideo.co.uk/moc/cure-kyua.
На Metacritic «Исцеление» получил 70 баллов из 100 на основе рецензий 13 критиков (http://www.metacritic.com/movie/cure).
На Rotten Tomatoes у фильма рейтинг 92% на основе 50 рецензий (https://www.rottentomatoes.com/m/cure_1997).
Мартин Скорсезе назвал «Исцеление» "самым страшным фильмом".
Картина входит в список «100 самых недооцененных фильмов» по версии Beyond the Canon.
Рецензии: https://www.mrqe.com/movie_reviews/cure-m100040057; https://www.imdb.com/title/tt0123948/externalreviews.
Киеси Куросава / Kiyoshi Kurosawa (род. 19 июля 1955, Кобе) - японский кинорежиссер, сценарист, актер, кинокритик и профессор Токийского университета искусств. Однофамилец Акиры Куросавы. Кинорежиссер, стирающий в своем творчестве всякие грани между жанровым и авторским кино, Куросава прославился атмосферными хоррорами с социальным подтекстом и фестивальными драмами. В 80-е он снимал малобюджетные эротические и гангстерские фильмы, а в начале 90-х, уже будучи профессионалом с десятилетним стажем, отправился в Институт «Сандэнс» повышать квалификацию. Первым сенсационным успехом режиссера стал психологический хоррор-триллер «Исцеление» (1997), атмосферу которого - но в более философско-притчевом ключе - Куросава попытался воспроизвести в неочевидном сиквеле «Харизма» (1999). Киеси Куросава - обладатель трех призов Каннского международного кинофестиваля. Чередуя излюбленные хорроры («Спиритический сеанс», 2000; «Пульс», 2001; «Двойник», 2003; «Чердак», 2005; «Крики», 2006) с драмами («Яркое будущее», 2002; телесериал «Искупление», 2012), в конце нулевых Куросава снискал благосклонность фестивальной критики - его семейная драма «Токийская соната» (2008) получила приз жюри программы «Особый взгляд» в Канне-2008. Экспериментируя с фантастикой («Реальность: Идеальный день для плезиозавра», 2013; «Пока мы здесь», 2017) и продолжая снимать хорроры («Жуткий», 2016), Куросава в последние годы осваивает и новые рубежи: готическая фантазия «Дагерротип» (2016) снята в Париже с французскими актерами. Романтическая драма «Путешествие к берегу» (2015) снова принесла Куросаве приз «Особого взгляда» - на сей раз, как лучшему режиссеру. («CoolConnections»)
Киеси Куросава в Википедии (англ.) - https://en.wikipedia.org/wiki/Kiyoshi_Kurosawa.
Интервью с Киеси Куросавой (2018): https://www.kinoafisha.info/news/eksklyuzivnoe-intervyu-s-kiesi-kurosava-ya-ne-takoy-potryasayuschiy-kak-tarkovskiy/; https://www.metronews.ru/novosti/peterbourg/reviews/rezhisser-kiesi-kurosava-sudba-filma-ne-zavisit-ot-sozdatelya-1478590/; http://www.kinomania.ru/article/58149.
Кодзи Якусе / Koji Yakusho (род. 1 января 1956, Исахая) - японский актер. Подробнее: англ. - https://en.wikipedia.org/wiki/K%C5%8Dji_Yakusho; рус. - http://shinema.ru/people/?lang=rus&letter=k&id=2396.
Официальный сайт Кодзи Якусе - http://yakushokoji.cocolog-nifty.com/top/index_e.html.

Детективный триллер о серийном убийце под воздействием месмеризма и гипноза превращается в липкое и напряженное повествование, в котором реальность от иллюзии не могут отличить не только персонажи, но и зрители. (Максим Бугулов, «Киномания»)

Лучшие фильмы 90-х. [...] Кинематограф - это средство управляемого внушения; гипнотический триллер Киеси Куросавы вытеснил Ларса фон Триера из этого списка, потому как он восполняет относительный недостаток в масштабе посредством крадущегося, вызывающего дрожь ужаса. [...] (Адам Нейман. Читать полностью - http://www.cineticle.com/lists/105-90s/1072-adam-nayman.html)

В Британии продолжают перевыпускать японскую классику, на этот раз очередь дошла до психологического триллера Киеси Куросавы. Детектив в исполнении Кодзи Якусе и психиатр пытаются остановить серию убийств в мрачном Токио. Убийства совершаются обычными людьми, которые потом не помнят о содеянном. Единственное связующее их звено - загадочный молодой человек, имевший короткие контакты со всеми жертвами и преступниками. Фильм называют гипнотическим и образцовым в нагнетании атмосферы. Автор уже культовых «Воспоминаний об убийстве» и недавней «Окчи» корейский режиссер Пон Джун-хо (https://www.imdb.com/name/nm0094435/) считает «Исцеление» одним из лучших фильмов всех времен, сильно повлиявших на его творчество. (Анна Кочубей, «КиноПоиск»)

