на главную

ЧЕРНАЯ КОШКА, БЕЛЫЙ КОТ (1998)
CRNA MACKA, BELI MACOR

ЧЕРНАЯ КОШКА, БЕЛЫЙ КОТ (1998)
#20759

Рейтинг КП Рейтинг IMDb
  

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Комедия
Продолжит.: 124 мин.
Производство: Югославия | Франция | Германия | Австрия | Греция
Режиссер: Emir Kusturica
Продюсер: Karl Baumgartner
Сценарий: Emir Kusturica, Gordan Mihic
Оператор: Thierry Arbogast
Композитор: Vojislav Aralica, Dr. Nele Karajlic, Dejan Sparavalo
Студия: CiBy 2000, Pandora Filmproduktion, Komuna, Bayerischer Rundfunk (BR), Canal+, Filmforderung Hamburg, Filmstiftung Nordrhein-Westfalen, France 2 Cinema, October Films, Stefi S.A., Osterreichischer Rundfunk (ORF)

ПРИМЕЧАНИЯWEB-DLRip. шесть звуковых дорожек: 1-я - проф. закадровый двухголосый перевод (Екатеринбург Арт) [5.1]; 2-я - проф. закадровый двухголосый (R5) [5.1]; 3-я - проф. закадровый многоголосый (СТС); 4-я - проф. закадровый двухголосый (REN-TV); 5-я - авторский (Ю. Сербин); 6-я - оригинальная (Sr) [5.1] + субтитры.
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Bajram Severdzan ... Matko Destanov
Srdjan Todorovic ... Dadan Karambolo
Branka Katic ... Ida
Florijan Ajdini ... Zare Destanov
Ljubica Adzovic ... Sujka
Zabit Memedov ... Zarije Destanov
Sabri Sulejmani ... Grga Pitic
Jasar Destani ... Grga Veliki
Stojan Sotirov ... Bulgarian Customs Officer
Predrag Lakovic ... Priest
Miki Manojlovic ... Priest
Salija Ibraimova ... Afrodita
Zdena Hurtocakova ... Black Obelisk
Adnan Bekir ... Grga Mali
Irfan Jagli ... Bodyguard

ПАРАМЕТРЫ частей: 1 размер: 4852 mb
носитель: HDD2
видео: 1280x692 AVC (MKV) 3500 kbps 25 fps
аудио: AC3-5.1 384 kbps
язык: Ru, Sr
субтитры: Ru, En
 

ОБЗОР «ЧЕРНАЯ КОШКА, БЕЛЫЙ КОТ» (1998)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

Два цыганских барона, сколотившие свои состояния на темных делишках, тем не менее умудрились сохранить взаимное уважение и искреннюю дружбу, хотя и не виделись 25 лет. И теперь, разменяв девятый десяток, им приходится расхлебывать кашу, которую заварили их многочисленные потомки. Миллионные сделки с мафией, погони за убежавшими невестами, безумные цыганские праздники и дерзкие ограбления, пламенная любовь и хладнокровный обман - все это снова вовлекает их в стремительный круговорот жизни. Такая сумасшедшая гонка и мертвого может поднять из могилы…

Съемки начались в Будапеште в сентябре 1996, а вышел фильм в 1998 году. Кустурица снова возвращается к близкой для него теме цыган, только на этот раз все гораздо веселее, комичней и праздничней. Хотя иногда веселье принимает несколько истеричные и карикатурные формы. Сюжет здесь играет роль обычной вешалки или манекена, а уж Кустурица его наряжает, благо фантазии ему не занимать. Небогатый цыган затевает аферу с покупкой двадцати цистерн бензина из Иордании, занимает под это дело деньги, его обманывают, а за уплату долга кредитор требует, чтобы сын цыгана женился на его сестре-карлице по имени Афродита. Парень любит другую, карлица хочет замуж только по любви, но после многочисленных приключений со стрельбой, пьянками, танцами и музыкой все заканчивается благополучно. Снята вся эта ярмарка на Дунае. (М. Иванов)

ПРЕМИИ И НАГРАДЫ

ВЕНЕЦИАНСКИЙ КИНОФЕСТИВАЛЬ, 1998
Победитель: Серебряный лев за лучшую режиссерскую работу (Эмир Кустурица), Малый золотой лев (Эмир Кустурица), Приз «Laterna Magica» (Эмир Кустурица).
Номинация: Золотой лев (Эмир Кустурица).
ЕВРОПЕЙСКАЯ КИНОАКАДЕМИЯ, 1998
Номинация: Лучшая операторская работа (Тьерри Арбогаст).
ГОЙЯ, 2000
Номинация: Лучший европейский фильм.
МЕЖДУНАРОДНОЕ БИЕННАЛЕ КИНОМУЗЫКИ, 1999
Победитель: Приз за лучшую музыку к фильму («Доктор Нелле» Караджлич).

