на главную

ОТСТУПНИКИ (2006)
DEPARTED, THE

ОТСТУПНИКИ (2006)
#20341

Рейтинг КП Рейтинг IMDb
 IMDb Top 250 #041 

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Триллер
Продолжит.: 151 мин.
Производство: США | Гонконг
Режиссер: Martin Scorsese
Продюсер: Brad Grey, Graham King, Brad Pitt
Сценарий: William Monahan, Alan Mak, Felix Chong
Оператор: Michael Ballhaus
Композитор: Howard Shore
Студия: Warner Bros. Pictures, Vertigo Entertainment, Initial Entertainment Group (IEG), Plan B Entertainment, Media Asia Films Ltd.

ПРИМЕЧАНИЯтри звуковые дорожки: 1-я - проф. закадровый двухголосый перевод (Рен ТВ); 2-я - дубляж (Мосфильм-мастер) [5.1]; 3-я - оригинальная (En) [5.1] + рус. субтитры в 3-х вариантах (Киномания; R5; REN); укр. и англ.
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Leonardo DiCaprio ... Billy
Matt Damon ... Colin Sullivan
Jack Nicholson ... Frank Costello
Mark Wahlberg ... Dignam
Martin Sheen ... Queenan
Ray Winstone ... Mr. French
Vera Farmiga ... Madolyn
Anthony Anderson ... Trooper Brown
Alec Baldwin ... Ellerby
Kevin Corrigan ... Cousin Sean
James Badge Dale ... Trooper Barrigan
David O'Hara ... Fitzy
Mark Rolston ... Delahunt
Robert Wahlberg ... Lazio - FBI
Kristen Dalton ... Gwen
J.C. MacKenzie ... Realtor
Peg Holzemer ... Mrs. Kennefick
Robert 'Toshi' Kar Yuen Chan ... Triad Boss
Gurdeep Singh ... Pakistani Proprietor
Armen Garo ... Providence Gangster #1
John Cenatiempo ... Providence Gangster #2
Joseph Riccobene ... Kneecapped Bankrobber
Billy Smith ... Detective #1 Tailing Queenan
Lyman Chen ... Translator
Kevin P. McCarthy ... Detective #1 - Colin's Unit
Chris Fischer ... Detective #2 - Colin's Unit
Brian Smyj ... Man Glassed in Bar
Larry Mitchell ... Younger Priest
Andrew Breving ... Police Cell Phone Tech
Tracey Paleo ... Darlene the Secretary
Dorothy Lyman ... Woman at Bar #1
Audrie Neenan ... Woman at Bar #2
Conor Donovan ... Young Colin
Amanda Lynch ... Carmen
Sallie Toussaint ... Woman at Opera
Patrick Coppola ... Bookie Harassed by French
Mick O'Rourke ... Jimmy Bags
Brian Haley ... Detective #2 Tailing Queenan
Terry Serpico ... Detective #3 Tailing Queenan
Jay Giannone ... Detective #4 Tailing Queenan
Chance Kelly ... Exam Instructor
Shay Duffin ... Bartender at Brasserie
Craig Castaldo ... Crack House Denizen

ПАРАМЕТРЫ частей: 1 размер: 5039 mb
носитель: HDD2
видео: 1280x532 AVC (MKV) 3500 kbps 23.976 fps
аудио: AC3-5.1 448 kbps
язык: Ru, En
субтитры: Ru, Ua, En
 

ОБЗОР «ОТСТУПНИКИ» (2006)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

Ирландский гангстер Фрэнк Костелло отправляет своего подручного Колина Салливана в качестве информатора в полицию. Салливану поручают найти в отделе предателя, которым он сам, по иронии судьбы, и является. Тем временем Билли Костиган, агент полиции, входит в доверие к Костелло...

Два лучших выпускника полицейской академии оказались по разные стороны баррикад: один из них - агент мафии в рядах правоохранительных органов, другой - "крот", внедренный в мафию. Каждый считает своим долгом обнаружить и уничтожить противника, но постоянная жизнь в искаженных реалиях меняет внутренний мир героев...

Полиция Бостона засылает своего агента под прикрытием в крупнейшую ирландскую мафиозную группировку, орудующую в штате. Тем временем ирландцы внедряют самого перспективного бойца в ряды полиции. Задача обоих быть глазами и ушами своих боссов в стане врага. Но долго так продолжаться не может: обе стороны понимают, что в их рядах предатель. Разоблачение приведет к кровавой бойне, да и самим агентам теперь не так просто подставить под удар своих новых "коллег".

Билли Костиган - выпускник полицейской школы с трудным прошлым. Но именно он приглянулся начальнику отделения Куинану, и тот поручает Билли внедриться в ирландскую бандитскую группировку, возглавляемую Фрэнком Костелло. У Фрэнка в полиции тоже свой человек - Колин Салливан, которого мафиози знает и учит с самого детства. Билли снабжает своих информацией о готовящихся сходках, а Колин выручает Фрэнка и его подельников, уводя их от облав. Обе стороны догадываются о "крысах" в своих рядах, поэтому рано или поздно кого-то из двоих раскроют.

Колин Салливан (Мэтт Дэймон), молодой выпускник полицейской академии, получивший перспективную должность в Федеральной полиции Бостона, на самом деле работает на Фрэнка Костелло (Джек Николсон) - могущественного босса ирландской мафии. Билли Костиган (Леонардо ДиКаприо), быстро завоевывающий авторитет в банде Костелло, является агентом под прикрытием, получающим приказы непосредственно от Оливера Куинана (Мартин Шин) и Дигнама (Марк Уолберг), возглавляющих тот отдел, куда поступил Салливан. Салливану и Костигану приходится вступить в заочное противостояние, как только интересы представителей закона и преступного мира пересекаются…

ПРЕМИИ И НАГРАДЫ

ОСКАР, 2007
Победитель: Лучший фильм (Грэм Кинг), Лучший режиссер (Мартин Скорсезе), Лучший адаптированный сценарий (Уильям Монахэн), Лучший монтаж (Тельма Шунмейкер).
Номинация: Лучшая мужская роль второго плана (Марк Уолберг).
БРИТАНСКАЯ АКАДЕМИЯ, 2007
Номинации: Лучший фильм (Брэд Питт, Брэд Грэй, Грэм Кинг), Лучшая мужская роль (Леонардо ДиКаприо), Лучшая мужская роль второго плана (Джек Николсон), Лучший адаптированный сценарий (Уильям Монахэн), Лучший монтаж (Тельма Шунмейкер), Премия им. Дэвида Лина за достижения в режиссуре (Мартин Скорсезе).
ЗОЛОТОЙ ГЛОБУС, 2007
Победитель: Лучший режиссер (Мартин Скорсезе).
Номинации: Лучший фильм (драма), Лучшая мужская роль (драма) (Леонардо ДиКаприо), Лучшая мужская роль второго плана (Джек Николсон), Лучшая мужская роль второго плана (Марк Уолберг), Лучший сценарий (Уильям Монахэн).
НАЦИОНАЛЬНОЕ ОБЩЕСТВО КИНОКРИТИКОВ США, 2007
Победитель: Лучшая мужская роль второго плана (Марк Уолберг).
Номинации: Лучший режиссер (2-е место) (Мартин Скорсезе), Лучший сценарий (2-е место) (Уильям Монахэн).
АКАДЕМИЯ ФАНТАСТИКИ, ФЭНТЕЗИ И ФИЛЬМОВ УЖАСОВ, 2007
Номинация: Лучший приключенческий фильм, боевик или триллер.
НАЦИОНАЛЬНЫЙ СОВЕТ КИНОКРИТИКОВ США, 2006
Победитель: Лучший актерский состав (10 актеров), Лучший режиссер (Мартин Скорсезе), Лучшая десятка фильмов.
ПРЕМИЯ КАНАЛА «MTV», 2007
Победитель: Лучший злодей (Джек Николсон).
БОДИЛ, 2007
Номинация: Лучший американский фильм (Мартин Скорсезе).
РОБЕРТ, 2007
Номинация: Лучший американский фильм (Мартин Скорсезе).
ДАВИД ДОНАТЕЛЛО, 2007
Номинация: Лучший иностранный фильм (Мартин Скорсезе).
ПРЕМИЯ ЭДГАРА АЛЛАНА ПО, 2007
Победитель: Лучший сценарий (Уильям Монахэн).
ИТАЛЬЯНСКИЙ СИНДИКАТ КИНОЖУРНАЛИСТОВ, 2007
Номинация: Лучший не европейский режиссер (Мартин Скорсезе).
ГИЛЬДИЯ РЕЖИССЕРОВ США, 2007
Победитель: Приз за выдающиеся режиссерские достижения в художественном кино (Мартин Скорсезе, Кэрол Кадди, Джозеф Рейди, Эми Лауритсен, Джон Сильвестри).
ГИЛЬДИЯ СЦЕНАРИСТОВ США, 2007
Победитель: Лучший адаптированный сценарий (Уильям Монахэн).
ГИЛЬДИЯ КИНОАКТЕРОВ США, 2007
Номинации: Лучший актерский состав (9 актеров), Лучшая мужская роль второго плана (Леонардо ДиКаприо).
ПРЕМИЯ КИНОМОНТАЖЕРОВ США, 2007
Победитель: Лучший монтаж художественного фильма (драма) (Тельма Шунмейкер).
КИНОПРЕМИЯ ЖУРНАЛА «EMPIRE», 2007
Победитель: Лучший триллер.
Номинации: Лучший фильм, Лучший режиссер (Мартин Скорсезе), Лучший актер (Леонардо ДиКаприо), Лучший новичок среди женщин (Вера Фармига), Лучшая сцена года.
ЖОРЖ, 2007
Номинация: Лучший высокобюджетный / зрелищный фильм.
ВСЕГО 67 НАГРАД И 62 НОМИНАЦИИ.

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

По мотивам сюжета популярного гонконгского фильма «Двойная рокировка» («Wu jian dao», 2002; реж. Вэй Кеунг Лау / Wai-keung Lau и Алан Мак / Alan Mak).
Сценарий «Отступников» был написан Уильямом Монаханом (William Monahan) на основе оригинального сценария Феликса Чонга (Felix Chong) и Алана Мака.
Рабочее название картины «Адские дела».
Съемки картины должны были пройти в Бостоне, где и развиваются события фильма, но из-за финансовых соображений основная часть съемок прошла в Нью-Йорке.
Место события и персонажи картины (ирландская мафия) были выбраны не случайно. В Бостоне проживает большое количество ирландцев, которые переехали в Америку во времена Великого голода в Ирландии (1845-1849), им было трудно приспособиться к новым условиям и некоторые, из-за отсутствия рабочих мест, шли на криминал.
Режиссер признался, что интересуется ирландской поэзией и прозой и, как он выразился, чувствует "родство с этим народом".
Мартин Скорсезе: "Я знаю кино Гонконга. Я чувствовал, что то что они делают - хорошо, а я не могу это сделать. Я должен был найти свой собственный путь, и я думаю, сценарий Билла открыл этот путь. Я думаю в миниатюре, он описал людей: кто эти люди, как они вели себя, какой язык они использовали - суммировал это все. История о доверии и предательстве, только поставленная в контекст ирландского католического мира Бостона - родственный характер народов мира, который он изображает. Оба персонажа, и Мэтта и Лео, имеют отношения с персонажем Веры, но они никогда не знали об этом. Затем добавьте характер Джека, и все эти персонажи связаны, таким образом, родственно".
Прототипом Фрэнка Костелло является лидер ирландской мафии Бостона Джеймс Балгер (James "Whitey" Bulger), шестнадцать лет скрывавшийся от правосудия.
Прототипом Колина Салливана, сыгранного Мэттом Дэймоном, послужил бывший агент ФБР Джон Коннолли, поддерживавший тесные связи с бостонской мафией, в частности с Балгером.
Изначально Джек Николсон отверг предложение сниматься в данном фильме, но после встречи с Мартином Скорсезе и Леонардо Ди Каприо, он согласился сыграть Фрэнка Костелло. Джек передумал, потому что, по его словам, в последнее время он слишком часто снимался в комедиях, и ему снова захотелось исполнить роль злодея.
Скорсезе и Монахан разрешили Николсону внести небольшие изменения в сценарий.
Леонардо ДиКаприо должен был сыграть главную роль в фильме «Ложное искушение» (съемки которого проходили одновременно со съемками «Отступников»), но отказался, предпочтя сыграть Билли Костигана в данной картине, и тогда ее исполнил Мэтт Дэймон, который тоже играет в «Отступниках». Режиссер «Ложного искушения» Роберт Де Ниро отказался от роли Куинана, чтобы сыграть в своем фильме.
Роль Квина должен был исполнить Геральд МакСорли, но не смог принять участия в фильме из-за занятости на других проектах.
Роль Мэделин могла достаться Кейт Уинслет и Хилари Суэнк.
Том Даффи был техническим консультантом на проекте. Он проработал почти тридцать лет в полиции и занимался организованной преступностью. Том также принимал участие в поимке известного бостонского гангстера Джеймса Балгера.
Для того чтобы вжиться в роль, Мэтт Дэймон некоторое время практиковался в одном из массачусетских отделений полиции.
Для создания саундтрека Мартином Скорсезе были приглашены многие известные группы и исполнители, представляющие разные музыкальные жанры. Саундтрек содержит две различные версии: оригинальную, на которой присутствуют песни всех исполнителей, принимавших участие в записи, и отдельный альбом, записанный Говардом Шором. В записи оригинальной версии присутствовали исполнители, известные по работам над его предыдущими картинами, такие как Rolling Stones и Ван Моррисон, классический ритм-н-блюз от ЛаВерн Бейкер и другие. Знаменитый канадский композитор Говард Шор, обладатель трех премий «Оскар» за музыку к фильмам, был приглашен специально для записи другой альбомной версии. По словам Скорсезе, "отражающей иную - более спокойную сторону фильма". Две его композиции присутствуют так же на оригинальной версии альбома. Оба издания были выпущены на компакт-дисках.
Фильм начинается классической мелодией «Gimme Shelter» группы Rolling Stones. В саундтреке к фильму она отсутствует; ее место занимает «Comfortably Numb» в исполнении Роджера Уотерса и Вана Моррисона.
Доминирует в фильме композиция «I'm Shipping Up to Boston» бостонской панк-рок-группы Dropkick Murphys, на которую были сняты два видеоклипа, один из которых содержит кадры из фильма.
Обложкой диска с записью телефонных разговоров Колина Салливана и Фрэнка Костелло является обложкой альбома The Rolling Stones - «Exile on Main St.». Так же в фильме звучит песня с этого альбома - «Let It Loose».
Транспортные средства, показанные в картине - http://imcdb.org/movie.php?id=407887.
Слово "fuck" произносится в картине 237 раз.
Съемочный период: 25 апреля 2005 - 15 сентября 2005.
Бюджет: $90 000 000.
Премьера: 26 сентября 2006 года (Нью-Йорк).
Слоганы: «Lies. Betrayal. Sacrifice. How far will you take it?» (Ложь. Предательство. Жертвы. Как далеко ты зайдешь, чтобы добиться своего?); «Undercover»; «Underhanded»; «Unrestrained»; «Cops or Criminals. When you're facing a loaded gun what's the difference?» (Полиция или мафия? Какая разница, если у твоего виска дуло пистолета...).
Сборы в мире: $289 847 354.
Официальный сайт (фр.): http://tfmdistribution.com/thedeparted/.
Сайт поклонников (англ.) - http://thedeparted.net/.
Стр. фильма на сайте Metacritic (англ.) - http://metacritic.com/movie/the-departed.
Стр. фильма на сайте Rotten Tomatoes (англ.) - http://rottentomatoes.com/m/departed/.
Картина входит в престижные списки: «The 1001 Movies You Must See Before You Die»; «501 Must See Movies»; «500 лучших фильмов» по версии журнала Empire; «Лучшие фильмы 21-го века» по версии сайта They Shoot Pictures, Don't They?; «Лучшие фильмы» сайта Rotten Tomatoes и другие.
Рецензии (англ.): Роджера Эберта - http://rogerebert.com/reviews/the-departed-2007; Джеймса Берардинелли - http://reelviews.net/php_review_template.php?identifier=798; Питера Трэверса - http://rollingstone.com/movies/reviews/the-departed-20060928; BBC - http://bbc.co.uk/films/2006/10/04/the_departed_2006_review.shtml, http://bbc.co.uk/films/2007/02/12/the_departed_dvd_2007_review.shtml; New York Times - http://nytimes.com/2006/10/06/movies/06depa.html?_r=0; Guardian / Observer - http://theguardian.com/film/movie/114997/departed; San Francisco Chronicle - http://sfgate.com/movies/article/REVIEW-Scorsese-scores-with-cop-drama-that-s-2487330.php; Village Voice - http://villagevoice.com/2006-09-26/film/bait-and-switch/; Boston Globe - http://boston.com/ae/movies/articles/2006/10/06/hoodfellas/; Austin Chronicle - http://austinchronicle.com/calendar/film/2006-10-06/407119/; DVD Verdict - http://dvdverdict.com/reviews/departedbluray.php, http://dvdverdict.com/judgeblog/bgibron/post/1358, http://dvdverdict.com/reviews/departedse.php; Urban Cinefile - http://urbancinefile.com.au/home/view.asp?a=12342&s=Reviews; New York Sun - http://nysun.com/arts/back-to-the-mean-streets/41048/; Classic Film Guide - http://classicfilmguide.com/thedeparted.html; FlickFilosopher - http://flickfilosopher.com/2006/10/the-departed-review.html; Time Magazine - http://content.time.com/time/arts/article/0,8599,1541252,00.html; New York Magazine - http://nymag.com/movies/reviews/21979/; Денниса Шварца - http://homepages.sover.net/~ozus/departed.htm; Total Film - http://totalfilm.com/reviews/cinema/the-departed, http://totalfilm.com/reviews/dvd/the-departed; Salon - http://salon.com/2006/10/06/departed/; Slant Magazine - http://slantmagazine.com/dvd/review/the-departed, http://slantmagazine.com/film/review/the-departed; eFilmCritic - http://efilmcritic.com/review.php?movie=15256; DVD Talk / DVD Savant - http://dvdtalk.com/reviews/24218/departed-the/, http://dvdtalk.com/reviews/26803/departed-the/; Combustible Celluloid - http://combustiblecelluloid.com/2006/departed.shtml; Onion A.V. Club - http://avclub.com/review/the-departed-3768; TV Guide - http://movies.tvguide.com/the-departed/review/283573; Exclaim! - http://exclaim.ca/Reviews/Film/departed-martin_scorsese, http://exclaim.ca/Reviews/Film/departed-martin_scorsese-2; DVDTown - http://moviemet.com/review/departed-dvd-review; http://moviemet.com/review/departed-hd-dvd-review.
Фильм дублирован на студии «Мосфильм-мастер» в 2006 году. Режиссер дубляжа: Всеволод Кузнецов. Переводчик: Павел Селенчук. Роли дублировали: Александр Гаврилин (Леонардо ДиКаприо - Билли); Борис Шувалов (Мэтт Дэймон - Колин Салливан); Дальвин Щербаков (Джек Николсон - Фрэнк Костелло); Андрей Градов (Марк Уолберг - Дигман); Александр Новиков (Мартин Шин - Оливер Куинан); Александр Груздев (Рэй Уинстон - Мистер Френч); Елена Соловьева (Вера Фармига - Мэдолин); Константин Карасик (Энтони Андерсон - Браун); Владимир Герасимов (Алек Болдуин - Эллерби); Петр Иващенко (Кевин Корригэн - кузен Шон); Алексей Мясников (Джеймс Бэдж Дэйл - Бэрриган); Михаил Бескаравайный (Дэвид Патрик О'Хара - Фитци); Борис Токарев (Марк Ролстон - Делэхант); Олег Форостенко (Гардип Сингх - пакистанец); Всеволод Кузнецов (Чэнс Келли - экзаменатор).