В поисках японской харизмы. [...] Все картины Куросавы можно отнести к так хорошо получающимся у японских режиссеров жанрам фантастики и мистики. Но, как любой действительно большой мастер, Киеси Куросава верен не стилю или жанру, а некоей тайной истории, только ему ведомым образом связывающей все его фильмы. «Исцеление» казалось чем-то вроде серии «Секретных материалов», будто бы снятой Ларсом фон Триером. В фильме «К жизни пригоден» фаталистический сюжет «отсроченной смерти» рассказывался с мучительным и призрачным реализмом херцогского «Строшека». «Харизма» начинается как полицейский фильм и, разворачиваясь с неумолимой алогичностью сновидения, превращается в кафкианскую притчу. В перипетиях сюжета чередуются самые разные жанры - черная криминальная комедия (здесь, действительно, уровня «Фарго»), почти бергмановская психологическая драма, экзистенциальный триллер, сюрреалистическая притча со всеми ее классическими атрибутами - сумасшедшим домом, затопленными развалинами, туманными лесными пейзажами. Но этот парад жанров не кажется просто виртуозным и самодостаточным стилистическим экзерсисом. Все они мутируют, перетекают один в другой, растворяются и утрачивают непреложность своих законов, чтобы дать проступить иной, не препарируемой никаким привычным жанровым инструментарием реальности. [...] (Ирина Кулик. Читать полностью - https://old.kinoart.ru/archive/2001/03/n3-article16)

Киеси Куросава не зря тратил время и силы, набираясь на протяжении долгих лет профессионального опыта на съемках легкомысленных эротических лент (так называемые пинку эйга) и боевиков про якудза, выходивших преимущественно на видео. На пользу ему, вне всякого сомнения, пошло и обучение за океаном в компании Sundance Institute, что позволило познакомиться с методами работы в американском «независимом» кинематографе. Во всяком случае «Исцеление», обошедшееся в производстве в весьма скромную сумму (правда, фигурирующий в некоторых источниках бюджет в размере JPY 1 млн. вызывает сомнения), совершенно заслуженно принесло режиссеру признание не только на Родине, но и за рубежом. Правда, со временем за ним закрепилась репутация одного из мастеров поджанра J-Horror, что является упрощением - невольно сужает творческий диапазон талантливого кинематографиста. Впрочем, парочка шоковых кадров (например, женщина-врач, поддавшись внушению, орудует в общественном туалете ножом, словно мясник в лавке) присутствует, но эти, предельно краткие моменты отнюдь не воспринимаются «обязательными» и точно не удовлетворят запросы любителей слэшеров. Усилия постановщика, написавшего сценарий на основе собственного романа, оценят, скорее, почитатели неонуаров, совмещающих изысканную атмосферу, особое настроение с изощренной детективной интригой. В стилизаторском плане фильм Куросавы способен напомнить работы Такеши Китано, тоже требующие вдумчивости, отличающиеся особым ритмом, погружающие в медитативное состояние. В данном отношении знаменательно1, что Такабэ сталкивается в семейной жизни с теми же проблемами, что и бывший полицейский Ниси в «Фейерверке» (1997), - со стремительно прогрессирующей болезнью жены, которой обещает, взяв отпуск, поехать на Окинаву или на Хоккайдо. Осознание своего бессилия помочь любимой женщине не может не отразиться на исполнении служебных обязанностей, тем более что, несмотря на достигнутые успехи (установление личности и задержание подозреваемого), он интуитивно понимает: до разгадки тайны еще далеко. Как следствие, на полное исцеление рассчитывать не приходится... Автор ведет тонкую художественную игру. Формально у зрителя, строго придерживающегося рационалистических воззрений, не должно возникнуть претензий к создателям кинопроизведения, стараниями которых Кенити и Макото не только выходят на истинного виновника смертей, но и вроде как получают всю необходимую информацию. Становятся в общих чертах ясны причины психического отклонения Мамии, предположительно - помешавшегося, изучая научное наследие Франца Антона Месмера, и товарищам даже удается кое-что узнать (благодаря раритетной кинозаписи) из истории вопроса. Да и какая разница, если детектив, испугавшись силы Кунио, в конечном итоге положил конец преступлениям, пусть и радикальным (не вполне легальным) способом?! Однако финал развенчивает прекраснодушные иллюзии. Неужели источник зла остался вне досягаемости? Неужто это никогда не прекратится?.. Киеси Куросава, позволив своим персонажам высказаться в том духе, что все это является, не исключено, проделками дьявола, подводит к иному выводу. Удариться в мистику - самый простой и, чего уж скрывать, примитивный способ. Великой силой является человеческое подсознание, к постижению глубинных законов которого мы пока даже не приблизились. Авторская оценка 7/10.
1 - Полагаю, перекличка не закладывалась авторами сознательно, поскольку разница между премьерами составила всего пару месяцев. (Евгений Нефедов)

