на главную

ТАНЦУЮЩАЯ В ТЕМНОТЕ (2000)
DANCER IN THE DARK

ТАНЦУЮЩАЯ В ТЕМНОТЕ (2000)
#20768

Рейтинг КП Рейтинг IMDb
  

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Драма
Продолжит.: 135 мин.
Производство: Дания | Швеция | США | Аргентина | Великобритания | Германия | Исландия | Испания | Италия | Нидерланды | Норвегия | Финляндия | Франция
Режиссер: Lars von Trier
Продюсер: Vibeke Windelov
Сценарий: Lars von Trier
Оператор: Robby Muller
Композитор: Bjork
Студия: Zentropa Entertainments, Trust Film Svenska, Film i Vast, Liberator Productions, Pain Unlimited GmbH Filmproduktion, Cinematograph A/S, What Else? B.V., Icelandic Film, Blind Spot Pictures Oy, France 3 Cinema, Danmarks Radio (DR), arte France Cinema, SVT Drama, Arte, Memfis Film

ПРИМЕЧАНИЯтри звуковые дорожки: 1-я - проф. закадровый многоголосый перевод; 2-я - дубляж [5.1]; 3-я - оригинальная (En) [5.1] + рус. и англ. субтитры.
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Bjork ... Selma Jezkova
Catherine Deneuve ... Kathy
David Morse ... Bill Houston
Peter Stormare ... Jeff
Joel Grey ... Oldrich Novy
Cara Seymour ... Linda Houston
Vladica Kostic ... Gene Jezkova
Jean-Marc Barr ... Norman
Vincent Paterson ... Samuel
Siobhan Fallon ... Brenda
Zeljko Ivanek ... District Attorney
Udo Kier ... Dr. Porkorny
Jens Albinus ... Morty
Reathel Bean ... Judge
John Randolph Jones ... Detective
Stellan Skarsgard ... Doctor
Mette Berggreen ... Receptionist
Paprika Steen ... Woman on Night Shift

ПАРАМЕТРЫ частей: 1 размер: 1625 mb
носитель: HDD2
видео: 720x432 AVC (MKV) 1119 kbps 25 fps
аудио: AAC-5.1 256 kbps
язык: Ru, En
субтитры: Ru, En
 

ОБЗОР «ТАНЦУЮЩАЯ В ТЕМНОТЕ» (2000)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

"Танцующая в темноте" ("Танцующая во тьме"). Знаете ли Вы, что такое камера обскура? Это пропасть, обрывающая мир солнечного света и теней и ввергающая в царство мрачной, черной пустоты. Отчаяние, страх, недоумение и… надежда, ведь надежда, как известно, всегда умирает последней. Или вовсе не умирает… И музыка, звучащая отовсюду.

Сельма - чешская эмигрантка, мать-одиночка, работает на американской фабрике. Ее спасение - в безумной страсти к музыке, особенно к классическим голливудским мюзиклам. Сельма скрывает страшную тайну: она постепенно теряет зрение и вскоре должна ослепнуть. Та же судьба ожидает и ее сына Жене. Единственный способ спасти мальчика - найти деньги, необходимые для операции. Сложная жизнь Сельмы трагично обрывается, когда сосед несправедливо обвиняет ее в воровстве...

Этот фильм - ярчайшее событие киногода, вызвавшее бурю страстей во всем мире, это гремучая смесь из остросоциальной драмы, душещипательной мелодрамы и вывернутого наизнанку классического американского мюзикла. Это история полуслепой женщины Сельмы, эмигрантки из Чехии, которая приехала в сытую и самодовольную Америку с мечтой о музыке и танцах, однако вынуждена трудиться на фабрике, чтобы заработать хоть немного денег на операцию для своего тяжело больного сына. И, как это обычно и бывает в фильмах Ларса фон Триера, история сия заканчивается трагически...

Америка 60-х. На маленьком заводе работает эмигрантка, мать-одиночка по имени Сельма. Единственное, что скрашивает ее будни - страстное увлечение мюзиклами. Сельма почти слепа, и с каждым днем ее зрение становится все хуже. Одна в чужой стране... за работу платят гроши, а сыну тоже грозит слепота. Из года в год, отказывая себе во всем, Сельма копит деньги ему на операцию. И когда встает выбор между спасением ее жизни и здоровьем ребенка, Сельма предпочитает спасти сына. Ведь жизнь, которую нельзя увидеть, - хуже, чем смерть.

Сельма Жесткова (Бьорк) - почти слепая чешская эмигрантка. Главная ее мечта - скопить денег на операцию для сына, чтобы его не постигла наследственная болезнь и слепота. Для этого она вкалывает на заводе по несколько смен. В свободное время она репетирует в театральной студии музыкальную пьесу. Музыка - это то, что смиряет ее с суровостью жизни. Однажды трусливый сосед, знающий о сбережениях Сельмы, обвиняет ее в краже, чтобы присвоить деньги себе... Провокационный фильм, шокирующей и заставляющий физически страдать зрителей получил на канском фестивале Золотую пальмовую ветвь и приз за лучшую женскую роль.

