на главную

СИНИЙ БАРХАТ (1986)
BLUE VELVET

СИНИЙ БАРХАТ (1986)
#20283

Рейтинг КП Рейтинг IMDb
  

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Триллер Мистический
Продолжит.: 120 мин.
Производство: США
Режиссер: David Lynch
Продюсер: Fred Caruso
Сценарий: David Lynch
Оператор: Frederick Elmes
Композитор: Angelo Badalamenti
Студия: De Laurentiis Entertainment Group (DEG)

ПРИМЕЧАНИЯчетыре звуковые дорожки: 1-я - проф. закадровый многоголосый перевод (НТВ) [5.1]; 2-я - авторский (А. Михалев); 3-я - авторский (С. Визгунов) [5.1]; 4-я - оригинальная (En) [5.1] + рус. субтитры в 2-х вариантах и англ.
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Isabella Rossellini ... Dorothy Vallens
Kyle MacLachlan ... Jeffrey Beaumont
Dennis Hopper ... Frank Booth
Laura Dern ... Sandy Williams
Hope Lange ... Mrs. Williams
Dean Stockwell ... Ben
George Dickerson ... Det. John Williams
Priscilla Pointer ... Mrs. Beaumont
Frances Bay ... Aunt Barbara
Jack Harvey ... Mr. Tom Beaumont
Ken Stovitz ... Mike
Brad Dourif ... Raymond
Jack Nance ... Paul
J. Michael Hunter ... Hunter
Dick Green ... Don Vallens

ПАРАМЕТРЫ частей: 1 размер: 4260 mb
носитель: HDD2
видео: 1280x544 AVC (MKV) 3467 kbps 23.976 fps
аудио: AC3-5.1 384 kbps
язык: Ru, En
субтитры: Ru, En
 

ОБЗОР «СИНИЙ БАРХАТ» (1986)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

В связи с болезнью отца, Джеффри Бомон был вынужден на время оставить столичный колледж и вернуться в родной городок, и ему пришлось пережить целый ряд загадочных и страшных событий. Все началось с того, что неподалеку от дома он нашел человеческое ухо, которое сдал в полицию инспектору Уильямсу…

Джеффри и Сэнди - наивные молодые люди, попавшие в жуткие отношения между сумасшедшим похитителем детей и певицей кабаре, полностью подчиненной ему, пока он держит в заложниках ее мужа и сына. Опасное приключение начинается с найденного в поле отрезанного человеческого уха. Изображение Линчем жестокости, болезненности и ужасов, таящихся за фасадом прекрасной, чистой средней Америки с ее белыми оградками - беспощадно захватывающее, смелое и сильное решение.

Отец юного Джефри Бомона оказывается в больнице с сердечным приступом. После одного из посещений отца по дороге домой Джефри находит в траве нечто очень необычное - отрезанное ножницами человеческое ухо. Он относит его в полицию. Расследованием занимается детектив Джон Уильямс. Детектив просит Бомона предоставить теперь дело полиции, но Джефри никак не может выкинуть из головы свою ужасную находку. Однажды вечером он встречает дочь детектива, Сэнди. Она рассказывает Джефри, что по мнению ее отца, найденное ухо как-то связано с делом, которое тот сейчас ведет. И в этом деле как-то замешана певица Дороти Вэленс. Джефри решает заняться собственным расследованием… (Анатолий Попель)

Джеффри Бомон (Кайл МакЛахлен), молодой человек из благонравной семьи, случайно находит в траве на лужайке… отрезанное человеческое ухо. Решив самостоятельно разобраться, в чем дело, и заручившись поддержкой знакомой девушки, Сэнди Уильямс (Лора Дерн), он становится очевидцем запутанных отношениях сексапильной певички Дороти Вэлленс (Изабелла Росселини) с психически неуравновешенным мерзавцем Фрэнком Бутом (Деннис Хоппер). А как следствие, попадает в мрачный мир, скрывающийся за благополучным фасадом американского провинциального городка.

Юноша после долгого отсутствия возвращается в свой родной городок в связи с внезапным инсультом отца. Вскоре он находит в поле отрезанное человеческое ухо. Неудовлетворенный одним лишь энтузиазмом полиции, он начинает собственное несанкционированное расследование, в котором ему помогает дочь полицейского детектива. Они с удивлением обнаруживают, что в их тихом безмятежном городке существует преступное подполье. Следы ведут к прекрасной и загадочной женщине и к ее жестокому партнеру-наркоторговцу. Между юношей и женщиной завязываются странная нездоровая любовь, при том что он неравнодушен также и к дочери детектива...

«Синий бархат» - cумрачный, болезненный триллер, классика линчевского творчества. Действие разворачивается вокруг некоего юноши, который, обнаружив в поле отрезанное человеческое ухо, решает провести расследование этого происшествия. Сам того не замечая, он оказывается с головой втянутым в таинственную историю, где торговля наркотиками, похищение детей, садизм считается обычным делом...

Очень странный, но оригинальный фильм о молодом человеке, влипшем в таинственную историю, куда замешана чокнутая певица из ночного клуба и торговец наркотиками, занимающиеся попутно киднэппингом и склонные к садизму, и другие "приятные" люди. Стиль для Линча подчас важнее фабулы, и причудливые образы и ситуации, которые он разворачивает перед зрителем, требуют уважительного понимания. P.S. Кстати, синий бархар - это препарат, содержащий опиум. (Иванов М.)

ПРЕМИИ И НАГРАДЫ

ОСКАР, 1987
Номинация: Лучший режиссер (Дэвид Линч).
ЗОЛОТОЙ ГЛОБУС, 1987
Номинации: Лучшая мужская роль второго плана (Деннис Хоппер), Лучший сценарий (Дэвид Линч).
МКФ В МОНРЕАЛЕ, 1986
Победитель: Лучший актер (Деннис Хоппер).
КАТАЛОНСКИЙ МКФ В СИТЖЕСЕ, 1986
Победитель: Лучший фильм (Дэвид Линч), Лучшая работа оператора (Фредерик Элмс).
НЕЗАВИСИМЫЙ ДУХ, 1987
Победитель: Лучшая женская роль (Изабелла Росселлини).
Номинации: Лучшая работа оператора (Фредерик Элмс), Лучший режиссер (Дэвид Линч), Лучший художественный фильм (Фред С. Карузо), Лучшая женская роль (Лора Дерн), Лучшая мужская роль (Деннис Хоппер), Лучший сценарий (Дэвид Линч).
ФЕСТИВАЛЬ ФАНТАСТИЧЕСКОГО КИНО В АВОРИАЗЕ, 1987
Победитель: Главный приз (Дэвид Линч).
ПРЕМИЯ ИМ. ЖОЗЕФА ПЛАТО, 1987
Победитель: Лучший иностранный фильм.
НАЦИОНАЛЬНОЕ ОБЩЕСТВО КИНОКРИТИКОВ США, 1987
Победитель: Лучшая работа оператора (Фредерик Элмс), Лучший режиссер (Дэвид Линч), Лучший фильм, Лучшая мужская роль второго плана (Деннис Хоппер).
ГИЛЬДИЯ СЦЕНАРИСТОВ США, 1987
Номинация: Лучший сценарий (Дэвид Линч).
ВСЕГО 18 НАГРАД И 11 НОМИНАЦИЙ.

