на главную

ПРОЛЕТАЯ НАД ГНЕЗДОМ КУКУШКИ (1975)
ONE FLEW OVER THE CUCKOO'S NEST

ПРОЛЕТАЯ НАД ГНЕЗДОМ КУКУШКИ (1975)
#20276

Рейтинг КП Рейтинг IMDb
 IMDb Top 250 #016 

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Драма
Продолжит.: 133 мин.
Производство: США
Режиссер: Milos Forman
Продюсер: Michael Douglas, Saul Zaentz
Сценарий: Ken Kesey, Lawrence Hauben, Bo Goldman, Dale Wasserman
Оператор: Haskell Wexler, Bill Butler
Композитор: Jack Nitzsche
Студия: Fantasy Films

ПРИМЕЧАНИЯпять звуковых дорожкек: 1-я - дубляж (Blu-ray CEE); 2-я - проф. закадровый многоголосый перевод (Киномания) [5.1]; 3-я - проф. закадровый многоголосый (Varus Video); 3-я - авторский перевод (В. Горчаков); 5-я - оригинальная (En) [5.1] + рус. субтитры в 3-х вариантах (Blu-ray CEE, Киномания, Sunny-sko); англ и фр.
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Jack Nicholson ... R.P. McMurphy
Louise Fletcher ... Nurse Ratched
Will Sampson ... Chief Bromden
Christopher Lloyd ... Taber
Danny DeVito ... Martini
Brad Dourif ... Billy Bibbit
William Redfield ... Harding
Sydney Lassick ... Cheswick
Vincent Schiavelli ... Fredrickson
Michael Berryman ... Ellis
Peter Brocco ... Col. Matterson
Ted Markland ... Hap Arlich
Louisa Moritz ... Rose
Scatman Crothers ... Turkle
Nathan George ... Washington
Alonzo Brown ... Miller
Dean R. Brooks ... Dr. Spivey
William Duell ... Sefelt
Kay Lee ... Night Supervisor
Dwight Marfield ... Ellsworth
Philip Roth ... Woolsey
Delos V. Smith Jr. ... Scanlon
Mews Small ... Candy
Tin Welch ... Ruckley
Lan Fendors ... Nurse Itsu

ПАРАМЕТРЫ частей: 1 размер: 4843 mb
носитель: HDD2
видео: 1280x720 AVC (MKV) 3311 kbps 23.976 fps
аудио: AC3-5.1 448 kbps
язык: Ru, En
субтитры: Ru, En, Fr
 

ОБЗОР «ПРОЛЕТАЯ НАД ГНЕЗДОМ КУКУШКИ» (1975)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

Сымитировав помешательство в надежде избежать тюремного заключения, Рэндл Патрик МакМерфи попадает в психиатрическую клинику, где почти безраздельным хозяином является жестокосердная сестра Милдред Рэтчед. МакМерфи поражается тому, что прочие пациенты смирились с существующим положением вещей, а некоторые - даже сознательно пришли в лечебницу, прячась от пугающего внешнего мира. И решается на бунт. В одиночку.

Блестящая экранизация блестящего романа Кена Кизи и одноименной пьесы Дэйла Уассермэна. Редкий случай, когда киноверсия сделана настолько гениально, что практически отрывается от оригинала и живет собственной жизнью. Хулиганистый Джек Николсон попадает в сумасшедший дом и подбивает поциентов восстать против тирании старшей медсестры (поразительно подобрана Луиз Флетчер). Торжество человеческого духа над несвободой. Безусловный нестареющий шедевр и веха в истории кинематографа. (Иванов М.)

Прекрасный отдых в больнице штата для душевнобольных лучше, чем быть в заключении, не правда ли? Рэндл П. Макмерфи - свободный духом с горячей кровью в жилах и бойкий на язык симулирует умопомешательство и "раскусить" его не так просто. Безотлагательно его направляют на обследование в клинику, где он в компании очаровательных шизиков наслаждается кажущейся свободой, не подозревая, с какими монстрами этого тихого мира ему придется столкнуться. И когда ситуация становится для него абсолютно ясной, ему требуются все его силы для того, чтобы остаться человеком и свободной личностью. А дорого ли это стоит? Оказывается, дорого...

Этот фильм о самом важном понятии для каждого человека - о свободе, о ее границах, об иллюзиях, о дружбе, о смелости, о самой жизни и о ее истинных ценностях. Самая трагичная комедия в мире. Великий фильм, лучшая роль Джека Николсона, он живет на экране, живет так, что дыхание его жизни дает свежий воздух всему зрительному залу.

Душераздирающая история о бунте против системы... Как насчет отдыха за государственный счет в небольшой психиатрической больнице? Именно это и сделал беспокойный и независимый МакМерфи, у которого в венах - огонь, а язык остер как бритва: симулировал сумасшествие и поселился «у психов». Немедленно его заразное чувство независимости начинает отравлять серую рутину больничных будней. Если по телевизору идет всемирный чемпионат по футболу, он не допустит, чтобы накаченные успокоительными таблетками пациенты слонялись вокруг. Это - война! На одной стороне - МакМерфи. На другой - санитарка Рэтчед, у нее спокойный голос, она - один из самых хладнокровных и беспощадных злодеев в истории кино. На кону судьба каждого пациента в палате...

Вот редкий случай, когда в результате экранизации блестящего литературного произведения получился не уступающий оригиналу, потрясающий по своему воздействию фильм. Очень тяжелый, но с постоянным ощущением света впереди. Действие происходит в сумасшедшем доме, где царят драконовские, подавляющие любую искорку личности, порядки. Но вот появляется новый "пациент" МакМерфи (Джек Николсон), который не может смириться с несправедливостью и посягательствами на свою индивидуальность. Он пытается пробудить у почти потерявших человеческий облик товарищей по заключению стремление к свободе и желание борьбы за нее, заставить их поверить, что они - люди. И это ему удается, но ужасной ценой. Это, видимо, лучшая роль Николсона. Луиза Флетчер также великолепна, если можно так сказать, в роли совершенного чудовища - старшей медсестры, чья работа - сломить волю своих "пациентов".

Культовый кинофильм Милоша Формана. Действие происходит в психиатрической больнице. Одним из главных героев является свободолюбивый пациент Рэндл Патрик МакМерфи, переведенный в психиатрическую больницу из тюрьмы. Предполагается, что он симулировал психиатрическое заболевание только для того, чтобы избежать каторжных работ. Другие пациенты представлены в романе, возможно, не как душевнобольные, а как нормальные люди, отвергнутые больным обществом. МакМерфи противостоит старшая медсестра, работающая в отделении больницы. Старшая медсестра, личная жизнь которой не сложилась, усердно укрепляет свою власть над пациентами и персоналом отделения. Бунтарь и индивидуалист МакМерфи принимается рушить устроенный ей порядок, и оказывает соответственное влияние на других пациентов, уча их наслаждаться жизнью, и даже освобождая от хронических комплексов. Это доходит до нарушения всевозможных правил больницы, вплоть до ночной вечеринки в отделении, с обильным употреблением алкоголя и участием проституток. Будучи не в состоянии держать ситуацию под прежним контролем, старшая медсестра выводит МакМерфи из себя, и, пользуясь случаем, отправляет его на лоботомию. Жизнь МакМерфи прерывается, но другие пациенты становятся смелее, уверенней в себе, и освобождаются от власти старшая медсестры.