Америка 60х-70х годов… Чешская эмигрантка Сельма Жескова работает на заводе и одна растит сына Джина. Она постепенно и необратимо теряет зрение и тщательно скрывает это от всех, даже от лучшей подруги - Кэти. Ведь если хоть кто-нибудь узнает, то работы ей не видать, а значит и денег на операцию для сына, также слепнущего, не скопить. А именно за этим она и приехала в Штаты. Но это все внешние обстоятельства, а в душе Сельмы только музыка из старых мюзиклов. Музыка повсюду: в скрежете станков, стуке колес поезда, скрипе карандаша по бумаге. Ее непростую жизнь скрашивает мечта о том, чтобы сыграть роль в настоящем мюзикле, который собирается ставить театральный кружок при заводе. Но слепота прогрессирует настолько, что Сельма все же теряет и работу, и роль, о которой столько мечтала. В довершение всего, полицейский по имени Билл, у которого Сельма снимает трейлер (где живет вместе с сыном), испытывая финансовые затруднения и случайно узнав и о том, что она слепа, и том, где прячет деньги, решает на время их незаметно "одолжить"…

ПРЕМИИ И НАГРАДЫ

КАННСКИЙ КИНОФЕСТИВАЛЬ, 2000
Победитель: Золотая пальмовая ветвь (Ларс фон Триер), Лучшая женская роль (Бьорк).
ЕВРОПЕЙСКАЯ КИНОАКАДЕМИЯ, 2000
Победитель: Лучший фильм (Вибеке Винделов), Лучшая женская роль (Бьорк), Приз зрительских симпатий за лучшую женскую роль (Бьорк), Приз зрительских симпатий за лучшую работу режиссера (Ларс фон Триер).
ОСКАР, 2001
Номинация: Лучшая песня («I've Seen It All») (Бьорк, Ларс фон Триер, Сьон Сигурдссон).
ЗОЛОТОЙ ГЛОБУС, 2001
Номинации: Лучшая женская роль (драма) (Бьорк), Лучшая песня («I've Seen It All») (Бьорк, Ларс фон Триер, Сьон Сигурдссон).
СЕЗАР, 2001
Номинация: Лучший иностранный фильм (Ларс фон Триер).
ГОЙЯ, 2001
Победитель: Лучший европейский фильм (Ларс фон Триер; Дания, Швеция).
ЯПОНСКАЯ КИНОАКАДЕМИЯ, 2001
Победитель: Лучший иностранный фильм.
НЕЗАВИСИМЫЙ ДУХ, 2001
Победитель: Лучший иностранный фильм (Ларс фон Триер; Дания).
ГОЛУБАЯ ЛЕНТА, 2001
Победитель: Лучший фильм на иностранном языке (Ларс фон Триер).
НАЦИОНАЛЬНЫЙ СОВЕТ КИНОКРИТИКОВ США, 2000
Победитель: Премия за особые заслуги (Бьорк), Лучшая десятка фильмов.
РОБЕРТ, 2000
Победитель: Лучшая женская роль (Бьорк), Лучший монтаж (Франсуа Гедижье, Молли Марлен Стенсгаард), Лучшая музыка (Бьорк, Марк Белл), Лучшая работа художника (Карл Юлиуссон), Лучший звук (Пер Стрейт).
Номинации: Лучший режиссер (Ларс фон Триер), Лучший фильм (Вибеке Винделов), Лучшая работа оператора (Робби Мюллер), Лучшая актриса второго плана (Шиван Фэллон), Лучший дизайн костюмов (Манон Расмуссен), Лучший грим (Sanne Gravfort, Morten Jacobsen).
БОДИЛ, 2001
Победитель: Лучшая женская роль (Бьорк).
Номинация: Лучший фильм (Ларс фон Триер).
ПРЕМИЯ «ЭДДА», 2000
Победитель: Актриса года (Бьорк).
ПРЕМИЯ «ТУРИЯ», 2001
Победитель: Приз зрительских симпатий за лучшую женскую роль (Бьорк).
ОБЪЕДИНЕНИЕ КИНОКРИТИКОВ НЬЮ-ЙОРКА, 2000
Победитель: Лучшая женская роль (3-е место) (Бьорк).
ПРЕМИЯ «БЭМБИ», 2001
Победитель: (Катрин Денев).
ГИЛЬДИЯ КИНОВЕДОВ И КИНОКРИТИКОВ РОССИИ, 2000
Победитель: Премия «Белый Слон» лучшей иностранной актрисе (Бьорк).
ТАЛЛИННСКИЙ КФ «ТЕМНЫЕ НОЧИ», 2000
Победитель: Приз зрительских симпатий (Ларс фон Триер).
ВСЕГО 28 НАГРАД И 35 НОМИНАЦИЙ.

