на главную

КРУПНАЯ РЫБА (2003)
BIG FISH

КРУПНАЯ РЫБА (2003)
#40031

Рейтинг КП Рейтинг IMDb
  

ИНФОРМАЦИЯ О ФИЛЬМЕ

ПРИМЕЧАНИЯ
 
Жанр: Фэнтези
Продолжит.: 125 мин.
Производство: США
Режиссер: Tim Burton
Продюсер: Bruce Cohen, Dan Jinks, Richard D. Zanuck
Сценарий: Daniel Wallace, John August
Оператор: Philippe Rousselot
Композитор: Danny Elfman
Студия: Columbia Pictures, Jinks/Cohen Company, The Zanuck Company, Tim Burton Productions

ПРИМЕЧАНИЯпять звуковых дорожек: 1-я - дубляж (Невафильм / Blu-Ray CEE); 2-я - проф. закадровый многоголосый перевод (вариант 1); 3-я - проф. закадровый многоголосый (вариант 2); 4-я - авторский (Ю. Сербин); 5-я - оригинальная (En) + субтитры.

 

В РОЛЯХ

ПАРАМЕТРЫ ВИДЕОФАЙЛА
 
Ewan McGregor ... Ed Bloom - Young
Albert Finney ... Ed Bloom - Senior
Billy Crudup ... Will Bloom
Jessica Lange ... Sandra Bloom - Senior
Helena Bonham Carter ... Jenny - Young / Jenny - Senior / The Witch
Alison Lohman ... Sandra Bloom - Young
Robert Guillaume ... Dr. Bennett - Senior
Marion Cotillard ... Josephine Bloom
Matthew McGrory ... Karl the Giant
David Denman ... Don Price - Age 18-22
Missi Pyle ... Mildred
Loudon Wainwright III ... Beamen
Ada Tai ... Ping
Arlene Tai ... Jing
Steve Buscemi ... Norther Winslow
Danny DeVito ... Amos Calloway
Deep Roy ... Mr. Soggybottom
Perry Walston ... Ed Bloom - Age 10
Hailey Anne Nelson ... Jenny - Age 8
Grayson Stone ... Will Bloom - Age 6-8
R. Keith Harris ... Ed's Father
Karla Droege ... Ed's Mother
Zac Gardner ... Zacky Price - Age 10
John Lowell ... Don Price - Age 12
Darrell Vanterpool ... Wilbur - Age 10
Miley Cyrus ... Ruthie - Age 8
Joseph Humphrey ... Little Brave
Morgan Grace Jarrett ... Will's Date
Sallie Hedrick ... Pretty Girl
Charles McLawhorn ... Mayor
Frank Hoyt Taylor ... Sharecropper
Savanna James ... Little Girl
Billy Redden ... Banjo Man
James DeForest Parker ... Shotgun Toter
Russell Hodgkinson ... Some Farmer
Don Young ... Shephard
Jayne Morgan ... Townsperson
David Ramsey ... Townsperson
Greg Hohn ... Townsperson
Zach Hanner ... Cashier
George McArthur ... Colossus
Jeff Campbell ... Jump Leader
Lawrence Sykkmon ... Chinese Emcee
Bonnie Johnson ... Teller Woman
Howard Houston Jr. ... Piano Student
Joanne Pankow ... Heavy Set Nurse
Trevor Gagnon ... Will's Son
Jacob Radford ... Kid
Karlos Walkes ... Dr. Bennett - Young
Cathy Berry ... Lobster Woman
John Fugate ... Side Show Barker
Daniel Wallace ... Econ Professor
Metz Duites ... Ventriloquist
Vincent J. Ybiernas ... Asian Officer
Barry C. Harvard ... Chicken Plant Operator
Edward Aldag ... Municipal Dump Owner
Michael Garnet Stewart ... Auctioneer
C. Alan Rawlins ... Pretty Man
Jake Brake ... Old Zacky
Bevin Kaye ... River Woman

ПАРАМЕТРЫ частей: 1 размер: 6137 mb
носитель: HDD4
видео: 1280x694 AVC (MKV) 4500 kbps 23.976 fps
аудио: AC3-5.1 640 kbps
язык: Ru, En
субтитры: Ru, Ua, En
 

ОБЗОР «КРУПНАЯ РЫБА» (2003)

ОПИСАНИЕ ПРЕМИИ ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ СЮЖЕТ РЕЦЕНЗИИ ОТЗЫВЫ

Эдвард Блум прожил удивительную жизнь, полную невероятных приключений - или, по крайней мере, так он рассказывает. Сейчас Эд на пороге смерти, и его сыну Уиллу предстоит разобраться, где в его историях правда, а где вымысел...

Умирает отец, о жизни которого сын хочет узнать как можно больше, собирая истории о нем. Сын пытается воссоздать ускользающую жизнь отца в серии легенд и мифов, которые тот придумывает на основе разрозненных фактов. Взлеты и падения в жизни человека в итоге предстают в неожиданном ракурсе...

Уилл Блум (Билли Крудап), несколько лет таивший обиду на отца Эда (Альберт Финни) за привычку рассказывать о своей жизни красивые небылицы, узнает о его внезапных осложнениях со здоровьем. Приехав навестить родителя в больнице, Уилл пытается, пока не поздно, наладить отношения... (Евгений Нефедов)

Американский журналист Уилл Блум, работающий в Париже, узнает, что его отец Эдвард при смерти, и приезжает с ним проститься. Они никогда не ладили с отцом, парень всегда считал его болтуном и любителем приврать. Теперь им предстоит за несколько часов научиться понимать друг друга. Уилл хочет, чтобы отец снова рассказал ему историю своей жизни, но правдивую историю, без небылиц. Отец начинает рассказ, повествуя о своих фантастических приключениях: знакомстве с великаном, сиамскими близнецами, ведьмой со стеклянным глазом, корейской войне. Минуты утекают, и Уилл по мере приближения смертного часа начинает все больше верить отцу. Оказывается, что в хвастливых рассказах было гораздо больше правды, чем он предполагал. Финальную главу жизни своего отца он расскажет ему сам...

ПРЕМИИ И НАГРАДЫ

ОСКАР, 2004
Номинация: Лучший оригинальный саундтрек (Дэнни Элфман).
БРИТАНСКАЯ КИНОАКАДЕМИЯ, 2004
Номинации: Лучший фильм (Брюс Коэн, Дэн Джинкс, Ричард Д. Занук), Премия им. Дэвида Лина за достижения в режиссуре (Тим Бертон), Лучший адаптированный сценарий (Джон Огаст), Лучшая мужская роль второго плана (Альберт Финни), Лучшая работа художника-постановщика (Деннис Гасснер), Лучший грим/прически (Жан Энн Блэк, Пол ЛеБлан), Лучшие визуальные эффекты (Кевин Скотт Мак, Сет Мори, Линдси МакГоуэн, Пэдди Изон).
ЗОЛОТОЙ ГЛОБУС, 2004
Номинации: Лучший фильм (комедия или мюзикл), Лучшая мужская роль второго плана (Альберт Финни), Лучший оригинальный саундтрек (Дэнни Элфман), Лучшая песня (Эдди Веддер / «Man of the Hour»).
АКАДЕМИЯ ФАНТАСТИКИ, ФЭНТЕЗИ И ФИЛЬМОВ УЖАСОВ, 2004
Номинации: Лучший фэнтези-фильм, Лучший актер (Альберт Финни).
ДАВИД ДОНАТЕЛЛО, 2004
Номинация: Лучший иностранный фильм (Тим Бертон).
ГРЭММИ, 2005
Номинация: Лучший саундтрек к фильму, телевидению или другим визуальным медиа (Дэнни Элфман).
АМЕРИКАНСКОЕ ОБЩЕСТВО СПЕЦИАЛИСТОВ ПО КАСТИНГУ, 2004
Номинация: Премия «Artios» за лучший подбор актерского ансамбля в художественном фильме (драма) (Денис Чэмиан).
ПРЕМИЯ «МОЛОДОЙ АКТЕР», 2004
Номинации: Лучший семейный художественный фильм (комедия или мюзикл), Лучшая роль в художественном фильме (актриса в возрасте 10 лет и младше) (Хейли Энн Нельсон).
КИНОПРЕМИЯ «ЖОРЖ», 2005
Номинация: Лучший развлекательный фильм.
ВСЕГО 69 НОМИНАЦИЙ.

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ

По мотивам романа Дэниела Уоллеса (род. 1959 https://en.wikipedia.org/wiki/Daniel_Wallace_(author) http://danielwallace.org/) «Big Fish: A Novel of Mythic Proportions» (1998 https://en.wikipedia.org/wiki/Big_Fish:_A_Novel_of_Mythic_Proportions в рус. переводе - «Крупная рыба»).
Книга Уоллеса еще до выхода фильма стала бестселлером. Название роману Уоллес придумал, вспомнив любимое выражение своего отца, коммивояжера: "Он часто говорил, что никогда не хотел бы быть большой рыбой в маленьком пруду".
Читать роман «Крупная рыба»: https://royallib.com/book/uolles_deniel/krupnaya_riba.html; http://www.e-reading.club/book.php?book=58608; http://loveread.ec/view_global.php?id=38120; https://knijky.ru/books/krupnaya-ryba; https://www.litmir.me/bd/?b=28487; http://booksonline.com.ua/view.php?book=31318.
Сценарий Джона Огаста (род. 1970 https://en.wikipedia.org/wiki/John_August https://johnaugust.com/): https://johnaugust.com/2004/big-fish-script; https://www.scripts.com/script/big_fish_290.
Предполагалось, что режиссером картины станет Стивен Спилберг (он собирался пригласить Джека Николсона на роль пожилого Блума), однако из-за большой загруженности Спилберг отказался от проекта.
Юэну МакГрегору (род. 1971 https://en.wikipedia.org/wiki/Ewan_McGregor) предложили роль Эда, после того как продюсеры заметили поразительное сходство между ним и Альбертом Финни (1936-2019 https://en.wikipedia.org/wiki/Albert_Finney) в молодости.
Съемочный период: 13 января - начало апреля 2003.
Бюджет: $70,000,000.
Место съемок: Ветампка, Монтгомери, Талласси, Лоундсборо, Дитсвилл, Милбрук, Праттвилл, Молтон (Алабама, США); Париж (Франция). Фото, инфо (англ.) - http://www.movie-locations.com/movies/b/Big-Fish.php.
Наземные транспортные средства, показанные в картине - http://imcdb.org/movie.php?id=319061 и самолеты - http://www.impdb.org/index.php?title=Big_Fish.
Оружие в фильме - http://www.imfdb.org/wiki/Big_Fish.
Хелена Бонем Картер (род. 1966 https://en.wikipedia.org/wiki/Helena_Bonham_Carter) была беременна во время съемок. С октября 2001 Хелена находилась в фактическом браке с Тимом Бертоном (род. 1958 https://en.wikipedia.org/wiki/Tim_Burton), с которым она познакомилась на съемках «Планеты обезьян». Их первый ребенок Билли Рэймонд Бертон родился 4 октября 2003 (ровно за 2 месяца до премьеры фильма). В декабре 2014 Бертон и Картер "дружно расстались".
Первая американская картина в фильмографии французской актрисы Марион Котийяр (род. 1975 https://fr.wikipedia.org/wiki/Marion_Cotillard). Будучи большой поклонницей Бертона, актриса тщательно готовилась к роли.
Автор романа «Крупная рыба» сыграл в фильме эпизодическую роль профессора экономики.
Мэттью МакГрори (1973-2005 https://en.wikipedia.org/wiki/Matthew_McGrory http://www.matthewmcgrory.com/), - исполнитель роли Карла-Великана, являлся обладателем самой большой ступни в мире (размер обуви 29.5 US) и гигантского роста (2 м 29 см). МакГрори умер от сердечной недостаточности через полтора года после премьеры фильма.
Сцены, где слон испражняется во время грез Эда не было в сценарии, но создатели картины решили оставить этот непредвиденный эпизод.
Для создания образа ведьмы гримерам понадобилось около пяти часов.
Когда герой Стива Бушеми (род. 1957 https://en.wikipedia.org/wiki/Steve_Buscemi) показывает Эду свое незаконченное стихотворение, можно увидеть почерк Тима Бертона.
В картине есть отсылки к лентам: «Цирк» (1928 ); «Волшебник страны Оз» (1939 ); «Отныне и во веки веков» (1953 ); «Земляничная поляна» (1957 ); «8 с половиной» (1963 ); «Доктор Живаго» (1965 ); «Бонни и Клайд» (1967 ); «Валерия и неделя чудес» (1970 https://www.imdb.com/title/tt0066516/); «Избавление» (1972 ); «Монти Пайтон и священный Грааль» (1975 ); «Сияние» (1980 ); «Зловещие мертвецы» (1981 https://www.imdb.com/title/tt0083907/); «Леди-ястреб» (1985 https://www.imdb.com/title/tt0089457/); «Большое приключение Пи-Ви» (1985 https://www.imdb.com/title/tt0089791/); «Бэтмен» (1989 https://www.imdb.com/title/tt0096895/); «Эдвард руки-ножницы» (1990 ); «Бэтмен возвращается» (1992 https://www.imdb.com/title/tt0103776/); «Кошмар перед Рождеством» (1993 https://www.imdb.com/title/tt0107688/); «Экстази» (1999 https://www.imdb.com/title/tt0139239/); «Бойцовский клуб» (1999 ); «О, где же ты, брат?» (2000 ); «Тайны Смолвиля» (сериал, 2001-2011 https://www.imdb.com/title/tt0279600/); «Идентификация» (2003 https://www.imdb.com/title/tt0309698/).
Саундтрек (Sony Classical SK 93094): 1. Man Of The Hour - Pearl Jam; 2. Dinah - Bing Crosby; 3. Everyday - Buddy Holly; 4. All Shook Up - Elvis Presley; 5. Five O'clock World - The Vogus; 6. Ramblin' Man - The Allman Brothers Band; 7. Let's Work Together - Canned Heat; 8. Pictures; 9. Big Fish (Titles); 10. Shoe Stealing; 11. Underwater; 12. Sandra's Theme; 13. The Growing Montage; 14. Leaving Spectre; 15. Return To Spectre; 16. Rebuilding; 17. The Journey Home; 18. In the Tub; 19. Sandra's Farewell; 20. Finale; 21. End Titles; 22. Jenny's Theme; 23. Twice the Love (Siamese Twins' Song) - Bobbi Page & Candice Rumph. [Tracks 8-22 Composed By Danny Elfman].
Информация об альбомах саундтреков: http://www.soundtrackcollector.com/catalog/soundtrackdetail.php?movieid=62947; https://www.soundtrack.net/movie/big-fish/.
Кадры фильма, фото со съемок: https://www.moviestillsdb.com/movies/big-fish-i319061; https://www.blu-ray.com/Big-Fish/18104/#Screenshots; https://www.moviepilot.de/movies/big-fish-der-zauber-der-ein-leben-zur-legende-macht/bilder; https://outnow.ch/Movies/2003/BigFish/Bilder/; https://www.yo-video.net/fr/film/554bda25f1fc002a8f0edc1f/affiches-photos/; https://www.cinemagia.ro/filme/big-fish-pestele-cel-mare-5292/imagini/; https://moviescreenshots.blogspot.com/2019/01/big-fish-2003-part-1.html, https://moviescreenshots.blogspot.com/2019/01/big-fish-2003-part-2.html, https://moviescreenshots.blogspot.com/2019/01/big-fish-2003-part-3.html, https://moviescreenshots.blogspot.com/2019/01/big-fish-2003-part-4.html; https://www.famousfix.com/topic/big-fish/photos?pageno=2.
Цитаты: https://citaty.info/movie/krupnaya-ryba-big-fish; http://citaty.vvord.ru/citaty-k-filmu/Krupnaya-ryiba/ и текст фильма: http://cinematext.ru/movie/krupnaja-ryba-big-fish-2003/; http://vvord.ru/tekst-filma/Krupnaya-ryiba/.
Ошибки в фильме (фр.) - http://www.erreursdefilms.com/sf/voir-toutes-les-erreurs-film-Big-Fish-BIGF.html.
Премьера: 4 декабря 2003 (Нью-Йорк).
Слоганы: «An adventure as big as life itself» («Приключения длиною в жизнь»).
Трейлер: https://youtu.be/D0kiS4ROWkQ; https://youtu.be/M3YVTgTl-F0; https://youtu.be/hTbc67fBeIw; рус.: https://youtu.be/gtanOohh48E; https://youtu.be/pSMKP6V7yaw.
Официальная стр. фильма - https://www.sonypictures.com/movies/bigfish.
Обзор изданий картины: https://www.blu-ray.com/Big-Fish/18104/#Releases; http://www.dvdbeaver.com/film/DVDReviews5/bigfish.htm.
О фильме в каталоге Американского института киноискусства - https://catalog.afi.com/Catalog/moviedetails/62274.
«Крупная рыба» на Allmovie - https://www.allmovie.com/movie/v290352.
На Rotten Tomatoes у фильма рейтинг 75% на основе 219 рецензий (https://www.rottentomatoes.com/m/1127787_big_fish).
На Metacritic «Крупная рыба» получила 58 баллов из 100 на основе рецензий 42 критиков (https://www.metacritic.com/movie/big-fish).
Картина входит в список «Лучшие фильмы 21-го века» по версии сайта They Shoot Pictures.
Рецензии: https://www.mrqe.com/movie_reviews/big-fish-m100002760; https://www.imdb.com/title/tt0319061/externalreviews.
Сцена «под водой» из «Крупной рыбы» спародирована в мультфильме «Сезон охоты» (2006 https://www.imdb.com/title/tt0400717/).
Видео: Как снимает Тим Бертон - https://youtu.be/LziSwLhJCYo.