Девушка и смерть. История хоррора как вечная реинкарнация напуганной блондинки. [...] И если хоррор (вместе с его редкой разновидностью - мистическим фильмом) прежних времен был прежде всего озабочен проблемой столкновения человека с иррациональным, нежданным выходом за пределы обыденного опыта, то хоррор в современной его инкарнации в значительной степени посвящен процессу понимания человеком иррациональности всего окружающего мира. Нет ничего удивительного в том, что именно в этот момент на арену вышел «джей-хоррор», который на протяжении многих лет оставался своего рода продуктом внутреннего потребления. Исключение за долгую историю этой славной жанровой традиции представляет лишь «Кайдан» Масаки Кобаяси, состоящий из четырех мистических новелл, переосмысливающих некоторые традиции японского фольклора. В «Кайдане» американские и европейские зрители впервые увидели образ, который впоследствии станет типовым для фильма ужасов новой формации, - образ женщины-призрака с длинными черными волосами. В японской культуре он носит название «юрэй» и хорошо известен благодаря богатой фольклорной традиции «историй об ужасном». Возможно, «джей-хоррор» долгое время оставался в тени прочих национальных традиций хоррора, поскольку развивался он в абсолютно автономной, самобытной традиции. Авторы японского хоррора намеренно избегают того, к чему всегда стремились большинство режиссеров американского хоррора, - внешних эффектов. Вполне вероятно, кстати, что именно переизбыток вышеупомянутых внешних эффектов в американских аналогах жанра и слишком очевидно контрастирующее отсутствие этих эффектов в японском хорроре сделало последний столь популярным по обе стороны Атлантики в самом финале 90-х годов. Еще одна немаловажная причина, видимо, заключается в том, что концепция потусторонних сил и их связи с миром живых, бытовавшая в японской культуре, как нельзя лучше соответствовала той неустойчивой картине мира, к осознанию которой только-только приблизились американские авторы хоррора. Для японской культуры мир призраков - такая же обыденная часть общего человеческого опыта, как жизнь и смерть, мир духов - лишь закономерное продолжение заданного цикла. Жизнь здесь понимается едва ли не как ожидание смерти, поскольку смерть является необходимым этапом для продолжения пути. Жизнь же считается лишь самым низовым, базовым барьером, который необходимо преодолеть, - именно поэтому традиция японского национального фольклора во многом призвана примирить человека с мыслями о смерти. В японском фольклоре, действительно, имеется множество историй, которые можно назвать «страшилками», - сюжетов о призраках, духах, ведьмах и другой нечисти, в большинстве случаев, содержащих в себе ряд базовых нравственных сентенций. И поскольку в данной культуре бытует восприятие мира духов в качестве продолжения жизненного цикла, упоминания о призраках, демонах и проклятиях не являются в «джей-хоррорах» чем-то из ряда вон выходящим. Пример фильмов Такаси Симицу (несколько частей «Проклятия», «Реинкарнация») и особенно «Кошмарного детектива» Сини Цукамото показывает, что для «джей-хоррора» закономерное явление - нарушение традиционной повествовательной логики, привычной для европейского или американского зрителя. Так авторы «Кошмарного детектива» как нечто само собой разумеющееся вплетают в ткань повествования элементы сновидений, причем сюжетно это мотивировано лишь в некоторых эпизодах, а к финалу место действия фильма практически полностью переносится в сновидческую реальность, хотя никаких драматургических предпосылок к этому в сюжете нет. Собственно, так называемая «новая волна» японского хоррора началась еще в 1997 году с фильма Киеси Куросавы «Исцеление», но настоящий международный успех этой национальной жанровой традиции принес «Звонок» Хидэо Накаты. [...] (Ольга Артемьева. Читать полностью - https://old.kinoart.ru/archive/2010/10/n10-article19)

[...] Мировую известность режиссеру принесла его другая работа 1997 г. - мистический криминальный триллер «Исцеление» («Cure»), рассказывающий о серии загадочных убийств. Картина в свое время буквально взбудоражила прессу международных кинофестивалей в Торонто, Роттердаме и Сан-Франциско, где она с успехом демонстрировалась еще до выхода на большой экран. А уже через два года, в 1999-м, три следующие работы режиссера предстали в конкурсных показах самых престижных международных кинофорумов. [...] Однако этот несомненный успех режиссера вовсе не означал, что все единодушно и сразу же приняли его необычные работы. Некоторым критикам ленты Куросава показались чрезмерно затянутыми, меланхоличными и мрачными - уж слишком много крови, другие называют их гипнотическими. Говорят, что, когда в прессе в очередной раз обвинили Куросава в чрезмерной жестокости и прямо написали о его фильме как о «разрушающем ценности японского общества», режиссер обратился за моральной поддержкой к своему наставнику, прославленному мастеру Фукасаку. И тот с презрением ответил: «Жалкие получаются ценности, если их можно разрушить одним фильмом». Смею предположить, что речь шла о ставшим сегодня культовым фильме «Исцеление». Его сюжет весьма необычен. В Токио происходит череда зверских и загадочных убийств: то в гостинице находят изуродованный труп женщины, то любящий муж выбрасывает жену из окна и т.д. Как выясняется, эти злодеяния совершают три человека, не знакомые друг с другом, но их объединяет одно: они убили близких и знакомых, причем почерк убийц одинаковый - располосованное горло с Х-образным разрезом на шее. За дело берутся детектив Такабэ, которого играет знаменитый актер Якусе Кодзи, и психиатр Сакума. У полицейского кроме служебного интереса к психиатрии имеется и личный, потому что его жена страдает провалами памяти. Вскоре они выходят на след талантливого гипнотизера Мамия Кунио, который играет до поры неясную, но очевидно зловещую роль в парадоксальной серии убийств. Остается только выяснить, кто он такой и какую роль в убийствах играет, понять его мотивы. Впрочем, как постепенно выясняется, эти убийства являются плодом собственных бессознательных желаний самих людей, решившихся на это страшное преступление. А гипнотизер подстрекает их к убийству, которое выглядит как исцеление. Полицейский напрасно пытается бороться с экстрасенсом-мессией, полагаясь на волю и ясность рассудка. Ведь безумие подстерегает его с тыла: его тихая и улыбчивая жена постепенно сходит с ума. Вся эта мистическая история погружена в мир достоверный - мир тихого безумия малогабаритных квартир и спальных районов. Фильм как бы распадается на две части. Первая - стандартный детектив с мрачными убийствами, занятной интригой и полицейским расследованием. Но в момент, когда Такабэ встречает таинственного свидетеля, в пространстве фильма что-то меняется, на поверхность выползает какое-то экзистенциальное зло, проникающее в сознание, уничтожающее все хорошее и оставляя после себя равнодушие и безысходность. И главный вопрос, который невольно встает перед зрителем - не когда и каким образом полицейский инспектор уличит в содеянном загадочного Мамия. Режиссер стремится найти разгадку проблемы: почему обычные благовоспитанные, благополучные, а временами даже благородные люди так легко соглашаются убивать. Куросава далек от морализаторства: он не дает рецепта исцеления от этого страшного человеческого порока, но своим фильмом заставляет каждого задуматься над вопросом: кто ты есть? Этот и другие важные проблемы человеческого бытия становятся стержневыми в творчестве Куросава, объединяя в своеобразную трилогию и два других его этапных фильма - «Харизма» («Карисума», 1999) и «Пульс» («Кайро», 2001). Их часто называют своеобразным продолжением «Исцеления», хотя сюжеты этих лент внешне не имеют ничего общего с предыдущей работой. [...] (Елена Катасонова, «Куросава Киеси: на грани мистики и реальности». Читать полностью - https://cyberleninka.ru/article/n/kurosava-kiyosi-na-grani-mistiki-i-realnosti)