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

После своих трагичных фильмов «Время цыган» и «Подполье» Кустурица снял абсурдно-безумную комедию, полную жизнерадостной музыки, неотделимой от фильма и югославского колорита. На фестивале в Венеции, после просмотра картины критики (что бывает крайне редко) аплодировали ей стоя.
Рабочее название фильма - «Акробатическая музыка».
Фильм, отрывок из которого смотрит Грга, где звучит фраза «Я думаю, это послужит началом большой дружбы», которую он каждый раз повторяет - «Касабланка».
Когда бабушка Иды зачитывает список подарков на свадьбу, она произносит: «Кухонные весы и маленькая лодка от Эмира Кустурицы».
Название ресторана «Црни обелиск» взято из романа Э. М. Ремарка «Черный обелиск», а дама, извлекающая гвоздь, ни кто иная, как жена Карла Бриля - фрау Бекман.
Матко Дестанов в моменты восторга восклицает: "Марадона!". Режиссер таким образом передает через фильм привет своему другу, знаменитому футболисту Диего Марадона.
Язык оригинала - романи (цыганский).
«Кустурица вернулся к цыганской тематике, к оптимистичному и грубоватому юмору» - «Telerama».
«Охоту на медведей, львов и пальмовые ветви он (Кустурица) уже прошёл. Теперь он может позволить себе веселиться и снимать кино в своё удовольствие. Вполне возможно, что этот фильм станет первым в новой карьере Кустурицы - направленной не на фестивальные успехи, но на эстетику и гедонистическую манеру создания фильмов» - «Courrier des Balkans».
Саундтрек (The No Smoking Orchestra): 1. Bubamara (main version); 2. Duj Sandale; 3. Railway station; 4. Jek Di Tharin II (new version); 5. Daddy, don’t ever die on a friday; 6. Bubamara (Vivaldi version); 7. Daddy’s gone; 8. Long vehicle; 9. Pit Bull; 10. El Bubamara pasa; 11. Ja volim te jos / Meine Stadt; 12. Bubamara (tree stump); 13. Jek Di Tharin; 14. Lies; 15. Hunting; 16. Dejo Dance; 17. Bulgarian dance; 18. Bubamara (sunflower); 19. Black cat white cat; 20. Pit Bull (dance version) / Бонус.
О фильме на неофициальном сайте Эмира Кустурицы - http://www.kustu.com/w2/en:black_cat_white_cat.
В Санкт-Петербурге есть ресторан под названием «Чёрная кошка, белый кот».