Жизнь и удивительные приключения Эдварда Блума - человека, который побеждал великанов, завоевывал сердца красавиц, строил деревни и однажды поймал самую большую рыбу во всей Алабаме. Первая настоящая экранизация, сделанная Тимом Бертоном - с меньшей, чем обычно, визионерской удалью и, возможно, не идеально подходящим режиссеру материалом, но с множеством, тем не менее, прекраснейших деталей. («Афиша»)

Юбилеи декабря: Великие фильмы, которые стоит пересмотреть. [...] «Крупная рыба». Главный сказочник наших дней Тим Бертон решился предпринять особое путешествие, экранизировав роман Дэниела Уоллеса «Крупная рыба. Роман мифологических пропорций», и показать, что же такое фантазия, вымысел и как они соотносятся с реальностью. На этот раз его мир населен великанами, сиамскими близнецами, гигантскими рыбами (воображаемыми, конечно). Но материальная реальность важна тут не меньше. Знаменитая сцена, где главный герой пытается завоевать сердце любимой девушки, притащив к ее порогу все нарциссы, которые смог найти, снималась без малейшего компьютерного вмешательства. Съемочная группа потратила несколько дней, чтобы посадить живые цветы - так важно было Бертону в этой сказочной, завиральной истории опираться на что-то настоящее. Герой фильма, пытающийся помириться со своим отцом, который всю жизнь только и делал, что рассказывал несусветные небылицы, - это в каком-то смысле сам Бертон. Двумя годами ранее погиб отец режиссера, а его мать умерла всего за месяц до того, как Бертон начал съемки. Позже он рассказывал, что работа над фильмом имела для него «по-настоящему катарсический эффект». [...] (Анна Закревская, «КиноПоиск»)

Нет, весь я не умру. Фантастический приключенческий фильм на основе романа «мифологических пропорций». Состарившийся коммивояжер Эдвард Блум (Альберт Финни) вечно рассказывает всем одну и ту же историю - о том, как ловил на обручальное кольцо крупную рыбу. Его сыну, зануде-клерку Уиллу Блуму эта история порядком надоела - надоела, на самом деле, настолько, что после свадьбы, на которой старик повторяет ее вновь, Уилл перестает с ним общаться. Длится семейный кризис три года - до тех пор, пока Эдвард не оказывается прикованным к кровати - становится ясно, что рассказывать сказки ему осталось недолго. Чувствуя приближение конца, Эдвард берется за дело с двойной энергией - и начинает пересказывать Уиллу и его супруге (Марион Котийяр) всю свою страшно увлекательную, хоть и неправдоподобную жизнь. Фильм, изначально рассчитанный на Стивена Спилберга, из-за его занятости в других проектах снял Тим Бертон со всей его любовью к изображению абсурдного, невозможного, преувеличенного и спецэффектам. Очень удачное стечение обстоятельств - основная идея фильма вполне могла бы быть написана самим Бертоном - хорошего рассказчика «крупной рыбой» делает сила его воображения, а не правдивость его историй. И, конечно, настоящий художник никогда до конца не умирает. Цепочка невероятных приключений интересна, но скорее развлекает зрителя, чем по-настоящему увлекает его. Картина снята по роману Дэниела Уоллеса и была номинирована на множество наград, но в итоге получила совсем немного. (Лена Хвостова, «Кино Mail.ру»)

Это уже второй фильм Тима Бартона о фантазерах, безудержу сочиняющих небылицы. Тим Бартон, который всю жизнь сам сочинял небылицы, преклоняется перед фантазерами любых калибров. Он снимает шляпу перед Эдвардом Вудом, которого скучные люди окрестили "худшим режиссером всех времен и народов". Он преклоняется перед простыми коммивояжерами, - вроде героя "Большой рыбы", - лишь бы те фонтанировали всякими выдумками. Как и "Эд Вуд", это реалистический, по своей сути, фильм. Но, как и любой фильм Бартона, в нем есть волшебство. В Голливуде за волшебство отвечают спецэффекты. В "Большой рыбе" спецэффектов много, но они не разрушают "реалистической" канвы и служат только для иллюстрирования рассказываемых героями баек. В картине показан конфликт поколений. Молодой Уилл Блум, являющийся профессиональным сочинителем историй (он их сочиняет за деньги), никак не может понять своего отца, редкостного враля, который приукрашивает каждый момент своей жизни без всякого на то повода. Такая нерациональность выбешивает сына, особенно когда он умоляет папашу быть с ним откровенным до конца, сказать хотя бы раз в жизни чистую правду. "Да, да", - отвечает старый Блум и снова начинает врать, причем врать бессмысленно, так, что очевидно каждому, что перед ним вранье: какие-то великаны, сиамские близнецы, оборотни... Это послужило причиной тому, что целых три года Уилл и Эд не общались. Однако, смерть примиряет всех, со всем и навсегда. Узнав, что отец при смерти, Уилл едет на малую родину. Перед зрителем проходит жизнь Эда в его собственной сказочной интерпретации, а Уиллу предстоит окончательно смириться с этой интерпретацией... хотя он и попытается предпринять небольшое расследование. Фильм Бартона показывает, как настоящее американское упорство (а Эд был всегда упорным малым) и труд все перетрут: в конце концов, небылицы Эда вытеснят правду из реальности минувших лет. В умах знавших его людей жизнь Эда станет такой, какой он ее себе представлял. Он так и останется для всех людей, кто его знал, человеком, который водился с ведьмами, прожил кучу времени в городе-мираже, работал в цирке под началом директора-оборотня и пережил множество невероятных приключений. Это фильм о торжестве фантазии над серой обыденностью. Он несколько скучноват - по причине выбранной режиссером сентиментальной интонации, но необыкновенно позитивен и жизнеутверждающ: настоящий бальзам на израненные сердца трепачей. Кроме того, здесь очень обаятелен Юэн МакГрегор, сыгравший молодого Эда Блума. Оценка: 3,5/5. (Владимир Гордеев, «Экранка»)

Долгожданное возвращение главного сказочника и самого непредсказуемого фантазера современного кинематографа Тима Бертона после не то что неудачного, но просто бессмысленного, механического ремейка "Планеты обезьян" (2001). "Крупная рыба" - не просто киносказка, но символ веры Тима Бертона, декларация всемогущества фантазии, отказа от унылой, "обычной" жизни. Своего рода альтер эго режиссера - коммивояжер Эдвард Блум. При жизни он смертельно достал своих близких рассказами о чудесных приключениях. Сжалившись над умирающим стариком, вызванный к его смертному одру сын-яппи в последний раз выслушал все его байки. А на похоронах отца убедился, что, если все было и не совсем так, как батя рассказывал, то, во всяком случае, уж что-то невероятное в его жизни точно было. Был городок Мечта, где остановилось время и куда невзначай забрел юный Блум, когда сопровождал в большой город грустного великана, терроризировавшего его родную деревеньку. Была ведьма, заглянув в глаз которой можно было увидеть собственную смерть. Был великий поэт, написавший всего одну строку, а затем переквалифицировавшийся последовательно в грабителя банков и миллионера с Уолл-стрит. Был оказавшийся одиноким верфольфом хозяин бродячего цирка, где подрабатывал Блум. Были сиамские сестрички, спасенные Блумом из коммунистического Китая. И так далее, и тому подобное. Причем Блум каждому из них успел сделать в жизни что-то хорошее, дать немудреный, но спасительный совет, на работу пристроить в конце концов. В общем, "Крупную рыбу", неуловимо напоминающую телефильмы Марка Захарова, упрекнуть не в чем: добрая сказка, хотя порой и слишком назидательная, но скрашенная фирменным бертоновским хулиганством. Тем не менее фильм вызывает все возрастающую и возрастающую неловкость. Беда не в том, что Бертон, словно растеряв за последние годы веру в способность создавать убедительные и самодостаточные визуальные образы, словно устроил в финале зрителям переэкзаменовку: "Вы все поняли? Поняли, что надо делать людям добро и вам воздастся сторицей? Поняли, что надо грезить и фантазировать?" А для этого сделал в фильме два практически идентичных финала. Сначала все фантастические спутники жизни Блума провожают его в последний путь в грезе, которую он переживает совместно с сыном, а потом - в "реальности", на сельском кладбище. Когда даже самые добрые чувства так вколачивают в голову десятидюймовыми гвоздями, всегда неприятно. Ну, ладно: повторение - мать учения. Но сам образ чуда в "Крупной рыбе" катастрофически отличается от привычного европейского представления о волшебстве. Чудеса, которые совершает Блум, сугубо американские: прагматичные, рациональные, бухгалтерские какие-то. Чудо - это совет поэту поиграть на бирже, контракт, устроенный китайским певичкам, наконец, простите за тавтологию, это купчая на город Чудо, подписав которую Блум спас его от гибели. Там, где европейскому или русскому сказочному герою потребовались бы меч-кладенец, сапоги-скороходы или скатерть-самобранка, американскому хватает чековой книжки. (Михаил Трофименков, «Коммерсантъ»)