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

Сначала на роль Джефри Бомона Линч хотел пригласить Вэла Килмера, но тому сценарий показался сплошной порнографией, и он отказался. Еще одним кандидатом на эту роль был певец Крис Айзек, однако и он от предложения отказался… Впрочем, Айзек позже все же сыграл в другом фильме Линча. А вот Килмеру такая возможность больше не выпадала.
На роль Дороти первоначально рассматривались актрисы Ханна Шигулла и Хелен Миррен.
Роль Сэнди предлагалась Молли Рингволд, но ее мать, прочтя сценарий, запретила дочери сниматься в фильме.
Многие актеры, которым предлагалась роль Фрэнка Бута (в частности Стивену Беркоффу), находили этот персонаж слишком отталкивающим и отказывались его играть. Деннис Хоппер, напротив, после прочтения сценария сразу заявил: «Я сыграю Фрэнка, потому что я и есть Фрэнк!»
Ламбертон в картине город выдуманный. Но в действительности, в США существует городок с таким названием. В связи с этим продюсеру картины Фреду Карузо даже пришлось объясняться с администрацией этого города…
В оригинальном сценарии Линча Фрэнк должен был дышать гелием, но Хоппер предложил вместо гелия амилнитрат, который, как он слышал, усиливает сексуальное влечение. Спустя несколько лет Хоппер признал, что линчевская идея с гелием смотрелась бы намного интересней.
Герой Денниса Хопера произносит слово «fuck» почти в каждом предложении. К тому же он единственный, кто произносит это слово в фильме (не считая момента, когда он заставляет ругнуться Дина Стокуэлла).
По сценарию квартира Дороти находится на седьмом этаже, хотя в доме, где снимались соответствующие сцены (Carolina Apartments в Уилмингтоне, штат Северная Каролина), этажей только шесть.
В сцене, где Дин Стокуэлл поет песню «In Dreams», он по сценарию должен был держать в руках обычный микрофон. В последний момент Линч решил поменять микрофон на фонарь.
В фильме присутствует несколько ссылок на убийство Авраама Линкольна: Джеффри предупреждают, чтобы он не ездил на улицу Линкольна; Фрэнк Бут - однофамилец убийцы Линкольна Джона Уилкса Бута; смерть Дона Валенса идентична смерти Линкольна.
Эпизод с обнаженной и изнасилованной Дороти в конце фильма - это отражение воспоминаний Дэвида из детства. Однажды он с братом видел похожую картину...
Изабелла Росселлини рассказывала, что Дэвид Линч не мог удержаться от смеха, когда снимали сцену с изнасилованием. Он ржал безостановочно, во время нескольких дублей. Изабелла удивилась и обиделась. Когда впоследствии Линч показал ей эту сцену, актриса тоже нашла ее невероятно смешной.
Впервые в саундтреке к фильму Линча зазвучала чарующая таинственная музыка композитора Анджело Бадаламенти. Музыка Бадаламенти придала фильмам Линча целый новый пласт. Без нее тяжело представить себе ни одну его работу 90-ых годов. И уж конечно, «Твин Пикс» никогда не стал бы таким, каким его любят поклонники, без музыки Анджело.
Анджело Бадаламенти появляется в фильме в роли пианиста в «Слоу Клаб».
На песню «Синий бархат» в исполнении Бобби Винтона специально для фильма сделали ремейк. Линчу ремейк понравился, но он все равно настоял на том, чтобы в фильм вошла оригинальная старая композиция.
Линч использовал в фильме две песни с дебютного альбома Криса Айзека «Silvertone» 1985 года.
Рой Орбисон, автор песни «In Dreams», звучащей в сцене в борделе, не давал своего согласия на использование этой песни в фильме. Линч все равно вставил песню в ленту, а в качестве «извинения» впоследствии сделал для Орбисона клип на эту песню, смонтировав его из кадров «Синего бархата».
С работы над «Синим бархатом» началось и сотрудничество Линча и Джули Круз, в результате которого появились на свет два потрясающих музыкальных альбома - «Into the night» и «Voice of love».
В оригинале фильм шел 4 часа, так что в итоге Линч «урезал» его почти вдвое, причем эти вырезанные куски впоследствии так и не смогли найти.
Чтобы продать фильм, продюсеру Дино Де Лаурентису пришлось учредить собственную дистрибьютерскую компанию D.E.G., так как кроме него с этой лентой никто не захотел связываться.
В этом фильме ряд эпизодов очень похож на некоторые эпизоды сериала «Твин Пикс». К примеру, эпизод, в котором Одри подглядывает из шкафа в сериале «Твин Пикс» - зеркальное отражение подобного эпизода в «Синем бархате». Ну и конечно, метание камушков в бутылку Купером.
Муляж уха, найденного персонажем Кайла МакЛахлена в начале фильма, сейчас хранится на витрине видеосалона «Movie Madness Video And More» в Портленде (штат Орегон).
Бюджет: 6 000 000 долларов.
Премьера: 19 сентября 1986 года.
Слоган - «It's a strange world.»
На итальянском постере «Синего бархата» изображена сцена в бильярдной, так и не вошедшая в чистовой монтаж картины.
Фразу Фрэнка «Don't you fucking look at me!» журнал «Premiere» поставил на 74-ое место в списке ста самых знаменитых фраз в кинематографе.
Этот же журнал назвал «Синий бархат» в числе 25-ти «самых опасных фильмов».
В 1999 году еженедельник «Entertainment Weekly» признал «Синий бархат» одним из «величайших фильмов всех времен» и поместило саундтрек к «Синему бархату» в список «100 лучших саундтреков».
В июне 2008 года American Film Institute поставил фильм на 8-ое место в списке 10-ти лучших фильмов в жанре мистики.
После «Синего бархата» Линч собирался снять фильм «Ронни Роккет», однако в связи с банкротством компании Дино Де Лаурентиса этот проект так никогда и не был реализован.
Сайт о Дэвиде Линче (рус.) - http://david-lynch.info/.