СЮЖЕТ

Мелкому аферисту Матко Дестанову подворачивается возможность украсть двадцать цистерн с бензином. Для этого Матко решает занять деньги у Грги Питича, цыганского «барона» и близкого друга своего отца. Когда Грга интересуется здоровьем Зарие, Матко сообщает, что его отец умер. Из уважения к памяти своего друга Грга соглашается дать Матко деньги. Довольный, Матко собирается домой. Однако Заре, его сын, крайне возмущен отцовской ложью - на самом деле его горячо любимый дедушка всего лишь лежит в больнице. Вместе с духовым оркестром, Заре навещает дедушку. Веселая музыка мгновенно ставит старшего Дестанова на ноги, и он сбегает домой. По дороге Дестанов сообщает внуку новость: он продал свой карьер, и хочет оставить деньги Заре. Предложивший дело с цистернами богатый мафиозо Дадан Карамболо «кидает» Матко - присваивает себе и деньги, и вагоны, - и Дестанов ещё оказывается должен ему крупную сумму денег. Матко предлагает расплатиться отцовским карьером, но у него ничего не получается - оказывается, именно Дадан выкупил у Дестанова карьер. Дадан предлагает сделку: восемнадцатилетний сын Матко, Заре, должен жениться на сестре Дадана, карлице Афродите. Предложение вызывает у Матко неуверенный протест: и невеста - недомерок, и жених намного её младше, - но Дадан его даже слушать не хочет. Матко понимает, что попал в ловко подстроенную ловушку, но его попытка расквитаться с обидчиком заканчивается провалом. Матко вынужден согласиться. Грга Питич тем временем сам отправился поправить здоровье. В больнице его навещают два внука. Грга корит старшего (тоже Гргу), что тот никак не женится: сам Грга в его возрасте уже был женат в четвертый раз. Грга-младший отвечает, что никак не может найти свою любовь: дескать, женщин, чтобы развлечься хватает, а той, что «зацепила» бы нет. Идеалом жены он считает свою бабушку - пятую жену деда. Грга Питич сообщает внукам о своем намерении посетить могилу своего друга Зарие Дестанова. Жених и невеста не испытывают симпатии друг к другу: Заре любит красавицу Иду, а Афродита ищет мужчину своей мечты. Чтобы усмирить гнев сестры, Дадан даже опускает её в колодец, наперекор робким протестам двух других сестер. Заре от Иды, услышавшей разговор Матко и Дадана, узнаёт, что его собираются женить. Вместе с Заре они едут к дому Дадана и слышат, как бабушка Иды договаривается с Даданом о том, чтобы выдать Иду за него замуж. Оба решают изо всех сил сопротивляться своим свадьбам. Эпизод заканчивается тем, как Заре и Ида приезжают на мотороллере на поле подсолнухов и занимаются там любовью. Узнав от сына о грядущей свадьбе, Зарие Дестанов решает обратиться за помощью к Грге Питичу. Однако Матко врет и ему - дескать, Питич умер. Подумав, Зарие умирает - это должно расстроить свадьбу. Однако его план проваливается: даже узнав о смерти деда жениха, Дадан решает ничего не менять (мол, старику все равно, когда умереть - сегодня или через пару дней). Предприимчивый Матко затаскивает тело на чердак и обкладывает его льдом, дабы труп не успел разложиться. Попутно он обыскивает отцовские карманы в надежде отыскать деньги, вырученные от продажи карьера. Начинается свадьба, гуляет вся деревня, а на молодых почти никто не обращает внимания, чем и пользуется Афродита. Прячась под коробки, она сбегает со свадьбы. Дадан и Матко сразу же отправляются на поиски. Пока их нет дома, Заре, Ида и её бабушка переделывают сортир - они придумали хитроумный план относительно "мести" Дадану. Тем временем, Грга-младший ведет по лесу специально оборудованный фургон, в котором на каталке путешествует его дед. На крутом подъёме крепление каталки рвётся, и Грга Питич вместе со своим младшим внуком выскальзывает из фургона. Проделав солидный путь по лесу, каталка замирает только на краю обрыва. Обнаружив пропажу, Грга-младший идет искать деда. По пути он встречает сбежавшую Афродиту, и они узнают друг в друге свою вторую половину. Тут как раз поспевает Дадан, однако новоявленный жених никак не хочет отдавать свою судьбу. Спор с перестрелкой окончательно разрешает появление Питича: оказывается, Дадан его давний должник. Дадана принуждают капитулировать, и вместо одной свадьбы празднуют уже две - Афродиты с Гргой и Заре с Идой. Ночью умирает старый Грга, и Матко с Даданом привычно кладут тело на чердак. Наутро старики чудесным образом оживают - праздник продолжается дальше. Во время брачной церемонии Дадану, которому было подсыпано слабительное, приспичило пойти в уборную, к стене которой за колышек зачем-то привязана коза. Когда Дадан заперся, Заре свистнул, коза рванулась и выдернула колышек, в результате чего сиденье уборной рухнуло вниз, в испражнения на дне, вместе с Даданом. Его помощники бросают шефа: «Шеф, вы же в дерьме.» Заре и Ида сбегают на проходящий мимо белый пароход, на лодке под дулом пистолета заставляя чиновника муниципалитета быстро зарегистрировать брак. Проследив за ними, Матко видит, что деньги от продажи карьера дедушка Зарие спрятал внутри аккордеона, но уже ничего сделать не может. Дадан получает по заслугам, проваливаясь в дерьмо. Оттуда его решается вытащить только Матко. Наблюдая за сценой, в которой Матко поливает Дадана из шланга водой, Грга Питич повторяет (по-английски) свою любимую фразу из фильма «Касабланка»: «По-моему, это начало прекрасной дружбы». Классический хеппи-энд, что подтверждает и соответствующий титр в конце фильма: «Счастливый конец».