Дети сакуры. [...] Но вся эта по-своему трогательная масскультурная мифология была, пожалуй, важна только как контекст для картин, ставших подлинными открытиями фестиваля и построенных на переосмыслении жанрового кинематографа. Таковы «Исцеление» и «К жизни пригоден» Киеси Куросавы и «Звонок» Хидэо Накаты. [...] Если «Звонок» при всей своей жанровой «эффективности» все же остается скорее стилевой игрой, фильмы Киеси Куросавы - пристальное и безысходное описание мира, в котором человеческая логика и воля не в силах преодолеть фатальную власть абсолютно неантропоморфных сил, будь то магия или же просто случай. «Исцеление» - жуткий и беспощадно убедительный триллер, который можно поставить в один ряд с «Сердцем ангела» Паркера и «Шоссе в никуда» Линча. Загадочный юноша, лишенный памяти, обрушивается в чужие жизни с фатальностью героя пазолиниевской «Теоремы» и силой гипноза побуждает ничем не примечательных людей совершать убийства. Впрочем, как постепенно выясняется, эти убийства являются плодом их собственных бессознательных желаний, а герой - мессия нового оккультного учения. Вся эта мистическая история погружена в мир достоверный и фантомный - мир тихого безумия малогабаритных квартир и спальных районов, безысходных, как у Фасбиндера 70-х, мир затаившегося больничного ужаса, заброшенных домов на окраинах, где вечно течет крыша, развевается паутина истлевших занавесок и ржавые ванны расцвечиваются потоками крови. Сюжет «Исцеления» напоминает истории из сериалов Криса Картера. Во Франции, где фильмы Куросавы вышли в конце прошлого года и произвели настоящую сенсацию, критики писали об «Исцелении» как о серии «Секретных материалов», снятой Ларсом фон Триером. (Даже магический крестообразный знак, проходящий через фильм - он возникает в надрезах, оставляемых преступниками на телах жертв, в жесте гипнотизера со старинной кинохроники, в кровавых граффити на стенах, - словно бы отсылает к пресловутому «Х».) На самом деле, если уж обращаться к Картеру, уместнее было бы упомянуть «Тысячелетие». Как и Фрэнк Блэк, следователь в фильме Куросавы старается беспристрастно расследовать то, что находится за гранью позитивистской детективной логики. Но герой картеровского сериала обладает, в силу собственного дара ясновидения, своеобразным иммунитетом против парапсихологических сил и психозов. Полицейский из японского фильма напрасно пытается бороться с экстрасенсом-мессией, полагаясь на волю и ясность рассудка: ведь безумие подстерегает его с тыла, оно повседневно обитает в его собственном доме. Его тихая и улыбчивая жена необратимо сходит с ума, она может заблудиться по дороге в магазин и заботливо подать ему на ужин кусок незажаренного и неразмороженного мяса. В отличие от авторов американского сериала, Куросава показывает обыденную жизнь героев своего мистического триллера с фотографическим реализмом европейского кино 70-х, стилизуемого современной «Догмой». Герой фильма, следователь, словно оказывается между двумя безумиями - тихим, рутинным, бессмысленным ежедневным кошмаром и загадочным и властным мессианским бредом. И в финале он выбирает второе безумие. Следователь убивает юношу сомнамбулу, но наследует темную власть и мистическую миссию убитого. Он сам совершает последнее из загадочных убийств. На этот раз жертвой окажется его жена, которую находят с теми же крестообразными ранами на шее. Если коммерческое кино заимствует свои сюжеты из японских мифов и суеверий, то «Исцеление» вполне в духе «Секретных материалов» черпает из европейской паранаучной мысли. Амнезический мессия оказывается последователем месмеризма, такой же заморской диковинки, как и бинокли и прочие оптические игрушки, которые сводят с ума героев Эдогавы Рампо. Впрочем, в отличие от «Звонка», фильмы Киеси Куросавы напоминают не столько эти антикварные ужасы, сколько щемяще узнаваемый и в то же время фантасмагорический мир «Охоты на овец» Харуки Мураками, полумистического, полупоколенческого романа, написанного в 80-е. Его автор, знаток, переводчик и поклонник англоязычной литературы, словно бы выворачивает американское увлечение дзэном и прочей экзотической дальневосточной мистикой, симметрично заменяя его в своем романе на столь же заемную и апокрифическую христианскую символику. [...] (Ирина Кулик. Читать полностью - https://old.kinoart.ru/archive/2000/11/n11-article24)