После «Дюны» у Дэвида Линча полтора года длился довольно сложный период. Период переживаний, сомнений и, возможно, даже страхов. Нужно было сильное лекарство! Нечто, что вернуло бы ему силы, веру в себя и вкус к съемкам. Фильм, который бы он снял с полной творческой свободой. Этим фильмом стал «Синий бархат». "После «Дюны» я пребывал в таком расстройстве, что даже самая малость могла бы меня приободрить! Так что это была настоящая эйфория. А когда работаешь с таким ощущением, тянет пробовать. Можешь экспериментировать. История, навеянная одноименной песней Бобби Винтона (хотя на самом деле, первым исполнителем песни «Blue Velvet» является Тони Бэннет), была наполнена таинственностью, эротизмом, страхами и интригами. «Синий Бархат» - история любви... Она началась с образа передних дворов в ночи и игравшей где-то вдалеке песней Бобби Винтона. А еще я часто представлял себе, как проникаю в девичью комнату и прячусь там на всю ночь. Под таким странным углом я и попал в историю с загадочным убийством. Важной точкой в повествовании является момент, когда Джефри Бомон находит отрезанное ухо… Не знаю, почему это должно было быть именно ухо. Разве что это должна была быть открытая часть человеческого тела, отверстие, ведущее куда-то в другое место… Ухо - часть головы. И через него можно проникнуть прямо в человеческий разум, так что оно было идеальным вариантом…" История Дино понравилась, но все-таки выделить десять миллионов на съемки он был не готов. Тогда с Дэвидом был заключен такой договор: деньги выделят, но ему придется существенно сократить расходы и урезать собственный гонорар. Линч охотно согласился, но выдвинул условие: чистовой монтаж остается за ним. В ответ Дино сказал: «Дэвид, пойми, я не могу включить этот пункт в наш контракт. Ведь тогда все режиссеры захотят видеть такой пункт в своих контрактах! Но я даю тебе слово, чистовой монтаж будет за тобой!». На главную роль в новом фильме снова пригласили Кайла МакЛоклана. Многие отмечали его сходство с Дэвидом. Во-первых, оба родом из штата Вашингтон (Кайл - из Якимы, Дэвид - из Спокэйна). Во-вторых, они похожи внешне. В-третьих, они одинаково одевались. Это было очень кстати, ведь между образом Джефри и Дэвидом сходств тоже было немало! На роль Сэнди Линч пригласил Лору Дерн. Эта актриса стала музой для Дэвида. Она появилась позже и в принесших ему «Золотую пальмовую ветвь» Канн «Диких сердцем», и в его последней на данный момент полнометражной картине «ВНУТРЕННЯЯ ИМПЕРИЯ». На роль Фрэнка Бута пригласили Дэнниса Хоппера (он переживал тогда непростой период после борьбы с наркозависимостью). И наконец, на роль певицы Дороти Вэленс пригласили модель Изабеллу Росселини, «Синий бархат» стал ее второй англоязычной работой. Звукорежиссером (точнее, звукоинженером) вновь после «Головы-ластика» был приглашен Алан Сплет. Оператором - Фредерик Элмс, с которым Линч позже сотрудничал при работе над «Дикими сердцем» и многими другими картинами. И конечно, «Синий бархат» стал началом для долгого и выдающегося сотрудничества Линча и композитора Анджело Бадаламенти, подарившего работам Дэвида потрясающее и неповторимое звучание. Съемки «Синего бархата» прошли в первой половине 1986 года. На этот раз Дэвиду на съемках дышалось гораздо легче, чем во время работы над «Дюной», когда к проекту было приковано так много внимания! Когда в проекте участвовало такое количество людей, что знать всех по именам было физически невозможно! И, наконец, когда над каждым шагом режиссера пристально наблюдала группа продюсеров, все время давая ему советы-указания, лишая возможности экспериментировать… Теперь Дэвид смело мог воплощать свои идеи, ни на что не оглядываясь и ничего не опасаясь. Картина получилась одновременно очень мрачной, напряженной и притягивающей. Черновая версия длилась четыре часа. Очень многое пришлось оставить за кадром, чтобы удовлетворить требования продюсеров и получить двухчасовой вариант, но Дино Де Лаурентис свое слово сдержал. В этот раз за чистовой монтаж отвечал Дэвид Линч. Как результат - новая номинация на «Оскар» (вслед за номинацией «Человека-слона») и еще 9 номинаций на различных фестивалях, 10 различных наград и культовый статус картины. «Синий бархат» часто упоминается в других. Его не единожды пародировали. А злодей Фрэнк Бут, мастерски воплощенный Дэннисом Хоппером, считается одним из самых ярких и запоминающихся кинозлодеев. Эта картина положила начало очень многим отношениям в творчестве Линча. Кроме Анджело Бадаламенти, с этой картины началось сотрудничество Дэвида с Джоанной Рэй (она подбирала актеров для всех его последующих проектов), с Дуэйном Данхемом (он занимался монтажом картины, а позже работал вместе с Линчем над «Твин Пиксом» и «Дикими сердцем»), этот фильм стал второй совместной работой Линча и МакЛоклана. В следующей работе Линча Кайл получил самую знаменитую свою роль, агента Купера, о котором часто говорят, как о повзрослевшем Джефри Бомоне… (Анатолий Попель)

Юноша Джеффри Бомон (по-французски, «высший свет») из благообразного, респектабельного городка Ламбертона, отец которого после неожиданного приступа попадает в больницу с неясным диагнозом, прогуливаясь однажды по пустырю, находит в траве... отрезанное человеческое ухо, о чем сообщает полицейскому Уильямсу. Его дочь Сэнди проявляет любопытство,делясь с Джеффри подозрениями, что к этому может быть каким-либо образом причастна Дороти, красивая певица из кабаре, коронным номером которой является песня «Голубой бархат» в стиле блюз. Юноша не в состоянии удержаться от искуса самостоятельно что-то разузнать о тайной жизни певицы. Проникнув в ее квартиру, он становится случайным свидетелем садомазохистских действий подонка Фрэнка Буза, который издевается над Дороти и принуждает ее к половым актам. Охваченный внезапной страстью к певице, Бомон (его поддерживает Сэнди, уже влюбившаяся помимо своего желания) одновременно не прекращает расследования преступной деятельности Фрэнка. Кроме следования традициям жанров «черного фильма», триллера и саспенса (с легкими реверансами в сторону маэстро Альфреда Хичкока), Дэвид Линч воспроизводит также конструкцию «жестокой мелодрамы», где герой должен выбирать между мучительным влечением к сексапильной, загадочной женщине и тихим, благонравным браком с кроткой, хорошо воспитанной средней американочкой, мечтающей о семейном уюте. Тяга обывателя к острым ощущениям и чувству опасности, позволяющим разнообразить приторно красивую и беззаботную жизнь, рано или поздно должна иссякнуть - и он с радостью найдет успокоение в счастливом существовании, похожем на мир рекламы. "Синий бархат" производит скандал сначала на Каннском фестивале, где картину отказались включить в конкурс, потом - среди критиков, но в итоге признан эталонным фильмом Линча. Покойный Леонид Трауберг сказал, что не видел в жизни ничего более отвратительного, между тем "готические аттракционы" Линча могут быть в какой-то мере уподоблены экспериментам ФЭКСов. Во всяком случае, "Синий бархат" сыграл роль центральной эстетической (и этической) провокации в кинематографе 80-х годов, который из интеллектуального стремительно превращался в обывательский. Линч обращается напрямик к обыденному подсознанию, извлекая из него колоссальные запасы "мистической жути". Первым после Бунюэля он освоил жанр постсюрреалистической сказки, первым после Полянского реабилитировал романтический гиньоль, первым после Бертолуччи высек искру инфернальной эротики. И еще насытил мир своих фильмов (это теперь войдет у него в традицию) многочисленными приветами от Хичкока, всеми его ложными "крючками" и безотказными "кнопками". (Андрей Плахов)

