на главную

ГОСФОРД ПАРК (2001)
GOSFORD PARK

ГОСФОРД ПАРК (2001)
#20486

Рейтинг КП Рейтинг IMDb
  

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Трагикомедия
Продолжит.: 137 мин.
Производство: Великобритания | США | Италия
Режиссер: Robert Altman
Продюсер: Robert Altman, Bob Balaban, David Levy
Сценарий: Julian Fellowes, Robert Altman, Bob Balaban
Оператор: Andrew Dunn
Композитор: Patrick Doyle
Студия: Capitol Films, Chicagofilms, Film Council, Medusa Produzione, Sandcastle 5 Productions, USA Films

 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Maggie Smith ... Constance Trentham
Michael Gambon ... William McCordle
Kristin Scott Thomas ... Sylvia McCordle
Camilla Rutherford ... Isobel McCordle
Charles Dance ... Lord Raymond Stockbridge
Geraldine Somerville ... Louisa Stockbridge
Tom Hollander ... Anthony Meredith
Natasha Wightman ... Lavinia Meredith
Jeremy Northam ... Ivor Novello
Bob Balaban ... Morris Weissman
James Wilby ... Freddie Nesbitt
Claudie Blakley ... Mabel Nesbitt
Laurence Fox ... Rupert Standish
Trent Ford ... Jeremy Blond
Ryan Phillippe ... Henry Denton
Stephen Fry ... Inspector Thompson
Kelly Macdonald ... Mary Maceachran
Clive Owen ... Robert Parks
Helen Mirren ... Mrs. Wilson
Eileen Atkins ... Mrs. Croft
Emily Watson ... Elsie
Alan Bates ... Jennings
Derek Jacobi ... Probert
Richard E. Grant ... George
Jeremy Swift ... Arthur
Leo Bill ... Jim

ПАРАМЕТРЫ частей: 1 размер: 1487 mb
носитель: HDD2
видео: 720x304 XviD 1311 kbps 23.976 fps
аудио: AC3 192 kbps
язык: Ru
субтитры: нет
 

ОБЗОР «ГОСФОРД ПАРК» (2001)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

"Госфорд парк" ("Госфорд-парк"). Типичное для Роберта Олтмена многократно перекрещивающееся повествование решено в жанре ироническо-сатирического детектива и помещено в элитную британскую среду в 30-е годы ХХ века. Гости съезжаются на охотничью вечеринку в загородный особняк, и слуги тоже готовятся к торжеству, не зная, что все они окажутся так или иначе причастными к происшедшему убийству.

Сэр Уильям МакКордл приглашает гостей в свое поместье Госфорд Парк. На уикенд съезжаются друзья, родственники и знатные аристократы, чтобы поохотиться и повеселиться. Времяпрепровождение обещает быть более, чем приятным: слуги вымуштрованы безукоризненно, кухня всегда отменная. Однако, вскоре хозяина дома находят мертвым. Прибывшая полиция требует, чтобы никто не покидал дом. Виновным может оказаться каждый из присутствующих...

Англия, ноябрь 1932 года. Уильям МакКордл приглашает поохотится на фазанов в свое поместье гостей. Вместе со знатными особами, среди которых лорды, бароны, графы и даже голливудская кинозвезда, прибывают и их слуги, располагающиеся в нижней части особняка, под комнатами своих хозяев. Но степенный прием омрачается убийством - кто-то всадил нож в грудь гостеприимного хозяина. Как водится в классических детективах, подозреваются все, ведь почти у любого из присутствующих имелся повод ненавидеть МакКордла...

В пасмурный, ноябрьский день в имении сэра Уильяма МакКордла собираются гости: родственники и друзья, аристократы и знаменитости. Посетители сэра Уильяма намереваются провести несколько дней, наслаждаясь роскошью жилища, отдав привычную дань изысканному чревоугодию и великосветским ритуалам. К услугам гостей - десятки вымуштрованных слуг и горничных, готовых исполнить любые их желания и прихоти. Все готово к очередному шикарному и томному празднику беспечных прожигателей жизни. Но... внезапно хозяина дома находят мертвым, и что самое неприятное, кто-то поспособствовал его внезапной встрече со Всевышним. А дальше начинается «закрученный», классический детектив, который удавил бы саму Агату Кристи. Но это не просто детектив, а детектив, снятый великим Олтменом, а значит еще более увлекательный и захватывающий.

Госфорд парк - великолепное имение сэра Уильяма МакКордла (Майкл Гэмбон) и его жены, Леди Сильвии (Кристин Скотт Томас). Владельцы собирают друзей для необычного вечера. Они пригласили разнообразных гостей, включая графиню, героя Первой Мировой Войны, именитого британского актера Ивора Новелло (Джереми Нортэм) и американского кинопродюсера. Гости проживают в позолоченных гостиных на верхних этажах дома, а их камердинеры и прочая прислуга находятся в многочисленных кухнях и комнатушках под лестницами. Но не все так просто как кажется на первый взгляд - ни в спальнях на верху, ни в апартаментах для обслуги. Вскоре происходит ряд событий, которые заканчиваются трагическим убийством...

В имении сэра Уильяма МакКордла собирается бомонд - аристократия, богема и прочие знаменитости. Гости наслаждаются роскошью убранства жилища и предаются изысканному чревоугодию - обычная рутина высшего света. Однако, вскоре хозяина дома находят мертвым, и начинается детектив в духе Агаты Кристи. Но не все так просто: это - детектив, снятый великим Робертом Олтменом, а значит, перед нами - ироническое развенчание жанра при внешнем соблюдении его канонов. В каждом своем фильме 90-х Олтмен дотошно воссоздает некую герметичную среду - Голливуд в "Игроке", американскую провинцию в "Коротких историях", карнавал парижской haute couture в "Прет-а-порте" - чтобы тут же выставить ее на посмешище. В этом Олтмену всегда помогают лучшие актерские силы всего мира.

ПРЕМИИ И НАГРАДЫ

СЕЗАР, 2003
Номинация: Лучший фильм Евросоюза (Роберт Олтмен, Великобритания).
ГОЙЯ, 2003
Номинация: Лучший европейский фильм (Роберт Олтмен, Великобритания).
ОСКАР, 2002
Победитель: Лучший сценарий (Джулиан Феллоуз).
Номинации: Лучший фильм (Роберт Олтмен, Боб Бэлабан, Дэвид Леви), Лучшая женская роль второго плана (Хелен Миррен), Лучшая женская роль второго плана (Мэгги Смит), Лучший режиссер (Роберт Олтмен), Лучшие декорации (Стефен Олтмэн, Анна Пиннок), Лучшие костюмы (Дженни Беван).
ЗОЛОТОЙ ГЛОБУС, 2002
Победитель: Лучший режиссер (Роберт Олтмен).
Номинации: Лучший фильм (комедия или мюзикл), Лучшая женская роль второго плана (Мэгги Смит), Лучшая женская роль второго плана (Хелен Миррен), Лучший сценарий (Джулиан Феллоуз).
БРИТАНСКАЯ АКАДЕМИЯ, 2002
Победитель: Лучшие костюмы (Дженни Беван), Премия им. Александра Корды за самый выдающийся британский фильм года (Роберт Олтмен, Боб Бэлабан, Дэвид Леви).
Номинации: Лучшая женская роль второго плана (Мэгги Смит), Лучшая женская роль второго плана (Хелен Миррен), Лучший оригинальный сценарий (Джулиан Феллоуз), Лучшая работа художника-постановщика (Стефен Олтмэн), Премия им. Дэвида Лина за достижения в режиссуре (Роберт Олтмен), Премия им. Карла Формана самому многообещающему новичку (Джулиан Феллоуз), Лучший грим / прически (Sallie Jaye, Jan Archibald).
ЕВРОПЕЙСКАЯ КИНОАКАДЕМИЯ, 2002
Номинации: Приз зрительских симпатий за лучшую женскую роль (Эмили Уотсон), Приз зрительских симпатий за лучшую женскую роль (Хелен Миррен), Приз зрительских симпатий за лучшую женскую роль (Мэгги Смит).
ГИЛЬДИЯ СЦЕНАРИСТОВ США, 2002
Победитель: Лучший сценарий, написанный непосредственно для экрана (Джулиан Феллоуз).
РОБЕРТ, 2003
Победитель: Лучший американский фильм (Роберт Олтмен).
БОДИЛ, 2003
Номинация: Лучший американский фильм (Роберт Олтмен).
ПРЕМИЯ ЭДГАРА АЛЛАНА ПО, 2002
Номинация: Лучший художественный фильм (Джулиан Феллоуз).
ИТАЛЬЯНСКИЙ СИНДИКАТ КИНОЖУРНАЛИСТОВ, 2002
Победитель: Лучший иностранный режиссер (Роберт Олтмен).
КИНОПРЕМИЯ ЖУРНАЛА «EMPIRE», 2003
Номинации: Лучшая британская актриса (Келли Макдоналд), Лучшая британская актриса (Хелен Миррен).
ВСЕГО 33 НАГРАДЫ И 50 НОМИНАЦИЙ.