Фильм "The Cure" - головоломка, с одной стороны поражающая жестокостью и брутальностью, с другой стороны - философско-оккультной окраской. В центре повествования - уставший от жизни и разочарованный детектив, которому поручают расследование серий убийств в Токио. Как правило, жертвами становятся молодые девушки или женщины. Все убийства объединяет одна немаловажная деталь - на шее всех жертв ножом вырезается большой знак "Х". На месте одного из преступлений полиция задерживает странного юношу, который ведет себя как человек с тяжелой формой амнезии. Он не может дать внятный ответ ни на один вопрос и, в целом ведет себя довольно подозрительно. Детектив и приставленный к нему судебный психиатр проводят с парнем утомительные многочасовые беседы, которые, к сожалению, бесплодны, ибо потенциальный важный свидетель преступлений больше напоминает олигофрена. Однако детектив, у жены которого какие-то психиатрические проблемы, начинает подозревать, что парень вовсе не дурак, а напротив обладает невероятными способностями гипноза и внушения, которые в его блаженном неведении можно употребить во зло. Должен сказать, что фильм очень неоднозначный и сомневаюсь, что у многих людей он вызовет бурю восторгов. Несомненно, что фильм нельзя рассматривать как стандартный триллер или детектив. В отличие от стандартных голливудских поделок, здесь не разжевывается кто, когда, как, почему и зачем. Зрителям дается право на самостоятельную трактовку поведения героев и финала картины. Если вы хотите посмотреть этот фильм, стоит отказаться от привычной волны "хочу, чтобы растолковали". Если заглянуть за сюжетную оболочку фильма, то становится ясно, что фильм - о зыбкости и хрупкости нашего сознания, о том, что люди часто не принадлежат самим себе. На одном из кинофорумов я прочел о том, что фильм также несет в себе немалый религиозный подтекст - символика ("X" - крест), образ мессии, темы мщения и праведного гнева. Эту теорию, мне кажется, тоже следует принять во внимание. При всей этой многослойности фильм все же достаточно динамичен. В фильме потрясающая операторская работа. Прекрасно передана атмосфера мегаполиса. Интересен также подбор освещения, много сцен, особенно в полицейском участке, снято в полумраке. Мне, как потребителю, американской и европейской кинопродукции, показалось, что подход и требования к актерской игре совершенно другие. Нет театральности, наигранности. Особо хочется отметить Masato Hagiwara в роли Мамии (юноши с амнезией). Нет ни одного лишнего движения, но тем не менее он схватил самую суть этого персонажа - погруженного в себя, аутистического человека с непонятными простым смертным экстрасенсорными способностями. Он вызывает страх и в то же время удивительно харизматичен. И еще мне кажется, что Мамия задумывался режиссером не как конкретный человек, а как некий архетип - то ли мессия, то ли сатана, то ли мировое зло. И актеру в какой-то мере удается достичь этого эффекта. Koji Yakusho тоже хорош в роли детектива, сперва уверенного в своих силах, но постепенно сдающего позиции перед лицом непонятного и страшного явления. Мы видим, как после столкновения с Мамией он становится другим человеком, меняется его психика. Он достаточно силен, чтобы пытаться противостоять психологическому напору и гипнотическому внушению. Мне кажется, что именно психологическая дуэль детектив-Мамия и есть стержень этого фильма, тогда как убийства и расследования - это всего лишь упаковка. Фильм наверняка получился таким стильным и целостным по той причине, что режиссер Kioyshi Kurosawa экранизировал собственный роман и сам написал сценарий. Он воплотил в жизнь свое видение этого фильма и сделал это мастерски, не пытаясь угодить достопочтенной публике. (Countzero, «Disenteria»)

Инспектор Такабэ совсем забегался... Дома больная жена - участились провалы в памяти, и он для нее вроде няньки... На работе сущий ад - цепь беспричинных убийств, все убийцы в миру люди тихие, ведут себя как заколдованные, во всем каются, а зачем убили, не знают... Да еще этот странный тип на допросах нервы треплет - похоже на полную амнезию (даже имя свое забыл), но какой-то он шибко наглый, будто страхов земных и не ведал вовсе... Короче, надо срочно найти снадобье ото всех напастей, исцелить жену - и забыть наконец, как страшный сон, всю эту чертовщину... А вот здесь, как в сказке про Дракона, либо-либо - либо он тебя победит и съест, либо победишь ты, но драконово семя разъест изнутри твою душу... Третьего не дано..! И в урочный час, в нехорошем месте, задребезжит из патефона глухое пророчество: "...Миг исцеления настал..! Клинок, как снадобье в ладонях..." Культовый фильм про гипноз, как вход в незримые пределы зла, и центральный в творчестве Киеси Куросавы, главного кино-мистика планеты... Здесь он с устрашающей неосознанностью (как во сне) запрягает трех кобылиц своей призрачной колесницы, имя коим Гипноз, Подсознание, Смерть... (liosaa)