«Кое-что здесь не очень походит на правду, а многого и вовсе не было». Эта цитата точнее всего выражает сущность бестселлера Дэниела Уоллеса «Крупная рыба: Роман мифических пропорций» и поставленного по его мотивам фильма Тима Бертона. Роман и фильм повествуют о жизни некоего Эдварда Блума, который в общем и не человек даже, а какой-то ходячий фейерверк историй одна фантастичнее другой; его автобиография - словно живое существо, которому в сердце всадили вечный двигатель, как Карлсону в причинное место пропеллер. Жизнь этого удивительного человека началась с прыжка из чрева матери прямо в дверь операционной, а оттуда - в другой конец коридора. В детстве Эдвард встречается с ведьмой на болоте и видит в ее стеклянном глазу свою смерть. В юности - спасает родной город от великана Карла, питавшегося в основном овцами местных жителей. Отправившись вместе с этим великаном в путешествие, он по дороге попадает в заколдованный город Spectre (у нас переведен как Мираж), где круглый год прохладное лето, а времени нету вовсе. Дальше кривая судьбы заносит Эдварда в цирк, где он три года работает на коротышку-оборотня Дэнни ДеВито, чтобы узнать имя и адрес девушки, в которую влюблен. Во время Корейской войны он бежит из вражеского тыла на китобойном судне в Россию, потом на барже - на Кубу, а уж оттуда - на грязном каноэ в Майами, причем помогают ему сестры - сиамские близнецы. Из года в год старый Эдвард Блум рассказывает историю, как в момент рождения сына поймал огромного сома (играющий Эдварда Блума в старости Альберт Финни сам-то невероятно напоминает этого большого и легендарного речного обитателя) и заставил того выплюнуть обручальное кольцо, проглоченное когда-то. Его сын Уилл знает наизусть бесчисленные отцовские байки, начиная от истории с кольцом, без которой не обходится ни один день рождения, и заканчивая обстоятельным повествованием о том, как в Техас пригнали айсберг, чтобы растопить его на питьевую воду, но на беду в этот айсберг оказался вморожен здоровенный мамонт. Блуму-младшему все эти россказни давно уже стоят поперек горла, но в один прекрасный момент он возвращается к умирающему от рака отцу, о котором ничего по большому счету не знает, и вдруг - на очередном витке родительского сочинительства - обнаруживает, что эти истории - правда... Ну хотя бы отчасти. «Крупной рыбой» эксцентричный сказочник Тим Бертон вернулся в лоно готического комикса, из которого был когда-то извлечен, чтобы сделать идиотически-пустопорожний ремейк старой доброй «Планеты обезьян». Но вернулся - «повзрослевшим», остепенившимся, мягким, далеким от радикализма «Бэтмена», «Эдварда Руки-ножницы» и «Сонной Лощины» (не говоря уж об экранизации вкладышей из коробок с сухими завтраками - «Марс атакует!»). У Бертона уже был опыт создания биографической драмы - «Эд Вуд»; но то был опыт во многом не от мира сего, герметичный для непосвященных и слегка визионерский. Теперь Тим Бертон вывел в свет добротную и достаточно сентиментальную семейную драму, где две магистральные линии - сказочная/цирковая/готическая и реалистически-воспитательная - неплотно пригнаны друг к другу и живут зачастую каждая своей жизнью. Мораль выводит в одну сторону, а любовно выписанные карлики и великаны - совсем в другую. Однако в любом случае это качественно сделанное кино. (Vlad Dracula, «Киноафиша»)

При первом просмотре фильм показался мне, каюсь, затянутым, сусальным и несколько претенциозным в совмещении невымышленных реалий с фрагментами, в которых воображение режиссера уносилось в заоблачные дали. Раздражало не столько расхождение стилистики «Крупной рыбы» и прежних постановок Тима Бертона, сколько невольное сравнение (естественно, в пользу Боба Гейла!) с бесподобной «Трассой 60» (2002), которая, в отличие от близкой по духу работы конкурента1, была выпущена в США сразу на видео- и DVD-носителях. Но тем радостнее оказалось открытие недооцененной картины спустя годы... Любопытно, что кинодраматург Джон Огаст прочел книгу Дэниела Уоллеса «Крупная рыба: роман о сказочных пропорциях» еще в рукописи, за полгода до публикации, осуществленной издательством Pandher Books 1-го октября 1998-го, и тут же убедил чиновников Columbia Pictures приобрести права на экранизацию. Первоначально сценарий предлагался Стивену Спилбергу, однако есть высокая справедливость в том, что проектом заинтересовался Бертон, переживший, по грустному стечению обстоятельств, примерно такой же сложный период в жизни, как Уилл Блум. Перед Билли Крудапом стояла сложная задача - показать, как персонаж, повзрослевший, но по-прежнему сердящийся на родителя, собирает волю в кулак и пытается, поборов устоявшиеся с детства предубеждения, разобраться, что в его рассказах было правдой. Главным итогом проведенных изысканий станет, как постепенно догадываешься, не установление фактов как таковых, а постижение той высокой истины, что фантазия чуть ли не более подлинна, чем так называемая объективная действительность. И сын с готовностью и радостью включается в увлекательную игру, позволяя исполниться пророчеству, узренному Эдом в стеклянном глазу одноглазой ведьмы. Фильм глубоко трогает утонченным лиризмом, замечательно, как всегда, переданным в музыке Дэнни Элфмана, неизменного единомышленника Тима. Но за важной и даже, хочется сказать, универсальной тематикой отношений отцов и детей2, иногда - непростительно поздно понимающих, что никого ближе на свете все равно нет, проглядывает еще более значимый аспект произведения. Как и Гейл, Бертон ненавязчиво, не забывая о спасительном юморе (правда, более тонком, граничащем с незлобивой иронией), знакомит зрителя с магическим мировосприятием, которым интуитивно владеет Эд. В «приключении, огромном, как сама жизнь» (если воспользоваться рекламным слоганом), он обнаруживает редкостную открытость души, не удивляясь ни встрече с великаном, ни городу-призраку, околдовывающему залетных гостей, ни пройдошливому директору цирка, оказывающемуся оборотнем, ни... поэту-романтику, вдруг преображающемуся в банковского грабителя и следом - в дельца с Уолл-стрит. Авторы словно призывают отвлечься (хотя бы на время сеанса!) от привычных стереотипов сознания, допустив «крамольную» мысль о том, что необъятная Вселенная полна чудес, непостижимых разумом, предпочитающим иметь дело с упрощенными схемами и грубыми интерпретациями. Нечто подобное мелькает и в Послании к Римлянам (глава 12, стихи 1-2), отсылка к которому содержится в остроумном эпизоде спонтанного - для Блума - налета на финансово-кредитное учреждение. Неправдоподобно крупная - сказочных пропорций - рыба воспринимается изумительным символом манящей мечты, лишь осуществив которую, человек вправе считать, что не напрасно пришел в этот лучший из миров. Авторская оценка: 7/10.
1 - При бюджете $70 млн. кассовые сборы составили $122,9 млн., из которых больше половины пришлось на национальный кинопрокат. 2 - Мотив усиливает ожидание Уиллом рождения первенца. (Евгений Нефедов)

Рассказы бывалого рыбака. Клевое кино Тима Бертона. В "Крупной рыбе" человека с цветочной фамилией Блум и характерным для героев Бертона именем Эдвард играет отнюдь не Джонни Депп, на чьем лице лежит печать осведомленности о грустной стороне жизни. Здесь больше подходит лучезарный Юэн МакГрегор, чья неисправимо добрая и наивная физиономия сразу вызывает у тебя какое-то дурацкое умиление, от которого трудно отделаться и на протяжении фильма, и долгое время после, а когда оно наконец проходит, хочется вернуть его обратно. Такая просветленная интонация "Крупной рыбы" дает основания сравнивать ее героя с блаженным Форрестом Гампом, однако Эдвард Блум пусть ненамного умнее, но значительно обаятельнее. Хотя в начале он предстает довольно вздорным и эгоистичным старикашкой (Альберт Финни), который весь фильм лежит, как рыба на берегу, и хватает ртом воздух. Можно, конечно, написать прямо, что он медленно умирает от рака, но к тому, что происходит с героем в конце, слово "смерть" мало подходит. Так же мало, как слово "жизнь" подходит к его воспоминаниям, в которых все вранье от первого до последнего слова. Вот младенец выпрыгивает из материнского чрева и скользит по больничному полу, как непригорающий утюг из рекламного ролика, который никто не в силах остановить. Старшеклассник выигрывает футбольный матч, конкурс школьных научных открытий, выносит песика из горящего дома, облагораживает терроризировавшего город великана, уезжает из маленького родного города в большой и попадает практически в рай - город-мираж, все жители которого ввиду необычайной мягкости травы ходят босиком, а ненужные ботинки развешивают на веревочке. Не укоренившийся в раю человек-цветок три года работает в цирке не за деньги, а за информацию о любимой девушке, чье сердце покоряет, обагрив кровью десять тысяч нарциссов, высаженных у нее под окном. Счастливый жених, получив повестку, идет служить в армию и десантируется прямо на концерт корейской военной самодеятельности, когда певица с двумя общими ногами, но и с двумя разными туловищами поет о том, что ей нужен "дважды мужчина". Все это старый Эдвард Блум рассказывает своему противноватому недоверчивому сыну (Билли Крудап), с детства ненавидящему папашины бредни хуже рыбьего жира. Но сыновне-отцовские отношения в "Крупной рыбе" неинтересны в силу своей реалистичности - это такая невзрачная рамочка, оттеняющая великолепие картинок, нарисованных безудержным воображением героя. В общем-то неважно, кто кого в итоге переупрямит: сын, исповедующий журналистскую честность, заставит отца сознаться во вранье и заткнуться, или отец перевербует сына в фантазеры. Разумеется, второе неизбежно, как восход солнца, заглядывающего в освещенную синеватым мертвенным светом больничную палату именно в тот момент, когда в сыне наконец пробуждаются гены вранья и он довольно умело для начинающего рассказывает отцу байку про его побег из больницы. В общем-то вся "Крупная рыба" и есть история побега от действительности. Эдвард Блум мечет, как икру, выдумку за выдумкой, превращая обыденные события из удачно, можно даже сказать, образцово сложившейся жизни простого американского человека в сказочные приключения. Тем самым гражданин, идеально вписавшийся в социум и заглотивший все приманки, которыми общество соблазняет отдельную личность, одним лишь усилием фантазии превращается в скользкую рыбу, которую мир ловил, но не поймал. (Лидия Маслова, «Коммерсантъ»)

Люди не любят сухие факты. Их больше устраивает, когда факты сбрызнуты соусом подробностей, особенно если те - пикантные. Иную же историю можно залить таким потоком, что становится трудноуловимой ее суть, сиречь то, из чего она исходит - из обычного «Однажды я поймал во-о-от такую рыбу». Можно рассказать, как вытащил себя за волосы из болота, и факт сей никак не может быть подан сухим. Люди не любят несусветных фантазеров. Они придумали для них определение, рифмующееся с рядом игровых видов спорта, они говорят порой, что фантазеры эти - не от мира сего. Вот и Уильям Блум своего отца за это недолюбливал: отцы - они же обычно такие строгие, такие ответственные. А что делать, есть отец - больший ребенок, чем он сам? Отчаявшись перевоспитать «старого дурака», не соответствовавшего никаким стереотипам, сын на три года вычеркнул его из своей жизни. Форрест Гамп говорил людям чистую правду, причудливым оказывалось лишь ее восприятие обычными людьми. Уильям Блум олицетворяет обычное восприятие причудливых историй: на первый раз - любопытствующее, на второй - снисходительное, на третий и последующие - раздраженное. Эдвард Блум всю жизнь делал причудливыми обычные истории, украшал разноцветными мульками-брюльками самую серую рутину. Не всем окружающим, надо полагать, это его свойство приходилось по душе, но и тех, кто любил и уважал его, набралось за прожитую в этой стихии жизнь немало. Каким образом он при всем при этом умудрялся прилично зарабатывать - вопрос, конечно, интересный, но не для этого раза. Можно только догадываться, что же именно в его россказнях было вымыслом, что - правдой. В конце концов, преувеличивать склонны все - каждый когда-то был лучшим бейсболистом и лучшим футболистом - но не всем дано делать это так изящно. А правда - она и в самом деле присутствовала: в концовке фильма зритель узнает, что и гигант-акромегал действительно существовал, хотя и был поменьше, чем в рассказах Эдварда, и счастливый городок, и двойняшки-кореянки, и поэт-финансист, и прочие герои. Предваряет же концовку рассказ уже не самого Эдварда Блума, а той, что долго и безответно его любила. Рассказ этот - чистая правда, но сколько в ней от фантазии Эда! Тут уж поневоле находишь удачным и даже логичным вариант с превращением некогда маленькой девочки Дженни в ведьму со стеклянным глазом, живущую на болоте. А как иначе, если к тому моменту бесповоротно очарован происходящим на экране? И слава богу, что фильм снял не Спилберг с Николсоном в главной роли. Джокер Николсон, как-никак, присвоил себе большую часть шарма «Бэтмена», и было бы даже обидно вместо харизмы нового героя Эдварда Блума в очередной раз открыть для себя харизму суперзвездного Джека Николсона. Тот-то, конечно, справился бы с этой ролью, и Спилберг справился бы с режиссурой, и фильм не стал бы от этого хуже. Он стал бы только менее удивительным. Чем именно Тим Бертон больше подходит фильму, так это тем, что у него, как и у Эдварда Блума, бесполезно просить сдержанности. Отрыв - так на полную катушку! «Но Тим Бертон, к сожалению, допускает ряд более значимых стилевых просчетов, особенно в «современных эпизодах», относящихся к самому концу жизни Блума, когда он уже должен умереть и все никак не хочет признаться сыну, в чем откровенно привирал, а в чем был абсолютно правдив» - эти строки известного критика только подтверждают правдоподобие фильма. Уилл, завзятый прагматик, также до последнего ждал от умирающего отца этих самых «откровенно» и «абсолютно», но в итоге проникся-таки очарованием его фантазии. Да и нелепо было бы требовать от отца на смертном одре отречься от прожитой жизни, которая так была ему в радость. Если неистощимое воображение Эдварда Блума и было его слабостью, то это слабость, превращенная им в достоинство. Не всем дано так любить жизнь, так наслаждаться ею. (Георгий Герасимов)