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

Сценарий Джулиана Феллоуза творчески обыгрывает ситуации романов Агаты Кристи и классического предвоенного фильма «Правила игры».
Режиссер Роберт Олтмен консультировался со сценаристом Эзной Сэндсом перед тем как начать работу над проектом, планируя пригласить его на возможную шлифовку сценария. Тот после ознакомления со сценарием заявил, что он настолько близок к идеалу, что в его услугах просто нет необходимости.
Большая часть сцена была снята в классическом британском поместье Ротэм Парк, графство Херфордшир, главный дом которого был построен в 1754 году. Отдельные сцены в верхних спальнях снимались в поместье Syon House в Вест-Лондоне, исконно принадлежащем семье герцогов Нортумберлендских.
Это первый фильм Роберта Олтмана с британской командой актеров, а также первый фильм снятый им полностью в Англии.
В фильме снимается практически весь цвет английского кино: Эмили Уотсон, Кристин Скотт Томас, Хелен Миррен, Мэгги Смит, сэр Майкл Гэмбон, сэр Дерек Джекоби, Джереми Нортэм, Клайв Оуэн, Ричард И. Грант, Стивен Фрай, Алан Бэйтс и голливудская звезда Райан Филлипи.
Ни один из актеров, игравших многочисленную прислугу, не носил никакого грима.
В каждом кадре фильма камера находится в движении. Это было неотъемлемым требованием режиссера.
Во время съемок групповых сцен режиссер Роберт Олтмен постоянно использовал не одну, а две движущиеся в противоположных направлениях камеры. Это было сделано для того, чтобы актеры вели себя более естественно и не сосредотачивали все свое внимание на снимающей их камере.
Обои в комнате Констанс Трентэм были ручной работы, завезенные из Франции. Даже для такой маленькой комнаты их стоимость составляла около 18 тысяч долларов, но производители приняли решение отказаться от оплаты, предоставив их для съемок фильма совершенно бесплатно.
Ювелирные украшения, которые носили аристократические леди в фильме, были настоящими и стоили немалую сумму. Каждый день они доставлялись на съемочную площадку в сопровождении специальной нанятой службы охраны.
Первоначальным выбором на роль инспектора Томпсона был Кеннет Брана, но актер отказался от поступившего ему предложения, сославшись на занятость в других проектах.
Райан Филипп получил в роль в 11 часов вечера после неожиданного отказа ранее приглашенного актера.
Название «Госфорд Парк» ни разу не произносится на протяжении всего фильма.
В каждой из сцен фильма присутствует кто-либо из прислуги.
Когда герой Джереми Нортэма играет на пианино, в некоторые моменты играет сам актер, а в другие - его брат, который обучался игре на пианино с детства.
В фильме звучит ряд песен, написанных в 1910-1930-е годы Айвором Новелло, который является одним из второстепенных персонажей картины. Песни исполнили Джереми Нортэм, сыгравший Новелло в фильме, и его брат Кристофер.
Саундтрек: 1. Waltz Of My Heart; 2. Mr. Parks; 3. Gosford Park; 4. Bored To Sobs; 5. Shirt; 6. And Her Mother Came Too; 7. Walking To Shoot; 8. No Smoke Without Fire; 9. Scherzo In G; 10. I Can Give You The Starlight; 11. What A Duke Should Be; 12. Inspector Thompson; 13. Pull Yourself Together; 14. Life Goes On; 15. Secrets To Hide; 16. Only For A While; 17. Rather A Pasting; 18. Love Jam; 19. Why Isn't It You?; 20. Way It's Meant To Be; 21. Carpe Diem; 22. Good Luck; 23. Your Boy's Alive; 24. Land Of Might-Have-Been.
Бюджет: $19 800 000.
Премьера: 7 ноября 2001 года.
Слоган - «Чай в четыре. Ужин в восемь. Убийство в полночь.»
В своих комментариях на DVD режиссер Роберт Олтмен заявил, что он умышленно ввел в сценарий несколько нецензурных выражений исключительно ради того, чтобы фильм получил рейтинг «R». Он не хотел, чтобы на сеансы допускались дети, поскольку полагал, что фильм не понравится им, и они просто не поймут его.
"Роберт Олтмен - один из моих любимейших американских режиссеров. а "Госфорд-парк" - одна из лучших его картин. Она сделана с такой элегантностью, с таким чисто английским юмором и стилем, с такой удивительной иронией и в то же время жесткостью. Это очень консервативная картина, но именно ее классицистичность делает "Госфорд-парк" современнее любых продвинутых блокбастеров. К счастью, в этой картине совсем нет компьютерной графики. Она вообще сделана безо всяких кинематографических подпорок и уловок" - Иван Дыховичный
Картина занимает 96-е место (2012 год) в списке "Лучшие фильмы 21-го века" на сайте "They Shoot Pictures, Don't They?" (http://theyshootpictures.com).
Лента входит в список "Лучшие фильмы" сайта "Rotten Tomatoes".
Официальный сайт фильма (рус.) - http://gosfordparkmovie.com/.
Сценарист Джулиан Феллоуз решил развить успешную идею равнопланового освещения жизни аристократии и прислуги и воплотил ее в телесериале «Аббатство Даунтон».
Джулиан Феллоуз / Julian Fellowes, полное имя Джулиан Александр Китчнер-Феллоуз, барон Феллоуз Уэстстаффордский (род. 17 августа 1949 года) - английский писатель, режиссер, сценарист и актер. Заместитель председателя совета графства Дорсет по делам территориальной армии. Родился в Каире в семье дипломата и арабиста Перегрина Эдварда Ланселота Феллоуза, который помогал императору Эфиопии Хайле Селассие I вернуть трон во время Второй мировой войны. Джулиан Феллоуз получил хорошее образование: сначала учился в престижной частной школе в Лондоне, затем в католическом колледже «Ampleforth College». После поступил в Кембриджский университет, где стал членом театрального клуба «Footlights».