ПРЕМИИ И НАГРАДЫ

БРИТАНСКАЯ АКАДЕМИЯ, 1977
Победитель: Лучший фильм, Лучшая мужская роль (Джек Николсон), Лучшая женская роль (Луиза Флетчер), Лучшая мужская роль второго плана (Брэд Дуриф), Лучший режиссер (Милош Форман), Лучший монтаж (Ричард Чю, Линзи Клингмэн, Шелдон Кан).
Номинации: Лучший сценарий (Лоуренс Хаубен, Бо Голдмэн), Лучшая работа оператора (Хэскелл Уэкслер, Билл Батлер, Уильям А. Фрейкер), Лучший саундтрек (Mary McGlone, Robert R. Rutledge, Veronica Selver, Larry Jost, Mark Berger), Премия имени Энтони Эскуита за достижения в создании музыки к фильму (Джек Ницше).
ОСКАР, 1976
Победитель: Лучший фильм, Лучшая мужская роль (Джек Николсон), Лучшая женская роль (Луиза Флетчер), Лучший режиссер (Милош Форман), Лучший адаптированный сценарий (Лоуренс Хаубен, Бо Голдмэн).
Номинации: Лучшая мужская роль второго плана (Брэд Дуриф), Лучшая работа оператора (Хэскелл Уэкслер, Билл Батлер), Лучший монтаж (Ричард Чю, Линзи Клингмэн, Шелдон Кан), Лучший оригинальный саундтрек (Джек Ницше).
СЕЗАР, 1977
Номинация: Лучший иностранный фильм (Милош Форман).
ЗОЛОТОЙ ГЛОБУС, 1976
Победитель: Лучшая женская роль (драма) (Луиза Флетчер), Лучшая мужская роль (драма) (Джек Николсон), Лучший фильм (драма), Лучший режиссер (Милош Форман), Лучший сценарий (Лоуренс Хаубен, Бо Голдмэн), Лучший дебютант (Брэд Дуриф).
НАЦИОНАЛЬНЫЙ СОВЕТ КИНОКРИТИКОВ США, 1975
Победитель: Лучшая мужская роль (драма) (Джек Николсон).
БОДИЛ, 1976
Победитель: Лучший неевропейский фильм (Милош Форман).
ИТАЛЬЯНСКИЙ СИНДИКАТ КИНОЖУРНАЛИСТОВ, 1976
Победитель: «Серебряная лента» лучшему режиссеру иностранного фильма (Милош Форман).
ДАВИД ДОНАТЕЛЛО, 1976
Победитель: Лучший режиссер иностранного фильма (Милош Форман), Лучший иностранный актер (Джек Николсон).
ГИЛЬДИЯ РЕЖИССЕРОВ США, 1976
Победитель: Приз за выдающиеся достижения в режиссуре (Милош Форман, Joel Douglas, Irby Smith, William Saint John).
ГРЭММИ, 1977
Номинация: Лучший музыкальный альбом к фильму (Джек Ницше).
КИНЕМА ДЗЮНПО, 1977
Победитель: Выбор читателей - Лучший режиссер фильма на иностранном языке (Милош Форман).
САНТ ЖОРДИ, 1977
Победитель: Лучший иностранный актер (Джек Николсон).
ГИЛЬДИЯ СЦЕНАРИСТОВ США, 1976
Победитель: Лучшая адаптация драмы (Лоуренс Хаубен, Бо Голдмэн).
ВСЕГО 35 НАГРАДЫ И 11 НОМИНАЦИЙ.

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

Правами на экранизацию долгое время владел Керк Дуглас, но в итоге запуском проекта занялся его сын, не менее знаменитый Майкл Дуглас. Тем не менее, Керк сохранил за собой право на получение процента от прибыли.
Керк Дуглас хотел получить одну из ролей, однако к тому моменту, когда был запущен проект, он слишком сильно постарел.
Самым сложным моментом создания картины явилось то, что ни одна серьезная киностудия не хотела браться за столь сомнительный проект. Керк Дуглас встретил Милоша Формана в Праге, где рассказал ему о своих планах и сразу же предложил ему стать режиссером.
Среди соискателей роли Рэндл Патрика МакМерфи числились такие знаменитые актеры как Джеймс Каан, Марлон Брандо, Джин Хэкман и Берт Рейнольдс. В конечном итоге роль предложили Джеку Николсону.
Кен Кизи, автор одноименной книги, написал сценарий к фильму, однако тот пришелся не по вкусу Форману, так как повествование велось от имени Бромдена. После этого обиженный Кен заявил, что никогда не станет смотреть экранизацию собственной новеллы «в столь извращенном виде». Более того, он даже подавал в суд на продюсеров картины, однако его иск был отклонен.
Много лет спустя Кен лежал в собственной кровати, переключая ТВ-каналы в поисках интересного зрелища. Неожиданно он натолкнулся на довольно любопытный фильм. Лишь по прошествии нескольких минут он понял, что же это за картина, и тут же переключил на другой канал.
Кен написал свою книгу под впечатлением от работы в Калифорнийском госпитале для ветеранов.
Фильм, повествующий о драме в психиатрической клинике, был практически полностью снят в госпитале штата Орегон, в отделении для душевнобольных.
В английском языке существует устойчивое выражение «гнездо кукушки», переводящиеся как больница для психически больных.
Большинство статистов на самом деле являлись душевнобольными. Каждому члену съемочной команды выделили по 2-3 пациента для того, чтобы они успели найти с больными людьми что-то похожее на взаимопонимание.
Луиза Флетчер получила роль лишь за неделю до начала съемок. Этому событию предшествовало около шести месяцев непрерывных кинопроб. Милош Форман никак не мог решиться взять в проект эту актрису, однако после просмотра других кандидаток снова и снова приглашал Луизу на пробы, пока наконец не принял окончательное решение.
Кроме Луизы на роль сиделки Милдред Ретчед претендовали Джеральдина Пейдж, Энн Бэнкрофт и Эллин Берстин.
Перед тем как начать съемочный процесс Милош Форман собрал всю съемочную команду и продемонстрировал им фильм «Titicut Follies» (1967).
За исключением сцены рыбной ловли (ее отсняли в последнюю очередь), вся картина снималась последовательно. Сцену рыбалки снимали в самой маленькой гавани в мире, располагающейся в Орегоне.
Существует поверье, что во время сцены, в ходе которой герой Джека Николсона проходит испытание электрошоком, Джек действительно пришлось познать силу данного рода терапии ввиду ошибки обслуживающего персонажа.
В данном фильме на большом экране дебютировали Брэд Дуриф (известный прежде всего голосом куклы-убийцы Чаки в фильме 1988 года «Детские игры») и Кристофер Ллойд (доктор Браун из фильма 1985 года «Назад в будущее»).
Фильм стал вторым в истории, завоевавшим «Оскар» в пяти самых престижных номинациях, что ранее удавалось только картине «Это случилось однажды ночью» (1934). Такую же «Большую пятерку» ему удалось взять в пяти номинациях на «Золотом глобусе» (единственный раз в истории кино).
На протяжении всего процесса съемок актер Уильям Редфилд был тяжело болен. Спустя несколько месяцев после завершения работы над проектом Уильям скончался.
Форман не хотел снимать сцену рыбалки вообще, поскольку полагал, что она разрушит ощущение замкнутости пациентов в пространстве лечебницы.
Уилл Сэмпсон спорил с Форманом по поводу концепции роли Вождя Бромдена и сыграл-таки ее по-своему.
Бюджет: $3 000 000.
Премьера: 19 ноября 1975 (Нью-Йорк), февраль 1988 (Москва).
Слоган: «If he's crazy, what does that make you?»
«Пролетая над гнездом кукушки» был очень тепло принят зрителями и собрал свыше $100 млн в домашнем прокате США. Критика высоко оценила режиссуру и актерскую игру в картине, признав ее одним из важнейших событий «новой волны» американского кинематографа 1970-х годов.
Картина входит во многие престижные списки: «The 1001 Movies You Must See Before You Die»; «501 Must See Movies»; «500 лучших фильмов» по версии журнала Empire; «100 лучших американских фильмов» по версии AFI; «100 самых воодушевляющих американских фильмов» по версии AFI; «They Shoot Pictures, Don't They?»; «1000 лучших фильмов» по версии кинокритиков Нью-Йорк Таймс; «Лучшие фильмы» по мнению кинокритика Роджера Эберта; «Лучшие фильмы» по мнению кинокритика Сергея Кудрявцева; «Рекомендации ВГИКа» и другие.
Рецензии Роджера Эберта (англ.): 1975 год - http://rogerebert.com/reviews/one-flew-over-the-cuckoos-nest-1975; 2003 год - http://rogerebert.com/reviews/great-movie-one-flew-over-the-cuckoos-nest-1975.
Рецензия Джеймса Берардинелли (англ.) - http://reelviews.net/php_review_template.php?identifier=1383.
В СССР фильм был дублирован на студии «Мост-видео». Режиссер дубляжа: Владимир Черненко. Перевод А. Монастырского. Роли дублировали: Владимир Еремин (МакМерфи), Людмила Ильина (Медсестра Милдред), Всеволод Кузнецов (Табер; Бромден-Вождь; Вашингтон), Рудольф Панков (Хардинг), Алексей Золотницкий (Чарли), Вячеслав Баранов (Мартини), Дальвин Щербаков (Доктор Джон), Сергей Балабанов, Юрий Саранцев, Марина Тарасова, Андрей Бархударов.
Во время визита в Москву в первые перестроечные годы Форман был приятно удивлен, узнав, что "Лужники" не смогли вместить всех желающих посмотреть его "Пролетая над гнездом кукушки". Русскому зрителю показалась кровно близкой его тела - бунт свободного человека против системы, против диктата правил.
Александр Морфов поставил спектакль «Затмение» по роману «Пролетая над гнездом кукушки» в театре «Ленком».
В 1993 году внесен в Национальный реестр фильмов США.
О фильме в Википедии: http://ru.wikipedia.org/wiki/Пролетая_над_гнездом_кукушки_(фильм).

