на главную

451 ГРАДУС ПО ФАРЕНГЕЙТУ (1966)
FAHRENHEIT 451

451 ГРАДУС ПО ФАРЕНГЕЙТУ (1966)
#20611

Рейтинг КП Рейтинг IMDb
  

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Фантастика
Продолжит.: 112 мин.
Производство: Великобритания
Режиссер: Francois Truffaut
Продюсер: Lewis M. Allen
Сценарий: Ray Bradbury, Francois Truffaut, Jean-Louis Richard, David Rudkin, Helen Scott
Оператор: Nicolas Roeg
Композитор: Bernard Herrmann
Студия: Anglo Enterprises, Vineyard Film Ltd.
 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Julie Christie ... Clarisse / Linda Montag
Oskar Werner ... Guy Montag
Cyril Cusack ... The Captain
Anton Diffring ... Fabian / Headmistress
Jeremy Spenser ... Man with the Apple
Bee Duffell ... Book Woman
Alex Scott ... Book Person: 'The Life of Henry Brulard'
Mark Lester ... Second Schoolboy
Gillian Aldam ... Judoka Woman
Michael Balfour ... Book Person: Machiavelli's 'The Prince'
Ann Bell ... Doris
Yvonne Blake ... Book Person: 'The Jewish Question'
Arthur Cox ... Male Nurse

ПАРАМЕТРЫ частей: 1 размер: 1766 mb
носитель: HDD2
видео: 704x384 XviD 1798 kbps 23.976 fps
аудио: AC3 192 kbps
язык: Ru, En
субтитры: Ru, En
 

ОБЗОР «451 ГРАДУС ПО ФАРЕНГЕЙТУ» (1966)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

Безжалостный мир будущего. Безумное тоталитарное общество: все книги уничтожаются, их хранители и почитатели литературы объявляются вне закона...

Дома стали несгораемыми, а пожарные стали сжигателями книг. Чтение уже давно запрещено законом - как занятие, делающее людей несчастливыми. Пожарные сурово преследуют оставшуюся горстку чтецов-нелегалов. Молодой пожарный Монтэг не прочел за свою жизнь ни одной книги, но все же он вместе со своей бригадой безжалостно преследует книголюбов и не может понять, почему они так цепляются за ворох старой бумаги. По дороге с работы домой Монтэг знакомится с молодой учительницей Клариссой...

Фильм рассказывает об обществе, в котором чтение книг запрещено законом. Людей, хранящих книги, арестовывают, а книги сжигают так называемые «Пожарные». Главный герой, Гай Монтэг, работает Пожарным, но не хочет мириться с существующей идеологией.

В мире будущего дома строят из несгораемых материалов и запрещают любую печатную мысль. В этой вселенной усредненных величин героями становятся пожарные команды – они теперь не тушат огонь, а разводят его, предавая аутодафе книги, изъятые у сотен людей, не желающими мириться с новым порядком. Рядовой пожарный Гай Монтэг считал, что действует во благо общества. Но однажды не сжег всего одну книгу…

Экранизация одного из самых знаменитых произведений американского фантаста Рэя Брэдбери знакомит нас с пугающим миром будущего, где нет места людям мыслящим и чувствующим. Культура, свобода, отношения между людьми - все сошло на нет вместе с запретом книг. Техника вытеснила искусство, развлечения - общение. В пожарищах бесследно исчезают не только маленькие Вселенные на страницах книг, но и люди, которые еще помнят, что такое радость познания и красота рифм. 451 градус по Фаренгейту - и самовоспламеняется бумага, а сколько понадобится градусов, чтобы зажечь сердце героя протестом?

Мир будущего, в котором все письменные издания безжалостно уничтожаются специальным отрядом пожарных-огнеметчиков, а интерес к книгам и их хранение преследуются по закону. Сержант Монтэг (Оскар Вернер) слепо выполняет приказы по уничтожению литературы, но встреча с юной Клариссой (Джули Кристи) заставляет его переосмыслить свою жизнь. Он становится инакомыслящим - отщепенцем в тоталитарном обществе, читающем только комиксы...