СЮЖЕТ

Англия, 1932 год. Сэр Уильям Маккордл (Майкл Гэмбон) созывает гостей в свое поместье «Госфорд-парк» на эти выходные. В доме собирается компания богатых британских и американских гостей со своей прислугой, чтобы провести вместе приятный уикэнд в роскошном особняке и прилегающем к нему парке. Констанс, графиня Трэнтем (Мэгги Смит) и ее слуга Мэри Макихран (Келли Макдональд) путешествуют в особняк, встречая по дороге известного актера Айвора Новелло (Джереми Нортэм), не менее известного кинопродюсера Морисса Уайсмена (Боб Балабан) и его слугу Генри Дентона (Райан Филлипп). По прибытии в дом, слуги и их хозяева, по указанию миссис Уилсон (Хелен Миррен), распределяются на два социальных класса: властвующий и подчиняющийся, слуги живут на отдельном этаже и едят в отдельной комнате. Командующий Энтони Мередит (Том Холландер) в последнее время финансово осложнен и просит денег у сэра Уильяма, который жестко ему отказывает. В то же время, Мэри и слуга лорда Рэймонда Стокбриджа (Чарльз Дэнс), Роберт Паркс (Клайв Оуэн), знакомятся и начинают общаться все ближе и ближе. Тем же вечером Генри Дентон задает ряд вопросов Парксу по поводу жизни прислуги и тот признается, что вырос в приюте. Дентон встречает леди Сильвию Маккордл (Кристин Скотт Томас), флиртует и всю ночь проводит у нее в комнате. Во время охоты на фазанов сэр Уильям, будучи легко раненным выстрелом в ухо, в гневе снова отказывает Мередиту в финансировании. Напряженность витала в воздухе и на протяжении ужина, когда леди Сильвия оскорбила сэра Уильяма, сказав, что тот симулировал во время Первой мировой войны. Одна из горничных, Элси (Эмили Уотсон) становится на его защиту, и за это расплачивается работой. Сэр Уильям, устав от криков и ругани, отправляется в библиотеку, куда миссис Уилсон приносит ему кофе, от которого Маккордл отказывается, требуя виски. Графиня Трэнтем предлагает гостям поиграть в бридж, на что многие радостно соглашаются. Музыкальное сопровождение обеспечивает Айвор Новелло. Тем временем, тело заколотого сэра Уильяма в библиотеке находит Луиза Стокбридж (Джеральдин Соммервиль). На ее крик сбегается весь дом и лорд Стокбридж вызывает в особняк полицию. Через несколько часов в поместье прибывают инспектор Томпсон (Стивен Фрай) и констебль Декстер (Рон Уэбстер). При осмотре места преступления, Декстер предполагает, что сэр Уильям был уже мертв, когда в него всадили нож. Дентон признается мистеру Дженнингсу (Алан Бейтс), главному среди слуг, что он не прислуга, а американский актер, таким образом готовящийся к роли. Следующим утром миссис Крофт (Эйлин Аткинс) рассказывает кухарке Берте (Тереза Черчер), что в кругах прислуги сэр Уильям был известен тем, что имел склонность совращать женщин, работающих на фабриках. Если женщина беременела, он предлагал ей выбор: оставить ребенка себе и потерять работу, или отдать ребенка в приют и остаться на должности. После подслушанного разговора между Крофт и Бертой, Мэри понимает, кто убил сэра Уильяма. Убийцей оказывается слуга лорда Стокбриджа Роберт Паркс, в чью комнату и отправляется Мэри для признания. Паркс объясняет, зачем он совершил убийство: незадолго до приезда в особняк, молодой человек выяснил, что его настоящим отцом является сэр Уильям Маккордл, по указанию которого мальчик попал в приют. Для реализации мести Паркс устроился на работу к лорду Стокбриджу, и когда пришло нужное время, ликвидировал его. Когда Роберт узнает, что Маккордл был отравлен, а уже потом зарезан, он заявляет, что отрава - не его рук дело. За несколько часов до отъезда из особняка Мэри узнает, что настоящая фамилия миссис Уилсон - Паркс, и что миссис Крофт приходится ей родной сестрой. Девушка приходит к миссис Уилсон, которая признается, что это она отравила сэра Уильяма. Гости покидают поместье и Дженнингс, вздохнув с облегчением, закрывает входные двери.

Все классично в фильме Олтмена: загородное поместье, английская аристократия, сезон охоты, мармелад к утреннему чаю, убийство на исходе дня, пересуды слуг, осанка дворецкого - все, кроме самого Олтмена, сардонически-элегантного взломщика жанров. В Госфорд Парке 1932 года создана столь насыщенная атмосфера, что детективная интрига занимает в фильме место одной из составляющих его виньеток, может, чуть более зловещей, но в целом вписывающейся в общий пластический ансамбль скромно, почти незаметно. Жизнь, к правилам игры которой Олтман сочувственно терпим в устроении большинства своих фильмов, является слишком агрессивной средой, чтобы терпеть в себе акцентированные сюжеты и жанровый синтаксис. В действительности они размыты среди реплик, не соблюдающих иерархии, растворены в потоке событий, не выглядящих таковыми. В напряженность между слугами и господами, между верхним и нижним миром, в нарочитую бессвязность всасывается куда больше значений, чем мы способны придать самой трепетной развязке. (Вероника Хлебникова)

Англия, ноябрь 1932-го. В усадьбу сэра Уильяма Маккордла и его жены Сильвии съезжаются представители высшего света - сливки британского общества. Полтора десятка господ и их многочисленные слуги находятся в предвкушении предстоящей охоты и всех хлопот с нею связанных. Пока чванливые господа задирают носы и соревнуются в чопорности друг с другом, слуги правят балом. Но после того как главу дома находят мертвым, классическая иерархия рушится: подозреваются чуть ли не все присутствующие, вне зависимости от чинов и званий. В третьей части фильма саркастическая комедия нравов дополняется еще и детективной интригой: скелеты начинают вываливаться чуть ли не из каждого шкафа. В конструкции фабулы довольно быстро просматривается перекличка с шедевром Жана Ренуара «Правила игры», а сюжетный расклад будто заимствован у Агаты Кристи. В сценарных перипетиях внятно обозначено противопоставление двух социальных институтов - аристократии и слуг. Иерархия отражена и в визуальном плане: господа обитают наверху, слуги - внизу. Их путь наверх лежит через лабиринты коридоров - своеобразную проекцию отношений, в которых тесно сплетены судьбы патрициев и плебеев. Этот классический для английской культуры расклад уже многократно описан в литературе - от Теккерея до Филдинга. Имеет он свои достижения и в кино. Достаточно вспомнить «Слугу» (1963) Лоузи и Пинтера или «Остаток дня» (1993) Айвори и Исигуро. Сообщество слуг и господ - одна из ключевых составляющих британского миропорядка, гарантия его незыблемости. Облюбованный Олтменом в последние годы прием «коротких планов» вновь приходится кстати, позволяя объединить множество персонажей, которых связывают невидимые обычным глазом отношения. Полифонически его дополняет здесь другой прием - «кино в кино», который представляет в сюжете один из героев фильма - голливудский продюсер, снимающий на фабрике грез фильмы с «неким» Чарли Ченом. Он прибыл на туманный Альбион, чтобы поближе познакомиться с фактурой будущего триллера из английской жизни. А она, жизнь эта, оказывается совсем не такой, какой представлялась из американского далека. Здесь и ведут себя загадочно, и говорят как-то странно - с очень сильным «акцентом». Эта, исполненная с чисто британским изяществом работа, не принадлежит к числу тех фильмов, которые тянет пересмотреть еще раз лишь затем, чтобы - уже зная, кто убийца - проверить, как авторы создавали ему алиби. Пересматривая Олтмена, ловишь кайф и от лучших в мире английских актеров, и от режиссерской техники «плетения кружева», которое получается изысканным и тонким, как паутина, но в то же время прочным. (Малоv)