Последний на сегодняшний момент фильм Эмира Кустурицы, который, вроде бы (по мелькнувшим сообщениям в прессе) оставил кинематограф. Верится в это с трудом, да и чрезвычайно жаль было бы, если бы это на самом деле было так. Однако, после "Кошки" прошло уже четыре года, и за это время блистательный югослав в самом деле ничего не снял, во всяком случае, в области художественного кино, лишь снялся сам, сыграв главную роль в не более чем средней картине Патриса Леконта "Вдова с острова Сен-Пьер". "Черная кошка, белый кот" - великолепный фарс из истории постсоциалистического бытия югославских цыган и очевидная автопародия, точнее, может быть, альтернативная версия истории, рассказанной режиссером в 1989 году, в фильме "Время цыган". Если "Время..." было больше всего пародией на "Крестного отца" Копполы, то "Кошка" - скорее пародия на голливудские комедии положений, очень смешно, вдохновенно обыгрывающая и кино европейское. Сюжет этой картины, право, не стоит пересказывать: балаган (а здесь - прав М. Иванов, автор маленькой рецензии в "Видеогиде" - именно балаган на "прекрасном голубом Дунае") он и есть балаган, в нем надо или участвовать, или, на худой конец, соучаствовать. Балаган предполагает изобилие штампов, лихое веселье, животный хохот, хэппи энд и тому подобное. Кустурица все это даже и с лихвой, с калейдоскопической скоростью в своей картине и наворачивает, старательно упрятывая тайный смысл - печальную улыбку мудреца - в головоломные перипетии, связанные с нашей вечной славянской житейской нищетой и вечным же блеском выдумки, на которую, все знают, именно голь-то и хитра, не забывая и про любовь, обязательно рифмующуюся с кровью, возвращая знакомых персонажей и актеров из собственных прежних фильмов, оживляя мертвецов, плодя бесконечных двойников, под конец отправляя "хороших" в загс, а "плохих", тех, "кто есть who", как сказал один наш президент, "моча в сортирах", в точном соответствии с тем, как выразился недавно другой отечественный сочинитель афоризмов. Фильм блестящий, мажорный, смешной, эротичный, тонкий и одновременно доступный зрителю любого уровня, фильм, конечно, пародийный, однако сделанный прежде всего для нормального человека, то есть для не для критика, а для зрителя, погружающегося на два часа в художественный мир с головой и не склонного выискивать намеки да отсылки, а просто всей душой радующегося или печалующегося вместе с персонажами рассказываемой истории. А намеков, отсылок, просто цитат в картине множество. Больше того, есть блестящий эпизод, перенесенный в новую картину Кустурицы из старого романа Ремарка "Черный обелиск". Это поразившая и позабавившая в детстве и вашего рецензента сцена вытаскивания гвоздей из доски, осуществляемых красоткой необъятных габаритов посредством напряжения анальных мускулов. Намек, вероятно, в том, что ремарковская фрау заработывала таким образом себе на хлеб в голодные 20-е годы, а цыгане да славяне - всегда. В целом же фильм по духу совершенно феллиниевский, с феллиниевским же символом - атлантическим лайнером, являющим зачарованным аборигенам "иную жизнь и берег дальний", но здесь в итоге подбирающим прошедших тысячи испытаний юных любовников на борт, то бишь неожиданно срабатывающим в качестве доброго деда-волшебника. Если "Черная кошка, белый кот" - действительно прощание Кустурицы с кинематографом, тогда тем более надо отдать должное великолепному режиссеру: прощание получилось на славу, стало восклицательным знаком в конце короткого, яркого, озаренного подлинной гениальностью и редчайшим в искусстве жизнелюбием, творческого пути большого мастера из маленькой несчастной европейской страны. А на самом ли деле ушел он из искусства, подобно тому, как в свое время сделал это бесповоротно Артюр Рембо, покажет будущее. Спасибо тебе, Эмир! (В. Распопин)

Фарс-фантазия. Югославский режиссёр Эмир Кустурица до последнего времени оставался любимчиком кинофестивалей, получая призы за все ленты без исключения. И хотя в Венеции-98 из-за интриг итальянцев во главе с председателем жюри, известным постановщиком Этторе Сколой, был обойдён главной премией, Кустурице всё-таки достался приз за режиссуру, а ещё в качестве альтернативы члены молодёжного ареопага вручили ему малого «Золотого льва». Лента «Чёрная кошка, белый кот» заранее вызывала интерес ещё по двум обстоятельствам: после плохо принятого на родине «Подполья» (боснийцы из Сараева обвиняли режиссёра чуть ли не в предательстве) Эмир Кустурица объявлял в прессе, что больше не будет снимать кино, тем более - в Югославии; но всё же вернулся туда на съёмки через два года, чтобы опять обратиться к цыганской жизни, как и в фильме «Дом для повешения» / «Время цыган», наверно, лучшем произведении очень талантливого кинематографического автора. Видимо, стихия суматошного, криминализированного, как бы постоянно находящегося на грани жизни и смерти цыганского существования, которое буквально пронизано насквозь непреодолимой естественностью и витальностью, влечёт к себе «духовного цыгана» Кустурицу, тоже беспечно странствующего по свету. Но немаловажно и то, что, преодолевая мрачную фарсовость своей неизбежно политизированной притчи «Подполье» (как ни пытался сам отрицать идеологическую заострённость этого гиперболизированного послания), он словно кинулся в иную крайность, демонстративно и с лукавым вызовом на сей раз творя на экране типичную народную сказку. Это не может не нравиться, поскольку Эмир Кустурица всегда обладал вкусом к воссозданию в кино сочного, пряного, насыщенного немыслимыми ароматами, совершенно гурманского мира, поистине праздничного бытия. Но в истории нелепых авантюр как бы «новых цыган», желающих лёгкого, дармового обогащения, которое должно чуть ли не свалиться на них с небес, и в забавных попытках двух пар женихов и невест избежать участи насильственного супружества, чтобы потом сочетаться счастливым браком только со своими сужеными - во всём этом неминуемо ощущается авторская воля словно наперекор всему, в дерзком загуле устроить себе и мерзкой действительности некую безумную «отходную». Вот и Мики Манойлович («Отец в командировке», «Подполье») знаменательно появляется в гостевой роли пьяненького и нечистого на руку нотариуса, который готов поженить хоть чёрта с дьяволом. И Любица Аджович и Забит Мемедов, будто уже опытные профессионалы, представляют почти пародийные варианты своих ролей из «Дома для повешения». И сам постановщик посылает своеобразный привет «гражданам цыганам», поскольку его полное имя упоминается в числе тех, кто пожертвовал ценные подарки для молодожёнов. Всё это - фарс-фантазия, сказочка навыворот, как бы предсмертный кураж двух вороватых стариков-цыган, которые вдоволь помотались и много испытали на своём веку, а под занавес решили погулять на неудержимой свадьбе, вот-вот грозящей превратиться в столь же варварские (если смотреть со стороны) похороны. Или же они оба и все участники торжества явились ненадолго с того света, откуда-то из подполья, здесь повеселились досыта, а потом уплывут восвояси, как будто их и не было. Тут нет трагически-романтического надлома «Дома для повешения» (кстати, есть печальная закономерность в том, что Давор Дуймович, игравший в той картине главную роль, потом покончил жизнь самоубийством). Скорее, это своего рода мистерия-буфф под названием «Повесившиеся вернулись домой». А народная символика образов чёрной и белой кошек, которые в нарисованном виде заменяют в начальных титрах заглавие ленты Кустурицы, вообще лишена какого-либо мистицизма и намеренно снижена в одной из сцен, когда белый кот трахает чёрную кошку. «Естество своё берёт», - как говаривал незабвенный Фёдор Пухов. (Сергей Кудрявцев)