Детектив Такабэ расследует серию загадочных убийств, беспричинно совершенных добропорядочными людьми... Друзья, рассматриваемый сегодня фильм я хотел посмотреть еще очень давно, но адекватная озвучка появилась лишь недавно. Я не берусь утверждать, что смысл диалогов передан точно, но предполагаю, что фильм Исцеление переведен достоверно, иначе теряется смысл его рассматривать и анализировать. В Токио происходит ряд зверских убийств. То в гостинице находят изуродованный труп женщины, то любящий муж выбрасывает жену из окна. Абсолютно незнакомые люди, но объединяет их одно. Вырезанный крест на теле. Вскоре на глаза полиции попадается странный тип Кунио Мамия, который может стать свидетелем в этих запутанных делах. Но его проблема в том, что он не помнит кто он, зачем он здесь и вообще ведет себя как потерявшийся во времени и пространстве человек. Дело ведет детектив Такабэ, погруженный в работу с головой. Домой он приходит поздно, лишь поужинать, да поспать, при том, что у него есть красавица жена. Увы - она не здорова. Ее мучают провалы памяти, она неспособна объективно оценивать действительность. Но ее успокаивает ожидание отпуска у мужа и их совместная поездка на отдых. Киеси Куросава снял замечательное кино. Диалоги - это просто нечто. Кунио Мамия - это современный тролль, в век технологий и легкого доступа к информации он заставляет тебя прилагать жуткие усилия, чтобы найти ответ. Гипнотизер, жующий реальность, сплевывающий жажду убийства в мозг любого, встреченного на пути. Судьба? Нет. Совпадение. Случайность. Почему это произошло? Что стало причиной трагедии? Разве важен ответ, если вопрос в корне неверен. Липкая атмосфера ужаса проявляется не сразу. Первая половина фильма стандартный детектив, с мрачными убийствами, занятной интригой и полицейским расследованием. Но в момент, когда Такабэ встречает этого таинственного свидетеля, в пространстве фильма что-то меняется, на поверхность выползает экзистенциальное зло, проникающие в сознание, словно червь, съедающее все хорошее, оставляя после себя равнодушие и безысходность. Фильм Исцеление проходится катком по ожиданиям. Сначала лопается детективный пузырь, после пузырь противостояния идей, а в итоге, во главе оказывается душевный холод, безжалостность и пустота. Чтобы насладиться просмотром, нужно откинуть предвзятости, набраться терпения, фильм местами очень медленный, нужно вслушиваться в разговоры, они прелестны, удивляться мастерству актеров, особенно впечатляют Кодзи Якусе и Масато Хагивара, сыгравшие антагонистов Такабэ и Мамия. Если вы поклонник качественного триллера, где смысл не пустое место, обратите ваше внимание на фильм Киеси Куросава «Cure». Мой рейтинг 8/10. (Линдон Камусов, «Якинолюб»)