С первого раза "Госфорд-парк" может произвести разочаровывающее и даже снотворное действие, так что смотреть его после тяжелого трудового дня не надо. К тому же недобросовестная пресса распустила слух, будто это детектив, и доверчивый зритель с самого начала исступленно ждет убийства, убивая тем самым собственное удовольствие от просмотра. Склянки с ядом то и дело попадают в кадр как бы невзначай, но сам труп по традиционным меркам детективного жанра предъявляется непозволительно поздно. "Госфорд-парк" - насмешка над детективными канонами, стилизация под детектив для тех, кто детективы в принципе не любит и не воспринимает их как загадки для ума, а если читает Агату Кристи, то единственно ради атмосферы и психологических портретов. При таком подходе вопрос о том, кто преступник, практически не стоит. Джулиан Феллоуз, обладатель "Оскара" за лучший оригинальный сценарий, соорудил в "Госфорд-парке" конструкцию, напоминающую "Восточный экспресс" Агаты Кристи: в убийстве так или иначе замешаны все действующие лица, и, как замечает один из них, "каждому есть что скрывать". По "Госфорд-парку" бродит не только призрак Агаты Кристи, но и тень Жана Ренуара, чей фильм "Правила игры" явно цитируется Робертом Олтменом. Точно так же, как у Ренуара, гости съезжаются на уик-энд в усадьбу пострелять фазанов, а разъезжаются, недосчитавшись одного погибшего и выведав друг у друга только часть роковых тайн. Правда, в "Госфорд-парке" столько персонажей, что их хватило бы на шесть обычных фильмов или романов: в титрах указано около 45 действующих лиц. Они делятся на тех, кто находится "вверху лестницы" (хозяин усадьбы, его жена, их родственники), и тех, кто "внизу" (экономка, дворецкий, горничные, лакеи, кухарки). "Верхние" люди едят, пьют и говорят друг другу гадости, "нижние" заботятся об их комфорте. Есть еще пришельцы со стороны - из Америки: реально существовавший актер Айвор Новелло, продюсер с еврейской фамилией, приехавший понаблюдать нравы английской аристократии, которые он собирается высмеять в своем следующем проекте, и молодой актер, выдающий себя за лакея. Англичане презирают американцев, американцы забавляются английским снобизмом. В некоторой степени это взгляд и самого Роберта Олтмена - американца, очень удачно выбравшего время действия для своего первого английского фильма: 1932 год, послевоенная подгнивающая империя, где царствовал, но не правил внук королевы Виктории Георг V. (Кстати, если вы заметите в "Госфорд-парке" висящий на стене портрет Николая II Романова, то не удивляйтесь: это король Георг, как две капли воды походивший на своего кузена Ники.) Через четыре года добропорядочный викторианец Георг перевернется в гробу, когда его сын Эдуард VIII, процарствовав 11 месяцев, отречется от престола ради брака с разведенной американкой. Но пока признаки упадка империи, о котором шутят за ужином персонажи, сами напоминающие еще живых, но уже обреченных динозавров, накапливаются исподволь на бытовом уровне. Горничная оказывается фраппирована, обнаружив среди господских вещей свитер машинной (а не ручной) вязки, а графиня горестно вздыхает, получив на завтрак покупной (а не домашний) мармелад. 85-летний консультант "Госфорд-парка" был оскорблен сценой, где лакей плюет на вилку, прежде чем протереть ее. С помощью таких штрихов режиссер развенчивает романтическое представление об идиллических отношениях между английскими аристократами и их слугами. Трогательная самоотверженность слуг, которые предугадывают желания хозяев,- всего лишь их работа, особенно изнурительная из-за того, что наемный работник находится в чрезмерной телесной и психической близости к работодателю. Слуги, присматривающие за хозяевами, оказываются вынуждены за ними подсматривать - на этом визуально построен "Госфорд-парк", снятый двумя движущимися камерами, так, чтобы актеры не знали, какая из них снимает их в данный момент, и не играли на камеру. "Некоторая небрежность допущена специально,- сказал Роберт Олтмен.- Я пытаюсь создать у зрителей впечатление, будто они видят нечто не предназначенное для их глаз. Им нужно приложить усилия, чтобы увидеть это". Чтобы посмотреть "Госфорд-парк", нужно и впрямь постараться. Это кино не для развлечения, а для культа. Его трудно смотреть, как трудно носить чересчур элегантную одежду, обязывающую к такой же внутренней элегантности. Зато когда заставишь себя проникнуться духом этого фильма, отделаться уже трудно, и, выбежав в буфет на середине просмотра, вместо того чтобы рявкнуть, как обычно: "Еще сто!", неожиданно слышишь собственное вкрадчивое мурлыкание: "Голубчик, не будете ли вы так любезны освежить мой бокал?" (Лидия Маслова)

Начало 30-х гг. Англия. Богатое поместье, принадлежащее старому капиталисту-самодуру. Собрание разношерстной полусветской публики. Охота. Разговоры. Еда и питье. Адюльтеры. Изобилие слуг. Час с добрым гаком ни про что, ибо все, что мы узнаем о персонажах, вполне укладывается в пятиминутную экспозицию. Нет ни развития сюжета, ни портретов, ни характеров. Только интерьеры, тяжеловесная роскошь и жуткая скука обитателей интерьеров, а равно и зрителей, успевших и за время помянутой экспозиции подивиться тонкой работе художников и гримеров, а также знанию дела консультантов по истории британского быта первой половины ХХ века. Наконец ближе к середине второго часа - слава те, Господи, хоть что-то! - самодура убивают. Ясное дело, кто-то из слуг, поскольку весь антураж, кроме, разумеется, художественного таланта - это дело штучное и незаемное, - позаимствован Олтменом и компанией из мира Агаты Кристи. Еще через три четверти часа, посвященных в основном выяснению отношений между слугами, копирующими ужимки и прыжки хозяев, подозрения с интересом читавших Кристи и лишь на голом энтузиазме вперемежку с ускоренной подмоткой досматривающих Олтмана оправдываются: самодур убит слугами, которые для разнообразия - все вообще! - являются его внебрачными детьми или бывшими любовницами. Вот и все, любезные читатели. Зачем было некогда симпатичному, а ныне откровенно усталому режиссеру Олтману собирать для этой пустейшей, примитивнейшей и скучнейшей истории весь цвет современного английского кино, когда играть тут совершенно нечего и незачем, - для меня лично загадка похлеще тайны Роджера Экройда. (Виктор Распопин)

Из немедля вышедших в прокат фильмов XXIV ММКФ все-таки "Госфорд-парк" заслуживает отдельного внимания. "Просветление" забавно, но слишком уж легковесно, ему до действительного просвета - как до конца тоннеля. "Роковая женщина" чувствительна, но слишком уж меркантильна и предсказуема. Впрочем, фильм Олтмена тоже весьма предсказуем. Мы смотрели его с сестрой-близнецом, так она сразу догадалась, кто нож воткнул, а я - кто убил в натуре. Почти одномоментно мы сказали это друг другу. Можно еще ничего не знать про мотивы и способы, но при минимальном опыте чтения детективных романов интуиция не подводит. Сестра заявила, вообще вижу все такое каждое воскресенье в "Чисто английских убийствах". Под серии гладить приятно, но зачем билеты покупать? Так что вряд ли Олтмен снимал стилизацию детектива или даже пародию на него, как написали многие. Для пародии это чересчур занудно в своих бесконечных подробностях, которые так и не прекращаются после убийства. С другой стороны, жизнь английской аристократии 1932 года цветет, пышней некуда. В принципе Олтмен довел демонстрацию сословных ритуалов на тысячелетних газонах до полного совершенства. Его многофигурная композиция работает, как часовой механизм, от дождливой погоды до "Испано-Сюизы", от охоты до файф-о-клока, от резонерства старой герцогини до незапланированной беременности ее внучатой племянницы, и неслучайно ускорения, перевертыша, взрыва так и не происходит. Несмотря на действительно педалированно снятые "подозрения" - кража ножа, ноги убийцы, домашний концерт, когда все, как обычно, вроде бы друг друга видели, но кого-то все-таки не было, да и разгадка, в конце концов - ничего не меняется. Совершенство важней пародии, если для полноты его даже понадобилось неотъемлемое сословие прислуги. Роли слуг исполняют актеры, не менее знаменитые, чем сыгравшие господ. В числе первых - Хелен Миррен, Алан Бейтс, Ричард Грант, Эмили Уотсон, а вторых - Майкл Гэмбон, Мэгги Смит, Боб Балабан, Кристин Скотт Томас. Впрочем, отсутствие сословного конфликта тоже не ново. Все это было шестьдесят лет назад в "Правилах игры" Ренуара, с которых откровенно, как бы удостоверяя преемственность, скопирована сцена охоты. Только в "Правилах игры" в связи со случайным убийством перевертыш все же происходил, разрушая элегичность в кадре и подчеркивая элегию как жанр, а "Госфорд-парк" - не элегия так же, как не пародия. Фильм снимал Олтмен, который как начал с социальных мелодрам, так ими, судя по всему, закончит. Мелодрама трудно определима в "Нэшвилле" или "Прет-а-порте" именно потому, что социума там много, но теперь Олтмен постарел, и все гармонизировалось. Чему надо было вылезти, то и вылезло. Только приоткрывая разгадку, можно заметить, что вся проблема - в деторождении, в его, если отбросить ханжество, немеханической, естественной природе при таком совершенстве сословного механизма. При всем честном народе в кадре вообще нет маленьких детей. Слуги, конечно, умней господ, но все равно им хватает ума только на то, чтобы скрыть преступление. Двое самых умных из них и, кстати, самых породистых (Келли Макдональд и Райан Филип), не взирая на всю любовь, когда сам бог велел плодиться и размножаться, благополучно разъезжаются, согласно статусу. То есть Англия 1932 года - лишь пример социального механизма, который при любом совершенстве абсолютно бесплоден. И чем больше ты вписан в социум, тем меньше ты плодоносишь. Пачкать пеленки, галдеть и приставать с вопросами никто тебе не будет. Столь сентиментальный смысл "Госфорд-парка" свидетельствует о том, что сам Олтмен давно уже дедушка. Но присутствие хоть какого-то смысла выгодно отличает фильм от других жанровых поделок минувшего фестиваля, и обусловившее его занудство можно счесть как недостатком, так и скрытым достоинством. (К. Тарханова)