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

Третий фильм трилогии фон Триера «Золотое сердце» («Рассекая волны» - «Идиоты» - «Танцующая в темноте»).
Изначально режиссер предложил Бьерк просто написать музыку к фильму, но потом - и сыграть роль Сельмы. Совместная работа далась им с большим трудом: Ларс как режиссер представлял себе происходящее одним образом, Бьерк, которая буквально вжилась в роль, - другим. В какой-то момент съемки и вовсе находились под угрозой срыва.
Стеллан Скарсгард должен был играть Джеффа, но из-за занятости в «Абердине», он появился всего в двух сценах в качестве доктора Сельмы.
Роль Кэти по первоначальному замыслу предназначалась для афро-американской актрисы, но ради Катрин Денев, которая очень хотела поучаствовать в новом проекте фон Триера, он переписал сценарий.
По замыслу Ларса фон Триера фильм начинается с увертюры, которая звучит, когда в зале уже погасли огни, а занавес еще не поднят. Но американские дистрибьюторы выступили против этого, объясняя, что никаких занавесов в американских кинотеатрах нет, а неопытные киномеханики могут вообще не включить звук, если на экране нет изображения. В итоге в Америке увертюра звучит на фоне коллажа акварелей Пирса Киркеби, мужа одного из продюсеров картины.
В начале фильма, в сцене, когда рабочие покидают фабрику, около стоянки можно заменить мужчину и женщину с двумя детьми. Женщина - это Бенте фон Триер, жена режиссера, дети - двое сыновей Ларса фон Триера.
Триер хотел появиться в фильме в камео - он должен был играть сердитого мужчину, который отчитывает Сельму и Кэти в кинотеатре, но потом отдал эту роль другому актеру.
Путь Сельмы к эшафоту, который составлял 107 шагов, первоначально был несколько длиннее. Сначала в саундтреке картины была композиция «141 шаг», и именно столько предстояло пройти Бьорк. Но потом Ларс фон Триер счел этот фрагмент слишком длинным и сократил песню на 34 шага.
Имя Судьи - Э. Д. Мэнтл. Это дань уважения Энтони Доду Мэнтлу, который был оператором в трех фильмах, относящихся к направлению «Догма 95» («Торжество», «Последняя песнь Мифуне» и «Джулиан-осел»).
Бюджет: $12 800 000.
Премьера: 17 мая 2000 года (Каннский кинофестиваль).
Слоганы: «You don't need eyes to see»; «In a world of shadows, she found the light of life».
Выход фильма в прокат сопровождался многочисленными скандалами, а после того как стало известно, что документальный фильм о съемках «Танцующей в темноте» под названием «Сто глаз Ларса Фон Триера» поступит в свободную продажу, Бьорк даже собиралась подать на Ларса фон Триера в суд. Она слишком вжилась в образ Сельмы и восприняла эту документальную ленту как вторжение в свою личную жизнь.
Известно высказывание Катрин Денев, что Бьорк еще десять лет не сможет спокойно обсуждать эту роль и этот фильм.
Режиссеры братья Коэны неоднократно называли фильм нудной слезовыжималкой, называя самым интересным моментом фильма убийство героя актера Дэвида Морса.
Картина входит в престижные списки: «The 1001 Movies You Must See Before You Die»; «They Shoot Pictures, Don't They?»; «Лучшие фильмы 21-го века» по версии сайта They Shoot Pictures, Don't They?; «Рекомендации ВГИКа» и другие.
Рецензия Роджера Эберта (англ.) - http://rogerebert.com/reviews/dancer-in-the-dark-2000.
Рецензия Джеймса Берардинелли (англ.) - http://reelviews.net/movies/d/dancer_dark.html.
Рецензия Питера Трэверса (англ.) - http://rollingstone.com/movies/reviews/dancer-in-the-dark-20001006.
Роли дублировали: Анна Каменкова - Kathy; Андрей Мартынов - Bill Houston; Александр Клюквин; Александр Новиков; Андрей Казанцев.
«Сто глаз Ларса Фон Триера» (Von Trier's 100 ojne, 2000). Информация на сайте IMDb - http://imdb.com/title/tt0277428/.
В 2000 году был выпущен альбом с саунтреком к фильму под названием «Selmasongs». Саундтрек был несколько раз ремастирован и переиздан.
Список композиций: Overture (3:34); Cvalda (4:45); I've Seen It All (5:25) (Совместно с солистом группы Radiohead Томом Йорком); Scatterheart (6:36); In the Musicals (4:37); 107 Steps (2:32); New World (4:17). К фильму было написано больше песен. Список композиций, которые представлены в фильме: Overture; Cvalda (with Catherine Deneuve); I've Seen It All (with Peter Stormare); Smith & Wesson (with David Morse, Cara Seymour and Edward Ross) (a.k.a. «Scatterheart»); In the Musicals (Pt. 1); In the Musicals (Pt. 2); My Favourite Things; 107 Steps (с Шивон Феллон); The Last Song; New World. Тексты песен альбома - http://azlyrics.com/b/bjork.html.
В начале фильма «Страх и ненависть в Лас-Вегасе» играет песня «My Favourite Things», которая звучит и в «Танцующий в темноте». Когда герои фильма едут под эту песню, они проезжают знак, на котором написано «Сельма».
Ларс фон Триер / Lars von Trier (род. 30 апреля 1956, Копенгаген) - датский кинорежиссер и сценарист, соавтор киноманифеста «Догма 95». Неоднократный призер международных киносмотров, в том числе лауреат главной награды Каннского кинофестиваля (2000). Подробнее в Википедии - http://ru.wikipedia.org/wiki/Ларс_фон_Триер.
Бьорк / Bjork (род. 21 ноября 1965, Рейкьявик) - исландская певица, актриса, музыкант, композитор и автор песен, лауреат множества премий. Ее песни относят ко многим жанрам и стилям, среди которых альтернативный рок, электроника, инди-поп, трип-хоп, modern classic, IDM. В 2010 году выиграла премию «Polar Music Prize». Подробнее в Википедии - http://ru.wikipedia.org/wiki/Бьорк. Официальный сайт - http://bjork.com/.
Катрин Денев / Catherine Deneuve (род. 22 октября 1943, Париж) - французская актриса. Третья из четырех дочерей французских актеров Мориса Дорлеака и Рене Денев. Фамилию матери стала использовать в самом начале карьеры, чтобы ее не путали с более известной в тот момент старшей сестрой Франсуазой Дорлеак. Две другие сестры - Сильвия и Даниэла Дорлеак - также актрисы. Подробнее в Википедии - http://ru.wikipedia.org/wiki/Денев,_Катрин.