Ровно через десять лет после фильма «Дом для повешения» (1988) Эмир Кустурица вновь решил вернуться к любимой теме и рассказать о сербских цыганах, в окружении которых прошли его детство и юность. Подобно Горькому и Мериме, он всю жизнь вдохновлялся людьми, которые смогли сохранить свою национальную самобытность, находясь, по сути, в эпицентре мировой цивилизации - в центральной Европе. В эпоху сверхточных технологий и компьютерного кино Кустурица создал очередное «рукотворное» феерическое зрелище, в котором энергетика бьет через край, а оригинальность и самобытность персонажей становится их определяющей характеристикой. История счастливой любви цыганских Ромео и Джульетты разыграна на фоне колоритной жизни двух мафиозных кланов и вся пропитана музыкой, превращающей ленту почти что в мюзикл. Эта идея пришла к Кустурице сразу после прочтения рассказов Бабеля. Тронутый историями про гангстеров с большими сердцами и фатальными страстями, он придумал невероятный сюжет про двух соседей-цыган, один из которых ворует у другого целый железнодорожный состав и обставляет дело так, что обворованный еще и остается ему должен. В качестве выплаченного долга пройдоха предлагает соседу женить его единственного сына на своей засидевшейся в девках сестре-карлице. И плевать ему на то, что у парня уже есть невеста. Спасая отца от неминуемой расплаты, сын соглашается. В то время как в доме уже вовсю гуляет свадьба, невеста с помощью жениха бежит прочь, спрятавшись в коробке из-под подарков (одна из фирменных цитат маэстро). Обнаружив пропажу, гульбище сменяется стрельбой, рушится чердак, на котором лежат два трупа крестных отцов, обложенных для лучшей сохранности кусками льда. И пока обозленный брат с адъютантами рыщет в окрестностях, карлица успевает отыскать себе суженого - двухметрового дылду с усами, как у Дон-Кихота. После абсолютно фантасмагоричного «Подполья» (1995) Кустурица окончательно отказывается признавать реальность мира, особенно того, в котором идет бесконечная братоубийственная война. Он предпочитает ему ирреальность сказки и создает фильм о своих любимых цыганах, которые не знают причин для уныния, а если потребуется, способны даже воскреснуть из мертвых. Финал венчает величайший хэппи-энд, в котором сбываются мечты влюбленных, а виновник всех злоключений к всеобщей радости проваливается в отхожую яму. И пусть у этих персонажей почти не осталось ничего святого, главное, им все так же присуще неистребимое свойство радоваться жизни во всей ее полноте. Кустурица демонстрирует здесь уникальное сочетание эксклюзивного авторского кино и легко затрагивающей чувства цыганской эстетики на грани кича. Эта гремучая смесь не оставляет зрителю никакого другого варианта для выражения эмоций, кроме восторга. Объявив после «Подполья» о своем уходе из кино и ошарашив тем самым своих поклонников, Кустурица и в самом деле намеревался бросить любимое дело своей жизни, но напоследок затеял для немецкого телевидения проект о цыганской музыке. Из него-то и вырос в конечном счете фильм «Черная кошка, белый кот», символизировавший триумфальное возвращение «балканского принца» на круги своя. (Малоv)

Этот фильм делает из человека дурака. Выходишь с блаженной улыбкой, желанием напиться и чувством, что весь мир в кармане. После трагичного "Андеграунда" Кустурица снял фарсовую комедию о боснийских цыганах, легкую по духу, наивную по приемам. Полфильма герои гуляют на свадьбе, которая и является кульминацией сюжета. Гуляют так, что мало не покажется. Скрипки, пляски, фокусы и настоящие чудеса, стаи гогочущих гусей и черная свинья, закусывающая обшивкой автомобиля. Волны Дуная и бездонное небо. Если б Марк Шагал был режиссером, он снял бы именно такое кино. (Алексей Васильев)