Высшая несправедливость по отношению к москвичам, что этот фильм выходит в летнюю жару. Детектив об убийстве в поместье Госфорд-парк, произошедшем в ходе ноябрьской охоты 1932 года, надо смотреть, когда темнеет рано, в вентиляционных трубах гудит промозглый ветер и дамы в натопленном зале кутаются в мех. Это тот тип неспешного викторианского развлечения, которому внимают, как дети сказке на ночь - затаив дыхание и тая от уюта. В последний год мода на классический детектив была реанимирована ("Багровые реки", "8 женщин"), но никто не приблизился к канону, завещанному Агатой Кристи, так вплотную, как Роберт Олтман. И одновременно не взорвал его. Олтман - один из двух великих, кому кинематографическая муза благосклонно позволила стариться, не теряя режиссерской формы (второй - Вуди Аллен). За 33 года работы он переснимал всех звезд англосаксонского кино (не дались только Марлон Брандо и собачка Лесси) и отметился во всех киножанрах, получив славу их ниспровергателя. Он вывернул наизнанку вестерн ("Буффало Билл, или Урок истории сидящего быка"), фильм нуар ("Долгое прощание"), военную драму ("Нераскрывшиеся парашюты"), гангстерский фильм ("Воры как мы"), пиратскую авантюру ("Попай"), комедию, которая сама по себе - вывернутая наизнанку реальность ("Калифорнийский покер"), и даже такой жанровый раритет, как фильм-концерт о рок-фестивале ("Нэшвилл"). Его можно назвать сюрреалистом от кино; если сюрреалисты подвергают сомнению систему восприятия человеком реальности, то Олтман подвергает сомнению систему восприятия человеком жанровых кодов. Если Олтман и убивает жанры, то делает это любя, бережно и затейливо играя с жертвой. К детективу он подбирается во второй раз: оказалось, что его можно равно успешно извратить двумя взаимоисключающими способами. В "Счастье Куки" (1999) он создал типичное для жанра румяное кино с выпуклыми характерами и репликами-ключами - только зритель с самого начала знал, что старуха сама покончила с собой, и наблюдал, как цепь логических размышлений, какую выстроил бы Эркюль Пуаро, отправляет на электрический стул невинного. В "Госфорд-парке" детективная интрига - самая настоящая, с двойным убийством, жирными и одновременно неуловимыми намеками на личность преступника и развязкой на последней минуте. Как в канонической экранизации Кристи "Смерть на Ниле" (1978), на вступительных титрах из поместья выезжает автомобиль. Только если в "Смерти" он плыл меж пышущих здоровьем летних полей, то у Олтмана тащится через слякоть, грязь и туман. В тумане - и детективный сюжет "Госфорд-парка". Он спрятан, как надпись в голографической картинке, в непрекращающемся говоре господ и слуг, какой бывает на самом деле, когда две дюжины давно не видевшихся друзей встречаются вместе. Выглядит это, как если бы роман Агаты Кристи экранизировала Кира Муратова или Сокуров времен "Скорбного бесчувствия". Только где у Муратовой малороссийский говорок, там у Олтмана смесь речи аристократов, крупной буржуазии, прислуги потомственной и прислуги, вышедшей из пролетариата. В этой речи присутствуют английский, шотландский, уэльский и калифорнийский акценты. Трюк Олтмана заключается в том, что, создав полноценный детективный сюжет, он сместил центр тяжести фильма. Он вообще лишил фильм центра тяжести. Детектив есть, но он ютится на обочине двух десятков сюжетов - линий столько, сколько и героев, которым, в общем-то, наплевать на убийство и нет дела до развязки. Интрига, за которую Агата Кристи удавилась бы, шарится, как собачонка среди гостей и слуг, но так и не удостаивается косточки. Затея Олтмана - сыграть самый кукольный из жанров как гиперреалистическое наблюдение за течением подлинной жизни - в отличие от полицейского расследования, зашедшего в тупик, удалась. Детектив, как показывает эксперимент, в реальности невозможен: лопотание жизненных интересов, классовых амбиций, личных темпераментов зажует любую интригу, как плохой магнитофон кассету. И жизнь, по Олтману, - то же месиво под колесами развалюхи спившейся графини. (Алексей Васильев)

Великий Роберт Олтмен никак не может меня удивить. Понимаю, что это - целиком и полностью моя проблема, но как-то не доходит до меня его творчество. Смотрю уже второй его фильм (первым был "Доктор Т и его женщины", чтоб им всем!), и не могу отделаться от мысли, что режиссеру абсолютно начхать на своего зрителя и на конечный результат. Он упивается самим процессом. Кстати, такой подход иногда дает просто грандиозный результат. Великие мастера, масштаба Тарковского или Кубрика, всегда играют со зрителем по своим правилам. Они нам навязывают свой мир - и мир этот в нас входит, даже если непонятен. Мир Олтмена - это океан деталей и намеков, в котором маэстро с упоением барахтается. Наблюдать за этим любопытно, но не более того. Класс режиссерский ощущается на каждом шагу, но что толку? Вся история существует, как в музее - за стеклом, за бархатными канатами. Ни подступиться, ни пощупать. Специально для поклонников Олтмена напоминаю: это мое частное мнение. Я его просто высказываю. Это не истина в последней инстанции. Более того: допускаю, что это мнение - ущербное и не стоит ни малейшего внимания. Вон, сколько в Интернете хвалебных од "Госфорд-парку" пропето! И везде называют Отлмена великим. Мне этого пока что не понять. Посмотрю еще пару-тройку фильмов этого умельца - тогда и буду судить окончательно. А пока выскажусь о том, что уже увидел. "Госфорд-парк" - это утонченная вариация на тему "чисто английского убийства". Действие происходит в усадьбе английского аристократа Уильяма Маккордла. К нему съехалась свора гостей - поохотиться и просто убить пару дней. Среди них кого только нет! Почтенная тетушка сэра Уильяма, Констанс, графиня Трэнтем, вечно клянчащая деньги у племянника. Энтони Мередит, лейтенант колониальных войск, расквартированных в Судане. Сухой, как галета, барон Стокбридж. Лорд Руперт Стэндиш. Достославный Фредди Несбит. Все - с супругами. Сливки британского общества. Среди них - голливудская звезда Айвор Новелло и его босс, мистер Моррис Уайзман. Практически у каждого, кто почтил своим визитом Госфорд-парк, есть слуга. Даже у мистера Уайзмана (он, как все американцы - демократ по убеждениям и повадкам) таковой имеется - правда, именуют его "помощником", и ведет он себя весьма нахально, тем не менее, размещается он в комнатах для прислуги. О, это - совсем другой мир! Здесь слуг называют не по их собственным именам, а по именам их хозяев ("Мы чтим старые английские традиции" - говорит домоуправительница миссис Уилсон). Этот мир параллелен тому, в котором вращаются хозяин имения и его высокородные гости, и соприкасаются две вселенные лишь в нескольких точках, где, собственно, плоды трудов прислуги перетекают в сферу жизнедеятельности благородного общества. Тут - своя иерархия, своя "светская жизнь". Если хозяева обсуждают политику и искусство, то слуги - житейские и любовные похождения своих хозяев. "Наверху" не развратничают - если хозяевам хочется погулять, они либо спускаются "вниз", либо привлекают людей "снизу" для разврата. В невероятном многообразии персонажей и типажей - сила и слабость "Госфорд-парка". Сила - в том, что за каждым из участников представления прорисован своеобразный характер. Поскольку Олтмен никуда не торопится, и поскольку он - великий мастер детали, то портреты получаются весьма выразительными. Однако, поскольку живописуемых людей - не счесть, в конце концов, их показ становится самоцелью и отвлекает от того, что можно условно считать сюжетом. Ах, да, совсем забыл: конечно же, в английском особняке убьют одного из участников высокого собрания (не скажу, кого - хотите, прочитайте у других рецензентов). За что Олтмену можно многое простить - так это за пресловутую британскую "атмосферу". Что-то в ней есть самодостаточное. К ней можно приложить кого угодно и что угодно, в любом случае, будет выглядеть колоритно и добротно. Жить, как обеспеченные англичане 30-х годов, сейчас невозможно, имей ты хоть все акции мира. Хотя порой очень хочется. Вот я и говорю - "атмосферу" Олтмен воссоздал превосходно. Ну, а то, что фильм получился скучным - так ведь именно потому и получился, что "атмосфера" работает. Это в Южном Бронксе все кипит и взрывается. В усадьбе Уильяма Маккордла - совсем иное мироустройство. (Джон Сильвер)

