на главную

ДЬЯВОЛИЦЫ (1955)
DIABOLIQUES, LES

ДЬЯВОЛИЦЫ (1955)
#10101

Рейтинг КП Рейтинг IMDb
 IMDb Top 250 #226 

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Триллер
Продолжит.: 116 мин.
Производство: Франция
Режиссер: Henri-Georges Clouzot
Продюсер: Henri-Georges Clouzot
Сценарий: Pierre Boileau, Thomas Narcejac, Henri-Georges Clouzot, Jerome Geronimi, Rene Masson, Frederic Grendel
Оператор: Armand Thirard
Композитор: Georges Van Parys
Студия: Filmsonor, Vera Films

ПРИМЕЧАНИЯтри звуковые дорожки: 1-я - проф. закадровый многоголосый перевод (Фильм Престиж); 2-я - авторский перевод (Р. Янкелевич); 3-я - оригинальная (Fr).
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Simone Signoret ... Nicole Horner
Vera Clouzot ... Christina Delassalle
Paul Meurisse ... Michel Delassalle
Charles Vanel ... Alfred Fichet, le commissaire
Jean Brochard ... Plantiveau, le concierge
Pierre Larquey ... M.Drain, professeur
Michel Serrault ... M. Raymond, le surveillant
Therese Dorny ... Mme. Herboux
Noel Roquevert ... M. Herboux
Yves-Marie Maurin ... Moinet, une jeune Moynet
Georges Poujouly ... Soudieu, un eleve
Georges Chamarat ... Dr. Loisy
Jacques Varennes ... M. Bridoux, professeur
Robert Dalban ... Le garagiste
Jean Lefebvre ... Le soldat

ПАРАМЕТРЫ частей: 1 размер: 1640 mb
носитель: HDD1
видео: 704x528 XviD 1374 kbps 23.976 fps
аудио: AC3 192 kbps
язык: Ru, Fr
субтитры: Ru
 

ОБЗОР «ДЬЯВОЛИЦЫ» (1955)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

Директор частной школы Мишель Деласаль - плохой муж и очень плохой человек. Его не выносят коллеги, жена Кристина и даже его любовница Николь. Кристина, которой на самом деле принадлежит школа, хочет развода, но Мишель заявляет, что скорее убьёт несчастную женщину, чем допустит своё разорение. Доведенные до предела, бывшие соперницы решаются на крайний шаг - утопить Мишеля во время уикенда. Останется только спрятать труп, заявить в полицию об исчезновении и забыть об этом кошмаре. Но вдруг тело исчезает, а Кристину начинают преследовать странные видения… Тем временем, отставной инспектор Фише начинает поиски исчезнувшего мужа директрисы.

Кристина (Вера Клузо), жена властного и жестокого директора провинциальной школы Мишеля Деласаля (Поль Мейрисс), не выдержав издевательств и унижений, принимает предложение его любовницы Николь Орнер (Симона Синьоре) убить мужа. Всё идёт по плану, но в один прекрасный момент… исчезает тело, что приводит к череде странных, почти мистических событий.

Жена и любовница "преподавателя" закрытой школы задумали убить его. В конце концов, их дьявольский заговор увенчался успехом, а тело убитого сброшено в наполненный водой бассейн. Однако после того, как из бассейна спущена вода, оказывается, что тело несчастного исчезло. Последующие события - это путь, по которому жертва ведет своих убийц (и зрителей) к рубежу почти невыносимой тревоги и ужаса...

ПРЕМИИ И НАГРАДЫ

ПРЕМИЯ ЭДГАРА АЛЛАНА ПО, 1956
Победитель: Лучший иностранный фильм.
ОБЪЕДИНЕНИЕ КИНОКРИТИКОВ НЬЮ-ЙОРКА, 1955
Победитель: Лучший фильм на иностранном языке (Франция).
ПРИЗ ЛУИ ДЕЛЛЮКА, 1954
Победитель: Главный приз (Анри-Жорж Клузо).