Эстетский эротико-мистический триллер. Несмотря на отрицательное отношение к неудавшейся экранизации фантастического романа «Дюна», кинофирма Дино Де Лаурентиса все-таки позволила Дэвиду Линчу реализовать еще один проект - менее дорогостоящий ($6 млн.), но более амбициозный, эстетизированный, невероятно странный. «Синий бархат», конечно, не вызвал большого интереса у зрителей, которые не приняли художественные поиски режиссера и были крайне раздражены рядом шокирующих, скандальных, кажущихся патологическими сцен. Но критики превознесли этот опыт создания эротико-мистического формалистского триллера, позднее включив его в десятку лучших американских фильмов 80-х годов. Были щедры на высокие оценки также и европейцы, непонятно почему вновь заманившие Линча на кинофестиваль фантастики в Авориазе, где вручили ему еще один (после ленты «Человек-слон») главный приз. Впрочем, сюжет «Синего бархата» действительно может показаться фантастическим, вообще смутить, даже спровоцировать ярость и негодование у ханжей и пуритан. Юноша Джефри Бомонт из благообразного, респектабельного городка Лэмбертона, чей отец после неожиданного приступа попал в больницу с неясным диагнозом, однажды, прогуливаясь по пустырю, нашел в траве… отрезанное человеческое ухо, о чем сообщил полицейскому Уильямсу. Его дочь Сэнди тоже проявила любопытство, делясь с Джефри подозрениями, что к этому может быть как-то причастна Дороти, красивая певица из кабаре, коронным номером которой является песня «Синий бархат» в стиле блюз. Юноша не в состоянии удержаться от искуса самостоятельно разузнать о тайной жизни певицы. Проникнув в ее квартиру, он становится случайным свидетелем садомазохистских действий подонка Фрэнка Бута, который издевается над Дороти и принуждает ее к половым актам. Охваченный внезапной страстью к певице, Бомонт при поддержке Сэнди, влюбившейся в него помимо своего желания, начинает расследование преступной деятельности Фрэнка. Кроме следования традициям жанров «черного фильма», триллера и саспенса (с легкими реверансами в сторону маэстро Альфреда Хичкока), Дэвид Линч еще воспроизводит конструкцию «жестокой мелодрамы», где герой должен выбирать между мучительным влечением к сексапильной, загадочной женщине и тихим, благонравным браком с кроткой, хорошо воспитанной средней американочкой, которая мечтает о семейном уюте. Ведь тяга обывателя к острым ощущениям и чувству опасности, что позволяет ему хоть на какое-то время внести разнообразие в свою приторно красивую и беззаботную жизнь, рано или поздно должна иссякнуть - и тогда он с радостью найдет успокоение в счастливом существовании, похожем на мир рекламы. Тут проявляется скрытая ирония постановщика, который высмеивает подсознательные страхи и тревоги американских мелких буржуа из открыточно милых коттеджей. Оказывается, можно обнаружить неведомую угрозу для собственной иллюзорной реальности буквально рядом с собой - в соседнем квартале, в многоэтажном доме с квартирами-клетками и с вечно неработающим лифтом. Показав себя искусным стилизатором балаганно-синематографической эпохи рубежа XIX и XX веков в картине «Человек-слон», Линч в «Синем бархате» вплотную подходит к эстетике постмодернизма, вывертывая наизнанку каноны жанров, с издевкой эстетизируя действительность, которая представлена в качестве кабаретного номера с открывающимся и закрывающимся занавесом из синего бархата. Хотя по-обывательски даже жаль, что негодяй Фрэнк Бут в мастерском исполнении Денниса Хоппера («одном из самых лучших, когда-либо осуществленных с маниакальным вдохновением», как сказано в американском справочнике «Мувиз он Ти-Ви энд видеокассет») по ходу действия лишается своего мистико-демонического ореола. Но несомненно, что без «Синего бархата» не появился бы культовый и в то же время по-настоящему популярный в широких зрительских кругах всего мира линчевский телесериал «Твин Пикс» с вовсе инфернальным отродьем по имени Боб. (Сергей Кудрявцев)

Дино Де Лаурентис не только не отвернулся от Дэвида Линча после фиаско, ожидавшего «Дюну» /1984/. Признанный итальянский продюсер, выделивший на его следующий проект еще $6 млн., был вынужден самостоятельно, силами собственной кинокомпании D.E.G., осуществлять дистрибуцию после того, как фирмы-прокатчики не пожелали иметь ничего общего с этой лентой. С лентой, от съемок в которой отказались (из этических соображений) многие1 актеры и которую журнал Premiere позднее поместит в сомнительный список «25 самых опасных фильмов». За свою принципиальность Де Лаурентис был вознагражден2, оказавшись причастным к рождению одного из наиболее спорных, но и - ярких, бурно обсуждаемых, будоражащих умы и воображение кинопроизведений десятилетия. «Синий бархат», конечно, способен неприятно поразить своей не столь жестокостью, сколько - жесткостью в трактовке характеров людей, на поверку населяющих тихий городок «одноэтажной Америки». Фрэнк Бут, не церемонящийся в отношениях с Дороти и распаляющий себя, периодически вдыхая через маску возбуждающий газ, будет пострашнее сотен маньяков и откровенных монстров3, пугающих с экрана доверчивую публику. А необузданная, безумная чувственность, излучаемая Вэлленс, постепенно и вовсе выходит из-под контроля, обрушивая поток сладострастия на сознание разгоряченного зрителя. Однако куда сильнее впечатляет изображение самого процесса растления непорочных душ, взращенных в идиллической провинциальной атмосфере. Растления, совершаемого с их собственного согласия, поскольку тот же Джеффри вскоре после сеанса невольного вуаеризма становится уже полноправным участником событий. И, даже вернувшись в итоге в лоно привычной жизни, олицетворяемой Сэнди, вынужден навсегда смириться с утратой невинности. Режиссер-сценарист, кажется, отнюдь не против, если его картину станут воспринимать в сугубо жанровом ключе - как превосходный триллер с элементами «черного фильма». Формально границы реальности не нарушены, и все инфернальные события получают правдоподобное логическое объяснение. Однако злополучное ухо не случайно представляется прозрачным намеком на один из основополагающих символов сюрреализма - око, которое бесцеремонно рассекли Луис Бунюэль и Сальвадор Дали, предваряя свое путешествие по человеческому подсознанию. Линч, если угодно, расширяет сферу охвата, вовлекая все прочие органы чувств: слуха, обоняния, вкуса, осязания. Любое из них допустимо использовать для проникновения в тот таинственный мир, вход в который для разума отгорожен на поверку лишь плотными занавесями из синего бархата… В мир, одновременно пугающий до глубины души и непреодолимо влекущий… В этом, по всей видимости, и кроется причина столь мощного воздействия «Синего бархата», по завершении просмотра оставляющего с ощущением, что поведанная история намного, намного глубже. Вместе с тем Дэвид Линч, даже не отрицая наличия автобиографических мотивов4, едва уловимо придает ленте расширительное звучание. Своеобразного глобального сеанса психоанализа, позволяющего легко проникнуть и в коллективное бессознательное - в бессознательное всей современной цивилизации. На примере, разумеется, Америки, для которой убийство Авраама Линкольна Джоном Фрэнком Бутом является аналогом - не меньше - описанного в Библии грехопадения человечества.
1 - От Вэла Килмера и Молли Рингуолд до известного певца Криса Айзека. 2 - В том числе и в коммерческом отношении, поскольку только в национальном прокате кассовые сборы составили $8,551 млн. 3 - Бута, по иронии судьбы, буквально на следующий год, устраивая очередной кошмар на улице Вязов, процитирует Фредди Крюгер: «Where’s the fucking bourbon?» («Где этот чертов бурбон?») 4 - Вторил ему и неподражаемый Деннис Хоппер: «Я должен был сыграть Фрэнка. Потому что я и есть Фрэнк!» (Евгений Нефедов)