СЮЖЕТ

Действие происходит в США (Штат Вашингтон) в 1964 году. Главная героиня фильма - иммигрантка из Чехословакии Сельма (Бьорк), которая очень любит мюзиклы. Она работает на заводе и живет с сыном в трейлере, который снимает у городского полицейского. От тяжестей жизни она находит спасение в своих музыкальных фантазиях. У Сельмы тяжелая болезнь, следствием которой является прогрессирующая потеря зрения. «А на что смотреть-то?» - говорит она в одной из сцен. Эта же болезнь начинает развиваться и у ее сына. Тем не менее, она тщательно скрывает это от других, пытаясь ходить и работать вслепую, чтобы скопить деньги на необходимые для излечения сына операции. В итоге, когда одна из машин на заводе ломается из-за ее ошибки, Сельму увольняют. Полицейский, у которого она снимает жилье, подсмотрев, где она прячет скопленные для операции деньги, крадет их. Попытка забрать свои сбережения обратно заканчивается крайне эмоциональным конфликтом, в ходе которого Сельма убивает полицейского, причем по его же просьбе. Сельму обвиняют в убийстве полицейского и арестовывают. В ее камеру приходит ее ближайшая подруга и предлагает за деньги, предназначенные на лечение сына, нанять адвоката - это, возможно, спасет ее жизнь, но тогда платить за операцию будет нечем. Сельма делает выбор: лучше пусть ее сын один живет и видит этот мир, чем они оба будут жить слепыми. Приговор приводят в исполнение.

Действие происходит в 60-е годы XX века. Сельма Жискова (Бьорк), иммигрантка из Чехословакии, обожающая голливудские мюзиклы, и ее сын Джин живут в трейлере, принадлежащем полицейскому Биллу (Морз) и его жене, красивой молодой женщине, которую он безумно любит. Сельма работает на небольшом заводике со своей лучшей подругой Кэти (Денев), ее любит хороший парень Джефф (Питер Стормар). Живет Сельма более чем скромно, а все заработанные деньги откладывает на операцию сыну, говоря окружающим, что отсылает их отцу в Чехословакию. Дело в том, что Сельма теряет зрение и уже практически ничего не видит. Заболевание это наследственное, но сына она надеется вылечить. Для того чтобы сделать ему операцию, она и уехала в Америку. Полицейский Билл больше всего боится, что жена бросит его, и поэтому позволяет ей покупать все, что она хочет, наврав, что получил наследство. На самом деле он влез в долги и заложил дом, думая, что без денег жена уйдет от него. Однажды, поняв, что Сельма ничего не видит, он сделал вид, что уходит, открыв и закрыв дверь. Увидел, куда Сельма прячет свои сбережения. До этого он просил ее одолжить ему денег на месяц, но та отказала, сказав, что деньги нужны на операцию Джину. Билл украл деньги и собирался положить их в банк, но Сельма, обнаружив пропажу, потребовала деньги назад. Тот вернуть сбережения отказался, завязалась борьба, и пистолет, которым Билл угрожал Сельме, выстрелил. Пуля попала в Билла. Он умолял, чтобы Сельма убила его, и она это сделала, а потом отнесла деньги в больницу и уплатила за операцию сына. Перед смертью Билла она обещала, что никому не скажет об истинной причине его смерти, и свое слово сдержала. Суд приговорил Сельму к смертной казни, она была повешена. Гений режиссера Ларса фон Триера создал уникальное произведение искусства кино - сюжет облачен в мюзикл. Роль Сельмы сыграла певица Бьорк, написавшая к фильму музыку и песни вместе с фон Триером. Ничего подобного в кино раньше не создавали. Настоящая трагедия, душераздирающая картина о безысходности и отчаянии, жертвенности и человечности, неизмеримой глубине человеческого горя и неумирающей надежде. (Иванов М.)