ОСНОВНЫЕ ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
Уильям Мэтью «Билли» Костиган младший (Леонардо ДиКаприо) - полицейский из Массачусетса, внедренный в преступную группировку Фрэнка Костелло. Окончил полицейскую академию параллельно с Колином Салливаном. По характеру Костиган очень вспыльчив, но очень отзывчив - всегда с пониманием относится к окружающим.
Колин Шон Салливан (Мэтт Дэймон) - ирландский мафиози, внедренный в полицию по указанию главы ирландской преступной группировки Фрэнка Костелло. Салливан параллельно с Костиганом закончил полицейскую академию и получил работу в полиции с целью передачи Костелло необходимой информации и выполнения необходимых действий в его криминальных интересах. Имел романтические отношения с психологом Мэдолин Мэйдден.
Фрэнсис «Фрэнк» Костелло (Джек Николсон) - глава ирландской преступной диаспоры в Бостоне. По характеру черствый и безжалостный, но достаточно сдержан, чтобы не показывать это на людях. Также, Костелло очень расчетлив в своих действиях.
Оливер Чарльз Куинан (Мартин Шин) - начальник департамента полиции по подготовке шпионов в Массачусетсе. В отличие от своего заместителя Шона Дигнама, Куинан всегда пытается вести себя достаточно тактично с подчиненными при доведении задач и проведении инструктажей.
Шон Дигнам (Марк Уолберг) - заместитель начальника департамента полиции по подготовке шпионов в Массачусетсе. Ведет себя достаточно грубо с коллегами и подчиненными, однако готов сделать все возможное для защиты личности и жизни шпионов.
Мэдолин Мэйдден (Вера Фармига) - доктор психологии отдела полиции в Массачусетсе. Имела романтические отношения с Колином Салливаном. Мэйдден предпочла работу в полиции работе простого врача с целью помочь не только отдельным людям, но и обществу.
Арнольд «Мистер Француз» Фрэнч (Рэй Уинстон) - «правая рука» Фрэнка Костелло. Француз является закоренелым ирландским преступником. Он очень надежен: готов вести переговоры с враждующими преступными группировками и самостоятельно участвовать в совершении преступлений.
Джордж Эллерби (Алек Болдуин) - начальник отдела расследований полиции. Эллерби несет ответственность, непосредственно, в расследовании дела Костелло.

СЮЖЕТ

Фильм начинается с предыстории. В Бостоне, штат Массачусетс, криминальный босс Фрэнк Костелло (Джек Николсон) берет «под свое крыло» десятилетнего Колина Салливана, собираясь в будущем сделать его своим человеком в полиции. Проходят годы, и Салливан (Мэтт Дэймон) оканчивает школу полиции штата Массачусетс. Вместе с ним там учились Бэрриган (Джеймс Бэдж Дэйл), Браун (Энтони Андерсон) и Билли Костиган (Леонардо ДиКаприо). Поступив в полицию штата, Салливан начинает передавать информацию Костелло; а в это время капитан Куинан (Мартин Шин) и сержант Дигнам (Марк Уолберг) направляют Костигана на совершение нападения, после которого он попадает в тюрьму, а выйдя оттуда, начинает продавать наркотики вместе со своим кузеном, чтобы привлечь внимание Костелло, войти в его окружение и шпионить для полиции. Салливан вскоре идет на повышение в Отдел специальных расследований (ОСР), возглавляемый капитаном Эллерби (Алек Болдуин). Тем временем Костиган устраивает несколько драк на территории Костелло, чем вызывает к себе с его стороны интерес; Костелло вскоре испытывает Билли и принимает в свою команду. У Салливана завязываются романтические отношения с психологом-криминалистом Мэдолин Мэйдден (Вера Фармига), которая в то же время назначена наблюдать за психическим состоянием Костигана. Костиган вместе с правой рукой Костелло, Мистером Французом (Рэй Уинстон), участвует в нескольких преступных акциях и параллельно собирает информацию. Спустя год Костелло собирается продать украденные микропроцессоры для ракет китайцам и находится под постоянным наблюдением полиции штата. Используя SMS, Салливан пытается спасти людей Костелло от ареста, в то время как Костиган продолжает собирать информацию и передавать ее полиции. Когда становится ясно, что шпионаж идет в обе стороны, Костиган паникует. Салливан, который только что переехал в новую квартиру вместе с Мэдолин, просит Костелло собрать у его людей данные социального страхования, чтобы проверить их по полицейской базе данных и выявить засланного агента. Костиган же обнаруживает, что Костелло является информатором ФБР. Костелло и Салливан встречаются в порнокинотеатре, где Костелло передает Салливану конверт с данными всех своих людей. Костиган также находится там и преследует Салливана, но тот обнаруживает слежку и ухитряется скрыться, так и не раскрыв себя. По иронии судьбы Салливан получает задачу раскрыть бандитского шпиона в ОСР, которым сам и является, а также хочет выявить информатора в числе людей Костелло, то есть разоблачить Костигана. Салливан приставляет полицейских для слежки за Куинаном, надеясь, что тот выведет его на своего информатора. Через несколько дней Костиган и Куинан встречаются на крыше высотного здания; Салливан направляет туда людей Костелло, но Костиган также получает сообщение и предупреждает Куинана о том, что за ним следили. Им не удается сбежать до прибытия людей Костелло, поэтому Куинан приказывает Костигану бежать через пожарный выход, пока он сам будет отвлекать бандитов. Как только Костиган выбирается из здания, к его ногам падает мертвое тело Куинана. В завязавшейся перестрелке между бандитами и полицейскими людям Костелло вместе с Костиганом, который устроил все так, как будто он просто опоздал, удается уйти. Из-за смерти Куинана между Салливаном и Дигнамом вспыхивает ссора, и Дигнам (который подозревает в Салливане двойного агента) увольняется после ссоры с начальством, вследствие чего обрываются все ниточки между полицией и Костиганом. Изучая документы Куинана, Салливан находит записку Костигана, в которой сообщается, что Костелло - информатор ФБР, из-за чего Салливан начинает бояться, что его личность будет раскрыта. Он звонит Костигану по телефону Куинана, представляясь полицейским, который занял место Куинана в этом деле. Салливан предлагает Костигану выйти из дела и вернуться за своей наградой. Через несколько дней Костелло со своими людьми отправляется на заброшенный склад, чтобы забрать партию кокаина. Салливан возглавляет группу захвата, которая окружает склад. Начинается перестрелка, в ходе которой все люди Костелло погибают, а сам Салливан ликвидирует Костелло, узнав от него, что тот работает на ФБР. После этого Салливан разговаривает в участке с рассекреченным Костиганом. Когда Костиган спрашивает о человеке Костелло в полиции, Салливан отвечает: «Мы найдем этого урода». Салливан на время оставляет Костигана в своем офисе, чтобы проверить его данные на компьютере. В это время Костигану на глаза случайно попадается тот самый конверт с данными людей Костелло. В этот момент Костиган сразу понимает, что Салливан и есть информатор Костелло. Костиган тайно передает Мэдолин конверт, который нужно открыть, если с ним что-то случится. Вскоре он посылает Салливану аудиозапись, на которой записан разговор Салливана с Костелло в кинотеатре, который сам же Костелло и записывал, но Мэдолин успела прослушать диск с записью первой. По телефону Костиган договаривается с Салливаном о встрече на крыше здания, где убили Куинана, и там арестовывает его. Туда прибывает Браун, но позволяет Костигану спуститься с Салливаном в наручниках на лифте. Там их поджидает Бэрриган, который выстрелом в голову убивает Костигана, а затем и Брауна. Он - еще один человек Костелло в полиции, о котором никто не знал. Бэрриган освобождает Салливана и предлагает ему держаться вместе, однако Салливан неожиданно убивает самого Бэрригана. Салливан посещает похороны Костигана, где Мэдолин вся в слезах отказывается с ним разговаривать. Салливан возвращается домой, где его поджидает Дигнам с пистолетом. Все, что успевает сказать Салливан - это «Ну и ладно» («Okay» в оригинале), после чего Дигнам убивает его и уходит. По подоконнику пробегает крыса (символ вражеского тайного агента), из окна открывается вид на массачусетский Капитолий, служивший символом амбиций Салливана. (ru.wikipedia.org)

После двух неудач («Банды Нью-Йорка», «Авиатор») на финише оскаровской стометровки (а эта тема будет актуальна до тех пор, пока позолоченный человечек не окажется на домашней полке) Мартин Скорсезе обратился к богатому на идеи кинематографу Гонконга. Триллер «Двойная рокировка» (2002) произвел на маэстро столь сильное впечатление, что покупка прав на римейк не заставила себя долго ждать. Сюжетная канва картины не претерпела серьезных изменений, сменились лишь декорации. Двое полицейских - Билли Костиган и Колин Салливан - разыгрывают спектакль под названием «свой среди чужих, чужой среди своих». Первый, успешно внедрившись в криминальные структуры ирландской мафии, делает все возможное для предъявления обвинений Фрэнку Костелло, криминальному авторитету Бостона. Задача второго противоположна - работая детективом в спецотделе, Салливан снабжает своего «попечителя» всей необходимой информацией. Противостояние достигает критической точки, когда Департамент полиции и Костелло начинают поиски осведомителей в своих рядах. Новые картины т.н. «живых классиков» (немногочисленная каста кинопенсионеров с великим прошлым, но сомнительно-тревожным настоящим) всегда ждешь с нетерпением и опаской. Нетерпение объясняется желанием увидеть, прочувствовать, отрефлексировать очередное творение мастера, невзирая на качество конечного продукта. Полный провал в таких случаях почти невозможен, а заданная предыдущими шедеврами планка позволяет рассчитывать на лучшее. Как ни странно, но именно это и вызывает опасения. Наблюдать за творческой деградацией, инфляцией, стагнацией (нужное подчеркнуть) признанного, но выдохшегося мэтра, как правило, тяжело и мучительно. «Отступники» Скорсезе могли возродить былую интригу (неужто еще может?) или окончательно подтвердить навязчивые подозрения (Голливуд прикормил, напоил, и спать уложил). Разрешить эту дилемму однозначным и категоричным ответом крайне проблематично. И дело тут не в боязни прямо и открыто признаться в профнепригодности режиссера, или же, напротив, возвестить о возвращении Скорсезе на кинематографические высоты времен «Таксиста» и «Бешеного быка». Проблема в другом. Режиссер снял по-своему универсальное кино, ругать или хвалить которое не просто сложно, а почти невозможно. В качестве очевидных козырей Скорсезе может предъявить блестящий актерский триумвират Николсон - ДиКаприо - Дэймон, по-настоящему крепкий сценарий Уильяма Монахэна и вполне сносную интригу. К сожалению, этим ингредиентам не хватает какой-то неуловимой мелочи, пустяка, детали, завершающего аккорда, способных перевести «Отступников» из высшей лиги «правильного», качественно сделанного кино в область, где категории хорошего или плохого просто отсутствуют. Туда, где увиденное не раскладывается на составные части, а воспринимается как единое целое; туда, где нет актерской харизмы, а есть герои, живущие по собственным законам в отведенном им режиссером и сценаристом пространстве; туда, где нет очевидных самоповторов, но есть попытки расширения собственных творческих горизонтов. При всех многочисленных плюсах «Отступников», повторно взять эту высоту Скорсезе не удалось. Рассуждать о причинах этого локального поражения не имеет никакого смысла. Режиссер уже бывал в этих «райских кущах», и не раз, но обратный билет затерялся среди подготовленных для «главной церемонии года» речей. Без первого не будет и второго, а если все же случится, о надеждах на возвращение былого Скорсезе можно будет просто забыть. (Станислав Никулин)