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

Пугающая атмосфера фильма Анри-Жоржа Клузо (1907-1977), поставленного по мотивам детективного романа Пьера Буало и Томаса Нарсежака "Celle qui n'etait plus" ("Та, которой не стало"), способна так же потрясти психику как и шедевры Альфреда Хичкока. В главных ролях блистают Симона Синьоре (1921-1985) и Поль Мерисс (1912-1979). В историю кинематографа вошёл как эталон психологического триллера и один из первых европейских фильмов, созданных под влиянием американского жанра нуар - хотя и с заметным налётом немецкого экспрессионизма и национальной традиции гран-гиньоля (парижский театр ужасов, один из родоначальников и первопроходцев жанра хоррор).
В книге «Хичкок / Трюффо» (1967) последний пишет, что, опоздав с приобретением прав на экранизацию «Той, которой не стало» всего на несколько часов, Хичкок заказал Буало и Нарсежаку новое произведение сходной сюжетики (необъяснимая тайна, окружающая смерть человека, оказывается результатом скрупулёзной инсценировки). Это произведение - «D'Entre les Morts» («Из мира мёртвых») - и было экранизировано им в фильме «Головокружение» («Vertigo», 1958 г). Нарсежак, однако, отрицал, что роман «Из мира мёртвых» был написан по заказу Хичкока.
Фильм более известен как "Дьяволицы" ('Les Diaboliques'), хотя шел в прокате и под альтернативным названием 'Diabolique' ("Дьяволица"). Оба названия оправданы.
С литературным материалом Клузо обошёлся весьма вольно. У Буало-Нарсежака две женщины, сплочённые лесбийской привязанностью, из желания получить страховку доводят до самоубийства склонного к вере в потустороннее супруга одной из них. Последний выступает в романе как преступник, жертва и сыщик в одном лице, причём поиски истины приводят его к самоуничтожению (мортидо). Вместо бассейна в романе фигурирует пруд, а возвращение «той, которой не стало» принимает совсем другие сюжетные формы, нежели в фильме.
Гомосексуальный подтекст был невозможен в кинематографе середины века. Клузо переписал фабулу с тем, чтобы изменить пол преступника-жертвы и отдать эту роль своей супруге, бразильянке Вере Амаду (которая, по совпадению, умрёт от сердечной недостаточности через несколько лет после выхода фильма). Ради объяснения того, что сближает женщин, супруг жертвы был изображён в качестве паталогического садиста. Школа в качестве фона для преступления появилась достаточно поздно; её изображение основано на детских воспоминаниях самого режиссёра.
Клузо в соответствии со своими режиссёрскими принципами пытался добиться от актёров максимальной психологической достоверности: дело доходило до того, что Мёрисса действительно погружали с головой в ванну. В чемодане, правда, возили его дублёра.
Съёмки фильма велись в атмосфере строжайшей секретности. И чтобы предотвратить массовое спойлерство, после слова 'FIN' ("конец") на экранах появлялась надпись: "Ne soyez pas Diaboliques! Ne detruisez pas l'interet que pourraient prendre vos amis a ces film. Ne leur racontez pas ce que vous avez vu. Merci pour eux", что можно перевести как "Не уподобляйтесь Дьяволицам! Не лишайте удовольствия ваших друзей, которые могут проявить интерес к этому фильму. Не рассказывайте им то, что вы видели. Спасибо вам от их имени".
Этот фильм заставил зрителя пугаться ванны, как пять лет спустя фильм Хичкока "Психоз" - душа.
Примечательно, что в фильме женщины едут из пригорода Парижа в Ниор, родной город режиссера Анри-Жоржа Клузо.
После выхода фильма Буало и Нарсежак заклеймили его психологическую банальность; все литературные тонкости, по их мнению, были нивелированы, а новаторский сюжет - низведён до уровня «рассказа о продолжительном сердечном приступе».
Газета Le Figaro в своей рецензии назвала главными героями фильма бассейн и ванную, а ключевым сюжетным элементом - водную стихию.
Первые рецензенты фильма обращали внимание на сюжетные нестыковки: непонятно, какое обвинение можно предъявить в суде виновникам смерти Кристины, ведь статьи «доведение до самоубийства» в то время французское уголовное законодательство не знало. Для зрителей 1950-х гг. имела значение и социальная подоплёка показанных событий. Учителями школы Деласаля неслучайно оказываются изгои общества; по мнению отдельных киноведов, Клузо сознательно вскрыл выхолощенность институтов, которые лежат в основе французского общества, - не только брака, но и школы.
Более развёрнутный художественный анализ фильма дали идеологи нарождавшейся «новой волны» в Cahiers du cinema. В 1955 году в издании было опубликовано три статьи о фильме. Андре Базен, в частности, попытался рассмотреть «Дьяволицы» в категориях стиля и жанра; его статья называлась Le style c’est le genre («Стиль - это жанр»). Признавая «Дьяволицы» наиболее совершенным фильмом Клузо, Базен вместе с тем сожалеет, что режиссёр ничего не смог добавить к жанровым канонам. Персонажи фильма типизированы, что лишает их психологической глубины, а знаменитая и без конца имитируемая концовка - признак нарративной слабости: вместо того, чтобы поставить точку, зрителя заставляют ждать продолжения.
Любимый фильм Шарон Стоун.
В 1996 году в Голливуде был снят римейк фильма с Шэрон Стоун и Изабель Аджани в главных ролях. Фильм получил кислые отзывы кинокритиков и не особо впечатляющие кассовые сборы. Это третий римейк фильма Клузо, отдельные сюжетные ходы которого давно стали хрестоматийными. Как бы вняв критике Базена, создатели римейка развернули заложенный Клузо намёк в полноценное продолжение: под конец фильма главная героиня приходит в себя и «добивает» своего мучителя. Финальная сцена у бассейна полна насилия и крови.
Фильм включен Стивеном Кингом в список наиболее значимых произведений жанра хоррор за 1950-80-е годы.
Слоган - «The Great Suspense Film That Shocked the World... And Became A Classic.»

