на главную

ОДНАЖДЫ ВЕЧЕРОМ... ПОЕЗД (1968)
SOIR... UN TRAIN, UN

ОДНАЖДЫ ВЕЧЕРОМ... ПОЕЗД (1968)
#30266

Рейтинг КП Рейтинг IMDb
  

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Драма
Продолжит.: 86 мин.
Производство: Франция | Бельгия
Режиссер: Andre Delvaux
Продюсер: Mag Bodard
Сценарий: Johan Daisne, Andre Delvaux
Оператор: Ghislain Cloquet
Композитор: Frederic Devreese
Студия: Parc Film, Les Productions Fox Europa, Les Films du Siecle
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Yves Montand ... Mathias
Anouk Aimee ... Anne
Adriana Bogdan ... Moira
Hector Camerlynck ... Hernhutter
Francois Beukelaers ... Val
Michael Gough ... Jeremiah
Senne Rouffaer ... Elckerlyc
Domien De Gruyter ... Werner
Jan Pere ... Henrik
Nicole Debonne ... La jeune fille
Wilfried Coppens ... Le garcon du train
Greta Van Langhendonck ... La fille du train
Patrick Conrad ... Le maitre d'hotel
Jacqueline Royaards-Sandberg ... La grand-mere
Denise Zimmerman ... L'etudiante
Frederic Devreese ... Le copain
Catherine Dejardin ... La soeur
Albert Belge ... Le collegue
Fardjad Azad ... L'etranger
Hilda Van Roose ... Dansende dame

ПАРАМЕТРЫ частей: 1 размер: 1398 mb
носитель: HDD3
видео: 688x432 DivX V5 1887 kbps 25 fps
аудио: AC3 192 kbps
язык: Ru, Fr
субтитры: Ru, En
 

ОБЗОР «ОДНАЖДЫ ВЕЧЕРОМ... ПОЕЗД» (1968)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

"Однажды вечером... Поезд" ("Однажды вечером, поезд", "Однажды вечером в поезде", "Вечер, поезд"). Звезды французского кино в загадочно-таинственной истории взаимоотношений супругов, отправляющихся в неведомое путешествие в одном и том же поезде. Давняя стена непонимания мешает обоим. Далее - то ли сон, то ли явь. Сюр правит бал. И волшебство кинематографа, доступное немногим...

Фландрия. Сорокалетний бельгийский профессор лингвистики Матиас переживает сложный период в отношениях со своей подругой - француженкой Анной. Одним осенним днем он отправляется на научный семинар. Анна оказывается в том же поезде. В пути Матиас засыпает, а проснувшись, обнаруживает, что состав стоит в незнакомой местности, в вагоне никого нет, кроме двух странных пассажиров. Анна исчезла...

Матиас (Ив Монтан), лингвист-бельгиец, и француженка Анна (Анук Эме), театральный продюсер, живут вместе. Как-то раз поссорившись, они сели в поезд и отправились на конгресс. Пока Матиас спал, Анна исчезла. Когда поезд остановился, Матиас проснулся, вышел из вагона и увидел, что поезд стоит посреди какой-то деревушки. И тут поезд поехал дальше, а Матиас не успел вернуться в вагон. Позже он обнаружил, что ни один житель деревни не понимает его. Все говорили на другом языке...

