на главную

ТОСКА ВЕРОНИКИ ФОСС (1982)
SEHNSUCHT DER VERONIKA VOSS, DIE

ТОСКА ВЕРОНИКИ ФОСС (1982)
#30048

Рейтинг КП Рейтинг IMDb
  

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Драма
Продолжит.: 104 мин.
Производство: Германия (ФРГ)
Режиссер: Rainer Werner Fassbinder
Продюсер: Thomas Schuhly, Bertram Vetter
Сценарий: Rainer Werner Fassbinder, Pea Frohlich, Peter Marthesheimer
Оператор: Xaver Schwarzenberger
Композитор: Peer Raben
Студия: Bavaria Film, Laura Film, Maran Film, Rialto Film, Suddeutscher Rundfunk (SDR), Tango Film, Trio Film

ПРИМЕЧАНИЯдве звуковые дорожки: 1-я - проф. закадровый многоголосый перевод; 2-я - оригинальная (De) + рус. субтитры в 2-х вариантах и англ.
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Rosel Zech ... Veronika Voss
Hilmar Thate ... Robert Krohn
Cornelia Froboess ... Henriette
Annemarie Duringer ... Dr. Marianne Katz
Doris Schade ... Josefa
Erik Schumann ... Dr. Edel
Peter Berling ... Filmproduzent / Dicker Mann
Gunther Kaufmann ... G.I. / Dealer
Sonja Neudorfer ... Verkauferin
Lilo Pempeit ... Chehm
Volker Spengler ... 1. Regisseur
Herbert Steinmetz ... Gartner
Elisabeth Volkmann ... Grete
Hans Wyprachtiger ... Chefredakteur
Peter Zadek ... 2. Regisseur
Johanna Hofer ... Alte Frau
Rudolf Platte ... Alter Mann
Armin Mueller-Stahl ... Max Rehbein
Rainer Werner Fassbinder ... Kinobesucher

ПАРАМЕТРЫ частей: 1 размер: 1492 mb
носитель: HDD3
видео: 720x400 DivX V5 1598 kbps 23.976 fps
аудио: AC3 192 kbps
язык: Ru, De
субтитры: Ru, En
 

ОБЗОР «ТОСКА ВЕРОНИКИ ФОСС» (1982)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

"Тоска Вероники Фосс" ("Смятение Вероники Фосс"). Героиня фильма, знаменитая в прошлом актриса немецкого кино, из-за наркотиков лишается всего - семьи, славы, богатства, работы...

Мюнхен, 1955 год. Спортивный репортер Роберт Крон случайно знакомится с Вероникой Фосс, некогда популярной кинозвездой нацистской Германии. Находясь под впечатлением от общения с ней, Крон начинает интересоваться ее личной жизнью и вскоре обнаруживает весьма неприятные подробности...

Этим странным черно-белым фильмом о заходящей кинозвезде, пристрастившейся к морфию и ставшей эмоционально зависимой, Фассбиндер отдал должное ленте "Сансет Бульвар" Билли Уилдера. Это завершающая часть трилогии о состоянии Германии в конце и после Второй мировой войны.

Последняя лента в поразительной и такой трагически короткой карьере Райнера Вернера Фассбиндера рассказывает о драме некогда популярной актрисы. Фильм рисует картину нравственной опустошенности и деградации личности в буржуазном обществе. …Знаменитая кинозвезда Вероника Фосс (Розель Цех) вступает в любовную интригу со спортивным журналистом Робертом Кроном (Хильмар Тате). Он вскоре узнает о ее пристрастии к наркотикам. Врач (Аннемари Дюрингер) способствует ее зависимости, заставляя Фосс отдавать всю свою личную собственность в обмен на морфий. Крон и его подруга привлекают к доктору внимание властей, не подозревая, что и те участвуют в злодеяниях врача. В воскресенье на пасху доктор запирает Фосс в ее комнате. Страдая от ломок после того как ей отказали в морфии, она принимает смертельную дозу снотворных… Цех особенно замечательно сыграла эту последнюю сцену. Один из наиболее стильных фильмов Фассбиндера, может быть не самое величайшее достижение, но очень интересное кино. Фильм воспроизводит действительную историю жизни Сибиллы Шмитц, одаренной немецкой кинозвезды, покончившей жизнь самоубийством в середине 50-х годов. Говорят, она не смогла смириться с закатом своей славы. (Иванов М.)

ПРЕМИИ И НАГРАДЫ

БЕРЛИНСКИЙ КИНОФЕСТИВАЛЬ, 1982
Победитель: Золотой Медведь (Райнер Вернер Фассбиндер).
МКФ В ТОРОНТО, 1982
Победитель: Премия международной критики (Райнер Вернер Фассбиндер).
КФ В МЮНХЕНЕ, 1984
Победитель: Лучшая актриса (Розель Цех).
НЕМЕЦКАЯ КАМЕРА, 1982
Победитель: Лучшая работа оператора (кинофильмы / тв фильмы) (Ксавер Шварценбергер).