СЮЖЕТ

Мишель Деласаль управляет частной школой в Сен-Клу, которая принадлежит его больной, но очень набожной и сентиментальной жене Кристине. Сам же директор мало интересуется делами школы, зато не упускает случая даже в присутствии учеников унизить несчастную женщину. Постоянные колкости, грубости и оскорбления со стороны мужа доводят Кристину до отчаяния и глубокой депрессии. Единственный человек, с которым она может поделиться своими наболевшими чувствами - это бывшая любовница Мишеля по имени Николь, работающая в этой же школе учительницей. Мишель часто и демонстративно флиртует с Николь, чтобы досадить жене. Видя, как Кристина страдает и мучается, Николь делится с ней своей идеей - она предлагает подруге раз и навсегда решить все проблемы путём убийства Мишеля. Сначала Кристина ужасается от такой мысли и резко отвергает это предложение, но постепенно ей становится ясно, что другого пути нет. С большой неохотой и опасением, Кристина, наконец, соглашается. Женщины, заманив Деласаля в далёкий Ньор и напоив до опьянения, топят его в ванне в квартире Николь. Затем, рискуя быть задержанными полицией, тайно перевозят тело в школу и посреди ночи бросают его в школьный бассейн. По их замыслу, всё должно выглядеть так, как будто пьяный Мишель утонул в бассейне. На следующее утро, Кристина, с огромным нервным напряжением и трепетом, подходит к окну, чтобы удостовериться, что тело мужа в бассейне всплыло на поверхность, но с ужасом обнаруживает, что тела нет. Тогда Кристина, безуспешно стараясь скрыть свою нервозность, приказывает консьержу слить воду из бассейна, надеясь, что тело мужа находится на дне. Однако резервуар, к её огромному изумлению, оказывается пуст. Это так глубоко шокирует Кристину, что она падает в обморок на краю бассейна. Придя в себя, она не в состоянии понять, что происходит. Вскоре после этого случаются ещё более странные и необъяснимые вещи. В школу привозят свежевычищенный костюм Мишеля, как будто он жив и собирается носить его. Но как это может быть? - недоумевает Кристина. Кристина теперь не знает, что и подумать. Её начинает мучить вопрос: Где Мишель? Жив он или мёртв, воскрес после смерти или никогда и не умирал, как олицетворение вечного и неистребимого зла? В какой-то момент она начинает подозревать, что, может быть, он на самом деле жив и снимает комнату в каком-то отеле… У Кристины начинается что-то вроде умопомрачения. Её начинают мучить галлюционации и сюрреалистические видения. Для успокоения подруги, Николь показывает Кристине газету, где сказано, что в Сене найдено тело мужчины без одежды. Несчастная женщина спешит в морг, где она, с чувством содрогания, пытается опознать труп. Однако оказывается, что это не труп её мужа. Там она случайно знакомится с отставным комиссаром полиции Альфредом Фише, который начинает проявлять интерес к этому странному делу. Мучимая угрызениями совести, Кристина, на грани нервного срыва, признаётся в содеянном комиссару. Однако тот относится к рассказу женщины весьма скептически. Той же ночью Кристина с ужасом обнаруживает в школе явные следы присутствия Мишеля. Одержимая страстным желанием добраться до сути страшной тайны, она идёт по этим следам, которые, наконец, приводят