Один из малоизвестных у нас фильмов выдающегося французского режиссера рассказывает о будущем, в котором книги сжигают, а на тех, кто их читает, ведут охоту. Люди, заучивающие книги наизусть, скрываются в лесах и горах для того, чтобы сохранить то немногое, что как-то оправдывает результаты многих других видов человеческой деятельности на нашей многострадальной планете. Несмотря на то, что картина была снята 30 лет назад, зрительный ряд только выигрывает, как становятся лучше со временем хорошие вина. Великолепное музыкальное сопровождение Бернарда Херрмана, прекрасные актеры. (Иванов М.)

ПРЕМИИ И НАГРАДЫ

БРИТАНСКАЯ АКАДЕМИЯ, 1967
Номинация: Лучшая британская актриса (Джули Кристи).
ВЕНЕЦИАНСКИЙ КИНОФЕСТИВАЛЬ, 1966
Номинация: Золотой лев (Франсуа Трюффо).
ПРЕМИЯ ХЬЮГО, 1967
Номинация: Лучшая драматическая презентация (Франсуа Трюффо, Хелен Скотт, Рэй Брэдбери, Жан-Луи Ришар).

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

«451 градус по Фаренгейту» (Fahrenheit 451) - научно-фантастический роман-антиутопия Рэя Брэдбери. Впервые роман был напечатан в журнале Playboy в 1953 году. Подробнее в Википедии - http://ru.wikipedia.org/wiki/451_градус_по_Фаренгейту.
451 градус по Фаренгейту (около 233 градусов по шкале Цельсия) - температура, при которой воспламеняется и горит бумага.
Трюффо говорил, что мечтал снять «451 по Фаренгейту» потому, что его всегда привлекала идея заставить актеров читать книги прямо в кадре.
Режиссер так загорелся идеей снять экранизацию романа, что начал писать сценарий, еще толком не освоив английский язык. Позже он признавался, что диалоги на английском казались ему очень корявыми, и больше предпочитал версию, дублированную на французский.
Николас Роуг (Nicolas Roeg), в будущем известный британский режиссер, был оператором картины.
По словам продюсера Льюиса М. Аллена, Трюффо вообще плохо знал английский, и на съемочной площадке по-французски говорили все - даже англичане Джули Кристи и Николас Роуг. Сам Аллен знал французский в пределах школьной программы, а вот монтажер Том Ноубл вовсе его не знал.
Первый цветной фильм Франсуа Трюффо и единственный, снятый на английском языке.
Съемки фильма заняли 93 дня (с 13 января по 15 апреля 1966 года).
Прежде чем Сирил Кьюсак получил роль капитана пожарной команды, на нее приглашали Лоуренса Оливье, Стерлинга Хэйдена и Майкла Редгрэйва.
По словам продюсера, это ему принадлежит идея отдать обе женских роли Джули Кристи. Идея пришла к нему в самый последний момент.
Роль Гая Монтэга должен был сыграть Теренс Стэмп. Льюис Аллен говорил, что Стэмп отказался от роли, так как посчитал, что Джули Кристи затмит его.
На роль Монтага также приглашали Пола Ньюмана, Жан-Поля Бельмондо, Шарля Азнавура и Питера О Тула. Говорят, также Монтгомери Клифт отказался от этой роли.
На съемках фильма Трюффо поругался с актером Оскаром Вернером, который до этого снялся у него в фильме «Жюль и Джим» (1962). Они долгое время не говорили друг с другом, а Трюффо явно не простил обиду, поместив фотографию Вернера в склепе для усопших в драме «Зеленая комната» (1978) - за шесть лет до настоящей смерти актера.
Оскар Вернер специально остриг волосы, и в финале его герой появляется коротко стриженым, тем самым, нарушая целостность сюжета. Таким образом Вернер мстил Трюффо.
По словам продюсера, юристы предлагали сжечь в фильме только те книги, чьи авторы уже давно ушли на тот свет, дабы не обидеть живых. Трюффо проигнорировал просьбу, поскольку считал, что каждый сожженный автор должен быть польщен, что его книга попала в фильм.
Трюффо сжег в фильме свои самые любимые книги. Продюсер иронично отмечал, что, возможно, Трюффо сам и бросал их в огонь.
Среди сожженных книг можно обнаружить произведения Рэя Брэдбери - «Марсианские хроники» и, собственно, «451 по Фаренгейту», а также «Нет орхидей для мисс Блэндиш» Д. Х. Чейза, «Лолита» Набокова, «Братья Карамазовы» Достоевского (на английском), «Капитанская дочка» Пушкина (на русском языке), «Дон Кихот», «Отелло», «Ярмарка тщеславия», «Мадам Бовари», «Алиса в стране чудес», «Алиса в Зазеркалье», «Каспар Хаузер», «Робинзон Крузо», «Жанна Д'Арк», «Жизнь и любовь», «Автобиография Чарли Чаплина», «Признания Айриш Ребел», «Над пропастью во ржи», «Луна и грош», «Мир Сальвадора Дали».