Он очень долго раскачивается, и кино сразу - не для девочек. Девочки посыпались с "Отступников" /Departed, The/ (2006) на сороковой минуте и больше не возвращались. В большинстве своем остальные тоже заметили, что Скорсезе на сей раз - не без недостатков. Не цельный, не совсем цельный и будто снял то, что ждали и не дождались от Майкла Манна в "Полиция Майами. Отдел нравов" /Miami Vice/ (2006). А от него ждали другого. Тем не менее, Мартин Скорсезе знает кино лучше всех нас, вместе взятых. Всю историю и практику. Он давно уже неподсуден, и, если счел нужным снять римейк юго-восточной полицейской истории, перенеся ее в Штаты, значит, можно только разбираться, зачем и почему. Достаточно в это поверить, и фильм сразу окажется существеннее, чем девочки решили. Проблема в том, что попытки разобраться уместны, когда все уже смотрели. Детектив там крутой, и чем дальше - тем круче, и суть большей частью - в конце. Факт "своего среди чужих" (полицейский под прикрытием) и "чужого среди своих" (мафиози в полиции) дает столько же сути "Отступников", как и кинодебюта Никиты Михалкова. Остается сказать, что фильм снят практически безупречно, эдак молодо, с крепкими драками, массой выстрелов в голову, положенными микросхемами и наркотой, все в жестком монтаже, есть одна сцена совершенно чистого кино (слежка + камера видеонаблюдения), Хауард Шор и куча афоризмов, и 90 миллионов бюджета потрачены не зря, несмотря на видимое отсутствие компьютерной графики. Можно еще добавить, что Дигнам - лучшая роль в кино Марка Уолберга, что очень хорош Мартин Шин (Куинан), что, как всегда, не подкачали Рэй Уинстон (Француз) и снова растолстевший Алек Болдуин (Эллерби). Весьма любопытна восходящая украинка Вера Фармига в качестве психиатра с сумасшедшими глазами. Но, прежде чем говорить о том, что творят на экране ДиКаприо, Дэймон и особенно Николсон - все равно придется разбираться. Иначе никак. Проглотив сюжет, все же можно, наверно, сказать, что Скорсезе снял фильм про смерть - про то, как она предсказана каждому от рождения. Случайная или скорая, ожидаемая, героическая, собачья или смерть при жизни. Что судьбу нельзя переломить, как от нее ни отступаться - этот мотив был еще в "Авиаторе" /Aviator, The/ (2004). Жажда переломить судьбу свойственна беднякам, низам, и отсюда теперь - полицейская история. Но отступничество ведет либо к жизни на таблетках и отчаянию на грани помешательства, либо к засасывающему предательству с растущим числом убийств, что для жизни еще хуже. Лишь смирившись с судьбой, как с профессией, изучив ее досконально, можно успеть сделать то, что хочется. Абсолютное зло притом - смерть при жизни как то, что хочется. Реальный Фрэнк Костелло, легенда нью-йоркской мафии, послуживший Марио Пьюзо прообразом дона Вито Корлеоне, был дружен с Гувером, умер в своей постели 80-летним. Но Скорсезе все еще романтик. Фатализм ему помогает, хотя "американскую мечту" он давно послал куда подальше. "Отступники" отмежевались от "Крестного отца" /Godfather, The/, хотя на вид отличаются лишь цивилизацией мобильных телефонов. Николсон, ДиКаприо и Дэймон со всеми своими регалиями нужны именно в "типичных" ролях злодея Фрэнка Костелло и засланных казачков Костигана и Салливана. Только они вместо "типов" могут сразу дать "человека не на своем месте". Именно потому, кажется, Николсон так скверно играет поначалу (в "прошлых речах своих", в сцене с загипсованной рукой). Но он просто играет не злодея, а покойника, уже несколько десятилетий притворяющегося живым (дальше это объяснят очень смешная сцена в порнокинотеатре, очень серьезный разговор о возрасте и особенно опера как особо пафосное притворство). Что девочки давно больше не нужны - это смерть итальянского "папы", вовсе не старость. Ирландцы же (герои "Банд Нью-Йорка" /Gangs of New York/ (2002)) все еще, наоборот, что-то доказывают жизни. Ирландское упрямство оговорено, но, чем дальше они входят в клинч взаимных "доказательств" (розыска), тем больше похожи друг на друга, даже лицом. Потому что, при всем положенном детективе, "Отступники" в бэкграунде имеют не Майкла Манна, а "Тень воина" /Kagemusha/ (1980) Куросавы. Апофеоз - сцена с двумя молчащими мобильниками. Костиган и Салливан никогда не искали друг друга, только самих себя. И нет в фильме никаких "отношений" - каждый сам по себе, варится в собственном соку, "солирует", а упрямство приводит к гробовому молчанию. Фильм, в котором все друг в друге отражается, категорически против "солистов" и "теней". Он подчеркнуто анти-психологичен, включая единственную чисто функциональную бабу-психиатра. Ей самой надо лечиться от "нераскачивания лодки". И нет "отношений" во всех зеркально-отражательных выступлениях Шина, Болдуина, Уолберга. Та "нецельность", что поначалу отталкивает от фильма - на самом деле последнее, что отнято жизнью у смерти. Разнобой. А полиция - лишь метафора судьбы, и тут даже завидно, как здорово наловчился Скорсезе манипулировать давно отработанным жанром и запутанным сюжетом, в котором все сошлось. Костигану и Салливану не следовало всего лишь идти работать в полицию. Это обязаны делать дети богатых родителей. P.S. Почему же он все-таки очень долго раскачивался? Может быть, потому что "отступник" Лео ДиКаприо кое-что решил для себя в детстве, и "ум" его можно давать флэшбеками? А "отступник" Мэтт Дэймон был глуп (трус - не тот, кто боится, а только тот, кто врет), и поэтому нужно "глупую" предысторию? (Катя Тарханова)

Можно смело утверждать, что сорок вторая (с учетом короткометражных и документальных фильмов) по счету постановка Мартина Скорсезе, родившегося именно в 1942-м году в нью-йоркском районе Квинс, была просто обречена на триумф! Отменная, до чрезвычайности изощренная интрига вкупе с участием ярчайших «звезд» уже гарантировала огромный коммерческий успех, который, если судить по мощному старту в национальном прокате (первое место за уик-энд с результатом $27 млн.), позволит легко компенсировать производственные затраты в размере $90 млн. И, безусловно, нельзя не отдать должного мастерству самого режиссера, в очередной раз с легкостью доказавшего, что недаром входит в число патриархов современного Голливуда и что, более того, вовсе не опасается конкуренции со стороны молодых коллег. И вместе с тем «Отступники», покоряя несомненной одаренностью экранного действа и высочайшим профессионализмом авторов, заставляют лишний раз глубоко задуматься над явлением, существовавшим чуть ли не с момента рождения киноискусства как такового, но именно в последние десятилетия - получившего массовое распространение. Имеется в виду, конечно же, повальное увлечение созданием «римейков» фильмов, чаще всего - вышедших в других странах. У «фабрики грез» здесь нет (и никогда не было) монополии: адаптацией сюжетов под знакомые реалии «грешили» представители французской, итальянской, японской и даже советской кинематографий. Причем одни повторные постановки оказывались произведениями выдающимися, подчас («В джазе только девушки», «Телохранитель», «Звездные войны») затмевая те ленты, на которых основаны, другие - оставались бледной тенью оригинала. Что произошло в данном случае? Итак, прежде всего настойчиво рекомендуется перед посещением сеанса «Отступников» ознакомиться с картиной «Инфернальные дела» /2002/ (таково в переводе на русский международное англоязычное название, значившееся у Скорсезе рабочим), известной также под заголовком «Я хочу быть тобой», а у нас - как «Двойная рокировка». Впрочем, многим работа Вай Кен Лау и Сиу Фай Мака наверняка знакома и без того, поскольку успела снискать поклонников в самых разных странах, а в родном Гонконге - не просто попала в число «суперхитов», но и признана наивысшим достижением в гангстерском кинематографе со времен дилогии «Лучшее завтра» /1986-87/ Джона Ву. Тогда - многие из восторгов, расточаемых по поводу уникального сценария Уильяма Монахэна, покажутся изрядным преувеличением. Хитросплетения поворотов сюжета, имеющего в оригинале замысловатую зеркальную структуру, повторены настолько скрупулезно, насколько позволяла атмосфера Бостона, все-таки отличная от сянганской. И это касается даже многочисленных намеков (вроде случайной встречи Салливана и Костигана у двери кабинета Куинена и Дигнэма), разбросанных по ходу развертывания событий, не говоря уже про целые эпизоды. Но что самое странное, прославленные (и далеко не бесталанные) кумиры американского экрана, наставляемые опытным мастером, тем не менее начисто уступают гонконгским актерам. Если ДиКаприо и Дэймон еще худо-бедно справляются с задачей передать психологически невыносимое состояние пребывания в чужой шкуре (воистину «своим среди чужих, чужим среди своих»), приближаясь к уровню Энди Лау и Тони Леуна, то Мартин Шин, Марк Уолберг и Вера Фармига - резко уступают предшественникам. Особенно это относится к ветерану Шину (жаль, что образ не смог воплотить первоначально выбранный Роберт Де Ниро!), малоубедительному и в такой выразительной сцене, как гибель Куинема. И даже превосходство Николсона, с наслаждением купающегося в роли инфернального Костелло (прототипом послужил некто Уайти Балгер, гангстер из Южного Бостона), над Эриком Цангом, актером заведомо менее даровитым, однако по-настоящему блеснувшим в обличии большого босса, вовсе не очевидно… Так чего же добивались авторы «римейка»? Учитывая, что драматургия как всей картины, так и - в общем и целом - отдельных эпизодов не претерпела никаких изменений, все новации следует отнести на счет кинематографистов из Гонконга, а ведь режиссер такого уровня, как Скорсезе едва ли мог довольствоваться тем, что воспроизвел чужое достижение - подобно тому, как полотна старых мастеров копируют современные живописцы. В «Отступниках» сложно не заметить попытку вписать сочиненную в Азии историю в ту экранную мифологию, о которой мэтр так увлекательно рассказал в «Индивидуальном путешествии с Мартином Скорсезе по американским фильмам». Особая, а для кого-то - и идеологически спорная позиция Вай Кен Лау и Сиу Фай Мака, исходивших из специфики Сянгана, заставляла вспомнить имя великого Фрица Ланга, который демонстративно не наделял (в «Шпионах» /1928/ и «М» /1931/) блюстителей закона моральным превосходством над преступниками: в его лентах, как писал Жорж Садуль, воюют друг с другом «просто две банды». Скорсезе и Монахэн оказываются не столь категоричны на протяжении всего действия - и лишь в финале проявляют принципиальность, от лица судьбы воздав всем и каждому по заслугам. А явно не лишенное умысла упоминание КНР (Костелло продает китайцам сверхсекретные разработки), в состав которой, как известно, ныне входит Гонконг и которая является потенциальным противником США, способствует и более свободному толкованию перипетий - в качестве чуть ли не политической аллегории. Но в любом случае не вызывает сомнений, что история, придуманная и перенесенная на экран в другой части света, оказалась на удивление созвучной тому пониманию роли преступности и правопорядка в жизни общества, что можно легко обнаружить в произведениях самого Скорсезе, начиная с «Грязных улиц» /1973/ и заканчивая «Бандами Ньюй-Йорка» /2002/. Художественный успех «Отступников» объясняется тем, что режиссер, что называется, кожей чувствует материал и прекрасно ориентируется в традициях, всего лишь воспользовавшись разработанной до него (и за него) формой. А его, успеха, ограниченность - во все-таки недостаточно творческом использовании чужих открытий. Напрашивается вывод, что беда не в «римейках» как таковых, но во внутренней установке авторов, настроенных на подлинное созидание или же частичное, а то и полное подражание. Посмотрим, как Голливуду удастся повторить такой уникальный (уже южнокорейский) боевик, как «Олдбой»! (Евгений Нефедов)

В мировом прокате стартовала картина режиссера Мартина Скорсезе «Отступники» с Леонардо Ди Каприо, Мэттом Дэймоном и Джэком Николсоном в главных ролях. Криминальная драма - ремейк гонконгского фильма «Двойная рокировка», снятого четыре года назад и ставшего одной из самых успешных азиатских кинолент последнего времени. Скорсезе увидел этот фильм в 2004 году и был так впечатлен, что тут же выкупил права на создание его американской версии. Адаптацию сценария сделал Уильям Монаган, автор сюжета фильма Ридли Скотта «Царство небесное» с Орландо Блумом в главной роли. На главные роли в «Отступниках» Мартин Скорсезе выбрал Мэтта Дэймона («Умница Уилл Хантинг», «Догма») и своего любимчика Леонардо Ди Каприо, которого приглашает в третий свой проект подряд. Интересно, что первоначально партнером Ди Каприо должен был стать Брэд Питт. Но в итоге Скорсезе остановился на кандидатуре Мэтта Дэймона, для которого съемка в «Отступниках» стала первой совместной работой с Лео и Скорсезе. Оба актера сыграли бостонских полицейских и старались максимально вжиться в свои образы. Специально для этого Дэймон даже участвовал в реальном патрулировании улиц в штате Массачусетс и наблюдал за арестами преступников. А Ди Каприо настолько хотел посвятить себя съемкам у Скорсезе, что отказался от параллельной работы в фильме Роберта Де Ниро The Good Shepherd («Ложное искушение»). В «Отступниках» герой Леонардо Ди Каприо - полицейский под прикрытием Билли Костиган, которого внедрили в ближайшее окружение главы ирландской мафии Фрэнка Костелло (Джек Николсон). А Мэтт Дэймон исполняет роль молодого и амбициозного детектива из отдела специальных расследований Колина Салливана. Он тоже ведет двойную игру: честный полицейский с хорошей репутацией на самом деле работает тайным осведомителем все того же Костелло. Оба полицейских - свои среди чужих, и, чтобы не погибнуть, каждый из них должен действовать быстрее и хитрее другого. И Салливан, и Костиган строят планы друг против друга, пытаясь заманить врага в ловушку. Единственное, что связывает антагонистов - это женщина, хотя об этом герои поначалу и не догадываются. Они оба влюблены в полицейского-психолога Мэдолин. Ее роль Скорсезе думал отдать какой-нибудь знаменитости, вроде Кейт Уинслет или Хилари Суонк, но предпочел им начинающую актрису Веру Фармига. На ее счету такие ленты, как «Осень в Нью-Йорке» с Ричардом Гиром и Вайноной Райдер и «Маньчжурский кандидат» Мэрил Стрип и Дензелом Вашингтоном. Примечательно, что свистопляска с подбором актеров коснулась даже Джека Николсона: один из самых титулованных голливудских жителей вовсе не стремился принять участие в ленте Скорсезе. Сыграть роль Фрэнка Костелло его уговаривали Леонардо Ди Каприо и сам режиссер. В итоге «Отступники» у Мартина Скорсезе получились злым фильмом о прогнившей государственной системе США. Недаром оригинальное название ленты «Покойники» звучит куда более мрачно, чем его нейтральный российский перевод. К тому же режиссер разбросал по всему фильму мрачную символику. Например, литеру «Х», которая киноманам хорошо известна по гангстерскому фильму 1932 года «Лицо со шрамом» как знак смерти. Поэтому неудивительно, что у «Отступников» нет хеппи-энда. Скорсезе, так или иначе, расправляется со всеми героями ленты. «Я верю в государственную службу», - говорит психолог Мэдолин, еще не зная, что в финале истории ее ждет глубочайшее разочарование. Полицейский Эллерби (его играет Алек Болдуин) радуется, что власть дала ему практически неограниченные права в борьбе с преступниками, и возносит хвалу «Закону о патриотизме». Но совсем скоро он понимает, что все его усилия тщетны и тщательно продуманная операция провалена из-за непрофессионализма и коррупции. «Вся страна - «крысы», - сокрушается даже подручный главаря мафии. А в последнем кадре уже настоящая крыса ползет на фоне бостонского Капитолия. И тут уж совершенно ясно, в сторону какого дома кивнул Мартин Скорсезе. (Артем Михайлов)