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

По мотивам романа «De Trein der traagheid» (1950) Йохана Дэйсна (Johan Daisne, 1912-1978).
Картина снята в жанре магического реализма, как и многие другие работы режиссера Андре Дельво.
Информация о саундтреке - http://soundtrackcollector.com/catalog/soundtrackdetail.php?movieid=21704.
Съемочный период: 20 ноября 1967 - декабрь 1967.
Место съемок: Арлон (Бельгия); к/ст. в Булонь-Бийанкур (Франция).
Транспортные средства, показанные в картине - http://imcdb.org/movie.php?id=63737.
Премьера: 6 сентября 1968 года.
Стр. фильма на сайте Allmovie - http://allmovie.com/movie/un-soir-un-train-v104890.
Стр. фильма на сайте Rotten Tomatoes - http://rottentomatoes.com/m/one_night_a_train/.
Рецензии кинокритиков: http://mrqe.com/movie_reviews/un-soir-un-train-m100028632; http://allocine.fr/film/fichefilm-5279/critiques/; http://imdb.com/title/tt0063737/externalreviews.
Андре Дельво, к сожалению, менее известен, чем его великие современники. Но и он внес большой вклад в магический кинореализм. Границы между реальностью и сновидением, между обыденным и чудесным в его лентах чрезвычайно зыбки. "Его мир, зримый и молчаливый, дышит странным непреодолимым волшебством" - Марсель Мартен.
Именно недосказанностью своих фильмов Дельво внес нечто свое в развитие кино Европы. "Лиризм его фильмов - метафора вопросов, которые Дельво задает и бытию, и небытию" - Адольф Нисенхолк.
Андре Дельво / Andre Delvaux (21 марта 1926, Ауд-Хеверле - 4 октября 2002, Валенсия) - бельгийский кинорежиссер, автор игровых и документальных фильмов. Дельво окончил Брюссельский королевский университет по специальности «германская филология»; параллельно получил музыкальное образование в Королевской консерватории. В середине 1950-х преподавал нидерландский язык и литературу, а также вел цикл бесед о кино на ТВ (в том числе о творчестве Федерико Феллини, Жана Руша, кинематографе Польши). В 1956-1962 снял ряд документальных картин. В дальнейшем, обратившись к игровому кинематографу, Дельво продолжал время от времени работать в документальном кино. В частности, им были сделаны фильмы о нидерландском художнике XV века Дирке Баутсе (Met Dieric Bouts, 1975) и актере и режиссере Вуди Аллене (To Woody Allen from Europe with Love, 1980). В 1962 году снял короткометражный художественный фильм «Время школяров» о проблемах подросткового возраста. В 1965 году поставил психологический фильм «Человек с бритым черепом», который получил высокую оценку критиков и сразу же обозначил приверженность Дельво магическому реализму. История адвоката, полюбившего свою ученицу (Беата Тышкевич) и постепенно утрачивающего адекватное восприятие мира, была выполнена режиссером на высоком профессиональном уровне. В следующей работе режиссера, «Однажды вечером... Поезд», затронута не только проблема соотношения реальности и фантазии, но и чрезвычайно острая для Бельгии тема взаимодействия валлонской и фламандской культур. Многочисленные награды завоевал фильм «Свидания в Брэ» (по новелле Жюльена Грака; в главных ролях - Анна Карина и Бюль Ожье), действие которого разворачивается в период первой мировой войны. Более традиционный и остросоциальный характер носит фильм «Женщина между собакой и волком» (история любовного треугольника, две из трех сторон которого - участник Сопротивления и коллаборационист). Демонстрировавшийся в отечественном прокате фильм «Бенвенута» (в главных ролях - Витторио Гассман и Фанни Ардан) несет на себе некоторую печать эстетства. Последней значительной работой Дельво стала экранизация переведенного у нас романа Маргерит Юрсенар «Философский камень» (более точное название - «Стадия нигредо») с Джан Мария Волонте в главной роли. Действие фильма разворачивается во Фландрии XVI века. В октябре 2002 года Дельво принимал участие в проходившем в Валенсии (Испания) международном форуме на тему гражданской ответственности киноискусства. Вскоре после своего выступления режиссер умер от сердечного приступа. По мнению кинокритика Михаила Трофименкова, существует определенное сходство между ранним творчеством Андре Дельво и картинами знаменитого художника Поля Дельво, "всю жизнь писавшего обнаженных женщин на ночных вокзалах". Между тем Поль и Андре Дельво - отнюдь не родственники: первый был валлоном, второй - фламандцем. Стр. на сайте IMDb - http://imdb.com/name/nm0217974/.
Анук Эме / Anouk Aimee (род. 27 апреля 1932, Париж) - одна из самых популярных французских киноактрис 1950-1980-х годов, обладательница множества национальных и международных наград. Родилась в еврейской семье актеров, дочь Анри Дрейфуса и Женевьевы Сорейя. Актерскому мастерству и танцам обучалась в драматической школе Bauer-Therond. Снималась в кино с 14 лет, но получила известность только 12 лет спустя, сыграв Жанну Эбютерн - подругу Амедео Модильяни в байопике «Монпарнас, 19» (1958). Многообещающую актрису заметил Федерико Феллини и пригласил ее сниматься в свои эпохальные картины - «Сладкая жизнь» (1960) и «Восемь с половиной» (1963). В 1961 году исполнила главную роль в кинематографическом дебюте Жака Деми - музыкальном фильме «Лола». Однако для миллионов зрителей по всему миру Анук Эме - в первую очередь, Женщина из фильма Клода Лелюша «Мужчина и женщина» (1966). За эту роль она была удостоена целого ряда наград, включая «Золотой глобус», и была номинирована на «Оскар» за лучшую женскую роль. В 1969-1975 годах в кино не снималась. С 1949 по 1978 гг. была четыре раза замужем: Эдуард Зэммерманн, Никос Папатакис, Пьерр Барух, английский актер Альберт Финни. Экс-мачеха английского фолк-музыканта Саймона Финна. В 1980 году роль Эме в итальянском фильме «Прыжок в пустоту» была отмечена призом Каннского фестиваля. Журнал «Empire» поместил ее в список «100 самых сексуальных звезд в истории кинематографа». Стр. на сайте IMDb - http://imdb.com/name/nm0000733/. Фотографии А. Эме - http://goodcinema.ru/?q=node/6281.