Пожарные кроме книг жгут журнал «Кайе дю синема», в котором работал Франсуа Трюффо. На обложке можно заметить кадр из фильма Годара «На последнем дыхании» (1960), для которого Трюффо написал сценарий.
Все титры в фильме не появляются на экране, а читаются вслух закадровым голосом. Это полностью соответствует идее нового мира, в котором нет места печатному тексту.
По сюжету фильм местами отличается от романа. Например, Кларисс выживает в фильме и в конце покидает город вместе с Монтэгом. Роль Фабера значимо уменьшена в фильме: он появляется лишь мельком в одной сцене как старый человек, спящий на скамейке в парке. В связи с тем, что фильм снимался в 1966 году, многие элементы жизни, описанные в книге, не присутствуют в фильме.
Премера: 6 сентября 1966 года (Венецианский кинофестиваль).
Слоганы: «What if you had no right to read?»; «Aflame with the excitement and emotions of tomorrow!».
Картина занимает 82 место в списке «100 величайших научно-фантастических фильмов всех времен» по версии ресурса TotalSciFiOnline.com.
Стр. фильма на сайте Rotten Tomatoes (англ.) - http://rottentomatoes.com/m/1007003-fahrenheit_451/.
Рецензия в New York Times (англ.) - http://nytimes.com/movie/review?res=9D02E6D91330E43BBC4D52DFB767838D679EDE.
Рецензия в Variety (англ.) - http://variety.com/1965/film/reviews/fahrenheit-451-1200421117/.
Рецензии (англ.): http://reflectionsonfilmandtelevision.blogspot.com/2008/06/cult-movie-review-fahrenheit-451-1966.html; http://homepages.sover.net/~ozus/fahrenheit.htm; http://seul-le-cinema.blogspot.com/2012/03/fahrenheit-451.html; http://screeningmovies.ch/2008/08/05/fahrenheit-451-science-fiction-klassiker-aus-den-60er/; http://moria.co.nz/sciencefiction/fahrenheit-451-%281966%29.htm; http://cinepassion.org/Reviews/f/Fahrenheit451.html; http://efilmcritic.com/review.php?movie=13485; http://hollywoodgothique.com/farenheit4511966.html; http://oldschoolreviews.com/rev_60/fahrenheit451.htm.
Люди-«живые книги», показанные в фильме, существовали в Советском Союзе - в системе советских лагерей запрет на некоторые книги «не той направленности» привел к тому что зэки заучивали те или иные произведения (стихи, Библия и пр.) наизусть, передавая в дальнейшем их содержание другим заключенным изустно.
В. А. Гиляровский в своей книге «Москва и москвичи» расказывает о московских пожарных сущевской части, на которых была возложена обязанность жечь запрещенные цензурой книги. И хотя Брэдбери вряд ли читал Гиляровского, для современных читателей достаточна очевидна парадоксальная межтекстовая связь между данными произведениями.
В 2002 году режиссер Курт Уиммер снял фильм «Эквилибриум» (Equilibrium) с Кристианом Бэйлом в главной роли. Сюжет фильма во многом перекликается с фильмом «451 градус по Фаренгейту». Так, например, в фильме «Эквилибриум» существует организация «Тетраграмматон», целью которой является подавление любых человеческих эмоций, и достигается она, помимо основного пути - приема препарата «Прозиум», путем уничтожения любого проявления искусства: книг, живописи, музыки, парфюмерии. Существует «Сопротивление» - отряд не подчинившихся идеалам «Тетраграмматона» людей, которые активно, но безуспешно, борются с правительством, пытаясь «вернуть» человечеству эмоции. Главный герой - клирик Джон Престон (Кристиан Бэйл), является лучшим сотрудником («клириком») организации «Тетраграмматон», сначала очень эффективно и быстро выявляет «эмоциональных преступников» и уничтожает их. Однако постепенно он становится все больше уверенным, что политика правительства неправильная, и постепенно переходит на сторону «Сопротивления».
Оскар Вернер / Oskar Werner (13 ноября 1922, Вена, Австрия - 23 октября 1984, Марбург, Германия) - австрийский актер театра и кино, исполнитель главных ролей в фильмах «451 градус по Фаренгейту», «Жюль и Джим», «Корабль дураков». Лауреат премии «Золотой глобус». Подробнее в Википедии - http://ru.wikipedia.org/wiki/Оскар_Вернер.
Джули Кристи / Julie Christie (род. 14 апреля 1941) - британская актриса, лауреат премий «Оскар», BAFTA и «Золотой глобус». Подробнее в Википедии - http://ru.wikipedia.org/wiki/Джули_Кристи.