Этот фильм надо смотреть, как свод доказуемых аксиом и железных доказательств: про режиссера, про актеров, про то, как нужно снимать. Даже с оговоркой на хронический хронометраж почти на три часа, без которого классик Скорсезе перестанет быть или Скорсезе, или классиком. Он уже вместе с Копполой и Спилбергом занимает свое почетное место на полочке истории кинематографа. Но в отличие от других менторов с их извечным менторским тоном великих и гениальных, у Скорсезе его личная полочка под вожделенный «Оскар» по-прежнему - пустее не бывает. Нет награды от капризной академии ни за режиссуру, ни за фильм, и это обидно. Учитывая, что он все равно не только заслуженный, но и народный. И об этом непременно думается, пока неудобно в зале сидеть - чем дальше, тем неудобнее. Еще Мейерхольд говорил, что пиши Шекспир покороче - его бы взяли живым на небо. А не взяли. И Скорсезе тоже не возьмут, хоть он и старается делать интересно, напряженно, драматично, и удачно по драматургии. Поначалу, правда, немного мешает сосредоточению постоянное прошлое из флешбеков, и перебивка одного действия другим в духе «а в это время в другом кабинете». Потом и флешбеки становятся осторожнее и уместнее, и два параллельных линейных сюжета друг дружку не пихают и не подталкивают, все - в порядке логичности и строгой очередности. Пусть у Скорсезе даже не совсем свое, а по мотивам азиатской «Двойной рокировки» - все равно на выходе случился не тот триллер с восточным менталитетом, а эта психологическая драма про характеры и про Бостон с ирландской мафией. Про игру вслепую на скорость и сноровку, про «маски, которые мы носим», и про необходимость умереть. Каждый изображает не того, кем является, потому и «отступники» от самих себя, или «покойники» в плане личностного небытия. Отсюда - психозы, дисбаланс в организме, валиум и временная потеря эрекции. То есть, весь скорсезовский эпос - про преступление и наказание, но не по Достоевскому, а по Скорсезе: про то, что до смерти, подкарауливающей на неисповедимых путях господних, нужно успеть побыть именно собой, чтобы по сакраментальному выражению «не было мучительно больно и стыдно», если успеешь это сообразить. Для смерти вообще не важно, в кого ты переодет, и кем прикинулся. Другое дело, что хороший умрет хорошим, а плохого уберет режиссер по собственным соображениям, дабы сделать «правильно» на правах прокурора. В оригинале финал был более философским. Но Скорсезе всю философию отправил «туды в качель», чтобы не барахтаться в заморочках, не отвлекаться, и чтоб даже ежу стало понятно, что есть добро, что есть зло, и что хоть все и умрут в результате жизни, но зато с полным осознанием вечных категорий. Здешние аксиомы - то, что видишь глазами, но объяснимо на счет режиссерского произвола: например, в Бостоне долгое время действительно всем заправляла ирландская криминальная диаспора, и ее крестный отец имел проблемы не только с законом, но и со вкусом - не умел одеваться. Или подчеркнуто не умел одеваться, в противовес прочим крестным отцам. Как никогда прежде Джек Николсон в этом образе соответствует типажу «старый черт», (трагически переиграв самого себя периода «Иствикских ведьм» ), искусно подсвеченный для пущей убедительности имиджа эффектным красным светом метафоричной геены огненной. В его аду много раз употребляют ругательное «педераст», много мочат чужих и своих, многозначительно смотрят и не менее многозначительно говорят. Лучший момент - когда вооруженный башмаком жуткого цвета Фрэнк Кастелло с остервенением лупит этим башмаком, как мухобойкой, по гипсу подопытного подозреваемого. Снова лучший момент - когда Лео Ди Каприо с вечным лицом постаревшего ребенка не по-детски навешивает двум вполне взрослым рэкетирам, как будто можно в это всерьез поверить. Факты, не требующие доказательств, свидетельствуют о том, как Лео никогда не станет «мачо», потому что не занимался в детстве спортом. Но играть научился лучше, чем когда-либо у него получалось, даже если ему не приходится плакать или нервить. Далее факты свидетельствуют о том, как у Мэтта Дэймона никогда не наладится с интеллектом на фейсе, и любую умственную деятельность он будет изображать одинаково раскрытым ртом. Бывший кумир романтических барышень Марк Уолберг стареет быстро, как газета, и теперь он вплотную займется актерским мастерством вместо спекуляций на сексуальности. Бывший кумир всяческих барышень Алек Болдуин грустно потеет и отмачивает одутловатую физиономию в ванночке со льдом - на это непременно стоит взглянуть тем, кто думал, что красота - пожизненный диагноз. Каждый образ - даже если он и хрестоматийный, и шаблонный, выглядит не только оправданным в рамках сюжета, но и абсолютно необходимым: яркая унтерпрнишибеевщина Эллерби, спокойная рассудительность ветерана угрозыска Куинана (Мартин Шин), ядовитый сарказм доброго садиста Дигнэма - не было бы их органичного и командного «второго плана», не было бы необходимой среды и момента сопричастности. Не было бы скрупулезно выстраиваемой действительности со всеми ее деталями, портретами, с грязными закоулками, блат-хатами, высотками и психианализом - не было бы ни витальности, ни желания сопереживать. Не ясно только, зачем инфантильный Дэймон внешне так похож на инфантильного Ди Каприо, если они - противопоставление «черное-белое» по смыслу, и по сценарию даже не дальние родственники. Не ясно, зачем Вера Фармига похожа на Дженифер Лав Хьюитт через двадцать лет. Ясно, зачем делают контрольный выстрел сразу в голову, натуралистично и без запасных вариантов. По выделке - динамично, захватывающе, запутано и потом распутано, без сравнений с «Двойной рокировкой» . А то, что между антиподичными главгероями подобно черной кошке пробежала женщина - таково веление драматического жанра. Ну какая уважаемая драма обойдется без выяснения личных отношений и без сублимации? Драма в ином по жизни: вручат Скорсезе заветную статуэтку, или не вручат? Нам без разницы: он все равно уже давно всем доказал, что умеет и как умеет. Пусть строптивые киноакадемики считают, что любой его фильм - один и тот же единственный. Без узурпирования права на истину последней инстанции. (Екатерина Русанова)

На старости лет, когда от Мартина Скорсезе перестали ждать откровений и весь прогрессивный мир открыто смеется над сжигающей постановщика «оскаровской лихорадкой», старец исхитрился произвести на свет настолько неоднозначную картину, что сразу и не скажешь, хороша она или плоха. И дело не в том, поражают ли «Отступники» твердостью режиссуры, новаторством посыла или, напротив, примитивностью идеи, - вовсе нет. Вопрос в том, что хотел сказать режиссер, в буквальном смысле до мизансцен воспроизводя римейкизируемую ленту, и каким образом сумел он добиться того, что даже зная наперед все расклады, следить за неспешным действием совсем не скучно? Вскрытие лучше начинать со второго, чтобы, глядишь, извлечь на свет первое. Уильям Монахан, получивший от Warner Bros. чек за копание в сценарии исходной «Двойной рокировки», парнем на поверку оказался ушлым. Пускай и сошло ему с рук «Царство небесное», - в конце концов, не каждый критик обязан знать о несостоявшемся «Крестовом походе», это скорее вопрос увлеченности, - но на «Отступниках» он здорово погорел. Взять оригинальную рукопись, подставить привычные американскому уху имена, китайские триады заменить ирландской мафией, а действие перенести в Бостон - не слишком ли малой ценой он вписал свое имя поверх фамилий Алана Мака и Феликса Чоу? И ладно, успокоился бы Монахан на дешевой локализации. Так нет, растянув действие до далеких от чеховской сестры таланта двух с половиной часов, он сумел растерять по пути то главное, что выделяло «Двойную рокировку» из сонма себе подобных. Оригинальная история в первую очередь была не о противостоянии хороших и плохих парней, а о взаимопроникновении героев и окружения, в которое они были брошены. Пускай с криминальным акцентом, но все же это была драма о смещении моральных ценностей и жизненных принципов. Монахан же свел все к традиционной голливудской черно-белой схеме, где хорошие герои никогда не выстрелят в спину, плохие останутся негодяями до последнего вздоха, а зло обязательно будет наказано. Исчезли полутона и главная идея сюжета - с волками жить, по волчьи выть, каким бы положительным ты не был. Его ДиКаприо никогда не задумается о том, что возможно его истинное призвание где-то там, на окраинах Бостона, а Дэймону и в голову не придет бросить все и построить карьеру детектива. На этом фоне назидательно неизбежный финал не выглядит актом воздаяния, а лишь росписью Голливуда под собственным всеобъемлющим упрощенчеством. Так как же, несмотря на клинический хронометраж и слепое следование сюжетным перипетиям «Рокировки», зрелищу по-прежнему удается оставаться захватывающим? Актеры. Пока одни, вроде Николсона, просто отрабатывают собственные функции - ну нет за Фрэнком Костелло той мощи и авторитета, что с первых секунд чувствовались в доне Корлеоне - другие буквально выворачиваются наизнанку, из середнячков превращаясь в ярких характерных исполнителей. Кто бы мог подумать, что обладающий рыбьей мимикой Мэтт Дэймон сумеет так убедительно изобразить антагониста? Или что самым запоминающимся окажется герой Марка Уолберга, не блиставшего со времен «Ночей в стиле буги», - а ведь с тех пор минуло почти десять лет! И тем не менее. Болдуин, Шин, Уинстоун - перечислять всех нет ни времени, ни места, но про ДиКаприо промолчать нельзя. Чертовски приятно наблюдать как подававший большие надежды Лео не споткнулся на девичьей популярности, а сумел-таки вырулить в верное русло и матереет раз от раза. Если в «Бандах Нью-Йорка» он был еще сыроват, в «Авиаторе» уже появилась сцена, которую можно назвать по-настоящему блестящей, то здесь их набирается с полдюжины. Если кто и достоин «Оскара» из пока еще обделенных, то это точно Лео Ди. Не за «Отступников», конечно, но еще пара-тройка лет, и вопрос назреет сам собой. Ну вот мы и подошли к тому, с чего начали - а что же, собственно, хотел своим фильмом сказать Скорсезе? Получается, что ничего. Только если он не избрал своей миссией вписать ДиКаприо в зал золотой славы Голливуда. Или показать Рону Ховарду, как рассказывать бородатые байки, не вызывая зевоту у слушателей. По всем остальным критериям, «Отступники» просто крепко сработанная криминальная драма. Не более того. (Денис Данилов)

Вышли «Отступники» - лихой полицейский триллер Мартина Скорсезе с Николсоном, Ди Каприо и Дэймоном про то, как подсадные утки подсидели друг друга и сколько через это народу полегло. Сразу после окончания полицейской академии штата Массачусетс два выпускника «распределяются» по разные стороны баррикад. Одного (Леонардо Ди Каприо) внедряют «под прикрытием» в бандитское логово к местному пахану (Джек Николсон), другой (Мэтт Дэймон), выкормыш этого пахана, отправляется в уголовный розыск саботировать правосудие в пользу своего тайного покровителя. Взаимооборотневый обмен прошел успешно: каждый из засланных казачков справно гадит в ворота противника, срывает операции и сдает явки с адресами. Но в один прекрасный день они получают приказ отыскать «крысу-стукача» - то есть друг друга. А так как каждая из сторон решительно настроена станцевать вальс «Бостон» на могилах своих врагов, то начинает сильно пахнуть свинцом. Скорсезе, снимавший в новом веке лишь дорогие костюмные картины, возвращается на асфальт злых улиц с римейком гонконгского суперхита «Двойная рокировка». Правда, тот чувственный, жестокий, бескомпромиссный и непредсказуемый Скорсезе, возвращения которого ждали многие, скорее всего, уже не вернется никогда. Вместо него явился умелый, молодцеватый, энергичный режиссер с прекрасным пониманием коммерческой составляющей, не отягощенный большими идеями и неподъемными художественными задачами. Оставив актерам значительное пространство для маневра и импровизации, он споро и стремительно несется со своим фильмом навстречу широким зрительским массам. Фирменное, скрупулезно продуманное графическое насилие, патологическая въедливость в деталях и шокирующее препарирование человеческих душ больше не занимают Скорсезе, смягчившегося то ли от возраста, то ли от гигантских голливудских бюджетов. Все работает как часы. Старый оператор мэтра, немец Михаэль Бальхауз пренебрегает операторской эквилибристикой и снимает на крупных планах - обстоятельно и консервативно, причем снимает такое количество народных и заслуженных артистов сразу, что глаза разбегаются. Есть лишь одно досадное обстоятельство: Скорсезе вернулся в криминальное кино без Роберта Де Ниро - своего верного талисмана, альтер-эго и барометра, того решающего ингредиента, который англоязычные именуют словом «спайс». Новая муза режиссера - замечательный актер Леонардо Ди Каприо - где-то внутри это тонко чувствует и интуитивно пытается «играть в Де Ниро»: кривит ртом, угрожающе хмурится и настороженно глядит исподлобья, но, увы, дает в «Отступниках» свое первую серьезную осечку. Переосмыслить эффектный образ, созданный в фильме-оригинале Тони Люном, придав ему свой неповторимый колорит, Лео, к сожалению, не удалось. Забавно, что в картине блистают как раз те, от кого это меньше всего ожидалось. Обычно скованный и угловатый, Мэтт Дэймон вдруг распрямился, отбросил тяжелый портфель отличника и стал поразительно естествен и искрист - перченый текст сценария убедительно и живо слетает с его уст в бойком кинопрокатном дубляже. Вполне хорош и Марк Уолберг в роли хамоватого куратора-сержанта, и трогательный ветеран Мартин Шин в роли капитана-связника. Ну и, конечно же, Джеки-бой - шестидесятидевятилетний матерый человечище. Друг Джека Николсона артист Том Сайзмор сказал недавно, что старина Джек - единственный лицедей из ныне живущих, способный превратить сценарий, не годный даже для районного телевидения, в аттракцион «оскарного» калибра. У «Отступников» со сценарием и так все было в порядке, но старый сатир Николсон умудрился запулить его на недосягаемый уровень своим торнадо уморительных и хлестких экспромтов. Впервые освятивший своим присутствием кадр великого Скорсезе, Николсон выдал в роли преступного авторитета Фрэнка Костелло термоядерного Мефисто, что-то среднее между стэнд-ап-комиком и «бостонским душителем», в щепки вынес топором дверь «Отступников» и оглушительно рявкнул на все 150 минут фильма: «А вот и Джеки!» После этого громогласного рыка никому из именитых и уважаемых актеров добавить было уже нечего. И напоследок важная ремарка: не надо пытаться сравнивать «Отступников» с другими знаковыми лентами Скорсезе. Вернувшись в свою любимую современную городскую среду, великий американский режиссер беззастенчиво снял развлекательную остросюжетную ленту - не тонкую психодраму, прячущуюся в теле криминальной саги, а крепко сбитый, шикарный полицейский триллер, от просмотра которого на душе становится бодро и свежо. (Алексей Простяков)