СЮЖЕТ

Действие происходит во Фландрии. Главный герой фильма - Матиас, профессор лингвистики в Левенском католическом университете. Действия фильма происходят приблизительно в 1967 - 1968 годах, когда в университете происходят массовые акции протеста фламандских студентов против присутствия в нем франкофонов. Эти события являются частью давнего Франко-фламандского конфликта в Бельгии и проходят в качестве фона через весь сюжет картины. Жена Матиаса, Анна, француженка и чувствует себя некомфортно в этой стране, хотя и стремится влиться в ее культуру. Так, она охотно соглашается работать художником по костюмам в постановках спектаклей в театре при университете. Тем не менее, в личной жизни у Анны и Матиаса часто происходят конфликты и недопонимание друг друга. Однажды, в самый разгар забастовок, когда на занятиях по этой причине отсутствуют почти все студенты, Матиаса отправляют читать лекции по работам Фердинанда де Соссюра в другой университет. Он отправляется туда на поезде с главного железнодорожного вокзала Антверпена. Перед отъездом между ним и Анной происходит размолвка, но она, все же, садится вместе с ним в поезд. В присутствии других пассажиров, они не решаются начать разговор. Матиас засыпает, а когда во время одной из остановок поезда он просыпается, то обнаруживает, что Анны нет в купе. Он идет искать жену по поезду, но не обнаружив ее, выходит из него вместе с тремя другими пассажирами, чтобы узнать где они остановились, так как поезд стоит посреди неизвестной им лесной местности. Когда они выходят, состав неожиданно трогается и уезжает, оставив их одних посреди леса и полей, откуда тем и предстоит теперь выбираться. (wikipedia.org)

Профессор лингвистики садится в поезд, чтобы объясниться с женой, и не может. Отстает ночью в глухой деревне - не может объясниться и с носителями наречия, за знание которого получил степень. Структурализм, экзистенциализм, некоммуникабельность, меланхоличный шансон, Анук Эме сразу после «Мужчины и женщины» - интеллектуальная Европа тоскует перед революцией. (Алексей Васильев)