«Черная кошка, белый кот» свой в доску. Если конкретнее, то фильм больше всего похож на «Волгу-Волгу». Дело происходит на реке, по которой в разные стороны шныряют пароходы. То австрийский, с которого день и ночь доносится «Голубой Дунай», то «Максим Горький», нагруженный старыми стиральными машинами, оленьими рогами и кучей других чудных вещей. В самый неподходящий момент герои пускаются в пляс. За ними по пятам шагает оркестрик, переходящий из одного фильма Кустурицы в другой, и остервенело пилит на скрипочках. Доморощенная джаз-банда пробирается даже в больницу к дедушке героя, и старичок, вскочив с постели, на глазах у изумленных зрителей начинает отплясывать народный танец. Бранка Катич в роли возлюбленной героя выглядит клоном Любови Орловой. В фильме много шутят: падают в воду, бьют посуду, стреляют и не попадают. Но постоянная пальба лишь прибавляет веселья. Без нее, как без воды – ни туды и ни сюды. Сам герой немножко похож на Киану Ривза, и это единственное, что напоминает нам о западном киноискусстве. В остальном же – это стопроцентно наше кино. Оркестрик отсылает не столько к Феллини, сколько к одесскому джазу. Диковинные персонажи – это не порождение фантазии автора, подражающего фон Триеру или Терри Гильяму. Это свои в доску ребята, хорошо знакомые нам по жизни. Кустурица снял «Черную кошку» про цыган, но не про фольклорных, нарядных, с шалями и гитарами. Нет, это совершенно нормальные, плохо одетые, азартные люди, которых можно видеть и в Чухломе, и в Тобольске, и в Одессе. Про них рассказано в пьесах Островского, рассказах Бабеля и в анекдотах про новых русских. Предел богатства в их понимании – отдыхать под «Аббу» в крошечном бассейне посреди загаженного свиньями огорода, а вокруг чтобы плясали одалиски по десять баксов за ночь и расхаживал павлин, уведенный у соседа, такого же «олигарха». Этот павлин забрел в «Черную кошку» прямиком из «Горячего сердца». Вместе с ним пришел и мафиозо (Срджан Тодорович): Кустурица полагал, что сделал его похожим на Беню Крика, но получился у него, скорее, Хлынов – чокнутый, заводной, сентиментальный. Сюжет, правда, взят из «Заката»: мафиозо пытается выдать замуж свою сестру и выбирает ей в женихи сына своего должника. Но сын влюблен в Любовь Орлову, тьфу, в цыганку Иду. А его невеста ждет своего суженого. В отличие от Бабеля, у Кустурицы все заканчивается хорошо. Влюбленные находят друг друга, а мафиозо, под назидательный смех присутствующих, проваливается в сортир. Борьба хорошего с лучшим заканчивается победой добра. Иван Пырьев и Григорий Александров на том свете корчатся от зависти: Ккустурица лучше всех современных режиссеров сумел повторить их достижения в области жизнерадостных комедий. Все это вызывает у русского зрителя приступ страшной ностальгии по советскому кино. Кустурицу – начиная с «Помнишь ли Долли Белл?» и заканчивая «Черной кошкой» хорошо показывать в прайм-тайм по главным телеканалам. Он способен потрафить всем группам телезрителей: дамы бальзаковского возраста, основной наш электорат, будут хныкать над мелодрамой «Папа в командировке». Средний класс с загранпаспортами будет с интересом следить за мытарствами безпаспортных героев во «Времени цыган». А на девятое мая вся страна будет приникать к экранам, чтобы, под водочку и «оливье», страдать вместе с героями «Подполья». Наше кино вроде нашего футбола: вечно подает надежды и вечно их не оправдывает. Остается болеть за команды, близкие по духу, но бесконечно далекие по классу. То же самое и с режиссерами. Кустурица с легкостью может заменить изголодавшейся нации и Михалкова, и Рязанова. Просто нужно следить за его успехами и любить его – платонически и бескорыстно. Когда страна это осознает, она начнет болеть за Кустурицу на международных кинофестивалях так же, как она болеет за киевское «Динамо» на Кубке чемпионов. (Виктория Никифорова).