Очень красивый, построенный на контрасте алого и смоляно-черного цветов, фильм для лирика Трюффо нехарактерен - он не то чтобы холодный, но очень умозрительный, бесполый. Трюффо даже решительно исключил из сценария любые намеки на роман Монтега и Клариссы: страсти сконцентрированы в сфере идей. Любовь к людям и особенно к женщинам Трюффо перенес на книги. Это не поза: он действительно был запойным читателем, страстным любовником литературы, в отличие, скажем, от Жан-Люка Годара, верившего в истинность только изображения и подозревавшего слова во лжи. Когда камера всматривается в горящие книги - от смешного букваря до Сартра - так пристально, что успеваешь прочитать текст, чувствуешь себя свидетелем не сожжения неодушевленных объектов, а смерти во всем ее трагическом величии. Впрочем, и здесь Трюффо позволил себе синефильский фокус: вместе с книгами горит фотография Анны Карина, жены и актрисы Годара, в гриме монахини. Да и зловещее повествование порой разбавлено приколами, напоминающими о временах немой "комической": то пожарные лихо съезжают по шестам, то бравый брандмайор (Сирил Кьюсак), симпатяга-фашист с манией величия, грозит пальцем грудному младенцу, в коляске которого обнаружил книгу. (Михаил Трофименков)

Неприятие технократического прогресса, нивелирующего индивидуальность, низводящего ее до элементарного "функционирования" и бездумного потребления того, что "дают" правители... Вот основной стержень фантастического фильма Франсуа Трюффо, поставленного по одноименному романа Рэя Брэдбери. Режиссеру великолепно удалось передать на экране стерильность мира будущей цивилизации, паническую боязнь ее рядовых граждан нарушить малейшие запреты (включая чтение и хранение книг, самостоятельное мышление и т.д.). Яркие, лишенные полутонов цвета, строгие костюмы, напоминающие военную форму, обустроенный всяческой машинерией быт... Лично я предпочитаю французские фильмы Франсуа Трюффо ("Украденные поцелуи", "Семейный очаг", "Жюль и Джим", "Последнее метро"). Они поставлены тоньше, изысканнее, эмоциональнее. Но роман Брэдбери диктовал иные правила игры. И Трюффо, по-моему, справился с этим неплохо... (Александр Федоров)