СЮЖЕТ

Действие происходит в 1963 году. Преступника Рэндла Патрика Макмерфи (Джек Николсон) переводят из тюрьмы в психиатрическую клинику для освидетельствования. Попав в отделение, Рэндл Макмерфи сразу сталкивается со строгим распорядком, установленным старшей медсестрой Милдред Рэтчед (Луиза Флетчер). Порядки, установленные медсестрой, и вмешательство в личную жизнь пациентов во время сеансов групповой терапии вызывает протест у нового пациента. Макмерфи не понимает, почему мужчины, пусть они даже больные, терпят такое обращение со стороны женщины. Макмерфи заключает пари на то, что он может сбежать, когда захочет. Рэндл пререкается с медперсоналом, организует в отделении уголок азартных игр, проводит голосование, дабы получить разрешение больным неурочно посмотреть Мировую серию по телевизору. После неудачного голосования он сближается с хроническим больным по кличке Вождь, крупным индейцем, которого все считают глухонемым. Наконец, Макмерфи устраивает самовольную отлучку из больницы, отправившись с группой пациентов на рыбалку. В ходе консилиума лечащие врачи склоняются к тому, что Макмерфи симулянт и его необходимо отправить назад в тюрьму отбывать срок. Однако сестра Рэтчед настаивает на том, чтобы оставить его в отделении. Задержанный на принудительное лечение Макмерфи неожиданно для себя узнает, что большинство пациентов в отделении находятся добровольно и его попытки посягнуть на власть медсестры совершенно бессмысленны. Понимая, что его могут оставить в больнице на неопределенно долгий срок, Патрик решает бежать. Во время очередного сеанса социальной терапии больной Чесвик теряет контроль над собой. Макмерфи и Вождь пытаются защитить его перед санитарами, и восставших больных обездвиживают. Затем всех троих отправляют на сеансы электрошоковой терапии. Перед процедурой Рэндл узнает, что Вождь говорит и слышит, но предпочитает хранить это в тайне. Придя в себя и вернувшись назад в отделение, Макмерфи решает, что дальше тянуть нельзя, и предлагает Вождю соучастие в побеге. Подкупив охранника, он приглашает в отделение своих знакомых девушек и устраивает прощальную вечеринку. Когда Макмерфи уже собирается покинуть больницу, Билли Биббит намекает ему, что хотел бы переспать с одной из девушек. Молодые люди уединяются. Не удержавшись после выпитого спиртного и бурной ночи, Рэндл, как и все в отделении, засыпает. Наутро медсестра Рэтчед обнаруживает погром в отделении, попытку побега и потерявшего девственность Билли Биббита. Рэтчед угрожает Биббиту тем, что расскажет о таком недостойном поведении его матери, близкой подругой которой она является, чем приводит его в шоковое состояние и вынуждает выдать зачинщика ночной вечеринки. Биббита в суматохе оставляют ненадолго одного, и он кончает жизнь самоубийством, перерезав себе сонную артерию. В ярости от того, что Рэтчед довела до самоубийства слабого и больного Биббита, Макмерфи набрасывается на медсестру и с силой начинает душить Рэтчед, но его в последний момент оттаскивают санитары, и Рэтчед выживает, получив серьезную травму шеи. Жизнь в больнице продолжается. Через некоторое время Рэндл снова появляется в отделении. Вождь видит, что его ведут под руку санитары. Вождь обрадовался возвращению своего единственного друга и говорит ему, что он готов совершить побег, что он чувствует себя большим, как гора. Но замечает, что Макмерфи не реагирует на его слова. Присмотревшись, он обнаруживает шрамы с левой и правой сторон лба и понимает, что тот перенес лоботомию и теперь это уже не Макмерфи-симулянт, а действительно больной человек. Вождь говорит ему, что он не хочет уходить без Макмерфи, что не хочет оставлять его в таком состоянии. Вождь говорит Макмерфи: «Пошли», - и душит его подушкой. Затем, выбив зарешеченное окно тяжелой мраморной колонкой, вырванной из душевой, выбирается на свободу и убегает.