Перед просмотром фильма я, как обычно, почитал критику. Вы знаете, что я люблю почитать критику, причем она никоим образом не влияет на мое восприятие фильма. Скорее, наоборот... Впрочем, на этот раз критика была довольно интересной и яркой. Еще бы. Ведь речь идет о самом Эмире Кустурице! Режиссере номер один в Европе. Человеке, которого называют "югославским Феллини". Кстати, я согласен со всеми этими утверждениями. Действительно - это один из первых европейских режиссеров. И действительно - его многое роднит с Феллини. Поэтому перед критиками стояла нелегкая задача - создать рецензию на фильм такого именитого режиссера. Это же вам не какой-нибудь (имя для примера я так и не придумал)... Здесь нельзя написать просто: "в новой комедии режиссера Кустурицы вам рассказывают историю о том, как один бедный югославский цыган выдавал своего сына за сестру богатого югославского цыгана, и что из всего этого получилось". Так что критики пускались в долгие рассуждения о том, что на самом деле "Черная кошка и белый кот" - это трагедия, а вовсе не комедия. Почему? Да потому что в Югославии идет война, а у Кустурицы - веселая свадьба, где все пьют, танцуют, веселятся, а если и стреляют, то только в воздух и от чувств-с. Поэтому, рассуждают критики, данный фильм - прощание Кустурицы с Югославией. И именно поэтому фильм является драмой, а не комедией. И в определении жанра фильма так и пишут - "драма". Кайф полный! Я люблю критиков! Они такие непосредственные! Ладно, бог с ней, с критикой. Поговорим сначала о сюжете... Цыган Матко Дестанов (Байрам Северджан) - обычный прохиндей. Работать он не любит, а любит быстренько срубить денежек за счет какой-нибудь аферы, после чего спокойно валяется в тенечке, удобно устроившись в гамаке, попивает чего-нибудь алкоголесодержащее и играет в карты. Обычно Матко пробавляется мелкой спекуляцией - покупает у русских моряков бытовую технику и горючее с целью перепродажи. Но не всегда этот бизнес приносит желаемые барыши, потому что то Матко пытается обмануть моряков, то моряки обманывают Матко... (в фильме есть шикарный момент - Матко пробует губами дизельное топливо, которое он только что купил, с возмущением сплевывает на пол и орет: "Тьфу! Это же вода!") Короче говоря, пытливую душу Матко не устраивает тот мелкий гешефт, которым он занимается. И тут один из его "деловых партнеров" (такой же прохиндей, как и Матко) присылает факс, предлагая Матко купить... а, всякую фигню, вроде двадцати цистерн с бензином. Матко загорается, как тот бензин, и начинает носиться по своим богатым родственникам и знакомым, с целью достать денег на эту сделку. Сначала он бежит к старому знакомому своего отца - дяде Гырге, где долго плачется на жизнь и жалуется, что с момента смерти отца (который, на самом деле, еще жив) никто не возьмет на себя заботу о нем. Дядя Гырга - хитрющий старый цыганский барон, который сколотил состояние на довольно темных делишках, поэтому он прекрасно понимает, что этой мелкой сошке - Матко - не видать этого бензина, как своих ушей. Но в помощи он не отказывает в память о "покойном" отце Матко. После этого Матко бежит к другому своему знакомому - бандиту, сколотившему состояние на наркотиках, который ему и предлолжил совершить на паях эту аферу с бензином. Разумеется, с бензином Матко кинули по полной программе, а бандит в качестве уплаты долга требует, чтобы сын Матко (совсем молодой парень) женился на его сестре - карлице. Причем сын Матко любит другую - простую девушку, а карлица, несмотря на свой недостаток, вовсе не желает выходить замуж за первого встречного. Но Матко и бандит настроены решительно. Матко - потому что над ним тяготеет долг, а бандит - потому что он обещал своему умирающему отцу пристроить сестру замуж. Свадьбе даже не может помешать тот факт, что отец Матко внезапно умирает. Матко просто-напросто затаскивает его на чердак, обкладывает льдом и умоляет не разлагаться пару дней, чтобы они могли без помех справить свадьбу. И тут начинается свадьба! Настоящая, народная, славяно-цыганская. Все это происходит в небольшом городке на берегу Дуная. Вокруг - шикарная природа, тусуются свиньи, обгладывая ржавые автомобили, едят и пьют цыгане и славяне, причем славяне выигрывают по части выпивки, а цыгане - по части танцев, и нет недостатка ни в самогоне, ни в закуске, ни в веселье. И гуляют они именно так, как и полагается гулять людям, понимающим толк в этих делах: с песнями, драками, примирениями, стрельбой, плясками, падениями в реку и всяческими развлечениями. Причем никому нет дела до молодых. Что молодые? Это только повод. Главное - гульнуть так, как будто ты это делаешь в последний раз. Разумеется, все заканчивается хэппи-эндом. Как и каким - нет смысла рассказывать, потому что этот фильм обязательно надо посмотреть. А счастливым конец должен быть просто потому, что это действительно комедия. Комедия яркая, запоминающаяся, оригинальная, очень стильная, колоритная, но самое главное - очень близкая. Потому что мы тоже умеем гулять вот так - не задумываясь ни о чем, не вспоминая ни о каких проблемах, забывая о женихах, невестах, долгах, бандитах, умерших родственниках и даже войнах. Потому что если бы мы (и они) не умели так гулять, тогда можно было бы совсем свихнуться. Кустурицу не зря называют "югославским Феллини". Потому что он так же, как и великий итальянский режиссер, умеет подбирать и показывать в своих фильмах потрясающе колоритных персонажей, которые не играют в фильмах, а живут в этих фильмах: радуются и печалятся, обманываются и обманывают, искренне надеются и лицемерят, словом, ведут себя как обычные люди со всеми присущими им недостатками. В фильмах Кустурицы нет голливудской коммерческой расчетливости. В них нет "звезд", знаменитостей, кассовых актеров. Ему нет смысла привлекать внимание к своим фильмах какими-то известными актерскими фамилиями. Наоборот - в "Черной кошке, белом коте" в основном играют непрофессиональные актеры. Но, как я уже говорил, Кустурица умеет заставить их жить в своих фильмах, а не играть в них. Мне очень понравился "Черная кошка, белый кот". И я считаю, что вы обязательно должны его посмотреть. Что говорите? Чем, спрашиваете, окончилась история с тем самым белым котом и черной кошкой? Разумеется, белый кот ее трахнул. Разве могло быть иначе? Я же сказал, что в этом фильме все заканчивается хэппи-эндом. Оценки по пятибалльной шкале. Зрелищность: 5; Актерская игра: 5; Режиссерская работа: 5; Сценарий: 5; Кратко о фильме: блеск!; Нужно ли смотреть: обязательно. (Алекс Экслер)