Ажиотаж вокруг «Танцующей во тьме» фон Триера долго и целенаправленно нагнетался. Сюжет фильма держался в секрете, и даже после каннской премьеры режиссер письменно умолял журналистов не разглашать в своих статьях главный сюжетный ход. И, разумеется, финал. Тем не менее можно, не навредив картине, сказать как минимум следующее. Действие ее происходит в окрестностях Вашингтона в 60-е годы, герои - рабочие завода металлических изделий, а главная из них, Сельма, родом из Чехословакии. У матери-одиночки и ее очкарика-сына наследственная болезнь глаз. Сельма слепнет, зато у нее невероятный музыкальный слух и она представляет себя героиней голливудского мюзикла. Ни один любимый фильм (и прежде всего «Звуки музыки») героиня фон Триера так и не может досмотреть до конца, поскольку ее душа начинает петь и вместе с телом воспаряет над реальностью. Когда сосед-полицейский крадет у Сельмы деньги, скопленные на операцию сыну, она вынуждена пожертвовать ради него своей жизнью: ей приходится взять на душу тяжкий грех и совершить убийство. Эта история малоправдоподобна по деталям и в то же время с потрясающей простотой и конкретностью выражает дух Америки, в которой фон Триер видит пуританскую тупость и систему ложного правосудия. Но прежде всего - это плевок в сторону Голливуда, которому по внешней видимости фон Триер делает реверанс. Ведь, как замечает адвокат на суде, Сельма - эмигрантка из Восточной Европы - «предпочла Голливуд Владивостоку». И тем не менее фон Триер производит радикальную деконструкцию замшелого в своем жанровом консерватизме голливудского мюзикла. Поэтому он снимает песенно-танцевальные сцены на заводе в позднесоциалистической эстетике (памятной по чешскому мюзиклу «Старики на уборке хмеля»). Поэтому он приглашает на главную роль Бьерк - исландскую антизвезду, которая не играет, а на одном дыхании проживает роль Сельмы. А на помощь ей призывает Катрин Денев - посланнницу европейского мюзикла, в 60-е годы солировавшую в «Шербурских зонтиках» и «Девушках из Рошфора». Получается удивительный эффект, многократно умноженный холодным хайтековским драйвом. Это радикальная трагедия без катарсиса. Это история современной святой убийцы - история, не рассказанная, а спетая и станцованная. Даже после убийства героиня смывает с лица павшего полицейского кровь и начинает самозабвенно петь и танцевать. (В этот момент мой коллега, аккредитованный на Каннском фестивале и сидевший рядом в кинозале, прошептал: «Из-за этого ему не дадут «Пальмовую ветвь». Он ошибся.) Фильм выпивает из зрителя энергию и у многих, начиная с влиятельной газеты «Вэрайети», вызывает страшное раздражение издевательством над хорошим кинематографическим тоном. Он возмущает поклонников рутинного мюзикла тем, как предательски лихо фон Триер расправляется с жанром. Он смущает сторонников ползучего реализма тем, что режиссер оценивает человеческую жизнь в ничтожную сумму две тысячи долларов, не хватившую на оплату услуг адвоката («Ах, а я не поняла, что дело происходит сорок лет назад, тогда это, конечно, были другие деньги», - воскликнула одна из самых дотошных голливудских журналисток). На каннскую пресс-конференцию фон Триер пришел без Бьерк, с которой изрядно намучился за время работы. Он добивался контракта с ней целых два года, хотя песен ее не знал и, как сам утверждает, слушал из «современных ансамблей» только «АББА». Известная своими эскападами певица исчезала в разгар съемок и через несколько дней обнаруживалась где-то за тысячи километров, на другом конце света. Когда ей говорили, что придется платить миллионные неустойки, отвечала: плевать. Фон Триер, известный не меньшими чудачествами, столкнулся с еще более экстравагантной натурой, рядом с которой сам стал смотреться едва ли не правильным буржуа. В этом плодотворном столкновении двух экстремальных индивидуальностей - источник невероятной художественной энергии фильма. Который завершает - и выводит на новый эмоциональный градус - трилогию Ларса фон Триера «Золотое сердце», начатую картиной «Рассекая волны» и продолженнную «Идиотами». В каждой выведен образ современной «святой грешницы». Если «Танцующая во тьме» - фильм о правосудии и убийстве, то «Рассекая волны» - притча о религии и сексе. Ее героиня отдается каждому встречному, включая отпетых подонков и садистов. Но ее цель благая. Только войдя в образ падшей женщины, она может поддерживать жизнь в теле своего мужа-инвалида. Это не цель, оправдывающая средства, не борьба хорошего с лучшим, а поединок плохого с худшим. Один из смыслов фильма состоит в том, что любовь без секса - такая же пошлость, как секс без любви. «Рассекая волны» сразу и бесповоротно был признан шедевром, а фон Триер - новым Дрейером. Сходство не отменяет коренного отличия: фон Триера вряд ли назовешь программно религиозным художником. Католик по вероисповеданию, он в начале своей «не слишком долгой религиозной карьеры» предпочитал философию, которая может быть сформулирована словами «зло существует». В «Рассекая волны» эту точку зрения представляют религиозные фундаменталисты из шотландской общины: за ними стоит традиция воинствующего христианства, крестовых походов и инквизиций. Бесс же олицетворяет простую, детскую, почти языческую веру в Бога - и фон Триер оказывается на ее стороне. Теперь для режиссера важно, что «добро существует», а «детская» вера Бесс трактуется как более зрелая. С помощью религии добра наразрешимые проблемы могут быть разрешены как по мановению волшебной палочки. Режиссер признается, что причиной такого внутреннего поворота стали для него не только возраст, жизненный опыт, но, прежде всего, его дети. «Имея детей, ты приговорен к добру. И в то же время ради детей ты готов на все, даже на убийство, - говорит фон Триер. - Любовь между детьми и их родителями в миллион раз сильнее любви взрослых». Возможно, поэтому и в «Идиотах», и в «Танцующей» речь идет уже не о сексе, а о жертвенной любви к детям. В этой любви тоже может быть довесок пошлости, но фон Триер пока закрывает на это глаза. «Рассекая волны» и «Танцующая во тьме» (между которыми разместилась недолгая, но громкая всемирная история «Догмы») - это высокие мелодрамы на грани кича, где, кажется, бесконтрольно отпущены вожжи эмоций. Но это только кажется. Рвущие душу страсти моментально показались бы неуместно чрезмерными, если бы не были уравновешены рафинированным самоироничным стилем, который, по словам режиссера, должен послужить «извинением слезам» и позволить даже самым отъявленным интеллектуалам переживать и плакать. Этот сложнейший современный стиль фон Триер синтезирует из нескольких компонентов. Во-первых, оператор Робби Мюллер (работавший с Вендерсом и Джармушем) имитирует технологию телерепортажа, однако переводит ее в регистр большого широкоэкранного кинематографа. Во-вторых, фон Триер, как и прежде, экспериментирует с цветом, но добивается совсем новых гиперреальных эффектов (не чураясь и компьютерных). Своей трилогией Ларс фон Триер сделал настоящий творческий рывок в завтрашний кинематограф. Он предложил свежую и оригинальную концепцию кинематографа, которая, быть может, впервые после Феллини соединяет духовную проблематику с кичевой эстетикой. В то время как традиционно католические режиссеры пребывают в кризисе, фон Триер подходит к стихии божественного с совершенно другого конца. Не религия служит у него материалом для кино, а само кино оказывается чем-то вроде религиозного ритуала, хотя и за вычетом одного из компонентов религии, а именно: религиозной морали. (Андрей Плахов)