Что кинокритики смотрят фильмы раньше обычных зрителей на специальных пресс-показах - это всем известно: иначе как бы они (мы) писали рецензии, рекомендации, отвязные ругательства, панегирики и т.п. А вот что такое зрительный зал, состоящий целиком из кинокритиков, вы вряд ли представляете: это самый трудный зал, с неподатливой, недоверчивой, прямо-таки неподъемной аудиторией. И вот именно такой зал недавно смеялся на все лады: зрители хихикали, улыбались, фыркали, гоготали, громко, много, едко, умильно, наивно, язвительно, восхищенно, шепотом (чтобы не пропустить поворот сюжета, трюк или следующую реплику). И я смеялась (или просто сидела с постоянной до неприличия улыбкой удовольствия на лице) в зале «Стрелы», где эти очень специфические зрители смотрели «Крупную рыбу» Тима Бертона. Комедию? Но не только. Мелодраму? Иногда даже слишком. Притчу? Честно говоря, и без нее не обошлось. Эдвард Блум всю жизнь рассказывал о своих приключениях невероятные, увлекательные, смешные истории. О крупной рыбе, которую он поймал на золотое обручальное кольцо, о том, как увидел свою смерть в правом глазу ведьмы из дома на болоте, о том, как спас родной город от обжоры-великана, о том, как выкрал сверхсекретный план в китайском штабе во время войны, о городе Мираж, о поэте-брокере, о двух певицах - сиамских близнецах... Но все эти истории жутко надоели его сыну, который разозлившись даже не разговаривал с отцом целых три года, а перед его смертью и рождением собственного сына решил хотя бы разобраться, что же из всего этого было правдой. В своем небольшом расследовании он успел почувствовать себя детективом, но не это оказалось важным. Эдвард Блум - это барон Мюнхгаузен из штата Алабама, находчивый и упрямый, весело рассказывающий о своих подвигах и переделках. И если Мюнхгаузен из фильма Горина-Захарова говорит, что он «славен не тем, что летал или не летал на Луну, а тем, что не врет!» То про Блума можно сказать: Эдвард Блум замечателен не тем, что поймал или не поймал крупную рыбу, и не тем, что не врет, а тем, что замечательно рассказывает! Блум (и Бертон) рассказывает (и показывает) истории (начиная с титров) так, что чувствуешь себя ребенком, первый раз услышавшим, как можно достать самого себя из болота за косичку: увлекательно, невероятно и правдоподобно (двух часов в кинозале не замечаешь). Старый Блум (Альберт Финни) оказывается самозабвенным и трогательным рассказчиком, а молодой Блум (Юэн МакГрегор) - отличным комиком в духе Чарли Чаплина, безрассудным романтиком вроде Фанфана-Тюльпана или бескорыстным чудаком, смахивающим на Форреста Гампа. Вместе с МакГрегором (а может даже больше него) в фильме чудят и удивляют Стив Бушеми (поэт-брокер), Хелена Бонем Картер (ведьма), Денни де Вито (директор цирка и оборотень в одном лице). Команда (от сценариста и режиссера до компьютерных графиков) постаралась придумать такие же невероятные, как истории, визуальные трюки для их воплощения: и пусть теперь доказывают, что в Алабаме нет гигантских сомов и прыгающих пауков, прекрасного города Мираж, жители которого ходят босиком, потому что не собираются из него уходить, а де Вито не оборотень - лично я не поверю! Режиссер оживил истории Блума и убедил нас, как тот своего прагматичного сына (смотрите фильм, подробностей не выдам), в главном: удовольствие от хорошо рассказанной истории (хорошо снятого фильма) важнее каких-то там истин и правд. И хотя финал истории получился слишком слащавым (еле удерживаемое равновесие мелодрамы и пародии на нее все-таки рухнуло), но я напомню, что Бертон замечателен не финалами: в них он всегда рассиропливался - и в «Эдварде руки-ножницы», и в «Эд Вуде», и даже в «Марс атакует!». Бертон замечателен историями, снятыми смело, свободно и невероятно фантазийно. И захватывающая, буйно-фантазийная «Крупная рыба» - это фильм именно такого Бертона. А если я чего и приврала, то совсем немного и исключительно для удовольствия от рассказа (в духе этого самого Бертона). (Лера Бахтина)

Обман мистических пропорций. Для своей «Крупной рыбы» режиссер Тим Бертон нашел настоящего великана, сиамских близнецов и Юэна МакГрегора. Все в этом фильме - правда. Сказка - ложь, и в ней никакого намека. Умирающие отцы умирают навсегда, сыновьям остается только чувство вины: раздражались, не верили, не узнали, кем отцы были на самом деле. Так и остались в уютном детском мире, в котором родители - боги, их друзья - великаны, а соседки - ведьмы. Не прошли терапию, в общем. Герой «Крупной рыбы» (Big Fish) Уилл пытается, как может, пройти терапию своими силами. Его отец Эд Блум умирает, но и умирая, занимается тем, что всю жизнь делал лучше всего: рассказывает небылицы. О том, как в детстве увидел свою смерть в волшебном глазу ведьмы Хелены Бонем Картер, о том, как в юности спас свой город от злого великана по имени Карл, а потом Карл оказался добрым, но задумчивым, и они вдвоем пошли путешествовать. О том, как во время циркового представления Эд Блум увидел будущую жену, и весь мир вокруг него остановился, даже рассыпавшийся попкорн повис в воздухе. О том, как Эд Блум прыгнул с парашютом прямо в самое сердце коммунистического Китая, а там как раз шел концерт самодеятельности и оттуда ему помогли бежать сиамские близняшки-певички. О том, как Эд Блум продавал механические руки и грабил банк со Стивом Бушеми. В мировой литературе было два персонажа, которые с интересом выслушали бы Эда Блума: барон Мюнхгаузен и Сирано де Бержерак. Причем барон Мюнхгаузен в исполнении Янковского, потому что он, в отличие от книжного прототипа, никогда не врал, что доказано документально. Для российского зрителя «Крупная рыба» вообще оказывается фильмом о последних днях того самого Мюнхгаузена. Изысканная хлыщеватость молодого Янковского, правда, заменена на плакатную улыбку Юэна МакГрегора, сыгравшего Блума в юности. Внешне МакГрегор - идеальный Иванушка-дурачок, врун и прекрасный работник, хоть сейчас на красно-белые плакаты про пятилетку в три года. Пожилой Мюнхгаузен сопит, капризничает и все время спрашивает: а я рассказывал, как... «Рассказывал!» - с ненавистью перебивают его родные и близкие. Автобиографический роман Дэниела Уоллеса «Крупная рыба: роман мистических пропорций» у нас уже купили, скоро переведут. Мистические пропорции - это то самое, что всегда интересовало режиссера Тима Бертона, автора «Кошмара перед Рождеством», «Сонной лощины» и великих детских стихов, которые можно сравнить с бессмертным «Дети в подвале играли в гестапо» и с самыми мрачными фантазиями Чуковского. Бертон сочинил, в частности, меланхолическую историю о мальчике-устрице, съеденном папашей, и стишок о ребенке, у которого в глаза были вбиты гвозди, поэтому он неправильно украшал елку. Что родители могут сказать детям из разноцветного удушающего мира Тима Бертона, кроме «Сунь-ка ты лучше два пальца в розетку»? Что дети из мрачного серого мира Тима Бертона, недавно ставшего отцом, могут ответить родителям? Только одно: «Папа, скажи, все то, что ты мне рассказывал, - это правда?» Самое восхитительное в фильме - даже не картинка (представьте самый сказочный, невозможный и прекрасный кадр из Бертона и сделайте цвет поярче, интенсивность побольше, а волшебство поневыносимее), не припаркованная на дереве машина, не Джессика Лэнг с русалочьей улыбкой, лежащая в ванне в обнимку с Альбертом Финни. Не затерянный город, в котором все ходят босиком, и даже не будущая ведьма, а пока еще девочка Дженни (очевидно, та самая, из перевода Чуковского: Дженни туфлю потеряла, долго плакала, искала). Самое восхитительное - это великан Карл, актер Мэтью МакГрори, который на самом деле великан. Рост актера - 2 метра 29 сантиметров, а значит, никаких спецэффектов нет. А значит, в фильме все - правда. В общем, когда умирал Волшебник Изумрудного города, все стояли рядом и сильно плакали. А когда он умер, Элли, Тотошка, Лев, Железный Дровосек, остальные жители Изумрудного города - все они решили, что можно уже снять очки с зелеными стеклами, потому что Волшебника больше нет. Только Страшила протестовал, но его никто не послушал. Они сняли очки - а город действительно оказался из чистого изумруда. (Ксения Рождественская, «Газета.ру»)

Когда Эдвард Блум (Алберт Финни) на свадьбе собственного сына Уильяма (Билли Крудап) завел свою волынку, жених вспылил. Он сотни раз слышал байку о какой-то огромной рыбе, которая аккурат в момент его рождения проглотила папашино обручальное кольцо, а потом отдала его обратно. Уильям вообще не слышал от отца ничего, кроме фантастических россказней; по-хорошему, он не знал, кем на самом деле был человек, считающийся его родителем. Если верить на слово Блуму-старшему (Эдварда в молодости играет Юэн МакГрегор), то дело было так: сначала он стал героем в собственном городе; потом избавил родной населенный пункт от великана - ужасного на лицо и доброго внутри; потом увидел в бродячем цирке девушку, явно назначенную ему судьбой, и три года работал в том самом цирке, получая вместо зарплаты крупицы информации о ней; потом покорил ее миллионом желтых нарциссов под окном... Служил в армии, участвовал в ограблении банка, купил целый город и никогда не волновался. Потому что точно знал, когда и как умрет, увидев свое будущее в искусственном глазу соседской ведьмы. И под конец жизни доказал сыну, что все его байки - чистая правда. А когда пришла пора умирать, превратился в самую большую рыбу в Алабаме. Предсказывающий будущее стеклянный ведьмин глаз и пауки-попрыгунчики на глухой проселочной дороге; стеснительный великан-овцеед и коротышка хозяин шапито (Де Вито), с восходом луны оборачивающийся волком; сиамские близняшки-шансоньетки, мечтающие познакомиться с Бобом Хоупом, и механические руки-ножницы (а также руки-отвертки, руки - увеличительные стекла и руки-пюпитры), которыми торгует Блум-коммивояжер, - заранее кажется, что вся эта «кунштов камера» есть материал, как будто специально для Бартона придуманный. И можно авансом рассыпаться в благодарностях «умному сказочнику, в очередной раз подарившему нам целый фантастический мир». Но в реальности (как ни странно звучит это слово по отношению к создателю «Битлджюса» и «Кошмара перед Рождеством») все обстоит не так идиллически. «Крупная рыба» - первая настоящая экранизация, поставленная Бартоном («Сонная лощина» не в счет: от заявленной в титрах новеллы Вашингтона Ирвинга в фильме остались рожки да ножки). По собственному признанию, Бартон не прочел в детстве ни одной книги - их заменяли фильмы о монстрах, сначала чужие, по три штуки за сеанс, а потом и свои собственные. Вряд ли он сделал исключение для «Крупной рыбы» Дэниела Уоллеса, книги с подзаголовком «Роман мифических пропорций». Книги, наследующей американской литературной традиции, что берет начало в национальном фольклоре, а продолжается беллетризованными легендами того же Ирвинга и настоянными на одуванчиках хеллоуиновскими историями Рея Брэдбери. Мир этот Бартону если не чужд, то явно не совсем понятен - и уж тем более не так близок, как лаборатория Франкенштейна и замок Дракулы в допотопных фильмах ужасов студии Universal. Итог: фильм блестящий, но не ослепительный. И, несмотря на все порождения бертоновской фантазии, лишенный былой неповторимости: возьмись ставить «Крупную рыбу» Стивен Спилберг (как первоначально и планировалось), получилось бы ничуть не хуже. Более того, мог выйти лучший фильм в спилберговской карьере. Он точно не оставил бы ощущения неловкости, когда приходится тщательно подбирать слова, чтобы не обидеть некогда обожаемого, а сейчас просто-напросто уставшего режиссера-визионера. Николсон, которого Спилберг хотел взять на роль старого Блума, наверняка переиграл бы Алберта Финни по всем статьям. И постоянный спилберговский композитор Джон Уильямс сочинил бы не менее выдающийся саундтрек, чем постоянный бертоновский композитор Дэнни Элфман. Но в «Рыбе» Спилберга на сто процентов не было бы кота-сорвиголовы. Персонажа третьестепенного, эпизодического, бессловесного, но оправдывающего практически все. Кот - самый настоящий, с усами и хвостом. Он работает в цирке шапито и исполняет прыжок из-под купола на специально подставленную бархатную подушечку. Самый несусветный, опасный и восхитительный цирковой номер в мировой истории провоцирует абсолютно иррациональный восторг, похожий на те самые чувства, что вызывали когда-то фильмы Тима Бартона, от первого до последнего кадра. (Станислав Ф.Ростоцкий, «Афиша»)