Магический, захватывающий фильм Андре Дельво, в котором режиссер гениально сплавляет воедино реальность и сон, любовь и смерть, социально-политические процессы и Вечность, Красоту и смертельный ужас... Сплавляет так, что невозможно отличить, где границы одного и другого. Более того, фильм действует на зрителя так, что и ему самому становится сложно чувствовать и осознавать себя только по эту строну экрана, где все знакомо, привычно, спланировано и под контролем. Этот фильм - маленький трансцендентальный опыт для зрителя и глобальный онтологический опыт для его героев. "А жизнь - только слово, есть лишь любовь, и есть смерть", "И как эпилог - все та же любовь, а как пролог - все та же смерть". У Андре Дельво свой, оригинальный, глубокий, взгляд на эти идеи.

Кино Бельгии никогда не играло существенной роли в развитии мирового кинематографа. И, хотя профессионалам известны некоторые бельгийские мастера, за пределы узкого круга бельгийских зрителей оно не выходило (если не считать фильмов братьев Дарденн и Андре Дельво). Для бельгийского кинематографа Дельво - пожалуй, самая крупная фигура. Бельгийцы им чрезвычайно гордятся. Он у них почти мессия, некая абсолютная данность, которая не может быть подвержена никакому сомнению. При этом подражать ему довольно трудно. Надо слишком много знать, чтобы снимать такие картины, какие снимал он. Кинематограф в значительной степени держится на труде не всегда образованных талантливых энтузиастов, которые до всего доходят интуитивно и для которых важнейшее значение имеют «низшие», простейшие жанры. Люди типа Пазолини или Дельво - до сих пор в мировом кино достаточная редкость. Один из самых образованных людей своего времени, человек, учившийся в консерватории, прочитавший неимоверное количество книг, композитор, философ, эссеист, германист, киноман, Дельво прошел через множество искушений, прежде чем занялся кинорежиссурой. Очень важно то, что он - человек синематеки (даже снял о ней фильм). Как известно, людьми синематеки были все главные мастера «новой волны» (недаром Франсуа Трюффо посвятил свои «Украденные поцелуи» Синематеке Анри Ланглуа). Но они находились «снаружи» синематеки, приходили туда, смотрели картины, с великой радостью узнавая что-то для себя новое, обсуждали увиденное, «набирали» материал для собственных будущих лент… А Дельво не только смотрел картины, но знал синематеку изнутри, понимая работу в ней не как интересную составную часть своей культурной деятельности, но, прежде всего, как труд. Это понимание того, что есть какие-то вещи, которые необходимо познать и ситуации, которые необходимо пройти (например, он некоторое время был тапером, озвучивавшим немые картины), сыграло большую роль в становлении Дельво как режиссера. Именно синематечная работа подготовила его к режиссуре, дала основы кинокультуры, которую он впитал в себя на некоем глубинном уровне. Если для мастеров «новой волны» огромное значение имели американские картины, где их привлекало замечательное сочетание срепетированной реальности, вымышленных сюжетов с высокой кинокультурой, то для Андре Дельво американское кино представляло мало интереса. Ему были интересны ранние картины, особенно французский авангард и все, с ним связанное. Еще одна существенная вещь. Бельгия - маленькая двуязычная страна, с весьма непростыми взаимоотношениями между носителями фламандского и французского языков, с ощущением своей периферийности в мировом кинематографе. Дельво, носитель обоих языков, сочетал в своем творчестве обе ветви бельгийской культуры, считая, что это срединное положение Бельгии ему лично полезно - он мог позволить себе относиться к Европе как европеец и в то же время смотрел на нее со стороны. У Дельво происходит непрерывное сопоставление, столкновение этих двух культурных традиций. От фламандской культуры у него жесткость конструкции, четкая продуманность каждой детали (открытость, импровизация менее важны, чем то, как все сконструировано). А от валлонской - внутренняя чувственность, ощущение постоянно меняющегося мира, который может быть скорее угадан, нежели воспроизведен в точности. Такая странная неоднозначность вроде бы стабильного мира. Вообще у Дельво всегда есть некая нерасшифрованность, нераскрытая тайна. Он загадывал загадку, которая существовала как бы сама по себе, и никогда не пытался ее разгадать. В этом особая прелесть его картин, его ни на что не похожего мира. Причем в последние годы он больше склонялся