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

Фильм завершает трилогию Р. В. Фассбиндера "BRD" / "ФРГ" ("Замужество Марии Браун" (1979), "Лола" (1981) и "Тоска Вероники Фосс" (1982)).
Прототипом главной героини фильма была актриса Сибилла Шмиц / Sybille Schmitz (2 декабря 1909, Дюрен – 13 апреля 1955, Мюнхен) – немецкая актриса театра и кино. Родилась в семье кондитера и воспитывалась в монастырской школе. Училась в актерской школе в Кельне. В 1927 году дебютировала на сцене Немецкого театра в Берлине. В 1930 году поступила в труппу Гессенского земельного театра в Дармштадте. В 1931 году вернулась в Берлин. В 1928 году Сибилла Шмиц дебютировала в кино в фильме Социал-демократической партии Германии (СДПГ) «Свободный путь» о тяжелой жизни женщины, которая умирает на рабочем месте во время родов. Известность ей принесла роль в фильме Карла Теодора Дрейера «Вампир» (Vampyr, 1932). В фильмах «Ф. П.1 не отвечает» (F.P.I. antwortet nicht, 1932), «Прощальный вальс» (Abschiedswalzer, 1934), «Идеальный муж» (Ein idealer Gatte, 1935, по пьесе Оскара Уайльда) окончательно сформировался ее образ элегантной загадочной женщины немецкого кино. В Советском Союзе в качестве трофеев демонстрировались следующие фильмы с ее участием: в 1949 году «Титаник» (Titanic, 1943) под названием «Гибель Титаника» и в 1955 году «Женщина без прошлого» (Die Frau ohne Vergangenheit, 1939). В 1940 году Шмиц вышла замуж за сценариста Гаральда Г. Петерссона и переехала с ним в австрийскую деревню. Их брак длился в течение пяти лет. После Второй мировой войны Сибилла Шмиц редко снималась в кино, которое ориентировалось на легкость и оптимизм и не испытывало потребности в ее ауре загадочной чужеродности. Она стала наркоманкой и 13 апреля 1955 в Мюнхене покончила жизнь самоубийством. В 1956 году состоялся судебный процесс против ее врача. Фотографии С. Шмиц - http://film.virtual-history.com/person.php?personid=726. Сайт посвященный актрисе - http://sybilleschmitz.de.vu/.
Саундтрек: 1. Main Titles (02:15); 2. Relentless Love (04:58); 3. Memories Are Made of This (02:15) Vocal by Gunther Kaufmann; 4. Oh Little Love (01:40); 5. Serenade for Henriette (01:58); 6. Memories Are Made of This (02:15) Vocal by Rosel Zech; 7. Final Scene (00:46); 8. Relentless Love (Reprise) (02:46).
Бюджет: DEM 2 600 000.
Премьера: 18 февраля 1982 года (Берлинский кинофестиваль).
О фильме на сайте Фонда Р. В. Фассбиндера - http://fassbinderfoundation.de/de/filme_detail.php?id=44.
Картина входит в престижные списки: «They Shoot Pictures, Don't They?»; «Лучшие фильмы» по мнению кинокритика Роджера Эберта; «Рекомендации ВГИКа» и другие.
Рецензии Роджера Эберта (англ.): 1982 год - http://rogerebert.com/reviews/veronika-voss-1982; 2012 год - http://rogerebert.com/reviews/great-movie-veronika-voss-1982.
Рецензии (англ.): http://homepages.sover.net/~ozus/veronikavoss.htm; http://jigsawlounge.co.uk/film/veronikavoss.html; http://filmfanatic.org/reviews/?p=13130; http://bestmoviesbyfarr.com/all-movie-picks/fassbinders-brd-trilogy-the-marriage-of-maria-braun-veronika-voss-lola; http://film.thedigitalfix.com/content/id/66748/rainer-werner-fassbinder-volume-2.html.
Ксавер Шварценбергер / Xaver Schwarzenberger (род. 2 апреля 1946, Вена) – австрийский кинооператор и кинорежиссер, который с 1970 года снял более 100 фильмов. Его картина «Тихий океан» была представлена на 33-м Берлинском кинофестивале, где выиграла премию «Серебряный медведь» за вклад в искусство. Избранная фильмография: 1971 – Первый день; 1980 – Берлин-Александерплац; 1980 – Лили Марлен; 1982 – Керель; 1982 – Ас из асов; 1982 – Тоска Вероники Фосс; 1982 – Камикадзе 1989; 1983 – Тихий океан (режиссер и оператор); 1983 – Вне закона.
Лучшая десятка фильмов по мнению Райнера Фассбиндера: "Гибель богов" (1969) Лукино Висконти; "Нагие и мертвые" (1958) Рауля Уолша; "Лола Монтес" (1955) Макса Офюльса; "Фламинго-роуд" (1949) Майкла Кертица; "Сало, или 120 дней Содома" (1975) Пьера Паоло Пазолини; "Джентльмены предпочитают блондинок" (1953) Ховарда Хоукса; "Обесчещенная" (1931) Джозефа Штернберга; "Ночь охотника" (1955) Чарльза Лотона; "Джонни Гитар" (1954) Николаев Рея; "Калина красная" (1974) Василия Шукшина.
Александр Федоров. «Райнер Вернер Фассбиндер» - http://kino-teatr.ru/kino/art/kino/2923/.
«Фассбиндер отвечает на вопросы школьников» - http://seance.ru/blog/fassbinder-poll/.
Сергей Кудрявцев. «Тоска и горькие слезы Райнера Фассбиндера» - http://gay.ru/art/cinema/article/fassbin1.html.