Уже почти не старая Англия - 1932 год. Сэр Уильям Маккордл (Майкл Гэмбон) приглашает друзей в свое поместье Госфорд парк на старинное английское развлечение - охоту. Сам сэр Маккордл уже стар, но еще крепок. Он еще вполне способен получать удовольствие от этой жизни с ее небольшими радостями: женщинами, выпивкой, отменной едой и всяческими увеселениями. При всем при этом сэр Маккордл - классический англичанин, свято блюдущий традиции, потому что он, как и многие другие представители угасающей британской аристократии, чувствует, что уже все! Они все живут на закате великой империи! Очень скоро произойдет передел мира, и знаменитые аристократы, составлявшие основу существования Великобритании, если не исчезнут, то очень сильно изменятся. Они станут совсем, совсем другими... Впрочем, и на встрече у Маккордла уже видны приметы нового времени. Ведь далеко не все посетители Госфорд парка - потомственные высокородные аристократы. Среди серебра блестящего общества затесалось несколько медяков, которые, правда, занимают достаточно высокое положение в социуме, однако их родители - скажем так - в детстве лежали вовсе не в кружевных пеленках. Перво-наперво, это американский продюсер Морис Уэйссман, который мало того, что из семьи каких-то стряпчих, так еще и... В общем, сами понимаете, кто он с такой фамилией. А мы, английские аристократы, к этим всяким там айсбергам, вайсбергам и прочим рабиновичам относимся ничуть не лучше, чем в старые времена. Но приходится терпеть. Потому что закат империи. Потому что в наши ряды пробираются какие-то известные америкашки с большими деньгами, и мы вынуждены с ними общаться. Новые времена, ничего не поделаешь. Но и наше общество - что уж тут скрывать - уже далеко не безупречно. Чего стоит, например, актер Айвор Новелло (Джереми Нотэм). Зачем сэр Уильям его вообще пригласил? Ну да, этого актера любит вся Англия. Но мы-то - вовсе не вся Англия. Мы - ее лучшая часть. Да, мы с удовольствием смотрим спектакли, фильмы и даже аплодируем всем этим новелло и уэйссманам. Мы можем после спектакля зайти к ним в гримерку и даже пожать им руку. Не снимая перчаток, разумеется... Но быть с ними вместе два дня?!! На охоте?!! У сэра Уильяма?!! Впрочем, дорогой сэр Уильям всегда отличался некоторой эксцентричностью. Рассказывают, что доблестный сэр раньше любил брюхатить своих работниц. Тех, конечно, какие посимпатичнее. Да-да, а вы что, не слышали? Но это, как вы понимаете, строго между нами. Мы, подлинная аристократия, не должны выносить сор из избы. Тем более, что ничего плохого в поведении сэра Уильяма, разумеется, нет. Аристократ имеет полное право посеять королевский овес. Где этот плебс еще возьмет свежую кровь, где? Ее уже почти и не осталось... Чудесный фильм. Остроумный, захватывающий и невероятно стильный. Роберт Олтмен всегда блестяще снимал социальную сатиру. Причем окружал ее таким красивым, ироничным и забавным антуражем, что сатира смотрелась как комедия или мелодрама, а все шпильки Олтмена замечались далеко не всеми, в результате чего некоторые его фильмы были явно недооценены зрителями (как, например, замечательная картина "Высокая мода" и очень умная "Доктор Т и его женщины"). Причем социальная сатира - жанр довольно сложный. Чуть вправо - скатишься к обычному злобствованию, и тебя обвинят в элементарной зависти. Чуть влево - сатира превратится в смакование предмета исследований, и над тобой просто будут смеяться - тоже мне, сатирик. У Олтмена получается сделать почти невозможное. Он, с одной стороны, достаточно саркастичен при показе тех или иных социальных групп, но с другой - вполне понятно, что он их все-таки любит и к ним снисходителен. Иногда он прямо-таки грустит, что подобные люди или явления скоро исчезнут. А иногда радуется, что все это будет существовать еще долго, при этом отводя себе роль наблюдателя и рассказчика, который не торопится хвалить или обвинять, а просто исследует явление, без каких-либо оценок или морализаторства. При этом он всегда на редкость точен в изображении того среза общества и той эпохи, которые демонстрируются в картине. В "Госфорд Парке" обстановка аристократической Англии тридцатых годов прошлого столетия показана невероятно точно, и трудно поверить, что это снимал американский режиссер. Ведь точность в деталях никогда не отличала голливудских постановщиков, особенно когда они снимают что-нибудь не из американской действительности. Но Олтмен к постановке картины подошел со всей серьезностью. История о том, как снимали картину - сюжет для отдельного фильма. Создатели "Госфорд Парка" пригласили большое количество консультантов - английских старичков и старушек, в свое время служивших в подобных домах, - и для фильма очень аккуратно и точно выверяли абсолютно все: жесты, фразы, антураж, посуду, одежду и так далее. Кроме того, "Госфорд Парк" - фактически английский фильм. Олтмен пригласил только двух американских актеров (которые и играли американцев, причем Боб Балабан, изображающий продюсера Уэйссмана, также является соавтором сценария), но практически все остальные актеры - англичане. Ну и, кроме того, снималась картина в Англии. Поэтому достоверность - потрясающая. Но! Вовсе не достоверность составляет основную прелесть этого фильма. Олтмен великолепно умеет исследовать и показывать всевозможные тонкости взаимоотношений людей различных социальных слоев и категорий. "Госфорд Парк" с этой точки зрения - просто шедевр! Английская аристократия: вырождающаяся; богатая и высокомерная; высокомерная и бедная; новая аристократия, попавшая в высший свет благодаря каким-то заслугам; новая аристократия, попавшая в высший свет благодаря браку. Кипящий котел, террариум задушевных врагов, который, тем не менее, снаружи выглядит как довольно милая компания. Обслуга: профессионалы экстра-класса, эдакие "бэрриморы"; новая обслуга, которая уже не настолько трепетно относится к своему занятию, как профи; незаконнорожденные изгои, вынужденные существовать не в своем классе, не принятые при этом в обществе и чужие среди лакеев. В общем, довольно большой спектр различных социальных слоев и расслоений. Олтмен ухитряется в одном фильме показать несколько десятков характеров, завязать несколько сюжетных ниточек, каждая из которых могла бы послужить отдельному фильму, причем все это скрещивается в водовороте хоть и размеренных, но весьма интересных событий. Однако Олтмен - это вовсе не заторможенный в пространстве и времени Гай Ритчи для эстетов. Просто у Олтмена не экшн. Ему не нужно закручивать тугую пружину из характеров и разветвлений сюжета, чтобы потом раскрутить ее так, чтобы у зрителей сорвало крышу от восторга и перенасыщения. Олтмен любит исследовать. Аккуратно, скрупулезно и со вкусом. Зато от его глаза не укроется ничто - ни одна значащая деталь. Кроме всей мешанины характеров и взаимоотношений в картине в какой-то момент даже появляется детективная составляющая, хотя убийство после примерно часа двадцати от начала фильма - это совершенно не типично для детективов. Но это и не детектив. И уж тем более - не комедия. Честно говоря, я понятия не имею, с какой стати этот фильм в базах относят к комедиям. Или это чья-то неудачная шутка, или я какой-то не тот фильм смотрел. Сатира - да, сколько угодно. Но сатиру называть комедией - так же глупо, как трагикомедию именовать драмой. "Госфорд Парк" - это драма. Даже детективная драма, потому что последняя треть фильма проходит под эгидой детективного расследования. Но суть там не в детективе. Суть во взаимоотношениях персонажей. Актеры для фильма подобраны бесподобно и играют бесподобно. Вряд ли имеет смысл перечислять каждую роль, потому что все они по-своему хороши. Впрочем, есть особенно заметные роли, которые просто нельзя не упомянуть. Во-первых, это блистательная Мэгги Смит, сыгравшая графиню Трентамскую. Та самая старая, но уже обедневшая аристократия. Классические повадки, презрительный взгляд, весьма забавная манера общения со своей служанкой (высокомерие вместе с готовностью посплетничать на довольно интимные темы), а дальше диалоги, диалоги и диалоги - восхитительные. Настоящий стиль и настоящий класс. Ею и восхищаешься, и презираешь эту напыщенную графиню, и слегка жалеешь - потому что их время ушло. Практически ушло. Во-вторых, Майкл Гэмбон, сыгравший сэра Уильяма. Старый, но еще крепкий английский сэр. Со всеми присущими английскому сэру добродетелями - они же пороки. Властный, твердолобый, упрямый. Конечно же, негодяй. Конечно же, наказан, даже с оттенком некоей морали - когда-нибудь приходится расплачиваться за грехи юности. Впрочем, с морализаторством Олтмен не перегибает. Сэра Уильяма могли и не наказать. Ничего бы не изменилось. Просто его смерть создала определенный оживляж и вывела на сцену... Великолепного Стивена Фрая, играющего в этом фильме инспектора Томпсона. Да-да, Стивен Фрай здесь вовсе не Дживз - "Indeed, sir". Стивен Фрай - инспектор. Из простонародья. Однако он понимает, в каком обществе он находится и как деликатна его задача. Фрай великолепен, как всегда. Его Томпсон - очень забавен и даже комичен. О! теперь я понял, почему "Госфорд Парк" вдруг назвали "комедией". Это из-за Фрая! Только из-за него! В-третьих... Впрочем, не имеет смысла характеризовать всех актеров. Их там слишком много. И все играют замечательно. Остановлюсь только на голливудском актере Райане Филлиппе ("звезда" фильма "Жестокие игры" и по совместительству - муж очень известной актрисы Риз Уизерспун). Он довольно хорошо сыграл - Леонардо Ди Каприо. Просто один в один. Очень похож. Правда, на мой взгляд, сам Ди Каприо в этой роли выглядел бы лучше. Менее претенциозно и более тонко. Райан Филлипп, играющий американского актера (вынужденная тавтология) - сноба и педераста - чуть более искусственен, чем необходимо. И в этом он проигрывает остальным актерам. Точнее, на их фоне это просто достаточно хорошо заметно... Кстати, отзывы на этот фильм - очень и очень разные. Впрочем, как и на другие картины Олтмена. Одни его считают занудным морализатором. Другие уверяют, что все это смертная тоска, и что Олтмену наплевать на зрителя, потому что ему важен сам процесс съемки. Третьи заявляют, что Олтмен зарывается в деталях и частностях, которые абсолютно неинтересны зрителю. Ну а четвертые... Четвертые от его фильмов пребывают в таком же восторге, как и я. Мне приходилось слышать, что "Госфорд Парк", дескать, очень напоминает фильмы, поставленные по Агате Кристи. Я возмущен таким определением. Это все равно что сравнивать Толкиена с Джоан Ролинг. Нельзя сравнивать принципиально разные вещи. "Госфорд Парк" - это вам не какой-нибудь детектив. Это срез эпохи, сделанный мастером своего дела. Практически впервые - в такой форме - подробно и со всеми деталями показаны взаимоотношения не только в верхнем слове английского общества, но и среди их слуг. Причем это все демонстрируется совершенно параллельно - верх и низ. И в этой параллельности - самый сок. Потому что видишь, насколько низ и верх являются фактически слепком друг с друга. Лакеи тоже делят друг друга на тех, кто рожден лакеем - то есть, является высшим обществом, - и не рожден лакеем. Они тоже кичатся своими манерами, приверженностью традициям. Они так же свысока смотрят на всяких выскочек, чьи родители не были мажордомами или поварами в графских домах. Они точно такие же, как и их хозяева. Законы сословия - пусть даже лакейского - для них священны. С другой стороны, и это Олтмен также очень четко подмечает, лакеи все-таки отличаются от своих хозяев. В мелочах. Например, когда знаменитый актер Айвор Новелло - принимаемый, но презираемый этим высшим светом, - начинает играть на рояле и петь, высший свет делает вид, что совершенно не слушает этого знаменитого парня без роду без племени. Зато прислуга - все, как один - толпится за дверями, вслушиваясь в божественные звуки песен Новелло. Они все-таки не из высшего общества. Им не зазорно продемонстрировать, что Новелло поет великолепно... Ладно, пора резюмировать. Олтмен, на мой взгляд, достиг определенной вершины в своем творчестве. Тут и прекрасная постановка, и тончайшие психологические нюансы, и великолепная игра актеров, и совершенно потрясающее и точное воссоздание эпохи. Даже небольшая детективная составляющая ближе к концу фильма не прекращает "Госфорд Парк" в детектив или комедию. Это блестящая социальная драма, снятая настоящим мастером. Я в восторге. Однако большинство из вас, вероятно, найдет фильм скучноватым или неинтересным. Но я вовсе не собираюсь противопоставлять себя и вас, дорогие читатели. Просто Олтмен не всем нравится. Это не зависит от наличия ума как такового. Это зависит исключительно от склада ума. Оценки по пятибалльной системе. Зрелищность: 5. Актерская игра: 5. Режиссерская работа: 5. Сценарий: 5. Кратко о фильме: прекрасный фильм. (Алекс Экслер)