к французскому, чувственному варианту, что, несомненно, помогло ему адекватно перенести на экран роман «Философский камень», написанный его соотечественницей Маргерит Юрсенар - бельгийкой по национальности, и в то же время представительницей французской литературной традиции. Что еще отличало Дельво? Безусловно, литературоцентричность. Кино для него было вторично. Зато сюжетика, образная система всегда имели важнейшее значение. Известный французский писатель Луи Селин, человек, гадкий в политическом плане, но очень одаренный литератор, высказал любопытное замечание: с тех пор, как изобретено кино, литература не должна интересоваться подробностями бытовой жизни - надо заботиться о красоте стиля. Спорное утверждение. Тем не менее, и для Дельво красота стиля - это главное. В этом плане он несовременен. Сегодняшний компьютерный кинематограф - это кинематограф приема, порой виртуозного. На первом плане сейчас прием. Везде - и у американцев, и в картинах «Догмы». Красота стиля интересует режиссеров все реже. Возможно ли появление картины, подобной «Смерти в Венеции» Лукино Висконти или «Остановке в Брэ» Андре Дельво? Вряд ли… Дельво снимал так, чтобы каждое движение камеры было осмысленно, чтобы каждый кадр запоминался, и каждый актер (а у Дельво всегда играли крупные актеры) вписывался не только в определенную образную, но и в определенную изобразительную систему. Он никогда не позволял кому-либо бенефисно выходить на первый план, «забивая» остальных. Человек в кадре у него - деталь, не больше. Но, надо сказать, актеры с ним работать любили - он умел хорошо их показывать. Изображение для него самоценно, красота самоценна (сама по себе, вне сюжетных коллизий), красивым изображением в его фильмах можно любоваться, не сопоставляя ни с чем другим… Чистое эстетство. Дельво его совершенно не стеснялся, как не стеснялся своей маленькой страны. Европейская культура объединяет чрезвычайно разнообразные явления, такое, как кинематограф Андре Дельво занимает в ней особое место. Дельво неповторим, его уникальность специфична - соединение яви и «сдвига» реальности, игра на грани фантастики и быта. Мало у кого это получалось, разве что у Феллини… Но у того имел место брутальный «сдвиг», а вот такое искусственное размывание границ реальности на абсолютно выдержанном уровне чистого эстетства сделать довольно сложно. Дельво это мог. И все же почти никто, перечисляя крупнейших европейских режиссеров, не вспоминает его имя! Все дело в том, что художник имеет настоящий успех только тогда, когда он выходит за рамки чистого искусства. Тот же Бергман в своих картинах был и философичен, и социален, совершенно не чураясь современных ему реалий, а Дельво их чуждался, они его не интересовали. Фильм имеет наибольший резонанс, когда он «работает» на разных уровнях: для интеллектуалов, для простого зрителя… Дельво этой разноуровневости старался избегать. Задача искусства ради искусства для него всегда стояла превыше всего. И совершенно естественно, когда он вдруг захотел приблизиться к зрителю (картина «Однажды вечером. Поезд»), позвав сниматься Ива Монтана и Анук Эме, это оказалось не самой большой его удачей. Была какая-то грань, которую ему, при всем желании, перейти было не дано. Он все равно оставался от зрителя на достаточном отдалении, и едва ли мог рассчитывать на всенародную любовь. Более того, у него был большой перерыв между этим и предыдущим фильмами, и немудрено, что про него почти все забыли. Боюсь, что наша ретроспектива в Музее кино будет одной из последних его ретроспектив… Хотя Дельво имеет полное право на то, чтобы его фильмы остались в истории кино. Есть художники, стоящие особняком, в стороне от общего процесса, к которым нельзя подступиться с общими критериями. Да, сегодня вряд ли кто-то будет заниматься изобразительной стороной фильма с такой скрупулезностью, как Дельво. На том же компьютере можно легко и быстро сделать то, что он выстраивал с таким тщанием. Но эти компьютерные изыски будут неживыми, в отличие от изображения Дельво. Я не знаю конкретной причины его ухода из кино. Не исключаю, что он как режиссер, работающий с классическим отношением к миру - отстраненно - почувствовал, что «не укладывается» в параметры современного кинематографа, и ему стало непонятно, чту в этом кинематографе он может еще сделать. Современные картины абсолютно «не вычищены», режиссеры не стараются добиться совершенства, снимают быстро и небрежно. В этом иногда есть