её в ванную комнату, где Кристина вдруг обнаруживает мёртвое тело Мишеля, лежащее в переполненной водой ванне. При виде открывающего глаза утопленника, медленно встающего из воды, у женщины начинается сердечный приступ, и она умирает в мучительной агонии. Мишель спокойно встаёт из ванной, и к нему присоединяется Николь. Выясняется, что никакого убийства не было - всё было инсценировано Мишелем и Николь с целью завладения собственностью впечатлительной Кристины. Концовка. Однако подельники рано торжествуют - в этот момент появляется Фише, который с удовлетворением сообщает, что следующие годы они проведут за решёткой. В последней фразе фильма содержится намёк на возможное «второе дно» сюжета. Один из учеников школы имеет репутацию лжеца, поэтому когда он говорит, что рогатку у него отнял пропавший без вести господин директор, ему никто не верит. Последующие события подтверждают его правоту. В последней сцене он появляется с рогаткой, объясняя, что ему её вернула госпожа директриса. Таким образом, нельзя исключать, что её смерть была инсценирована по договорённости с комиссаром и что на самом деле Кристина остаётся в живых. За исключением Базена, которому эта попытка придать дополнительную глубину сюжету пришлась не по вкусу, на неё мало кто из критиков обращал внимание, хотя такой сюжетный разворот вполне в духе Клузо. Структурно она сближает «Дьяволиц» с «Головокружением» Хичкока - фильмом, который весь построен на зыбкости того, кто является преступником, а кто - жертвой.

Психопатологический триллер. Относительно творчества выдающегося французского режиссёра Анри-Жоржа Клузо, который нередко обращался к криминальной тематике и анализировал поведение людей подчас в экстремальной ситуации на грани между жизнью и смертью, можно сказать, что его фильмы внешне страшны в ещё меньшей степени, нежели эксперименты Альфреда Хичкока на тему виновности и невиновности отдельного индивида. Но именно «Дьявольские души», психопатологический триллер о замышленном и осуществлённом убийстве (хотя жертвой оказывается в итоге совсем не тот человек, которого, как мы думали, собирались убить), представляется наиболее пугающим по атмосфере, а пара кадров вполне могут вызвать внезапный ужас. Однако ленты Клузо столь же способны потрясти психику из-за проникновения в глубины человеческих пороков, благодаря раскрытию подсознательных механизмов функционирования зла в этом мире и диктата в нём некоего слепого рока, уводящего людей в сторону от добра и истины (потом режиссёр снимет картину как раз под названием «Истина» и продемонстрирует всю относительность и обтекаемость данного понятия). Анри-Жорж Клузо словно вторгается в молекулярные пределы Ада, который существует отнюдь не вовне, а где-то внутри - в каждом человеке и в действительности в целом. Он как бы вычленяет вирус зла, готовый поразить всё вокруг, а вырвавшись на свободу, породить неистребимую чуму, предсказанную ещё Альбером Камю. Не случайно, что при попытке сделать римейк фильма «Дьявольские души» получилось куда проще, более плоско, а порой - вообще нелогично и даже анекдотично, так что вариант перевода «Дьяволицы» оказался в этом случае как нельзя кстати. (Сергей Кудрявцев)