С 1963 по 1967 гг. Милош Форман снял в родной стране несколько фильмов - среднеметражку Конкурс, 1963; Черный Петр, 1964; Любовные похождения блондинки, 1965, - отличающиеся шутливой, по-молодому бодрой и по-новому свободной тональностью, тесно связанной с так называемой "пражской весной". Эта серия фильмов весьма показательно завершается едкой и мрачной, лишь обманчиво комедийной картиной Гори, моя барышня, 1967. Американский период Формана открывается изобретательным и блестящим фильмом, с большой социальной остротой описывающим американскую буржуазию (Отрыв, 1971). В основу фильма было положено существование выдуманной, но очень правдоподобной "Ассоциации родителей, разыскивающих собственных детей". Эта картина обозначила переход Формана к новому стилю, с которым он снискал огромный успех во всем мире (Пролетая над гнездом кукушки; Волосы; Амадей). Каждый раз Форман берет за основу богатый материал, зарекомендовавший себя на театральной сцене или в литературе, и ловко адаптирует его для кино, делая его еще ярче и популярнее. Достоинства Формана-экранизатора позволяют говорить о том, что его режиссура вдыхает новую жизнь в обрабатываемый материал. (В случае с Волосами - мюзиклом, ставшим символом для целого поколения - материал первоисточника рассматривается под новым углом, подвергается широкому и глубокому переосмыслению.) Основные качества Формана: невероятная энергия, с которой он задает новый ритм экранизируемому произведению, стремление перенести действие в реальное географическое пространство первоисточника (театры Австрии и Центральной Европы в Амадее; больница г. Салем, штат Орегон, в Пролетая над гнездом кукушки) и особенный дар в подборе актеров и работе с ними. Джек Николсон играет в этом фильме свою лучшую роль. Все окружающие его персонажи ярки и выразительны: в особенности те, роли которых исполняют Дэнни Де Вито, ставший знаменитым лишь десять лет спустя, и Брэд Дуриф, снявшийся позднее в главной роли в фильме Хьюстона Мудрая кровь, 1979. Стоит упомянуть, что в бестселлере Кена Кизи сюжет изложен, словно в галлюцинаторном бреду: от первого лица, с точки зрения индейца, прошедшего через двести сеансов электрошоковой терапии. В сценической переработке Дэйла Вассермена, на которую опирается фильм (хотя это не указано в титрах) содержание романа приобрело бoльшую ясность и форму универсальной аллегории. Формана в фильме интересует прежде всего титаническая, грандиозная, но при этом комичная борьба между человеком, в разумной степени здоровым и в разумной степени безумным, и чудовищной системой в лице холодной и ужасающей сестры Гнусен, всегда уверенной в своей абсолютной правоте. Она - сторонник всеобщей уравниловки, репрессий, злобного и беспощадного порядка, порождающего рабов и диктаторов. Для человека эта борьба изначально обречена на поражение - если он действует в одиночку; но распространяясь, подобно заразе, она приносит плоды. Дружба с Макмерфи могла бы стать лучшим лекарством для пациентов больницы, пускай она бессильна их изменить. Картина замечательна тем, что в ней нет назидательности, наставлений и пафоса: ее сила исходит от самой атмосферы мест, поворотов сюжета, интонационных перепадов и драгоценной яркости характеров. Хотя Пролетая над гнездом кукушки нельзя назвать ни совершенно оригинальной, ни очень личной для автора картиной (впрочем, как и Волосы, и Амадея), это не умаляет ее значения как абсолютного шедевра американского кинематографа 70-х гг. (каковых в этот период насчитывается довольно мало). (Жак Лурселль)

Грандиозный успех этого фильма, с результатом $65,6 млн. прокатной платы уступившего в сезоне 1975-го одним «Челюстям», отмеченного четырьмя главными «Оскарами», омрачил лишь искусственно раздутый скандал. Кен Кизи, автор взятой за основу книги с тем же названием, которая так и осталась первой и последней заметной в его творчестве, сделав писателя в конце 60-х «культовой» и знаковой фигурой, подал в суд, обвинив создателей картины в намеренном уничтожении своего поэтичного шедевра «банальным реализмом». Только при этом - оставшись чуть ли не единственным, кто категорически не принял ленту: говорят, даже нанятые Кизи адвокаты искренне изумлялись мелочности его претензий. Форман, вообще-то потрясающе перенесший на экран нерядовой, новаторски написанный роман, действительно не стал воспроизводить многое, опустив сцены «потока сознания» и исповедей-рассуждений героя-индейца по прозвищу «Вождь», от чьего лица велось повествование. Иными словами - сознательно отказался от всего, что уводило в сторону от грешной реальности, отдав предпочтение объективистской, даже беспристрастной манере изложения, которая, как теперь кажется, и немыслима иной, особенно в изумительном финале с возмездием и трагической расплатой за него. Развязка, помещенная в чуть иной (по сравнению с первоисточником) контекст, уже не позволяет зрителям, в отличие от читателей, усомниться в безысходности и обреченности бунта, учиненного МакМерфи в гениальном исполнении Николсона. И если книга звучала неким гимном во славу свободного, веющего, где только хочет, духа «хиппи» и иных возмутителей общественного спокойствия, противостоящего затхлой атмосфере капиталистического мира, то экранизация оказалась потрясающе созвучна уже эпохе разочарований в несбывшихся мечтах мятежного поколения. Но что-то принципиально изменилось - и последние несколько секунд позволяют пережить подлинный катарсис… Впрочем, показанные в фильме события слишком универсальны и явно не позволяют ограничиться одной-единственной эпохой в истории - не обязательно США, но и, например,… Советского Союза; так ленту пытался трактовать Жан-Люк Годар, усмотревший в работе эмигранта из ЧССР метафору подавления «пражской весны». С течением времени становится еще очевиднее, что авторы смогли вознестись над конкретными обстоятельствами, явив обобщенную, философскую притчу о человеке, испокон веков сопротивляющемся давящему прессу даже в том случае, когда этот пресс сотворил самолично. «Он сумасшедший. Но кто сделал его таким?» - гласит рекламный слоган. Эпиграфом же предпослана пословица, звучащая (правда, в адаптированном виде) так: «Кто из дома, кто в дом, кто - над кукушкиным гнездом». «Пролетая над гнездом кукушки» - не о байроновской (из поэмы «Каин») «тоске над бездной», но об изначальной гармонии внешнего и внутреннего, утраченной и вновь обретаемой лишь в полете над пресловутым «гнездом кукушки». В процессе высвобождения из-под тотального гнета, гнета любой природы и происхождения. В момент обретения истинной Свободы. (Евгений Нефедов)