Фантастическая антиутопия. Этот фильм, созданный в Великобритании в 1966 году французским режиссером Франсуа Трюффо, мне довелось пересмотреть как раз перед наступлением 2000 года, отмеченного всей планетой в качестве «миллениума», хотя это был, на самом-то деле, последний год XX века и второго тысячелетия. Но все равно было приятно пересечь своеобразную границу эпох вместе с героями, по-старинному преданными печатному слову. Иногда полезно возвращаться к когда-то виденным лентам - не только для того, чтобы спустя десятилетия скорректировать свое мнение о том или ином кинопроизведении, которое, как и время, меняется: что-то утрачивает, а что-то, наоборот, приобретает. И благодаря давней картине вдруг постигаешь, как стремительно все изменилось вокруг нас - и то, что казалось далеким будущим, внезапно превратилось в ностальгическое прошлое. Так вот: смотря «451 по Фаренгейту» по второму разу, я не без изумления обнаружил, что воспринимаю фантастический фильм как своеобразное ретро. Дело не в том, что спустя два с лишним десятилетия после первого знакомства могли нахлынуть какие-то личные воспоминания о дорогой сердцу киноленте. Напротив, тогда работа Трюффо показалась излишне рассудочной, суховатой и эмоционально невысокой по температуре - может, из-за того, что была снята им на чужбине, на английском языке. Как ни странно, ныне она трогает сильнее - и именно ностальгически, вызывая чувство чего-то давно и безвозвратно утраченного. Наверно, объяснение следует искать в том, что во второй половине 70-х (а тем более - в год создания картины), несмотря на широкое внедрение телевидения, так называемая Гуттенбергова галактика представлялась еще вполне могущественной и владеющей умами читателей. Распространение видео и персональных компьютеров только-только начиналось за рубежом, а у нас и вовсе было в диковинку. О виртуальной реальности тогда даже и не слыхивали! Печатные страницы не были вытеснены на обочину всевозможными мониторами, книжный текст не превратился в телетекст или компьютерный файл. Вы скажете, что книги до сих пор имеют повсеместное хождение, и эта рецензия тоже напечатана на страницах данного издания… Но ведь она успела пройти стадию компьютерного существования, будучи набранной и запущенной в печать с использованием экранных форм деятельности. И мы все чаще общаемся с миром и другими людьми при помощи телевизора, видео, персонального компьютера, Интернета, виртуальной реальности - то есть познаем действительность через визуальные образы, а не при посредстве печатного слова. Само слово поневоле визуализируется в процессе экранной обработки реальности. Кстати, задолго до кибер-фильмов «Джонни-Мнемоник» и «Матрица» в финале «451 по Фаренгейту» люди, как бы ставшие книгами, выучив предварительно их наизусть, разве не являлись своеобразными файлами и микрочипами, живыми матрицами памяти, которые согласились переносить в собственном мозгу культурную информацию для грядущих поколений?! Но эта сцена с многоголосицей разных наречий, со снующими под неожиданным снегопадом людьми, которые твердят вслух любимые строки, закономерно звучит и пророчески, и утопически. Вряд ли найдется столько желающих запомнить для потомков целую книгу - да и нет, как теперь выясняется, в этом особой необходимости, когда Интернет заменяет всемирную библиотеку. На самом-то деле, еще в 60-е годы Франсуа Трюффо, большой любитель книг, но и одержимый синефил, угадал по наитию, что последние читатели - это как отверженные, чудаки и блаженные, люди не от мира сего, удалившиеся куда-то в заснеженные леса, прочь от цивилизации, где отныне властвует экран телевизора. А им на смену идут зрители-зомби, которые, не выходя из дома, с утра до вечера поглощают изображение 25 кадров в секунду. На один кадр больше, чем в кино. Но, кажется, что именно в этом «лишнем кадре» как раз и заложена зомбирующая программа, превращающая людей в роботов. Так что же - долой прогресс, поломаем все машины, подобно луддитам, вернемся назад к лучине и чтению рукописных книг, поскольку и печатный станок - будто дьявольское изобретение?! Однако в романе Рея Брэдбери и экранизации Франсуа Трюффо речь идет не о том, что надо изо всех сил противиться всему новому в истории человечества. В принципе, человек сам позволяет другим сделать себя послушным автоматом. И лично от него зависит: захочет ли он пренебречь разнообразными достижениями мировой культуры. Между прочим, даже не акцентируется внимание на том, что пожарный Монтаг, который беспрекословно уничтожал книги, а потом вдруг проявил любопытство и пристрастился к чтению, став одним из бунтарей, вообще умел читать, если раньше он только разглядывал комиксы, то есть картинки. Значит, эту подспудную тягу к слову можно принять за что-то инстинктивное, природное, изначальное. Ну да, это все та же жажда познания, стремление к неизведанному, а тем более - запретному. Не так уж важно, при какой температуре загораются книги, сколько кадров в секунду проходит перед зрителем, какое количество мегабайтов вмещает ваш персональный компьютер, а сколько гигабайтов - микрочип в мозгу очередного Джонни-Мнемоника. Сам носитель информации и ее пользователь определяет исключительно для себя - способен ли он воспринять то, что находится внутри: будь то книга, фильм, телевидеозрелище, компьютерный текст или виртуальная реальность. Вот почему для Франсуа Трюффо в ленте «451 по Фаренгейту» так важно одно лишь мимолетное словесное или экранное атрибутирование самых разных книг, подчас наиболее близких ему самому - от «Зази в метро» Раймона Кено до, например, журнала «Кайе дю синема». Последнее особенно трогательно для бывшего кинокритика. (Сергей Кудрявцев)