СЮЖЕТ

На трамвайной остановке Гайзельгастайг спортивный репортер Роберт Крон (Хильмар Тате) встречает незнакомку (Розель Цех) и сопровождает ее в город. Оказывается, что это Вероника Фосс, бывшая звезда «УФА». На следующий день они встречаются по ее инициативе в гламурном кафе, он дает ей взаймы 300 марок. Между Кроном и актрисой возникают странные взаимоотношения, в которых репортером овладевают сочувствие и журналистский интерес. На вопрос своей подруги Генриетты (Корнелия Фробесс), любит ли он Веронику, Крон отвечает: «Я не знаю». Он узнает, что Вероника морфинистка, которая зависит от врача д-ра Марианны Кац и даже живет у нее, а также что врач эксплуатирует других пациентов и в обмен на дорогой наркотик переписывает на свое имя их собственность, и что ее покрывает чиновник отдела здравоохранения (Эрик Шуман). Генриетта, которая помогает Крону в расследовании, погибает. Но Крон не может доказать, что это убийство. Тем временем Вероника предпринимает неудачную попытку вернуться в кино (в роли режиссера, очень похожего на Макса Офюльса, снимался Петер Цадек). Врач решает избавиться от Вероники и устраивает для нее прощальный вечер. На Пасху д-р Кац уезжает за город и оставляет Веронику без морфия. Запертая в своей комнате, она принимает смертельную дозу снотворного. (ru.wikipedia.org)

Германия 1950-х. Возвращаясь поздним вечером домой спортивный журналист Роберт Крон (Тате) видит мокнущую под проливным дождем даму и любезно приглашает ее под зонтик. Роберта сразу заинтриговывает, как такая красивая и богатая женщина могла оказаться одна в безлюдном парке, а знаменитую кинозвезду Веронику Фосс (Зех) располагает к незнакомцу то, что он совершенно не интересуется кино и даже не узнает ее. А главное - что его доброжетальное отношение к ней не сменяется на заискивание после того, как он понимает, что перед ним - кумир многих тысяч зрителей. Их отношения завязываются все теснее, однако Роберт замечает, что и без того экзальтированная звезда словно не принадлежит себе, а иногда впадает в странные приступы, напоминающие абстиненцию... Последний законченный фильм Фассбиндера, отчасти предвосхитивший его собственную судьбу, во многом воспроизводит историю жизни немецкой кинозвезды Сибиллы Шмитц, которая покончила самоубийством в 1955 г. "Вероника Фосс" - черно-белый фильм вовсе не о том, как морфий неумолимо губит ту, что была "всего лишь" звездой, "всего лишь" немецкой женщиной в эпоху газовых камер, а о самой сути кинематографа, о черном цвете и о цвете белом. Словно соблазнившись японской эстетикой, он поставил с ног на голову смыслы, вкладываемые в них европейцами. Черный - это жизнь: темнота кинозалов и ночь, до поры до времени оберегавшие пугливую птицу Веронику, плащ идеалиста Крона, перчатка, грозящая отмщением отродью доктора Мабузе, ныне известному как "доктор Кац". Белый несет смерть. Ее излучают стерильные халаты врачей-убийц, она врывается на экран ослепительным светом. Как-то раз Фассбиндер указал себя в титрах не как режиссера, а как "директора постановки", а-ля тридцатые. Вряд ли он всерьез хотел быть автором комедий с Вероникой Фосс: он просто снимал ХХ век с точки зрения проигравших. А в лихорадочно возвращающейся к жизни Германии поражение потерпели все: и те, кого освистали, как Веронику, и те, кто выжил в Треблинке. Победил лишь один всемогущий бог одиночества, тоски и тревоги - бог Морфий. Впрочем, Фассбиндер прекрасно понимал, что история входит в частную жизнь не как трагедия, а как мелодрама, и былые звезды вовсе не умирают, а просто переселяются на бульвар Заходящего Солнца. (Михаил Трофименков)