свой шарм, порой получается интересно, но полезна ли подобная спешка для кино - не знаю… И потому нам так важно лишний раз вспомнить о Висконти или Дельво - это словно некое напоминание о неиспользованных возможностях. Пусть режиссеры, снимая свое, кино знают, что можно снимать и так, как снимали Дельво и Висконти… Вообще тема неиспользованных режиссерских возможностей и нереализованных замыслов мне представляется самой загадочной. Почему люди снимают именно это и отказываются от другого? Аристократ Висконти снял самую пролетарскую картину в истории кино - «Рокко и его братья». И в то же время он после «Леопарда» так и не смог поставить фильм о Христе и отказался от Пруста, хотя нашел классное решение, пригласил на роль Одетты Брижжит Бардо и даже объявил о съемках… Жаль, когда люди не снимают свои, возможно, лучшие картины… Снял ли Дельво свои лучшие картины? Скорее, он снял то, что хотел. Даже если у него остались какие-то нереализованные замыслы, все равно он, на мой взгляд, осуществился полностью. Да и вряд ли, при всем желании, он смог бы снять что-то другое. Что до того, как возникла сама идея показать его ретроспективу на Московском фестивале… Честно говоря, случайно. Осенью прошлого года я поехал в Бельгию, желая договориться с братьями Дарденнами: Люка позвать в жюри, и их обоих пригласить провести мастер-класс. Это люди замечательного дарования. Их фильмы метафизичны, наполнены чувством жизни, от изображения на экране глаз оторвать нельзя (этому уважению к материалу, к кадру они вполне могли научиться у Дельво, хотя внутренне, им, конечно, ближе Брессон). Но Дарденны по каким-то своим причинам отказались (вернее, попросили перенести свой визит на следующий фестиваль), а тут умер Дельво, и мне показалось, что ретроспектива, посвященная его памяти, на Москов-ском фестивале будет уместна. Мое предложение понравилось нашим бельгийским коллегам. Малые страны любят, когда в мире обращают внимание на их крупных мастеров. Бельгийская сторона приняла активное участие в подготовке, бесплатно прислала фильмы. Для нашего зрителя эта ретроспектива стала настоящим открытием режиссера. Не думаю, что кто-то его знал, хотя «Бенвенута» была в прокате, а «Однажды вечером. Поезд» показывали по телевидению. Но показ по телевизору и показ на большом экране - совершенно разные вещи. В первом случае картину можно только пересматривать, восстанавливая в памяти увиденное в кинозале. А фильмы Дельво на маленьком экране вообще смотреть нельзя - каждый кадр у него рассчитан на то, чтобы его разглядывали очень внимательно. И случилось маленькое чудо. За несколько дней, буквально на моих глазах, произошел «взлет» интереса и зрительской любви к этому неизвестному у нас режиссеру. Если на открытии ретроспективы в Музее Кино ажиотажа никакого не было, то на закрытии в зал войти было просто невозможно. Я хотел показать все его картины - считаю, что никакого отбора по принципу «лучше-хуже» в таких случаях быть не должно. Но это оказалось невозможным из-за правовых вопросов. Так, к большому моему сожалению, не удалось показать картину, посвященную Вуди Аллену - «Вуди Аллену - из Европы с любовью». Замечательное объяснение в любви к великому американцу, которого Дельво понимал лучше, чем кто-либо другой. Но в целом ретроспектива все-таки дает представление о творчестве Дельво. Особенно меня порадовала его картина «Тысяча и один фильм», преисполненная детским восторгом перед синематекой, хранящей столько бесценных раритетов. Волшебство целлулоида никогда не пропадет, независимо от того, на каком носителе - на видео или цифре - будет та или иная картина. Фильм «Однажды вечером. Поезд», как я уже говорил, устремлен в сторону зрителя, тогда как «Свидание в Брэ», быть может, самая красивая его работа по изображению, композиции кадра, внутреннему движению - чистое эстетство. Лента невиданной красоты - вспомните хотя бы эпизод на озере… Еще на рестроспективе были представлены экранизация исторического романа Маргерит Юрсенар «Философский камень», «Бенвенута» и «Женщина в предрассветный час». Очень надеюсь, что этот показ введет Андре Дельво в обиход нашего киноведения и киноманства, о нем завяжется разговор, появятся статьи… Повторюсь, трудно сказать, какие из современных фильмов войдут в историю, какие современные режиссеры обретут бессмертие - но то, что Дельво в бельгийском кино самая крупная фигура, это бесспорно. И его творчество нельзя не знать. (Владимир Дмитриев)