Пожарный Монтег по роду своей профессии занимается тем, что «стерилизует мозги»: сжигает книги и отлавливает тех, кто их читает или просто хранит у себя в доме. Книги находятся под тотальным запретом, поскольку заставляют людей думать о смысле жизни. Однажды Монтег знакомится с девушкой Клариссой, которая задает ему простой вопрос: «Вы счастливы?» В поиске ответа на него Монтег обращается к книге Диккенса, которую конфисковал во время очередной зачистки. Отныне слепой исполнитель аутодафе начинает выпадать из общего строя и скоро сам становится обвиняемым. В итоге Монтегу приходится бежать из мира всеобщей унификации. Так он оказывается в девственном лесу, где живут люди-книги. Каждый из них выучил наизусть и хранит в своей памяти одну книгу. Здесь есть «Критика чистого разума» Канта, «Государство» Платона, «Размышления» Марка Аврелия, «Откровения Иоанна Богослова». Уже в названии фантастического романа Рея Брэдбери, написанного в 1953-ем, обнажена его ключевая метафора: 451 градус по Фаренгейту - это примерно 250 по Цельсию, то есть температура, при которой воспламеняется бумага. По духу роман более всего напоминает антиутопию, перекликаясь главным образом с антитоталитарными фантазиями Джорджа Оруэлла. Желание экранизировать Бредбери пришло к Франсуа Трюффо еще до того, как он прочел роман. После продолжительного поиска денег удача улыбнулась режиссеру в лице английского продюсера. «451 градусов по Фаренгейту» - единственная его картина, поставленная за пределами родины и первая, снятая им в цвете. Но главная особенность заключается в том, что в тематическом и в стилистическом плане она явно выпадает из всего того, что Трюффо делал до и после. Роман Брэдбери дал ему возможность встать на защиту классической культуры и искупить личную вину перед книгами, которым он с детства предпочитал просмотры фильмов. И хотя сжигание книг казалось уделом военных режимов (что Трюффо уже отобразил при помощи хроникальных кадров в «Жюле и Джиме», показав как в 1933-м в Германии в массовом порядке литературу жгли нелюди в коричневых рубашках), агрессия средств массовой коммуникации привела к тому, что книги стали читать все меньше, задушив их изображением, звуками и просто вещами. Как настоящий творческий мазохист, Трюффо в большом количестве сжигает здесь свои любимые книги - «Лолиту», «Мадам Бовари», Марка Твена, Кафку, де Сада, Тургенева и Достоевского, биографию Чаплина и главный французский журнал о кино «Кайе дю Синема», не раз показывая, как загибаются, корчатся под огнем странички великого наследия. Однако он остается самим собой и позволяет себе шутить даже при таком трагическом раскладе: в финале один из людей-книг сообщает, что он - «Марсианские хроники» Брэдбери. По признанию режиссера, он попытался сделать здесь своего рода «антидайджест», смешав средневековую эпоху с Бондианой. Вот почему в фильме уживаются ультрасовременная монорельсовая дорога и старый бретонский сервиз, допотопные телефоны начала XIX и автоматически открывающиеся двери, за которыми прячутся люди-сомнамбулы, смотрящие холодным взором на телевизионных фантомов. Вместо очевидной брэдберовской аллегории «запрет на книгу – это посягательство на свободу» в фильме все же первостепенной становится совсем другая идея. Будучи проповедником сильных чувств, Трюффо больше всего боялся их атрофии или, хуже того, их исчезновения вместе с книгами (то есть классической культурой). Предупреждая об опасности окончательно утратить эмоции, он рисует здесь картину мира, где люди уже начали впадать в летаргическое состояние тотального довольства, проще говоря, превратились в потребителей-зомби. В итоге у Трюффо получилась не социальная фантастика, а скорее «поэтическая утопия» о людях-книгах. Они не пустые потребители, а одухотворенные и уникальные создания, поскольку каждый из них существует в единственном экземпляре той самой книги, которую выучил наизусть. Этот финал, искупающий безэмоциональность основной части фильма, позволяет Трюффо высказаться о своем личном отношении к культуре: чтобы не разорвалась связь времен, ее надо передавать как личный опыт. Во имя этого проекта режиссер, известный прежде всего как лирик, пожертвовал своим авторским стилем, поэтической реальностью и любимыми персонажами. Может, поэтому герои фильма выглядят чрезмерно замороженными и отстраненными, что ранее никогда не было свойственно Трюффо. Может, поэтому, «451 градус по Фаренгейту» поклонники режиссера, как правило, не относят к его достижениям. (Малоv)