Ретро-драма. «Тоска Вероники Фосс», предпоследняя лента Райнера Вернера Фассбиндера, принципиально снята в строгой черно-белой тональности, чего он не делал со времени работы в 1972–74 годы над ретро-картиной «Эффи Брист Фонтане», вообще-то являвшейся весьма стильной экранизацией романа немецкого классика Теодора Фонтане. Неожиданное возвращение Фассбиндера к стилистике «старого кино» оправдано не только на сюжетном уровне (ведь героиня – бывшая популярная киноактриса Вероника Фосс, а ее прообразом послужила Зибилле Шмиц, одна из звезд студии «УФА» в 30–40-е годы, которая покончила с собой в 1955 году в Мюнхене в сорокапятилетнем возрасте). Но это значимо и в смысловом плане, ведь многие фильмы выдающегося немецкого постановщика рифмуются, перекликаются, ассоциируются друг с другом. Пожалуй, с «Замужества Марии Браун» начался поздний период увлечения Райнера Вернера Фассбиндера полнокровными, неоднозначными, богатыми на чувства и умными по поведению женскими характерами. Его восприятие Германии может быть, в конечном счете, уподоблено отнюдь не образу матери-родины или жены-страны. Поначалу она казалась ветреной девицей, бездумной компаньонкой по молодым эскападам, ернической «святой блудницей» (как в «Предостережении перед святой блудницей»). В средний период творчества стала страдающей и требующей сочувствия чужой женой («Эффи Брист Фонтане», «Марта») или уже немолодой тещей, просто соседкой («Страх съесть душа», «Вознесение матушки Кюстерс»). И только с 1978 года, при постепенном возникновении на экране Марии Браун, Лили Марлен, Лолы и Вероники Фосс (заметьте, что имена всех героинь значатся как раз в названиях лент), они превратились будто в «вечных невест». Одна погибает, так и не успев зажить счастливой жизнью со своим «отсроченным мужем»; другая является недостижимым идеалом чуть ли не для всех солдат второй мировой войны; третья все-таки соглашается на выгодный брак, но тоже обречена на скорую смерть. Чего уж говорить о четвертой, никому уже не нужной кинозвезде, наркоманке и психопатке, которая представляется женским двойником самого Фассбиндера, найденного на полу собственной квартиры через четыре месяца после выхода на экран «Тоски Вероники Фосс». Эта картина оказалась его предсмертной исповедью – «Тоской Райнера Вернера Фассбиндера», причем слово «тоска» не передает подлинной сути того страстного томления пополам с отчаянием, что переживали и героиня, и автор, находясь уже у «бездны на краю». (Сергей Кудрявцев)