Пожалуй, впервые именно здесь (в «голубом вельвете») тяга Линча к декадансу, проявившаяся уже в самых первых его работах, обретает форму окончательно сложившегося авторского стиля. А предрасположенность к смакованию всякого рода патологий и уродств становится необходимым и определяющим элементом путешествия в иное измерение, в другой параллельно существующий мир, в данном случае расположенный в раковине отрезанного человеческого уха… Эмбертон, типичный маленький городок «Домашнего Запада», состоящий из комфортабельных стандартных домиков, которые будто переместились сюда непосредственно с рекламных щитов. Джеффри, молодой человек с лицом агента ФБР Дэйла Купера, находит на лужайке человечье ухо, которое выглядит еще вполне съедобно, несмотря на то, что его уже начали оккупировать всякие разные мелкотравчатые гады, типа муравьев. Юноша, немало озадаченный такой находкой, решает самостоятельно разузнать, кто бы это мог потерять часть своей головы и остаться при этом незамеченным… Скоро из-за своего любопытства Джеффри окажется в такой заднице, что не найдет сил порадоваться уже одному тому факту, что до сих пор все еще жив… По сути это самое ухо станет для него и для зрителя туннелем в Зазеркалье, где обитают прекрасная и неповторимая искусительница - певица кабаре Дороти Валенс и ее злой покровитель - маньяк-мафиозо Фрэнк Буч. Вся история (то ли нарко-драйв, то ли сон) вдоль и поперек пропитана раствором из жесткой эротики и изысканного садо-мазохизма, где каждая составляющая притягивает и своей странностью и страстностью, что подчеркивает и усиливает надрывная музыка Бадаламенти. Здесь вы уже не отыщите положительных и отрицательных героев: даже самый уравновешенный персонаж закулисья синего бархата окажется обладателем какого-нибудь психологического или физического изъяна, а отъявленный дегенерат начнет вести себя совсем как дитя малое. Лишь к исходу этого кошмарного погружения понимаешь, что детективный сюжет - это и есть главный прикол Линча, совершившего очередное путешествие навстречу совершенному злу. Циничный иронист-мистификатор, утрирующий фобии провинциальной Америки до размеров адской кухни, куда из рая идеально ухоженных палисадников и крашенных заборчиков может запросто переселиться среднестатистический янки. Не мудрено поэтому, что после терроризировавшего подсознание Америки «Твин-Пикса» эти самые янки начали организовывать «факельные шествия» с лозунгами: «Мы убьем Дэвида Линча». Им было отчего забеспокоиться, ведь открытый вопрос: «Кто убил Лору Палмер?», - на несколько месяцев выбил почву из-под ног консервативного большинства. Линч поселил сомнение, запустил червячка туда, где до той поры не ночевало беспокойство. Свято верившие в Царство Небесное начали сомневаться, что им там найдется место. Собственно, все эти поводы для беспокойства обнаружились еще за три года до «Твин-Пикса», обнаружились в Blue Velvet, положившей отсчет целой серии линчевских мистико-галюциногенных шарад, населенных крайне экзальтированными героями, большими любителями покричать по поводу и без, повыкидывать фортели, что-то типа глумливого садизма, но какого-то дурковатого, как в плохом театре, после которого не знаешь - то ли смеяться надо было, то ли все же делать вид, что испугался. «Синий бархат» стал последним фильмом Линча, позиционированным на фестивали «второго уровня», где он исправно собирал второстепенные призы (премия за мужскую роль Деннису Хопперу МКФ в Монреале; Гран-при фантастического кино в Авориазе, 1987). В 1986-м эта дешевая лента с бюджетом $6 млн и чуть большими сборами (США/Канада - $8,5 млн) по определению не могла произвести переворота в умах. Но на то, чтобы осуществить бархатную революцию она уже вполне годилась. Пройдет всего ничего - каких-то четыре года - и Линч стремительно вознесется с «Диким сердцем» на Каннский Олимп, где его провозгласят отцом новой «варварской маргинальности», которая, в свою очередь, по меньшей мере, на целое десятилетие окажется в эпицентре внимания самых престижных фестивалей, самых высоколобых критиков и самых продвинутых киноманов. (Малоv)

Молодой человек Джеффри (МакЛахлен), вернувшись в родной городок, находит на лужайке ухо. Начав из любопытства собственное расследование, Джеффри залезает в квартиру певицы из ночного клуба (Росселлини), а оказывается в настоящем аду. Певица раздевается и просит ударить ее посильнее, дерганый злодей (Хоппер) изъясняется исключительно словом fuck, а сутенер с бабьим лицом исполняет под фонограмму песенку про песочного человека. В первом настоящем «линчевском» фильме уже можно увидеть и выхваченную фарами разделительную полосу хайвея из «Шоссе в никуда», и призрачный клуб из «Малхолланд-драйва», и, конечно, «Твин Пикс» - игрушечный городок, которым по ночам правят силы патологического, инфернального зла. «Синий бархат» - золотая жила, которую Линч обнаружил и потом разрабатывал годами; именно здесь он поймал главное - атмосферу и интонацию. Атмосферу сладкого морока, где обыкновенное становится запредельным, и интонацию едва заметной, но оттого лишь сильнее бьющей иронии. История, которая вылезает из уха и в ухо же возвращается, - это, возможно, плод воображения юноши, впервые почуявшего дыхание смерти у больничной койки отца. Но где вообще кончается воображение? И кончается ли? Линч с ловкостью опытного мошенника заметает следы, уничтожает улики, которые позволили бы истолковать его послание сколько-нибудь однозначно: «Бархат» - стилистически безупречная «вещь в cебе». По сути, это и первый настоящий фильм 90-х - десятилетия интерпретаций. (Станислав Зельвенский)