Франсуа Трюффо - гений. Вместе с Рэем Брэдбери (тоже гений) и Бернардом Херрманом (тем более) соорудил одну из лучших фантастических лент. Ну и конечно, отличную экранизацию прекрасной книги. Которая, как ни странно, актуальна и сегодня. А если серьезно, то это даже здорово. Такая вот прививка для в целом нездорового больного общества. В картине показан мир, подозрительно напоминающий нашу с вами страну. Правда, мы еще не сжигаем пока книги, но читать их точно большинство из нас перестало. А Дом-2 заменил для многих прелести настоящей жизни. А ведь в книгах собрана многовековая человеческая мудрость. Или глупость. Кому как угодно. Интересен тот факт, что и представленная в картине позиция пожарных («Мама, мама, пожарные едут. Значит где-то будет пожар») по сути в чем то даже верна. Действительно, многие книги пишутся для удовлетворения потребностей своего эго. Но по мне лучше читать фантазии Кафки и Сартра, нежели Оксаны Робски, или, прости господи, Ксении Собчак. Общество деформируется, теряет душу, черствеет, если отказывается от книг. Главная функция книги - это воспитание и возможность удовлетворить тягу к знаниям (по крайней мере я это так понимаю), а подмена ее различными телешоу до добра общество не доведет. От них оно окончательно озвереет и отупеет. Это и понимает главный герой, которому тесно и душно в этом насквозь фальшивом мире. И для него книги становятся эквивалентом свободы, глотка свежего воздуха. Кстати, впоследствии книгой был навеян еще один фильм «Эквилибриум». Неплохой, но, конечно и близко не подошедший к оригиналу. А тема с телевизионным шоу была подхвачена и развита еще одним знаменитым писателем Стивеном Кингом в «Бегущем человеке» (отличный фантастический роман, жаль, что потом автор ушел несколько в иную сферу). В общем фильм, который можно смело рекомендовать для просмотра всем и каждому. Фильм не только наполнен смыслом, а также полон всяческих фильммейкерских штучек. А от прямого привета на экране Франсуа Трюффо Рэю Брэдбери я был просто в восторге. Замечательное кино. (ungodly)