«Свет и тень – вот два секрета кино», - говорит на свидании угасающая кинозвезда Вероника Фосс спортивному репортеру Роберту Крону, с которым она незадолго до этого случайно знакомится после киносеанса. На это Роберт угрюмо отвечает, что не слишком часто смотрит кино, – по его лицу видно, что его сейчас куда больше интересует сама Вероника. В смятении он не понимает, чего тут больше – профессионального любопытства или зарождающегося чувства любви? Тем не менее, вскоре после свидания водоворот событий превратит его жизнь в лихорадочную игру света и тени, в которой тайны и кино будут неразрывно переплетены. «Тоска Вероники Фосс» - третий и самый «синефильский» фильм из так называемой BRD-трилогии (Bundesrepublik Deutschland) Фассбиндера, в которой он попытался дать портрет послевоенной Германии времен канцлера Аденауэера. И дело не в том, что на этот раз Фассбиндер выбрал в качестве центрального персонажа кинозвезду-морфинистку, которая когда-то блистала в фашистской Германии, а теперь вынуждена соглашаться на эпизодические роли. Обращает на себя внимание в первую очередь то, как фильм снят: кино-ностальгия сквозит в каждом кадре. Это дают понять уже вступительные титры, которые сделаны в манере 50-х. Не говоря уже о том, что сам фильм – в отличие от остальных двух картин трилогии, - снят на черно-белую пленку («самые прекрасные цвета в кино» по признанию самого режиссера). В открывающей сцене мы застаем Веронику в кинотеатре за просмотром довоенного фильма, в котором она сыграла морфинистку, шантажируемую врачом. Позже мы узнаем, что сыгранная история стала реальностью. Власть кинематографа оказывается настолько сильной, что переходит границы экрана, иллюстрируя тезис Уайльда: «Природа подражает искусству». Тем более горькими становятся слова еще ничего не подозревающего на первом свидании Роберта: «Кино, конечно, не действительность». Фассбиндер восстанавливает атмосферу Германии 50-х, цитируя картины, которые были тогда популярны. Прообразом Вероники послужила звезда студии UFA (Universum Film AG) – актриса Сибилла Шмиц. Но еще больше, чем жизнь Сибиллы Шмиц, на режиссера повлиял «Бульвар Сансет» Билли Уайлдера, с которым можно найти переклички и аналогии. Цитируется не только «Бульвар Сансет» (Sunset Blvd.). Фассбиндер реконструирует эстетику фильмов UFA, а также использует повествовательные структуры тех жанров, которые были особенно популярны в послевоенной Германии: мелодрама (линия Вероники) и низкобюджетный криминальный триллер (линия Роберта и его подруги Генриетты, которые расследуют «дело» Вероники). Кино, таким образом, выступает как общественная память – прустовская мадленка, способная полностью воссоздать перед нашими глазами ушедшую эпоху. Камео Фассбиндера в первой сцене, сидящего рядом Вероникой и погруженного в просмотр фильма, мне кажется, указывает именно на это. В своей одержимости поймать дух времени Фассбиндер не ограничивался формальными средствами: мельчайшими проработками мизансцены, операторской работой и т д. Например, на роль Генриетты он выбрал Корнелию Фробесс – очень популярную киноактрису во второй половине 50-х годов, которая, тем не менее, в начале 60-х ушла в театр и на телевидение. Ее присутствие в «Веронике Фосс» - первое появление на киноэкране после столь долгого отсутствия – еще один маяк ушедшей эпохи. Сегодня этот момент, конечно, проходит мимо нас незамеченным (мы только чувствуем неясную тоску, которой пропитан каждый кадр), но для немецкого зрителя того времени это было достаточно очевидно. Впрочем, тщательно реставрируя киноформу тех времен, мастерски смешивая жанры, Фассбиндер не прекращает изобретать сам. Парадоксальным образом (и, быть может, впервые в истории фильма нуар) черное и белое у него меняются местами. Веронике спокойнее в полумраке кинозала, в сумраке комнаты, едва освещенной свечами. Угроза исходит от белого света – это убийственно стерильный белый цвет поликлиники, в которой ее держит доктор Марианна Кац, постепенно выменивая все состояние Вероники на морфий… Черно-белая ткань кино оказалась идеальной метафорой послевоенной Германии - за светлыми фасадами скрывались комнаты, наполненные пугающими тенями. Секреты и тайны, о которых говорила Вероника, постепенно открываются у каждого из персонажей. Вероника страдает тяжелой формой наркотической зависимости. Врач, как оказывается, не лечит ее, а шантажирует. Наконец, и у самого Роберта обнаруживается довольно странная для спортивного репортера тяга к написанию мрачных и безнадежных стихов, которые он скрывает от окружающих. В одном из своих интервью Фассбиндер признавался, что, в отличие от большинства немцев, он не чувствовал в 50-х никакой обнадеживающей эйфории. Он видел людей слишком занятых, чтобы прочувствовать жизнь по-настоящему – интеллектуально и духовно. «Меня интересуют проигравшие в момент их падения», - говорит один из персонажей. «Вероникой Фосс» Фассбиндер сделал парадоксальное заявление: падение проигравших, быть может, произошло не в 45-м, а позже. (Владимир Лукин)