Анри-Жорж Клузо, если верить репортёрам, заключил контракт о приобретении прав на экранизацию книги «Та, которой не стало» всего за несколько часов до того, как то же самое намеревался сделать Альфред Хичкок. Тогда Пьер Буало и Тома Нарсежак решили написать ещё один, композиционно созвучный роман специально для англо-американского режиссёра, «Из мира мёртвых», послуживший основой для «Головокружения» /1958/. Впрочем, нет особой надобности сравнивать два подлинных шедевра, не просто произвёдших революцию в рамках таких жанров, как детектив и триллер1, но и в немалой степени – заставивших значительно расширить само представление о возможностях кинематографа. И дело не только в новаторском драматургическом построении, в первую очередь – в шокируще гениальных развязках. Как ни парадоксально, «Дьяволицы», пользовавшиеся внушительным зрительским спросом, собрав аудиторию в 3,674 миллионов, и получившие восторженные отзывы критиков, откровенно продолжают линию, начатую в «Вороне» /1943/, на тот момент ещё пребывавшем под жёстким цензурным запретом. И производят даже более тягостное впечатление, погружая в уже знакомый провинциальный мирок, скрывающий за фасадом серого, скучного, унылого существования бурлящую лаву низменных страстей и пороков, являясь тем самым тихим омутом, где, как всем ведомо, водится нечисть. Клузо вновь неколебимо беспощаден к соотечественникам, с настойчивостью убеждённого мизантропа выискивая в человеческих натурах зловещие, инфернальные, именно дьявольские черты. Не без потаённого сарказма доверив собственной супруге (!) роль Кристины, кажущейся ангелом, чьё грехопадение свершается буквально на глазах, он раз за разом заставляет отказаться от иллюзий, будто есть личности, свободные от пагубных моральных изъянов. А финал, номинально разоблачающий и исключающий любые сверхъестественные явления «в данном конкретном случае»2, на поверку служит неоспоримым доводом в пользу того, что мистика существует. Просто она берёт исток в безднах людских душ, не случайно оглашаемых сущими потёмками. «Картина всегда бывает довольно пристойна, когда она трагична и когда отражает ужас того, что на ней изображено» – слова Барбе Д‘Оревиля, предпосланные в качестве эпиграфа, разумеется, лишь во вторую очередь несут умозрительный, метафизический смысл. За занимательностью действа и отвлечённостью выводов о том, что подобные вещи могли произойти, в принципе, где угодно, Клузо скрывает и вполне конкретную, адресную критику социальных устоев3. Великая обобщающая сила его искусства позволяет прийти к выводу о повсеместном присутствии в обществе дьявола, прибегнувшего к величайшей хитрости, сумев убедить всех в том, что его не существует. [1 – Правда, со временем обратили внимание, что в картине Клузо наличествуют несомненные признаки ещё и фильма ужасов. 2 – Вспомним шутку из нашей замечательной экранизации рассказов про Шерлока Холмса. 3 – В данном отношении знаменательно, что его работы были подняты на щит будущими идеологами и творцами «новой волны».] (Евгений Нефёдов)