"Есть рыбы, которые не могут быть пойманы. И это не потому, что они больше или быстрее других, просто они наделены чем-то особенным" - Эдвард Блум. Откуда берутся сказочники? Какой мятежный ген ответственен за дар сочинительства, или это вирус, передающийся на крыльях муз? Что заставило древнего человека, жизнь которого и так была нелегкой, придумывать истории про говорящих медведей и крылатых оленей? Вспомните свое детство. Наверняка был в нем забавный дедок, который и на Гитлера охотился, и на Луну летал, а заодно и сома поймал - в центнер весом. Подобных «чудиков» в России много. О них и Шолохов писал, и Шукшин. А теперь еще и Бертон кино снял. Своим главным героем он сделал жителя самого мистического американского штата - Алабамы. Ядовитые болота. Заросшие плющом усадьбы. Эти места просто созданы для чар и волшебства. Хэллоуин здесь круглый год, а люди рождаются с причудами. Эдвард Блум (Юэн МакГрегор) из их числа. С самого своего появления на свет с ним стали происходить невероятные события. Он увидел свою смерть, заглянув в стеклянный глаз местной колдуньи. Стал стремительно расти и сумел победить (точнее, уболтать) горного великана, а потом еще и отправился с ним путешествие. Он поймал самую большую рыбу в реке, сделав наживку из золотого кольца. Каждое мгновение вокруг Эда творились настоящие чудеса, но он, будучи человеком трезвым и решительным, смело смотрел в глаза любым флюктуациям. Единственная неприятность, с которой он не смог справиться - полное непонимание родного сына Уилла (Билли Крудап). Пока мальчик был маленьким, он с радостью слушал папины истории о циркаче-оборотне и сросшихся певицах. Но, взрослея, утратил способность верить в удивительное, и через некоторое время отцовские байки стали его попросту злить. Ведь из-за них Уилл не мог понять, кто его родитель на самом деле. Шли годы. Росла пропасть непонимания и отторжения, но неожиданно помогло несчастье. Эда хватил удар, и теперь Уиллу нужно попрощаться с отцом и послушать его последнюю историю. Смогут ли они стать снова близкими людьми? Отделить правду от вымысла? Да и нужно ли что-то делить? Интересно, какие эмоции испытывает человек, выполнивший свое предназначение? Становится ли ему страшно, или напротив - сердце наполняют неведомые, но такие радостные эмоции? Тим Бертон смог бы ответить на этот вопрос. Ведь он снял «фильм своей жизни». Своего «Форреста Гампа». Цикл замкнулся. Отрезок от Эдварда Руки-ножницы до Эдварда Блума. Первые несколько минут после просмотра чувствуешь себя оглушенным, отстраненным от мира реального. Сильнодействующие грезы. В горле еще стоит комок, а ты пытаешься упорядочить хаос, творящийся в голове. Красный автомобиль, висящий на дереве. Целое поле нарциссов. Голый Де Вито с палкой в зубах. Дымное сердце в небе. Это не та болезненная красота, знакомая нам по «Сонной лощине» или «Бэтмену». Нет, здесь все живое. В каждом кадре - солнце. Краски, как на детских рисунках. Чистые тона. Киноакварель. Такие колоритные персонажи. Бродячие артисты, словно из маркесовских «Ста лет одиночества». Китайские солдаты, следящие за выступлением товарища-чревовещателя. Жители заросшего изумрудной травой Идеального города. Рыба, превращающаяся в прекрасную женщину. Каждый эпизод рождает целые потоки ассоциаций. Видишь темный силуэт в глубине и сразу вспоминаешь «Сон Аризоны», следишь за историей любви Эда, а в ушах уже слышится песня Адамса из «Дона Жуана де Марко». Ну и конечно, постоянно сравниваешь фильм с «Форрестом Гампом», захаровским «Мюнхгаузеном» и феллинивским «Амаркордом». Сравниваешь и радуешься - нет, тут все совсем иначе. Мир у Бертона особый. Первоначально «Крупную рыбу» должен был снимать Спилберг, но потом планы переменились и сценарий достался Тиму. От этого мне особенно радостно, ведь именно Бертон сумел снять чарующую фантасмагорию. Причем обойтись без традиционного мрака и без любимого Деппа. Вместо него на главную роль был приглашен «солнечный» МакГрегор, продолживший линию, начатую еще в «Мулен Руж». Юэн взял образ наивного поэта и раскрасил его новыми красками. Сделал его менее опереточным, но более драматичным. Трудно в одной рецензии отразить все свои впечатления от увиденного, а серьезно поразмыслить, разобраться во всех иносказаниях и аллюзиях - тем более. Надеюсь, что мои коллеги помогут мне в этом нелегком деле. Скажу одно, после просмотра - поет сердце и ликует душа. Это для меня самый главный критерий качества. «Крупная рыба», по моему мнению, лучший фильм года. Оценка: 9 из 10. (Алексей Копцев, «SQD»)

Гениальность. Так уж странным образом получилось, что на неделе были пересмотрены "Почти знаменит", "Форрест Гамп" и "Кошмар перед Рождеством". Если смещать эти фильмы и тщательно взболтать, получится коктейль под названием "Крупная рыба". Люди, делавшие его, разбираются в кинокулинарии на твердую пятерку. Я никогда не кричал: "Эй, скажите этому чудаку в берете, что он снял дрянное кино про обезьян. Пускай вернется и все переделает!" Кто ждал, тот дождался. Мистер Тим Бертон, я присягаю вам на верность. Как же все прекрасно и легко! Уж не знаю, что сотворила с этим гениальным человеком Хелена Бонем-Картер, но он напрочь забыл о мраке и, распустив крылья, выдал на суд зрителя роскошный цветуще-пахнущий фильм. Имя этому фильму - великолепие. Почему-то очень часто мы раздражаемся, когда наблюдаем или слышим такое понятие, как "великая американская мечта". Прямые улицы, ровные, похожие друг на друга домики, белый частокол, лестница с резными перилами, а на стене - фотографии всех членов семьи и подборка под условным названием "взросление наших детей". Но создается такое впечатление, что единственные фильмы, в которых так активно рекламируется american splendor, и от которых зрителя не одолевает резкое расстройство желудка - это произведения Тима Бертона. Великого Мистификатора Бертона. Декорации? Костюмы? Разве мы ждали меньшего? Забудьте. В фильмах папы Бэтмена это не принято. Если уж ты в его команде, то делаешь не просто хорошо и красиво - ты делаешь эталонно и монументально. Кто там за камерой? Вздохните свободно - Филипп Русло не просто так гордо носит буковки a.s.c. Человек, который получил "Оскара" за "И катит река воды свои", уведя его из-под носа Робера Фресса с "Любовником", равно хорош как на открытом пространстве, так и в интерьерах. Достаточно вспомнить "Опасные связи", "Мери Райли" того же Фрирза, "Генри и Джун", "Королеву Марго" или уж более поздние "Интервью с вампиром" или "Народ против Ларри Флинта". Удивительно, что его нет в номинантах на "Оскар" за прошлый год. К сожалению, совершенно не запоминается Элфман. А быть может, потому и не запоминается, что его музыка здесь похожа на стрекотание крыльев Тинкербелл или Зеленой феи из лурмановского "Мулен Ружа!" Веселая, красивая, прозрачная, легкая, но слишком бесхитростная, без малейшей изюминки. Как-то даже странно, что Дэнни - и не сработал на ура. А вот людей, ответственных за кастинг, упрекнуть не в чем. Более сбалансированного актерского ансамбля не наблюдалось, наверное, со времен "8 женщин". Феноменальное сходство Ломан и Лэнг так впечатляет, что если бы мы не знали обладательницу "Оскара-94" в лицо, запросто могли бы подумать, что над звездой "Великолепной аферы" отлично потрудились гримеры. Хелена Бонем-Картер одинаково хороша как в образе старой колдуньи, так и в роли восемнадцатилетней девушки. И если ранее бывшую выпускницу Вестминстерской школы зрители знали и уважали исключительно за роли в исторических фильмах (трижды играла у Джеймса Айвори и по разу у Дзефирелли и Лилианы Кавани), то после "Бойцовского Клуба", "Женщин, говорящих непристойности" и "Крупной Рыбы" практически любой образ, созданный ею - настоящее, хоть и маленькое, событие. Билли Крудап. Тот вариант, когда вроде и не играет особо, но и не задумываешься "кто мог бы лучше?" Отлично вписывается и подтверждает статус чертовски приятного мужчины, созданный в картине "Почти знаменит". О Марион Котийяр, играющей в фильме беременную жену героя Крудапа, сначала думаешь плохое - мол, создана только для того, чтобы вечно играть чьих-то подружек (что ж делать, если все только "Такси" и смотрели) да полфильма валяться в ночнушке. Так ведь пока и не требуем большего. Очень, очень... очень милая девушка. А о Бушеми, водящем хороводы, можно вообще написать не одну страницу. Впрочем, одну претензию к специалистам по кастингу найти (точнее, придумать) все-таки можно. Очень уж хочется видеть всех, вообще всех мало-мальски хороших актеров и актрис в этом - что ну ладно, авансом - шедевре. Пускай хоть в секундных эпизодах. В самом фильме есть фраза, вынесенная в цитату: "Мы оба рассказчики - я говорю, ты пишешь". Не задумывались, почему Бертон - отличный режиссер? Да уж не потому ли, что он именно рассказывает историю? Вспомните своих преподавателей в ВУЗах. Ведь только тот заинтересует своим предметом, кто не по бумажке прочитает, а действительно расскажет. Забудьте про сценарий. Выйдите за рамки. Развернитесь в каждом кадре. Не надо фактов. Наврите. Сделайте нам от себя. Расскажите свою историю. И ведь найдется кто-нибудь, кто скажет о сходстве всех фильмов Бертона. А ведь и правда, сходство есть. В гениальности. (Александр Cинькевич, «КГ»)

Крупная рыба клюет! «Мюнхгаузен знаменит не тем, что летал или не летал, а тем, что не врет», - сказал о себе герой всем известного фильма. Эту вечную историю фантазера, вдохновенного человека, который никогда не врет, что бы там ни думали окружающие, нам уже показывали не раз и под всяким соусом - от веселых приключений до утонченной рефлексии вокруг грубости мира и возвышенности творческой души. В «Крупной рыбе», верно, можно найти отголоски той же вечной и благодарной темы, со своим уровнем погружения и своими ценностями. Пожилой, но пышущий оптимизмом человек Эдвард Блум рассказывает близким невероятные истории о своей жизни, задором не уступающие полету на ядре, а упорством - вытаскиванию себя за волосы из болота. Все слушают раскрыв рты, но, конечно, есть и сомневающиеся - собственный сын Эдварда Блума сердит и обижен на отца за его бесконечную болтовню и за навязчивое полагание себя в центр мира. Его отец - большой человек, если верить этой болтовне, но где же правда, где за фантазиями реальность? Сын пытается разглядеть, каков отец на самом деле, без этой фантастической мишуры. Но тот продолжает свои истории - он именно таков, каким представляет себя, это его жизнь, самая настоящая. «И если ты этого не понял, то изъян в тебе». Так зритель и путешествует весь фильм - вместе с неунывающим парнем Эдвардом Блумом по страницам его жизни. Истории «большого человека» в меру наивны, милы и забавны. Эдвард Блум, на «слабо» явившийся к ведьме со стеклянным глазом, что показывает осмелившимся в него заглянуть их собственную смерть, обращается к зловещей старухе с потрясающей простотой: «Меня зовут Эдвард Блум. Нас очень интересует глаз». Эдвард Блум, с такой же подкупающей искренностью впервые заговоривший с девушкой, своей будущей женой: «Меня зовут Эдвард Блум. Я люблю Вас». Блум, покоривший сердце ужасного великана. Блум, спасающий город Мираж. Блум, охотящийся на рыбу-зверя. Блум - крупная рыба. Блум - Большой Человек. Собственно, фильм весь строится на ощущениях от этих историй, на забавном диалоге со зрителем, и подробно рассуждать тут о практической, материальной стороне дела не имеет большого смысла. В фильме почти нет модных нынче спецэффектов, монтаж вплетен лишь местами и очень тонко - «скачущие пауки» да великан, который весь - одно выразительное движение бровями - вот, пожалуй, и все из «существенно» рисованного. Впрочем, есть даже один коронный номер - в момент, когда остановилось время и все замерло, Эдвард Блум пробирается сквозь застывший мир, сбивая грудью звездами повисший в хрустальном воздухе попкорн. Символ - ну просто загляденье. Мы уж отвыкли от простой, не перецифрованной картинки, а она ведь тоже может захватывать дух! «Крупная рыба» невероятно богата авторскими кадриками, мини-зарисовками, теми, что почти не требуют применения высоких технологий, а всего-то им и нужно - немного остроумия да массу умения видеть красоту вокруг. Тешат эстетические чувства висящие на веревке у входа в город многочисленные ботинки, радуют глаз и художественно гнущиеся тени на стенах в стиле классических детских страшилок; дом, на глазах обрастающий вековой замшелостью и машина, застрявшая в ветвях огромного дерева. Хороша в фильме и музыка - легкий рок-н-ролльчик, в достаточной степени вольный и веселый. Музыка, кстати, то единственное, за что фильм номинирован на Оскар. Увы, наградами картина не обласкана, но зрителю это оказалось и не важно: бюджет окупился уже в полтора раза - для неформатного, очень личного кино это много. Неплохие сборы может принести и европейский прокат (в большей части Старого Света премьера еще только ожидается). Хотя картину нельзя счесть что называется «эстетствующей», но основа ее куда как близка европейскому кинематографу и гуманистической идее. Правда, некоторые аллюзии, навеваемые фильмом, вполне себе с того берега Атлантики, разве что, может, не такие типичные. Кому-то в этом фильме отчетливо видны аналогии с «Форрестом Гампом», кто-то в смеющейся толпе на похоронах главного героя углядел «Человека на Луне» - два по-настоящему трогательных американских фильма последнего времени. И лишь понравившаяся мне игра в Мюнхгаузена не имеет в ряду этих аллюзий отношения к Голливуду. Впрочем, и к самому фильму прямого отношения она тоже не имеет. Игры для того и существуют, чтобы в них играть. Главное - верить. И как захаровская Марта верит своему Карлу («Они подложили сырой порох!!!»), так и недоверчивый сын Эдварда Блума в конце все же помогает отцу совершить последний шаг - навсегда уйти в свою страну-фантазию. «Ты становишься рыбой - тем, кто ты есть». На похоронах фантазера Блума собираются все герои его историй: тут и великан, разве что кажется чуть-чуть пониже ростом, тут пусть и не сиамские, а просто близняшки-певички, тут и жители города Миража, и поэт-грабитель - все пришли не хоронить прошлое, напротив - в который раз улыбнуться и вспомнить сказочные истории, героями которых они были, отважные подвиги, которые совершали, смешные, нелепые ситуации, в которые им случалось угодить. Только рассказывает их на сей раз не Эдвард Блум, а персонажи мира его души - смеясь и оживленно жестикулируя, ведь нельзя грустить в такой день - день, когда сказки остаются жить. (Ирина Козел, «Кинокадр»)