В 1990-м году мне в руки попался болгарский журнал, посвященный кино, типа нашего "Советского экрана". Мне на долгие годы запомнился последний разворот журнала, в котором была объемистая публикация: американские критики выносили вердикт 80-м годам. В списке 20 лучших американских фильмов (но был также и европейский "хит-парад", в нем, к слову, лидировал фильм Акиры Куросавы "Ран") третью строчку занимал "Синий бархат". Через шесть лет мне в руки попал новый артефакт - это был компакт-диск с американской энцикопедией "Синемания '96". Он содержал ревью титулованных критиков: Молтина, Эберта, Каел и составителей диска, а также 20 отрывков из классических голливудских фильмов. Самым лучшим и впечатляющим (после эпизода из "Челюстей", где Рой Шайдер базарит с капитаном судна и при этом, не глядя, бросает совком рыбу-приманку за борт) был эпизод из "Синего бархата". Синее небо, белый палисад, розы колышатся на ветру, благостные дети переходят дорогу, пожарники, едущие на своем драндулете на вызов, приветливо и по-документальному нагло машут руками в камеру. Пожилой благообразный мужчина поливает газон своего ухоженного участка земли. Потом он внезапно хватается руками за шею и падает. Веселая собачка с веселым гавканьем весело прыгает на нем и пытается укусить струю воды, прыщущей из шланга, который валяеца рядом. В поле зрения появляется серьезный младенец. Далее камера перемещается ПОД ЗЕМЛЮ. Там со зловещим скрежетом медленно и мрачно ворочаются жуки… Когда еще через пять лет я, наконец, посмотрел "Синий бархат", то увидел и понял: эта сцена является прологом "Синего бархата" и в полной мере содержит в себе концепцию как этого фильма, так и последующего фильма Дэвида Линча, телесериала "Твин Пикс". Линч изображает благостный провинциальный мирок, по сути деревню, то есть минимальную административную единицу государства, где, в следствие минимальности, все должно быть элементарно и просто. Деревня - это такое место, где никогда не кипят страсти; это место, далекое от суеты мегаполисов. Сюда в своих мыслях и фантазиях стремятся городские жители, чтобы обрести гармонию. Но, как говорится, ЧУ! Оказывается, что в доме по соседству есть мрачные тайны. Там царит порок! За аккуратными фасадами ухоженных домиков таится настоящее зло, способное погубить тебя. Линч изображает смерть в современном Эдеме, изъеденную червоточинами сельскую пастораль. Идеальный фрагмент: главный герой фильма, Джеффри Бомон, идет через лесную зону в больницу к отцу (этот благообразный джентльмен, упавший наземь, является его отцом). Сначала взгляд Джеффри падает на сарай. Потом на камень, который он подымает и бросает в пустую бутылку возле сарая. Этот бросок говорит о том, что Бомон хочет попасть в бутылку и разбить ее, как и все, что сделано человеческими руками, что нарушает безупречность природы. Бомон не попадает в бутылку, но на обратном пути повторяет попытку. В поисках камня он натыкается на человеческое ухо - вещь, инородную не только для леса (человек тысячи лет назад покинул лес), но и для человеческой среды (разумеется, что люди не разбрасываются своими ушами по доброй воле). Джеффри начинает расследовать "дело об ухе" отнюдь не потому, что хочет поиграть в Шерлока Холмса, а потому, что хочет восстановить всемирную гармонию (как в целом, так и в частности - в человеческой среде). Встретив в полицейском участке равнодушного следователя, который буднично говорит: "Да, это действительно человеческое ухо", Бомон понимает, что полиция не имеет (или забыла) никаких представлений о всемирной гармонии и потому неспособна эту гармонию восстановить. Затем Линч идет еще дальше: ему недостаточно аккуратных фасадов, он показывает, что "червоточинами" изъеден и сам Бомон. Идеализируя Бомона до персонажей комиксов, внезапно Линч ошарашивает зрителя одной характерной сценой. Мало того, что Бомон тянется к "униженным и оскорбленным", пренебрегая хорошими пасторальными девочками (внешне неприятная Лаура Дерн, чья уродливость особенно заметна в сцене ее рева), так он их еще и пиздит! Сцена, когда Бомон наносит удар по скуле Дороти Вэланс, а потом, не удержавшись, бьет женщину вновь и вновь, попросту гениальна! На Линча поистине снизошло какое-то озарение, когда он прописывал эту сцену в сценарии. Она является ключевой. Во-первых, этой сценой Линч доводит до совершенства свою мысль о несовершенстве мира. Джеффри Бомон предназначен спасти Дороти Вэлэнс от зла, персонифицированного в маньяке Фрэнке Буте (Деннис Хоппер), который нещадно ее терроризирует, держа в заточении ее мужа и сына (для того, чтобы хотя бы изредка встречаться с ними, Дороти должна терпеть избиения и сексуальные притязания Фрэнка, заявляющегося набегами). Но что в результате: Джеффри точно так же, "набегами", посещает Дороти. Он ее трахает и, в ключевой сцене, избивает. А потом горько плачет, проснувшись поутру в своей кроватке, глядя на стену, где висит, начиная с детских его годов, какая-то фигня. Детство закончено, мальчик, говорит ему эта фигня, висящая на стене. И это поистине какая-то достоевщина! Но Дэвид Линч - это Дэвид Линч, а не Достоевский. У него все гораздо хуже. Просьба Дороти, после которой Джеффри начинает ее бить, звучит так: "Ударь меня! Ударь!" Хороший мальчик Джеффри, предназначенный спасти Дороти, то есть, "сделать ей хорошо", не может удержаться от такой мольбы и бьет ее (потом Джеффри видит в этом кайф и бьет ее снова, после чего осознает, что стал ровней Фрэнку). Эта сцена недвусмысленно намекает на то, что причиной всех бед является Дороти. Это она, выступая на сцене ночного клуба, "развратила" Фрэнка, и это она сейчас развращает Джеффри. Но что есть разврат? Разврат - это то зло, которое заключено внутри человеческих душ. Это то "зло", которого каждый средний человек, нравственный провинциал, стесняется и может заниматься "им" только за фасадами своих домов. Тем самым Линч отрывается от внешних атрибутов (заборчики и стены домов, за которыми творится ТАКОООООЕ) и показывает человеческую начинку, проводя скабрезную параллель между человеком и бездушными предметами. Уникальная особенность "Синего бархата" заключается в том, что фильм трудно поместить в рамки какого-либо жанра. Его нельзя назвать "драмой", "криминальным триллером" или "черной комедией", хотя эти определения определенно просятся на язык. Я считаю, что фильм Дэвида Линча "Синий бархат" - образец кинематографического постмодерна. Это цельный, идеально продуманный киношедевр, в котором Дэвид Линч мастерски простебывает такие жанры, как "нуар", "подростковое кино", "детектив" и т.д. А еще вернее, не простебывает, а натягивает их, как волчью шкуру, на костяк сюжета. И под этим лоскутным одеялом идея о тотальной порочности чувствует себя довольно уютно. Вы помните саркастический финал, когда Джеффри делает окончательный выбор и "возвращается" к героине Лауры Дерн, своей ровеснице. Он мирно сидит в саду в кресле: камера показывает сверхкрупным планом изгибы его уха. Джеффри преодолел порок и вернулся в среду, в которой вырос. Теперь он - потенциальная жертва, каковой стал муж Дороти. Хэппи-енд. Симпатии Линча очевидны: "развратная" Изабелла Росселлини (она же Дороти Вэлэнс), которая двадцать лет была "лицом" парфюмерной конторы "Ланком", стала супругой Линча почти сразу после съемок фильма. Вероятно, Линч воображал, что женится на персонаже своего фильма, - ибо брак продлился недолго. (Владимир Гордеев)