Типичная героиня черно-белого классического. Взбалмошна и раздражительна. Не переносит яркий свет. Любит соблазнять беззащитных мужчин и разыгрывать патетические сцены. Зависима от морфия и от доктора, которая ее лечит. Больше всего боится стать никому не нужной. Вероника Фосс пережила вместе со страной все взлеты и падения. В конце войны, когда очевидность поражения совпала с первыми неудачами в творчестве, Вероника стала испытывать невыносимые боли. Она обратилась к доктору Марианне Кац, которая впервые и прописала ей морфий. Боли прошли. Но облегчение каждые раз было временным. Ей снова и снова нужны были ампулы с лекарством. Чтобы по-прежнему чувствовать себя в порядке. Она находит свой путь смириться с поражением. С поражением себя как актрисы и с поражением своей страны. Морфиновые грезы заменяют взбалмошной кинозвезде боль столкновения с реальностью. Судьба актрисы, лучшие годы которой - в прошлом, напоминает судьбу ее родины. Германия, соблазненная идеей превосходства над другими народами и идеей мирового господства. Нация, пережившая экзальтированный восторг марширующей толпы. Увлеченная в завоевательную войну и почувствовавшая вкус крови настигнутой добычи… А затем - раздавленная, побежденная, расчлененная. Ужаснувшаяся содеянному. Переживающая переоценку ценностей. И не желающая смириться со своим позором. Вот как друг Вероники пишет о состоянии людей, живущих в это время: Опустошенная память. Пять чувств как стекляшки. Без листвы. Без надежд. Хорошо бы вчера умереть. А в сегодняшний день мы вгрызлись как псы. Вполне в традициях немецкого искусства, в образе актрисы Фассбиндер воплощает Германию первого послевоенного десятиления, растерянную и задыхающуюся. Как жить народу, за плечами у которого - Освенцим и Треблинка? Как жить актрисе, про которую каждый может сказать: "У нее было ЧТО-ТО с Геббельсом?" Вероника Фосс в погоне за прошлым, прошлое в погоне за Вероникой Фосс. Ей хочется оставаться великой звездой и ослепительной женщиной, но она в ужасе вырывается от старой поклонницы, когда та называет военные годы "чудесными временами". Фассбиндер говорит о том, как трудно расставаться с прошлым - но не тем, кто пережил его в лагерях и плену. А тем, кому не повезло: они были счастливы в ТЕ годы. Жизнь Вероники Фосс - это игра света и тени, блестящая карьера на фоне холокоста, череда романов и одиночество, роскошные наряды и морфиновая ломка, тоска по славе и боязнь яркого света, гламур высшего общества и больничная камера. "Свет и тень - две главные тайны кино", - говорит актриса. Именно этот контраст очаровывает репортера Роберта - с чего бы иначе ему влюбиться в припадочную морфинистку? Он любит ее так, как любят кино - восхищаясь и сомневаясь, что такое возможно. Вероника Фосс - персонаж нарядного классического кино: белая кожа без изъяна, темные глаза, театральные жесты и детально продуманные монологи. Она появляется в свете огней и блеске драгоценностей, в помещениях, залитых светом или погруженных во тьму. Роберт Крон - типичный герой киномодерна, который наступает в пепельницу, вставая с постели; мямлит что-то необязательное и похож на простого человека среднего класса. Его камера снимает по-другому, в стиле "новой волны": доходит до того, что половина экрана может быть занята темным пятном. Соединив их в одном кадре, Фассбиндер сталкивает героиню минувших дней и нового героя. Вероника получает шанс расстаться с прошлым и пережить свой жизненный кризис. Она сама чувствует это. Но она уже не может освободиться. Ее жизнь - это один сплошной фильм. Границы между экраном, реальностью и наркотическими грезами давно стерты. Она не желает становиться простой. Она все время играет и допинг в виде алкоголя и наркотиков необходим ей постоянно. "Теперь я принадлежу вам и могу подарить вам только мою смерть", - эта фраза звучит в картине дважды. Первый раз - в старом фильме, где Вероника играет наркоманку, которая отдает свой дом за очередную дозу "грез". Актриса смотрит его из зрительного зала. Мужчина, сидящий рядом с ней - Райнер Вернер Фассбиндер. Второй раз Вероника произносит эти слова перед смертью, прощаясь с доктором, которая исправно снабжала ее морфием, а теперь собралась позволить ей умереть. Вероника Фосс не хочет меняться. Она истратила все, что у нее было на наркотики. И она умирает, также как жила: подкрасила губы, сорвала скатерть со стола, красиво раскидав лекарства и инструменты. Эффектно "в диафрагму" проглотила смертельную дозу снотворного. Свет в зале, аплодисменты. Но это еще не все, в фильме есть второй финал. Также, как и в жизни: через несколько месяцев после завершения работы над фильмом, Фассбиндера находят мертвым. Причина смерти - наркотики со снотворным и алкоголем. Миф о смерти кино, висевший "домокловым мечом" над кинематографом в 70-е годы разыгран с шокирующей достоверностью. Жертвы принесены. Зрители испытывают катарсис. Кино может жить дальше. А вот Райнер Вернер Фассбиндер… Самый плодовитый, экстравагантный, и прочая, и прочая… (Олег Сус, Мария Середа (с сокращениями))