Если есть на свете произведения одновременно и злободневные, и пророческие - то в первых рядах таких произведений, несомненно, «451 градус по Фаренгейту». И книга Брэдбери, и кинолента Трюффо. И как-то сами собой кино и книга в моем понимании объединились и воспринимаются неразрывно. Можно только поражаться тому, насколько точно подмечены основные тенденции развития культуры и информации в 20 и 21 веке. Несмотря на то, что сюжет создавался в пятидесятые годы прошлого столетия и по тем временам, безусловно, казался невероятной фантастикой, современный мыслящий зритель не увидит здесь ничего устаревшего и потерявшего ценности. Я подчеркиваю, что зритель должен быть мыслящим - ведь тем, кого массовая экранная культура и общество потребления уже превратили в некое подобие зомби, фильм будет интересен разве что на первых пора - и то из-за старых автомобильчиков и пожарных машин, которые могут показаться смешными. Самое страшное - что будущее «по Брэдбери» уже наступило - мы действительно живем у экранов телевизора или за монитором компьютера, мы не читаем книги, потому что они заставляют задуматься и причиняют переживания, мы искренне считаем, что «на войне погибают только чужие мужья». Поразительно, что уже за 50 лет до наших дней писательский ум Брэдбери подсказал ему печальную истину - людям «нового», «прогрессивного» поколения интереснее жить, бесконечно потребляя, механически действуя, абсолютно «отключив мозг» и не приходя в сознание. Стоит посмотреть этот фильм - и ужасаешься, насколько грандиозна и чудовищна пародия на современное общество, на современный уклад жизни. Мыслящие не нужны некому - ибо «мы обладаем знаниями, которые сейчас не выгодны». Поэтому на вопрос «почему Вы так поступаете?» нам проще всего ответить - «Потому что так надо. Это моя работа». И если кому-то вдруг покажется, что в фильме проблема гипертрофирована и преувеличена - я немедленно возражу. Причина банальна. Недавно моя двоюродная сестра, студентка колледжа, сказала мне примерно следующее: «Книги - это старомодно! Да и кому они нужны? Это же просто бред сумасшедшего…». И знаете, мне показалось, будто я слышу голос начальника пожарной службы из «451 градуса»… А значит история повторяется. И кто может предугадать, что будет дальше - станем ли мы заучивать книги и шагать вместе с ними на костер или предпочтем сидеть перед огромным телевизором в уверенности, что экран и есть истинная жизнь? (veter-veter)

Чудесная и трогательная экранизация знаменитого романа Рэя Бредбери, пожалуй, что лучшая в своем роде. Дело в том, что Трюффо, как и Годар в своем «Алфавилле», не стал слишком ломать голову и бюджет на тему фантастических эффектов и декораций, и снял все в почти обычной форме – одежда и прически того времени, дома и улицы. Разве что, то тут, то там несколько футуристична расцветка действия. Но, в целом, именно реализм спас фильм от резкого устаревание. Он не выглядит так нелепо, как многие sci-fi картины того времени выглядят сейчас. Сюжет фильма достаточно близок к книге, по крайней мере, есть много картин, которые гораздо дальше удалены от первоисточника. Ну, из больших изменений, выжила Кларисс, разве что. А Трюффо настолько проникся оригиналом Брэдбери, что не только снял фильм без единого титра, но и рискнул сделать это на английском языке, с американскими актерами (Джули Кристи, Джереми Спенсер), американскими операторами, композитором и творческим коллективом. И плевать, что сам Трюффо знал английский на уровне школьной программы, это не мешало ему попытаться написать диалоги на этом языке. Хотя сам он позже несколько расстраивался, мол, можно было и получше сделать. Над этой картиной работал также знаменитый Бернард Херрманн, композитор, который сделал музыку для, наверное, самых известных хичкоковских картин - «Психо» и «К северу через северо-запад». Они там что-то не поделили и Херрманн ушел к Трюффо, который в свою очередь, был без ума от хичкоковских работ. Да и в самом съемочном коллективе не обошлось без конфликтов. Франсуа разругался в пух и прах с главным актером фильма – Оскаром Вернером, которого он уже снимал в фильме «Жюль и Джим» (это светловолосый Жюль как раз). Оскар так разобиделся, что коротко постригся, и конец фильма снимали уже с новой прической. Что, впрочем, весьма смешно увязывается с сюжетом из фильма, когда по телевизору показывали, как остригают волосы всяким там хиппи. В целом, посыл картины примерно такой же, как и в книге. Да и атмосфера передана относительно точно. Мир, утративший книги и погрязший в телевидении, в следствие чего на глазах тупеющий и темнеющий. Люди сжигают книги, обливая их бензином. Кстати, есть версия, что в одной из сцен с подобной расправой, книги поджигал сам Трюффо, причем накидал в кучу свои самые любимые произведения, а также экземпляр журнала Cahiers du Cinema с годаровским фильмом на обложке. Не скажу, что картина сильно уж пронзила мое сердце. Местами, все-таки, действительно нелепо все это выглядит, да и не испытываю я такие уж фетишистские эмоции от созерцания книг (спокойно могу читать и в электронном виде), но, на секунду представил, как сжигают dvd с моими любимыми фильмами и сердечко, знаете, екнуло так. (M_Thompson)

comments powered by Disqus