С легкой руки переводчиков все думают, что элементов бывает не то четыре, не то - по Бессону - пять. Ничуть. Четыре - это стихии, а элементов может быть сколько угодно. В Периодической таблице элементов их вообще больше сотни. В случае фильма «Исцеление» их всего семь. И первый элемент - это страх. Страх перед смертью, страх перед неведомым, страх перед другим поколением1. Молодой японец, не помнящий не то что родства, а вовсе ничего не помнящий (ни своего имени Мамия, ни только что сказанных слов собеседника) ходит по стране, и всяк, с кем он поговорит, берет в руки нож и убивает, вырезая на шее жертвы букву «Х». И это второй элемент. «Х» - косой крест, «Х» - неизвестное и искомое, секретный, в конце концов, материал. X-file, в который следователь Такабэ может сложить описание этого дела, которое так бы понравилось Малдеру и Скалли - очередного дела о внечеловеческих силах, которые ведут обычных людей по жизни к смерти. Силах, неизвестных, как «Х». А там уж называйте их как хотите - оккультисты и мистики, инопланетяне, спецслужбы. Да хоть гипноз. И это третий элемент. Гипноз обращается к своим корням, встречает там алхимию и магию и называется месмеризмом. Вот вам последняя правда о том, что случилось с бедными месье Вольдемарами. Вот вам кинопленка вековой давности, на которой рука неведомого гипнотизера рисует косой крест и запускает цепную реакцию смертей. Четвертый элемент - загадка. Какую цифру прячет в себе слово «смерть»? Сколько должно быть жертв у убийцы-гипнотизера? Почему единственные английские слова, мелькающие в фильме, это надпись на пачке сигарет «Семь морей»? Почему пачка прикрыта так, что видно только слово seven? Шесть фотографий раскладывает на столе перед Мамия следователь, кто будет седьмой жертвой? Любой, видевший фильм Дэвида Финчера, скажет: «Душевнобольная жена Такабэ, которую он так любит». Любой, внимательно смотревший фильм Финчера, угадает, кто на самом деле должен быть последней жертвой и кто - убийцей. Пятый элемент не имеет названия. Для американца Финчера каркасом служит Библия. Япония - слишком древняя страна, чтобы ограничится одним источником. Звучит только слово «мессия». Звучит только слово «меч», тот самый самурайский меч, который Он принес вместо мира. Тот самый жертвенный нож, под который подставлена шея агнца, готовая для косого креста. Потому что то, что когда-то называлось жертвоприношением, сегодня называется преступлением. И шестой его элемент (https://www.imdb.com/title/tt0087280/) - это история о бродящем под дождем следователе, который ищет маньяка-убийцу, все больше и больше сливаясь с ним. Один и тот же дождь льет над футуристически разрушенной фонтриеровской Европой, над проклятой финчеровской Америкой, над непознаваемой Японией Киеси Куросавы. Чтобы найти убийцу, надо стать им. Убийца может быть найден, только если кто-то добровольно станет на его место. Седьмой элемент - это блестящий огонек зажигалки. Это стучащие капли дождя. Это легкий мотивчик под финальные титры. Это раз, два, три, четыре... на счет десять ты окажешься... Это седьмой день посмертного бытия2, когда раздастся естественное звучание Истины, подобное тысяче громов, сквозь раскаты которых ты услышишь чтение приводящих в трепет мантр и крики: «Убей! Убей!» Не бойся. Не стремись убежать. Не страшись. И тогда ты достигнешь Освобождения.
1 - Живший в Японии Дмитрий Коваленин (http://www.susi.ru/MNTbKA/) считает, что вся первая половина фильма посвящена страху старшего поколения перед подростками и молодежью, которые, придя на урок, катаются по классу на роликах, не слушают учителей и, подобно Мамие, считают всех старших баранами3.
2 - Согласно «Бардо Тедол», Тибетской книге мертвых, в седьмой день нахождения в Ченьид Бардо из священных райских обителей приходят божества-хранители Знания и в то же время перед умершим открывают путь в мир животных3. Света пяти цветов Одновременно Рожденной Мудрости будут так ярки, что будет умершему нелегко смотреть на них, и под влиянием своих наклонностей, вызывающих иллюзии, он может испугаться этого пятицветного сияния, и его привлечет тусклый свет мира животных. Бардо напутствует: «Не бойся этого ослепительного пятицветного света, не страшись. Знай, что Мудрость является твоим достоянием. Среди этого сияния раздастся естественное звучание Истины, подобное тысяче громов. Будут слышны его раскаты и слова: «Убей! Убей!» - и чтение мантр, приводящих в трепет. Не бойся. Не стремись убежать. Не страшись. Знай, что эти звуки являются выражением способностей твоего ума, который есть внутренний свет. Пусть тебя не привлекает тусклый свет мира животных. Не будь слабым. Если ты будешь привлечен им, ты окажешься в мире бессловесных существ, в котором преобладает глупость, и будешь бесконечно страдать, находясь в путах рабства и глупости».
3 - Животные считаются в буддизме символом невежества - именно под влиянием незнания умерший рождается в мире животных. Существует также точка зрения, согласно которой на самом деле человек не может переродиться в животное, и указание на это в священных текстах нужно понимать как метафору, означающую, что в следующей жизни он останется так же невежественен и закрыт к Истинному Знанию. (Сергей Кузнецов, «Shinema»)

Ритуал. Цепь загадочных убийств происходит в Японии. У каждой жертвы на шее вырезана огромная буква «Х». При этом убийцы найдены и никак не связаны друг с другом, как и жертвы. Это обычные законопослушные люди, вдруг совершившие убийство. Загадка. И ее должен решить детектив Такабэ... В тоже время по Японии бродит странный парень. Он ничего не помнит, даже своего имени. Добрые люди пытаются ему помочь. Вот только любой, с кем он заговорит через некоторое время берет в руки оружие и убивает человека. И вырезает букву «Х» на его шее... Несмотря на проблемы в личной жизни, а именно больную жену, которая периодически забывается и может потеряться даже в знакомом районе, Такабэ очень хороший детектив. И он, при помощи своего знакомого психиатра Сакума, выходит на след. Поимка парня и дальнейшее расследование выводят его на некое действо или ритуал, завязанный на гипнозе и мистике. Ритуал, живущий по своим законам. Ритуал, борьба против которого бесполезна - ведь люди смертны, а он будет жить вечно. Киеси Куросава создал просто потрясающую философскую мистерию о никчемности человеческих потуг в сравнении с некими процессами, происходящими в мире - и это лишь один из смыслов фильма. Дико атмосферное и многогранное кино. Поднимающее множество тем и оставляющее после себя вопросы. (Михалыч)