Старик и рыба. Конечно, «Нашествие варваров» Дени Аркана - этот фильм первым приходит на ум, когда смотришь «Большую рыбу» Тима Бертона. Та же интрига: жовиальный умирающий старик отец и рационалистичный, деловитый сын, приезжающий к одру по просьбе матери. Если иметь в виду, что отец в «Варварах» - француз, а у Бертона - американец (которого играют англичане - Юэн МакГрегор в молодости и Альберт Финни в старости), стало быть, ситуация типичная. Вероятно, так и есть. Уходит поколение, начинавшее свою жизнь как приключение, разными средствами, в немалой степени галлюциногенными, пытавшееся стереть границу между реальным и воображаемым, руководствовавшееся лозунгом Imagine, если вспомнить Джона Леннона. Молодой Уильям Блум (Билли Крудап) - парижский журналист, сотрудник Associated Press, профессионально озабоченный исключительно фактами. Верящий в то, что лишь факты и говорят нам правду о реальности. Его отец Эдвард - по преимуществу рассказчик, и если ему верить, то прожил он несколько жизней, грабил банк, воевал, работал в цирке, встречался с великанами, ступал по изумрудной траве городка Мираж, ловил на золотое колечко крупную рыбу и видел свою смерть в правом глазу ведьмы (Хелена Бонем Картер) из дома на болоте. Это, если, конечно, верить. Но сын, разумеется, не верит и вообще очень сердит на отца, который только болтовней всегда и занимался, а до родного сына ему и дела не было. Но вот сейчас, когда сын тоже должен стать отцом, пришло время наконец выяснить, была ли толика правды в россказнях Эда? Мать уверяет, что была. Но когда Уилл пытается докопаться до этой толики, начинаются все те же баснословные рассказы. Слов нет, поколение, начинавшее с отречения от отцов, оказалось сильно виновато перед детьми; пока хиппующие молодые папаши и мамаши предавались утехам на райских полях в парадизе отключки, дети оставались предоставленными сами себе. И когда выросли, они, по закону отрицания, выбрали себе яппистскую стезю трудогольной аскезы. Эта история не могла бы родиться в каменных джунглях Севера; это типично южная история, контекст которой - великая южная литература с ее начисто оторванными от скучной действительности персонажами, эксцентричными и беззащитными выдумщиками. Роман Дэниела Уоллеса вписывается в эту традицию. Большая рыба - один из важнейших архетипов американской мифологии, отголоски которой слышны в «Моби Дике», «Старике и море» и «Челюстях». Олицетворение вечного зла и одновременно достойного соперника, с которым можно проверить себя на вшивость. Здесь же возникает новый нюанс: Мюнхгаузен из Алабамы, Эдвард Блум пытается поймать рыбу на обручальное колечко, и это ключ ко всему фильму - истории любви. Один из самых трогательных кадров - объятие лежащих одетыми в ванне Эдварда и его жены Сандры (Джессика Лэнг). Нота сентиментальности, ранее вроде несвойственная Тиму Бертону, стариковская нота, ностальгическая и человеческая, выдает его интимную связь с главным героем, который не случайно носит дорогое режиссеру имя - в его фильме «Эдвард - Руки-Ножницы» имелись автобиографические мотивы. Фантастические истории, диковинные небылицы реальнее фактов, если веришь в них. Поэтому современность снята скучно, без выдумки, как-то стерто и нежизненно, и умирающий одряхлевший Эдвард как бы зажат в декорациях дома, его последнего прибежища. Зато флешбэки - рассказы-воспоминания Эда о временах молодости - всегда в ярких цветах, с круговой панорамой и кучей спецэффектов, на которые горазд постановщик «Планеты обезьян» и «Марс атакует!». Здесь буря швыряет автомобиль на дерево, и обнаженная женская фигура плывет в лунном свете вверх по реке, а гигантский сом заглатывает золотое колечко. Разве не прав Эдвард, когда, пытаясь найти общий язык с сыном, говорит о том, что не хотел делиться с ним своими сомнениями о боге и любви, о жизни и смерти, ибо что бы тогда он оставил ему в наследство? Только эти сомнения. А так - он оставляет ему прекрасные и смешные небылицы. Потому что если жить в мире, ограниченном данными ему границами, то и сам всегда будешь соразмерен этому миру. А если раздвинешь его границы - вырастешь настолько, насколько захочешь. Эдвард Блум раздвинул свой мир до необъятной волшебной вселенной, где смог почувствовать себя богом - впрочем, довольно смиренным. В южной традиции дети и старики - всегда мудрецы, взрослые - узколобые и скучные прагматики. Дети мудры, потому что верят в Санта-Клауса, гномов и великанов; старики - потому что прониклись полуволшебной мудростью Великой книги. Для тех и других границы между реальностью и фантазией нет. У одних потому, что они еще не вполне вступили в эту злую реальность, а у других потому, что они готовятся ее покинуть. Поколение хиппи недаром называло себя детьми цветов. В финале - привет Феллини! - все невероятные персонажи историй Эдварда приходят проститься с ним. Здесь и добрый великан Карл, и коротышка-оборотень директор цирка, и сиамские близняшки-певицы, и знаменитый певец - все во плоти. Прочувствовавший родственную связь с отцом, сын организует ему уход из жизни, какого тот сам себе желал, как и в «Нашествии варваров». Только, конечно, по-нашему, по-американски: Эд уплывает в море, как большая рыба, провожаемый своими реальными фантазиями. И остается надежда, что сухой стручок Уилл Блум еще расцветет. (Нина Цыркун, «Искусство кино»)

В поисках маленького шедевра. [...] - Эй, раб. - Да, милорд? - А кто там первый в списке маленьких шедевров? - Первый? "Крупная рыба". - "Крупная рыба" от Тима Бертона... Когда я слышу его имя, у меня такое чувство, что я старею на год. - Почему же? Он ужасный режиссер? - Смотря с какой стороны. Тим Бертон очень талантливый режиссер в плане декорации и грима. Даже наводишь себя на мысль, что ни один другой режиссер не справился бы с таким дизайном. И вроде бы декорация и грим это то, что необходимо для повествования, воссоздания атмосферы и собственно для персонажей. Всего бы ничего, если бы не малюсенькое "но", в его фильме нету сюжета, и собственно актерам нечего играть. Даже не знаю, кому он хочет доказать, что он гений, который может творить нечто новое и оригинальное, а на деле... на деле выходит "Чарли и шоколадная фабрика", "Сонная лощина", "Алиса в стране чудес" и прочая чушь, которая не влияет на кинокультуру. Возможно я немного придирчив, но все актеры, которые хоть как то имели дело с этим гением лишались мозгов. Да, раб, невероятно, но факт. В его фильмах они не пытаются как бы это сказать вжиться в роль и чтоб зритель в них поверил. Их игра напоминает какой то спектакль одного дубля. Джонни Депп и Хелена Бонем Картер воспринимаются в Голливуде людьми, которые слегка не в себе. Конечно, кто-нибудь воспримет это как привлекательная черта человека, но их уже не воспринимают как серьезных людей. - Согласен, милорд. - Порой, надо признавать, что мозг не в состоянии придумывать что-то оригинальное, не говоря уже о построении диалогов, прорисовки героев, повествования и собственно о развязки фильма. Надо брать то, что уже придумано, например экранизировать интересную книгу. - И он это сделал? - Да, раб, он это сделал. Решил таки отказаться от своих привычек снимать все сыро без отвратительных сцен. А первоисточник книги, которую он решил экранизировать просто замечателен. Рассказать тебе? - Да, милорд. Картина "Крупная рыба" очень экзотическая. Я привык смотреть фильмы с определенной формулой повествования. Ведь с работающей формулой повествования меньше всего шансов, что мне попадется какая-нибудь чушь. Получаешь то, что ждал. И создатели довольны, и я доволен. Полное взаимопонимание. Этот же фильм комбинирует два типа повествования - детектив и байопик. Вы все еще не поняли, как эти два типа вообще могут использоваться одновременно? Адекватная реакция, признаю. Однако ответ на этот вопрос до ужаса банальный. В центре сюжета отец и сын, Эд и Уилл Блум (Где Орландо Блум?). С раннего детства отец рассказывал сыну (и не только ему) рассказы, точнее подвиги из своей жизни. Конечно же, после первого рассказа кто либо был в восторге, но с 1000 раза. С одной стороны уже банально, с другой не интересно. Не интересно слышать рассказы о подвигах какого либо человека без веских доказательств. Конечно, можно сделать вывод, что сын раздул ссору из пустого места, а точнее из за ерунды и сделать вывод, что тот самый сын банально не имеет друзей, кроме жены и попусту человек-одиночка. Но делать вывод насчет персонажа за 5 минут, несправедливо по-моему мнению. Я такой "А ну-ка, давай-ка я тоже послушаю эти рассказы, посмотрим, смогут ли они вывести меня из себя". И в этом заключается ставка фильма. "Крупная рыба" этаки является тестом на психику в прямом смысле слова. - Расскажи мне о фильме, и я скажу тебе, кто ты. Рассказы исполняют две занимательные функции. Первое - основную информацию об отце (по его словам) и собственно сам сюжет, второе - как мы это воспринимаем. Главный герой в рассказах уж больно идеален. Он добрый, позитивный, никогда не жалуется на жизнь. помогает другим, вечно ему везет, умудряется влюбить в себя красивую девушку, которая собиралась замуж. Герой одновременно завоевывал сердца зрителей и одновременно вызывал отвращение. Отвращение от того, что он слишком идеален. Нету никаких недостатков, и это меня вывело из себя. Я таки говорил "Мне нужны доказательства, не нужно мне твое хвастовство самого себя. Пока все что ты рассказываешь - пустой звук на фоне реальной жизни". Сами рассказы в стиле повествования Тима Бертона - все персонажи не в себе, не кажутся реальными, а самое главное уж больно ангельские. Самое странное это то, что отец нисколько не похож на себя в своих рассказах. Ведь по логике он не должен быть упрямым, сердиться или же обижаться Юэн МакГрегор весь фильм создавал именно такой образ (Замечательно сыграл, кривые зубы ему даже идут. Самое настоящее воплощение доброты), и я ловил себя на мысль, что рассказ все таки правдивы - стиль не тот. Он недостаточно скажем унылый, тяжелый. грустный и даже жестокий, но вот в чем дело. Если бы рассказ преподнесли, как я желал (ну вы понимаете, чтоб сурово, чтоб наплевательский) мне бы самому не интересно было слушать. И я сделал вывод, может отец тот еще врунишка, который не стал рассказывать сказку в настоящем и в правдоподобном формате, но рассказчик из него получился отличный. Все сжато, принимается рассказ очень легко как губка, а главное весело, чтоб интересно было. И давайте будем немножечко честны, нам не интересны чужие драмы и тому прочее (все зависит от настроения слушателя естественно) из за чего многие рассказы мы пропускаем мимо ушей. Например я, который до боли не любит Оскароносные фильмы, которые пропитаны драмой, СПИД-ом, инвалидностью, депрессией и тому прочее. Мне нравится рассказ в формате Эда Блума, который решил передать в стиле фэнтези с радужными пони. Ну вы понимаете да? My little pony, ну? (И тут накидали меня до смерти гнилыми помидорами). Подтверждением моих подозрении служит развязка фильма и тут без слов. Все встает на свои места. Развязка которая пытается сделать самый грустный момент в самую веселую. И впервые в жизни радуешься, что сказки вообще существуют. Ну да, это наше воображение, снаружи суровая реалистичная жизнь, но знаете такое словосочетание "Сердцу не прикажешь". Это именно тот самый момент. Не люблю я говорить об актерах, ибо мне главное чтоб каждый из них был на своих местах и что-то от себя добавил. Все актеры молодцы, особенно Стив Бушеми. Ой, молодец, такой позитивное настроение создал к фильму. Но для меня самый большой сюрприз это Хелен Бонем Картер. Для меня то, что она "нормальная" является "актриса постаралась". Редко увидишь ее такой приятной. И да она в фильме красивая, что еще удивительное. Но если я не упомяну Юэна МакГрегора в рецензии, подозреваю меня закапают на месте. Очень хочется увидеть его чаще. Чем-то напоминает Джима Керри из Шоу Трумана. У актера явный талант, ведь герой из него вышел наиположительнейший, при этом добавляет к своему герою простоту в общении. Странно, что его не наградили Золотым Глобусом. Ну как тебе? - Очень хорошо рассказали, милорд. - Не называй меня милордом, да и ты не раб. - А кто же? - Мой лучший друг детства, который охранял меня от всяких монстров, когда я спал. Мой любимый плюшевый тигренок, ты такой живой, когда я включаю воображение... (darkwhite, «КиноНьюс»)