I. Памяти Роберта Олтмена: Роберт Олтмен - один из моих любимых режиссеров, и каждый его фильм для меня - деликатес. Он прославился, как режиссер разговорного кино (к таким можно отнести Сидни Люмета, Вуди Аллена, Квентина Тарантино - в их фильмах диалоги играют существенную роль, хоть сами фильмы и различны по жанрам). Олтменовский стиль - это: вечная смена кадров, переход от одной группы болтунов к другой, второплановость и в то же время уникальность массы деталей, выступающих фоном к беседе, события построены в строгой хронологии, однако упомянутое прошлое в разговорах может причудливо перекликаться с происходящим вокруг людей настоящим, ирония сквозит в каждом показанном кадре - она то блещет в диалогах, то таится в одежде, мимике, поведении героев, то замаскирована под статичные кадры - стоящие здания, показанное кулинарное блюдо, изысканный пейзаж. Во всех фильмах Олтмена смерть человека - лишь еще одно событие среди остальных событий, сменяющих друг друга, тем самым, Олтмен упирает на обыденность, прозаичность жизни, состоящей из бессмысленного, по сути своей, набора трескотни людей. В фильмах Олтмена нет начала и не предвидится конца: любой его фильм - это малейший отрывок мировой жизни, показанный крайне минималистично и предельно сжато, сухо, как только может смотреть под микроскопом на бактерию профессиональный ученый. Жизнь у Олтмена показана во всевозможных ее проявлениях: «Доктор Т и его женщины» - жизнь ловеласа; «Высокая мода» - жизнь безумия и абсурда светских людей; «Свадьба» - жизнь поколений; «Компаньоны» - жизнь коллектива; «Госфорд парк» - жизнь нации. При всем этом, Олтмен никогда не разменивался на т. н. «драйвовые» сцены, от которых у зрителей, как правило, «срывает крышу от восторга». Он был выше этого, и снимал всегда скрупулезно и достойно медленно, хоть и события лихорадочно сменяли друг друга в фильме. Роберт Олтмен был великим режиссером, гением современности. Его кинофильмы - это тот самый кусок кинематографа, что никогда не померкнет и не заплесневеет, он способен выдержать проверку временем, и всегда оставаться актуальным, сторонясь при этом политики и злободневности. Мне нравятся его фильмы за реалистичность. Но не ту, что так любят ляпать голливудские продюсеры на свои проекты с маркой «основано на реальных событиях», а именно ту, от которой отдает жизненным опытом и мудростью. Несмотря на некоторую свою занудность и отстраненность, Олтмен снял фильмы, где можно сочувствовать героям, потому что они, как и мы, зрители, люди, в чьих жилах течет настоящая, а не сценарно-киношная кровь… II. Реальные иллюзии: В фильме «Госфорд парк» американец Олтмен смело решил рассказать зрителям о том сложном периоде для Англии, когда фактически империя умерла, но номинально жила-поживала внутри большинства жителей Туманного Альбиона. Во всем фильме (в героях его, в их поступках, в их ощущениях, экстерьере и интерьере замка) сквозит омертвелость, прикидывающая живостью. И главное олицетворение этой омертвелости - традиции, которые соблюдают герои фильма, пусть то прописанные, пусть то негласные. Это и чаепитие в пять часов, и привычное обсуждение сплетен дам со своими камеристками, и холодное высмеивание присутствия среди элегантной и достопочтенной публики какого-то актеришки, и охота на птиц, и беседы ни о чем за обеденным столом - все герои бледны и неестественно живые. Они живут точно по невидимому для иностранцев режиму. Поэтому, кстати, заметно выделяются отдельные персонажи фильма (например, американский продюсер Вайсманн, актер Айвор Новелло, бесцеремонный слуга продюсера - они либо иностранцы, либо «отбросы» общества, не элита). Грустно наблюдать, как прежняя страна погибла, а люди, словно маятники, пытаются жить по прошлым правилам, но на деле они живут, как чужие в своей стране. Вот почему смерть в фильме ничего не меняет - мертвец уже давно умер. Кто-то возразит и скажет, что в фильме заложено моральное осуждение поступка самодовольного, как Господь Бог, лорда, который бросает на произвол судьбы собственных детей, рожденных от служанок. Это лишь положение вещей, которое тоже стало традицией - лорд Уильям МакКордл - лишь один показанный такой образ из многих в стране. Да, трагедия в фильме есть, и она раскрыта в образе «идеальной прислуги» (блестящая роль Хелен Миррен, за которую она была номинирована на премию «Оскар»). Но это, опять же, лишь мазок профессионального художника, раскрывающий общество того времени и той, умершей, эпохи. «Госфорд парк» - это фильм о реальных иллюзиях, имеющих место в периоде истории каждой страны, когда жители ее находятся на переломном моменте развития государства и общества. III. Напутствие от Олтмена: Наверное, в каждом фильме присутствует свой глубинный смысл (под фильмом подразумевается искусство, рожденное отдельным представителем кинематографа, созданное с определенной идеей и целью донести суть этой идеи до зрителей какими-то определенными (разумеется, симбиоз: операторскими, актерскими, композиторскими, сценарными) способами; а вовсе не какая-то киножвачка от любителя сорвать большой куш в кинопрокате). Есть он и в фильме Олтмена. Кратко и четко озвучиваю его в одной фразе: «Не дайте своей душе превратиться в Госфорд парк». 10 баллов из 10. Не побоюсь этого слова - шедевр. (Брайан Барнард)