Непростительной глупостью было бы считать Мартина Скорсезе недостойным «Оскара». И то, что оная статуэтка до сих пор успешно миновала мэтра режиссуры - скорее недоразумение, прихоть злого рока, нежели объективная дань уровню его таланта. Гадать на хрустальном шаре на новое творение господина Скорсезе не придется. Ясно как божий день, что за «Отступников» кто-то получит «Оскара» (а уж по количеству номинаций на золотую статуэтку фильм может запросто догнать «Авиатора»). Но вот сам мастер, к несчастью, наверняка вновь останется лишь в списке номинантов, но не победителей - больно уж спорный вышел фильм. В своем новом творении режиссер затрагивает тему шпионажа и предательства, рассказывая историю двух подставных агентов. Фильм повествует о двух выпускниках полицейской академии, невольно оказавшихся по разные стороны баррикад. Первый - Колин Салливан (Мэтт Дэймон) - приемный сын босса местной ирландской мафии, делающий карьеру полицейского в управлении Бостона, - для прикрытия «папочки», разумеется. Второй - Билли Костиган (Леонардо Ди Каприо) - засланный агент полиции, ищущий расположения того самого мафиози. Им обоим предстоит неоднократно пройти сквозь огонь, воду и горы трупов, чтобы доказать свою преданность. Но все усложняется, когда «на оба ваших дома» объявляется охота на предателей, и по сути они теперь должны ловить сами себя и друг друга. Достаточно нетривиальный сюжет подкрепляется более чем достойным воплощением. Метафоры, любителем которых является Скорсезе, дополняют повествование изрядной долей иронии - весьма уместной в фильме гангстерской тематики. К слову, гангстеры в картине на редкость политкорректны. Нет, сцены разбирательств с должниками, разумеется, присутствуют, равно как не забыты поминаемые через слово итальяшки-макаронники из конкурирующих фирм. Но жертвы мафии в кадре не испытывают особых мук, отделываясь дополнительным отверстием для вентиляции в голове - очевидно, времена «бетонной обуви» и прочих почти поэтических экзекуций безвозвратно канули в лету. И одному Ди Каприо в этом плане не везет - на орехи «человек и пароход» получает весь фильм, не уставая, впрочем, отвечать взаимностью каждому второму. Визуализация насилия на экране, впрочем, не подкачала. Скорсезе умело балансирует на грани чернушной трэшевости, показывая только необходимый, вполне реалистичный, уровень жестокости. И пусть вас не вводят в заблуждение $90 млн, значащиеся в графе «бюджет» - на сцены перестрелок из этой суммы ушла едва ли одна сотая. Взгляните на список Личностей (именно с большой буквы), приобщившихся к работе над фильмом, и вопрос «куда делись деньги» отпадет сам собой. Целиком и полностью ушел на гонорары, разумеется. Актерский состав действительно порадовал. Дэймон и Ди Каприо блистательно отыгрывают свои роли. Особенно радоваться хочется за последнего, сумевшего-таки откреститься от имиджа любимца школьниц 9-11 классов. Со времен «Банд Нью-Йорка» Лео еще больше повзрослел и заматерел, удивив в очередной раз критиков заметно подросшим уровнем актерской игры. Шин-старший тоже тряхнул стариной, да и снялся в высокобюджетном серьезном фильме, показав сыну достойный пример (последний, напомним, засветился в «Очень Страшном Кино-4») своим актерским талантом. Марк Уолберг в роли «занозы в заднице отдела» хорош до невозможности, его персонажа, кажется, ненавидят буквально все, недаром именно ему доверили честь поставить точку в этом рассказе. Вера Фармига, единственная значимая женская роль в этой мужской компании, сумела двумя эпизодами задать истории противостояния двух копов весьма необычную интонацию, да и вообще романтическая линия на фоне всего полотна смотрится совсем не вставным цирковым номером. Что уж и говорить о мастере лицедейства Джеке Николсоне, оказавшемся в очередной раз неподражаемым. Его монологи на протяжение всего фильма не оставляют даже тени сомнения в том, кто главный в этом змеином клубке. При такой игре после финальных титров так и ждешь появления строчки - «фильм основан на реальных событиях». Однако же, ее нет - зато есть потрясающая по глубине проработка сценария. Неспешное, растянутое на целых два с половиной часа действо хоть завораживает далеко не каждым своим кадром, но и равнодушным не оставляет ни в коем разе. Тому, наряду с прочими элементами, способствует атмосфера, заслуживающая самых лестных слов. Грамотно подобранный антураж, музыка и характеры героев заставляют вспомнить классику настоящего гангстерского кино - честь и хвала господину Скорсезе. Не обошлось, как водится, и без ложки дегтя. И если за нарезку кадров в начале фильма (дабы сэкономить время на подробном повествовании) мэтра можно немного пожурить, то смазанный финал откровенно разочаровывает. Тонкие нити интриги, так тщательно сплетавшиеся в клубок, обрываются острейшими ножницами подгоняющего хронометража, оставляя после себя кучу вопросов и гору бессмысленных трупов. Однако, как бы там ни было, фильм вышел замечательный. Полный одновременно жизненности и литературности, подлости и добродетели, предательства и верности. И пусть Скорсезе и дальше продолжает «охоту за Оскаром» - ведь пока она идет, мы каждый раз будем наслаждаться отличным фильмом. (Илья Щибрик)

Мартин Скорсезе снял римейк на гонконгский криминальный боевик 2002 года «Двойная рокировка», сюжет которого был крайне избит. Это история двух людей, находящихся по разные стороны закона и ежесекундно рискующих жизнью. Один из них - агент мафии в полиции, другой - полицейский, внедренный в мафию. Каждый стремится к одному: разоблачить врага. Но очень верилось, что такой серьезный режиссер и такой звездный актерский состав способны из любого сюжета сделать конфетку, а не кино. В принципе, вера была оправданной. Фильм получился хороший. Все, что можно ожидать от криминальной драмы/триллера/детектива, в «Отступниках» есть. Например, глубокомысленная правда жизни простых парней из трущоб: ты можешь стать тем, кем захочешь. Только в итоге ты становишься бандюганом, а если повезет - крутым мафиози. И неважно, что при этом тебе пришлось пройти по десяткам трупов. Есть в фильме и драматические перестрелки, в которых гибнут без разбора и «плохие», и «хорошие» парни. И отличный черный юмор, пусть весьма грубоватый и простецкий. Леонадро ДиКаприо играет в «Отступниках» полицейского, засланного в стан мафиози, Мэтт Деймон - мафиози с стане полиции. И они настолько хорошо играют свои роли, что в некоторые моменты я ловила себя на мысли, что мозги закипают. Потому что уже начинаешь путать, кто «засланец», а кто находится на своем законном месте. Жизнь крысы - не сладкая штука. Все норовят ее догнать, поймать и прикончить. А крысе приходится проявлять чудеса изворотливости, сноровки и использовать все ресурсы своего интеллекта. Чтобы выжить. При всем этом крысой быть совсем не почетно. Потому что ты автоматически становишься предателем, а не героем, грязным грызуном, а не хитроумно устроенным животным. Именно такая участь выпала нашим героям. На пределе собственных возможностей - играть выпавшую им роль ради идеалов, которые созрели еще в детстве. Просто они не хотели, чтобы окружающая среда формировала их личности. Они хотели сами ее создавать. Об актерах можно долго не распинаться. Все они, понятное дело, подняли «Отступников» выше уровня проходного боевичка. Но отдельно хочется отметить, что так нелюбимый многими Лео продолжает хорошо и серьезно играть! Щупленький и слащавый мальчик из «Титаника» почти забылся. Теперь он возмужал, раздался в ширь и вполне уверенно чувствует себя в ролях… разных, не вызывая при этом раздражения. Его герой в «Отступниках» был сыгран проникновенно и трогательно. Мне очень понравилось. Лео, так держать! В финале режиссер, похоже, дал себе волю как следует постебаться. И это спасло фильм от обыденной заезженности. То, когда и как погибают главные герои, - это надо видеть. Лаконично и стильно. Подвожу итоги. Хороший фильм. Смотреть можно всем. Скорсезе, Николсон, Деймон - молодцы ребята. Лео - отдельный респект. За то, что сумел впервые мне понравиться. (rina, sqd.ru)

Отступники / The Departed (2006)Американские кинокритики считают режиссера Мартина Скорсезе национальным достоянием. Он получил кучу наград и титулов. Полки в гостиной его квартиры ломятся от статуэток и прочих скобяных изделий. Нету лишь "Оскара". Посмотрите на фотографию этого симпатичного дядьки с открытой улыбкой. Казалось бы, приз чопорных американских киноакадемиков ему не нужен. Но это не так. Мартин Скорсезе с холодной головой и в трезвом рассудке дважды штурмовал сердца этих мерзавцев: один раз с помощью масштабных и стерильных "Банд Нью-Йорка", во второй раз с помощью масштабного и стерильного "Авиатора". Я думал, что мистер Скорсезе весь остаток своей кинематографической старости будет потчивать публику тоскливым и пафосным кеном вроде вышеперечисленных фильмов. Ко счастью, я ошибался, и в 2006 году режиссер сделал фильм не для американских киноакадемиков, а для массового зрителя. То есть, фильм жанровый. На тему, которая у него всегда хорошо рисовалась… то есть фильм про бандитов. Два пацана росли в криминальных районах Бостона. А когда выросли, то пошли в "Полицейскую академию". Но если один пошел туда с благородной целью бороться с нечистью (выходец из итальянской семьи, как и Скорсезе), то второй (ирландец по происхождению) пошол туда, чтобы прикрывать жопу своего идеологического папы - крупнейшего гангстерито Фрэнка Костелло. Оба угодили в один и тот же специальный отдел. И в то время, как парень с итальянскими корнями работает под прикрытием, пытаясь прищучить Костелло, ирландский паренек выручает своего подлинного босса. В каждой команде - по "крысе". А самый главный и животрепещущий вопрос: кто первым крысу вычислит. Дайте Скорсезе лихо закрученный сюжет, и он снимет отличный фильм. Такой, как криминальный триллер "Отступники", кавер-версию гонконгской "Двойной рокировки". Здесь все, абсолютно все строится на сюжетной интриге - то есть эта картина для одноразового просмотра. Но это однозначно наиболее неразочаровывающий фильм режиссера после "Хороших парней". И, пожалуй, Мартину Скорсезе надо все-таки дать позолоченную статуэтку, чтобы он больше никогда не возвращался к своим недоглубокомысленным, но широкомасштабным экзерсисам типа "Банд Нью-Йорка" и "Авиатора". Об актерской игре умолчу. А хотя нет! Скажу пару слов. Играют актеры на твердую пятерку. И хотя было что-то пугающее в словосочетании Скорсезе - ДиКаприо - Деймон, настолько пугающее, что Алеша Нгоо даже убоялся поначалу идти на сей фильм, но стереотипы для того и существуют, чтобы их ломать. Трио выступило в таком блеске, какой, пожалуй, никому и не снился. О Мартине Скорсезе уже сказал, а что касается актеров, то особенно хотелось бы выделить ДиКаприо. Актер возмужал и прекрасно вписался в роль, которую, видимо, писали специально для него, памятуя о его пристрастии к ролям взвинченных и отчасти умалишенных персонажей (см. "Что гложет Гилберта Грейпа" и "Полное затмение"). Не испортил малину и ветеран актерского голливудского искусства Джек Николсон, который, как я читал, специально не смотрел оригинал - т.е. "Двойную рокировку" - дабы наваялось что-то новенькое. (Владимир Гордеев, ekranka.ru)

Мне тут довелось схлестнуться в полемическом задоре с одной невинной любительницей кино. Невинна она не в общечеловеческом смысле, а именно по своему отношению к этому, с позволения сказать, важнейшему из искусств. Стоило мне обмолвиться о том, что «Отступники» - классический пример неровной режиссуры Скорсезе, как я тут же был погребен под лавиной ее возмущения, общий пафос которого сводился к мысли: «Как так можно про Скорсезе!» Отряхнувшись от остатков ее праведного гнева, я предложил ей привести пример ровной режиссуры Скорсезе. В ответ получил тягостное молчание. То-то, как говорится, и оно. Ведь посмотрите - даже в самых лучших своих работах, вроде «Бешеного быка» и «Славных парней», Мартин Карлович не в состоянии поддержать градус действия на одной высокой ноте. Его формат - полтора часа, но его зверски тянет в эпос. В итоге, получаются не фильмы, а какие-то американские горки, в которых зрителя бросает от безусловных высот к невнятным низинам. Все равно смотрим, потому что есть какая-то магия имени, потому что Скорсезе умеет выбрать привлекательные темы и потому что к нему охотно идут сниматься люди, которых всегда хочется смотреть. «Отступники» - уже третий, слава богу, фильм, в котором сошлись Скорсезе и Ди Каприо. По какой-то причине, именно в третьем их совпадении мы получили лучшего Ди Каприо. Я часто ошибаюсь в прогнозах, но сдается мне, что «Отступников» вообще будут вспоминать как одну из его вершин. Ну, или как минимум - как одно из самых удачных воплощений раздвоения личности. Психиатры вполне могут показывать «Отступников» как учебное пособие на эту тему. Комплименты по адресу Ди Каприо не значат, что остальные играют плохо. И Мэтт Деймон, И Марк Уолберг, и Николсон имеют в «Отступниках» свои звездные минуты. Но никто, кроме Ди Каприо, не смог удержаться на высоком уровне до конца. Дэймон отлично изобразил обаятельного молодого копа, но, когда пришла пора показывать метания духа, резко скис. Уолберг выдал отличного мерзавца-героя, но волею сценариста на самом взлете был отброшен на периферию сюжета. Николсон… Ну, Николсона пусть судят более маститые критики. Загадочно, но факт: после того, как его персонаж показывает искусственный пенис, достоверность его совершенно улетучивается. Одним словом, неоднозачно все как-то. А самое печальное - то, как бесчеловечно обошелся Скорсезе со столь многообещающей историей. История же такова. Несколько лет назад Фрэнк Костелло, босс ирландской (именно так!) мафии города Бостон заслал выпестованного им парнишку Колина Салливана в недра полицейских структур. Колин вырос и превратился в одного из самых умелых и перспективных копов, в промежутке между славными делами сливающего полезную инфу своему папе Фрэнку. По другую сторону баррикад - Билли Костиган, тоже ирландец, потомок древнего бандитского рода, не желающий (вот дурачок-то!) идти в организованную преступность. Билли учится на полицейского, но скрывает нежелательные моменты своей родословной. За это его с соответствующей легендой забрасывают в окружение старика Костелло. И два парня с противоположным зарядом начинают «вычислять» друг друга. Корейцы, которые изобрели этот сюжет в 2000 году, по описаниям, сделали из него простой, но неотразимый фильм. У Скорсезе получилась любовь, морковь и «в общем, все умерли» с коронным, слава богу, выходом Ди Каприо и великолепным саундтреком, в котором есть все - от «битлов» и «роллингов» до неотразимого ремикса Вуди Гатри в исполнении группы Dropkick Murphys. Вы себе не простите, если это не услышите. (Джон Сильвер)