После временного затишья кинематограф вдруг разразился сразу несколькими стоящими фильмами. [...] Выбор пал на драму Тима Бертона "Крупная рыба", снятый по произведению Дэниела Уоллеса "Большая рыба: роман мифических пропорций". Наверное, каждому из нас, хотя бы раз в жизни встречался человек, который при каждом вздохе, ступая каждый шаг в этом мире, день за днем рассказывает "небылицы" и главное, свято в них верит. А стоит ли скептически к ним относится? Почему бы в этом сером мире, состоящим из голых фактов, не создать собственный мир, который будет куда интереснее существующего. Что мешает нам приукрасить его? К тому же не все, что красиво, может быть вымыслом. Что-то все-таки действительно происходит. Сюжет фильма: Умирает Эдвард Блум (Альберт Финни, Юэн МакГрегор). Сын хочет узнать как можно больше о его жизни, собрав воедино многочисленные легенды и мифы, окружавшие жизнь отца. В итоге, обнаруживает много удивительных фактов и приходит к выводу, что жизнь отца была удивительно разнообразной. Он понимает, что его отец - был действительно необычным человеком... Тим Бертон явно превзошел себя. Фильм снят настолько красиво, что на два с лишним часа вы попадете в завораживающую сказку. Отличный сценарий позволит вам окунуться в те времена, когда родители рассказывали вам захватывающие истории своей жизни и легенды о подвигах и приключениях ваших предков. Ни одного лишнего кадра, ни одного глупого диалога, все так, как и должно быть в хорошем, интересном фильме. На экране разворачивается "история длиною в жизнь", а главное та жизнь, о которой втайне мечтает каждый - полная удивительных событий. В картине во всей красе сочетаются драма, комедия и фэнтези: здесь вы увидите и переживания героев, и здоровый юмор, и невероятные вещи, присущи лишь мифам и легендам (вроде рассказов о снежном человеке или оборотне). Как уже было сказано, режиссура не подвела: такое обилие красок увидишь не в каждом фильме. Несмотря на то, что сюжет вроде бы нарезан из отрывков разных моментов жизни главного героя, и скачет то в прошлое, то в настоящее, перед глазами зрителя вырисовывается последовательная целостная картина. Музыкально сопровождение заставляет с замиранием сердца просматривать каждый кадр. Постарались и актеры. Складывается впечатление, будто на съемках они сами прониклись жизнью своих героев, и не просто играли, а именно жили в фильме. Все, от звезд Голливуда до начинающих актеров, в полной мере передают свои эмоции зрителю, и даже девочка, сыгравшая маленькую Дженни, никого не оставит равнодушным. Честно говоря, даже не знаю, что можно отнести к неудачным моментам "Крупной рыбы". На мой взгляд, он создан быть лучшим в своем жанре (если таковой можно найти). Возможно, некоторые кадры попадут в архивы "киноляпов", такие как, например: в сцене забавной борьбы с китайцами Эдвард выключает свет, всех нокаутирует, и зажигает вроде бы туже лампу, но в другом конце комнаты. Хотя здесь после одного просмотра уверенным быть нельзя, т.к. кадры сменяются настолько стремительно, что невозможно до конца оценить всю их прелесть. Резюме: "Крупная рыба" - фильм, который надо смотреть всем и каждому, хотя бы потому, что он пропитан простой философией: жизнь одна, так почему бы не прожить ее настолько красиво, насколько вы этого хотите.

Oh, Moon of Alabama! «Североамериканские Южные штаты» - место чудесное не только для проращивания кукурузы. Почти все, что есть в США духовного и связанного не с долларом, но с музами, проросло из благодатного климата и жирной почвы территории, некогда называвшейся в честь французского монарха Луизианой. Это потом, после крупнейшей земельной сделки в истории человечества, когда французы уступили эти земли американцам (да-да, Аляска и та по площади меньше), появились Теннеси, Алабама, Джорджия, Каролина и остальные. А пока испанские и французские колонизаторы на столетия вперед заселили леса и болота американского Юга своими предрассудками, суевериями, сказками и преданиями, густо замешав это варево на культуре некогда обитавших здесь индейских племен. И даже сотне дэвидов линчей за тысячу лет это варево не переварить. Этнографический ресурс вышеупомянутой территории так велик, что именно он породил большинство великих американских литераторов. И уж Голливуд всегда знал, как надо пользоваться этим замечательным ресурсом! Стоит только вспомнить «Унесенные ветром» Маргарет Митчелл или «Убить пересмешника» Харпер Ли, а уж Тенесси Уильямса и Трумена Капоте и упоминать не стоит. На фильмах по их произведениям сделали себе мировые имена самые звездастые американские звезды. Тим Бертон прочитал роман «Крупная рыба» Дэниела Уоллеса уже после того, как ознакомился со сценарием. Но кому как не изобретателю самых страшных и трогательных кошмаров перед Рождеством было взяться за историю, где на каждой странице полным-полно ведьм, великанов и карликов-оборотней? Правда, как и в других своих сказках, Бертон зрителя не пугает, а наоборот, привораживает причудливым зрелищем им самим изобретенного мира. Мир «Крупной рыбы» до боли напоминает предыдущие миры этого Злого Сказочника. Лес, по которому путешествует герой Юэна МакГрегора, мы видели в «Сонной лощине» - тоже этнографической сказке, только основанной на северном, англо-голландском фольклоре Штатов. Домики городка «Мираж», куда главного персонажа «Крупной рыбы» приводит лесная дорога, словно перенесены из «Эдварда руки-ножницы» и т.д. Маэстро идет по проторенному пути, но, как говорит сам режиссер, главным для него в этот раз была все-таки сама идея картины. Традиционная Американская Мечта включает в себя не только успех в бизнесе, но, в первую очередь, семью и уютный дом с бассейном. Версия Дороги к Мечте Тима Бертона сказочна и полна волшебных открытий. Эдвард Блум, идет к своей цели почти что по дороге из красного кирпича (которая тоже, кстати, изобретение американского сказочника). Вместо Дровосека, Страшилы и Льва на дороге водятся вполне достойные заместители. Один Великан чего стоит! Только персонажи «Крупной рыбы» ближе к персонажам «Вина из одуванчиков» Рэя Брэдбери, чем к героям «Волшебника из страны ОЗ». Да и многие перипетии сюжета Уоллеса-Бертона (вроде стеклянного глаза ведьмы, блестяще сыгранной Хеленой Бонем Картер или таинственного цирка) словно перенесено из мистических произведений Брэдбери. В конце пути - награда - тот самый Дом и Семья. Кроме того, теперь мы знаем, чем завершается образцовая Американская Мечта. Реинкарнацией в крупную рыбу. И заслуженным отдыхом в пруду. (Антон Сидоренко, «Кинопарк»)

Сначала о точном переводе названия. Это важно, потому что позволяет по-особому оценить содержание одного из самых необычных фильмов последнего времени. "Большая рыба" - это буквальный перевод выражения "big fish", у которого есть и двойной смысл, если мы упомянем, что у рыбаков это словосочетание означает "большую выдумку", "фантазии" - от знаменитого "А я вчера во-о-о-о-от такую рыбу поймал!" Рыбаки к сюжету фильма имеют косвенное отношение, а вот рыбы - самое прямое. Прочитал в одном из обзоров фильма, что странную тягу режиссера к рыбам стоит искать в философских аллегориях и историческом символизме, в котором рыба испокон веков обозначала... христианство! Другие обратили внимание, что в фильме практически повсеместно присутствует цифра "три" - три года болеет главный герой, три года он служит в армии, путешествует с цирком. Обратили внимание и связали это с мистическо-сказочным значением цифры - три желания, три дороги на распутье, три брата... Подобных "крючков" для зрителей "Большой рыбы" разбросано по телу фильма великое множество, и на каждый из них ваша наблюдательная фантазия обязательно да напорется. Причудливые фантазии могут показаться чрезмерными и подозрительными - уж не с секретными ли тестами военных на психологическую состоятельность зрителей имеем мы дело. Но все встанет на свои места, если назвать режиссера и перечислить фильмы, которыми он прославился на весь мир. Тим Бертон - едва ли не самый необычный голливудский мэтр. Своими фильмами он утверждает на большом экране особую реальность, в которой нет ничего от реальности повседневной. Иная жизнь, иные герои, иной мир. Начиная с принесшей ему первую известность мистической комедии "Жучиный сок" и с последовавших затем "Бэтмена", "Эдварда Руки-Ножницы", "Марс атакует!", "Эда Вуда", "Сонной лощины". "Да он сумасшедший!" - Воскликнет бывалый зритель и... наверное, окажется прав! Более странного режиссера на голливудских холмах еще не было. Человек с необычной харизмой, непререкаемый авторитет и безоговорочный пророк в том, что мы называем "определение главного удара". Его провидческие позывы воплощались в яркие творческие прорывы, когда каждый новый фильм подавал сигнал последователям его творчества на смелость и дерзания и служил основой для жанровой специализации. Специализация Тима Бертона - удивлять и изумлять. Ему доставляет несказанное удовольствие вызывать у вас на лице выражение неподдельного изумления, а потом "оставлять вас с носом", всегда предлагая свой, особый угол зрения на происходящее. "Большая рыба" - это не только режиссер. Но еще и мало кому известная книга очень молодого драматурга Дэниела Уоллеса. Книга, имеющая подзаголовок "Роман о точных пропорциях мистики". Поневоле вспомнишь Коэльо и подумаешь о том, что у талантливых писателей мысли сходятся! Тим Бертон нашел книгу, полюбил ее героев, а потом просто переделал все на свой манер, обманув ожидания и самого автора. В качестве компенсации за легкое разочарование он предложил Уоллесу сыграть в фильме небольшую роль профессора Экона. Тот согласился, еще не понимая, что Бертон его просто-напросто "купил", выторговав за несколько минут экранной славы carte-blanche на свободное измывательство над романом-оригиналом. В итоге, как это всегда бывает с Бартоном, книга проиграла, фильм выиграл! Слывущий среди горожан чудаком престарелый Эд Блум вот уже три года, как прикован к постели смертельным недугом. Болезнь подтачивает его силы, выматывает тело и лишает силы воли. Несчастная и уже смирившаяся с грядущим печальным исходом жена Сандра пытается сделать все, чтобы скрасить последние дни больного. Так в доме появляется взрослый сын Уилл, который давно не видел отца и до сих пор не может простить его за странности и причуды, которые сына никогда не привлекали и приносили ему только дискомфорт. Оказавшись с глазу на глаз, сын и отец вынуждены искать дорожки к сердцу друг-другу, ведь они любят по-прежнему и их чувства за все эти годы никогда не гасли. Эд Блум делает это так, как он привык делать все предыдущие годы - рассказывает невероятные истории, в которых он принимал самое непосредственное участие. Сын Уилл слушает так, как никогда не слушал, и постепенно полувнятные очертания особого, волшебного мира, в котором его отец, тогда еще юный Эд создавал свою собственную жизнь и утверждался как личность и человек, обретают плоть перед его глазами. И хотя сын знает, что все эти истории, скорее всего, лишь выдумка его отца - "американского барона Мюнхгаузена", и хотя он всю свою взрослую жизнь считал отца слабохарактерным и трусоватым, убегающим от реальности в придуманный им мир, и даже слегка презирал того, Уилл Блум не хочет и не может отказать отцу в его последнем праве нафантазироваться в волю, перенести себя, больного и дряхлого, во времена, когда он был молодым, сильным и смелым. Во всех этих историях самое фантастическое - не удивительные декорации, спецэффекты, герои и поступки, в которых так много сказочной серьезной наивности. В рассказах Эда самое удивительное - открытие, что, оказывается, и в Америке, стране, которую мы уже давно считали предсказуемо-просчитанной, неинтересной и однообразно-сытой, живут НЕОБЫЧНЫЕ ГЕРОИ. Люди, способные на странности, на удивительно неординарные поступки, не разучившиеся верить в чудеса и удивляться. Возможно, в этом и заключается главный спецэффект фильма "Большая рыба" - ты смотришь и не веришь, что речь идет о провинциальных людях, которые перемещаются по безграничной американщине из одного маленького местечка в другое и которые никогда не бывали в Нью-Йорке или Лос-Анджелесе. Кроме того, выясняется, что иные тихие городки куда удивительнее гиганта-Диснейленда, а их окрестности полны сказочных и невероятных персонажей. Понимаю, что европейские режиссеры могут приревновать Тима Бертона к своей теме - "исключительно сказочной Европе", но сказочная Америка выглядит ничуть не хуже! Русалки и ведьмы, цирковые карлики и оживающие деревья... Европа, у тебя украли твой "ноу-хау"! Ату его, Бертона, ату... А еще Тим Бертон порадовал своими интригующими cameo, то есть приглашением на небольшие специальные роли известных актеров. Попаданием в десятку можно считать приглашение драматично-комического Дэнни ДеВитто на роль Эймоса Кэллоуэя, хозяина передвижного цирка. Запомнился холодноглазый - еще один намек на "рыбную" составляющую фильма - Стив Бушеми в роли знаменитого столичного поэта Нортера Уислоу, имеющего самое непосредственное отношение к глухому штату Алабама. А уж всегда похожая не то на наркоманку, не то на нимфоманку актриса Хелена Бонем Картер в образе одноглазой ведьмы, в стеклянном глазу которой можно видеть свое будущее, - выше всяких слов! После масштабного и идейно невнятного ремейка 2001 года на классику hi-fi action "Планету обезьян" в чем только Тима Бертона не обвиняли! Фанаты, еще вчера превозносившие Бертона до небес, обвинили его в продаже своих творческих идеалов "золотому тельцу" - студийному Голливуду, в отступлении от самим когда-то установленных правил художественного хулиганства и беспредела. "Ты стал предсказуемым!" - Звучали самые резкие упреки. Тиму Бертону, как становится известно теперь, обвинения фанатов доставили боль, он был разочарован и разъярен одновременно. Мир, казавшийся ему бесконечным мельканием красивых граней многоцветного калейдоскопа, вдруг обрел лишь одну плоскость - жесткого "наждака" зрительских претензий. Два года он готовил ответ, в котором не только заявит о своем триумфальном возвращении на любимое им поле "сказок для взрослых", но и воплотит свои новые творческие амбиции. "Большая рыба" - это и извинение режиссера тем, чьи ожидания он обманул пару лет назад. Признание мэтра в любви к тем, кто заставил его своими упреками спуститься с голливудских высот и вновь вспомнить о том времени, когда он рисовал причудливые комиксы для своих одноклассников, а те ему за это давали списать. У фильма "Большая рыба" будут и фанаты, и противники. Каждый из них найдет в ленте свою эмоциональную отдушину. Не зря же я обнаружил в Интернете горячую дискуссию первых со вторыми на тему "Сказочник-отец и его несчастный сын". А действительно, нужно ли было умирающему Эду Блуму тратить самые драгоценные минуты своей жизни на рассказы о мире, в котором фантазии тесно переплелись с правдой, вместо того, чтобы просто посмотреть в глаза искренне переживающему его болезнь сыну? Может, истории Эда не стоят и одного рукопожатия, в котором так нуждался его сын Уилл? Эти вопросы множатся, приобретают вес и давят к земле, словно бы комья земли на могильном холме Эда Блума падают тебе на грудь. Тим Бертон опять все сделал по-своему. Он не стал спрямлять углы и идти общей дорогой, он привычно свернул с большого шоссе на одному ему приметную тропинку и пропал в сгущающемся в низинах вдоль дороги тумане. Вновь оставив нас в восхищенном недоумении. (Евгений Левик)