«Госфорд Парк» - это даже не вполне детектив в традиционном смысле этого слова. Это безупречная дань классическому жанру - и вместе с тем его развенчание, ироничное, но по-британски деликатное и выдержанное. Совсем как тот чинный камердинер из анекдота, сообщающий: Темза, сэр… Золотая эпоха аристократии закончилась, и люди знатного происхождения не выдерживают конкуренции с талантливыми и предприимчивыми дельцами, зарабатывающими своим трудом. Мало того, особы голубых кровей оказываются совершенно несамостоятельными, они не способны обходиться без прислуги. Задолго до Олтмэна об этом говорил еще Вудхауз: в его романе «Не позвать ли нам Дживса?» незадачливый Берти Вустер учится самостоятельности в специальной школе для аристократов, но, как выясняется, безуспешно. Для Роберта Олтмена эта небезынтересная мысль стала и целью, и средством изображения. Прислуге в картине отводится значительная роль, и это одно из главных отличий «Госфорд Парка» от традиционных детективов. Нам словно показывают традиционный английский дом в поперечном разрезе, уделяя нижнему ярусу гораздо больше внимания, нежели верхнему. Кроме того, глазами расторопной и наблюдательной прислуги (в частности, горничной Мэри) мы видим многие события, в том числе от ее внимания не ускользает истинный убийца. Главные герои фильма - камердинеры и горничные, дворецкие и кухарки, а вовсе не избалованные великосветские господа. Хотя у Олтмена нет ни намека на «торжество пролетариата» или «притеснение низших классов». Что до господ, то у каждого, по закону жанра, свой скелет в шкафу. Но нам об этом сообщается только мельком, и уж точно зритель не дождется кульминации, как это бывает в классических детективах, когда сыщик собирает всех в гостиной и объявляет имя преступника, раскрывая страшную тайну каждого из гостей. А зачем? Олтмен словно подшучивает над нами, зрителями, словно говорит: вам не нужно знать подробностей, вы и так знаете их из всевозможных детективов. Он вновь и вновь подчеркивает предсказуемость сюжетных ходов, банальность мотивов и стандартный набор гостей-подозреваемых. Однако «Госфорд Парк» - не откровенная гротескная пародия, а вполне серьезное произведение, исполненное тонкого и деликатного британского юмора. Настоящий образчик этого юмора - сцены, где инспектор Томпсон опрашивает гостей. Тут-то и вспоминаешь Монти Пайтона и «Немного Фрая и Лори» с их озорным, умным юмором и комиков непременно с невозмутимой чинной физиономией на лице. Великолепный Стивен Фрай, который так и сияет королевским лоском, в роли традиционного недалекого полицейского не вызывает ни капли досады и раздражения, которые неизменно сопутствуют подобным персонажам в картинах о Шерлоке Холмсе и Пуаро. Между прочим, подобно Олтмену, который намеренно ввел в сцены несколько ругательств, чтобы не допустить несмышленых детей до просмотра «Госфорд Парка», Фрай с его эталонным выговором и безупречным чувством стиля, как ни парадоксально, имеет в Британии репутацию того еще сквернослова. И наконец, чтобы совершенно убедиться в отличии этой картины от прочих британских кинорасследований, зададим справедливый вопрос: кто из героев узнает имя убийцы, прежде чем уехать из поместья? На общем фоне, где аристократы решают денежные проблемы, а прислугу заботит быт хозяев, кто проявляет интерес к совершенному преступлению? Если воспринимать происходящее на экране через призму этих справедливых вопросов, то многие события и диалоги кажутся смехотворными, до издевательства нелепыми. И совершенно соответствующими общей идее фильма. «Госфорд Парк» - это многослойная стилизация, в известной мере доведенная до театральности, здесь у каждого свой типаж, своя роль. Это срез традиционного викторианского дома и быта в целом, где нижним этажам отдано больше и внимания, и симпатии автора. А детективная история - всего лишь излюбленный повод собрать в одном месте множество колоритных персонажей и заставить зрителя поломать голову над их поступками и помыслами. А то и по-доброму потешиться над старым добрым британским детективом. (kr_sangerin)

Посмотрев фильм с год назад, я пришел в выводу, что он скучен. Но вот парадокс: через несколько месяцев после просмотра я уже хотел повтора сеанса. Видимо, меня все-таки очень здорово подкупила истинно-английская атмосфера со всеми их убийствами, чаепитиями (бесконечными), церемониалом и т. д. Фильму очень пошло на пользу, что место действия - довоенная Британия, а не современный рациональный мир. Тем интереснее было наблюдать за еще живыми, но уже немного натужными попытками героев быть англичанами. Кино по-красивому грустное. Особо счастливых героев я не обнаружил - у всех свои маленькие и не очень маленькие заморочки. Но с какой филигранной тонкость Олтман творит своих героев (не без участия актеров, естественно)! Это кино эмоций, кино безумно атмосферное. Его нужно принимать время от времени для создания особого меланхоличного настроения. Эти герои, ситуации, стиль съемок, салонно-сигарная музыка Патрика Дойла - все это хочется смаковать, наслаждаться всей материей фильма. Здесь даже нет смысла говорить об отдельных актерах и актрисах, ибо режиссер заставил всех отыграть свои роли если не на пределе возможностей, то уж точно на очень высоком уровне. Фильм совершенно пустой для неподготовленного зрителя (например, для тех, кто отписывется о фильмах «Круто» и «Отстой») и удивительно наполненный своей особенной материей для ценителей медленного вкрадчивого кино. Красиво. Как творчество Морриконе: многие его темы запомнить сложно - важно скорее само звучание музыки, оттенки, мотивы, переливы, окраска. Лично я так вижу это творение покойного Олтмана. (Buckbeak)

comments powered by Disqus