Фильм "Дьяволицы" - кажется, гораздо менее известен (несправедливо), чем "Психоз" Хичкока. А между тем Хичкок совершенно очевидно снял свой фильм под влиянием этой кинокартины Клузо. Об этом говорит и то, что Хичкок хотел купить права на этот роман, но Клузо его опередил; и то, что Хичкок в "Психозе" очень старался, чтобы зрители и съемочная группа не рассказывали никому сюжета фильма; и сама идея фильма, финал которого ставит все с ног на голову. Кроме того, согласно некоторым статьям, единственным своим соперником а вопросе обладания эфемерным титулом "Короля Саспенса" Хичкок считал именно Клузо. А это о чем-то да говорит. Финал "Дьяволиц" при этом обеспечивает гораздо более капитальный сдвиг сознания, нежели финал "Психоза". Здесь действительно важно не раскрывать финал фильма: все держится на тонкой грани: любая дополнительная информация о сюжете уже может быть спойлером. Это как разгадка коана, которую можно найти после того, как мастер отсек тебе палец или прищемил дверью ногу: для меня спойлером явилось высказывание Сладкой N. (когда я просмотрел полчаса фильма), в котором по существу сказано не было ничего. Так, однажды на математической олимпиаде я подглядел у своего главного конкурента Андрея Говорова начало решения задачи: "Предположим, что это неверно" (начало доказательства от противного). В голове я сам несколько десятков раз начинал так свои рассуждения, но, увидев эту фразу у Андрея, мгновенно задачу решил и олимпиаду выиграл (у него самого, надо сказать, решение было неправильным). Так и здесь. Так и здесь. Прочтите этот абзац после получаса просмотра, и вы поймете, что только что прочли спойлер. "Психоз" обладает тем же качеством (финал важно не раскрывать). Но при этом, во-первых, финал "Психоза" более очевиден, а, во-вторых, указанное качество - не единственное, но главное достоинство фильма. В "Дьяволицах" же оно - одно из нескольких равных. Эти равные качества - прекрасно показанная атмосфера - несколько атмосфер - частной школы; маленького городка и его обитателей (буквально несколько кадров); и - да - в какой-то (нужный) момент атмосфера страха (скорее, саспенса); кроме того, это ценное историческое свидетельство: помимо голой детективной схемы, в фильме представлено течение жизни как она есть, тут есть чувство исторического момента. Помимо всех этих дополнительных достоинств, фильм обладает каким-то трудно вербализуемым благородством. Может, это такая эпоха. Может, благородства фильму придает старина. Некоторые вещи, например, не принято было делать - не выполнять обещаний, скажем. Вот Хичкок: он при съемках "Психо" просит актеров поднять вверх правую руку и дать обещанье не раскрывать сюжета (правда, уже не доверяя съемочной бригаде, он не показывает им всего сценария до самого момента съемки); а вот Клузо - наивная в наше время просьба к зрителям в финальных титрах(см. интересные факты о фильме). Такое доверие к людям - не признак ли благородства, а. Сравните с современной кутерьмой по поводу очередного Гарри Поттера, который тоже берегли-скрывали, да вот нашелся ушлый человек, сфотографировавший все странички под столом; или вот еще можно вспомнить анекдотическую ситуацию с творением Виктора Пелевина. Такое время: людям не доверяют, и им приходится воровать тексты/фильмы. Что поделаешь, Калиюга. В фильме много мрачного юмора, от которого не смешно, а просто получаешь удовольствие. Последняя шутка - высшей пробы. Она снова, кажется, переставляет все с ног на голову, а потом понимаешь, что не переставляешь, но, привыкнув к переставлениям, это непереставление парадоксально становится снова переставлением, если вы понимаете, о чем я. Из метаинформации, т.е. информации о фильме, а не о его содержании, можно сказать еще, что этот фильм - второй, в котором снялся Мишель Серро. Интересно, что первый его фильм (не считая телепроекта 'Zamore') назывался "Вакханки", которые, в общем, если напьются, конечно, тоже сущие дьяволицы. Больше ничего сказать нельзя, чтобы не уподобляться Дьяволицам. Пожалуй, только вот что: хорошо, что Хичкок не успел купить этот роман. (А. Ботев (и Сладкая N))