Мелодрама с элементами мюзикла. Хотя Ларс фон Трир еще на фестивале в Канне призывал прессу не раскрывать секрета, что же случится с главной героиней «Танцующей в темноте», мало кто заранее сомневался в трагическом исходе этой истории чешки-иммигрантки в Америке. В конце концов, сюжеты греческих трагедий или шекспировских пьес известны всем и, тем не менее, это не опровергает возможность испытать ощущение катарсиса, постигая в очередной раз то, что происходит с Медеей, Антигоной или Гамлетом. Кстати, у самого фон Трира случилась в 1988 году весьма необычная экранизация (на основе сценария его великого соотечественника Карла Теодора Дрейера) «Медеи» Еврипида. Она развертывалась на фоне дикой и неукротимой скандинавской природы, насквозь пронизанная северными ветрами, но обжигающая роковыми страстями безмерно уязвленной Медеи, которая с холодной решимостью мстит своему мужу Язону, расправляясь с собственными детьми при помощи виселицы, стоящей одиноко на продуваемом холме. А вот в Сельме из «Танцующей в темноте» нет этого невозмутимого бесстрашия, у нее подкашиваются ноги по пути на казнь, а потом происходит истерика, что как раз и должно спровоцировать дополнительные потоки слез в зале. Но зрители и до того момента просто были обязаны проникнуться полным сочувствием к молодой женщине, которая, по воле автора, трижды (а это уже перебор!) пожертвовала собой во имя своего сына и отказалась от собственной жизни. Вспомним, что и в первой трировской мелодраме «Рассекая волны» жена героя-инвалида реагировала с явно преувеличенной неадекватностью на его болезнь, превращаясь в местную проститутку, но, вне всякого сомнения, рассчитывала на искупление тяжких страданий, якобы являя собой пример современной «святой блудницы». Однако ни библейский пафос, ни упование на древнегреческую мифологию не спасают ленты «Рассекая волны» и «Танцующая в темноте» от несоразмерности поведения обеих героинь. Они никак не могут быть достойными жертвами Рока и одновременно воздаятельницами Высшего Суда среди людей, поскольку сами не существуют внеположно от обыденной жизни и все-таки принадлежат конкретному времени, а не Вечности. И пусть автор помещает их на отдаленный остров в Шотландии или в чуждую среду не своей страны, дополнительно (и опять же усиленно) подчеркивая своеобразную блаженность, чуть ли не олигофренность этих чудачек не от мира сего, остраняя действие условными моментами (что очевиднее в «Танцующей в темноте»)… Он все равно не в состоянии добиться эффекта полного отчуждения, которого как-то легко достигал в ранней «трилогии Е» («Элемент преступления»-«Эпидемия»-«Европа») и уже не без усилий - в телесериале «Королевство». Последний же раз это редкое искусство отключения от сиюминутной реальности поразило в самой умной работе режиссера - «Идиоты». Там только одна-единственная женщина из добровольных участников игры в «идиотоманию», почти всю картину скромно проторчав в сторонке, смогла с абсолютным самоотречением изобразить сумасшествие перед собственными родными - и таким образом стать «идеальной девушкой с золотым сердцем», которой воистину ничего не надо. Ведь Ларс фон Трир, только снимая «Танцующую в темноте», признался, что три его произведения второй половины 90-х годов были вдохновлены старой сказкой, прочитанной еще в десятилетнем возрасте и рассказывающей о девушке, которая все раздала другим людям и решила, что это даже к лучшему. Но и Бесс («Рассекая волны»), и Сельма («Танцующая в темноте»), в отличие от Карин («Идиоты»), уже потерявшей сына и вообще ничего не ждущей от жизни, связаны, так или иначе, с действительностью, в том числе - супружескими или родственными узами, а значит, неизбежно имеют неосуществленные желания, хотя и направленные не лично на себя. Спасение своего мужа или сына ценой принесения себя в жертву - тоже определенного рода корысть, если не личная, то семейная выгода. И это - проявление некоторой зависимости от стремления продлить жизнь близкого человека, оставить после себя потомство (любопытно, что Сельма на вопрос о том, почему же она родила ребенка, зная, что он все равно будет страдать наследственной болезнью потери зрения, ответила: «Я хотела подержать его на руках»). А вот Карин из «Идиотов» трагически свободна ото всего - и уже поэтому оказывается способной добровольно забыть о собственном разуме. Этот поступок равняет ее с трировской же Медеей, готовой отказаться не столько от своих детей и личного счастья, сколько от нарушенного равновесия всего прежнего мира, который словно вырван из корней и унесен ветром на четыре стороны света. Можно вспомнить по контрасту некую девушку-медиума из «Эпидемии», снятой непосредственно перед «Медеей». Загипнотизированная своим лощеным спутником, она не только прозревает кошмары внутри сочиненного фильма в фильме, но и вызывает на себя в реальном мире эту смертоносную чуму, словно демонстрируя опасность бездумного заигрывания с Роком (что позднее найдет развитие и в «Королевстве»). Сам Ларс фон Трир отнюдь не внял даже этим, с черным юмором преподанным угрозам и, прежде всего, стал искушать героинь своих мелодрам («Рассекая волны» и «Танцующая в темноте») неотвратимой смертью, за которую им будто бы воздастся - по крайней мере, зрительскими слезами. Правда, на последней из названных лент трудно отделаться от ощущения, что автор, который теперь чуть ли не кичится своей личной клаустрофобией, давно (со времен «Европы») избавился от боязни замкнутого, элитарного искусства, рассчитанного на узкий круг ценителей прекрасного. И он все чаще склонен откровенно манипулировать с ожиданиями публики, превращаясь в шарлатана, который вводит в транс тех, кто заранее готов поддаться этому влиянию. А индивидуальное зрительское волнение перед встречей с «Танцующей в темноте», подкрепленное искусным саспенсом оригинального отсутствия экранного действа в музыкальном прологе, оказывается в результате намного сильнее, чем все перипетии изначально слезовыжимающего сюжета. И даже смерть через повешение не потрясает так, как это было незабываемо сделано в «Коротком фильме об убийстве» Кшиштофа Кесьлевского. Вот и Бьерк в своих клипах представляется куда более трагичной фигурой, голос которой вот-вот может сорваться от отчаяния, нежели в трировской картине, где она, как ни сопротивлялась, осталась всего лишь слепой марионеткой в руках опытного кукловода. (Сергей Кудрявцев)