Трагикомическая экзистенциальная притча. Быстро ставшая легендарной картина чешского иммигранта Милоша Формана, всего вторая по счету в его американской карьере, не только завоевала пять основных «Оскаров» (за фильм, режиссуру, адаптированный сценарий, главные мужскую и женскую роли), что произошло лишь во второй раз в истории Киноакадемии, спустя 40 лет после триумфа романтической комедии «Это случилось однажды ночью» Фрэнка Капры. Лента Формана, которую, наверно, можно отнести к жанру трагикомедии, также пользовалась громадным успехом в кинопрокате США (ее посмотрели почти 55 млн. человек!) и по-прежнему популярна у обычных зрителей практически во всех странах мира, что подтверждает наличие редких случаев универсальности воздействия ряда кинопроизведений, воспринимаемых на «ура» и критиками, и профессионалами, и массовой аудиторией. Экранизация культового романа Кена Кизи, известного все-таки в узких кругах субкультурного толка, произвела мощный эффект на самую разную публику, пожалуй, благодаря расширительной трактовке режиссером исходной ситуации, когда вместе с героем фильма Рэндлом МакМерфи, который не желает отправляться в тюрьму и поэтому симулирует признаки безумия, мы попадаем в сумасшедший дом, оказывающийся своеобразной моделью общества. Там действуют те же законы, царят схожие порядки. Но постепенно мы приходим к выводу, что на самом деле общество - это модель сумасшедшего дома. Они меняются местами. Пациенты психиатрической клиники - вовсе не безумцы. Они находятся в ней добровольно. Потому что «психушка» - как убежище, последнее пристанище. Но и там общество не оставляет их в покое. Люди мечутся в безвыходной ситуации между личным и коллективным безумием. Альтернативы нет. Или тебя сделают настоящим сумасшедшим при помощи электрошока, или же подвергнут «промывке мозгов» в обществе, воспользовавшись средствами «массового оглупления» и тотальной манипуляции. Но все-таки персонажи картины решаются, благодаря МакМерфи, на своего рода бунт, сначала отправившись с ним в самовольную поездку на автобусе и прогулку на катере, а потом протестуя против распорядка в клинике. МакМерфи пробудил во всех подзабытое желание быть свободным, а значит - быть человеком. В финале же полная радость освобождения, которую смог почувствовать только исполин-индеец, в одиночку сбежавший из психбольницы - это то, что никогда не выбьет из памяти человека никакое общество. Бежит именно тот, для кого сумасшедший дом - окончательный приют, кто в обществе - самый жалкий отщепенец без прав и свобод. Но он устремляется в неизвестность, практически - в темноту, чтобы ощутить столь краткий миг свободы. Название романа и киноленты взято из детской песенки-эпиграфа: «Кто-то полетел на запад, кто-то полетел на восток, а кто-то полетел над гнездом кукушки». В вольной интерпретации литературного переводчика произведения Кизи получилась более ритмизованная и вдобавок рифмованная, как и в оригинале, считалочка: «Кто из дома, кто в дом, кто над кукушкиным гнездом». Но в ней, к сожалению, пропал мотив географической распахнутости пространства, открытого на разные стороны света, что имело, наверно, дополнительное значение для Милоша Формана, который, можно сказать, сбежал на Запад с Востока и на себе испытал все «прелести» обоих общественных строев - социалистического и капиталистического. Ведь для него тема внутренней и внешней свободы - на самом-то деле, сквозная как в чешских, так и в американских фильмах: от первого «Отрыва» до «Человека на Луне». Форману претит любое проявление насилия над человеческой личностью, он не приемлет какой бы то ни было формы подавления и подчинения. Так что и в восторженно принятой в США картине «Кто-то полетел над гнездом кукушки», и во встреченной с глухим раздражением экранизации рок-мюзикла «Волосы», и в кисловато оцененной работе «Народ против Лэрри Флинта» несомненен трезвый и беспристрастный взгляд на Америку, которая отнюдь не является раем на Земле, осененным статуей Свободы. На американском жаргоне «кукушкино гнездо» - это сумасшедший дом. И бегство навстречу свободе - как полет над гнездом кукушки. Но кроме того, название имеет иной смысл. Кукушкино гнездо - это гнездо без птенцов. Она бросает их на произвол судьбы - пусть выкарабкиваются сами. Как ни парадоксально, это вполне напоминает типичный американский принцип: «создай самого себя». Так что Америка - это пустое гнездо кукушки, а ее родные дети оказываются бесприютными пасынками, бесконечно блуждающими по дорогам. В данном плане «Кто-то полетел над гнездом кукушки», в том числе - благодаря присутствию Джека Николсона, сыгравшего одну из своих лучших ролей, оказывается точно в контексте американского кино конца 60-х - начала 70-х годов. Но одновременно воспринимается и как общечеловеческая притча экзистенциального содержания, повествуя об отношении личности к проблеме свободы, будь она только собственная или же общественно значимая. (Сергей Кудрявцев)

То, что этот фильм - шедевр мирового кино, мне говорили не один раз. И читал я об этом многократно. Но шедевры становятся собой только в твоих глазах (если, конечно, не хочешь петь одну песню со всеми). "Полет над гнездом кукушки" я собирался смотреть многократно, и даже случаи удобные подворачивались, но что-то все время мешало. То репутация "тяжелого кино", то сам факт, что действие происходит в психушке. И только заверения одного патологического нонконформиста (в прошлом он был убежденным хиппи, а потом - борцом за демократию в горбачевские времена), что это - "наш фильм", наконец-то сподвигли меня на решительный шаг. Я зарядил кассету с эпохальным фильмом и начал смотреть, подогревая свой энтузиазм всеми возможными методами. Подогревать поначалу приходилось активно - никаких признаков шедевра не наблюдалось. Сюжет развивался ни шатко, ни валко. Класс режиссера чувствовался, вовсю солировал Джек Николсон. Отличные сцены - да, они были. Но в общем, впечатления все это особого не производило. И только на исходе первого часа стало ясно, что "Полет" - это фильм для терпеливых. Те, кто сумел сохранить свой благожелательный настрой, во второй половине фильма будут вознаграждены сторицей. Признаки шедевра начинают проступать, как изображение на фотобумаге в проявителе, в тот момент, когда действие обозначено, главные персонажи очерчены и стилистика действия, как кажется, окончательно сформировалась. Ощущение того, что ты смотришь выдающееся произведение искусства, нарастает и к финалу достигает апогея. После финальной сцены впечатление такое, что тебя как следует приложили по голове кувалдой, и тут же открылись каналы, соединяющие человека с небесами. "Полет" - фильм о свободолюбии. Герой Николсона, уголовник, попавший в психушку для освидетельствования, сталкивается, как пишут в рецензиях, "с творящимся вокруг насилием". Его бы, страдальца, в наши медицинские учреждения соответствующего профиля! Так или иначе, он начинает сеять в повернутых мозгах своих коллег по несчастью семена свободомыслия. Тем самым он вступает в борьбу с администрацией, которую воплощает медсестра Рэтчед в исполнении Луиз Флетчер (за эту роль женщина получила "Оскара"). Этот конфликт служит каркасом сюжета. А его идейным наполнителем выступает осмысление вопроса: должен ли человек стремиться к свободе, даже если он сам этого не хочет? Блестящий образ индейца по прозвищу Вождь убедительным образом дает ключ к решению этой проблемы. И еще. Для любознательных. (Джон Сильвер)