… а возможно ли спасение? Говорят, после смерти бывает. Так она вовсе не прочь. Только еще чуть-чуть, несколько дней или месяцев, допустим. Ведь хочется побродить по знакомым улицам, белым призраком с бумажной кожей простучать по каменной тверди брусчатки. Вдруг в этом звонком металлическом цоканье послышится слабое сдавленное эхо растаявшей славы. Когда-то уверенным скорым шагом она шла мимо озирающейся толпы зевак, из которой раздавался восторженный шепот. Когда-то город шумел, унося ее, великую актрису, звезду на черном бездонном небосводе, по плещущемуся морю аплодисментов. Но теперь все дальше, глуше, тише, будто не из этого пространства, не из ее жизни. Все постепенно умолкло, расплылось в дрожащем мареве лет. То ли воспоминания, то ли бесплотные ведения в обволакивающем дыме трепетных грез. Ах, этот морфий! Ах, это блаженство! Свет словно бледнеет, и в странной невесомой белизне парит легкое, шелковое, певучее наслажде-е-ение… Вероника Фосс – печаль и отчаяние угасающей нимфы, разрывающаяся тоска и жестокая беспомощность. Ничего не вернуть. Как банально! Время холодным суховеем изранило душу, принесло осколки воспоминаний. Издевательски острыми, кривыми, изогнутыми гранями впились они в розовую и нежную душу, высветив на своей идеально отшлифованной гладкой поверхности картины, образы, мифы. Все утрачено. Необратимо. Сказочное сверкание бриллиантов, возносящее пламя софитов. Ее кто-то еще помнит? Да, странно. Хотя нет – это не поклонники, это черные духи минувшего, вырываются из заколоченной темницы сознания. Нет, они говорят неправду, этого не было. Ни фашистского ужаса, ни мерзких слухов о грязных связах с Геббельсом. Ее популярность, безоговорочное признание было даровано лишь талантом. А все те пигалицы и вертихвостки, пришедшие отплясывать на руинах ее величия – как же они ничтожны! Смешно. Да, что-то знакомое, где-то уже было, кто-то в сигаретном тумане сладким голосом нашептывал глупую пустую теорию. Тоже немец, ведете ли, сочинил. И называется с издевкой: бесконечное возвращение. Какой фарс! Якобы возможна (где? когда?) такая страшная фантазия, будто каждый момент времени, а в особенности самый болезненный с кошмарным отливом омерзения, способен переживаться нами вновь и вновь. Ну естественно – ересь. Надо, разумеется, идти вперед, навстречу ожидающим свершениям. Она не предполагала, даже не опасалась. Но слова того безумного немца вдруг стали воплощаться в ее собственной жизни. Теперь каждую ночь, в бреду, в угаре, судорогах и конвульсиях, с холодным потом, падая в черную пропасть сна и прозревая в остром ощущении реальности, она неустанно, ведомая бесами судьбы, оказывалась в давно ушедших мгновениях, и была вынуждена раз за разом пересматривать это тошнотное кино. Ничего не может быть страшнее напрасно закончившейся жизни. Стоя у деревянного пристанища тленного тела, пугает вовсе не душевная пустота, а бездонный, как глухой колодец, мрак и холод, в котором звенят вопли убиенных мечтаний и тоска невыносимо ноет о тщетности всего счастья, расхваленного миром. Вот она – у карая, и ни надежды, ни утешения, ни помощи. Кто-то протягивает ей руку, дает зонт, защищает от проклятой сырости жизни. Но она сама отказывается от второго шанса. Зачем? Чтобы продлить страдания? Пожалуй, не стоит. Она отдается во власть этих алчущих уродов со слащавыми мордами и скользкими тщедушными мыслями. Что им? Деньги, вазы, украшения? Берите, подавитесь! Но ей оставьте лишь забвение, вожделенное, нежное… Живите, жируйте, радуйтесь, торгуйте наркотиками, губите людей. Будьте счастливы, черт с вами! А она умрет. И пускай жила беспутно, безрассудно, растрачивая и людей, и богатства, хитрила, обманывала, питала ложные надежды. Все уже выстрадано, отмыто болотом слез, очищено ночными рыданиями в гулкой одинокой комнате, где по стенам бродят лишь отсветы другого мира, и собственный голос звучит, как последний приговор. (Херли)

Злая и острая вариация на тему «Бульвара Сансет» от режущего правду немецкого режиссера Фассбиндера. Вероника Фосс (Росель Зех) – яркая звезда кинематографа, которой на улице не дают прохода поклонники, в магазинах бесплатно отдают покупки, продюсеры и режиссеры рвут друг друга на части ради ее участия в их фильмах, сценаристы выстраиваются в очередь на ужин с ней, вся ее жизнь – это свет софитов, машина с утра на съемки и вечерние светские рауты в окружении знаменитостей. По крайней мере, так думает она. На самом же деле никто ее уже давно не помнит, продюсеры в ужасе прячутся по кабинетам, когда она прибывает на студию с очередным скандалом, муж-сценарист давно ее бросил из-за ее пристрастия к бурбуну и таблеткам, а в фильмы ее не берут уже давно по целому букету причин. Она живет в психиатрической клинике, в которую превратился ее дом, так как врач, ради квартиры, угощает ее периодически морфием. Но тут ее обыденное скатывание на дно внезапно окрашивается появлением человека, который в нее влюбляется по-настоящему. Но он и не подозревает, в сердце какой трясины он шагает, так энергично размахивая руками. В основе сюжета фильма лежит реальная история немецкой актрисы Сибил Шмитц, которая не смогла пережить без душевных ран революции в кинематографе, и закончила свою жизнь в клинике, подсев на наркотики. Другой параллелью, особенно в отношении актрисы и ее продюсера, а также миром кино как таковым, является, конечно, персонаж фильма «Бульвар Сансет». Опять же, именно появление чужака из внешнего мира будоражит зыбкий мир иллюзий потерянной в своем мире списанной в тираж актрисы. Впрочем, Фассбиндеру мало оригинальной драматической завязки, и он расширяет мир персонажей своей картины за счет шикарной пожилой пары с памятью о концлагерях, едких журналистов, паразитирующих на человеческих трагедиях. Опять же, личностные переживания героев выходят за привычные рамки, умещавшиеся обычно в творческие терзания. Там, где Билли Уайлдер уделяет этому лишь скупые 5-6 минут, Фассбиндер разворачивает целую дополнительную сюжетную линию. Эмоционально фильм буквально пропитан болью одиночества, разочарованием непонимания, злостью на жестокость и циничностью людей, для которых яркий свет бессмертных творческих осколков прошлого – лишь запылившаяся фотография на стене, которую не успели вовремя подписать. Отсюда и вечный драматургический прием Фассбиндера, который всегда разрешает конфликты своих фильмов в пользу смерти и поражения, чувствуется наиболее уместным. Как художник, режиссер никогда не шел на компромиссы. Так и тут, или свет софитов и любовь зрителей, или холодная кровать и смертельная последняя дорожка. Один из самых известных, популярных и любимых фильмов Фассбиндера. И от этого еще более грустно, что фильм стал последним, который появился в мировом прокате при жизни режиссера. (M_Thompson)