Потрясающий фильм и проникновенная игра Ива Монтана! Это надо видеть. Фильм не забирает с первых минут. Неторопливое, неспешное начало, как хороший локомотив постепенно набирает обороты и в конце этой картины у тебя бегут мурашки по телу. В нем мало диалогов, но поправьте меня, если он не въедается в душу! Как же хорош Монтан, честное слово и какая красавица Анук Эме! Они познакомились в церкви. - Так я вам не нравлюсь? - Могла ли она не нравиться, боже мой? Это не начало фильма, это тот самый раскручивающийся маховик, который впоследствии не остановить. Двоим, мужчине и женщине нелегко в этом мире, особенно когда они уже не дети. У каждого из них за плечами не просто жизненный опыт, но и свое видение жизни. Им даже трудно тогда, когда они не в браке. Казалось бы, встречи - отдохновение души и тела. Ан нет. Несколько лет встречается бельгийский профессор Матиас с театральной художницей Анной. Нам показан тот период их отношений, когда между ними не все гладко, мягко говоря. Нет. Мы не увидим ссор и скандалов, но мы почувствуем, что тонкая ниточка их отношений дала трещину и весьма скоро может порваться. Ему надо ехать читать лекцию в другой город, он не хочет брать ее с собой, и когда Матиас уже сидит в поезде, заходит Анна. И ведь думаешь, ну все сейчас они будут ехать, выяснять отношения, все оставшееся время. Ничуть не бывало. Какой молодец режиссер. Он не пошел по пути предсказуемости, а показал и рассказал свою историю, которая достойна внимания более чем. А разве не может растрогать Ив Монтан, когда ему и говорить то нет надобности. Он, как гениальный художник взял и нарисовал на своем лице выражение больной собаки, готовый вот-вот заплакать. А какой ему встречается попутчик в лице герра Мутера? - Я никогда никому не делал зла и на этом кладбище меньше всего чувствую одиночество! Музыка тоже в фильме присутствует, причем хитрец режиссер попал с ней в самую точку! Но это всего лишь совокупные элементы, которые наполняют фильм, они очень хороши, а вот кульминация, апогей приходится на концовку. Меня пробрало, честно вам скажу. Вечер осенний твой образ уносит, Он уплывает с темной водой. Вечер осенний твой образ уносит, И оставляет навеки со мной! (nikromantik79)

comments powered by Disqus