Дэвид Линч всегда мог делать хорошую картинку с пустыми комнатами и глухим светом. Кашу маслом не испортишь: тем более картина хороша, когда по полу комнаты ползет депрессивная, потерянная и еще молодая Изабелла Росселини в черном белье, и зритель не может понять - то ли она слишком сексуальна, то ли слишком жалка. Между тем за поползновениями певицы Дороти (Росселини), из одежного шкафа следит Джефри - доморощенный следователь Мак-Лахлэн. Дальше - больше. Певица замечает его, вытаскивает из шкафа, пугает ножом и заставляет раздеться догола. Плотские утехи нервных людей - еще один способ пощекотать психику, которым Линч успешно пользуется. Хотите веселья? Проберитесь в квартиру истеричной любительницы синего бархата, поройтесь в ее вещах, слегка попсихуйте, а как явится, немедля соблазните ее, пока на дворе 1986 год, и она еще не стала играть руководителей рекламных агентств во второсортных мелодрамах. Лора Дерн в «Синем бархате» большими шагами прокрадется по фильму бесприметной школьницей со старомодной прической. Школьница, которую играет Лора, влюбляется в красавчика Джефри именно тогда, когда он начинает ошиваться в постели певицы и, сложив бровки домиком, бить ее по лицу во время секса, потому что она «так хотела сама». «Синий бархат» - тайна, которая скрывает себя не за тонкими кухонными занавесками или деревянными жалюзи, а за тяжелыми шторами. Старик Линч это дело любит - и шторы, и тайны, и интересные лица, которые то ли загадочно улыбаются, то ли скалятся в предвкушении. Возможно, это триллер-детектив, где, зажмурившись от страха, бьют женщин по лицу и стреляют в головы злодеям. Однако все делается не шаблонными методами, а исключительно узнаваемо - по-линчевски. (Полина Ерофеева)

Фильм Дэвида Линча, названный по слащавому шлягеру Бобби Винтона, не так прост, как кажется, хотя на первый взгляд «Синий бархат» выглядит не совсем удачным компромиссом между мистическим триллером и целиком авторской работой. Как и в любом другом фильме Дэвида Линча, после первого просмотра легко счесть, что стиль для режиссера важнее фабулы, однако это ошибочное суждение. Будь «Синий бархат» бессмысленной пустышкой про извращенцев, маловероятно, что кинокритики придерживались бы иного мнения. Тот факт, что фильм был удостоен 17 наград и 11 номинаций на различных международных кинофестивалях, подогревает к нему немалый интерес и заставляет разобраться в причинах триумфа «Синего бархата». Дэвиду Линчу удалось поймать особую тревожную атмосферу, с успехом перенесенную в такие фильмы, как «Твин Пикс», «Дикие сердцем», «Шоссе в никуда» и «Малхолланд Драйв». Выхваченная фарами разделительная полоса хайвея, мистический клуб и, конечно, крошечный городок - обитель страшного, патологического зла - все эти хорошо знакомые атрибуты более поздних работ Линча возникли из «Синего бархата». Эта картина - неиссякаемый источник, своего рода киноэнциклопедия стилистических приемов, не раз проявившихся в других фильмах режиссера. Выдающийся актерский состав: Изабелла Росселлини (Дороти), Кайл МакЛахлан (Джеффри), Деннис Хоппер (Фрэнк), Лора Дерн (Сэнди) только располагает к просмотру. В эпизодах порадовали Джек Нэнс, Брэд Дуриф и Дин Стоквелл, исполнивший песню «In Dreams» Роя Орбисона. Юный Джеффри Бюмон, бросив на время учебу в колледже, возвращается в благостный провинциальный мирок своего детства, дабы навестить старика-отца, которого так некстати хватил инсульт. Прогуливаясь по лесу, молодой человек находит на солнечной поляне отрезанное человеческое ухо. Сдав находку полиции, Джеффри так и не получает ответа на накопившиеся вопросы. Разумеется, по доброй воле своими ушами люди не разбрасываются - и Джеффри, заодно впутав в поиски дочку местного шерифа - Сэнди, решает своими силами во что бы то ни стало найти хозяина потерянного органа. Знакомясь с пригородным андерграундом - извращенцами, наркодилерами и просто ублюдками, наш насквозь положительный герой влипает во все большие и большие неприятности… Не без помощи Сэнди наш самозваный сыщик быстро нападает на след. Дальнейшее расследование сталкивает его с двумя весьма необычными людьми: прекрасной Дороти, певицей с садомазохистскими наклонностями, и дерганым злодеем Фрэнком, изъясняющимся исключительно словом fuck. Несмотря на обилие фирменных «линчевских мерзостей» и сексуальных извращений, это красиво снятый фильм. Операторская работа, а в частности, крупные планы (от копошащихся под землей жуков до дьявольской улыбки Изабеллы Росселини), просто гениальны. Линч иронизирует над благовоспитанным юношей, движимым жаждой терпких и опасных чувств, превращая его желание помочь Дороти в нелепость. «Ударь меня!» - умоляет Дороти. Выполнив просьбу, Джеффри наносит удар, но что это: не удержавшись, он бьет женщину вновь и вновь… Крупный план… О, она счастлива! Чем спаситель Джеффри лучше злодея Фрэнка? «Теперь во мне его зараза» - говоря цитатой из фильма. Режиссер показывает всю человеческую начинку. Взяв для своего исследования самого честного, самого добропорядочного героя, Линч копается в его душе с достойным поощрения усердием патологоанатома. Найдя то самое слабое место, разве что без крика «Эврика!», он с гордым видом извлекает из самых недр души Джеффри на экран зло, которое он искал в каждом. Нет, Джеффри не извращенец, он такой, как все, и счастливый финал это подтверждает. Фильмом «Синий бархат» Линч доказывает: идиллическая жизнь таит темную изнанку, а зло в самих людях, какими бы внешне нормальными и добропорядочными они не выглядели. Вывернув каноны жанров, режиссер показал себя искусным стилизатором, с издевкой перекраивающим самую обыденную действительность. Браво, Линч! (Tommy2415)