Важно верить в сказку... Удивительнейшее по своей красоте и эмоциональности кино. Очередной шедевр сказочника от кинематографа Тима Бартона. Человека, подарившего миру такие прекрасные фильмы как «Эдвард руки-ножницы», «Эд Вуд» и «Сонная Лощина», и он снова удивляет. Спросите у взрослых: нравятся ли вам сказки. Уверен, что большинство отмахнется и скажет: «нет, с ними я распрощался еще в детстве». В большинстве случаев это действительно так. В обыденной жизни так и происходит, в сказки верить не приходиться, да и времени нет. Так же думал и Вильям Блум, сын главного героя истории Эдварда Блума. Будучи маленьким, он восхищался рассказами отца о его удивительных приключениях. Как же было приятно, улегшись в кроватке слушать на ночь иногда страшные, иногда смешные, но всегда такие захватывающие истории. Но прошло время, и сын вырос, стал очень серьезным. Теперь он пишет о очень серьезных и нужных человечеству вещах. А отец все такой же большой любитель рассказать очередную историю. Но сыну эти истории уже совсем ни к чему, старик потихоньку изживает из ума, а Вильям не намерен больше верить тем отцовским небылицам. Да и поднадоели они уже порядком. Более того, из-за глупой ссоры он вообще перестает общаться со стариком. Неожиданно отец серьезно заболевает, но даже перед лицом смерти, он все такой же любитель похвастаться своими приключениями, что просто таки сводит рационального и прагматичного сына с ума. Как же это знакомо, мы вырастаем и стаем умнее своих родителей. Те люди, которые нас вырастили и воспитали теперь уже просто старые ворчуны. И то, что нам нравилось в них в детстве теперь уже просто неудачная и порядком надоевшая шутка. После этого фильма хочется задуматься. Он оставляет в ощущении светлой грусти. Хочется задуматься о том, как мы иногда относимся к своим родным и близким. Как часто их рассказы или нехитрые разговоры сопровождаются лишь нашей снисходительной ухмылкой или раздражением. Фильм о сыне, который всю жизнь провел рядом с отцом, но только лишь в последний миг обрел его. И успеем ли мы каждый для себя обрести для себя того человека, который действительно дорог нам. Умеет ли мы рассказать близкому человеку ту самую последнюю историю. Как же иногда в этом мире важно поверить в сказку. Как же хорошо и спокойно себя чувствуешь, снова оказавшись в том беззаботном мире. В мире, где не существует той обыденной суеты и смешных забот. Поэтому огромное спасибо Тиму Бартону, который дарит двухчасовый билет в тот давно забытый мир. Не одному зрителю в конце фильма на глаза навернулись слезы. Уж и не вспомню, когда в последний раз просмотренный фильм так сильно потряс. Причем это не военная драма, и не слезливая любовная мелодрама, и не пафосный фильм о долге и чести. Это простая сказочная история, рассказанная большим мастером, которая, возможно, ничего общего не имеет с реальностью, но иногда так важно поверить в сказку... (orange3005)

Небывальщина. Во все времена умение рассказывать истории ценилось, как величайший дар. Странствующие сказители ценились на вес золота и почитались знатоками великой тайны, избранными - почти волшебниками. Благодаря им дошли до нас мифы, предания, былины, эпосы, сказки, благодаря им у нас есть литературные сокровища и неисчерпаемый источник вдохновения. Это я, собственно, к чему? А к тому, что, живи Тим Бертон в те дремучие времена, о нем бы сейчас наверное, вспоминали как о Гомере, хотя, подсказывает мне чутье - скорее как о бароне Мюнхгаузене или Ходже Насреддине, ибо большего фантазера, выдумщика и мистификатора трудно отыскать. По крайней мере, в современном кино. Последний на данный момент безусловный шедевр Бертона оказался событием, неожиданным во многих отношениях. Во-первых, Бертон не так уж часто обращается к литературному материалу - по его же словам, ему в детстве чтение заменяли классические ужастики и комиксы, которые и сформировали потрясающий стиль его будущих работ. Формально - это всего 5-й его фильм, имеющий в основе литературное произведение (после 'Битлджюса', 'Эд Вуда', 'Сонной лощины' и 'Планеты обезьян'), но фактически - первый, поставленный достаточно близко к оригиналу. Во-вторых, в этом фильме не оказалось Джонни Деппа, хотя странноватый главный герой прям таки просился быть исполненным этим эксцентричным актером, так хорошо понимающим бертоновский киноязык и идеально себя чувствующим в его ирреальных мирах. Почему-то на его месте оказался куда менее харизматичный, хотя и бесспорно талантливый МакГрегор, исполнивший роль идущего за чудом Иванушки-дурачка. В-третьих, впервые фильм Бертона оказался довольно хаотично подобранным сборником разных сказочных миниатюр и их визуальными воплощениями, чего обычно режиссер в своих творениях не допускал. В-четвертых, именно в этом фильме всегда отрешенные от мира его герои наконец обретают свое место в жизни и побеждают одиночество. Кажется, это первый взрослый фильм мастера. Что это за фильм? Конечно, как всегда изумительная бертоновская смесь фольклора с реальностью, изящная и озорная фантасмагория, впитавшая в себя фантастические красоты придуманного мира, тонкий юмор, киноманские отсылки, задушевную музыку, героев, немножко 'не от мира сего', философские размышления, надгробную эпитафию, детскую непосредственность и наивность, теплоту, искренность, любовь, атмосферу несерьезной - и все-таки чуть-чуть серьезной и даже грустной, хотя и добродушной небывальщины. Бертон решил совершить прогулку по сюжетам и стилям разных сказок и других литературных жанров. Фактически рассказ о крупной рыбе - слегка видоизмененная сказка о животных, где человеку отведено равноправное с животными место, и в тоже время - некий парафраз буддийского учения о реинкарнации. Сама история подается так, как в волшебных сказках, в которых с помощью чуда герой проходит обряд инициации и находит искомое счастье. Но в тоже время это и современно-бытовая сказка, постоянно заставляющая нас проводить параллели с современным миром и неотъемлемая от него. Сюда же примешиваются и авторские мифы более позднего периода - об оборотнях, великанах, потерянных городах, вроде 'Неверландии', сказки-страшилки про ведьм. Построение же любовной истории так и вовсе напоминает сюжет завоевания прекрасной дамы из рыцарских романов, а бытовая часть отнесена к проблеме 'отцов и детей'. Конечно, у всего этого великолепия была литературная основа в виде романа Уоллеса, но не думаю, что Бертон не оставил себе места для импровизации. То, как он прочел эту книгу, как увидел ее и преподнес зрителю, вызывает восхищение. Причем, несмотря на кажущийся разброс и несовместимость многочисленных сюжетов - ощущения натянутости, искусственной собранности не возникает. Наоборот, такое скачкообразное представление, поданное как рассказы пожилого джентльмена, выглядит оправданным и очень органичным. Визуальные роскошества, которыми пользуется Бертон, отсылают нас ко всем его предыдущим фильмам сразу - и к готике 'Сонной лощины', и к 'утопическому кукольному городу' 'Эдварда Руки-ножницы', и к жесткой комикс-стилистике 'Бэтмена', и к балаганному юмору 'Битлджюса'. И вообще мне показалось, что шествие по американскому фольклору Бертон закончил где-то рядом с 'Маленьким принцем' Сент-Экзюпери. По крайней мере, мысли фильма и этой книги часто пересекаются, а многие откровения 'Крупной рыбы' вполне можно произносить словами 'Маленького принца'. Да, в сущности они об одном и том же. 'Тайное знание', по-отечески доносимое Бертоном - не так уж таинственно. Попробуйте сохранить в себе ребенка как можно дольше. Опасайтесь превратиться в скучных занудливых взрослых, которых так чурался 'маленький принц' - не умеющих видеть ничего, кроме шляп и цифр, стройте вокруг себя собственную сказку, не меняйтесь в угоду миру, а меняйте мир под себя, старайтесь запомниться добрыми делами, будьте счастливы, всегда будьте в ладу прежде всего с самим собой, будьте в ответе за тех, кого приручили и никогда не забывайте, что у всех нас есть все данные для того, чтоб стать крупной рыбой - пусть и в отдельно взятом озерке. Не так уж хитрО, правда? Но разве хитры и завуалированы все самые душевные книги, идущие с нами рука об руку с самого детства? Разве многомудры истины, которые мы из них черпаем? Разве так уж много нужно знать для настоящего счастья? 'Я знаю нескольких счастливых дервишей и ни одного счастливого философа!' - сказал кто-то из великих и был прав. Разве самые лучшие фильмы не просты? 'Крупная рыба' иносказательна, мудра, метафорична - да. Но она проста и выстроена как заманчивая и трогательная волшебная сказка, в которой, как в зеркале отражается биография практически любого человека. Все мы уходим когда-то из отчего дома, в котором мы были героями, побеждаем свои страхи, дружимся с великанами этого мира, ищем любовь, счастье, идеальное место для жизни, ошибаемся, оступаемся, возвращаемся, добиваемся понимания, придумываем себе комфортный мир, а потом уходим с надеждой, что после нас осталось не только табличка на кладбище. Ведь человек не может просто взять и исчезнуть - он жив, пока жива память о нем. Кажется очень трогательным, что такой простой, в сущности, фильм, произвел такой фурор. И Тима Бертона тоже когда-нибудь проводят в последний путь герои его шедевров - одинокий Эдвард Руки-ножницы, киноман Эд Вуд, бесстрашный Бэтмен, демнический Суинни Тодд, проказливый Битлджюс, да и сказочник Эдвард Блум, в котором так много от самого Бертона - даже у смертного одра он не перестанет быть вечным сочинителем восхитительных историй! И очень хочется, чтоб каждого из нас провожали в последний путь не только родственники и скорбящие друзья, но и шлейф добрых дел, добрых искренних слов, что-то созданное не на один день, что-то, что останется людям. Тим Бертон не умрет еще долго после смерти - в этом можно не сомневаться. В водоеме мирового кино он вырос в поистине одну из самых крупных и мудрых рыб. (Боб)

comments powered by Disqus