Кто из дому, кто в дом, кто над кукушкиным гнездом. - Считалка. Я не уйду без тебя, Мак. Я тебя таким не оставлю. - Вождь. США 60-ых годов. Небольшая психиатрическая больница с восемнадцатью пациентами, группой надзирателей-негров и медицинским персоналом во главе со спокойно-строгой санитаркой Рэтчед. В этой больнице все идет своим чередом, дни проходят, улетают, исчезают, испаряются. «Овощи» - больные, которым никто и ничто уже не поможет - ничего, кроме легких телодвижений и танцевальных па, не делают; «острые» - «перспективные» пациенты, которым еще можно уничтожить очень-очень много нервных клеток электрическими разрядами и бесконечными таблетками, - разговаривают, играют в карты, вспоминают прошлое, ушедшее в белую даль, смеются вполголоса и пишут письма огрызками карандашей. Распорядок дня прост, понятен даже для самых заядлых психов, - подъем, прием лекарств, отдых, занятия физкультурой, мытье, короткая прогулка, и «особые» сеансы - санитарка Рэтчед просит всех «острых» сесть кружком вокруг нее, предводительницы этих белых стен и отраженного белого света, открывает вахтенный журнал и обсуждает с больными их проблемы, их жизнь, которую навсегда отрезали больничные двери; жизнь, от которой остались только фотокарточки. Она говорит, все эти разговоры нужны для того, чтобы разобраться с психическими проблемами больных, распутать их, разжать, как обезьяньи пальцы - и тогда наружу упадет комочек излучения нормальных людей, которые слушают классическую музыку и разговаривают друг с другом спокойным голосом. И вот, в этот бесконечный локомотив дней без света впереди, привозят нового больного МакМерфи (Джек Николсон - он получил за эту роль свой первый «Оскар») - независимого американца, бунтаря, которого не раз (а точнее, больше пяти раз) арестовывали за нападение, и один раз за изнасилование несовершеннолетней («ей было пятнадцать, - объясняет он, - выглядела она на все тридцать пять, а мне сказала, что ей восемнадцать»). Вопрос: для чего он приехал в эту больницу, затерянный остров штата Колорадо? Ответ: до этого он работал на какой-то ферме, где не проявил ни особого трудолюбия, ни усердия; и теперь хочет отдохнуть «шестьдесят восемь дней» в больнице для психов. Но - увы и ах - отдых неожиданно превращается во что-то комично-трагично-ужасное, потому что санитарка Рэтчед, проводящая с больными сеансы «терапии», вовсе не собирается отпускать бунтаря МакМерфи; она считает, что «они должны разбираться с больными на месте, а не перекладывать их на других». А МакМерфи, в свою очередь, не собирается заискивать и дрожать перед «этой сучкой». Среди пациентов, «ударной команды придурков», оказывается еще один симулянт, огромный индеец по кличке Вождь. Раньше Вождь чувствовал себя огромным и сильным, но после того, как государство превратило его отца в очередного «овоща» (с помощью особой, «электрической» системы лечения), он чувствует себя слабым, ни на что не способным. В определенный момент между двумя нормальными в этом ненормальном мире и в этом сумасшедшем доме проскакивает искра понимания и уважения. Они решают, что должны, обязаны черт, сбежать из больницы и отправиться в Канаду. Другие пациенты, большинство из которых поступили в больницу добровольно, узнают - благодаря МакМерфи - много новых прелестей жизни [кроме игры в карты и разговоров]. МакМерфи вывозит их, позаимствовав катер, в открытое море, знакомит одного пациента, Билли Боббита с обворожительной дамочкой; в новогоднюю ночь, когда все пациенты должны спать, устраивает вечеринку. Мак живет полной жизнью и собирается научить остальных жить также. Но жизнь - штука неожиданная, поэтому все заканчивается, как бывает, совсем не так, как предполагали сами участники драмы. Теперь поговорим о создании фильма. После выхода одноименного романа Кена Кизи права на экранизацию купил Кирк Дуглас, знаменитый актер, снявшийся во многих великолепных картинах. Но годы прошли, Кирк Дуглас постарел и отдал праву сыну, Майклу Дугласу, который выступил одним из двух продюсеров (второй - Саул Заентц). Милош Форман, чешский кинорежиссер, прибрал всю историю в свои руки, сотворив из бурного романа (как пишут у нас - «Библии США 60-ых годов), безусловно, гениальный фильм. Форман все сделал правильно - во-первых, переместил повествование от Вождя к МакМерфи, выявив надлом между свободой и несвободой еще ярче, еще краше, еще мелодичнее; во-вторых, убавил «ужасов» (в книге, например, описывается, как сестра Гнусен - та же сестра Рэтчед - затыкала плетеной сумочкой рот Вождю, когда его брили негры-надзиратели), сделав не фильм-обличитель, а фильм-размышление, причем размышление с совершенно особым духом, настроением. Некоторые кадры по своему содержанию должны выглядеть абсурдными (команда психов едет в автобусе, разглядывая мир, о котором они почти позабыли), но Форман не заостряет краски, поэтому безусловная трагедия у него получилась очень легкой, смешной, красивой, но в тоже время жесткой и напряженной. Джек Ницше прекрасно передает этот легкий дух, примешивая к классическим интонациям гитарные мелодии и индейские мотивы, которые, в свою очередь, подчеркиваются осенней природой с высокими горами, черными речками и выцветшей травой. И все эти настроения прекрасно контрастируют с белой-белой больницей, которая, пусть и оторвана от реальной действительности, но, обжигая мелкими деталями, очень живо и интересно передает жизнь США 60-ых годов. В-третьих - Форман подобрал великолепную и очень колоритную актерскую команду. Джек Николсон - гениален! Самое потрясающее в нем - безоговорочная искренность; он не претворяется, не наматывает, как проволоку, мимику на лицо, не устраивает театральщину; он играет, великолепно и неподражаемо. Дэнни Дэ Вито и Кристофер Ллойд тоже отлично справились со своими ролями. Соединив признанного мастера Джека Николсона с начинающими актерами, настоящими больными и настоящим медперсоналом, Милош Форман добился удивительного результата, где каждый кадр - мини-шедевр (ключевое слово - шедевр). Ну и главная санитарка Милдред Рэтчед в исполнении Луиз Флетчер. Санитарка Рэтчед, которая очень не любит, когда меняется «годами отлаженный распорядок», санитарка Рэтчед, которая заставляет больных отвечать на бесконечные вопросы, для которой боль людей, которые и не знают, почему им так больно - только необходимая черточка дня, позволяющая занести сведения в журнал. «Самая беспощадная злодейка кино», как пишут издатели DVD и VHS-кассет, получилась у Флетчер весьма неоднозначной - сначала кажется, что она все делает правильно, да и вообще вроде ничего ужасного не делает. Но ее глаза, ее кукольные глаза, которые спокойно наблюдают за страданиями, впивают в себя страдания, перечеркивают все сомнения - злодейка, злодейка! Злодейка!!! В итоге получился совершенно великолепный фильм. Фильм, который и тридцать лет спустя (год выпуска - 1975) ранит душу по-прежнему веско и остро. Фильм, заслуживший пять «Оскаров» как ни один другой. Один из лучших фильмов двадцатого столетия. Один из лучших фильмов о свободе и несвободе, и о цене свободы и несвободы. И еще: заметьте как красиво - хрупко, мелодично, переливчато, - звучит название фильма на английском языке - «One Flew Over The Cuckoos Nest». Совсем как книга Рэя Бредбери «Вино из одуванчиков» - «Dandelion Wine». И в том и другом случае искрится особый перезвон, нежность, которая иногда врывается в суховатый английский язык. Наверное, поэтому фильм так назвали - что-то такое же хрупкое и нежное хранят у себя в душе герои. Герои фильма, стремящиеся стать свободными. (Михаил Кирюхин)