Преступление и... Кто ты? Вопрос повторяется так часто, что кажется, это капает вода из крана. Странный, как будто из воздуха возникший парень с рассеянным взглядом только и твердит: «ты кто?» - и ни один из предложенных ответов его не устраивает. Имя, позиция в должностной табели, социальный статус, семейное положение, политические убеждения или вероисповедание. Допустим (о, этот пристальный взгляд только по привычной невнимательности можно было назвать рассеянным), а ты кто? Загадочный Мамия с его назойливым психоанализом играет до поры неясную, но очевидно зловещую роль в парадоксальной серии убийств: у всех жертв одинаково, крест-накрест, располосовано горло, но преступники - разные люди, даже не знакомые друг с другом. Таинственность и необычайность происходящего режиссер Киеси Куросава подчеркивает всеми доступными средствами. Его «Исцеление» - это практически театр теней в по-японски аскетичных и каких-то бесприютных декорациях, где в каждом темном пятне чудится смутная, но неотвратимая угроза. Камера часто подглядывает из-за дверей, создавая зыбкий и зябкий эффект присутствия, от которого непроизвольно передергиваешь плечами. Галлюцинирующий монтаж причудливо перемешивает видения и реальность, лишая зрителя точки отсчета, а тишина, царящая в кадре в самых напряженных моментах, оглушает и душит, как прижатая к лицу подушка. Однако Куросава, до того момента специализирующийся практически исключительно на малобюджетных ужастиках, определенно хотел не только навести жути. «Исцеление» в большей степени вариация на тему прав дрожащих тварей, которые внезапно обретенную власть утверждают самым очевидным и решительным образом - лишая жизни другого человека. И главный вопрос вовсе не в том, когда и каким образом ушлый полицейский инспектор ухватит за хвост мрачного демона Мамию, а в том, почему обычные - благовоспитанные, благополучные, временами даже благородные - люди так легко соглашаются убить. И дело не в месмерических талантах посланника темной стороны - один из героев прямо говорит: человек, который считает убийство смертным грехом, не убьет и под гипнозом. Однако же пугающая серия все продолжается, и в поведении подсудимых облегчение ощутимо преобладает над раскаянием. Эта обыденность зла, которая и делает его вездесущим и непобедимым, вводит в полугипнотическое оцепенение быстрее любых отменно реализованных технических приемов. Куросава далек от морализаторства, и тягостное, под ложечкой сосущее окончание едва ли дает надежду на желанное исцеление, но в некоторых случаях страх вполне может быть профилактическим средством. Сомнение, молоточком стучащее в виске, лишний раз напоминает, что зло не вокруг, а внутри, а это заставляет всерьез задуматься под дулом нацеленного в лоб «кто ты?». (nocive)

Вот уже несколько дней после просмотра этот фильм не выходит у меня из головы, и я считаю это признаком очень талантливой работы. Не сказать, что этот фильм особенно страшный, нет. Это скорее мистический триллер, чем фильм ужасов. В нем нет таких кульминационных моментов, когда приходится вздрагивать от испуга. Нам всем хорошо знакомы такие моменты по другим фильмам: резкая смена кадра или неожиданное появление в кадре чего-то страшного, резкие ноты в саундтреке. Так вот здесь этого нет - и нет намеренно. Режиссер нарочито избегал всяких обострений, навевая вместо этого атмосферу какой-то тихой обыденной жути. И, на мой взгляд, ему это удалось. Фильм под конец вызывает такое ощущение, как будто описанные в фильме страшные события являются абсолютной нормой нашей жизни, которую мы просто перестали замечать. И напряжение в фильме - это вовсе не «саспенс», это какое-то другое чувство. Как будто сидишь в ветхом кресле-качалке в какой-то полудреме, смотришь в окно на разлагающиеся трупы, и медленно спокойно засыпаешь. В общем, очень рекомендую этот фильм к просмотру. Имеющуюся на данный момент невысокую оценку считаю абсолютно несправедливой. (Cinemaan)

Для меня не в первой смотреть фильмы подобной атмосферы, я такое очень люблю, и рад, что нашел нового режиссера, который придерживается данного стиля. Можно даже сказать, что он авторский, фирменный для Куросавы. Какого стиля? Медлительный триллер, полный философских диалогов и качественного психологизма, совсем не оторванного от реальности, а напротив - самого что ни на есть живого, правдивого. Следователь Такабэ сталкивается с чередой очень странных убийств - добропорядочные граждане, никак не связанные друг с другом, вдруг ни с того, ни с сего жестоко убивают своих близких и друзей, а потом не могут даже объяснить почему они это сделали, они будто пребывали в некоем... да, да, гипнотическом состоянии. Особой загадочности всему придает один и тот же способ убийства - перерезанные крест-накрест сонные артерии. Довольно быстро Такабэ выходит на след странного молодого человека по имени Мамия, который всегда был где-то рядом во время этих ужасных преступлений, но тот заявляет, что ничего не помнит о себе, и вообще, кажется, что в его голове ничего не задерживается, более чем на пару минут. Было бы неправдой, если бы я сказал, что в противостоянии Мамии и Такабэ вся суть фильма, что это главная сюжетная линия. Номинально, может оно так и есть, но вся соль этой картины именно во второстепенных персонажах - как они живут своими жизнями, чего на самом деле хотят, и как принимают решения. Если вы внимательно следили за репликами героев, коих, между прочим, не много, то в середине повествования можно вполне себе понять к чему нас ведут, но финал от этого не становится менее впечатляющим, а атмосфера некоего экзистенциального ужаса не становится слабее. Она пронизывает все творчество Куросавы. Этим и ценны его фильмы, формально считающиеся ужасами, но на самом деле никаких скримеров тут нет и подавно. Настоящие мастера давно уже нам показали, что больше всего нас пугает сама жизнь, наши мысли и желания. Вот от чего стынет кровь и по спине пробегает дрожь. Люди и вправду бояться остаться наедине с самими собой намного больше, чем всяких монстров, которых, как мы понимаем, на самом-то деле не существует. А наши страхи и желания очень даже реальны, но неуловимы, их нельзя увидеть или потрогать, в них сложно признаться самим себе и еще сложнее контролировать. И это ужасает. «Исцеление» отличное современное продолжение классических традиций японского кинематографа, чем для меня являются «Женщина в песках» и «Чужое лицо» Тэсигахары. Если проводить параллель с современными работами, то нельзя не отметить некое сходство, пускай и несколько отдаленное, с «Паранормальным явлением». (Andrew Chajka)

comments powered by Disqus