Снятый нарочито на черно-белую пленку, фильм Райнера Фассбиндера «Тоска Вероники Фосс» словно противопоставляется кинематографическому романтизму, спускаемому с идеалистических небес на грешную землю. Любовь тут настолько бессильна, что неспособна противостоять даже не роковым стечениям обстоятельств, а самой обычно опиумной зависимости. Прообразом для главной героини стала знаменитая немецкая актриса Сибилла Шмиц, звезда которой закатилась после второй мировой. Обращенный в кинозал взгляд Вероники Фосс (Розель Цех) полон тоски – на экране она сама, в одной из лучших своих ролей. Воспоминания намерено освещены блеском сотен огней, символизирующих роскошь и славу – в настоящем актрисы лишь дождь и любопытные взгляды за спиной. Вероника предстает перед зрителем утомленной, до мозга костей светской, но так уставшей от постоянного внимания женщиной. Среди сотен людей едва ли найдется тот, кто не узнает великую актрису. Именно поэтому Веронику и привлекает скромный репортер Роберт (Хильмар Тате), увидевший в ней в первую очередь промокшую под ливнем женщину, которой нужна помощь. Для слабеющей духом морфинистки, неспособной отыграть даже эпизодическую роль, интеллигентный журналист является последней спасительной соломинкой, крохотным шансом вернуть себе нормальную жизнь, в которой моменты счастья не прерывала бы абстиненция. Скоротечный роман Роберта и Вероники изначально напоминает «игру в одни ворота», так как главным для актрисы в жизни остается морфий. Всего лишь спортивный обозреватель, маленький человек, отчаянно пытающийся вытащить стареющую актрису из плена на глазах у собственной любовницы, готовой ради любви к мужчине помогать собственной сопернице. И так вся лента пропитана безысходностью, тщетностью мухи, бьющейся о толстое кухонное стекло. Откровенно нелестный образ врачей так же опирается на реальные события. Хладнокровная и жестокая расчетливость невропатолога с весьма символичной фамилией Кац (всего лишь около десяти лет минуло после второй мировой, и запах дыма Треблинки еще витает в воздухе) являет собой не проявление неонацизма, а лишь подчеркивает человеческий цинизм, ведь недаром одной из жертв «убийц в белых халатах» становится старый еврей. Фассбиндер, затрагивая тему врачебной этики, бросает взгляд на нравы германцев в целом, развенчивая представления о том, что общественные проблемы ушли вместе с нацистами. Черно-белый цвет не позволяет отвлекаться на краски, концентрируя внимание зрителя исключительно на содержании ленты. Собирательный образ закатившейся дивы, игравшей в простой жизни роли всех женщин, а к старости неспособной создать себя даже через алкоголь и не менее обобщенный мелкий офисный работник, будни которого лишены ярких красок – такой предстает перед зрителем эта странная пара, в перспективы коей не верится изначально, хоть это и вопреки законам жанра. Обойдясь без звездных имен, режиссер сумел грамотно поставить драматургию фильма, создав характерные и «живые» образы. И кто-то может сказать, что все это лишь общие слова, но стоит только взглянуть на холодный взгляд Аннемари Дюрингер, сыгравшей роль доктора Кац, как по коже бегут мурашки. И так с каждой ролью – будь то пьяный Роберт или страдающая от ломки Вероника – ни капли наигранности. Вывод: Стилизованный под кино тридцатых, дабы лучше передать дух эпохи, этот фильм является, пожалуй, наиболее значимой работой Фассбиндера. Проблемы социального гниения в нем перекликаются с личной человеческой трагедией, а романтика тонет в наркотической трясине. (Eriksh)

comments powered by Disqus