Ларс фон Триер обещал, что больше не будет снимать фильмы в стиле Догмы . Обманул. Несмотря на то что, в его последней картине Танцующая в темноте заняты профессиональные актеры, используются декорации, да и камера явно не бытовая, гнетущее присутствие Догмы ощущается в каждом кадре. Все то же дергающееся расфокусированное изображение. Тот же черновой звук. Тот же причудливый монтаж. Идею Догмы можно было как-то оправдать. Все-таки это огромная экономия средств. Но зачем снимать фильм с немалым бюджетом, подражая ее стилистике, непонятно. Зачем дорогую кинопленку переводить на увековечение дрожащей картинки с откровенно плавающим фокусом? Смотреть два часа на дергающееся изображение Бьорк испытание не из легких. Уже к середине фильма начинают сильно болеть, по меньшей мере, глаза. Понятно, что режиссер хотел таким образом продемонстрировать всю тяжесть мучений главной героини, на протяжении фильма утрачивающей зрение. Согласен это трагедия. Но зритель то в чем провинился? И не многовато ли для одного фильма такого количества крупных планов. Да не просто крупных планов, а крупных планов Бьорк. Причем в очках. Не приносят долгожданного отдохновения для глаз и души и многочисленные танцевальные сцены. Несмотря на то, что они сняты приятно устойчивой камерой и в нормальном, насыщенном цвете, неистребимый дух Догмы все равно сохраняется. Только тут он перебирается в хореографию танцев и в тексты песен. В итоге получается зрелище, угнетающее своим истеричным абсурдом. Сюжет фильма тоже отличается оригинальностью. Поначалу даже возникает ощущение, что смотришь сиквел Идиотов . Поэтому когда ближе к финалу перед нами наконец-то начинает разворачиваться настоящая трагедия, для ее серьезного восприятия просто не остается сил. Необычен и кастинг фильма. Один выбор Бьорк на главную роль чего стоит. Причем, надо отдать должное певице, она с этой ролью прекрасно справилась (хотя кто с кем справился еще неизвестно). Очень непростой персонаж получился. На Бьорк вообще тяжело смотреть. А начнет петь, да еще чечетку отплясывать - совсем туго становится. Поэтому трагический финал фильма воспринимается с откровенным облегчением. Помимо Бьорк, в фильме задействовано немало известных актеров. Катрин Денев, Питер Стромаре, Дэвид Морс. Вот такая колоритная компания. Причем, если присутствие на экране Бьорк вполне соответствует духу фильма, то Катрин Денев смотрится в нем как-то нелепо, а от Стромаре все время ждешь какого-нибудь злодейства. Монтаж фильма заслуживает отдельного упоминания. Однажды, еще в эпоху расцвета пиратского видео, мне попалась копия фильма, украденная, очевидно, с монтажного стола. В фильме не было титров. Отсутствовала закадровая музыка. Была нарушена хронология сцен. Иными словами - совершенно непригодная для просмотра копия. По крайней мере, так мне тогда показалось. Теперь я в этом уже не уверен. У Триера кадры сменяют друг друга в совершенно непредсказуемом и ничем не оправданном порядке. При этом часто меняется цветовая насыщенность кадра и звуковой фон. И все это демонстрируется в лучших кинотеатрах мира. Даже в боях без правил запрещается бить ниже пояса. Фон Триер в борьбе со зрителем (по-другому процесс просмотра фильма не назовешь) использует этот прием постоянно. Итальянские фильмы ужасов шокируют меньше, чем финальные кадры Танцующей в темноте . И такое бесцеремонное обращение со зрителем нельзя оправдать никаким художественным замыслом. Тем не менее, Танцующая в темноте пользовалась огромным успехом как у простой публики, так и у критиков. Лично мне кажется, что удовольствие, получаемое от просмотра этого фильма, сродни с тем, что ощущают пресытившиеся гурманы, поедая чайными ложечками сырые обезьяньи мозги. Противно, зато хоть какое-то разнообразие. Откровенно говоря, я вообще не хотел досматривать этот фильм до конца. Но когда уже поднялся было с кресла, главная героиня произнесла фразу, буквально пригвоздившую меня обратно. "В детстве, - сказала она, - я всех обманывала. Я уходила из кинотеатра, до того как начиналась заключительная песня. Тогда фильм для меня не заканчивался никогда". Я терпеливо дождался окончания финальных титров. (Максим Золотухин)