Гамлет (обнажая шпагу). Ах, так? Тут крысы? На пари - готово. (Протыкает ковер.) - Вильям Шекспир. «Гамлет». Размытая, полулюбительская съемка злых улиц. По ним хозяином разгуливает человек с дефективным профилем. С экрана звучат банальности, произносимые самодовольным, чуть гнусавым голосом: «Я не хочу, чтобы меня создавала окружающая среда. Я хочу сам определять окружающую меня среду. Раньше всем этим заправляла церковь. Но она сделала ошибку, поставив все в зависимость от самого человека». Это крестный отец южного пригорода Бостона Фрэнк Костелло (Джек Николсон), рассказывая вкратце свое житие, вышибает деньги с тех заведений, которые крышует, одним взглядом растлевает юных девчонок и заботится о будущем, покупая душу нищего ирландского мальчонки за три батона хлеба, колбасу, сыр, консервы, майонез и комиксы. Колин Салливан (Мэтт Деймон) живет с бабушкой, а умерший отец его был дворником. Хотя он и работает по воскресеньям служкой в церкви, но нечистое любопытство к поведению Костелло написано на его неоформившемся лице. Он уже знает, что слова «каждый сам выбирает себе дорогу» означают, что так или иначе придется взять в руки оружие. И Фрэнк подтверждает эту догадку: «Когда на тебя наставлен пистолет, все равно, кто ты такой - полицейский или преступник». И предлагает Салливану не делать из этого проблемы. Поэтому первый герой фильма поступает в полицейскую академию, чтобы стать фальшивым копом, преступником, работающим под прикрытием, верной «крысой» Фрэнка Костелло, которого он зовет папой. Мэтт Деймон в роли Салливана ничем не обманывает своих поклонников. Сам по себе он актер средненький, но уже не в первый раз играет актера сильного, способного превратить чужую маску в свое лицо. Играет человека, который в своей душе, как жерновами, перемалывает груз предлагаемых обстоятельств, легко делая их своей натурой по простой причине - у него совсем не развито воображение. Он с одинаково равнодушным интересом разглядывает очередной труп жертвы бандитских разборок и жутковатые пособия на уроке по баллистике, тщательно записывая при этом подробности разрушений, которые причиняют человеческому телу разрывные пули. И только сцена покупки квартиры подсказывает его слабое место - он амбициозный карьерист, для которого вид из окна на Капитолий является персональным магнитом, символом самого желанного будущего. Создав удачный сплав из несгибаемого Джейсона Борна и талантливого мистера Рипли, Деймон до последних кадров морочит зрителям голову иллюзией своей непотопляемости. За что актер и получил в награду ударную финальную реплику: «Ну и ладно», которую с облегчением и как-то совсем по-детски произносит Салливан, увидев направленный ему в лоб пистолет. Принять его трактовку образа как единственно верную мешает только тот факт, что изначально роль предназначалась Брэду Питту, актеру куда более гибкому и обаятельному, способному изобразить порок не как гулкую пустоту души, а как патологическую форму душевной лености. Второму герою о его детстве рассказывает будущий начальник, циник и матерщинник из отдела спецопераций Дигнем (Марк Уолберг). По его версии уже с юности Билли Костиган был изощренно двуличным мальчишкой. Один его дядя торговал оружием и дожил до почтенных седин. Другой был нечистым на руку букмекером, и его хоронили в закрытом гробу. Отец пытался сохранить лицо порядочного человека, принадлежа по кровным связям к клану Костелло. И ему повезло - он рано умер. С утра Билли ходил в чистеньком костюмчике в престижную школу на севере Бостона, где жила его мать, а вечером отправлялся в южные кварталы, где жил отец и царила ирландская мафия. Что было маской, а что лицом этого парня, не мог понять даже он сам. Однако Билли изо всех сил стремился стать порядочным человеком. Он пошел учиться в полицейскую академию, но за дикий ирландский нрав его вышибли с последнего курса, когда он стулом отдубасил физрука. Теперь перед ним была открыта одна дорога - отсидеть в тюрьме несколько месяцев, выйти на волю с клеймом изгоя, поторговать на улице коксом со своим долбанутым кузеном и найти пути к сердцу старого Фрэнка Костелло. Так Билли Костиган становится фальшивым гангстером, полицейским, работающим под прикрытием, верной «крысой» офицеров спецотдела Дигнема и Куинана (Мартин Шин). Леонардо Ди Каприо с ролью в «Отступниках» перешел на новую ступень своей актерской карьеры. Его герою, в отличие от героя Мэтта Деймона, маска жмет, она его пугает. Он держится только на таблетках, ради которых ходит к назначенному судом психологу. В приступе паники, после того как Фрэнк Костелло во время беседы равнодушно снял обручальное кольцо с отрубленной кисти руки и велел отослать вдове, срывает с себя микрофоны. Похоже, Ди Каприо поставил перед собой задачу продемонстрировать, что не хуже своего кумира Роберта Де Ниро может плотно сжимать рот, опустив края губ подковкой, морщить лоб так, будто в мозгу у него летает докучливая муха, ходить стремительной угловатой походкой и моментально закипать бешеной, до пены у рта, злобой, быстрым и резким движением уличного драчуна выбивая зубы противнику. Получилась, что называется, полновесная заявка на смену амплуа. То, что Ди Каприо актер серьезный, известно давно. Но в этой картине он преодолел последний недостаток и впервые не тянет по инерции одеяло на себя, играя в команде и работая не только на образ своего героя, а на общую идею фильма. В принципе римейк гонконгского боевика «Двойная рокировка» (Infernal Affairs, 2002) довольно точно следует недавнему оригиналу, где главные роли играли соответственно Энди Лау и Тони Люн. Встреча двух парней с прямо противоположными легендами - вопрос времени. Причем не очень длительного. Особенно если учесть, что у них общий психотерапевт и по совместительству смутный объект желания - одна на двоих прекрасная Мэдолин (Вера Фармига). В полиции не дураки сидят, и они догадываются, что в их ряды затесался предатель, из-за которого срывается одна операция за другой. Костелло тоже в курсе, что рядом с ним ходит стукач, дающий наводки полиции. «Крысам» остается одно - найти и обезвредить друг друга, проверив, кому больше повезет. Что они и делают. В разгар схватки случается настоящий коллапс: «крыс» становится гораздо больше, чем две, все палят друг в друга, растет шекспировская гора трупов, увенчанная в итоге тем, кого купили за хлеб и колбасу. Бостонский колорит, герои-ирландцы и некоторые детали, дописанные в сценарии, мало что изменили в сюжете. Осталась главная идея зеркального двойничества. Остались бесплодные надежды героев вернуть себе подлинные лица. Остался мотив судьбы, которая сама тебя выбирает. Остался трюк, который Никита Михалков удачно назвал «свой среди чужих, чужой среди своих». Осталась отрешенная холодная жестокость, с которой рассказана история. И если бы фильм снимал не Мартин Скорсезе, то стоило бы только пожать плечами, как в случае, например, с американо-японскими «Звонками». Все-таки насколько кардинально одно имя в титрах может изменить вос-приятие и заставить напряженно вглядываться в блестящий, эффектный, но во многом формальный жанровый экзерсис, на который камера Михаэля Балльхауса навела экзистенциальный глянец? Зачем Скорсезе повторять чужую, пусть и удачную, игру в двойников? Зачем доводить ее до гиперболы, добавляя разнокалиберных отражений главной паре? Такое впечатление, что разбили кривое зеркало. Как deus ex machina появляются и множатся новые засланные в стан врага казачки. То утопленный в болоте труп убитого Костиганом гангстера выдадут за полицейского информатора. То лоховатый помощник Салливана окажется еще одним оборотнем в погонах, купленным Костелло. То выяснится, что даже сам Фрэнк Костелло давно работает осведомителем ФБР, сдавая потихоньку своих людей, чтобы его самого не трогали. Кажется, что тут все предатели, которые не могут жить не по лжи. Поэтому им ничего другого не остается, как умереть не по лжи. Костелло погибнет от пули Салливана, признавшись в связях с ФБР и импотенции. Костигана застрелит бывший сокурсник по полицейской академии, тоже работавший на Костелло. Его, в свою очередь, хладнокровно убьет Салливан. А Салливану, настоявшему на том, чтобы Костигана наградили посмертно, загонит пулю в лоб запоздавший крысолов Дигнем. В финале фильма ему не останется ничего другого, как тоном Фортинбраса посетовать на то, что Розенкранц и Гильденстерн, вернее, Костиган и Салливан, мертвы, велеть прибрать трупы и сыграть траурный марш. Но это уже будет за кадром. Последние слова картины совсем не пафосные: «Ну и ладно». В «Двойной рокировке» все было проникнуто поствонгкарваевской огламуренной романтикой, героизмом и печалью по неверно прожитым жизням. Все эти отблески стекла, смазанные дождем неоновые огни, аквариумно-зеленые фильтры и томно-влажные глаза Тони Люна приподнимали боевик до поэтических высот. «Отступники» - кино совсем другого плана, ригорическое, проникнутое скепсисом, отказывающееся в городе грехов искать добродетель. Режиссер поступил совсем как Фрэнк Костелло, который собирался, почуяв запах предательства в своей банде, убить всех, и верных, и неверных, а уж господь бог пусть сам сортирует кого куда. Из всех перипетий сюжета его интересовала только смерть. Как основная движущая сила человеческого существования. Как страх, который сопровождает нас всю жизнь. Как запах, постоянно разлитый в воздухе. Смерть как освобождение. Смерть как обретение себя. Костиган и Салливан по версии Скорсезе не отступники, как захотелось нашим прокатчикам, а упокоившиеся. Они мертвы. Английское слово dеparted, вынесенное в название, - это эвфемизм, применяемый в католической литургии для обозначения горсти праха, в которую превращается человек, оставив все свои желания, страхи и надежды. Выходит, что по какой-то одному ему известной причине под видом римейка гонконгского хита Скорсезе снял заупокойную молитву, начав ее с Gimme Shelter Мика Джаггера и закончив пинкфлойдовской композицией Comfortably Numb. (Ирина Любарская)

В кино Мартин Скорсезе уже давно сказал все, что только хотел и мог сказать. Именно поэтому «Банды Нью-Йорка» и «Авиатор» на фоне остальных лент живого классика американского кино, так и не признанного оскаровским комитетом, воспринимаются как излишне затянутые самоповторы. И от готовящегося к выходу фильма «Отступники», римейка гонконгского боевика «Двойная рокировка», ожидали очередного возвращения к тому, что уже много раз было обыграно, а иногда - даже переиграно. В принципе, получили то, что ждали: «Отступники», конечно же, ничего нового не преподнесли - даже пару раз в начале умудрились проехаться по некоторым шаблонам жанра. Но сделали это настолько изящно, зрелищно и красиво, что можно заключить вывод: Скорсезе, может и непреднамеренно, но вновь, будто в былые времена, показал всем, как нужно снимать кино. На самом деле, что бы Мартин Скорсезе не говорил и как бы не изворачивался, все уже давно знают, что он много лет из года в год снимает один и тот же единственный фильм. Вот и «Отступники» вышли у него все о том же: о том, что от смерти куда ни отступай, хоть во вражий стан - везде рано или поздно отыщет и за прожитые годы свою цену назначит, и что изменить судьбу - для нас, простых смертных, задача непосильная, а жить чужой жизнью в чужом мире - очередная жестокая насмешка бытия. Однако, несмотря на фаталистичность человеческого удела, всегда у Скорсезе находятся те смельчаки, которые готовы бросить вызов судьбе, забыть о смерти и ринуться в бой за самих себя. Да, их финал тоже предопределен, но живущие по личному кодексу чести всегда уходят из жизни по-человечески, а не по-крысиному. Ведь остаться крысой - самое что ни на есть последнее и низкое дело. Потому что в ситуации, когда перед смертью все равны, быть убитым от вражеской пули куда лучше, чем попасться в мышеловку собственного высокомерия и тщеславия. В общем, в «Отступниках» судьба играет не только костями, но и людьми. Прилежный мальчишка, служитель церковного прихода, с возрастом у Скорсезе превращается в помощника гангстера. А паренек, растущий в семье психически неуравновешенных правонарушителей, становится слугой закона. В последствии, обстоятельства складываются так, что одного засылают шпионом в полицию, а другого - кротом в мафию. Гангстер блестяще оканчивает полицейскую академию и поставлен на достаточно высокий пост, а отрока неблагополучной семьи за чужие грешки отправляют в родную бандитскую стихию; служитель закона в мире беззакония и послушник мафии среди блюстителей порядка - оба не на свое месте, оба играют навязанные роли. Два соперника-антипода почти не встречаются за весь фильм, хотя имеют друг к другу довольно большие счеты, и, более того, любят одну и ту же женщину. Только гангстер, ввиду зацикленности на самом себе, видит в ней только то, что хочет видеть. А полицейский, хоть и выходец из мира черни, но зато открыт душой. Так и живут ребята по мере своих сил и возможностей - физических и духовных, в полном разладе - даже не с миром окружающим, а с самими собой. А из-за того все, что через других свое истинное лицо найти пытаются и не понимают, что именно поэтому с головушками у них проблемы, да жизнь уходит как вода сквозь пальцы. По мере увеличения хронометража экранное действо становится более запутанным и интригующим. Однако Скорсезе никогда не был свойствен однолинейный динамизм, чуждым он оказался ему и в «Отступниках»; даже там, где саспенс присутствует в больших количествах, нагнетание атмосферы подчиняется внутренней драматургии. Так что, в противовес гонконгскому остросюжетному триллеру, Скорсезе снял в первую очередь криминальную драму, сочетающую в себе лучшие мотивы его собственного творчества. Мысль о том, что у человека в этом мире всего одна дорога - та, что ведет к смерти, в "Отступниках" приобретает свою трактовку. Там, где нужно, режиссер все показывает сам, там, где по тем или иным причинам у него это не получается - за него это делают актеры, умения работать с которыми у Скорсезе не занимать. Среди блестящего актерского ансамбля особенно выделяются на общем фоне Джек Николсон и Леонардо ДиКаприо. Николсона плохо играть в драматической школе научить так и не сумели, а главный голливудский авиатор Ди Каприо взял еще одну вершину в своей карьере. Верный своим принципам Скорсезе и в этот раз снял ленту, в которой нет места фальшивой нравоучительности. Он вообще не привык поучать, потому что давно лучше всех остальных знает: в кино главное - это не рассказать (в значении «разжевать»), а показать. В этот раз режиссер показал отчаянную попытку самопоиска. Кому-то достигнуть своей цели удается, кому-то - нет, но в игре под названием «жизнь» у Скорсезе только один победитель: смерть. А служба в полиции - это не более чем метафора личной судьбы. (Карен Аванесян)