Скажу сразу, ибо не смею молчать: я буду восхищаться «Черной кошкой, белым котом», с упоением и влюбленным преданным взглядом расхваливая каждый элемент поразительного сербского творения. Эмир Кустурица - режиссер, к которому я отношусь с совершенно особенным чувством детского восторга. Если вы захотите найти кого-то подобного ему, то вряд ли ваша затея окончиться успехом. Кустурица - удивительный, редкий, уникальный и неподражаемый самородный талант, назвать которого «модным» у меня просто не поворачивается язык. Модный - что-то нереальное и пафосное, ненастоящее и искусственное. Сербский режиссер настоящий, естественный, полный. И совсем неважно, каким он предстает - глубокомысленным философом, радикальным идеологом или добродушным жизнерадостным весельчаком. Кажется, для каждого найдется место в душе этого потрясающего искусника. Как уже было верно замечено, Кустурица на львов и медведей поохотился, пришло время охотиться на простых зрителей. Разумеется, «Черная кошка, белый кот» не лишен смысла и морали, ибо публике все же дают общественную идею, показывающую всю мелочность социальных барьеров и различий. «Это начало хорошей дружбы», - вот так просто, для богатого и для бедного, для всех и для каждого, без исключений… И, уж не знаю кому как, но это дорогого стоит… Однако большее внимание Кустурица уделил колориту, менталитету и живописности, сбивая и затмевая одухотворенное гуманистическое воззвание, делая его простым, азбучным и естественным. «Черная кошка, белый кот» - этакая картина маслом. Здесь что ни персонаж, то настоящий герой. Яркий, красочный, красивый. Это не те цыгане, - пройдохи и мошенники - которых мы привыкли видеть у метро, это настоящие бароны, живущие на широкую ногу. Думается, они просто живут, просто танцуют, просто играют, просто ссорятся, просто умирают… Как все мы… Ан нет! Они совершают это так заразительно, с таким упоением и влюбленностью, что с трудом можно сдерживать себя, дабы не следовать за ними (здесь, разумеется, еще раз стоит «расшаркнуться» перед дарованием актеров, режиссера и ассистента этого самого режиссера по этим самым актерам). Не стоит (да и вряд ли возможно сделать это достойно) пересказывать сюжет «Черной кошки, белого кота», ибо он насыщен «под завязку» несуразными происшествиями, абсурдными эпизодами, радужными разрешениями и «черноватым», но отчего-то непошлым юмором, достойным отдельного комментария. Забавные, хотя и непривычные, а в другой ситуации и вовсе неподходящие, случаи, составляющие жизнь главных героев, - то есть практически всех героев - придутся, думаю, по душе каждому зрителю. В тонком и необычном кадре Тьерри Арбогаста под незабываемую, захватывающую музыку Водзислава Аралика и Неле Карайлича, уверен, каждый найдет нечто удивительно позитивное и оптимистичное, что зарядит зарядом бодрости и радости на долгие-долгие часы, дни, а может, и недели. Быть может, я и хотел бы с чем-нибудь сравнить блистательную режиссуру Эмира Кустурицы, жизненное мастерство Байрама Севердзана, Срджана Тодоровича, Бранки Катич, да не могу. Хотел бы отыскать подобие «Черной кошки, белого кота» для тех, кто еще не видел, но, увы, видимо, не судьба. Все, что остается - снова и снова повторять набор однотипных, но, как мне кажется, сочных слов. Данный фильм Кустурицы заразителен, ярок, густ, насыщен, силен, красочен, интенсивен, пышен, весел и уникален. «Черная кошка, белый кот» - очень, очень, очень положительное кино, витаминизирующее любого зрителя, который хочет вернуть краски своей, к сожалению, совсем не «широконогой» жизни. (Влюбленный в кино)

comments powered by Disqus