Получивший в 1953 году «Золотую Пальмовую ветвь» Каннского кинофестиваля за фильм «Плата за страх», режиссер Анри-Жорж Клузо выпускает спустя два года не менее блистательную картину под весьма броским названием «Дьяволицы», снятую по роману «Та, которой не стало» Пьера Буало и Тома Нарсежака. Фильм изобилует различными приемами кинофелии: от слепого подражания Альфреду Хичкоку (которому, кстати, предлагали снять данный фильм), до осознанного заимствования стилистических изысков весьма распространенного тогда на Западе жанра нуар. Однако эти элементы вплетены в фильм настолько искусно, что не в коем случае не вызывают подозрения в его творческой несостоятельности, скорее, наоборот, подчеркивают восхищение Клузо своими американскими коллегами. Зритель получает в свое распоряжение неоднозначное кино, которое с удовольствием будет перебрасывать его от почти физического напряжения до гомерического хохота и далее, к леденящему кровь ужасу. Переходы эти сделаны настолько плавно, что вы даже не заметите их, погрузившись с головой в сюжет фильма. Мишеля Деласаля нельзя назвать хорошим человеком. Являясь директором частного учебного заведения, он вызывает неприязнь у своих учеников и коллег по работе из-за скверного характера, а его тирания по отношению к жене и нежелание пойти на развод, вынуждают несчастную женщину предпринять крайние меры, а именно раз и навсегда избавиться от супруга-деспота. Помочь ей вызывается подруга по имени Николь, бывшая любовница Мишеля, имеющая к нему личные счеты. Воспользовавшись удобным случаем, женщины убивают своего «общего возлюбленного» и обставляют все, таким образом, будто он погиб по своей вине. Однако им не дано было знать, что покойник не захочет быть покойником - исчезнувший труп Мишеля начинает вести себя как вполне живой человек, чье присутствие становится настолько осязаемым, что «дьяволицам» уже не до разработанного ими плана: одна пытается сбежать, другая сдаться полиции… Идея свести вместе Симону Синьоре и Веру Клузо замечательна. Диаметральная противоположность актрис, как в плане внешних данных, так и актерского исполнения, подчеркивает разницу их экранных героинь, совершающих на глазах зрителя хладнокровное преступление. Если первая предстает в образе расчетливой, бессердечной стервы, по сути, подтолкнувшей подругу убить мужа, то вторая вызывает сплошь сочувствие к своей больной и хрупкой натуре со слабым сердцем. Режиссер виртуозно играет со зрителем, превращая триллер о предумышленном убийстве в самый настоящий фильм ужасов, черно-белая гамма которого, лишь усиливает эффект неописуемого кошмара, в который сами того не осознавая попали главные героини. В одной из финальных сцен, «дьявольщина», происходящая на экране, начнет зашкаливать все мыслимые нормы - вы не за что не забудете эти тени на стене, скрип деревянных полов, постукивание печатной машинки… Финал картины может поразить, ввести в ступор, лишить дара речи, но в любом случае не оставит равнодушным. Смотреть его людям со слабым сердцем не рекомендуется - есть риск не увидеть финальные титры. Причем финальный твист, придуманный авторами картины, оставит лазейку в возможности по-разному трактовать смысл фильма. Помню, когда впервые посмотрел фильм (мне было тогда лет 12), он показался мне невероятно зловещим. Я много ночей подряд не мог уснуть, прокручивая в голове сюжет фильма, особенно его концовку. Сказать, что мне было не по себе - это значит, ничего не сказать. Пересмотрев картину спустя многие годы, я, ставший к тому времени прожженным, циничным киноманом, уже не нашел ее такой страшной. Удивительно, но, она начала казаться мне невероятно смешной. Ведь в фильме действительно очень много юмора, нужно просто разглядеть его. Об актерской игре Симоны Синьоре писать как-то неудобно: она во всех своих фильмах гениальна и абсолютно недосягаема для остальных - хочется выделить двух других актеров: это Вера Клузо, супруга режиссера, сыгравшая Кристину и Шарль Ванель, исполнивший роль дотошного детектива. Оба снимались в предыдущем фильме режиссера «Плата за страх». В 1996 году Голливуд не удержался и снял одноименный римейк с участием Шэрон Стоун и Изабель Аджани, который получился настолько жалким и никудышным, что одно лишь упоминание его в данной рецензии кажется кощунством по отношению к оригиналу. Однако, мне все таки пришлось это сделать, дабы зритель, заинтересовавшийся шедевром Анри-Жоржа Клузо, не перепутал его с современной подделкой. (Бодхисатва)

comments powered by Disqus