Очень часто, желания и поступки здравомыслящего человека могут сойти за сумасшествие. В погоне за новыми жизненными ощущениями он способен навредить не только себе, но и окружающим. Если обыденное и занудное существование уже начинает изрядно надоедать, почему бы не попробовать внести в него некую изюминку? Для Патрика МакМерфи, профессионального разгильдяя со стажем, такой изюминкой стал отдых в психиатрической лечебнице за государственный счет. Общение с душевнобольными людьми способно изрядно поднять настроение и внести разнообразия в личную жизнь, поэтому, выдав себя за сумасшедшего, МакМерфи хоть и с трудом, но все-таки попадает в психиатрическую клинику, в качестве пациента. С первых же дней, появление Патрика радикально меняет атмосферу в стенах госпиталя. За довольно короткий период он устанавливает контакт почти с каждым обитателем «желтого дома», будь то пациент или представитель обслуживающего персонала. Но все же нашелся один человек, который не разделял поведения МакМерфи - санитарка по имени мисс Рэтчед. В скором времени между ними начинается настоящая война, ставки в которой довольно высоки - судьба каждого пациента в палате. Смотреть этот фильм нужно очень осторожно, поскольку главная сюжетная линия в нем довольно тонкая. Повествование о суровых буднях душевнобольных людей ходит на грани между драмой и комедией. Такая смесь двух, казалось бы, противоречивых компонентов, тем не менее, очень интересна. Поначалу пациенты лечебницы выглядят как большие беспомощные дети, но стоит проникнуть в их жизнь Патрику МакМерфи, как мы видим, что каждый из них представляет собой вполне самостоятельную личность, способную нести ответственность за свои поступки. Они не больные, нет. Они просто безгранично напуганы жестокостью общества, в котором оказались, и которое их медленно уничтожает. Но один человек, сам того не подозревая, научил их бороться с несправедливостью и противостоять жестокости внешнего мира. Правда, цена, которую он за это заплатил, оказалась слишком высокой… Фильм пронимает до глубины души, заставляет задуматься над ролью человека в обществе и оседает в памяти навсегда. Он буквально пропитан жизненной лирикой и, в то же время, несет в себе некую иронию, которая высмеивает и осуждает человеческую черствость и жестокость. Ему уже около сорока лет, а он остается актуальным и по сей день. В свое время, Милошу Форману довелось выслушать немало критики в свой адрес от автора книги, Кена Кизи. Обвинения касались в основном того, что режиссер значительно переделал роман, экранизировав его по своему усмотрению и весьма существенно отойдя от оригинала. Кизи даже отказался смотреть картину, когда узнал, что повествование фильма не будет вестись от имени Бромдена. Но сильно ли это навредило «Полету…»? Думаю, нисколечко, даже наоборот, придало большей интриги, ведь персонаж Вождя полностью раскрывается только под занавес фильма. Актерское мастерство всех участников съемочной площадки завораживает с первых же минут просмотра. Джек Николсон - как всегда безгранично харизматичен. Луиз Флетчер - просто добросовестно выполняет свою работу, а совсем еще молодые Дэнни де Вито и Кристофер Ллойд полностью раскрывают свой актерский потенциал, не забывая при этом очаровать зрителя бесподобной игрой. Фильм - шедевр. На все времена! (Axl)

Фильм снят по Библии бурных 60-х - знаменитому роману Кена Кизи. Но если в книге повествование ведется от лица якобы глухонемого индейца, то в фильме на первый план выдвинут МакМерфи (Николсон), а индеец почти весь фильм молчит, как и положено молчать индейцу, притворяющемуся глухонемым. МакМерфи попадает в психушку сознательно, надеясь закосить под психа и избежать тюремного заключения. Но оказывается не «в формате» лечебницы. Слишком свободный, слишком независимый, слишком шумный, слишком непримиримый.. Весь фильм - это история его бунта против системы подавления каждого отдельного человека. К середине фильма он, узнав, что кроме него все больные находятся на добровольном лечении, и рад бы уже остановиться, но не может - ярко выраженный лидер, на которого смотрят с надеждой отчаявшиеся и забитые пациенты, он не может сдаться, он должен «хотя бы попробовать» одолеть систему. Поэтому он постоянно изводит старшую медсестру, нарываясь на новые процедуры вплоть до электрошока. Поэтому, после электрошока, с трудом изображая улыбку, он возращается в палату со словами: «первая же баба, которая подцепит меня, засветится всеми огнями, как рождественская елка» Поэтому, в конце фильма, он идет душить медсестру, понимая, что шансов у него уже нет, но «он хотя бы попробует» В итоге психи становятся нормальными людьми и выписываются, МакМерфи после лоботомии превращается в «овоща», а индеец Бродмэн выламывает мраморную раковину, выбрасывает ее в окно и, выбив решетку, убегает, прихватив с собой и МакМерфи, правда несколько в измененном состоянии. Конец фильма застанет его на дороге. Это фильм о свободе. О свободе духовной. Николсон играет больше чем на пятерку, по 5 бальной системе - минимум на 10. Психи просто великолепны, не смотря на то, что многие из них вовсе не профессиональные актеры, а натуральные психи, находившиеся на лечении в натуральной психиатрической лечебнице, где и снимался фильм. (neattt.xdb.ru)