Крысу всегда ждет несчастливая судьба. Колин Салливан (Мэтт Дэймон) - простой бостонский паренек из бедной ирландской семьи - с самого детства ощущал на своем плече теплую, хотя и несколько жестковатую руку "дяди" Костелло - Фрэнка Костелло, главного босса ирландской мафии Бостона. Фрэнк в своем городе правил стальной рукой, не церемонясь ни с владельцами магазинчиков, которые вовремя не платили дань, ни с итальянскими мафиози, которые пытались захватить бостонские территории. Фрэнк не просто так оказывал покровительство Колину и учил его жизни. Паренек должен был сыграть очень важную роль в игре, которую Костелло вел с полицией, - его планировали сделать засланной "крысой". Как? Очень просто! Фрэнк отправил Колина на учебу в элитную полицейскую школу, а когда Колин по окончании стал довольно быстро и успешно продвигаться по службе, Фрэнк сделал его своим осведомителем. Причем Колин не просто время от времени оказывает Фрэнку мелкие услуги - вовсе нет! Для подобных вещей служат всякие обычные продажные полицейские. А Колин - это свой среди чужих: он отслеживает все операции, направленные против Костелло, и дает Фрэнку ценнейшую информацию. Взамен, разумеется, Костелло делает так, чтобы Колина в этой жизни больше ничего особо не заботило: у парня роскошная квартира, и он вполне может рассчитывать на тихое и обеспеченное будущее где-нибудь на островах Тихого океана - если, конечно, останется в живых. Другой главный герой повествования - также паренек ирландского происхождения по имени Билли Костиган (Леонардо Ди Каприо). Родители Билли развелись, когда он был ребенком, и Билли приходилось жить двойной жизнью: рядом с матерью, жившей после развода в богатом квартале, Билли изображал благонравного и благовоспитанного пай-мальчика, а находясь с отцом-рабочим в бедных ирландских кварталах Бостона, Билли приходилось входить в роль отвязного паренька. Когда Билли вырос, он также поступил в полицейскую академию. Он действительно хочет стать полицейским, чтобы бороться с преступностью. Однако новые начальники Костигана - капитан Оливер Куинан (Мартин Шин) и лейтенант Дигнэм (Марк Уолберг), - выяснив о Билли всю подноготную, предлагают ему более интересную, но и значительно более опасную работу: он должен стать полицейским, работающим под прикрытием. То есть Билли дадут срок за вымышленное преступление, посадят в тюрьму, а когда он выйдет, дальше Билли нужно будет каким-то образом стать своим в банде Костелло и начать давать полиции информацию, чтобы этого Костелло можно было в конце концов сцапать и засадить. Прошло время, и теперь Колин и Билли, с одной стороны, два антипода, но с другой - их положение практически одинаково: Колин внутри полиции работает на мафию, Билли внутри мафии работает на полицию. Оба ходят по лезвию ножа, и каждому из них в любую минуту грозит разоблачение, тем более что в полиции знают о том, что среди них находится осведомитель Костелло, а Костелло знает, что среди его ребят затесалась "крыса". Свой среди чужих, чужой среди своих - сюжет, к которому неоднократно обращались мэтры как отечественного, так и всяких других кинематографов. Признанный мэтр Мартин Скорсезе также решил обратиться к этой теме, однако волею судеб занялся не самостоятельной разработкой этого богатейшего месторождения, а принялся воплощать идею, рожденную гонконгскими режиссерами Вай Кен Лаем и Сю Фай Маком, снявшими фильм "Двойная рокировка" (Mou gaan dou). Этот фильм пользовался бешеным успехом и стал одним из самых кассовых гонконгских фильмов, поэтому голливудский ремейк не заставил себя ждать. Впрочем, Скорсезе заинтересовался возможностью поставить фильм по данному сюжету вовсе не потому, что "Двойная рокировка" имела значительный успех. Сценарист Уильям Монахан написал свою версию изображенных в "Двойной рокировке" событий, где действие, разумеется, было перенесено в США, и Скорсезе заинтересовался этим сценарием, потому что увидел в нем отражение реальной истории одного бостонского мафиози по имени Джеймс Балджер, который сотрудничал с ФБР и сдавал федералам некоторых других преступников, которые ему мешали. Взамен ФБР покрывало Балджера и мешало полиции его схапать. Впрочем, в какой-то момент его все-таки практически накрыли, и тогда осведомитель из ФБР помог Балджеру сбежать. Что интересно, изначально планировалось, что Скорсезе снимет не особенно крупнобюджетный фильм, но уже на этапе кастинга стало понятно, что львиная доля бюджета уйдет на гонорары актерам - уж больно крупные звезды заинтересовались проектом. В числе первоначальных претендентов на главную роль был Брэд Питт, который даже собирался заниматься производством картины, но затем Питт окунулся в сладкие волны развода и новой всесокрушающей любви, поэтому ему стало не до исполнения главной роли в этом фильме, хотя продюсером картины Брэд все же остался. Впрочем, было понятно, что одну из главных ролей в фильме, скорее всего, будет играть нынешний любимец Скорсезе - Леонардо Ди Каприо, который сыграл основные роли в двух предыдущих фильмах режиссера - "Банды Нью-Йорка" и "Авиатор". Так оно и оказалось: Леонардо заинтересовала возможность сыграть крутого хорошего парня среди плохих парней и ему досталась роль Билли. Бостонцы Мэтт Дэймон и Марк Уолберг были приглашены в картину, чтобы, так сказать, сохранить дух Бостона, тем более что полностью провести съемки в Бостоне, как хотел Скорсезе, не получилось из чисто финансовых соображений, поэтому большинство сцен снимали все-таки в Нью-Йорке. Дэймон очень серьезно отнесся к своей роли, поэтому даже некоторое время проработал в отделении бостонской полиции: выезжал на патрулирование, участвовал в рейдах против драгдилеров, участвовал в задержаниях. На роль Фрэнка Костелло планировался постоянный и любимый актер Скорсезе - Роберт Де Ниро, но Боб был занят съемками своего нового фильма The Good Shepherd (в нем, кстати, должен был сниматься Леонардо Ди Каприо, который отказался в пользу "Отступников", и снялся Мэтт Дэймон, который успел и там и сям), поэтому не смог принять участие в проекте. Джек Николсон не горел желанием сыграть ирландского мафиозного босса, но Скорсезе вместе с Ди Каприо уговорили актера, и Николсон, как рассказывали участники съемок, постоянно импровизировал и наделял своего персонажа различными чертами, которые изначально по сценарию не предусматривались. Интересна история с кастингом на роль полицейского психолога Мэдолин, у которой серьезные отношения с Салливаном и бурная интрижка с Костиганом. Вы будете смеяться, но Скорсезе совершенно серьезно планировал пригласить на эту роль Кейт Уинслет (тогда бы они с Ди Каприо снова встретились в эротической сцене), но у Кейт не хватило юмора согласиться, поэтому роль Мэдолин досталась актрисе украинского происхождения Вере Фармиге (ее родители - иммигранты с Украины Микола и Любовь Фармиги). Ну а теперь давайте поговорим о том, что у Скорсезе в результате получилось. А получилось у него вполне достойное кино, как поставленное на очень высоком профессиональном уровне, так и отлично сыгранное. Несмотря на традиционную для Скорсезе продолжительность (фильм идет два с половиной часа), никакой затянутости не чувствуется: события развиваются вполне динамично и фильм все время держит в напряжении. Крупномасштабных сражений, как в "Бандах Нью-Йорка", величественных съемок, как в "Авиаторе", вы здесь не найдете: фильм, за редкими исключениями, поставлен достаточно аскетично и основной упор в нем делается на раскрытие характеров, диалоги и резкие повороты сюжета. Впрочем, с раскрытием характеров Скорсезе, вопреки обыкновению, что называется, не дожал. Образы всех основных персонажей - весьма яркие, однако Скорсезе сам говорил о том, что хотел показать весь ужас существования людей, находящихся под постоянным прессингом во враждебном окружении, и, судя по фильму, это оставалось главной задачей, но, на мой взгляд, тема ужаса не раскрыта. На Салливане постоянное психологическое давление сказывается в виде проблем с потенцией, а Костиган глотает тоннами валиум - вот тебе и весь кошмар. Однако я не хочу сказать, что Дэймон и Ди Каприо плохо играют, - ничего подобного. Играют как раз хорошо. Дэймон вообще везде и всегда выглядит вполне достойно и играет очень ровно, а Ди Каприо явно стали удаваться роли крутых парней, что раньше как-то не наблюдалось. Ди Каприо хорошо сыграл Костигана - ярко и достоверно. Если сравнивать их двоих с Дэймоном, то Ди Каприо мне, пожалуй, понравился больше. По поводу роли Джека Николсона, что интересно, мнения зрителей разделились. Одни зрители от этой роли в восторге, однако другие говорят, что ничего нового Николсон не продемонстрировал, мол, Костелло - это смесь Рэндала Макмерфи из "Кто-то пролетел над гнездом кукушки" и Дэрила Ван Хорна из "Иствикских ведьм". Я с этим и соглашусь, и не соглашусь. С одной стороны, действительно, в образе Фрэнка Костелло явно проблескивают некоторые предыдущие роли Николсона. Но, с другой стороны, кто сказал, что для роли Фрэнка нужно было изобретать что-то совершенно новое? Образ Костелло даже по сюжету чем-то похож на образ Ван Хорна: почти всемогущий мужик, властный, жестокий, быстро впадающий в гнев и весьма ценящий удовольствия этого мира. На мой взгляд, роль Николсону вполне удалась и стала украшением этого и без того не средненького фильма. Правда, у меня остался один важный и совершенно недоуменный вопрос. С какой стати Скорсезе дал ирландскому мафиозному боссу, сражающемуся в том числе и с, цитирую, "паршивыми итальяшками-макаронниками", имя вполне реально существовавшего босса итальянской мафии Фрэнка Костелло, который, кстати, был одним из прототипов персонажа "Крестного отца" дона Вито Корлеоне, родился в Италии, жил в Штатах и умер своей смертью в 1973 году от сердечного приступа. В чем глубинный смысл этой хохмы - я так и не понял. Но вернемся к актерам. Кроме весьма ярких главных ролей, фильм порадовал замечательными ролями второго плана. Прежде всего здесь нужно отметить Марка Уолберга, сыгравшего язвительного лейтенанта Дигнэма - "шило в заднице" всего управления. Дигнэм со всеми ругается, на всех "наезжает", но его, что называется, должность обязывает. И именно Дигнэм во всей этой истории ставит эффектную точку. У Марка этот прессующий всех лейтенант получился отлично, и я был крайне удивлен, когда у каких-то зрителей встретил плохие отзывы об этом персонаже. Рядом с Дигнэмом - его антипод капитан Куинан, отлично сыгранный Мартином Шином. Два таких разных начальника - "плохой" и "хороший", делающих одно и то же важное дело, вынужденных работать совершенно самостоятельно, потому что они обладают такой информацией, которой нельзя делиться ни с кем. Порадовал также английский актер Рэй Уинстон, сыгравший здесь правую руку Костелло - бандита по прозвищу Француз. Сцена в баре, где он объясняет персонажу Ди Каприо, что есть люди, которых можно бить, а есть люди, которых бить нельзя, - просто отличная. Ну и еще одна весьма заметная работа - капитан Эллерби, сыгранный Алеком Болдуином. Роль небольшая, но вполне яркая, и в ней есть несколько весьма забавных моментов, особенно с обожанием Эллерби Патриотического акта. Ну, пора резюмировать. "Отступники" - мастерски поставленное кино, которое я посмотрел с большим удовольствием. Шедевром, впрочем, я его не назову - кино, скажем так, в веках не останется, однако Скорсезе и актерам за этот фильм - почти пятерка. Действительно мощное кино, смотрится просто отлично. Уже потом, после просмотра, возникают всякие вопросы по логике повествования, начинаешь замечать сильные натяжки и откровенные несостыковки, но это все потом. В процессе просмотра - все классно. Так что рекомендую. Оценки по пятибалльной системе. Зрелищность: 4; Актерская игра: 5-; Режиссерская работа: 5-; Сценарий: 4+. Кратко о фильме: мощно. Нужно ли смотреть: да. (Alex Exler)