И почему мир так жесток? Почему даже если очень хочешь, даже если готов пожертвовать всем во достижение какой-то благой цели у тебя ничего не получается? Почему если есть возможность сыграть на слабости другого человека, большинство людей пользуются этой возможность? Почему всегда необходимо делать выбор? Почему нельзя просто жить… Жить. Жить свободной жизнью. Танцевать, купаясь в солнечных лучах, любуясь голубым небом и зеленой травой. Жить, видя, как взрослеет и мужает твой сын… Но есть только музыка, только она вечна, только она помогает забыться, помогает убежать от страшной реальности, только она помогает хотя бы не на долго, хотя бы на несколько минут почувствовать себя счастливым, окунуться в настоящую жизнь… Жизнь которой никогда не будет… С первого взгляда может показаться, что нам показывают какую-то чудовищную историю, которая не может произойти в обычном мире, ведь мы верим, даже являясь зачастую отъявленными циниками, мы верим, что люди они же хорошие. Они помогу, они никогда не бросят в беде… И почему то верится, что все плохое когда то закончится, обязательно закончится, иначе зачем жить? Зачем тогда нужно все это? История, которую нам показывают, цепляет не своей жестокостью, она цепляет прежде всего своим реализмом. Это происходит кругом, повсюду… Нам наплевать на чужие жизни, наплевать на человеческую трагедию. Да мы можем говорить что угодно и даже создавать видимость доброго дела, но когда-нибудь, в самый ответственный момент мы отвернемся… Предадим или пройдем мимо… Просто потому что боимся, боимся испачкаться, боимся заразиться несчастьем другого человека. И даже если найдутся друзья… люди готовые помочь, они не поймут тебя, они только навредят, сделают хуже… Всегда интересно наблюдать за тем как реагируют на данный фильм. Причем не столько на фильм, сколько на его концовку… Мне посчастливилось несколько раз присутствовать… Молчание… Тишина… Человек просто сидит и не двигается, по экрану давно уже ползут титры, но фильм все еще не может отпустить, он проник на столько глубоко в душу, на столько помог сродниться с героиней, что в подобный конец просто отказываешься верить. Шок. Вот что испытываешь по окончанию просмотра, сильнейший шок. Шок сродни тому, что испытываешь при потере близкого и родного тебе человека… Многие не могут определится с тем понравилось или нет… много раз я даже слышал фразу наподобие «зачем такое снимать»… И дело не в том что фильм плох, а в том что он слишком реалистичен и зол. Люди любят жизнь, любят себя, не хотят видеть страдания и мучения остальных. Фильм Триера это не сводка криминальных новостей, которую можно прослушать и забыть, он оголяет твои нервы дает почувствовать всю ту боль и отчаяние, которое испытывает человек, загнанный в угол. Хочется верить в хэппи энд, но в жизни хэппи энды большая редкость, почем же в кино должно быть по другому… (Dolphin)

Песня оборвалась. Экран погас. Один из самых необычных голосов современности звучит в голове, перекрывая сотни вопросов, подавляя комок, подступающий к горлу. Вокруг наступила звенящая гнетущая тишина. А внутри тебя, внутри - воцарилась какофония звуков, эмоций. Ты закрываешь глаза, погружаясь во тьму. Ты знаешь, что не сможешь в ней танцевать. И вдруг кто-то нарушает все это и задает вопрос: «Зачем надо снимать подобные фильмы?». Занавес. О чем. История женщины, постепенно теряющей зрение. Она знает, что такая же судьбы ожидает ее сына и делает все возможное и невозможное, чтобы собрать деньги на операцию для мальчика. Она работает дни и ночи, трудится на заводе, берет работу на дом. Она уже почти не видит. А еще она танцует. Танцует так, как чувствует, танцует даже на работе. Танцует в душе. У нее есть подруга, желающая помочь. У нее есть псевдо-друг, желающий ее денег. Пока у нее есть вот такая вот жизнь. Но скоро у нее не будет и этого. Останется только ее способность танцевать. Хотя бы в душе. Идея. Жертва. «Все мы жертвы» («Ворон»). Кто-то из нас становится жертвой обстоятельств, другой наоборот готов пожертвовать всем, ради тех, кого любит. А третий - готов жертвовать другими. Ради себя. Этот фильм о самопожертвовании во имя любимых. Самая жертвенная любовь - это любовь матери к своему ребенку. Каждая мать хочет для своего дитя лучшей жизни. Можно долго спорить, правильное ли решение приняла героиня, но для себя я уже ответила на этот вопрос. Это кино о человеческом эгоизме и слабости. На что ты готов, чтобы сделать счастливым хотя бы на какое-то время того, кого любишь? Обокрасть почти слепую женщину? Совершить предательство сразу же после того, как тебе открыли душу? И наконец, это кино о несправедливости этого мира, об абсурдности ситуаций, законов, положений. Или просто - кино о жизни. Музыка. Никогда еще шум станков, гудение паровоза не были столь мелодичны и не пробуждали желания закрыть глаза и закружиться в безумном танце. Музыка - потрясающая, голос Бьорк как нельзя лучше подходит к изображаемым действиям, к этой истории. Это нечто потустороннее, завораживающее, поражающее своим драматизмом. Режиссер. Ларс Фон Триер. Иногда мне кажется, что я его ненавижу. Или что он ненавидит женщин. Во всяком случае, он снова и снова мучает их в своих фильмах. В этом отношении Николь Кидман в «Доггвиле» еще повезло. То, через что он заставил пройти Бьорк, а вместе с ней и зрителей - это страшно, больно. Спасибо ему. Актрисы. Странная Бьорк играет странную наполовину слепую мать-одиночку, танцующую между станков. Что может быть страннее? Причем играет так, что кажется, будто это и не игра вовсе. Это жизнь. А как известно, жизнь - это странная штука. Катрин Денев, исполняющая роль ее подруги все так же хороша собой. Немного странно видеть ее на заводе, с ее аристократической внешностью. Она придает фильму свой особый шарм и чисто европейское очарование. Итог. В моей личной коллекции эта кинокартина носит почетное звание «Самого тяжелого фильма» и «Самого необычного мьюзикла» (прости меня Суини Тодд). Каким этот фильм станет для вас - судить не берусь. Советовать - тоже. Слишком резко оборвалась песня. Слишком быстро закончился танец. Занавес был поднят - но от этого не стало легче. Она до сих пор танцует там, в темноте… Вне оценок. Вне времени. (Macabre)

comments powered by Disqus