История о том, как находка уха превратилась в мистическое путешествие по городку своего детства. Окажись на месте Джеффри закоренелый коп или праздный прохожий, ничего бы не произошло. Кажется, будто Джеффри и вовсе нет. Точнее, он все видит будто бы во сне. Герои проплывают как ночные кошмары, или грезы и мечты (в случае с Дерн и Росселлини). Ведь главное то, что герой не меняется, не выносит какие-либо уроки из увиденного. Все, что с ним произошло - развлечение, любопытство. Вначале мы видим одноэтажную Америку с безупречными лужайками: желтые тюльпаны на фоне лазурного неба, приветливые прохожие. Пройдя через «ад», Джеффри возвращается к тому же, что мы видели вначале. И это не хэппи-энд. Это пугает. И даже малиновка, как символ победы света и любви над мраком, даже ее появление в финале не снижает того уровня тревоги, до которого меня довел Линч. Уже это напускное, слишком явное безупречное общество кажется мне дьявольской уловкой, обманом, тем тихим омутом, в котором черти водятся. Уже сам Джеффри трансформирует из образа любопытного «соседа» в скрытого извращенца, разложение которого происходит внутри при идеальной внешней оболочке. А вот кого жалко, так это героиню Росселлини. У нее есть то, ради чего она готова на жертвы, на насилие и извращенные фантазии Фрэнка, блестяще сыгранного Хоппером. И она попадает под их влияние - она получает от этого удовольствие. Поэтому и финальная сцена с ней воспринимается не как реально возможная, а скорее как сон самого Джеффри, который раскрывает и его пороки - тщеславие и самолюбование. (amnesiacpo)

Здесь все выглядит исключительно красиво и привлекательно. В этом маленьком американском городке поют птицы, стоят один за другим выкрашенные в белый цвет дома, ухоженные растения, цветы, отовсюду доносится волшебная музыка, каждый живет своей спокойной жизнью. Люди ходят на работу, отдыхают, поливают цветы, смотрят телевизор. Трудно в это поверить, но тишь и благодать оказываются в итоге лишь маской, скрывающей что-то большее, чем есть, когда однажды парень, вернувшийся из-за болезни отца в город, случайнейшим образом обнаруживает в траве отрезанное человеческое ухо. Джеффри Бомон в исполнении Кайла МакЛоклена, как и полагается, обращается в полицию, которая, как обычно, никаких серьезных шагов принимать не собирается за неимением доказательств в активе, кроме того самого уха, неизвестно кому принадлежавшего. Будучи парнем, исключительно любознательным, Джеффри, набравшись смелости и вооружившись желанием разгадать неизведанное, приступает к собственному расследованию. Насмотревшись, видимо, фильмов про мастеровитых сыщиков, юный парень следит за непонятно кем, шпионит, пытается что-то разведывать. А когда у героя этой картины начинает что-то получаться, проясняется общий рисунок, оказывается, что чем дальше он заходит, тем менее ясно виднеется дорога назад. Джеффри начинает засасывать трясина, из которой просто так выбраться просто нереально. Бомон стал раскапывать на той грядке, где этого делать совсем не стоило, а как результат - и его зараза остается там. «Blue Velvet» доходчиво объясняет зрителю, что же есть на самом деле то, что в простонародье называется «в тихом омуте черти водятся». Происходит демонстрация тихого и маленького городка, где практический каждый знает друг друга, где все, вроде бы, открыто и ясно, все девственно и неприкосновенно, да и у полиции уже которое десятилетие серьезной работы нет. И тут в качестве дифференциации происходит резкое противопоставление этим белоснежным, похожим на игрушечные, домикам. Оказывается, что не так все девственно, как это с первого взгляда может показаться. Оказывается, что и основной герой Джеффри Бомон не просто юный любопытный скаут, решивший самому себе показать то, что скрыто. Заглядывая все дальше, отодвигая шторы все больше, парень не может остановить себя, открывая для собственного удивления свои новые качества, приоритеты и желания, становясь то ли одержимым следаком, то ли скрытым извращенцем. Кайл МакЛоклен успешно справился со своей ролью, передав все чувства и терзания своего героя, который в один момент теряется сам в себе. Фильм с первых минут своего действа нарочито обманывает зрителя, подкидывая четко определенный жанр «детектив», на который все успешно покупаются, ожидая привычных для него движений. А далее постепенно и в то же время неожиданно на первый план начинает выходить мистика, которая с каждым разом все больше увеличивает напряжение и при этом уделяет достаточно времени на раскрытие характеров разнокалиберных персонажей. Здесь из действующих лиц особенно выделяется, естественно, Деннис Хоппер, изобразивший пугающего и устрашающего одними своими глазами Фрэнка, точно свихнувшегося типа, который получает зарядку от амилнитрата, становясь все агрессивнее. Далее всей своей необычностью затмевают всех остальных на экране две актрисы: Изабелла Росселини и Лора Дерн. Две героини, которые также полны привлекающих загадок, заставляющих, как зрителя приняться их разгадывать, так и МакЛоклена со своим Джеффри. После откровенного провала картины «Дюна», Дэвид Линч твердо, как мы видим, решил заниматься только теми проектами, где он целиком и полностью сможет реализовывать только свои собственные идеи. Думается мне, что именно с картины «Синий Бархат» Линч вступил в новую лично для себя эру и стал постепенно занимать то место, которое он сейчас занимает. Начал действовать процесс под названием - линчевский сюрреализм. Эта картина имеет свойство завлекать своей странной атмосферой. Повествование остается каким-то не до конца разведанным, когда, вроде бы, все понятно, а музыка Анджело Бадаламенти лишь больше подчеркивает это. Конечно, вся лента охвачена какой-то эротической провокацией, действующей на зрителя, которая оседает в подсознании, а некоторая затянутость вводит в полусонное состояние. Так или иначе, но что-то подсказывает, что даже несколько раз пересмотрев это фильм, он так и продолжает что-то скрывать от наших глаз, причем это чувство даже не способна затмить явная реклама пива «Heineken», которая здесь в наличии. (UndeR)

comments powered by Disqus