На сеанс шел с неохотой. Последними кеноработами Скорцезе приучил не ждать многого от своего стареющего гения. Три часа скуки и пустого томления - максимум на что хватало американского режиссера итальянского происхождения. Но бог миловал. Как известно, фильм отснят по горячим гонконгским следам, недавняя трилогия "Двойная рокировка" сплющена в один короткий по меркам Скорцезе фильм. Фильм полон крови, жестокости, насилия - всех тех милых штучек, которыми Мартин привык привлекать к себе зрителя. На диво неплох оказался в деле последний любимчик Скорцезе, Лео Ди Каприо. На кеносеансе подумалось, что проблема Ди Каприо в том, что он неубедительно смотрится в ролях вершителей судеб, облеченных властью руководителей бандитских группировок или авиакомпаний. Как не крути, а это детское лицо, эти подростковые черты требуют иного амплуа травести или инженю. Но как только Ди Каприо оказывается в роли харизматичного одиночки, когда нет надобности верить, что ему подчиняются орды головорезов (в "Поймай, если хочешь", "Двойное затмение" или в рассматриваемом фильме), его актерский гений сразу разворачивается и начинает казаться, что обладатель этого безумного взгляда достоин Оскара, настолько он хорош на полотне телеэкрана. Если Скорцезе изначально хотел изобразить альтерэго героя Ди Каприо мерзким слизняком, то он вполне угадал с противным Мэтом Деймоном, расточающим свои гаденькие улыбочки. На роль крысы не найти претендента достойнее, потому что сама фактура лучшего сценариста среди актеров крысиная. Не хватает только хвоста. Николсон, согласившийся на участие в фильме потому что ему надоело играть в комедиях, и захотелось жести и кровопролития, хорошо смотрится в роли полубезумного постаревшего ловеласа-мафиози, которому ничего уже не надо от жизни, и одна только жажда крови поддерживает в нем тонус. От афористической мощи дона Карлеоне довольно шаблонный образ Николсона далек, но демонические улыбочки и блеск в глазах все же дают сто очков форы Фрэнку Костелло промеж прочих руководителей банд. Выполненная в ориентальном стиле фабула фильма напоминает расхожий символ - знак противоборства стихий Инь-Ян. Тугим клубком все закручено вокруг противостояния двух протагонистов - Билли Костигана и Колина Салливана. Один работает под прикрытием в бандформировании Фрэнка Кастелло, другой работает в полиции, но при этом является бандитским информатором. Весь фильм они крутятся вокруг общего центра масс в безуспешных попытках вычислить друг друга, но будто на карусели в каждый момент оказываются ровно в противоположных местах. Дополняют мизансцену фигуры их боссов, начальника полиции Бостона Оливера Куинана (Мартин Шин), который единственный (наряду со своей правой рукой - желчным Дигнамом в исполнении Марка Уолберга, отыгрывающим в их классической кенопаре роль "плохого полицейского") в курсе кто таков на самом деле герой Ди Каприо, и Фрэнка Костелло, который опять таки единственный, кто в курсе кто таков герой Мэта Деймона. Их боссы знакомы, ненавидят друг друга и сами являются протагонистами, за пределами первого круга Инь-Ян они формируют слабый вторичный круг притяжения сил, еще плотнее закручивающий Костигана и Салливана. Таким образом все роли в фильме выстроены по четкой симметричной схеме и симметричный сюжет симметрично развивается по симметричным законам симметрии. Это очень нехарактерно для европейского и американского кинемотографа. Схематизм и рифмование героев и сцен используются лишь в экспериментальных или маргинальных лентах (типо "Кацельмахера" Фассбиндера, "Розенкрантц и Гильденстерн мертвы" Тома Стоппарда или фильмов снятых или поставленных по сценариям Роб-Грийе). Тогда как для гонконгского кино это видимо норма, достаточно вспомнить "Без лица" Джона Ву, скроенный по схожим лекалам - в изощренном танце перевоплощений героя в его альтерэго и наоборот. Даже "Любовное настроение" Вонга Кар Вая несет в себе похожую схему и построено на неразделимой слитости/непохожести двух пар (одну из которых ни разу не показывают). Это все отголоски китайской культурной традиции, бережно перенесенной на экран мартином Скорцезе. В общем центре масс, что вполне очевидно, возникает женщина (характерно, что в гонконгском подлиннике женщин две, с одной крутит Костиган, с другой - Салливан, европейское сознание Скорцезе не позволило абсолютно схематизировать сюжет. Потребовался некий центр, свободный от деления надвое, независимый арбитр, ну или гарант, если позволите. Основанное на поклонении пустотам и путям китайское сознание гаранта не требует, подспудным гарантом выступает слепая природа или пустота. Тогда как христианское сознание запада наряду с протагонистами предполагает наличие некой наблюдающей и оценивающей стороны). Женщина эта - психиатр к которой ходит лечиться герой Ди Каприо и с которой крутит шашни герой Деймона. Ясно что будучи центром приложения сил она обязана вступить в связь с обоими героями, потому что для нее это не два разных человека, а две стороны одной сюжетной медали. Ею руководит не чувство, а фабула (ну или дао если хочете), и исполнительница роли, Вера Фармига, это замечательно сыграла - без каких бы то ни было сомнений и переживаний она отдается сначала одному, потом второму. Положение в центре спасло ее от финального смертоубийства, когда схема, лишившись одной из составляющих неумолимо начала разрушаться, увлекая в иной мир все свои части. Характерно, что в финале желчный Дигнам не начинает судебный процесс против Салливана, а неким покемоном-призраком проникает к нему в квартиру, без слов убивает его и тут же исчезает. Желчный герой Уолберга в этой сцене выступал не в роли Дигнама, а в роли высшей силы, так схема доканчивала процесс самоуничтожения. Медолайн осталась жить и вынашивать ребенка, избавившись от схемы она превратилась в обычного человека, коим (как хочется верить) была и до начала фильма. В безумной гонке друг за другом, герои вынуждены отказываться от чего-то, причем отказываться по закону сохранения энергии. У одного убывает - у другого прибывает. У Костигана нет стабильности, уверенности, благополучия, и все это есть у Салливана. Зато у Салливана не все окей в сексаульном плане, и потому отцом их ребенка становится Костиган. Они как две части головоломки, или береговые линии Африки и Южной Америки, лишь соединенные вместе превращаются в полноценного человека. Что еще интересно, слитость воедино главных героев, их внутреннее противоборство - это именно восточное противостояние двух разнозначных стихий - Инь и Ян, а вовсе не этически маркированная западная система Добро-Зло. Лишь условно можно говорить о том, что набожный за весь фильм никого не трогающий Салливан - зло, потому что уж очень мерзок играющий его Деймон. Настолько, что крушащий чужие челюсти и медленно погружающийся в безумие Костиган воспринимается добром (чем не очередная иллюстрация дилеммы Моржа и Плотнка - судить ли человека по его поступкам или по его намерениям, в зависимости от угла взгляда роли Костигана и Салливана становятся с ног на голову, как вобщем и все в этом фильме. Но! Обратите внимание, что в отличие от дурновкусия иных лент последних лет, в которых в определенный момент выясняется какая-то деталь и все становится "наоборот", иной раз по нескольку раз на фильм ("Дикость", "Бойцовский клуб", "Адаптация") в рассматриваемом фильме все точки над ї поставлены сразу. Этический статус героев не подвергается пересмотру). Но если абстрагироваться от личности исполнителя роли Салливана, то этическая составляющая стирается и взамен обязательной для европейской традиции маркированности одной из сторон как Зло, приходит восточная (на западе сформулированная Гегелем) традиция - никто не прав, никто не виноват, две борющиеся стороны оказываются диалектически едины. Они одно и то же. По ходу повествования выясняется, что банда Костелло забита полицейскими под прикрытием, а в полиции работает крысой не один Салливан. Более того, сам Костелло является информатором ФБР, и я все ждал, что по аналогии начальник полиции Бостона окажется тоже каким-нть двуличным засранцем, а тут уж один шаг до матричных потрясений (Куинан двуличным засранцем не оказался, но в момент своей гибели он целиком влился в схему, потому что Салливан объявил его крысой и тем самым уравновесил с Фрэнком Костелло), вот потеха была бы если бы оказалось, что в банде работают вообще одни полицейские, а в полиции - одни крысы%). Странно, что едва только западная традиция сталкивается с восточной все заканчивается болотистой кашей без дна - "все не так как нам кажется". Видимо, это майя так проявляется на подсознательно уровне. Скорцезе как режиссер крепкий и цепкий, в отличие от братьев Вачовски удержался на краю и не дал фильму рухнуть в полный абсурд. Более того, финальными кадрами он убил восточный схематизм фильма и вывернул поезд на крепкие западные рельсы, на экране восторжестовова европейская традиция, все крысы убиты, все агенты под прикрытием уничтожены, значит заново, с чистого листа начинается прекрасная, практически античная война - противостояние добра и зла безо всяких условностей и неуверенностей. Таким образом, желчный герой Уолберга в конце фильма был уже не только рукой восточной схемы, но и рукой западного рока. Вышел с сеанса я удовлетворенный. Скорцезе удалось прервать полосу творческих неудач и продемонстрировать порох, кровь и чуточку плоти. Теперь соответственно надо ждать ответного хода от Академии голливудских кеноискусств. Дадуд ли наконец Скорцезе Оскар? - вот, как обычно, главный вопрос этой осени. (Алексей Нгоо, ekranka.ru)

Во всем как всегда оказался виноват Никита Михалков. Если верить журналистам, то именно он продал Скорсезе права на фильм про Штирлица, хотя и не имел на это ни малейшего права. Понятно, что Скорсезе как примерный потомок коза-ностра сумел выйти из столь щепетильной ситуации с блеском. Сначала провел деньги через офшор, потом продал права на фильм Лиозновой малоизвестным китайцам из Гонконга, а те сняли по нему очередное дурацкое кунфу про полицейских и бандитов под названием "Притаившийся слон, затаившийся конь". Хотели наснимать про штандартенфюрера еще и китайских порнографических мультфильмов, но не успели. Мартин оперативно забрал проданные права назад и приступил к работе над собственным римейком. Сюжет первоисточника был изменен уже на начальном этапе работы. В результате, в центре сюжета оказались вовсе не Штирлиц и Плейшнер, а пресловутый пастор Шлаг, роль которого досталась заслуженному ветерану Голливуда Джеку Николсону. По версии Скорсезе сюжет "Семнадцати мгновений" начинается задолго до начала Второй Мировой. Начинается в варшавском гетто, где местный биг-босс Ицхак Шлаг встречает маленького, но уже потомственного хасида Изю Максимофф. Используя красноречие и две банки тушенки, раввин Шлаг быстро убеждает Изю вернуться на родину его предков (то бишь в Россию) и стать советским разведчиком Максимом Исаевым. После этого сюжет переносится в 1944 год. Мы видим как выросший Изя (ныне штандартенфюрер Штирлиц) работает в столичном гестапо и борется с мировым сионистским заговором. Параллельно с этим мы видим историю второго персонажа фильма Зигфрида фон Плейшнера, потомственного аристократа из Северной Вестфалии, который из-за своего дурного характера и специфической внешности оказывается послан Шелленбергом и Мюллером на секретное задание в Освенцим. Дело в том, что из местной казармы были похищены два ящика тушенки, и охрана лагеря считает, что к этому преступлению причастен глава местной еврейской коммуны раввин Шлаг. По их мнению раввин спрятал тушенку и ждет прихода союзников, надеясь продать ее после этого голодающим китайцам. Согласно приказу Мюллера профессор должен втереться в доверие к раввину и узнать местонахождение тушенки. Его задание серьезно осложняется тремя фактами. Во-первых, в штабе гестапо завелись крысы. Во-вторых, раввин на самом деле стучит Борману, поэтому и не посетил по сей день газенваген. В-третьих, поисками тушенки занят также штандартенфюрер Штирлиц, жаждущий отдать ее своим собратьям из Освенцима. Кончается эта шахматная партия кровавой бойней. Сначала во время визита в Освенцим погибает Мюллер. Евреи раскачали сторожевую вышку, на которой гестаповец встречался со своим агентом, и она этого не выдержала. После этого печального события Ицхак Шлаг бежит из Освенцима, но оказывается тоже убит. Но только на этот раз уже на швейцарской границе, и нагнавшим его Штирлицем. Понимающий, что почти не осталось людей, способных его правильно идентифицировать Зигфрид фон Плейшнер, идет на контакт со Штирлицем, но во время прогулки по Цветочной улице погибает от рук другого законспирированного еврейского героя, который в свою очередь оказывается убит Штирлицем. В конце фильма, штандартенфюрер приходит к себе домой и встречает там Шелленберга. И мы наконец узнаем, откуда в гестапо завелись крысы. Из всего перечисленного вы уже прекрасно поняли, что фильм Скорсезе имеет очень отдаленное отношение к первоисточнику. Несмотря на почти детальное соответствие оригинальному сценарию, авторы римейка сделали все возможное, дабы сменить жанр, настроение и персонажей. По этой причине первая половина картины вызывает положительные эмоции, а вторая - полное и безоговорочное неприятие. Главная причина этого неприятия - это персонажи. Если в оригинале вызывал сочувствие и симпатию даже самый последний фашист, то у Мартина все персонажи превратились в законченных мудаков. Им не симпатизируешь, о них не вспоминаешь, их попросту не жалко. Вдобавок пригласив на роли главных героев Ди Каприо и Деймона режиссер похоже просто не подозревал, что ненавистников у этих актеров куда больше, чем фанатов. Особенно, это касается Деймона, призванного копировать и обликом, и поведением Рэя Лиотту из приснопамятных "Славных парней". Вторая причина - герой Николсона. Его слишком много, что при всем уважении к этому актеру явно не является в данном случае плюсом. К тому же, его также слишком много в дубляже. Кошмарном русском дубляже, добавляющем фильму дюжую порцию тотальной мудаковости. Третья причина - сюжет. Вместо кристальной чистоты восточного фэньшуя мы получили на выходе многоэтажную шпионскую интригу, у которой до неприличия затянутый финальный твист. В конце концов, какие нахуй террористы в Третьем Рейхе? И на кого работал коварный Шелленберг? (Феликс Зилич, ekranka.ru)

Когда тебе во второй раз рассказывают одну и ту же историю, можно найти свой фан в интонациях рассказчика и его жестах, но недолго. Для Скорсезе это еще одна возможность поведать о злых улицах, заменив плотную повествовательность заимствованной интригой в духе "Коррупционера", вложить в уста слишком изменчивых и гибких в оригинале ("Двойной рокировке") героев немного смачного юмора и скабрезностей, поиграть с похожестью непохожих друг на друга Дэймона и ДиКаприо, вернуться к исконному, хорошо знакомому. Но - по мне - да снимай он лучше размашистую эпику вроде "Авиатора", отказавшись от вечноиграющей шарманки. Думаю, человеку, видящему этот фильм впервые, играющий на гонконгской дудке Скорсезе доставил массу удовольствия. Ну а меня он разочаровал, потому что вместо старческого потакания себе и любования творческим ростом ДиКаприо, которому наконец-то удалась роль маскулинная, я ожидала творческого роста самого Скорсезе. За ремейк режиссер берется не впервые ("Мыс страха"), и справился он с делом достойно. Насколько достойно можно справиться с переписыванием чужого сочинения. Среди преступников притаился полицейский под прикрытием, о котором знают всего несколько людей, в полицейском управлении также есть крыса, и чем быстрее они вычислят друг друга, тем больше у них шансов на положительный исход. Скорсезе словно отошел в сторонку, уступив сцену актерам, которые изо всех сил старались оживить чужой каркас. Он слепил из неоднозначной азиатской истории вполне узнаваемую гангстерскую картину, населив ее крупными, размашистыми образами, добавив даже сквернослова-сержанта, чтобы американский зритель ощутил духовное родство с происходящим. Многие объясняют тягу американцев к ремейкам кризисом идей и даже тем, что американец не способен отличить одного узкоглазого от другого, поэтому просмотр гонконгского фильма превращается для них в пытку. Оставим расистские шутки Скорсезе и скажем прямо - отдавать чужим кассам деньги, когда можно заставить зрителя отправиться в кинозал потаращиться на Деймона и Николсона, учитывая, что первоисточник почти никто все равно не видел, воротилам сам Господь велел. Эта схема может не нравиться, вызывать отвращение и возмущение, но пока она работает - а она исправно работает, черт ее дери! - такие фильмы будут сниматься. "Отступники" похожи на какую-нибудь адаптацию сказки про Красную Шапочку для исламских детей. Для тех, кто помнит текучую, неуловимую улыбку Энди Лау, пообмякший Деймон и беременная психиатр (до полного комплекта) кажутся нонсенсом. Короче говоря, все эти необходимые для соблюдения канонов вещи вызвали у меня только ухмылку. "Двойная рокировка" на момент ее просмотра не показалась мне чем-то из ряда вон выходящим. Но на фоне "Отступников" Скорсезе, изрядно упрощающих заданные изначально положения, она начала приобретать в моей памяти все более и более выгодные позиции. Ну а кому ценность азиатского источника покажется сомнительной, рекомендую ознакомиться со списком наград - http://cinemasia.ru/movies/59.html. Но вернемся к "Отступникам". Самым ценным, что есть в фильме, являются актерские работы. Представить ДиКаприо в качестве героя-мачо, плохого парня для любого здравомыслящего человека очень трудно. Его пластичность и талант не вызывают вопросов ("Полное затмение", "Дневник баскетболиста"), хотя вопли девочек отвратили от него многих людей, но для того, чтобы стать героем, нужна фактура. ДиКаприо уже пробовал себя в роли бойца в "Бандах Нью-Йорка" того же Скорсезе, но опыт оказался провальным. Феерия и вопиющая яркость картинки "Банд" сразу же исходит на нет, когда мы видим попытки Лео изобразить избранного. Теперь он заматерел и... справился. Для того, чтобы обрисовать внутренний конфликт, Скорсезе приходится прибегать к экспрессивным методам выражения - крикам, дракам, искривленным лицам, но, махнув рукой на этот недостаток, признаю, что Костелло получился довольно убедительным. Думаю, ему сильно помог дубляж, мужественно бубнящий на фоне слабого голоса самого актера. Как всегда, очень хорош и немногословен Рэй Уинстон. И что дальше? Дальше должны следовать славословия в адрес Николсона, но их не будет. Николсон привычно сыграл роль демона в человеческом обличье, что подчеркивается сценой в театре. Он - оборотень, зло, двуличие. Ну и что? Николсон в роли злодея - тоже мне, сюрприз. Старик сыграл, как надо, но подарка никому не сделал. "Мои звери мертвы. Мои звери! Живые, как пламя. Чувственные и страшные. Они полегли там." ("Горменгаст" Мервин Пик.) Странно, наверное, слышать такое от фаната Скорсезе, но мои приоритеты последнее время претерпевают существенную тряску. И эта тряска заставляет говорить о том, что "Отступники" поневоле заставляют сравнивать. Так как они не захватывают, то делать во время просмотра больше ничего не остается. Так что давайте, сравним бьющую с ног харизму обаятельного Тони Люн Чи Вая и змеиную наблюдательность, холодность Энди Лау с тем, что мы имеем у Скорсезе. А самое главное, попытаемся приложить друг к другу, как в сравнении фигур, тонкую, почти незаметную линию с мудрым доктором из "Рокировки" - и дурацкую девку-психиатра из "Отступников", поражающую своими репликами в стиле Белки из "Пыли" Лобана: "Измени хоть что-то - и все изменится". Даже держащиеся за руку пары свидетелей Иеговы более симпатичны. Фильму не хватило чего-то крайне важного, чтобы сделать картину не универсальной, а индивидуальной. И картины улиц, и конфликты со времен "Хороших парней" в "Отступниках" практически не изменились. Скорсезе снял даже не ремейк "Двойной рокировки", а ремейк своего собственного раннего творчества. В общем, я могу сказать свое дружное "Нет" "Отступникам" хотя бы на том основании, что кризис идей Голливуда меня не колышет, а вот кризис идей Скорсезе - весьма. (Мор, ekranka.ru)

comments powered by Disqus