Трудно найти более известный, более обсуждаемый и более признанный фильм, чем этот шедевр Милоша Формана. «Пролетая над гнездом кукушки» - что-то из области мифов и легенд американского кинематографа, что-то настолько сверхъестественное, настолько влиятельное и возвышенное, что некоторые просто боятся его смотреть. 5 главных Оскаров, 28 главных наград на самых престижных фестивалях, туча номинаций, обязательное место в списке 100 самых лучших фильмов, колоссальный кассовый успех, фантастическая самоокупаемость, место во всех учебниках по кинематографии и в анналах истории, даже не кино, а просто - в новейшей истории искусства. Имеет место не просто шедевр или всеми любимая картина, нет, это культурный феномен, такой же, как «Мсье Верду», «Гражданин Кейн», или «Крестный отец», это символ искусства кино, как оно есть, грандиозная полумистическая мозгозагружалка, душеразрывалка, это гимн свободе и человеческой совести, это авангард вечного сияния чистого разума и неугасимой любви к жизни, это памятник Человеку. Смотри его. Он захватит, унесет тебя, и на 2 часа ты станешь заложником этого фильма, его пациентом. Этот фильм обладает большим терапевтическим эффектом и очистительным воздействием, чем любой психотропный препарат, он, такой простой, лишенный витиеватости и снобизма, которому часто подвержены великие режиссеры, способен переломать всю душу и собрать ее заново. Великий душеразрыватель, Форман, сам, вероятно, не понял, какого богатыря он произвел на свет. Некоторые критикуют отрыв Формана от романа Кена Кизи, и сам писатель отнесся к фильму холодно. Ему простительно, никому не понравится, когда возьмут твой труд и начнут переделывать. Однако бунт читателей не понятен мне. При всем уважении к роману (я читал), его значение в мировой литературе гораздо меньше, чем фильма - в мировом кино. Любая книга глубока настолько, насколько глубок ум читающего, любой фильм глубок настолько, насколько широко режиссерское восприятие книги. Милош Форман представил свое понимание книги, добавив в него своих мыслей, свои образы и получилось понятнее, чем у Кизи, ярче и символичнее. Трудно описать все проблемы, которые находит зритель в фильме. Их слишком много. Опальный «бунтарь без идеала», запертый в клетку жесткой системы, перемалывающей всех, кто не желает принять одинаковый для всех устав - тема слишком тяжелая для обзора. Над этой темой бились и Оруэлл, и Замятин, и Стругацкие. И до них ломали головы, и после них. Противопоставление личности и системы слишком объемно, Форман поступил правильно, сжав пространство системы до одной психбольницы, подразумевая, естественно, под ней все общество, которое предпочитает делать своим «неугодным» членам лоботомию, чем выслушать их. МакМерфи, в отличие от героев Достоевского, вовсе не наполеончик, он просто хочет жить, он не скован страхом сделать что-то неправильно, он не принимает условия игр, в которых обречен на поражение, его сила - в неуспокоенности, в жажде жить. Он революционер духа, обреченный влачить жалкое существование в затхлых одноцветных коридорах, которое он, конечно, выдержать не может. МакМерфи по натуре созидатель, но у него нет идеала, по которому он мог бы созидать, он просто чувствует, что должен быть свободным, к чему-то стремиться… к чему… пока он не на свободе, его этот вопрос не занимает. Даже на свободе МакМерфи обречен на гибель, потому что не знает, к чему приложить свою свободу. Он не создан для свершений, но создан для того, чтоб зажечь других на свершения. Другой человек - вождь. Он гораздо более свободен, чем МакМерфи. Он вообще живет вне стен больницы, мыслит другими категориями. Вождь - исполин духа, который растет в нем с каждым днем. Вождь - это вулкан, который грозит взорваться в любую секунду. Вождь - это истинный созидатель, это народ, который способен на великие дела, если у него будет энергетический и умственный вектор, которого он нашел в лице Макмерфи. Эта связка - огонь и ветер, сила ума и сила физическая, ненависть и любовь, холодный рассудок и душевный жар - они способны на все, вместе они - олицетворение всего свободного, человеческого, самой силы жизни. Им противостоит сестра Рэтчед, человек-схема, человек без лица. Это человек, поставленный, чтоб чувствовать силу олицетворяемой ею системы. Система бесчувственна, у нее нет предпочтений, у нее есть правила, по которым она заставляет играть всех, а кто не хочет - исчезнет. Сколько у нее ненависти к этим людям, сколько презрения, как вспыхивает она незримой радостью, упиваясь собственными мелкими победами, удушая все, в чем есть хоть искра жизни. Однако ее победы временны и недолговечны. Не построишь настоящий замок из песка - волна рано или поздно смоет. Первые шаги к этому Макмерфи с Вождем уже проложили. Они подарили душевнобольным главное - надежду и веру в себя. В больнице они были лишь песчинками, их давили, убеждая в том, что они - больны, что в них нет ничего человеческого, тем самым подавляя в них волю к жизни, к маленьким свершениям, убивая в них любовь, парализуя жажду открытий, чувств, эмоций. Их убеждали в собственной неполноценности, тогда как МакМерфи, просто отнесшийся к ним по-человечески, стал их лидером. Он осветил их тусклое существование, отныне они стали другими, он не изменил их, не вылечил, он просто показал им альтернативу в мыслях и поведении. Пусть временно, но Пробудил их! Простым, понятным языком Форман разговаривает на запретные темы со зрителем. И нет-нет, а кто-нибудь да и хлопнет себе по башке: «Черт! А ведь у меня есть все, что было отнято у этих людей! Чего же я сижу!?» И это будет высшей благодарностью режиссеру, осветившему своим фильмом путь многих людей, скованных не стенами больницы, а осознанием собственной беспомощности. Ведь МакМерфи - он хотя бы попробовал! Принято восхищаться мастерством Джека Николсона в этой роли. Я не буду. Это актер, способный сыграть все - от табуретки до Бога. Но остальные поражают! Они кажутся очень знакомыми. То ли живут рядом, то ли на улице встречаются - так правдивы и достоверны образы «сумасшедших», созданные не менее гениальными, чем Николсон, актерами Кристофером Ллойдом, Дэнни Де Вито, Уиллом Сэмпсоном, Брэдом Дурифом и др. Их герои не совершают ничего из ряда вон выходящего и между тем, каждый из них создал свой собственный огромный мир, поразительно точно взаимодействующий с миром рядом находящихся. Так что перед нами эталон ансамблевого кино. Такого многообразия оттенков характеров нигде не увидишь. Этот фильм способен на многое, в нем столько любви к жизни, столько чувства собственного достоинства, столько борьбы и правды, что мимо него проходить просто запрещено! Он изменил историю кино, как это сделал «Гражданин Кейн», он изменил образ мыслей не одного человека. Вне оценок. (Боб)

Очень часто, желания и поступки здравомыслящего человека могут сойти за сумасшествие. В погоне за новыми жизненными ощущениями он способен навредить не только себе, но и окружающим. Если обыденное и занудное существование уже начинает изрядно надоедать, почему бы не попробовать внести в него некую изюминку? Для Патрика МакМерфи, профессионального разгильдяя со стажем, такой изюминкой стал отдых в психиатрической лечебнице за государственный счет. Общение с душевнобольными людьми способно изрядно поднять настроение и внести разнообразия в личную жизнь, поэтому, выдав себя за сумасшедшего, МакМерфи хоть и с трудом, но все-таки попадает в психиатрическую клинику, в качестве пациента. С первых же дней, появление Патрика радикально меняет атмосферу в стенах госпиталя. За довольно короткий период он устанавливает контакт почти с каждым обитателем «желтого дома», будь то пациент или представитель обслуживающего персонала. Но все же нашелся один человек, который не разделял поведения МакМерфи - санитарка по имени мисс Рэтчед. В скором времени между ними начинается настоящая война, ставки в которой довольно высоки - судьба каждого пациента в палате. Смотреть этот фильм нужно очень осторожно, поскольку главная сюжетная линия в нем довольно тонкая. Повествование о суровых буднях душевнобольных людей ходит на грани между драмой и комедией. Такая смесь двух, казалось бы, противоречивых компонентов, тем не менее, очень интересна. Поначалу пациенты лечебницы выглядят как большие беспомощные дети, но стоит проникнуть в их жизнь Патрику МакМерфи, как мы видим, что каждый из них представляет собой вполне самостоятельную личность, способную нести ответственность за свои поступки. Они не больные, нет. Они просто безгранично напуганы жестокостью общества, в котором оказались, и которое их медленно уничтожает. Но один человек, сам того не подозревая, научил их бороться с несправедливостью и противостоять жестокости внешнего мира. Правда, цена, которую он за это заплатил, оказалась слишком высокой… Фильм пронимает до глубины души, заставляет задуматься над ролью человека в обществе и оседает в памяти навсегда. Он буквально пропитан жизненной лирикой и, в то же время, несет в себе некую иронию, которая высмеивает и осуждает человеческую черствость и жестокость. Ему уже около сорока лет, а он остается актуальным и по сей день. В свое время, Милошу Форману довелось выслушать немало критики в свой адрес от автора книги, Кена Кизи. Обвинения касались в основном того, что режиссер значительно переделал роман, экранизировав его по своему усмотрению и весьма существенно отойдя от оригинала. Кизи даже отказался смотреть картину, когда узнал, что повествование фильма не будет вестись от имени Бромдена. Но сильно ли это навредило «Полету…»? Думаю, нисколечко, даже наоборот, придало большей интриги, ведь персонаж Вождя полностью раскрывается только под занавес фильма. Актерское мастерство всех участников съемочной площадки завораживает с первых же минут просмотра. Джек Николсон - как всегда безгранично харизматичен. Луиз Флетчер - просто добросовестно выполняет свою работу, а совсем еще молодые Дэнни де Вито и Кристофер Ллойд полностью раскрывают свой актерский потенциал, не забывая при этом очаровать зрителя бесподобной игрой. Фильм - шедевр. На все времена! (Axl)

comments powered by Disqus